Поход за зипунами дата

К восстанию Степана Разина часто относят так называемый Поход за зипунами (1667—1669) — поход повстанцев «за добычей». Отряд Разина блокировал Волгу и тем самым перекрыл важнейшую хозяйственную артерию России. В этот период войска Разина захватывали русские и персидские купеческие корабли, Степан Разин делил добычу между своими казаками и теми крестьянами, которые присоединялись к его войску.

В Астрахань тем временем прибыл новый воевода – И.С. Прозоровский, который должен был выполнить приказ царя – не дать повстанцам овладеть Астраханью. Стены Астрахани спешно укреплялись, на них дополнительно было установлено около 500 пушек. Новый воевода торопился укрепить свое положение в глазах Астраханцев. Знал он, как настроен против него народ и как расположен к уже прославившемуся атаману.

Летом 1669 года разинские суда подошли к Астрахани. Уставшие и голодные, но нагруженные добром, возвращались казаки из Персидского похода. Любой ценой стремились они попасть на родной Дон. Однако астраханцы открыли городские ворота и впустили казаков. Народ открыто приветствовал атамана. Залп пушек с первого русского корабля «Орел», стоявшего в Астрахани, прогремел в честь проходивших мимо разинских стругов. Разинцы своим свободолюбием, своими подвигами за морем, о которых в Астрахань доходили слухи задолго до их прихода, своей щедростью снискали себе необычайную популярность среди простолюдинов.

Сопровождаемый толпами народа, Степан Разин часто ходил по улицам города, разбрасывая золотые дукаты. А его казаки на площадях, улицах, в кабаках и на базарах за бесценок отдавали дорогостоящую добычу – восточные ткани, дорогую посуду, ценные украшения. Даже знатные не могли подчас устоять перед дарами, которые щедро раздавали астраханцам разинские казаки. Сам Прозоровский не утерпел и выпросил у атамана огромной цены соболью шубу. Молва гласит, что Разин, нехотя отдавая воеводе шубу, обронил ему: «возьми шубу, да не было б шуму!». (Факт этот настолько известен, что царь Алексей Михайлович велел спросить об этом во время допроса Разина летом 1671 года).

Встречаясь с жителями города, С. Разин обещал скоро «освободить всех от ярма и рабства боярского, к чему простолюдины охотно прислушивались, заверяя его, что они не пожалеют сил, чтобы прийти к нему на помощь, только бы он начал».

Две недели, которые Разин пробыл в Астрахани, сослужили для него службу. Простой народ признал в атамане своего истинного вождя и душой всецело оказался на его стороне.

В начале сентября 1669 года Степан Разин с казаками пошел на веслах вверх по Волге к Царицыну.

Весной 1670 года начался второй период восстания, то есть собственно война. От этого момента, а не от 1667 года, обычно отсчитывают начало восстания. Весной 1670 года Царицын был взят Разиным. Оставив в городе 500 донских казаков, Разин отправился в Астрахань.

В конце мая 1670 года, когда стало известно о падении Царицына, астраханские стрельцы стали открыто выражать недовольство своим положением. Астраханский воевода Прозоровский, стремясь задобрить стрельцов, выплатил причитающееся им жалованье и начал в спешке укреплять город, готовясь к отражению штурма разинцев, подходивших к городу.

Навстречу Разину посылается отряд стрельцов, посланных задержать разинскую вольницу. «…Они…тотчас перешли…с развернутыми знаменами и барабанным боем…, они стали целоваться и обниматься, и договорились стоять друг за друга душой и телом, чтобы истребив изменников-бояр и сбросив с себя ярмо рабства, стать вольными людьми».

После сражения под Черным Яром С. Разин с 12 – тысячным войском двинулся на Астрахань и 19 июня 1670 года подошел к городу. Разинцы были уверены в успешном исходе, так как знали о настроении населения, готового сдать город. Для переговоров о сдаче города к воеводе были направлены два парламентера: Василий Гаврилов и дворовой Вавила. Однако переговоры не состоялись: воевода схватил парламентеров и круто с ними расправился. «Воевода разорвал письмо, не дочитав его, и тотчас же приказал обезглавить обоих депутатов». (Д. Бутлер). Разиным было принято решение о штурме Астрахани.

Астраханцы А. Лебедев и С. Куретников ночью провели разинские струги через реку Болду и приток Черепаху в тыл города. Внутри крепости сторонники Разина готовили лестницы, чтобы облегчить захват ее повстанцам.

Еще накануне взятия Астрахани произнес Разин свои знаменитые слова, в которых просто и ясно изложил идею своего движения, идею свободы. «за дело, братцы! – говорил он. – Ныне отомстите тиранам, которые до сих пор держали вас в неволе хуже, чем турки или язычники. Я пришел дать вам всем свободу и избавление, вы будете моими братьями и детьми, и вам будет так хорошо, как и мне, будьте только мужественны и оставайтесь верны».

В ночь на 22 июня в самой Астрахани началось восстание. Жители помогли казакам проникнуть в город: «Астраханские же изменники тех воров на городские стены принимать стали». (П. Золотарев). Восстание внутри города разгорелось молниеносно, и вскоре, как сообщает один очевидец происходящего, П. Золотарев, астраханцы «дворян и сотников и боярских людей и пушкарей начали рубить в городе прежде казаков сами». Восставшие завладели Земляным и Белым городами. Со стен Житного двора, примыкавшего к Житной башне кремля, разинцы проникли в кремль. Местное управление, в том числе воевода Прозоровский, были сброшены с высокой многоярусной башни, стоявшей посередине кремля – Раската. «… и приговорили его сбросить с высоты башни, называемой Раскат, откуда были сброшены воевода и служивший у него подьячий. Что же касается других дворян, то одни были изрублены на части, а другие потоплены…». (Из воспоминаний очевидца – дворянина Давида Бутлера, которому чудом удалось спастись благодаря заступничеству офицера, перешедшего на сторону разинцев).

В городе восставшие сформировали народное правительство по принципу казачьего круга. Во главе его встали Василий Ус, Федор Шелудяк, Иван Терский, Иван Гладков и другие.

Все имущество феодалов и крупных торговцев было разделено между казаками и повстанцами в городе. Василий Ус призвал астраханцев «…стоять друг за друга единодушно и идти – де, вверх и побивать и выводить изменников-бояр».

В 1671 году в столице на лобном месте казнили Степана Разина, ставшего народным героем.

Василий Ус умер в Астрахани летом 1671 года от болезни. Атаманом был назначен Федор Шелудяк. Ему удалось повторить разинский поход, дойдя до Симбирска. Но, не получив поддержки в разрушенных губерниях, разгромленных правительственными войсками. Повстанцы были вынуждены ввернуться в Астрахань. Астрахань с ее мощными оборонительными сооружениями, располагающая большим запасом оружия и боеприпасов, превратилась в опорный пункт восставших.

Осенью 1671 года к Астрахани подошли войска воеводы И.Б. Милославского, посланного царем для подавления восстания. Два с половиной месяца осажденные защищали Астрахань. Таяли ряды защитников города, а к Милославскому подходили все новые и новые силы. Все меньше оставалось у защитников города боеприпасов, опустели продовольственные склады, начался голод. Начавшийся голод и обещания Милославского о помиловании сделали свое дело – среди повстанцев начались разногласия.

Ф. Шелудяк 20 ноября 1671 года разорвал в присутствии круга приговорную запись, в которой астраханцы клялись идти войной на Москву, на «изменников-бояр». Уничтожение приговорной записи означало, что восставшие освобождались от данной ими клятвы. Боевой дух восставших был сломлен, и 27 ноября 1671 года царские войска вошли в город. Последний оплот восстания С. Разина был взят войсками Милославского.

Спустя несколько месяцев в Астрахань прибыл князь Я.Н.Одоевский в сопровождении многочисленной свиты. Началась расправа над восставшими. В один из застенков была превращена Артиллерийская башня кремля, которая до сих пор называется Пыточной. Очевидец этих событий голландец Л. Фабрициус так описывает те мрачные дни: «Свирепствовал он до ужаса: многих повелел кого заживо четвертовать, кого заживо сжечь, кому вырезать язык из глотки, кого заживо зарыть в землю. И так поступали как с виноватыми, так и с невинными.… После такого длительного тиранства не осталось в живых никого, кроме дряхлых старух да малых детей».

Так закончилась крестьянская война, поднятая Степаном Разиным, оставившая след в истории Астраханского края.

Если вы думаете, что это приятный во всех отношениях «шопинг», то вы глубоко ошибаетесь. В те далекие времена походы «за зипунами» напоминали скорее военные операции или рейды на территории, прилегающие к русским землям. Целью таких походов была добыча продовольствия.

В XVII–XVIII веках положение казаков обязывало их не землю пахать, а нести военную службу. Это уже позднее они стали заниматься сельским хозяйством и превратились в «главных хлеборобов» нынешней России. Тогда же казаки были вынуждены поддерживать необходимые отношения с царской властью, а она в свою очередь обеспечивала их хлебным жалованьем и прочими довольствиями. Обеспечение было нерегулярным, очень часто задерживалось на несколько лет. Поэтому «спасение утопающих было делом рук самих утопающих», и походы «за зипунами» становились основной статьей снабжения казачьих войск.

Если казаки собирались за добычей, то в это дело включались представители донского, терского, яицкого, запорожского казачества. Не всегда эти походы совпадали с общегосударственной политикой. Власть обычно ставила их в укор казакам. Тем не менее походы за добычей способствовали и определенному снижению социальной напряженности в казачьих областях, особенно в бедняцкой среде.

Для своих походов казаки выбирали самые разные маршруты. Традиционно они ходили на Волгу, Урал, в Крым и Турцию. Было несколько казачьих экспедиций в Персию. Самый известный в истории поход «за зипунами» совершили казаки Степана Разина в 1667–1669 годах. Очень скоро активность разинцев переросла в Крестьянскую войну 1670–1671 годов.

Уже с 1668 года на Каспийском море действовал довольно большой отряд «воровских» казаков Степана Разина, который проводил удачные военные операции против приморских владений Ирана; доставалось и побережью Туркмении. Урон, который наносили персам, был значительным, и против казаков был брошен большой флот. Несмотря на значительный перевес в силах, персы были разгромлены в сражении у Свиного острова. Казакам досталась богатая добыча, а в плену оказались сын и дочь командующего персидским флотом. Эта пленная девушка и стала той красавицей-княжной, которую впоследствии Степан Разин, как мы знаем из песни «Из-за острова на стрежень», по легенде, выбросил за борт.

Возвращение казаков из персидского похода, да еще с богатой добычей, прославило Разина как удачливого атамана. Симпатии народа сразу перешли на сторону его отрядов, и к ним потянулись тысячи казаков и простых людей. Новая команда Степана Разина начала готовиться к следующему походу. И уже не «за зипунами»…

ВАСИЛИЙ УС

Войны, рост налогов, денежные авантюры властей в царствование Алексея Михайловича расшатывали хозяйство страны. Тяглецы «худели», разорялись и бежали. Размах бегства крестьян, особенно помещичьих, был таков, что власти организовали массовый сыск беглых. В 1663-1667 гг. в одном Рязанском уезде сумели найти и вернуть 8 тыс. крестьян и холопов. А скольких не нашли? Сколько беглых укрылось на Украине, на Волге, в Приуралье, в Сибири? Скольких принял Дон? С Дона по-прежнему не было выдачи. Там весьма обустроено жили «старые» «домовитые» казаки. Вели хозяйство, торговлю, получали от царя жалованье, свинец и порох за службу по охране пограничья. Но, кроме того, здесь обитало множество «молодых» «голутвенных» казаков — «голытьбы». Голутвенные казаки прирабатывали у домовитых, но в основном жили грабежом. Они постоянно были готовы отправиться ловить удачу в крымских, турецких, персидских, польских пределах, не брезговали и грабежом православных купцов.

Один атаман (из домовитых казаков) Василий Ус храбро воевал с ляхами на Украине и Белоруссии и по возвращении на Дон приобрел популярность среди голутвенного казачества. В 1666 г. на Дону был голод. Страдали прежде всего «молодые» казаки, не имевшие своего хозяйства. Василий Ус собрал ватагу голутвенных казаков и двинулся на Слободскую Украину, потом в южные уезды России, а потом и к Москве. В его отряд входили главным образом «молодые казаки». Казаки говорили, что идут к царю с просьбой зачислить их на царскую службу и дать жалованье, прежде всего хлеб. Однако действовали донцы не как просители. По пути они громили поместья и богатые дома. Крестьяне толпами присоединялись к Усу. На р. Упе, в 8 км от Тулы, восставшие построили острог. Царь Алексей направил против мятежников полки, и тогда, не дожидаясь сражения, казаки и многие прибившиеся к ним местные крестьяне и холопы ушли на Дон.

«Я ПРИШЕЛ БИТЬ ТОЛЬКО БОЯР ДА БОГАТЫХ ГОСПОД»

Вскоре большинство молодцов Уса оказались в ватаге Стеньки Разина, атамана, к 1667 г. уже знаменитого лихими набегами. Весной 1667 г. Стенька Разин двинулся с Дона на Волгу искать добычи. Тем временем караван судов с хлебом и другим товаром, принадлежавшим московскому купцу В. Шорину и патриарху, спускался к Астрахани. Разинцы напали на корабли, перебили часть охраны, освободили колодников, которых обнаружили в трюме. Добычу Степан Разин поделил по-братски. Иностранец Я. Стрейс — свидетель событий — позже рассказывал, как Стенька Разин обратился к оставшимся в живых стрельцам и солдатам стражи: «Силою не стану принуждать, а кто захочет быть со мною — будет вольный казак! Я пришел бить только бояр да богатых господ, а с бедными и простыми готов, как брат, всем поделиться!»

Часть стрельцов отправилась с атаманом. На 35 больших стругах казаки миновали Астрахань, прошли Каспийским морем и объявились в устье Яика (р. Урал). Казаки овладели укрепленным Яицким городком, где провели зиму, торгуя захваченным добром с местным населением и готовясь к новым набегам.

В столицу же поступала ложная информация; будто «воровские казаки» сидят в Яицком городке, осажденные степняками. Поэтому против Разина послали небольшой отряд стрельцов в 3 тыс. человек. К Разину же тем временем стекались казаки и беглые люди со всех сторон, куда дошла слава о его удаче и подвигах. Царский отряд был разгромлен, часть его влилась в ряды восставших.

«И ЗА БОРТ ЕЕ БОРСАЕТ…»

Россия в те времена имела неплохие отношения с Персией, но в конце XVII в. положение изменилось, чему в немалой степени способствовал набег Разина на азербайджанские княжества и Персию. Весной 1668 г. Степан Разин с несколькими сотнями казаков погрузили на струги порох, свинец, ядра и легкие пушки. Тяжелые орудия Яицкого городка были затоплены. Казачьи лодки вышли в Каспийское море. У устья Терека к Разину пристал отряд голутвенных казаков во главе с Сергеем Хромым (Кривым). После этого под рукой Степана оказалось 2 тыс. (по некоторым источникам — 6 тыс.) человек. Как дальше разворачивался поход? В Москве со слов астраханца, приехавшего из Шемахи, знали: «Воровские казаки Стеньки Разина были в шаховой области, в Низовой, и в Баку, и в Гиляне. Ясыря (пленных) и живота (добычи) поймали много. А живут де казаки на Куре-реке и по морю разъезжают врозь для добычи, а сказывают, что, де, их, казаков, многие струги». Вскоре атаман Разин объявился у южного побережья Каспия. Персидский шах выслал против разбойников флот в 70 кораблей, но казаки разбили его. Шах жаловался на казачьи грабежи в Москву, но там отвечали, что казаки Разина — «воровские», и царь Московский на Персию их не посылал. Поход Разина запечатлели не только персидские хроники, но и иранский фольклор. Атаман в иранских сказках выглядит не лучше «поганого змея Тугариновича» в наших.

Осенью 1669 г. Разин вновь появился под Астраханью. Зная о «великой силе» атамана, астраханский воевода не решился дать бой. Договорились, что казаки сдадут оружие, а воевода пропустит их через Астрахань. Разинцы вошли в город, отдали несколько пушек, но с мушкетами, карабинами, пищалями, саблями и пиками, конечно, не расстались. Иностранный наблюдатель писал потом, с каким восторгом простой люд встречал героя, побившего персов. Атамана называли «отцом». Разин же «сулил вскоре освободить всех от ярма и рабства боярского». «Чернь охотно то слушала», обещала прийти на помощь, «только бы он начал». С добычей вернулся Стенька на Дон, где большинство домовитых и голутвенных казаков готовы были признать его верховным атаманом. Молва о лихом атамане распространилась далеко за пределы вольного Дона.

НАПОЛНЯТЬ ЖЕЛУДОК ПЕСКОМ

Человек этот жесток и груб, в особенности в пьяном виде: тогда величайшее удовольствие находит он в мучении своих подчиненных, которым приказывает связывать руки над головою, наполнять желудок песком и затем бросает их в реку.

Письмо неизвестного с корабля «Орел» стоящем на якоре под Астраханью 24 Сентября (старого стиля) 1669 года

НОВЫЙ ПОХОД РАЗИНА НА ВОЛГУ 1670 Г.

Весной 1670 г. Степан Разин появился на Волге. Со всех сторон к атаману побежал народ: крестьяне, казаки, «работные люди» с волжских рыбных промыслов, разного рода гулящие люди. На сей раз атаман действовал именем «Великого Государя царевича» Алексея Алексеевича. Старший сын царя Алексей Михайловича — царевич Алексей неожиданно умер. В народе о нем ходили разные слухи. Степан Разин заявил, что царевич не умер, а бежал от «боярских неправд» и передает ему, донскому атаману, приказ своего отца царя: вести войну с «изменниками боярами» и дать всем простым людям волю. По стране летали прелесные письма Стеньки, которые звали («прельщали») чернь к восстанию. В России началась крестьянская война. Клич атамана: «Я пришел дать вам волю!», находил отклик в сердцах закрепощенных людей. Разин заявлял, что жизнь страны будет устроена по примеру казачьего Дона с его казачьим кругом и выбором атамана.

Царицын сдался Разину без боя. Восставшие двинулись к Астрахани. Жерла 400 орудий смотрели на повстанцев с каменных стен города. Воевода и дворяне готовились биться, а черные люди кричали казакам: «Взбирайтесь, братцы. Давно вас ждем».

Штурм начался в ночь, и к утру Астрахань пала. Воевода был сброшен с колокольни, ненавистные бояре, купцы, приказные перебиты. Управлять городом Разин оставил Василия Уса и Федора Шелудяка, а сам отправился вверх по Волге.

Без боя атаману предались хорошо укрепленные Саратов и Самара. Везде ликовали простолюдины. «Многие лета нашему батьке! Пусть он победит всех бояр, князей!» — кричал народ. «За дело, братцы, — отвечал атаман, — ныне отомстим тиранам, которые до сих пор держали вас в неволе хуже, чем турки или язычники. Я пришел дать вам всем волю и избавление, вы будете моими братьями и детьми, и вам будет так хорошо, как и мне. Будьте только мужественны и оставайтесь верны!»

4 сентября 1670 г. Стенька Разин осадил Симбирск.

КРЮК

3-го июля первые мои мучители вытащили меня из дома Фабера и привели меня на берег реки, угрожая бросить в нее, если я не заплачу им 500 франков выкупа… Три дня спустя повели меня к предводителю, который пил с своими друзьями в погребе воеводы. Здесь я увидел трех казаков, нарядившихся в лучшие мои одежды. Там я оставался с четверть часа, в течение которой предводитель несколько раз пил за мое здоровье…

9-го воткнули крюк в бок секретарю Алексею Алексеевичу и повесили его вместе с сыном Гилянского хана на столбе, на котором они через несколько дней умерли.

После того на стене кремля повесили за ноги двух сыновей воеводы, из которых одному было всего 8 лет, а другому 16. Так как оба они были еще живы, то на следующий день младшего отвязали, а старшего сбросили с башни, с которой за несколько дней до этого сброшен был отец…

21-го предводитель в сопровождении 1200 человек вышел из Астрахани… В его отсутствие, как и при нем, резня продолжалась, и не проходило дня, в который бы не было умерщвлено более 150 человек.

Письмо Давида Бутлера, писанного в Испагани, 6 марта 1671, с описанием взятия Астрахани

ПОРАЖЕНИЕ РАЗИНА ПОД СИМБИРСКОМ

Алексей Михайлович, напуганный размахом мятежа, призвал всех столичных и провинциальных дворян и детей боярских «служить за великого государя и за свои домы». 60 тыс. конников выстроились на смотру под Москвой. К ним прибавили стрельцов и полки нового строя. Воевода Юрий Долгорукий «со товарищи» К. Щербатовым, Ю. Барятинским и другими поджидал эти войска под Арзамасом, чтобы обрушиться на «мятежников и воров». Юрий Барятинский с авангардом царских войск двинулся к Казани, потом к Свияжску. Попытки разинцев остановить его здесь не увенчались успехом. Первого октября 1670 г. под симбирскими стенами закипел решающий бой. Барятинский снял осаду с симбирского кремля и выпустил оттуда ратников воеводы Милославского.

Стенька Разин сражался в самых жарких местах. Голова атамана была рассечена, нога прострелена, но «батька» все бился, пока не побежало его воинство. Атаман с казаками заперся в одной из башен старого острога. Очнувшись от ран, он бросился с казаками в новую атаку, но стал жертвой хитрости воеводы Юрия. Барятинский переправил на Свиягу один отряд и велел громко кричать. Заслышав «окрики», Стенька подумал, что идет новое царское войско. Атаман погрузил на струги донских казаков и отплыл с ними к Царицыну, а потом ушел на Дон собирать новое войско.

РАСПРАВА

Без пощады громили царские воеводы «осиротевших» повстанцев Поволжья, Тамбовщины, Слободской Украины. «Страшно смотреть на Арзамас, — писал современник, — его предместья казались совершенным адом: всюду стояли виселицы и на каждой висело по 40 и по 50 трупов; там валялись разбросанные головы и дымились свежей кровью; здесь торчали колья, на которых мучились преступники и часто были живы по три дня, испытывая неописуемые страдания. В продолжение трех месяцев казнили 11 тысяч человек». Мучили и убивали не в одном Арзамасе. В Козьмодемьянске Барятинский казнил 60 человек, сотне велел отсечь руки, 400 человек бил кнутом.

Собор русского духовенства проклял Степана Разина и его приверженцев.

А Стенька пытался поднять Дон. Но домовитые казаки во главе с крестным отцом Стеньки Разина войсковым атаманом Корнилой Яковлевым, который долгое время поддерживал лихого крестника, но не желал появления на Дону карательной экспедиции царских войск, враждебно встретили казаков Разина. 14 апреля 1671 г. они напали на Кагальник, где стоял атаман. Городок запылал с четырех сторон, его защитники были изрублены. Отчаянно дравшийся Разин попал в плен. Вскоре поймали и брата Стеньки — Фрола. Через Курск и Серпухов 200 казаков повезли в Москву Степана и Фрола Разиных. «Из-за тебя вся беда!» — рыдал Фрол. «Никакой беды нет, — отвечал его брат, — нас примут почестно; самые большие господа выйдут навстречу посмотреть на нас». За поимку Разиных домовитые казаки Дона получили особое «государево жалованье»: 3 тыс. серебряных рублей денег, 4 тыс. четвертей хлеба, 200 ведер вина, 150 пудов пороха и свинца.

А знаменитый атаман Степан Разин после пыток был четвертован 6 июня 1671 г. на Красной площади в Москве. Ко времени казни Степана Разина его атаманы еще продолжали борьбу. В их руках находилось все Нижнее Поволжье. Но царские войска наступали. Отказ домовитых казаков поддерживать повстанцев лишал их возможности черпать силы на Дону. Восставшие крестьяне и казаки вели разрозненные действия.

В июле 1671 г. атаман Василий Ус попытался подняться вверх по Волге и даже дошел до Симбирска. Здесь он был разбит и вернулся в Астрахань. Началась осада Астрахани, и в конце ноября город был взят. Опять последовали казни и расправы. Спасаясь, повстанцы бежали в Сибирь, на Урал, некоторые пробрались на север к староверческому Соловецкому монастырю.

РАЗИНЦЫ НА СОЛОВКАХ

Настоятель обители раскольник Никанор принимал всех: беглых стрельцов, казаков, гулящих людей, холопов, покинувших своих господ. Под знаменем старой веры стали сражаться и последние разинцы. Пали Соловки 22 января 1676 г. от предательства. Чернец Феоктист перебежал ночью на сторону врага и указал тайный вход в обитель. Когда темнота опустилась на Соловецкий остров, стрельцы проникли в монастырь и после ожесточенного боя заняли его. Староверов перебили, а 60 человек «пущих к воровству зачинщиков» подвергли жестоким казням. Одних вешали вниз головой, других, раздетых догола на лютом морозе, подцепляли крюком под ребра. Несчастные умирали в страшных мучениях.

РАЗИН В ЕВРОПЕЙСКИХ ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЯХ И ХРОНИКАХ

Среди иностранных источников о восстании С. Разина особое место занимают известия, появлявшиеся на страницах тогдашних газет и других продолжающихся изданий. Эти сообщения служили в свое время основным видом информации западноевропейской читающей публики о событиях в России и уже в силу этого представляют несомненный интерес для историков.

«Европейская субботняя газета», 1670, № 38 Москва, 14 августа. Пришло достоверное известие о том, что известный мятежник Степан Тимофеевич Разин не только с каждым днем присоединяет к себе все больше народа и войска, но и добился больших успехов под Астраханью. После того как он обратил в бегство посланных против него стрельцов и уничтожил несколько тысяч из них, он стал штурмовать Астрахань, и так как тамошний гарнизон, вопреки воле коменданта, отворил ему ворота, он взял город, а коменданта и тех князей и бояр, которые остались верны царю, велел повесить. Разграбление церквей было предотвращено тамошним митрополитом.

Указанный мятежник послал письмо архимандриту в Казань с требованием, чтобы тот при его прибытии вышел ему навстречу с надлежащими почестями. Опасаются, что он постарается овладеть крепостью Тарки, находящейся на самом рубеже царских владений у Каспийского моря. А поскольку это место находится далеко от Москвы и при теперешних обстоятельствах, как это уже видно, будет трудно послать туда помощь, то возможно, что Тарки тоже окажутся под властью мятежников и торговля с Пруссией и Россией может быть прервана. Москва вследствие этого также окажется в большом затруднении, так как до сих пор из этих мест сюда доставляли всю соленую рыбу, в которой этот народ, соблюдающий множество постов, очень нуждается. Оттуда доставляли также соль и пригоняли царю из этих владений каждый год по 40 000 лошадей.

Посланный против мятежников московский генерал Долгоруков требует стотысячную армию, а иначе не решается показаться на глаза врагу. Но двор не в силах собрать такую армию, так как тяглый люд не хочет вносить на это пятину, ссылаясь на свою несостоятельность

Достоверное известие о мятеже в Московии. Некий человек пишет 3 октября из Копенгагена: по милости божьей, он за пять недель совершил путешествие из Москвы и слышал там много удивительного о мятеже Степана Разина. Это большой тиран, и при взятии города Астрахани он велел сбросить с башни воеводу этой крепости, сам надругался над его женой и дочерью, а затем велел привязать их совсем нагими к лошадям, задом наперед, и отдать на поругание калмыкам — самым ужасным из всех татар. Он велел отрубить руки и ноги, многим немецким офицерам, а затем завязать их в мешки и бросить в Волгу. Над их женами он сам надругался, а затем отдал: их калмыкам

Рассказ о том, как главарь мятежников Степан Разин вместе с его братом были арестованы, доставлены в Москву и здесь преданы мучительной смерти. О всемирно известном, главном и первейшем мятежнике против Москвы по имени Степан Разин сообщается в донесении от 1 июля из Риги в Лифляндию. Здесь уже почти не сомневаются в том, что он арестован, так как все письма это подтверждают, и в последней почте говорится: Способ, с помощью которого указанного мятежника захватили в плен, был таков: поскольку он всячески стремился по мере своих успехов привлечь на свою сторону донских казаков и действовать силой против царя, упомянутые донские казаки сделали вид, что они одобряют его желание и хотят исполнить его, имея намерение посредством подобной хитрости поймать лису в ловушку. Когда казаки узнали, что Разин со своим братом остановился в убежище, где он ничего не опасался, они напали на него и захватили его с братом в плен. Наконец, их обоих привезли под конвоем тысячи мушкетеров в столицу Москву. По сообщению из Москвы от 16 июня, в этот день был исполнен приговор над главарем мятежников — Разиным. Для того, чтобы его увидело как можно больше народа (ибо собралось более ста тысяч человек) и чтобы подвергнуть злодея наибольшему позору, его поставили на широкую повозку вышиной в семь футов. На повозке соорудили виселицу, под которой стоял Разин, крепко-прикованный к ней цепями: одной — за шею, другой — вокруг пояса и третьей — за ноги. Обе руки были прибиты гвоздями к краям повозки, и из них текло много крови. В середине виселицы была прибита доска, которая поддерживала его глову. Брат его тоже был скован цепями по рукам и по ногам и прикован к повозке, за которой он должен был идти, и он чувствовал себя очень плохо, оттого что подвергся позору на глазах у стольких тысяч людей. все время смотрел на брата, и так как тот все больше и больше робел, , ожесточась от гнева сказал ему: «Брат, чего ты так страшишься? Нам надо было думать об этом раньше, прежде чем начать эту игру, а теперь уже слишком поздно. Поэтому отбрось свой страх! Раз уж мы храбро взялись за дело, то должны такими и оставаться. Ты боишься, смерти? Но придется ведь нам когда-нибудь умереть. Или тебя заботит, что остальным нашим сообщникам тоже придется плохо? Они окажутся более предусмотрительными, и небеса помогут им в их делах, так что они не должны будут опасаться такого наказания». От этих жестоких и подстрекательских речей брат еще больше бледнел, а Разин высказал еще много других угроз московитам, пока, наконец, в назначенном месте он не был предан смерти. По желанию некоторых знатных немцев, посланников разных земель, и персидского посла им была оказана честь и их провели под сильной охраной солдат через собравшуюся толпу к повозке, и это было им дозволено, чтобы они смогли все хороша увидеть и услышать и подробно рассказать о произошедшей казни. Они находились так близко, что некоторые из них вернулись обрызганные кровью казненного. Казнь эта происходила следующим образом: сначала ему отрубили обе руки, затем обе ноги и, наконец, голову. Эти пять частей тела насадили на пять кольев — всем напоказ, как устрашающий пример для проезжих, а изуродованное туловище было вечером выброшено на съедение голодным псам. Таков был конец этой казни.

Маньков А. Иностранные известия о восстании Степана Разина

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх