Почему Сердюкова не сажают?

Анатолия Сердюкова избрали председателем совета директоров «Объединенной авиастроительной корпорации». Решение было принято еще 8 мая, но узнали все о нем только 13-го. Зачем на авиастроение бросили экс-министра обороны, проходившего по уголовному делу о халатности в качестве подозреваемого — и не смущает ли российскую власть его репутация?

Сердюков. Он же — незаменимый «Табуреткин»

С начала 2007-го по конец 2012 года Анатолий Сердюков занимал должность министра обороны России. За это время этот гражданский, до того руководивший налоговой, получил у военных презрительные прозвища «Табуреткин» и «Фельдмебель» за то, что в начале своей карьеры занимался мебельным бизнесом.

Однако он же является едва ли не создателем современной российской армии. Той самой, что считается одной из самых грозных в мире. Той самой, что уже при Сердюкове выиграла в 2008 году войну в Южной Осетии, а позднее, когда реформы, начатые министром после этого конфликта с Грузией, в основном завершились — провела операцию против Украины, в частности, по аннексии Крыма. Ну и, разумеется, достаточно успешно воюет в Сирии.

Иван Преображенский

Это, в значительной степени, результат того, что Сердюков запустил масштабную программу перевооружения. Правда, она отчасти состояла из иногда весьма спорных проектов, вроде заказа на итальянские бронемашины или французские вертолетоносцы типа «Мистраль», которые Россия так в итоге и не получила. Еще одна его неудача — попытка ввести по американскому образцу институт «профессиональных сержантов» в частях. Однако в целом план его удался, и российская армия радикально изменилась. В частности, появились вооруженные новейшими видами оружия небольшие, мобильные подразделения постоянной готовности.

Сердюкову доверяют в Кремле

Да и одной армией заслуги Сердюкова перед властями страны не исчерпываются. В частности, все мы живем внутри той налоговой системы, которую налаживал с 2004 по 2007 годы в качестве главы ФНС именно будущий глава ОАК. И она, судя по доходной части российского бюджета, весьма эффективна. Недаром, когда его перебросили на минобороны, ходили даже слухи, что «по ночам» Сердюков продолжает рулить и налоговой политикой — так ему доверяют в Кремле. Кстати, доверие это вряд ли случайно — ведь именно налоговики активно помогали силовикам во время так называемого «дела ЮКОСа».

Даже когда Сердюкова как-то рано утром 2012 года задержали в квартире начальника отдела имущественных отношений Евгении Васильевой и обвинили в халатности, он в тюрьму в итоге не угодил. Наоборот, он был амнистирован и постепенно вернулся «в дело». Внутри госкорпорации «Ростех» начался новый карьерный рост Сердюкова, который в итоге и привел экс-министра в председатели совета директоров ОАК.

Эффективное бесстыдство

Мало кто в России проделал такую сложную карьеру, как Анатолий Сердюков. Впрочем, ему надо радоваться, что речь все же идет о российских стандартах репутации. В большинстве европейских стран экс-министр, которого обвиняли публично в коррупции и официально — в халатности, явно не мог бы вернуться и возглавить национальное авиастроение.

В России же решения принимаются иначе. Если человек зарекомендовал себя как эффективный исполнитель поставленных перед ним задач и последовательно «поднял» такие сложные темы как налоговая или военная реформа, то он, вероятно, со всем справится — и репутацию Sukhoj Superjet спасет, и остановит стремительное падение в бездну всего российского авиастроения.

У Кремля — короткая скамейка запасных

Назначением Сердюкова, которое наверняка прошло не без участия Кремля (уж больно момент в авиации ответственный), российская власть откровенно показывает — важна только эффективность. У человека может быть репутация плута или просто вора — это никого не будет всерьез волновать.

Возможно, причина в том, что большинство представителей российского правящего класса легко могут поставить себя на место Сердюкова. Но более вероятно, это связано просто с тем, что Кремлю практически не из кого выбирать.

Достаточно вспомнить, как после отставки министра обороны в 2012 году на его место экстренно перебросили Сергея Шойгу. Многие уже забыли, но он в тот момент уже не был бессменным главой МЧС — его незадолго до задержания Сердюкова бросили губернатором решать кризис в Московской области, которая оказалась фактическим банкротом.

Это подтверждает простое предположение — скамейка запасных у российской власти коротка не потому, что выбирать не из кого, а потому, что у Владимира Путина где-то в голове или на листике существует очень короткий список «кризисных менеджеров», которым он лично доверяет. В любой критической ситуации выбирать приходится из этих людей. И тут общественное мнение никого не волнует — важна их репутация в глазах президента и узкого круга высших управленцев страны.

Иван Преображенский — кандидат политических наук, эксперт по Центральной и Восточной Европе, обозреватель ряда СМИ. Автор еженедельной колонки на DW. Иван Преображенский в Facebook: Иван Преображенский

Фото: Игорь Зарембо / РИА Новости

Председатель Следственного комитета Бастрыкин все-таки сдержал свое слово: о бывшем министре обороны господине Сердюкове появились новости. Как раз те, которых так долго многие ожидали: против него возбудили уголовное дело.

Конечно, с одной стороны, в России возбуждение уголовного дела против бывшего министра – событие по умолчанию радостное. Но и настораживающее. Многие говорят, что настоящее дело Сердюкова, дескать, ерундовое, грозят ему-какие-то пустяки, и никто его на зону не пошлет. Но, как известно, в России вороны, женщины и уголовные дела нападают исключительно стаями. Так что нельзя никак исключать, что уголовные дела господина Сердюкова будут множиться еще быстрее, чем у Навального. И отвечать по всей строгости российских законов ему все-таки придется.

А есть ли вообще смысл начинать уголовное преследование и (чисто гипотетически) сажать Сердюкова? Давайте заглянем в самую главную российскую книгу – Уголовный кодекс. Часть вторая статьи 43 Уголовного кодекса РФ гласит: «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений». Как же будут исполнены задачи уголовного наказания в отношении бывшего министра обороны, налогового чиновника и руководителя мебельного магазина, если суд вынесет в отношении него обвинительный приговор?

Сначала разберемся с самым главным – с социальной справедливостью. Проще говоря, со знаменитым лозунгом «Вор должен сидеть в тюрьме». И тут довольно любопытно сравнить дела Ходорковского и Сердюкова. Тем более второй сыграл в разгроме бизнес-империи первого чуть ли не роль главного исполнителя. Ведь именно руками Сердюкова накручивались налоговые претензии к ЮКОСу. Когда был посажен Ходорковский, то очень быстро стал популярен вопрос: «Почему сидит один Ходорковский?» Дескать, то, что ему приписывается Генеральной прокуратурой – уклонение от уплаты налогов, нарушения в ходе приватизации и прочее, – делалось без всяких исключений всеми олигархами. И не только ими. Но за всех сел и сидит один Ходорковский.

Есть ли с этой точки зрения хоть какая-либо разница с делом Сердюкова? Смешно даже предположить, что Сердюков – главный вор и коррупционер в России. Максимум – один из самых крупных неудачников, поскольку попался. И то отнюдь не благодаря деятельности доблестных следственных органов, а из-за сложной системы подковерных интриг. Лозунг дела Ходорковского, таким образом, без малейшего изъятия применим к делу Сердюкова: «Почему один Сердюков в тюрьме, а все остальные коррупционеры на свободе?» Не знаете, где найти подобных коррупционеров, – да поройтесь в том же блоге Навального, и за полчаса накопаете пару сотен ничуть не менее господина Сердюкова годных для посадки.

Итак, абсолютно очевидно, что никакие задачи «восстановления социальной справедливости» посадкой Сердюкова не решаются и решаться в принципе не могут. Его посадка это как максимум, с точки зрения подавляющего большинства, хоть раз слышавшего о деле «Оборонсервиса», не что иное, как банальная месть человеку, забравшемуся на вершину социально-пищевой пирамиды с помощью удачной женитьбы и гибкости позвоночника. Не более. Про «социальную месть» в Уголовном кодексе, слава богу, ничего пока не сказано, хотя, наверное, в подавляющем числе резонансно-политических дел это полностью соответствовало бы истинному положению вещей.

Теперь зададимся следующим вопросом: а будет ли посадка господина Сердюкова способствовать его «исправлению»? Про то, как исправляет российская тюрьма, написано книг больше, чем про падение Римской империи. Хотя вряд ли, разумеется, бывший министр обороны выйдет с зоны закоренелым преступником и примкнет к какой-либо банде. Вряд ли он будет сидеть с теми, кто сможет его научить чему-то плохому и вытатуировать пару куполов на груди. Вряд ли он будет считать на зоне, как рядовой зэк, передачи или дни до свиданий. Вряд ли его будет вербовать местный опер. Вряд ли у него будут проблемы с УДО (если, разумеется, это согласуют). И вряд ли он напишет о ней что-то вроде мемуаров, которые написал не менее известный узник иной эпохи – Юрий Чурбанов. Не то сейчас время. Словом, гипотетическая отсидка министра обороны – не более чем намек на старую поговорку: не за воровство отец сына порол, а за то, что тот попадался. Причем и в случае с Сердюковым, и со многими другими попадался отнюдь не потому, что что-то там украл, смошенничал или возглавил ОПГ (хотя часто и не без этого). Попадался – значит угодил в некую хитро расставленную административную ловушку, был сдан подчиненными, подписал ненужную бумажку, ну и так далее. Таким образом, любой более или менее серьезный российский чиновник никогда не сидел за «воровство» и сидеть в обозримом будущем не будет. Чиновник сидит только за то, что подставился. И, соответственно, кого не нужно подставил. И наиболее подходящим термином тут будет уже, кажется, хорошо и надежно забытый: «назначен отсидеть». Вряд ли хоть у кого-то возникнут малейшие сомнения в том, что, если такое несчастливое стечение обстоятельств для господина Сердюкова и случится, то он будет именно «назначен отбыть срок», а не «посажен по приговору суда». Причем «назначен» с соответствующими условиями и гарантиями, под которые он будет спокойно себе служить каким-нибудь библиотекарем или каптером в образцовой колонии, куда строго по согласованному графику будут привозить журналистов, чтобы показать народу, «что у нас и министры обороны сидят». На самом деле, конечно, он не сидит, а «служит». Просто немного в ином качестве. Так что и тут задача, поставленная Уголовным кодексом, остается невыполненной.

Про то, что отправка бывшего министра обороны на зону будет как-то способствовать «предупреждению совершения новых преступлений», вообще не хотелось писать, чтобы не обидеть авторов Уголовного кодекса. Ведь в данном случае эффект будет достигнут совершенно противоположный декларируемым им целям: в связи с посадкой Сердюкова появится реальная возможность совершенно спокойно списать не один десяток коррупционных дел. В конце концов, не каждый же день для удовольствия толпы и демонстрации успехов российского правосудия министров сажать. Можно, например, одного в пятилетку. Один вроде как «сидит», зато остальные члены всевозможных дачных кооперативов живут совершенно спокойно. В итоге имеем не предупреждение, а поощрение совершения новых преступлений плюс еще покрытие старых. Словом, хоть Уголовный кодекс переписывай, а то читать просто стыдно.

Итак, и возбуждение, и гипотетический процесс, и уж совсем гипотетическое осуждение бывшего министра обороны не имеют ничего общего ни с уголовным правом, ни со справедливостью, ни с борьбой против коррупции.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх