Пленум по 327 УК РФ

Ответчиком были представлены в судебное заседание оригиналы документов – доказательств по делу. Противоположная сторона (Истец) заявила о фальсификации данных доказательств (в частности, Истец заявил, что не подписывал документы, которые Ответчик представил и на которых имеется его подпись).

В связи с вышеизложенным, судья обязал обе стороны подписать расписки об уголовной ответственности.

Возможно ли применения уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в рамках арбитражного процесса (в случае, если судом будет установлено, что представленные документы сфальсифицированы)?

В соответствии со ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, (далее – АПК РФ), если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд:

1) разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;

2) исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу;

3) проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные АПК РФ меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания.

Арбитражный суд не решает вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности. Он разрешает процессуальный вопрос о допустимости и достоверности отдельного доказательства при указании на него как на сфальсифицированное, поскольку вынесение решения возможно при наличии допустимых и достоверных доказательств. В противном случае, решение не будет отвечать действительным обстоятельствам дела и может повлечь нарушение прав субъектов арбитражного процесса.

Подача заявления о фальсификации влечет два варианта действий суда. При каждом из них суд обязан разъяснить представившему доказательство возможные уголовно-правовые последствия представления фальсифицированного доказательства с отражением этого действия в протоколе судебного заседания. Поэтому отсутствие лица, представившего предположительно фальсифицированное доказательство, должно повлечь отложение судебного разбирательства. После разъяснения отмеченных последствий суд:

— исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств при согласии на то лица, представившего доказательство. Согласие выражается в устной или письменной форме, с отражением в протоколе;

— проверяет заявление о фальсификации, если представившее доказательство лицо возражает по поводу его исключения судом из числа доказательств. Для проверки суд предпринимает все возможные для этого процессуальные меры: назначает проведение экспертизы, допрашивает возможных свидетелей, истребует и исследует документы, иные материалы, получает объяснения от лиц, участвующих в деле, в том числе от представившего оспариваемое доказательство.

Следует заметить, что не всегда представившее доказательство лицо является его фальсификатором, поэтому цель суда — установить, является ли доказательство фальсифицированным. Установление виновного в этом лица не входит в компетенцию арбитражного суда, выяснение этого вопроса относится к уголовной юрисдикции.

За фальсификацию доказательств предусмотрена уголовная ответственность в соответствии с ч. 1 ст. 303 Уголовного кодекса Российской Федерации, (далее – УК РФ). Субъектами уголовной ответственности выступают лица, участвующие в деле, а также их представители. УК РФ в ч. 1 ст. 303 указывает на возможность уголовной ответственности при фальсификации доказательств по гражданским делам, что следует понимать как включающее в себя понятие и арбитражных дел.

Как следует из положений ст. 140, 141, 144, 145 УПК РФ, заявление о совершении преступления (например, заявления о фальсификации доказательства по гражданскому делу) определённым лицом служит поводом к началу уголовного судопроизводства и одновременно является началом уголовного преследования после соответствующей проверки сотрудниками правоохранительных органов изложенных в нем обстоятельств.

В силу ст. 49 Конституции России, ст. 8, 29 УПК РФ наличие в действиях лица состава преступления (а значит, и вины лица, совершившего преступление), может быть установлено только вступившим в законную силу приговором суда. Рассмотрение уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 303 УК РФ, отнесено ст. 31 УПК РФ к компетенции районных судов. Проведение следственных действий, направленных на сбор доказательств по уголовному делу, входит в полномочия органов дознания и следствия.

Таким образом, компетентный суд может признать доказательство сфальсифицированным в том случае, если доказана вина лица в подделке доказательства с целью введения суда в заблуждение.

Из буквального прочтения ст. 161 АПК РФ может сложиться мнение, что на арбитражный суд возложена обязанность проведения проверки заявления о фальсификации доказательств, то есть заявления о совершении преступления, в рамках которой суд устанавливает как факт достоверности сведений, содержащихся в оспариваемом доказательстве, так и факт его сознательного искажения (умысла).

Однако при таком толковании арбитражный суд принимает на себя несвойственные ему функции органов дознания и следствия, а в случае признания заявления о фальсификации доказательства обоснованным — фактически признаёт лицо, представившее сфальсифицированное доказательство, виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.ст.303УК.РФ.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 14.01.2000 № 1-П отметил, что конституционный принцип разделения законодательной, исполнительной и судебной власти и самостоятельности органов каждой из них (ст. 10 Конституции России) в уголовном судопроизводстве предполагает разграничение возлагаемых на соответствующие органы функций, а именно конституционной функции осуществления правосудия и функции уголовного преследования. Осуществление правосудия в Российской Федерации в соответствии с ч. 1 ст. 11 и главой 7 Конституции России возлагается на суды как органы судебной власти, которые рассматривают и разрешают в судебном заседании конкретные дела в строгом соответствии с установленными законом процедурами конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 1 и 2 ст. 118 Конституции России). Наделение суда полномочиями по возбуждению уголовного преследования не согласуется с конституционными положениями о независимом правосудии (ст. 18, ст. 46, ч. 1, и ст. 120 Конституции России).

Учитывая, что факт совершения преступления может быть установлен только судом в порядке уголовного судопроизводства, при отсутствии соответствующего приговора суда общей юрисдикции арбитражный суд в силу ст. 68 АПК РФ не вправе самостоятельно устанавливать вину лица и факт фальсификации доказательства.

В целях вынесения законного и обоснованно решения для арбитражного суда важно наличие достоверного доказательства. Если существо доказательства составляют сведения, не соответствующие действительности, то такое доказательство не может быть принято судом в подтверждение доводов любой стороны по делу. При этом причины несоответствия сведений действительности, выявление чьих-то умышленных действий или простой оплошности для арбитражного суда не имеет значения. Таким образом, по своей сути рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, поданного в порядке ст. 161 АПК РФ, является проверкой заявления о недостоверности доказательств, представленных одним из лиц, участвующих в деле.

Необходимо отметить, что выводы суда о недостоверности доказательства могут служить основанием для направления материалов проверки в следственные органы, однако действующим АПК РФ не закреплена обязанность арбитражного суда направлять соответствующие материалы для проверки поводов и оснований к возбуждению уголовного дела в органы, осуществляющие уголовное преследование в случае, когда суд приходит к выводу о наличии фактических данных, свидетельствующих о признаках преступления.

Таким образом, при наличии состава преступления, предусмотренного в ст. 303 в УК РФ, в рамках Арбитражного процесса отсутствует процессуальный механизм возбуждения уголовного дела в связи с подтверждением предположения о фальсификации доказательств.

Возбуждение уголовного дела по ст. 303 УК РФ, возможно в случае, если сторона, заявляющая о фальсификации доказательств, подаст заявление в прокуратуру и иные органы, в компетенции которых предусмотрено право на возбуждение уголовного дела, проведение предварительного следствия и дознания.

Однако и в этом случае, будут проведены следственные действия на выяснение данных о составе преступления, а именно: Субъект, субъективная сторона, объект, объективная сторона.

Проблемным вопросом является определение того, кто может являться субъектом преступления. Так, диспозиция части первой ст. 303 УК РФ определяет круг субъектов, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств, и относит к ним лиц, участвующих в деле, и их представителей.

Из анализа статей 62 АПК и 54 ГПК следует, что представитель совершает процессуальные действия (в том числе подает ходатайства о приобщении доказательств) от имени доверителя (представляемого). Учитывая вышесказанное, можно выделить три основных ситуации:

1) возможно привлечение к уголовной ответственности лица, который сам представлял свои интересы в суде, или доверителя, который передал подложный документ представителю, не поставив того в известность о характере подложности;

2) возможно привлечение к ответственности представителя, который вышел за пределы своих правомочий, изготовил и представил поддельный документ в суд. В данном случае, у представителя имеется интерес в самом факте «выигрыша дела» (или в некоторых ситуациях – «проигрыша дела») вне зависимости от спорного материального правоотношения.

3) возможно привлечение к ответственности, как представителя, так и доверителя (допустимы различные формы соучастия).

Что касается субъективной стороны данного состава преступления, то для привлечения к ответственности по ст. 303 УК РФ необходимо наличие прямого умысла, т. е. преднамеренного стремления ввести суд в заблуждение с целью получения нужного решения или затягивания судебного разбирательств по делу.

Объективная сторона фальсификации — это подделка, фабрикация, искусственное создание любого доказательства по делу, противоречащего действительным фактам и обстоятельствам.

На основании изложенного, привлечение к уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в рамках арбитражного процесса возможен только по заявлению в органы следствия и иные правоохранительные органы о совершении преступления, состав которой предусмотрен ст. 303 УК РФ, а так же при обнаружении состава преступления в связи с проведением проверок органами прокуратуры и иными компетентными органами. При этом для привлечения к ответственности будет произведено предварительное расследование, в рамках которого будет устанавливаться состав преступления. На практике привлечение к уголовной ответственности по ст. 303 УК РФ осуществляется очень редко.

Следует отметить, что зачастую при фальсификации доказательств по гражданскому делу могут иметь место и другие преступления, совершаемые с целью представления в суд ложных сведений: подделка, изготовление и сбыт поддельных документов (ст. 327 УК РФ), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ), служебный подлог (ст. 292 УК РФ) и др.

Марина Клепко

Щёлковской городской прокуратурой Московской области утверждено обвинительное постановление по уголовному делу в отношении П, который органом дознания, обвиняется в совершении преступления, против порядка управления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, т.е. использование заведомо подложного документа.

Щёлковской городской прокуратурой Московской области утверждено обвинительное постановление по уголовному делу в отношении П, который органом дознания, обвиняется в совершении преступления, против порядка управления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, т.е. использование заведомо подложного документа.

Предварительное расследование по уголовному делу проведено в сокращенной форме дознания, обвиняемый признал свою вину в совершении преступления.

Установлено, что П., летом 2019 года, управляя автомобилем был остановлен сотрудниками ДПС ОГИБДД МУ МВД России «Щёлковское» на одной из улиц в г. Щёлково Московской области. Имея умысел на использование заведомо подложного документа, в ответ на законное требование сотрудника предъявить документы, подтверждая законность управления транспортным средством, предъявил сотрудники полиции поддельное водительское удостоверение оформленное на иное лицо. Согласно заключению эксперта, предъявленное П. водительское удостоверение не соответствовало способу, изготовления и качеству воспроизведения полиграфических реквизитов образцам аналогичной продукции, выпускаемой предприятием Гознак.

Уголовное дело с обвинительным постановлением в отношении П. направлено мировому судье Щёлковского судебного района Московской области для рассмотрения, по существу.

Суд признал П. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ и назначил ему наказание в виде ограничения свободы на срок один год, а также установил ограничения.

За осужденным остаётся право обжалования приговора в апелляционном порядке.

Государственное обвинение по уголовному делу поддерживала Щёлковская городская прокуратура.

Комментарий к статье 186 УК РФ.

1. Правовые основы денежной системы Российской Федерации устанавливает Федеральный закон от 10.07.2002 N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (в ред. от 23.12.2003) <*>.
———————————
<*> СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2790; 2003. N 2. Ст. 157; N 52 (ч. 2). Ст. 5029, ст. 5032, ст. 5038.
2. Предметом данного преступления являются находящиеся в обращении деньги, ценные бумаги (вексель, чек и т.д.), иностранная валюта, ценные бумаги в иностранной валюте.
3. В Постановлении Пленума ВС РФ от 28.04.94 N 2 содержатся следующие разъяснения:
а) изготовление с целью сбыта или сбыт изъятых из обращения (монеты старой чеканки, советские деньги, отмененные денежными реформами, и т.п.) и имеющих лишь коллекционную ценность денег не образуют состава преступления, предусмотренного данной статьей, и должны при наличии к тому оснований квалифицироваться как мошенничество;
б) как покушение на мошенничество должна квалифицироваться подделка с целью сбыта или незаконного получения выигрыша билета денежно-вещевой лотереи;
в) в тех случаях, когда явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, исключающее ее участие в денежном обращении, а также иные обстоятельства дела свидетельствуют о направленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц, такие действия должны квалифицироваться как мошенничество.
4. Объективную сторону преступления составляют изготовление в целях сбыта, а также сбыт поддельных денег или ценных бумаг.
5. Изготовление заключается как в полном воспроизводстве любым способом соответствующего банковского билета или металлической монеты, так и в частичной подделке денежных купюр или ценных бумаг (переделка номинала подлинного денежного знака, подделка номера, серии облигации и других реквизитов денег и ценных бумаг).
6. При этом изготовление фальшивых денежных знаков или ценных бумаг является оконченным преступлением, если с целью последующего сбыта лицом изготовлен хотя бы один денежный знак или ценная бумага, независимо от того, удалось ли осуществить сбыт фальшивки (п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 28.04.94 N 2).
7. Упомянутый Пленум ВС РФ разъяснил также, что сбыт поддельных денег и ценных бумаг состоит в использовании их в качестве средства платежа при оплате товаров и услуг, размене, дарении, даче взаймы, продаже и т.п.
8. Сбыт признается оконченным преступлением с момента принятия у виновного хотя бы единственной фальшивки.
9. Субъектом преступления признается лицо, достигшее 16-летнего возраста.
10. Субъективная сторона преступления выражается в прямом умысле.
11. Крупным размером признается сумма, превышающая 250 тыс. руб. (см. примеч. к ст. 169 УК).
12. О понятии организованной группы см. ч. 3 ст. 35 УК.

1. Подделка официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования или сбыт такого документа либо изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей или бланков —

наказываются ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Подделка паспорта гражданина или удостоверения, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях их использования или сбыт таких документов —

наказываются ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

3. Приобретение, хранение, перевозка в целях использования или сбыта либо использование заведомо поддельных паспорта гражданина, удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, штампов, печатей или бланков —

наказываются ограничением свободы на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до одного года.

4. Деяния, предусмотренные частями первой — третьей настоящей статьи, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, —

наказываются принудительными работами на срок до четырех лет либо лишением свободы на тот же срок.

5. Использование заведомо подложного документа, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

См. все связанные документы >>>

1. Непосредственный объект преступления — общественные отношения по поводу изготовления, использования и сбыта документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков.

2. Предмет преступления включает:

а) удостоверение — официальный, именной документ, удостоверяющий (подтверждающий) личность, ее статус, юридический факт, определенное право или освобождение от обязанности. Предметом преступления, указанного в ч. 1 ст. 327, является не любое удостоверение, а только такое, в котором закреплен юридический факт, предоставляющий право или освобождающий от обязанности (например, служебное удостоверение прокурора или следователя, удостоверение ветерана труда);

б) иной официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей, может касаться как частного лица (например, листок нетрудоспособности, трудовая книжка, диплом), так и юридического лица (например, приказ, лицензия, сертификат);

в) штамп (см. комментарий к ст. 325);

г) печать (см. комментарий к ст. 325);

д) бланк — лист бумаги с частично напечатанным текстом, иногда со штампом, содержащий сведения об организации, дату выдачи документа и его регистрационный номер (бланк диплома, паспорта, свидетельства о браке и т.д.);

е) государственные награды РФ, РСФСР, СССР (см. комментарий к ст. 324).

3. Объективная сторона преступления состоит из:

подделки удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей;

сбыта такого документа;

изготовления поддельных государственных наград РФ, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков;

сбыта таких наград, штампов, печатей, бланков.

Подделка документа может быть материальной или интеллектуальной. Материальная подделка — это искажение подлинного документа, внесение в него различных изменений путем подчистки, дописки, вытравления текста, вклеивания, исправления, замены текста на другой, подделки подписи, оттиска печати и другими способами. Интеллектуальная подделка выражается в составлении ложного по содержанию, но подлинного по форме документа. Если же изготовлен поддельный по форме и содержанию документ, то налицо материально-интеллектуальная подделка.

О понятии сбыта документа и государственных наград см. комментарий к ст. 324.

Изготовление может выразиться как в полной фабрикации наград, штампов, печатей, бланков, так и во внесении изменений в эти предметы, в их частичной подделке.

Состав преступления формальный, преступление окончено с момента совершения одного из указанных действий.

4. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Обязательным ее признаком является цель использования подделанных удостоверения или иного официального документа, а также изготовления наград, штампов, печатей, бланков.

5. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

6. Часть 2 ст. 327 содержит один квалифицирующий признак: совершение деяний, указанных в ч. 1 статьи, с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (см. комментарий к ст. 63).

7. Часть 3 ст. 327 предусматривает самостоятельный состав преступления — использование подложного документа. Предметом этого преступления является подложный официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей. Обманное использование неподдельного чужого или иного своего документа не образует состава этого преступления.

Использование подложного документа — это его предъявление или представление с целью получения каких-либо прав или освобождения от обязанностей. Предъявление означает ознакомление (демонстрацию, показ) с документом определенных лиц. При представлении документ передается (пересылается) в определенную организацию и выходит из владения лица (например, представление подложного листка нетрудоспособности по месту работы). Длительное использование подложного документа расценивается как длящееся преступление, оконченным оно считается с момента последнего преступного действия <1>.

<1> БВС РСФСР. 1973. N 10. С. 11, 12.

Лицо, подделавшее документ и его использовавшее, несет ответственность только по ч. 1 или ч. 2 ст. 327 УК <1>.

<1> БВС РФ. 1999. N 10. С. 9.

Использование подложного документа является разновидностью обмана. Поэтому в случаях, когда обман выступает способом совершения преступлений, предусмотренных ст. ст. 159 и 165 УК, и выражается в использовании подложных документов, дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 не требуется.

8. Субъективная сторона предполагает осознание виновным подложности используемого документа.

Е. ЛЬВОВА, А. МАКАРОВ
Е. Львова, А. Макаров, адвокаты Московской городской коллегии адвокатов.
Официальные документы являются предметом преступлений, предусмотренных ст. ст. 238, 292, 324, 325, 327 УК РФ. Для правильной квалификации действий по названным статьям необходимо ясно представлять, что же понимается под таким документом. К сожалению, законодательство не дает определения официального документа, применимого для целей уголовного судопроизводства.
Ученые — криминалисты предлагают различные дефиниции. Так, одни полагают, что официальным является документ, за которым государство в установленном законом или иным нормативным актом порядке признает юридическое значение. Он может подтверждать или отрицать событие или факт, относящиеся к прошлому, настоящему или будущему. Официальные документы выдаются государственными или негосударственными органами либо адресуются им. Поэтому официальным является или может стать также засвидетельствованный в нотариальном порядке документ частного (личного) характера: доверенность, расписка, договор. Другие ученые под официальным документом понимают надлежащим образом оформленный материальный носитель информации о наличии либо отсутствии фактов, имеющих юридическое значение. Официальность документа означает, что он имеет все необходимые реквизиты и подписан уполномоченным лицом.
Известны и другие взгляды на рассматриваемое понятие. Неудивительно, что различные суды в одних случаях признают один и тот же документ «официальным», а в других — не считают его таковым.
Следует иметь в виду, что в некоторых законах содержатся определения понятий «документ» и «официальный документ».
Так, в ст. 2 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации» под документом понимается зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать.
Статья 8 Закона РФ от 9 июля 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах» так очерчивает круг официальных документов: «официальные документы (законы, судебные решения, иные тексты законодательного, административного и судебного характера), а также их официальные переводы».
Согласно ст. 1 Федерального закона от 29 декабря 1994 г. «Об обязательном экземпляре документов» документ — это материальный объект с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи или изображения, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях хранения и общественного использования, а согласно ст. 5 указанного Закона под официальным документом понимается произведение печати, публикуемое от имени органов законодательной, исполнительной и судебной власти, носящее законодательный, нормативный, директивный или информационный характер.
Однако названные законы определяют понятия «документ» и «официальный документ» применительно к целям указанных законодательных актов, что делает проблематичным их использование при рассмотрении уголовных дел.
На практике встречаются попытки применения вышеприведенных дефиниций по аналогии, что противоречит основам современного цивилизованного уголовного права, а именно — принципу законности, исключающему возможность наступления уголовной ответственности по аналогии (ст. 3 УК). К тому же нормы УК, перечисленные в начале статьи, не являются бланкетными и отсылочными, в связи с чем обращение к иным правовым актам считаем неправомерным.
Итак, сложилась парадоксальная ситуация, когда отсутствует нормативно — правовое закрепление понятия «официальный документ», применимого для отправления уголовного судопроизводства, однако это вовсе не мешает судам выносить обвинительные приговоры по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 238, 292, 324, 325, 327 УК.
Представляется целесообразным включить в УК (например, в качестве примечания к ст. 324) определение понятия «официальный документ». Ведь ничто не помешало законодателю в примечании к ст. 285 УК дать ряд понятий, в частности, должностных лиц.
Предлагаем сформулировать понятие «официального документа» следующим образом:
«Под официальным документом в статьях настоящей главы и других статьях настоящего Кодекса понимается надлежащим образом оформленный материальный носитель с зафиксированной на нем информацией, исходящей от любых органов и лиц и подтверждающей юридический факт либо исходящей от имени органов, должностных лиц законодательной, исполнительной, судебной власти и местного самоуправления, независимо от ее характера.
Под юридическими фактами понимаются такие фактические обстоятельства, с которыми закон связывает возникновение, существование, изменение, прекращение прав и обязанностей».
Приведенное определение широко толкует понятие «официального документа», однако такой подход считаем единственно правильным. Если законом с тем или иным фактом связываются правовые последствия, то не имеет значения, на каком материальном носителе закреплена информация об этих обстоятельствах и от каких именно субъектов исходит данный документ (от государственных органов, юридических или частных лиц). Главное — содержание информации и то, что закон придает ей юридическое значение. Например, будет являться подделкой официального документа внесение изменений в компьютерную базу данных ГИБДД, подделка договора от имени физического лица или доверенности на право совершения юридически значимых действий от имени юридического лица и т.д.
Что же касается документов, исходящих от органов и должностных лиц законодательной, исполнительной, судебной власти и местного самоуправления, то они могут и не содержать сведений о юридически значимых фактах. Главная цель уголовно — правовой охраны таких документов — сохранение в обществе абсолютного доверия к документам, исходящим от указанных органов. Например, как нам представляется, следует признать подделкой официального документа неправомерное внесение изменений в информационное письмо органа исполнительной власти, даже если в нем не содержится информации о юридически значимых фактах.
Поскольку процесс внесения изменений в УК может занять длительное время, а существующий пробел отрицательно сказывается на практике рассмотрения судами конкретных уголовных дел, считаем, что его мог бы временно восполнить Верховный Суд РФ, дав соответствующее разъяснение в постановлении Пленума.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ
ЗАКОН РФ от 09.07.1993 N 5351-1
«ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ И СМЕЖНЫХ ПРАВАХ»
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 29.12.1994 N 77-ФЗ
«ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ЭКЗЕМПЛЯРЕ ДОКУМЕНТОВ»
(принят ГД ФС РФ 23.11.1994)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 20.02.1995 N 24-ФЗ
«ОБ ИНФОРМАЦИИ, ИНФОРМАТИЗАЦИИ И ЗАЩИТЕ ИНФОРМАЦИИ»
(принят ГД ФС РФ 25.01.1995)
«УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
Российская юстиция, N 10, 2000

ВОЗМОЖНО ЛИ БАНКРОТСТВО НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ? «

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх