Постановление о привлечении

ПОСТАНОВЛЕНИЕ о привлечении в качестве обвиняемого за совершение грабежа

г. Энск

30 июля 201* года

Следователь следственного отделения Советского РОВД г. Энска лейтенант юстиции Д.М. Ладыгина, рассмотрев материалы уголовного дела N 111-2211-0*,

установила:

по делу собраны достаточные доказательства, дающие основания для предъявления обвинения Лепехину Эдуарду Викторовичу в том, что:

24 июля 201* года в 17 часов, Лепехин Э.В., находясь в состоянии алкогольного опьянения, по предварительному сговору с неустановленным следствием лицом с целью хищения чужого имущества на неустановленной следствием автомашине подъехал к дому 6 по улице Революции в г. Энске, где, выйдя из автомашины, подошел к Фуфаевой А.А., торговавшей около указанного дома продуктами питания, и открыто, на виду у посторонних граждан, из корыстных побуждений похитил торговые весы стоимостью 1150 руб., принадлежащие ТОО «Овощи-Фрукты» магазина N 45.

После чего на автомашине с похищенными весами с места преступления скрылся. Своими действиями Лепехин Э.В. причинил магазину N 45 материальный ущерб на общую сумму 1150 руб.

Он же, вторично, 26 июля 201* года около 15 часов 10 мин., находясь в состоянии алкогольного опьянения, по предварительному сговору с неустановленным следствием лицом с целью хищения чужого имущества на автомашине ГАЗ-24 гос. номер О 30-51 ТЛ, принадлежащей гр-ну Щербакову Б.Б., за рулем которой находился последний, приехал к дому 22 по ул. Революции в г. Энске, где, выйдя из автомашины, подошел к Шебановой В.В., торгующей продуктами питания на развале около указанного дома и открыто, на виду у посторонних граждан, из корыстных побуждений похитил торговые весы стоимостью 3500 руб., принадлежащие Цурканову Н.Н., причинив потерпевшему материальный ущерб на общую сумму 3500 руб. После чего на автомашине с похищенным с места преступления скрылся.

Своими действиями Лепехин Э.В. совершил преступление, предусмотренное п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ, — открытое хищение чужого имущества (грабеж) соответственно группой лиц по предварительному сговору.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 171 и 172 УПК РФ,

постановила:

привлечь Лепехина Эдуарда Викторовича в качестве обвиняемого по настоящему делу, предъявив ему обвинение в преступлении, предусмотренном п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ, о чем ему объявить.

Следователь следственного отделения Советского РОВД г. Энска лейтенант юстиции Д.М. Ладыгина

Настоящее постановление мне 31 июля 201* года в 17 час. 55 мин. объявлено, его текст прочитан лично в присутствии защитника Якушина Александра Алексеевича (ордер N 133). Сущность предъявленного обвинения разъяснена и понятна.

Одновременно мне разъяснены права, предусмотренные частью четвертой ст. 47 УПК РФ, а именно:

1) знать, в чем я обвиняюсь;

2) получить копию постановления о привлечении меня в качестве обвиняемого, копию постановления о применении ко мне меры пресечения, копию обвинительного заключения или обвинительного акта;

3) возражать против обвинения, давать показания по предъявленному мне обвинению либо отказываться от дачи показаний. При согласии дать показания быть предупрежденным о том, что мои показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при моем последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ;

4) представлять доказательства;

5) заявлять ходатайства и отводы;

6) давать показания и объясняться на родном языке или на языке, которым я владею;

7) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

8) пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных УПК РФ;

9) иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе и до первого допроса, без ограничения их числа и продолжительности;

10) участвовать с разрешения следователя в следственных действиях, проводимых по моему ходатайству или по ходатайству моего защитника либо законного представителя, знакомиться с протоколами этих действий и подавать на них замечания;

11) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы, ставить вопросы эксперту и знакомиться с заключением эксперта;

12) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела и выписывать из него любые сведения и в любом объеме;

13) снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;

14) приносить жалобы на действия (бездействие) и (или) решения следователя (дознавателя и др.), прокурора и суда и принимать участие в их рассмотрении судом;

15) возражать против прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 27 УПК РФ;

16) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении меня меры пресечения и в иных случаях, предусмотренных п. п. 1 — 3, 10 ч. 2 ст. 29 УПК РФ;

17) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания;

18) обжаловать приговор, определение, постановление суда и получать копии обжалуемых решений;

19) получать копии принесенных по уголовному делу жалоб и представлений и подавать возражения на эти жалобы и представления;

20) участвовать при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора;

21) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК РФ.

Обвиняемый Э.В. Лепехин Защитник А.А. Якушин

Постановление объявила, права разъяснила, копию настоящего постановления обвиняемому и его защитнику вручила 31 июля 201* г.

Следователь следственного отделения Советского РОВД г. Энска лейтенант юстиции Д.М. Ладыгина

Копия настоящего постановления направлена прокурору Оконешниковского района г. Энска 31 июля 201* г.

Следователь следственного отделения Советского РОВД г. Энска лейтенант юстиции Д.М. Ладыгина

Решение по уголовному делу — апелляция Информация по делу №22-1423/2015

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

гор. Красноярск 5 марта 2015 года

Суд апелляционной инстанции в составе судьи Красноярского краевого суда Крынина Е.Д.,

при секретаре: Балацкой В.В.,

с участием прокурора Красноярской краевой прокуратуры Мальцевой Я.Ю., адвоката Савинского Д.И., представляющего интересы подсудимой Анфиловой М.Н.,

рассмотрел в открытом судебном заседании 5 марта 2015 года уголовное дело по апелляционному представлению прокурора Кировского района гор. Красноярска – Боль С.Я.

на постановление Кировского районного суда гор. Красноярска от 22 января 2015 года, которым:

возвращено уголовное дело в порядке ст. 237 УПК РФ по обвинению Анфиловой М.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УК РФ, прокурору Кировского района гор. Красноярска для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Заслушав доклад судьи Крынина Е.Д. по обстоятельствам дела и доводам апелляционного представления, выслушав адвоката подсудимой — Савинского Д.И., прокурора Красноярской краевой прокуратуры Мальцевой Я.Ю., поддержавшей частично доводы представления, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

<дата> в порядке ст. 222 УПК РФ прокурором Кировского района гор. Красноярска в районный суд было направлено уголовное дело в отношении Анфиловой М.Н., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УК РФ.

Постановлением суда от 30 декабря 2014 года уголовное дело было назначено к рассмотрению на 12 января 2015 года в открытом судебном заседании.

12 января 2015 года особый порядок производства по делу был прекращен, судом было постановлено, дело рассмотреть в общем порядке. Судебное заседание было отложено на 22 января 2015 года.

<данные изъяты>

По итогам судебного заседания 22 января 2015 года, суд первой инстанции принял вышеизложенное судебное решение.

В апелляционном представлении прокурор Кировского района гор. Красноярска — Боль С.Я., ставит вопрос об отмене постановления суда и направлении дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином состава со стадии судебного разбирательства.

Выводы суда о том, что квалификация инкриминируемого подсудимой Анфиловой М.Н. преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УК РФ не соответствует обстоятельствам, указанным в обвинительном заключении, по мнению автора представления, является не обоснованной.

Техническая ошибка следователя в обвинительном заключении о том, что наркотическое вещество № 2 и наркотическое вещество № 3 составляет «значительный размер», а не «крупный» на формулировку обвинения и квалификацию действий подсудимой Анфиловой М.Н. по ч.2 ст. 228 УК РФ не влияет.

В обвинительном заключении изложены обстоятельства незаконного приобретения, и хранения Анфиловой М.Н. наркотического средства без цели сбыта для личного потребления, верно, указаны наименование наркотика, состоящего из вещества № 1, № 2 и № 3 и соответственно вес указанных наркотических средств со ссылкой на выводы судебно-химической экспертизы

Права и законные интересы подсудимой, при этом никак не нарушены.

Кроме этого, прокурор полагает, что в ходе предварительного расследования, следователь не обязан устанавливать вес определенного наркотического вещества, изъятого у подозреваемого, и установлению в ходе следствия это обстоятельство не подлежит.

Далее, в своем решении, суд сделал преждевременный вывод о виновности подсудимой по приобретению и хранению наркотического средства № 2 и № 3 в «крупном размере», что недопустимо.

Кроме того, вопрос о возвращении дела прокурору был инициирован судом после оглашения обвинительного заключения, то есть, до исследования материалов дела в полном объеме.

С учетом этих обстоятельств, автор представления находит решение суда о возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, не обоснованным.

Исследовав представленные материалы уголовного дела, проверив доводы апелляционного представления прокурора, выслушав участников уголовного судопроизводства, суд апелляционной инстанции находит, постановление суда о возвращении уголовного дела в отношении Анфиловой М.Н. в порядке ст. 237 УПК РФ прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, законным, обоснованным и мотивированным.

В соответствии с ч.3 ст. 6 УПК РФ, уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечает назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Конституция РФ в ч.3 ст. 46, формулируя право на судебную защиту, не исключает, а напротив, предполагает возможность исправления следственных и судебных ошибок на любой стадии уголовного судопроизводства.

Согласно п.1 ч.1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного судебного решения на основе данного заключения или акта.

С учетом положений Постановления Конституционного Суда РФ от 08 декабря 2003 года № 18-П, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом во всех случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного следствия, в частности, когда обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта.

Постановлением Правительства от 01 октября 2012г. № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ …», вступившим в законную силу с 01 января 2013г., утверждены значительный, крупный и особо крупный размеры наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228-1, 229 и 229-1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления.

Уголовная ответственность за незаконное изготовление и хранение наркотических средств без цели сбыта, предусмотрена при наличии признаков значительного, крупного и особо крупного размеров, что является бесспорным признаком объективной стороны указанного состава преступления.

При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в частности, событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления) – п.1 ч.1 ст. 73 УПК РФ, что имеет важное квалифицирующее значение для правовой оценки действий лица и его ответственности. Установление указанного перечня обстоятельств обязательно по каждому уголовному делу для законного и обоснованного разрешения дела по существу.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении должны быть указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, которые, подлежат доказыванию.

В исследуемых обстоятельствах, указанные требования закона, органом предварительного расследования не были выполнены.

Как следует из обвинительного заключения, Анфиловой М.Н. предъявлено обвинение в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства:

<данные изъяты> который является производным наркотического средства <данные изъяты>, включенного в Список 1 Перечня, массой <данные изъяты> грамма, в крупном размере (вещество № 1);

в незаконном приобретении и хранении наркотического средства – смеси наркотических веществ, содержащим в своем составе: <данные изъяты>, который является производным наркотического средства <данные изъяты>), который является производным наркотического средства <данные изъяты>, общей массой — <данные изъяты> грамма в значительном размере (вещество № 2);

а так же в незаконном приобретении и хранении наркотического средства – смеси наркотических веществ, содержащим в своем составе: 1) <данные изъяты>, который является производным наркотического средства <данные изъяты> и 2) <данные изъяты> который является производным наркотического средства <данные изъяты>, общей массой — <данные изъяты> гр., в значительном размере (вещество № 3).

Вместе с тем, наркотическое средство, представленное в смеси вещество № 2, массой <данные изъяты> гр. – составляет в действительности крупный размер, наркотическое средство –представленное в смеси вещества № 3, массой <данные изъяты> грамма, также составляет крупный размер в соответствии с Перечнем, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 года № 1002 (в редакции Постановления Правительства РФ № 10 от 23 июня 2014 года).

Таким образом, из материалов дела видно, что Анфилова М.Н. незаконно приобрела и хранила без цели сбыта вещество № 2 и вещество № 3 в крупном размере, однако в формулировке обвинения данный квалифицирующий признак вменен неверно, как значительный.

Установив в судебном заседании, что предложенная органом уголовного преследования квалификация преступления, искажает его объективную сторону, не соответствует обстоятельствам, изложенным в обвинительном заключении, суд первой инстанции с учетом правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 02 июля 2013 года № 16-п, пришел к обоснованному выводу, что указанное нарушение закона не устранимо в судебном заседании, и является препятствием для рассмотрению дела и принятия законного, обоснованного и справедливого решения.

Ссылка автора представления на устранение данного нарушения в ходе судебного разбирательства, несостоятельна, поскольку обвинительное заключение составляется следователем и утверждается прокурором, то есть, участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения, суд же в состав участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения не входит, а обеспечивает реализацию принципа состязательности, предусмотренного ст. 15 УПК РФ.

С учетом вышеизложенного, суд апелляционной инстанции не может согласиться с доводом автора представления, о том, что неверное указание размера наркотического средства, объективно не влияет на формулировку обвинения Анфиловой М.Н., на его, что данное нарушение закона никоим образом не нарушает положение Конституции РФ, в том числе и право подсудимой, на защиту от обвинения.

Не основан на законе и довод о том, что в ходе предварительного следствия, орган расследования не обязан устанавливать вес наркотического средства, изъятого у лица.

Нельзя согласиться и с утверждением о том, что вопрос о возвращении дела прокурору был инициирован судом сразу после оглашения обвинительного заключения, поскольку очевидность нарушения требований закона не требовала каких-либо дополнительных исследований.

В остальном, решение судом принято в рамках своих полномочий, предусмотренных уголовно-процесуальным законом.

С учетом вышеизложенного, оснований для отмены постановления суда о возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ в отношении Анфиловой М.Н., суд апелляционной инстанции не усматривает.

Правовые основания для возвращения дела прокурору в порядке п. 1 ч.1 ст. 237 УПК РФ имели место быть.

Вместе с тем, из смысла оспариваемого судебного решения, ясно, что суд первой инстанции сделал преждевременный выводы о виновности подсудимой в незаконном приобретении и хранении наркотических средств в крупном размере касательно вещества № 2 и № 3., что подлежит исключению из описательно-мотивировочной части оспариваемого постановления.

Довод представления, в этой части, заслуживает внимания.

Руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

Постановление Кировского районного суда гор. Красноярска от 22 января 2015 года, о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ в отношении Анфиловой М.Н., изменить:

-исключить из описательно-мотивировочной части оспариваемого судебного решения, указание суда на то, что Анфилова М.Н. незаконно приобрела и хранила без цели сбыта вещество № 2 и вещество № 3 в «крупном размере», как преждевременное.

В остальном, настоящее постановление, оставить без изменения.

Апелляционное представление прокурора Кировского района гор. Красноярска — Боль С.Я., удовлетворить частично.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке главы 47-1 УПК РФ.

Председательствующий Е.Д. Крынин

Литвинов Михаил Васильевич

преподаватель кафедры уголовного процесса Краснодарского университета МВД России (тел.: +78612583757)

К вопросу о наиболее типичных ошибках в обвинительном заключении

В статье рассмотрены вопросы содержания обвинительного заключения. Дан анализ наиболее типичных ошибок органов предварительного расследования при его составлении.

Ключевые слова: обвинительное заключение, судебная практика, вводная часть, описательно-мотивировочная часть, резолютивная часть, приложения.

To the question of the most typical mistakes in indictments

Key words: indictment, litigation, introductory part, descriptive-motivational part, operative part, applications.

Эффективность предварительного расследования во многом зависит от качества процессуальных документов. В первую очередь это касается обвинительного заключения как итогового документа, завершающего предварительное следствие. Однако анализ сложившейся судебной правоприменительной практики показывает, что в подавляющем большинстве случаев уголовные дела возвращаются прокурору для устранения препятствий к их рассмотрению судом в связи с тем, что обвинительное заключение (обвинительный акт, обвинительное постановление) составлены с нарушением требований УПК РФ) . Данные обстоятельства побудили автора статьи к исследованию этих проблем.

В отличие от УПК РСФСР (ч. 1 ст. 205) действующее законодательство (ст. 220 УПК РФ), раскрывая содержание обвинительного заключения, четко не определяет его структуру. Вернее, его элементы в названой норме перечислены, но различными являются рекомендации по размещению их в обвинительном заключении. В связи с этим данный вопрос является достаточно дискуссионным среди ученых-процессуалистов.

Руководствуясь ранее действующей ст. 205 УПК РСФСР, в юридической литературе, как правило, выделяли две структурные части обвинительного заключения — описательную и резолютивную . Отдельные авторы называли вводную и описательную части . Существуют и сторонники трехчленной структуры обвинительного заключения, пред-

полагающей наличие вводной, описательной и резолютивной частей .

Однако наиболее распространенной является позиция ученых, выступающих за структуру обвинительного заключения, состоящую из четырех частей: вводной, описательно-мотивировочной, резолютивной и приложений. Разделяя эту точку зрения, можно сказать, что во вводной части отражаются: наименование документа; фамилия, имя и отчество лица, привлеченного к уголовной ответственности; пункт, часть, статья уголовного закона, по которой лицо привлечено к уголовной ответственности. При совершении преступления группой лиц данные каждого обвиняемого целесообразно указывать в той последовательности, которая соответствует роли каждого из них в инкриминируемом деянии.

Полагаем, что к этой же части можно отнести резолюцию прокурора по утверждению обвинительного заключения .

В описательно-мотивировочную часть входят сведения, указанные в пп. 3-9 ч. 1 ст. 220 УПК РФ. К ним относятся существо обвинения, а также место, время и способы совершения преступления. Помимо этого закон называет мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. Здесь же указываются перечни доказательств, которые подтверждают обвинение (их краткое содержание), и доказательств, на которые ссылается сторона защиты (их краткое содержание). В описательно-мотивировочной части должны быть отражены обстоятельства,

смягчающие и отягчающие наказание; сведения о потерпевшем, характере и размере вреда, который был причинен ему преступлением; сведения о гражданском истце, гражданском ответчике .

По мнению Т.А. Гумерова, основное требование, предъявляемое к составлению описательно-мотивировочной части обвинительного заключения, состоит в том, чтобы, с одной стороны, охватить всю совокупность элементов, входящих в ее содержание, с другой — не загромождать ее излишним описанием и разбором обстоятельств, не относящихся к существу дела. Выделение именно «описательно-мотивировочной» части диктуется наличием упоминания в УПК РФ описательно-мотивировочной части приговора, которая по своему содержанию примерно схожа с аналогичной частью обвинительного заключения .

Недостатки описательно-мотивировочной части обвинительного заключения достаточно часто в судебно-следственной практике являются основанием для возвращения в соответствии с ч. 1 ст. 237 УПК РФ уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Не всегда в обвинительном заключении раскрыты все элементы объективной стороны обвинения. В частности, в ходе судебного разбирательства по обвинению С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, суд по ходатайству защитника обвиняемого возвратил уголовное дело прокурору, поскольку в обвинительном заключении отсутствовали сведения о том, что преступление (хищение акций) начато в одном месте, а окончено в другом. Помимо этого в обвинительном заключении отсутствовало указание на конкретные заведомо подложные документы .

Характеризуя эту часть обвинительного заключения, следует остановиться на вопросе анализа доказательств, который, по мнению одних, необходим, а с точки зрения других, отрицательно сказывается в процессе составления обвинительного заключения. Неоднозначная реакция ученых и практических работников возникла после принятия и введения в действие норм пп. 5, 6 ст. 220 УПК РФ, в которых в первоначальной редакции был назван лишь перечень доказательств. Нельзя не сказать, что в течение первого года действия УПК РФ большинство следователей в своей правоприменительной практике так и поступали, т.е. в обвинительном заключении лишь перечисляли доказательства обвинения. Вместе с тем, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от

5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» разъяснил, что обвинительное заключение или обвинительный акт в соответствии с пп.5 и 6 ст. 220 УПК РФ и п. 6 ч. 1 ст. 225 УПК РФ должны включать в себя, в частности, перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты. Если по делу привлечены несколько обвиняемых или обвиняемому вменяется несколько эпизодов обвинения, то перечень указанных доказательств должен быть приведен в отдельности по каждому обвиняемому и по каждому эпизоду обвинения. При этом под перечнем понимается не только ссылка в обвинительном заключении на источники доказательств, но и приведение в нем краткого содержания доказательств.

Федеральным законом от 9 марта 2010 г. № 19-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в пп. 5, 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ были внесены изменения, в соответствии с которыми в обвинительном заключении должен быть указан не только перечень доказательств, но также и краткое изложение их содержания. Данные коррективы норм ст. 220 УПК РФ имеют важное значение. Во-первых, изложение содержания и анализ доказательств является гарантией обеспечения прав обвиняемого, позволяющей ему тщательно подготовиться к защите в судебном процессе. Во-вторых, при изучении материалов уголовного дела прокурор получает полное представление о доказательственной базе, что позволяет ему оценить преимущества либо недостатки обвинительного заключения. В-третьих, позволяет суду понять логику обвинения, определить круг обстоятельств, которые подлежат исследованию в ходе судебного разбирательства.

Термин «анализ» означает «метод исследования путем рассмотрения отдельных сторон, свойств, составных частей чего-нибудь», «всесторонний разбор, рассмотрение» . А.С. Золотарев понимает под анализом доказательств «оценочный, логический комментарий к изложенным доказательствам» . В соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве уголовного дела.

Анализ сложившейся судебной правоприменительной практики показывает, что зачастую

процесс составления обвинительных заключений сводится к техническому копированию собранных по делу доказательств в полном объеме без учета их необходимости и достаточности для доказывания обстоятельств, предусмотренных УПК РФ. Так, по ряду категорий дел, например о преступлениях против собственности, в сфере экономики, изымается значительное количество документов, которые признаются вещественными доказательствами и приобщаются к материалам уголовного дела. Такие документы могут составлять несколько томов, а так называемыми «рабочими», информативными материалами являются единицы томов, остальные же включают в себя вещественные доказательства, которые фактически доказательственного значения не имеют .

При составлении обвинительного заключения следует учитывать, что потерпевшими по уголовному делу могут быть как физические, так и юридические лица. В отношении потерпевшего — физического лица, указываются полностью его фамилия, имя, отчество, число, месяц, год, место рождения и жительства, род занятий, место работы, семейное положение, наличие иждивенцев. Способами индивидуализации юридических лиц являются наименование и юридический адрес. Учитывая, что потерпевшему может быть причинен моральный, физический или имущественный ущерб, следует конкретизировать его вид и размер, дать оценку вреда, причиненного деловой репутации, иным охраняемым законом правам и интересам организации. Это является гарантией защиты прав потерпевших, гражданских истцов. Так, в обвинительном заключении по уголовному делу в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного пп. «б», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, следователем не были соблюдены требования ст. 220 УПК РФ, т.е. не указан характер и размер вреда, причиненный преступлением. Данное нарушение в совокупности с другими недостатками послужило основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ .

Из содержания п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК РФ также следует, что при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, по-

1. Собр. законодательства РФ. 2001. № 52, ч. 1. Ст. 4921; 2015. № 29, ч. 1. Ст. 4354; Ст. 4391.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

скольку суд при назначении наказания обязан учитывать не только характер и степень общественной опасности преступления, но и личности виновного (ч. 3 ст. 60 УК РФ). Поэтому п. 2 ч. 1 ст. 220 УПК РФ обязывает следователя указать в обвинительном заключении данные о личности каждого обвиняемого. Необъективная, формальная характеристика личности обвиняемого в заключительном акте отрицательно сказывается как на защите обвиняемого в процессе судебного разбирательства, так и при вынесении приговора при индивидуализации наказания.

Резолютивная часть является юридическим выводом, логическим завершением описательно-мотивировочной части. В ней излагается формулировка обвинения с указанием на квалификацию преступления — пункт, часть, статью УК РФ. Если по делу несколько обвиняемых, то резолютивная часть должна быть персональной для каждого из них.

Вопрос о соотношении резолютивной части обвинительного заключения и постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого неоднозначно оценивается учеными-процессуалистами и практическими работниками. Так, О.Д. Жук высказывается по этому поводу следующим образом: «При описании существа обвинения следует иметь в виду, что по общему правилу содержание обвинения не должно выходить за пределы описания деяния, которое было сделано в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого» . Эти проблемы связаны с соблюдением пределов судебного разбирательства. В соответствии с ч. 1 ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство производится в отношении обвиняемого и по предъявленному обвинению.

Резюмируя изложенное, подчеркнем, что большинство из обозначенных недостатков можно отнести к системным, которые связаны с ненадлежащим выполнением следователем требований УПК РФ. Для искоренения названных недостатков следует использовать меры, направленные на повышение квалификации работников, осуществляющих предварительное расследование (систематическое прохождение курсов повышения квалификации; проведение совместных семинаров работников предварительного следствия, прокуратуры и суда и т.д.).

1. Coll. of legislation of the Russian Federation. 2001. № 52, pt. 1. Art. 4921; 2015. № 29, pt. 1. Art. 4354; Art. 4391.

2. Ведомости ВС РСФСР. 1960. № 40. Ст. 592.

3. Питерцев С. К. Составление обвинительного заключения. СПб., 1998.

5. Золотарев А. С. Обвинительное заключение: структура, стиль и логика доказывания: учеб.-практ. пособие. Екатеринбург, 1997.

7. Ефимичев С. П. Обвинительное заключение, его содержание и структура // Рос. следователь. 2005. № 12.

9. Решение Ленинского районного суда г. Краснодара от 22 марта 2013 г. //Архив Ленинского районного суда г. Краснодара.

10. Бюл. Верховного Суда РФ. 2004. № 5.

11. Собр. законодательства РФ. 2010. № 11. Ст. 1168.

12. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1995.

13. Толкаченко А.А. Типичные ошибки и недостатки следствия с точки зрения судов // Уголовный процесс. 2014. № 9.

14. Уголовное дело № 1-84-13 // Архив Майкопского городского суда Республики Адыгея.

15. Жук О.Д. Уголовное преследование по уголовным делам об организации преступных сообществ (преступных организаций). М., 2004.

2. Bull. of the Supreme Soviet of the RSFSR. 1960. № 40. Art. 592.

3. Pitertsev S.K. Drafting of the indictment. St. Petersburg, 1998.

5. Zolotarev A.S. Indictment: the structure, style and logic of proof: teaching and practical manual. Ekaterinburg, 1997.

6. Lyaschev D.V. Drawing up the preliminary investigation of the indictment: diss. … Master of Law. Tyumen, 2007.

7. Efimichev S.P. The indictment, its contents and structure // Russian investigator. 2005. № 12.

8. Gumerov T.A. Indictment: legal nature, content and procedural consequences: diss. … Master of Law. Ekaterinburg 2009.

10. Bull. of the Supreme Court of the Russian Federation. 2004. № 5.

11. Coll. of legislation of the Russian Federation. 2010. № 11. Art. 1168.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Ozhegov S.I., Shvedova N.Yu. Dictionary of Russian language. Moscow, 1995.

Правозащитный центр «Весна» проанализировал постановление Центрального районного отдела Следственного комитета города Минска о привлечении в качестве обвиняемого по уголовному делу активиста «Молодого фронта» Филиппа Шаврова. Правозащитники пришли к выводу, что уголовное дело по ч.1 ст.339 и ч.2 ст.339 УК РБ необходимо прекратить и освободить активиста из-под стражи.

Филипп Шавров. Фото из социальных сетей

Филипп Шавров привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу: ему предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.339, ч.2 ст.339 УК РБ. Дело направлено в суд.

В соответствии с Уголовным кодексом, хулиганством являются умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, сопровождающиеся применением насилия или угрозой его применения либо уничтожением или повреждением чужого имущества либо отличающиеся по своему содержанию исключительным цинизмом.

Объективно действия Ф. Шаврова заключались в следующем: 16-17 января (согласно обвинению), он нанес краской небольшое относительно размера памятника изображение бело-красно-белого флага на гранитную составляющую памятника погибшим сотрудникам МВД, а также выкрасил в красный цвет руки памятника А. Пушкину; 17-19 января нанес надпись «1937” на забор насосной станции на окраине Минска.

Филиппу Шаврову предъявлено окончательное обвинение. Ему грозит до 6 лет заключения

Активисту «Молодого Фронта» Филиппу Шаврову, задержанному за раскрашенные руки памятника Пушкину, предъявили окончательное обвинение. Как сообщила «Весне» его жена Ольга, в его уголовном деле кроме инцидента с памятником еще два эпизода.

Квалифицировать эти действия активиста как хулиганство невозможно исходя из следующего:

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Республики Беларусь «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве» от 24 марта 2005 г. № 1, уничтожение или повреждение чужого имущества при совершении хулиганских действий может выражаться в приведении его в состояние полной или частичной непригодности либо к утрате имуществом потребительских свойств.

В нанесении рисунка флага на памятник и окраске рук скульптуры сложно увидеть признаки повреждения чужого имущества, поскольку это не приводит памятники в состояние полной или частичной непригодности и не ведет к утрате памятниками своих «потребительских свойств»: эти скульптуры могут и далее использоваться по назначению. Безусловно, с целью возврата скульптур в первоначальный вид, который соответствовал бы художественному замыслу авторов, возможно произвести их очистку, возложив на причинителя вреда расходы.

Еще меньше повлияла надпись «1937” на потребительское качество забора насосной станции водозабора, принадлежавшего предприятию «Минскводоканал». Собственник, безусловно, имел право вернуть забор в первоначальный вид за счет автора надписи.

Более того, следует иметь в виду, что субъективная сторона хулиганства выражается в виде умысла на грубое нарушение общественного порядка с мотивом явного неуважения к обществу. На это, в частности, может указывать совершение виновным без какого-либо повода или же с использованием незначительного повода действий, свидетельствующих о стремлении проявить свое неуважение к обществу и продемонстрировать пренебрежение к общепринятым правилам общежития, правам иных лиц, способность к бесчинству, о желании унизить и подавить другого человека, надругаться над его интересами или интересами общества.

Подобных противоправных мотивов в действиях Ф. Шаврова не было. Содержание рисунка и надписи, а также проекция содержания некоторых произведений российского поэта на особенности современных российско-белорусских межгосударственных отношений, процессы «углубленной интеграции», протесты против которой охватили города Беларуси в конце 2019 года, свидетельствовали о том, что их нанесение Шавровым имело мотивом выражение мнения, подпадающее под защиту Международного Пакта о гражданских и политических правах, а не указанное в процессуальном документе «необузданное желание самоутвердиться с помощью дерзких выходок, показывая свою безнаказанность и превосходство над окружающими, кощунство и вандализм».

Следует иметь в виду, что в соответствии со статьей 19 Пакта каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору. Пользование этими правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми: для уважения прав и репутации других лиц; для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения. Таким образом, носившие исключительно мирный характер действия Ф. Шаврова не подпадают под допустимые ограничения ст.19.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указано содержание рисунков и надписи, что нарушает право обвиняемого на защиту. Перечисленные рисунки и надпись, во всяком случае, однозначно не могли характеризоваться терминами, использованными в постановлении: «циничное изображение, оскорбляющее общественную нравственность» в отношении изображения флага и выкрашенных рук памятника и «циничное изображение и надпись, оскорбляющую общественную нравственность» — в отношении надписи «1937”. Равно не соответствует смыслу содеянного определение «осквернил и запятнал указанное сооружение унижающим, позорящим человеческое достоинство, оскорбляющим общественную нравственность… изображением».

Несправедливо и исторически неверно утверждать о том, что Ф. Шавров нанес изображение бело-красно-белого флага, «пренебрегая и проявляя издевательство над памятью сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск МВД Беларуси, погибших при исполнении служебного долга по охране общественного порядка и борьбе с преступностью»: как минимум стоит учесть, что с 1991 года в течение почти четырех лет это был государственный флаг Беларуси, под которым сотрудники органов внутренних дел с 1992 года принимали присягу и изображение которого было элементом форменной символики МВД.

Сам по себе факт нанесения изображения на скульптуру может иметь разные оценки, но однозначно не заслуживает определения «открыто осквернил и надругался над традициями и обычаями белорусского народа»: обвиняемый не посягнул на сакральные или историко-культурные ценности, не уничтожил, не нанес необратимых повреждений, не использовал нецензурную лексику в надписях, либо язык вражды и ненависти по признакам национальности, расы, религиозной принадлежности, социального происхождения и иным признакам.

Дело Филиппа Шаврова в суде. Он мужественно смотрит на возможные трудные перспективы

Уголовное дело активиста «Молодого фронта» Филиппа Шаврова было передано из прокуратуры в суд Центрального района Минска. Дата процесса еще не назначена. Сам Филипп в своем письме друзьям заявляет, что суд должен начаться в середине апреля.

По мнению Верховного Суда, грубое нарушение общественного порядка может выражаться в совершении таких действий, которые повлекли срыв массового мероприятия, временное прекращение нормальной деятельности учреждения, предприятия, общественного транспорта и т.п., а также причинение вреда здоровью, законным правам и интересам человека, в длительном и упорно не прекращающемся нарушении общественного спокойствия, избиении потерпевших.

Эти деяния могут проявляться и в уничтожении или повреждении имущества, но криминализировано только такое повреждение имущества, которое характеризуется заведомым пренебрежением виновным общепринятыми нормами поведения в обществе, активным противопоставлением своей личности интересам общества или отдельных лиц. Также хулиганством является повреждение имущества, отличающееся по своему содержанию исключительным цинизмом.

Исключительный цинизм в составе хулиганства — это проявление в действиях, грубо нарушающих общественный порядок и выражающих явное неуважение к обществу, крайне презрительного отношения к основным нравственным ценностям общества. Исключительным цинизмом, в частности, может быть признано проявление бесстыдства, издевательства над больными, престарелыми, лицами, находящимися в беспомощном состоянии, совершение хулиганских действий в условиях общественного или стихийного бедствия, надругательство над обычаями, традициями и т.п.

Как видно, действия Ф. Шаврова в совокупности с целями и мотивом их совершения под определение хулиганства не подпадают, несмотря на беспорядочное обилие в постановлении следователя терминов, которые могли бы характеризовать какие-то противоправные действия, но которые не имеют ничего общего с обстоятельствами рассматриваемого дела.

Необходимо отграничивать хулиганство от других деяний в зависимости от содержания и направленности умысла виновного, мотивов, целей и обстоятельств совершенных им действий. Так, умышленное уничтожение или повреждение имущества, совершение иных действий, внешне сходных с хулиганством, не могут быть квалифицированы как хулиганство, при условии, что они не были сопряжены с заведомым для виновного грубым нарушением общественного порядка и выражением явного неуважения к обществу.

По статье 341 УК (Осквернение сооружений и порча имущества) преследуется осквернение зданий или иных сооружений циничными надписями или изображениями, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах при отсутствии признаков более тяжкого преступления. Это преступление отнесено к категории не представляющих большой общественной опасности; в отношении обвиняемых по этой статье невозможно применение меры пресечения в виде заключения под стражей.

В какой-то мере содеянное Ф. Шавровым, в случае установления в этом его вины, имеет отдельные признаки указанного состава преступления, однако в большей степени пропорциональной мерой воздействия на него, в духе уважения права на свободное выражение мнений, было бы возложение обязанности возместить затраты на приведение имущества в первоначальное состояние в гражданском порядке.

Применение к Филиппу Шаврову меры пресечения в виде заключения под стражу с учетом обстоятельств дела, поведения обвиняемого после совершения деяний, возможности и целесообразности попытки скрыться от органа, ведущего уголовный процесс, и суда является необоснованным: такая мера является чрезмерной и может расцениваться лишь как способ оказать давление на обвиняемого из мести за реализацию им общепризнанных гражданских прав и в связи с принадлежностью Шаврова к оппозиционной молодёжной организации «Малады Фронт», члены которой регулярно преследуются властями Беларуси. В этом смысле лишение свободы Филиппа Шаврова является произвольным, что дает право требовать его немедленного освобождения.

В связи с этим считаем необходимым требовать прекращения уголовного преследования Филиппа Шаврова по статье 339 Уголовного кодекса с отменой меры пресечения и освобождения его из-под стражи.

Новая редакция Ст. 171 УПК РФ

1. При наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

2. В постановлении должны быть указаны:

1) дата и место его составления;

2) кем составлено постановление;

3) фамилия, имя и отчество лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, число, месяц, год и место его рождения;

4) описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с пунктами 1-4 части первой статьи 73 настоящего Кодекса;

5) пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за данное преступление;

6) решение о привлечении лица в качестве обвиняемого по расследуемому уголовному делу.

3. При обвинении лица в совершении нескольких преступлений, предусмотренных разными пунктами, частями, статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого должно быть указано, какие деяния вменяются ему по каждой из этих норм уголовного закона.

4. При привлечении по одному уголовному делу в качестве обвиняемых нескольких лиц постановление о привлечении в качестве обвиняемого выносится в отношении каждого из них.

Комментарий к Статье 171 УПК РФ

Комментарий удалён по просьбе автора.

Другой комментарий к Ст. 171 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Для предъявления обвинения лица в совершении преступления расследованием по уголовному делу должно быть установлено, что: а) само деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется расследование, имело место в действительности; б) это деяние совершено данным лицом; в) в расследуемом деянии (действии или бездействии) содержится состав определенного преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК. На этом основании тот, в чьем производстве находится уголовное дело (дознаватель, следователь, прокурор), выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

2. И в этот же момент еще до объявления такого постановления лицу, в отношении которого оно вынесено, в данном деле появляется центральная процессуальная фигура обвиняемого (см. ст. 47 и комментарий к ней). Однако расследование с появлением обвиняемого не завершается. Оно лишь приобретает состязательный характер.

Словом, сущность правоотношения в момент привлечения лица в качестве обвиняемого может быть охарактеризована следующим образом: должностное лицо, в производстве которого находится уголовное дело в стадии предварительного расследования, оценив по отдельности в совокупности как обвинительные, так и оправдательные доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь законом и совестью (ст. 17 УПК РФ), констатирует: «Я (прокурор, следователь, дознаватель) от имени государства утверждаю, что преступление такое-то (грабеж, разбой, получение взятки и т.п.) имело место; оно совершено данным лицом, в чем оно и обвиняется. На данный момент я не имею равных оснований для иного вывода. Защищайтесь…».

3. При наличии оснований для вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого оно должно быть вынесено безотлагательно. Существующая практика, когда предъявление обвинения отодвигается вплоть до полного завершения расследования, неправомерна, поскольку лицо длительное время оказывается лишенным права на защиту и, что еще хуже, иногда ставится в искусственное положение «подследственного» свидетеля и подвергается вызовам, изобличающим допросам и очным ставкам.

4. Из содержания комментируемой статьи явствует, что приводить доказательства, на которых базируется обвинение, следователь в данном постановлении не обязан; в ряде случаев это могло бы оказаться преждевременным.

6. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого — строго индивидуализированный уголовно-процессуальный документ. Не может быть «коллективных» постановлений о привлечении в качестве обвиняемых сразу нескольких лиц.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх