Посредничество в конфликте

Для использования в других целях, см Посредничество (значения) . Не путать с медитацией .

Альтернативное разрешение спора

или разрешение внешних споров

  • Арбитраж
  • Примирение
  • Посредничество
  • Переговоры
  • Коллаборативное право
  • Решение конфликта
  • Разрешение спора
  • Посредничество при поддержке юриста
  • Посредничество под руководством партии
  • Восстановительное правосудие

Посредничество — это структурированный интерактивный процесс, в котором беспристрастная третья сторона помогает сторонам спора в разрешении конфликта с помощью специальных методов общения и переговоров. Всем участникам медиации предлагается активно участвовать в процессе. Посредничество — это процесс, ориентированный на стороны, поскольку он сосредоточен в первую очередь на потребностях, правах и интересах сторон. Посредник использует широкий спектр методов, чтобы направить процесс в конструктивном направлении и помочь сторонам найти оптимальное решение. Посредник способствует тому, что он / она управляет взаимодействием между сторонами и способствует открытому общению. Посредничество также имеет оценочный характер, поскольку посредник анализирует проблемы и соответствующие нормы («проверка реальности»), воздерживаясь от предоставления сторонам предписывающих рекомендаций (например, «Вам следует сделать …»).

Посредничество, как оно используется в законе, является формой альтернативного разрешения споров, разрешающей споры между двумя или более сторонами с конкретными последствиями. Как правило, третья сторона, посредник, помогает сторонам договориться об урегулировании. Спорщики могут урегулировать споры в различных областях, таких как коммерческие, юридические, дипломатические, рабочие, общественные и семейные вопросы.

Термин «посредничество» в широком смысле относится к любому случаю, в котором третья сторона помогает другим достичь соглашения. В частности, у посредничества есть структура, график и динамика, которых не хватает «обычным» переговорам. Процесс является частным и конфиденциальным, возможно, предусмотрен законом. Участие обычно добровольное. Посредник действует как нейтральная третья сторона и облегчает процесс, а не направляет его. Посредничество становится более мирным и международно признанным способом положить конец конфликту. Посредничество можно использовать для разрешения споров любого масштаба.

Однако термин «посредничество» из-за языка, а также национальных правовых норм и правил не идентичен по содержанию во всех странах, а скорее имеет определенные коннотации, и есть некоторые различия между англосаксонскими определениями и определениями других стран, особенно стран с традиция гражданского, статутного права.

Посредники используют различные методы, чтобы открыть или улучшить диалог и сочувствие между участниками спора, стремясь помочь сторонам достичь соглашения. Многое зависит от навыков и подготовки посредника. По мере того, как практика становилась популярной, последовали программы обучения, сертификации и лицензирования, в результате чего были подготовлены подготовленные и профессиональные посредники, приверженные этой дисциплине.

ПОСРЕДНИЧЕСТВО МЕЖДУНАРОДНОЕ, участие третьего государства в международном споре с целью привести стороны к переговорам и предложить решение конфликта. Именно возможность предложения решений отличает посредничество от т.н. «добрых услуг», которые по сути являются инструментом разрешения споров, когда третья сторона пытается лишь свести конфликтующих и предоставляет им самим разрешить спор. Часто действие, предпринятое в качестве добрых услуг, развивается затем в посредничество. Посредничество может быть эффективным, если третья сторона располагает полным доверием конфликтующих государств и не руководствуется собственными особыми интересами.

Эта процедура доказала свою полезность, и чтобы поощрить страны прибегать к ней чаще, некоторые положения о посредничестве были записаны в Гаагских конвенциях 1899 и 1907 гг. о мирном разрешении международных споров. Подписавшие ее государства одобрили соответствующую процедуру и согласились рассматривать любое предложение посредничества как дружественный акт, оставив за собой, однако, полную свободу отклонить его. В 1913-1914 гг. США заключили т.н. договора Брайана, которые также предусматривали разрешение споров мирными средствами. В 1928 Лига Наций закрепила это обязательство в своей резолюции (статья 12). Принцип мирного разрешения споров был также отражен в Парижском договоре от 1928. Лишь с созданием ООН был в полной мере разработан и закреплен принцип мирного урегулирования споров в Уставе ООН (1944-1955). Этот принцип получил дальнейшее подтверждение в различных международно-правовых документах: в Декларации о принципах международного права 1970, Заключительном акте СБСЕ 1975 и Манильской декларации о мирном разрешении международных споров 1982.

ПРИМЕНЕНИЕ ПОСРЕДНИЧЕСТВА КАК ПРИМИРИТЕЛЬНОЙ ПРОЦЕДУРЫ ПРИ РАЗРЕШЕНИИ ПРАВОВЫХ СПОРОВ И КОНФЛИКТОВ В РОССИИ

3.2. ПРИМЕНЕНИЕ ПОСРЕДНИЧЕСТВА КАК ПРИМИРИТЕЛЬНОЙ ПРОЦЕДУРЫ ПРИ РАЗРЕШЕНИИ ПРАВОВЫХ СПОРОВ И КОНФЛИКТОВ В РОССИИ

Худойкина Татьяна Викторовна, д. ю. н., профессор, заведующая кафедрой правовых дисциплин.

Место работы: Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева

thudoykina@mail. ru

Аннотация: В статье раскрываются история развития и современное состояние посредничества (медиации) как примирительной процедуры в России, дается ее общая характеристика и анализируется законодательное регулирование.

Ключевые слова: примирительная процедура, посредничество, медиатор, спор, конфликт

THE USE OF MEDIATION AS A CONCILIATION PROCEDURE TO RESOLVE LEGAL DISPUTES AHD CONFLICTS IN RUSSIA

thudoykina@mail. ru

Keywords: conciliation, mediation, mediator, dispute, conflict.

Конец 90-х гг. XX и начало XXI века ознаменованы возрождением интереса к примирительным процедурам в России. Они рассматриваются как

альтернатива государственному правосудию и

поэтому называются альтернативными процедурами , либо альтернативными формами2, средствами3, методами (способами)4 разрешения правовых споров и конфликтов (авторы часто применяют эти термины как синонимы). Не отрицая данного подхода, и не обосновывая своей позиции на сей счет, так как в целом не в этом суть проблемы, отмечу, что буду применять данные категории иногда равнозначно в ходе полного изложения проблемы.

Процесс реформирования различных сфер общественной и государственной жизни убедительно показал, с одной стороны, неспособность разрешения всех правовых споров и конфликтов средствами только государственной юрисдикции, с другой стороны, необходимость в условиях рыночной экономики широкого применения выработанного тысячелетиями мирового опыта урегулирования разногласий и противоборств.

С помощью введения альтернативных процедур можно не только быстро и эффективно разрешать конфликты, но и решать другие вопросы: уменьшить

1 Зайцев А. И. Негосударственные процедуры урегулирования

правовых споров : учеб. пособие / А. И. Зайцев, Н. В.

4 Шихата И. Альтернативные методы разрешения споров // Рос.

юстиция. — 1999. — № 3.

количество дел, подлежащих рассмотрению в судах, упростить процедуру разбирательства, снизить судебные издержки для сторон, сократить сроки прохождения дел в судебных инстанциях. Поэтому представляется, что путь создания новых альтернативных форм разрешения споров и конфликтов, действующих наряду с судебной формой защиты прав, является сегодня для России также приемлемым в решении накопившихся проблем судопроизводства.

Указанный путь является, конечно, не совсем традиционным для России с точки зрения современного правопонимания. Не случайно при обсуждении вопросов развития несудебных (негосударственных) процедур встречаются высказывания о том, что повсеместному и быстрому внедрению альтернативных методов разрешения правовых конфликтов препятствуют социально-психологические факторы российского общества, связанные, в частности, с особенностями национального характера и правовым отчуждением личности. По нашему мнению, указанные доводы могут быть отнесены к советскому сознанию, но не к самобытному русскому. Основы самобытности древнего и дореволюционного русского права составляла многообразная правовая сфера, основанная на доверии, моральных нормах, обычаях, деловых обыкновениях. И когда говорят о характерном для современного русского сознания правовом отчуждении личности, то скорее всего, речь идет не об отрицании самобытного русского права, а об отрицании нормативистского его понимания.

Данные теоретические выводы могут быть дополнены следующими историческими фактами, свидетельствующими о приемлемости использования форм урегулирования конфликтов, основанных на доверии, справедливости, равноправии: например, в сельской местности преобладало третейское разбирательство при содействии старцев и посредников; другим способом рассмотрения споров служили сельские сходы, на которых судили по обычаям; и др.

Институт посредничества известен России с древних времен. Он тесным образом связывался с третейским разбирательством. И это не случайно, так как последнее изначально было направлено на

разрешение спора по совести и на примирение сторон.

Первые сведения об использовании

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

примирительных процедур при разрешении споров и конфликтов у славянских народов относятся к VI веку н. э., когда в регулировании общественных отношений появляется «новое начало», выразившееся в понимании «необходимости заключать перемирие» (в это время одним из самых распространенных

источников образования обычных норм являлись мировые решения разных посредников). В дальнейшем, как отмечает Е.А. Рубинштейн, процедура урегулирования споров и конфликтов с использованием примирительных процедур стала источником древнего обряда славян — «побратимства»

— и превратилась в один из способов ограничения кровной мести5.

В период действия Русской правды исследователи утверждают о существовании медиаторов-судей, которые участвовали в определении «головничества». С XI до XV века, несмотря на развитие законодательства, институт примирения в русском судопроизводстве не претерпел значительных изменений. С XVI века примирительные процедуры предшествовали непосредственному судебному разбирательству и являлись его составной частью. Однако в дальнейшем примирительные процедуры проводились либо одновременно с непосредственными судебными действиями, либо заменяли их, либо использовались уже после вынесения решения.

Примирение и соответствующие ему процедуры сохранялись на протяжении длительного исторического периода, в том числе и после появления и развития законодательства, и даже получали юридическое оформление. Если у древних славян примирение было закреплено обычаем, например побратимство, то в XVIII — XIX веке примирение получило законодательное оформление в виде совестного суда. В 1775 г. Указом Екатерины Великой были учреждены совестные суды, которые рассматривали гражданские дела в порядке примирительной процедуры.

Другим институтом, первейшей задачей которого было содействие сторонам в урегулировании спора, являлся мировой суд, пришедший на смену совестным судам. По некоторым источникам на Руси существовали и другие суды:

а) игуменский суд — третейский суд, состоящий из нескольких лиц (братий) во главе с игуменом;

б) митрополичий суд — третейский суд с суперарбитром (как правило, митрополитом);

в) суд мирового ряда — здесь «полюбовное соглашение» совершалось с участием «рядцев и послухов», а практически единственным требованием к самому судье было отнесение его к числу «добрых людей».

Таким образом, помимо третейского суда, российской правовой традиции были известны и другие органы, в которых нейтральные третьи лица осуществляли примирительную процедуру (посредничество). С конца XVIII до середины XIX века институт посредничества

функционировал не раздельно, а вместе с судьями, дополняя и насыщая судебные процедуры примирительным элементом. Следовательно, примирение сохранялось и использовалось как способ разрешения споров и конфликтов наряду с иными публичными (официальными) процедурами.

Традиция совместного регулирования посредничества и третейского разбирательства нашла продолжение в Уставе гражданского судопроизводства, принятом Государственным Советом 20 ноября 1864 года6. В соответствии с его нормами примирительного производства мировой судья мог на основании соглашения сторон выполнять функции посредника в урегулировании конфликта по правилам, установленным для третейского суда.

Наиболее широкое распространение примирительные процедуры получили в России именно в крестьянской среде, жизнь которой даже в XIX веке регулировалась посредством неписаных правил и обычаев. В частности, процедуры разрешения конфликтов в волостном суде и в неофициальных судах (суде старейшин, суде соседей, громады, братском суде) основывались именно на посредничестве и примирении. Приведем один из таких примеров, который связан с жизнью русского крестьянства периода XIX — начала XX века. В начале ХХ века по заданию российского Сената в сельскую местность были посланы молодые адвокаты с целью разобраться с тем, как осуществляется общинное правосудие. Адвокат описал следующий случай: «Старейшины судят двух крестьян, между которыми произошел спор из-за участка земли. В результате было принято решение: «А прав, а Б не прав. Поэтому А получит две трети, а Б одну треть участка земли”. На это молодой адвокат замечает: «Если А прав, то он должен получить всю эту землю, а если нет, то он вообще не может получить эту землю. Как можно принимать такое решение, как ваше”. Старейшина же ему отвечает: «Земля -это только земля, а им жить в одном селе до конца жизни”»7.

Итак, стремление к совершенствованию судебной деятельности за счет введения примирительных процедур разрешения конфликтов не противоречит российским исторически сложившимся правовым традициям. Иначе говоря, для российского общества и пра-вопонимания нет ничего чуждого в обращении к негосударственным, согласительным способам урегулирования споров и конфликтов. Представляется, что преемственность и естественное развитие права в этой сфере были прерваны лишь историческим ходом событий и сложившейся в советском обществе официально действующей юридической системой.

В современных условиях российской действительности восстановление, обновление сферы, альтернативной правосудию, ее развитие с учетом назревших требований экономической и социальной жизни, опыта других государств является не только необходимым, но и возможным.

До недавнего времени институт посредничества был официально установлен в России только для урегулирования коллективных трудовых споров. Применительно к другим правовым спорам он не находил отражения в законодательстве. Последнее и единственное упоминание о праве сторон на обращение к посреднику за разрешением экономических споров содержалось в законодательстве об арбитражных судах 1991 года.

В Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации 2002 г. (далее — АПК РФ) впервые прямо предусмотрено право сторон обращаться к посреднику

6 См.: Уставь гражданского судопроизводства съ разъяснениями Сената по 1903 г. включительно. — Екатеринославъ, 1904.

7 Шанин Т. Куда идет Россия? — М., 1996. — С. 170.

ПРИМЕНЕНИЕ ПОСРЕДНИЧЕСТВА КАК ПРИМИРИТЕЛЬНОЙ ПРОЦЕДУРЫ ПРИ РАЗРЕШЕНИИ ПРАВОВЫХ СПОРОВ И КОНФЛИКТОВ В РОССИИ

и обязанность судьи разъяснить сторонам такое право. Положение о посредничестве как способе урегулирования спора между сторонами содержится в п. 2 ч. 1 ст. 135, ч. 2 ст. 158 АПК РФ. Причем, в АПК РФ не ограничиваются возможности сторон для использования примирительных процедур в зависимости от категорий спора, характера правоотношений, если только это не противоречит федеральному закону (ч. 2 ст. 138 АПК РФ).

При неразвитости в России института посредничества очень важно разъяснять сторонам их право обратиться к посреднику, в том числе к медиатору, и последствия такого обращения. Для этого судья мог бы использовать собеседование со сторонами или с их представителями, проведение которого предусмотрено в п. 1 ч.1 ст. 135 АПК РФ. В этом плане перспективным является разработка методики разъяснения судьями права на урегулирования спора в рамках посредничества.

Во время собеседования судья и сам может содействовать сторонам урегулировать спор, попытавшись вместе с ними конкретизировать спорные моменты, сблизить позиции и т. п. Во всяком случае если во время собеседования судья увидит, что стороны готовы к примирению, он не должен ограничивать их права, препятствовать этому. Важной поэтому представляется содержащаяся в ч. 2 ст. 158 АПК норма, предоставляющая право арбитражному суду отложить судебное разбирательство, если обе стороны ходатайствуют об этом в связи с обращением к посреднику, в том числе к медиатору, в целях урегулирования спора. При этом срок отложения судебного разбирательства не приведет к затягиванию процесса, если переговоры не приведут к урегулированию спора, поскольку он охватывается сроком подготовки дела к судебному разбирательству, во время которого сторонам была предоставлена возможность для урегулирования спора.

В международной терминологии посредничество однозначно именуется медиацией. («Mediation» (англ.)

— посредничество; вмешательство с целью примирения). Проводить посредничество — значит находиться между сторонами, содействовать процессу переговоров и выработке у них взаимоприемлемых решений.

В международной системе альтернативного разрешения споров действуют правила медиации, принятые как на государственном уровне (например, Правила проведения посредничества, принятые Федеральной службой посредничества и примирения США), так и на негосударственном, коммерческом или общественном уровне (например, Типовое руководство для медиаторов, принятое Американской ассоциацией арбитров, Американской ассоциацией юристов и Обществом профессионалов в области разрешения конфликтов).

Сегодня — медиации, как альтернативном способе разрешения споров и конфликтов с участием посредника, в России говорится очень много, и, безусловно, данный институт способен оказать серьезное влияние на правовое пространство нашей страны. Хотя вопрос о более серьезном законодательном регулировании медиации ставился в российском юридическом сообществе уже давно и обсуждался на самых разных уровнях: начиная с форумов, заканчивая обсуждениями этого вопроса на судейских собраниях, но только недавно, 27 июля 2010 года, был принят Федеральный

закон № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»8 (далее — Закон о медиации), который вступил в законную силу с 1 января 2011 года.

Представляется, что к этому закону наше государство шло довольно целенаправленно. Так, необходимость развития примирительных процедур как социального института была отмечена в Федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России» на 2007 — 2011 годы (утвержденной Постановлением Правительства РФ от 21 сентября 2006 года № 583), в разделе «II. Цель и задачи Программы, целевые индикаторы и показатели».9 Президент России Д.А. Медведев сформулировал поручения по итогам VII Всероссийского съезда судей (январь 2009 года), где указал на то, что в сфере развития судебной системы необходимо подготовить изменения в законодательные акты Российской Федерации, предусматривающие внедрение досудебных процедур рассмотрения споров, включая медиацию.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Как указано в самом Законе о медиации, он разработан в целях создания правовых условий для применения в Российской Федерации альтернативной процедуры урегулирования споров с участием в качестве посредника независимого лица — медиатора, содействия развитию партнерских деловых отношений и формированию этики делового оборота, гармонизации социальных отношений.

Следует сказать, что основным вектором государственной политики в области развития медиации должна стать разработка и последующая реализация собственной Концепции системного развития медиации в России, поскольку одного упоминания о необходимости внедрения примирительных процедур в Концепции федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2007-2011 годы явно недостаточно. Эта концепция должна иметь централизованный (федеральный) характер, но, вместе с тем, субъекты Российской Федерации должны приложить много усилий для популяризации медиации как путем принятия нормативных правовых актов, регулирующих и унифицирующих основные направления внедрения медиации, так и путем разработки и реализации тактических и стратегических планов действий, целью которых должно явиться обеспечение развития института медиации на местах. В этом плане перспективным будет создание территориальной сети государственных бюро по примирительному урегулированию правовых конфликтов. Правительству РФ рекомендовано разработать и утвердить федеральную целевую программу «Комплексное развитие примирительных процедур (медиации)», определяющую перспективы развития сети пунктов примирительного посредничества.

Основным направлением деятельности в целях становления института медиации должна стать разработка системы обучения самих медиаторов. Законом о медиации предусматривается, что деятельность медиатора может осуществляться как на профессиональной, так и на непрофессиональной основе. Следует отметить, что процедура медиации по спорам,

8 Российская газета. -2010. — 30 июля.

9 Собрание законодательства РФ. — 2006. — № 41. — Ст. 4248.

переданным на рассмотрение суда до начала проведения процедуры медиации, может проводиться только медиаторами, осуществляющими свою деятельность на профессиональной основе. Осуществлять такую деятельность могут лица, имеющие высшее профессиональное образование и прошедшие курс обучения по программе подготовки медиаторов. В Законе также сказано, что лица, осуществляющие деятельность медиаторов вправе осуществлять любую иную не запрещенную законодательством Российской Федерации деятельность. Таким образом, медиаторы могут иметь самое разное образование.

Более того, в связи с введением института медиации потребуется, чтобы те специалисты, которым по роду своей деятельности приходится сталкиваться с необходимостью распознавать, предотвращать и разрешать конфликтные ситуации, имели четкое представление о медиации, о ее преимуществах и о границах применимости (к этим специалистам можно отнести судей, судебных приставов и служащих других государственных структур). Закон о медиации запрещает им выступать в качестве медиаторов, однако, знания о процедуре медиации, о ее принципах и возможностях должны стать частью их профессиональной компетентности. Поэтому разработка и внедрение медиативных программ обучения для этих категорий специалистов, также будет играть важную роль при становлении системы обучения навыкам медиации.

На современном этапе необходимо развитие многоступенчатой системы обучения медиации, включающей:

1) разработку базовых программ, позволяющих получить основные знания о медиации (эти программы позволят специалистам различных сфер деятельности получить необходимые знания о медиации, связанные с возможностями медиации и ее применением на практике);

2) разработку программ подготовки медиаторов;

3) разработку программ обучения специалистов, которые заинтересованы в получение знаний о медиации, в целях использования их в своих профессиональных целях с учетом специфики их деятельности (судьи, судебные приставы, служащие иных госструктур).

Сегодня уже действуют центры, которые проводят обучение по медиационным программам. Такими центрами, например, являются: Научно-методический центр медиации и права, созданный в Москве (центр проводит обучение медиации по различным программам: «Медиация (посредничество). Базовый

курс»; «Медиация (посредничество). Курс подготовки тренеров медиаторов (посредников)» и другие); Центр правовых технологий и примирительных процедур (медиации), созданный при Уральской государственной юридической академии (центр проводит курсы повышения квалификации по специализированной программе «Медиация в судебной деятельности»).

В России существует ряд и других организаций, проводящих обучение по медиативным программам, однако, становление законодательно установленного института медиации, потребует развития новой системы обучения навыкам медиации.

Данную миссию могли бы выполнять юридические вузы (факультеты) обладающие необходимой материальной базой, квалифицированными преподавателями, методиками и опытом обучения.

Кроме того, государственные вузы, существующие в большинстве регионов страны на базе которых действуют юридические клиники, могли бы стать и первыми центрами оказания медиативной помощи населению, поскольку высшие учебные заведения, как показал опыт работы Центра медиации Уральской государственной юридической академией, пользуются доверием в обществе, что важно для развития практической медиации. В настоящее время центры медиации действуют при юридическом факультете Сибирского федерального университета, при юридическом факультете Воронежского

государственного университета и в ряде других юридических вузов.

Предстоит большая работа, как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Российской Федерации по становлению единой системы обучения, которая должна будет обеспечить доступность такого обучения за счет расширения учреждений, осуществляющих как подготовку практикующих медиаторов, так и разработку учебных программ, методического материала рекомендательного характера.

Список литературы:

4. Российская газета. -2010. — 30 июля.

6. Собрание законодательства РФ. — 2006. — № 41. — Ст. 4248.

7. Шамликашвили Ц.А. Юридическое сопровождение процедуры медиации // Корпоративный юрист. — 2009. — № 2. — С. 56 — 58.

8. Шанин Т. Куда идет Россия? — М., 1996. — С. 170.

9. Шихата И. Альтернативные методы разрешения споров // Рос. юстиция. — 1999. — № 3. — С. 43 — 44.

Reference list:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Russian newspaper. — 2010. — July 30.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх