После явки с повинной

Явка с повинной — добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении, в уголовном процессе выполняет три функции и является:
— поводом для возбуждении уголовного дела (п.2 ч.1 ст.140 УПК РФ),
— обстоятельством, смягчающим наказание (п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ),
— доказательством по уголовному дела (п.6 ч.2 ст.74 УПК РФ).
В случае, если лицо подавшее явку с повинной, в дальнейшем подаст заявление об отказе от нее, то этот обстоятельство не повлечет прекращение деятельности правоохранительных органов по ее проверки и не может воспрепятствовать возбуждению уголовного дела в случае установления достаточных для этого оснований, поскольку это не предусмотрено УПК РФ.
Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, в том случае, если суд признает наличие у подсудимого явки с повинной, то она должна быть в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ признана смягчающим наказание обстоятельством, несмотря на отказ от нее и непризнание вины. Это значит, что в силу ч.1 ст.62 УК РФ, такому лицу, при отсутствии отягчающих обстоятельств, срок или размер назначенного наказания не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ.
В случае, если подсудимый в судебном заседании отказался от явки с повинной, то это не влечет признание ее недопустимым доказательством, в т.ч. по причине отсутствия при ее даче защитника, как это предусмотрено п.1 ч.2 ст.75 УПК РФ в отношении протоколов допросов подозреваемого и обвиняемого.
Из этого следует, что суд, проверив и оценив явку с повинной, от которой подсудимый отказался, вправе признать ее достоверным доказательством и положить ее в обоснование обвинительного приговора.
Таким образом, отказаться от явки с повинной можно, но это вряд ли приведет к желаемым результатам.

Чем бы вы ни за­ни­ма­лись на ра­бо­те, ве­ли­ка ве­ро­ят­ность, что в ка­кой-то мо­мент все пой­дет не по пла­ну по ва­шей же вине. Это нор­маль­но, вы — че­ло­век, вы мо­же­те оши­бать­ся. Про­бле­ма в дру­гом: как пра­ви­ло, в та­ких слу­ча­ях мы ста­ра­ем­ся из­бе­жать об­ви­не­ний, пы­та­ем­ся пе­ре­ло­жить от­вет­ствен­ность на дру­го­го или про­сто про­игно­ри­ро­вать про­бле­му в на­деж­де, что ни­кто не за­ме­тит ошиб­ку. Воз­мож­но, при­дер­жи­вать­ся та­кой стра­те­гии и про­ще, но в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве это не су­лит ни­че­го хо­ро­ше­го. Fast Com­pany при­во­дит три при­чи­ны, по­че­му нам все­гда сто­ит при­зна­вать свою вину и сра­зу ре­шать лю­бые про­бле­мы, ко­то­рые воз­ник­ли из-за на­ших оши­бок.

Чем рань­ше вы при­зна­е­те ошиб­ку, тем луч­ше

Неваж­но, на­сколь­ко тя­же­лы­ми ка­жут­ся пер­вые след­ствия ва­шей ошиб­ки — ее цена про­дол­жит рас­ти до тех пор, пока ни­кто не зай­мет­ся ре­ше­ни­ем воз­ник­шей про­бле­мы. Что­бы все оза­бо­ти­лись этим во­про­сом, вам при­дет­ся со­об­щить о слу­чив­шем­ся. Важ­но ска­зать всю прав­ду, даже если вам хо­чет­ся умень­шить мас­штаб про­бле­мы. Объ­яс­ни­те кол­ле­гам де­таль­но:

  • Что слу­чи­лось?
  • Ко­гда это слу­чи­лось?
  • На ка­кие про­цес­сы и на чью ра­бо­ту это мо­жет по­вли­ять?

По­сле это­го по­ста­рай­тесь под­клю­чить­ся к ре­ше­нию про­бле­мы, даже если про­цес­сом бу­дет управ­лять бо­лее опыт­ный кол­ле­га.

Мы мо­жем сни­зить нега­тив­ные по­след­ствия

Еще одна при­чи­на, по ко­то­рой мы ча­сто скры­ва­ем про­изо­шед­шее, — бо­язнь по­след­ствий. Ло­ги­ка про­стая: ты ошиб­ся — тебя на­ка­жут. Вполне ве­ро­ят­но, но не сто­ит от­кла­ды­вать неиз­беж­ное — так мы лишь усу­губ­ля­ем си­ту­а­цию, осо­бен­но, если за­ни­ма­ем управ­лен­че­скую по­зи­цию. Одно из ка­честв силь­но­го ли­де­ра — уме­ние быст­ро при­знать свою ошиб­ку, рас­ска­зать ко­ман­де, как вы бу­де­те ее ис­прав­лять, чья по­мощь для это­го по­тре­бу­ет­ся и ка­кие меры бу­дут при­ня­ты, что­бы это­го боль­ше не по­вто­ря­лось.

Мы со­зда­ем ат­мо­сфе­ру до­ве­рия

Ча­сто мы бо­им­ся, что при­знав ошиб­ку, по­до­рвем свой ав­то­ри­тет. Па­ра­докс в том, что чест­ность вы­зы­ва­ет у кол­лег боль­ше до­ве­рия, даже если прав­да зву­чит не очень ра­дост­но. Вас на­зна­чи­ли ли­де­ром, со­труд­ни­ки на­де­ют­ся, что вы по­мо­же­те ко­ман­де до­стичь же­ла­е­мо­го ре­зуль­та­та. Да, же­ла­тель­но без по­терь и про­ва­лов. Но го­раз­до важ­нее — прий­ти к по­став­лен­ной цели, чем все вре­мя ста­рать­ся из­бе­гать оши­бок. При­знав свою вину, вы по­мо­же­те ко­ман­де быст­ро ре­шить про­бле­му и про­дол­жить раз­ви­вать­ся.

Осо­бен­но важ­но рас­ска­зы­вать о сво­их про­ма­хах, если вы при­шли в ком­па­нию недав­но. На на­чаль­ном эта­пе вы неиз­беж­но бу­де­те оши­бать­ся. Рас­ска­зы­вай­те о сво­их труд­но­стях на­став­ни­ку или на­чаль­ни­ку — так вы быст­рее по­лу­чи­те все необ­хо­ди­мые зна­ния и бу­де­те дей­ство­вать са­мо­сто­я­тель­но.

Все са­мое ин­те­рес­ное в пре­де­лах ва­шей лен­ты — на стра­ни­цах «Цеха» в Face­bookи In­sta­gram

Эпиграфом к курсу может стать африканская пословица: «Хочешь идти быстро, иди один. Хочешь идти далеко, идите вместе». Более точно и с юмором этот курс можно назвать аукционом репутаций. Приходите и попробуйте приобрести право на интересную вам область общения, труда, развития. Курс посвящен психологии признания (репутации, уважения, авторитета, первенства, компетентности). В понятной и доступной форме он интегрирует современные достижения в области психологии человеческого потенциала. Разумеется, не все достижения этой популярной и обширной области исследований. Некоторые результаты обобщались в предыдущих курсах этих же авторов: «Genius. Talent. Golden Mediocrity», «Психология призвания». Никому не хочется быть забытым, игнорируемым, низкооплачиваемым, ненужным. Всем хочется заслуженного признания и уверенности в обеспеченности своей жизни. Но не заблуждаемся ли мы в путях к своим мечтам? Целями нашего курса являются, во-первых, понимание феномена признания и горизонтов его воплощения: в сферах самоактуализации, самореализации, самовыражения и самозанятости; и, во-вторых, практика достижения признания  вашим индивидуальным решением, вашим личным результатом. Курс поможет сформировать коммуникативные компетенции (способность взаимодействовать в определенной области знаний и деятельностей). Вам буду предложены практики самоопределения в контексте достижения социального признания и формирования социального капитала. В курсе рассматриваются следующие проблемные вопросы: — какова действительная и возможная область ваших персональных инициатив, — какие формы публичности (мероприятия, события, пространства) вам выгодны, а какие не желательны, — каким образом вы можете монетизировать ваш социальный капитал. Результаты прохождения курса структурированы в итоговых заданиях: — регистрация в сообществах (авторитетных организациях); — принятие на себя инициативной ответственности, поддерживающей развитие почетного для вас сообщества. Результаты обучения Слушатели смогут утвердиться или пересмотреть в сторону улучшения свои стратегии занятости и временной перспективы; пересмотреть в сторону большей аутентичности (подлинности) свой стиль работы, свои отношения с другими, стратегию развития своего дела, свою роль в организации и т.д. Цель данного курса Для слушателей: создание индивидуальной информационной среды признания и самозанятости посредством формирования личного социального капитала в выбранной сфере знаний. Курс посвящен задаче инициативного формирования «персонального коллективного мозга». Курс поможет научиться правильно контролировать свою индивидуальную вовлеченность в различных областях, создавать информационную безопасность в современном мире, характеризующемся неопределенностью в аспектах открытости и совместности. Для преподавателей: создание методической основы и информационной среды для международной программы по психологии признания и самозанятости, объединяющей людей из различных стран, занимающихся проблемой аутентичности, творческой жизни и управления талантами, а также изучение психологии активации (уровень личностной регуляции) деятельности, практических аспектов самоактуализации, самореализации, самовыражения, самозанятости — жизни с признанием. Курс включает 1 вводный и 4 основных модуля. Курс рассчитан на 4 недели обучения. Первый модуль вводный. В последующих четырёх модулях по две темы в каждом. В каждой теме лекции представлены в виде двух-трех видеороликов. Курс построен по методу «перевернутого урока». Видеолекции представляют собой установочные сообщения, слушателям предлагаются примеры и шаблоны для самостоятельной работы. Реальные действия и решения слушателей становятся предметом обсуждения на форуме. Обучение подразумевает самостоятельную работу над созданием своей персональной информационной среды не только во время прохождения курса, но и в долгосрочной перспективе. Необходимые начальные условия Уметь ставить задачи и искать пути их решения, читать общекультурные и специальные тексты, пользоваться современными информационными средствами, осваивать информационные технологии на уровне пользователя, пользоваться современными информационными средствами для уточнения незнакомых понятий и обеспечить себе пространство и время для выполнения практики признания и самозанятости. Сертификат о прохождении данного курса дает дополнительные баллы при поступлении в магистратуру Национального исследовательского Томского государственного университета. Перечень магистерских программ находится по ссылке: https://pro-online.tsu.ru/edu/student/table.php

Явившемуся с повинной необходимо разъяснить его права, только если в этот момент в отношении него проводится проверка по сообщению о преступлении. Это следует из принятого сегодня постановления Пленума Верховного суда (ВС) о судебном приговоре. Документ также объясняет, что должен делать суд с жалобами подсудимого на давление следствия, и перечисляет типичные ошибки судов при написании приговоров.

Окончательная редакция постановления пленума отличается от проекта. Изначально предполагалось сказать, что следователи должны разъяснять процессуальные права любому лицу, явившемуся с повинной. Основное — это право на защиту. При рассмотрении впоследствии уголовного дела суд должен убедиться, что лицу, заявившему на себя, была предоставлена возможность реализации права на защиту, говорилось в п. 10 проекта.

Это, однако, вызвало возражения прокуратуры, которая объясняла, что в некоторых случаях разъяснить права невозможно: например, если признание написано дома и вручено следователям. Прислушавшись к этому замечанию, ВС скорректировал свою позицию. Теперь разъяснять право на защиту надо, только если признание дано при проверке следователями сообщения о преступлении, т.е. если правоохранительные органы фактически сами вышли на подозреваемого. Причем проверять соблюдение процессуальных прав при получении признания суду придется лишь в случае, если оно используется в качестве доказательства стороной обвинения.

Кроме того, принятое сегодня постановление призывает судей писать более содержательные приговоры: не повторять обвинительные заключения, не дублировать перечисление доказательств в отношении каждого подсудимого, указывать только те обстоятельства, которые исследовались в судебном заседании. При обсуждении проекта эти разъяснения были оценены положительно. Возможно, они позволят исключить практику вынесения так называемых флеш-приговоров, тексты которых фактически воспроизводят то, что содержится в обвинительном заключении.

В постановлении впервые объясняется порядок действий суда в случае, если подсудимый ссылается на незаконное давление следователей, объясняя этим изменение своих показаний (п. 11–14 постановления). Опровергать доводы о незаконном давлении должна сторона обвинения. Причем именно по ее инициативе суд может совершить «необходимые судебные действия» для проверки заявлений подсудимого. Впрочем, проверять эти заявления будет «соответствующий орган предварительного расследования», что, конечно, не исключает предвзятости такой проверки. Суд должен оценить выводы проверки и, очевидно, может не согласиться с ее результатами.

Владимир Багаев, Закон.ру

1 См.: ШнайдерГ.И. Криминология. М., 1994. С. 358.

2 См.: Ениколопов С.Н. Особенности психологической адаптации женщин к условиям переходного периода // Человек и семья: преодоление насилия. Материалы научно-практической конференции. М., 2000. С. 27.

3 См.: Устинова В.В. Особенности формирования личности несовершеннолетних насильственных преступников // Насилие, агрессия, жестокость. Криминально-психологическое исследование: сборник научных трудов. М., 1990. С. 55.

5 См.: Красовская О.Ю. Предпреступное и преступное поведение несовершеннолетних — жертв злоупотреблений родительской властью (криминологические и уголовно-правовые проблемы). Саратов, 2010. С. 85-86.

6 См.: Сборник международных договоров СССР. 1993. Вып. ХЬУ1.

7 См.: Антонян Ю.М. Личность преступника — индивидуальная профилактика преступлений: сопоставление и выводы // Личность преступников и индивидуальное воздействие на них: сборник научных трудов. М., 1989. С. 3-9.

Р.А. Севостьянов

«ПРИЗНАНИЕ ВИНЫ» И «РАСКАЯНИЕ»

КАК КРИТЕРИИ ИСПРАВЛЕНИЯ ОСУЖДЕННОГО:

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

В статье рассматриваются теоретические аспекты критериев исправления осужденного на стадии исполнения приговора. Дискутируется вопрос об отнесении к таковым признания осужденным своей вины и раскаяния в содеянном.

Ключевые слова: исправление, осужденный, признание вины, раскаяние.

R.A. Sevostianov

«ADMISSION OF GUILT» AND «REPENTANCE» AS A CRITERION FOR CORRECTION OF THE CONVICT: THEORETICAL ASPECTS

Keywords: correcting convicted, guilty plea, remorse.

Часть 4.1 ст. 79 УК РФ предусматривает, что при рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания учитывается отношение осужденного к совершенному деянию.

Согласно ч. 2 ст. 175 УИК РФ в характеристике осужденного, направляемой в суд администрацией исправительного учреждения для решении вопроса об условно-досрочном освобождении, указывается отношение осужденного к совершенному деянию.

До настоящего времени вопрос о единообразном понимании категории «отношение осужденного к совершенному деянию» остается открытым, что вызывает различное его понимание и правоприменение. Будучи законодательно закрепленным, рассматриваемый фактор, к сожалению, в самих нормативно-

© Севостьянов Роман Александрович, 2017

Кандидат юридических наук, доцент кафедры прокурорского надзора и криминологии (Саратовская государственная юридическая академия)

правовых актах не получил никакого определения. Отношение осужденного к деянию, за совершение которого он отбывает наказание, может быть весьма различно. Вместе с тем, несмотря на это, отношение к деянию в любом случае сводится к признанию либо непризнанию вины. Лицо может признавать себя виновным полностью, частично либо не признавать вовсе, может сожалеть о случившемся, а может, наоборот, признавая вину, нисколько не раскаиваться в содеянном. Трудно представить, в чем еще может выражаться отношение лица к деянию, за совершение которого он осужден.

Рассматриваемая нами законодательная формулировка, к сожалению, не конкретизирована, закон не раскрывает содержание критерия «отношение осужденного к совершенному деянию». Отсюда не ясно, требуется ли признание вины и раскаяние для реализации права на условно-досрочное освобождение, и, собственно говоря, следует ли относить признание вины и раскаяния к критериям исправления осужденного.

На первый взгляд, признание осужденным своей вины и чистосердечное раскаяние в содеянном — весьма важные факторы моральной корректировки личности, на что справедливо указывают такие авторы, как В.Н. Орлов, О.А. Пи-липенко и др.1 Логично рассуждать, что понимание собственной неправоты есть первый шаг на пути корректировки своего поведения. В связи с этим признание вины зачастую столь положительно оценивается как с точки зрения уголовного, так и уголовно-процессуального законодательства.

Ряд ученых являются активными сторонниками включения признания вины и раскаяния в содеянном в число критериев исправления осужденного. Так, бесспорной видят позицию о признании вины в качестве критерия исправления личности такие авторы, как А. Хаитжанов и П.В. Тепляшин, исследующие данную сферу2. В этой связи интерес представляет позиция К.А. Долгополова, который полагает, что для условно-досрочного освобождения требуется не только признание вины и чистосердечное раскаяние, но и «осуждение своего преступного прошлого; стремление к возмещению причиненного ущерба; признание справедливым назначенного судом наказания»3. А.А. Синичкин предлагает даже внести корректировки в определение исправления, закрепленное в ч. 1 ст. 9 УИК РФ, включив в него в качестве обязательной составляющей «раскаяние в совершенном противоправном деянии»4.

Изложенные точки зрения свидетельствуют о стремлении авторов отнести признание вины и раскаяние к критериям исправления личности. В науке уголовного права существует и несколько иная точка зрения Так, по мнению некоторых авторов, признание вины служит необходимым фактором для условно-досрочного освобождения, однако его следует относить не к критериям исправления лица, а к иным данным, характеризующим личность, наряду с возмещением ущерба, стремлением порвать с преступным прошлым и т.п.5

Данная позиция разделяется далеко не всеми авторами, исследующими институт условно-досрочного освобождения от наказания. Так, А.И. Рарог полагает, что к критериям исправления осужденного следует относить, например, «сведения о его поведении во время отбывания наказания, отношении к труду и исполнению обязанностей осужденного, отсутствии у лица взысканий и наличии поощрений и т.д.»6 и не упоминать о признании вины и раскаянии.

Аналогичных позиций придерживается и И.Я. Козаченко, который отмечает, что «исправление имеет место тогда, когда осужденный естественно и органично

включился в постоянный процесс самовоспитания, имеющего различные формы и силу нравственного воздействия»7. Кроме того, ученые, исследовавшие вопросы условно-досрочного освобождения, такие как И.Д. Бадамшин, А.А. Горшенин, М.Ф. Нестерец, Ш.М. Рашидов, В.В. Степанов, Д.А. Щерба и ряд других, также никак не связывают условно-досрочное освобождение с признанием вины в совершении преступления и раскаянием в содеянном, полагая, что критериями исправления осужденного являются факторы, относящиеся к его поведению в период отбывания наказания (наличие либо отсутствие взысканий, поощрения, участие в общественных мероприятиях, отношение к учебе, труду, связь с родственниками и т.д.) 8.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Безусловно, обе представленные позиции аргументированы и заслуживают внимания. Однако для того чтобы верно реализовать на практике институт условно-досрочного освобождения, нельзя не обратиться к сущности изоляции осужденного от общества. Российское уголовное законодательство предусматривает возможность условно-досрочного освобождения от наиболее серьезных видов наказаний, связанных с лишением лица свободы.

В силу того, что положение об условно-досрочном освобождении лица от отбывания такого наказания, как принудительные работы, является новым и в настоящее время пока не действует, а следовательно, отсутствуют какие-либо наработки в данной области, мы в настоящем исследовании не будем затрагивать данную тематику.

З.С. Тайфуров отмечает, что наказание в виде лишения свободы «по содержанию заключается в принудительном содержании осужденного в исправительном учреждении в условиях существенных ограничений контактов с внешним миром и необходимостью подчиняться установленному порядку отбывания наказа- е ния»9. Цели этой изоляции такие же, как для других наказаний: восстановле- U ние социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение | совершения новых преступлений (ч. 2 ст. 43 УК РФ). о

Устанавливая возможность условно-досрочного освобождения, законодатель О вовсе не говорит о достижении всех указанных целей, а выделяет лишь исправле- О ние осужденного, а точнее, такое состояние лица, при котором оно не нуждается а в дальнейшем отбывании наказания для своего полного исправления. На наш в взгляд, никакой ошибки со стороны законодателя здесь допущено не было, по- н скольку цели восстановления социальной справедливости и предупреждения | преступлений уже заложены в минимальный срок, необходимый для досрочного | освобождения лица. Исправление же лица, если обобщить все ранее сказанное, е

п

состоит в утрате личностью общественной опасности, которая в свою очередь сви- | детельствует об отсутствии необходимости дальнейшей изоляции осужденного | от общества, что и должно стать решающим фактором при принятии судами и решений об условно-досрочном освобождении. Критериями же исправления, и другими словами — утраты лицом общественной опасности, могут являться, как уже отмечалось, только объективные характеристики его поведения. 4

Заявления осужденного о признании вины и раскаянии лежат в субъективной 0 плоскости и сами по себе не могут свидетельствовать о том, что лицо в дальней- 7 шем не будет совершать преступлений, они могут быть ложными и иметь только одну направленность — скорейшее освобождение из мест изоляции. Здесь мы полностью разделяем точку зрения С.Ю. Бытко, полагающего, что «невозможно узнать — действительно ли осужденный под воздействием исправительных мер изменил свою систему ценностей, переосмыслил свое поведение или его убеждения и ценности остались прежними. Все, что доступно фиксации и научному 179

анализу, — это поступки человека, которые могут с определенной степенью достоверности свидетельствовать о происшедших изменениях личности»10. Поэтому, рассуждая над такими понятиями, как «условно-досрочное освобождение», «признание вины» и «раскаяние в содеянном», мы не должны их относить к понятиям одной плоскости.

Данные факторы, безусловно, не могут не приниматься во внимание судами, решающими вопрос об условно-досрочном освобождении лица, но только в совокупности с объективными критериями, характеризующими поведение осужденного, и свидетельствующими об отсутствии у него антиобщественных установок. На основании проведенного теоретического осмысления оснований условно-досрочного освобождения, а главным образом, факторов признания лицом своей вины в совершении преступления и раскаянии в содеянном и их соотношении с критериями исправления осужденного можно сделать ряд выводов.

Во-первых, институт условно-досрочного освобождения является важной составляющей Общей части уголовного права, способствующей реализации принципов гуманизма, справедливости, сокращающей меры уголовных репрессий со стороны государства, стимулирующей правопослушное поведение осужденного, предоставляющей осужденному шанс скорейшей ресоциализации.

Во-вторых, в условиях реформирования и дальнейшей гуманизации уголовно-исполнительной системы страны институт условно-досрочного освобождения имеет тенденцию на дальнейшее распространение и совершенствование.

В-третьих, полагаем, что достижение целей уголовного наказания (восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение преступлений вполне возможно и в течение срока отбытия наказания, минимально необходимого для решения вопроса об условно-досрочном освобождении, что уже заложено законодателем в положениях ст. 79 УК РФ.

В-четвертых, одним из наиболее острых вопросов научных дискуссий является отнесение к критериям исправления осужденного признания им своей вины в совершении общественно опасного деяния и наличие раскаяния в содеянном. В уголовно-правовой науке существуют две противоположные точки зрения на данную проблему. Мы придерживаемся мнения, согласно которому признание вины и раскаяние не могут быть отнесены к критериям исправления осужденного.

В-пятых, полагаем, что исправление лица состоит в утрате личностью общественной опасности, которая свидетельствует об отсутствии необходимости дальнейшей его изоляции от общества, что должно выступать решающим фактором при принятии судами решений об условно-досрочном освобождении.

В-шестых, анализ научных изысканий по вопросу об отнесении признания вины и раскаяния к критериям исправления осужденного показал, что данные факторы законом к таковым не отнесены, лежат в иной плоскости, нежели критерии исправления. Сами же критерии представляют собой объективные характеристики поведения осужденного за весь период отбывания наказания. Признание вины и раскаяние — факторы, во многом, находящиеся в субъективной плоскости, которые могут быть учтены судом, решающим вопрос об условно-досрочном освобождении, только в совокупности с данными о поведении лица.

1 См.: Орлов В.Н. Исправление осужденного как цель уголовных наказаний, не связанных с изоляцией от общества // Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета. 2007. № 4. С. 141; Пилипенко О.А. Законодательная регламентация понятия «исправление осужденного» как материального основания условно-досрочного освобождения // Юристъ-Правовед. 2009. № 1. С. 39.

2 См.: Хаитжанов А. К вопросу об определении степени оценки исправления осужденного, содержащегося в местах лишения свободы // Труды международного симпозиума «Надежность и качество». 2006. Т. 2.

В.С. Уманец • Индивидуализация наказания с применением статьи 64 Уголовного кодекса Российской Федерации

3Долгополов К.А. К вопросу о целях назначения уголовного наказания // Вестник СевКавГТИ. 2015. Т. 1. № 1 (20). С. 83-85.

4 Синичкин А.А. Оценка степени исправления осужденных к лишению свободы: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Чебоксары, 2003. С. 24.

5 См.: Уголовное право России. Общая часть: учебник / под ред. В.П. Ревина. 2-е изд., испр и доп. М., 2010. С. 234.

6 Уголовное право России. Общая часть / под ред. А. И. Рарога. 3-е изд., с изм. и доп. М., 2009. С. 404.

7 Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2008. С. 634.

9 Тайфуров З.С. Лишение свободы: содержание, цели и средства их достижения: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2005. С. 6.

10 Бытко С.Ю. Эффективность предупредительного воздействия уголовного наказания. М., 2014. С. 25.

В.С. Уманец

ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЯ НАКАЗАНИЯ С ПРИМЕНЕНИЕМ СТАТЬИ 64 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В статье аргументируется возможность назначения более мягкого наказания, основанного на задачах, принципах и целях уголовного закона. Определяются критерии обоснованного применения ст. 64 УК РФ. Исследуются вопросы позитивного посткриминального поведения лица, влияющего на выбор меры уголовно-правового характера.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ключевые слова: справедливость наказания, индивидуализация наказания, общие условия назначения наказания, назначение более мягкого наказания, позитивное посткриминальное поведение лица, совершившего преступление.

V.S. Umanets

INDIVIDUALIZATION OF PUNISHMENT PRACTICING ARTICLE 64 OF RF CRIMINAL CODE

Статья 64 Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ) наряду с общими началами назначения наказания содержит исключительное правило, согласно которому применение данной уголовно-правовой нормы возможно при наличии одного или

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх