Правда и закон журнал

Налоговая реформа зацепила и ФЛП. Есть плюсы и минусы.

Изменения заработали с 23.05.2020 г. Земельные новации для единоналожников вступят в силу с 01.07.2020 г.

Выделим самое резонансное.

ЕДИНЫЙ НАЛОГ (ГРУППЫ 1 — 3)

1. «Новые» лимиты дохода:
— группа 1 — не более 1 млн грн;
— группа 2 — не более 5 млн грн;
— группа 3 — не более 7 млн грн.
Назвать их новыми нельзя, поскольку до этих значений их уже повысили другим Законом (№ 540-IX) с 02.04.2020 г. Соответственно, с 23.05.2020 г. дополнительно ничего не меняется.
К слову, налоговики уже успели отказаться от «усечения» новых лимитов для единоналожников, которые были на ЕН по состоянию на 01.01.2020 г. и не меняли группу в 2020 году (об их незаконной позиции на эту тему мы уже писали).
Теперь с этим все ОК (см. разъяснение в категории 107.02.01 ЗІР). В том смысле, что когда бы мы ни оказались на ЕН в 2020 году, лимиты всегда одинаковые: группа 1 — 1 млн грн, группа 2 — 5 млн грн, группа 3 — 7 млн грн.
Нюансы лишь для тех, кто по итогам I квартала 2020 года (то есть до того, как Законом № 540-IX повысили лимиты) допустил превышение старых лимитов. Таким плательщикам ЕН нужно было либо перейти в «старшую» группу ЕН (для чего подать соответствующее заявление не позднее 20.04.2020 г.), либо оказаться на общей системе. С общей зайти снова на ЕН в 2020 году из-за позиции налоговиков не получится. А вернуться с III квартала из «старшей» группы ЕН в «младшую», если позволяет новый лимит, – пожалуйста.
Учтите, что после превышения 1 млн грн перестает действовать освобождение от РРО. К сожалению, этот лимит не увеличивают.

2. Аренда и земельный налог

С 01.07.2020 г. сдача единоналожником (группы 1 — 3) в аренду/наем/ссуду недвижимости на земельном участке или просто земельного участка убивает право не платить земельный налог.

Этого долго добивались налоговики, а суды их время от времени ставили на место.

При этом сами условия сдачи недвижимости в аренду на ЕН изменений не претерпели.

Если земля оформлена на обычное физлицо, то ничего предпринимать не нужно. Налоговики должны сами прислать уведомление о сумме земельного налога. В нем будет значиться сумма за второе полугодие 2020 года.

Если вдруг земля оформлена именно на ФЛП, то придется подавать земельную декларацию — начиная с отчетности за июль.

3. НДС: квартальный период и не только

Квартального периода больше нет. Понимаем это так, что II квартал квартальщики закроют квартальной декларацией по НДС. А с отчетности за июль у всех месячное декларирование.
Должны уйти (хотя налоговики могут изобрести что-то новое) проблемы с НК по НДС у тех, кто эксплуатирует грузовые автомобили и спецтехнику. Связано это с изменениями для общесистемщиков (о которых скажем позже). У налоговиков была странная логика — мол, для общесистемщиков это основные средства «двойного назначения» с запретом на расходы на содержание и амортизацию. Значит, соответствующий НК по НДС нужно «выкашивать» (компенсировать начислением НО). Даже единоналожникам (хотя причем здесь они?!). Даже если подтвержден факт использования исключительно в облагаемых НДС-операциях.
Так вот, с 23.05.2020 г. понятие «основные средства двойного назначения» ушло, равно как ушел запрет на учет расходов на содержание и амортизацию грузовых авто. Апеллировать налоговикам больше не к чему.
К слову, для перехода с безНДСной ставки ЕН 5 % на ставку ЕН 3 % (с НДС) заявление теперь можно будет подавать за 10 (а не за 15, как ранее) календарных дней до начала квартала.

4. Налоговый долг и потеря права на упрощенку

Сбрасывать с единого налога по причине длительного (на каждое первое число месяца в течение двух последовательных кварталов) «висения» налогового долга теперь будут, только если сумма такого долга превышает 1020 грн. Это порог, до которого не направляется налоговое требование. Соответственно, долг может оказаться незамеченным.

5. Новые подакцизные коды

Подакцизными товарами с 23.05.2020 г. также стали: «палива рідкі, на основі газойлів (дизпаливо), менш як 85 об. % яких, включаючи витрати, переганяється при температурі 350 °C (за методом ISO 3405, еквівалентним методу ASTM D 86), крім палива пічного побутового» (коды согласно УКТ ВЭД: 2710 19 62 00 — 2710 19 68, 2710 19 71 00, 2710 19 75 00, 2710 19 99 00, 2710 20 31 00, 2710 20 35 00, 2710 20 39 00); «тільки розчинники або розріджувачі на основі метанолу, інші готові суміші на основі метанолу» (коды согласно УКТ ВЭД: 3814 00 90 90).

Внимание: ими нельзя торговать (равно как и импортировать/экспортировать или производить) на едином налоге! Исключение — как и раньше, разрешена на едином налоге розничная продажа горюче-смазочных материалов в емкостях до 20 литров.

ОБЩАЯ СИСТЕМА

6. Налоги на хозимущество — в расходы

Налог на имущество в большей части его составляющих «пустили» в расходы. Разумеется, если его уплата связана с ведением бизнеса. Это: земельный налог и арендная плата за землю; налог на нежилую недвижимость; транспортный налог.
А вот налог с жилой недвижимости остается вне расходов ФЛП.
Пара замечаний на этот счет.

Транспортный налог платят с легковых автомобилей класса люкс. Едва ли эти авто будут использоваться в хоздеятельности ФЛП.
Налог на недвижимость ФЛП платят как обычные физлица — не по декларации, а по уведомлению налоговиков. Причем не авансом, как юрлица, а в текущем году за прошлый. Плюс платят его одним платежом (а не поквартально, как юрлица). Могут ли налоговики заявить, мол, раз в 2020 году «недвижналог» ФЛП будет платить за 2019 год, когда еще действовал запрет, то учесть его в расходах нельзя?

Считаем, что оснований для таких заявлений нет. Спасает «кассовый» метод. Уплаченный начиная с 23.05.2020 г. «недвижналог» ставим в расходы (графа 8 Книги учета доходов и расходов) по факту уплаты. Помесячно разбивать не нужно.
По сути та же история с земналогом.

7. Грузовые автомобили…

Убрали (с 23.05.2020 г.) такое понятие, как «основное средство двойного назначения». Теперь запреты касаются просто конкретного перечня основных средств. И в этом конкретном перечне основных средств уже нет грузовых автомобилей. Соответственно открыт путь в расходы:
— амортизации расходов на приобретение и улучшение грузовых атомобилей. А заодно и всего того, что раньше налоговики необоснованно «запихивали» в эту категорию (седельные тягачи, полуприцепы, трактора, гидравлические подъемники и т. п.).

Возможно, налоговики заявят, что право на амортизацию касается лишь приобретений, оплаченных с 23.05.2020 г. Но здесь есть интересный момент. По аналогичной ситуации с амортизацией 2017 года налоговики сплошь и рядом проигрывают в судах – см., например, постановление восьмого апелляционного административного суда от 07.11.2018 г. № 857/872/18. Так что, возможно, в этот раз налоговики будут осторожнее. Ведь НКУ не требует, чтобы грузовые авто были приобретены/оплачены именно с 23.05.2020 г.;
— расходам на содержание грузовых автомобилей (а также седельных тягачей, полуприцепов, тракторов, гидравлических подъемников и т. п.). Напомним, что за неимением расшифровки термина «содержание» практика с легкой руки налоговиков пошла по наиболее фискальному пути. По сути под запретом было все, кроме собственно топлива. Нельзя было относить на расходы ни ТО, ни ремонты, ни аренду и т. д. Теперь этого запрета нет. Поэтому все связанные с содержанием грузового авто расходы, которые в принципе «умещаются» в ст. 177 НКУ (то есть соответствуют требованиям к составу расходов), могут быть учтены.
Поскольку вопрос с расходами решили положительно, то налоговикам будет сложнее выкашивать НК по НДС.
Осталась, конечно, еще совершенно дикая зацепка — мол, раз авто регистрируется на физлицо, то НК нужно убирать. Несмотря на всю абсурдность этого подхода не исключаем, что налоговики будут держаться за него до последнего — в части НК при приобретении авто. Благо в судах этот аргумент поддержки в основном не находит. Тот же «настораживающий» судебный кейс по НДС при покупке авто (постановление ВС от 17.12.2018 г. по делу № 810/1726/16) отыгран в пользу ФЛП (решение Киевского окружного админсуда от 27.03.2019 г. № 810/1726/16). Но учесть нужно вот что. Да, надуманные аргументы налоговиков можно, пусть и с тяжелыми боями, опровергнуть в суде. Но за налогоплательщиком стоит непростая задача доказать использование авто в хоздеятельности в облагаемых НДС операциях. А также четкое соблюдение требований НКУ касательно НДС-учета (в том числе, если для этого были основания, выполнение требований п. 198.5 НКУ).

8. Основные средства у ФЛП: 6 → 20 тыс. грн

Основное средство с 23.05.2020 г. — это материальный актив, предназначенный для использования в хоздеятельности, стоимость которого превышает 20000 грн (раньше —6000 грн) и срок полезного использования — более 1 года.
С критерием 20 000 (раньше — 6000 грн) сравнивают первоначальную стоимость объекта, сформированную по правилам П(С)БУ 7 «Основные средства». В частности, если вы — неплательщик НДС, «в общий котел» попадет и сидящий в цене приобретения НДС. Для плательщика НДС 20 тыс. грн берем без НДС.
Что нужно учесть по части перехода с 6000 грн на 20000 грн?
Собственно такие ситуации мы уже проходили в 2015 году и имеем два ключевых вывода:
— рубикон идет не по дате приобретения, а по дате ввода в эксплуатацию. То есть если купили до 23.05.2020 г., но вводим в эксплуатацию начиная с 23.05.2020 г., то смотрим уже на новый критерий;

— «старые» ОС (введенные в эксплуатацию до 23.05.2020 г.) не переклассифицируют и продолжают учитывать исходя из действовавшего ранее критерия (6000 грн).
Есть нюансы с малоценными необоротными активами (МНМА). Амортизировать матобъекты стоимостью не более 20000 грн однозначно нельзя, так как это не основные средства. Но можно ли тогда включить их стоимость в расходы напрямую?

В принципе, налоговики положительно высказываются насчет возможности учета расходов на приобретение необоротной малоценки (категория 104.05 ЗІР). Правда, в качестве примера приводилось «канцелярские принадлежности и др.». Подход такой: если данные расходы проходят через «сито» п.п. 177.4.1 НКУ, то их можно включать в расходы.
Но что такое п.п. 177.4.1 НКУ? Формально это прямые материальные расходы. По бухучетным же подходам амортизация МНМА могла бы зайти в другие прямые. Но не в прямые материальные. В то же время «зажимать» п.п. 177.4.1 НКУ до прямых материальных нам самим смысла особого нет (на фоне того, что никаких «методрекомендаций» по формированию состава расходов ФЛП нет). Поэтому если «визуально» можно «запихнуть» (похоже на состав) в п.п. 177.4.1 НКУ, то «запихиваем». Можно методом 50 % на 50 %, чтобы сильно не напрягать налоговиков. Опять же настойчиво рекомендуем, пока жив такой ЗІР, получить письменную (в бумажной или электронной форме) ИНК. Потому как уже о приличных суммах идет речь.

9. Реконструкция, модернизация и другие улучшения

Стоимость этих мероприятий с основными средствами теперь нужно амортизировать. Раньше сразу относили на расходы отчетного месяца (в силу прямого указания).
Сразу бросается в глаза недочет. НКУ выделяет два блока расходов: улучшения и текущий ремонт. Первые амортизируют, вторые идут прямо в расходы.. Хотя это неправильно. Капитальный ремонт совсем не обязательно является улучшением. Считаем, те капремонты, которые не являются улучшениями, все равно не обязательно амортизировать, а можно сразу относить на расходы — через п.п. 177.4.4 НКУ.
Хотя проблемы наверняка будут. Универсальный совет: в первичке пишите «ремонт» вместо «капитальный ремонт».
Для классификации улучшения/ремонты ФЛП придется штудировать, в частности, П(С)БУ 7 и Методрекомендации по бухгалтерскому учету ОС от 30.09.2003 г. № 561.

10. Первая и последняя декларация о доходах

Квартальную (первую) декларацию о доходах отменили. Осталась только годовая.

ФЛП, которые зарегистрированы во II квартале 2020 года и выбрали 1 или 2 группу ЕН или ничего не выбрали (т. е. остались на общей системе), уже будут подавать только годовую декларацию о доходах (не позже 09.02.2021 г.).

То же самое касается ФЛП, которые с начала II квартала перешли с ЕН на общую систему налогообложения. Аналогично поступят те, кто «внутри» 2020 года будет переходить с общей системы на единый налог. Декларация о доходах — только по году.
К слову, на уплату НДФЛ-авансов это никак не влияет. Платим их по ненаступившим срокам уплаты.
Последнюю (ликвидационную) декларацию о доходах нужно подавать в течение 20 календарных дней после окончания месяца, в котором ФЛП снялся с госрегистрации (было — в течение 30 календарных дней после разрегистрации).

Вестник Челябинского государственного университета. 2010. № 9 (190). Право. Вып. 23. С. 41-46.

В. А. Слепышев

становление и развитие законодательства О несостоятельности (БАНКРОТСТВЕ) В РОССИИ

Рассматриваются вопросы становления и развития российского законодательства о несостоятельности (банкротстве). Анализируются правовые акты, регламентирующие отношения в сфере несостоятельности (банкротства), начиная с таких памятников права, как Русская Правда, Соборное уложение и т. д.

Ключевые слова: несостоятельность, банкротство, законодательство, развитие.

Для экономико-правовой сферы России банкротство не является чем-то неизвестным, и как правовой институт корнями уходит в далекое прошлое. Поскольку банкротство в широком смысле слова означает наказуемое неисполнение должником, ставшим несостоятельным, своих имущественных обязательств по отношению к кредиторам, следует рассмотреть эволюцию правовой ответственности должников и порядок урегулирования долгового конфликта в разные исторические эпохи.

Уже в Русской Правде — правовом документе ХІ-ХІІ вв. — говорится об особом положении купца и его денежных и товарных операциях, на которые не распространялось право получения кредита обычным горожанином. Оценка неисполнения имущественных обязательств сводилась к определению элемента «злой воли». Только при случайной несостоятельности (если товар, взятый в долг, погибнет от кораблекрушения, неприятельских войск или пожара) она рассматривалась как деяние невинное («якоже пагуба от Бога есть, а не виноват»)1, должник не подлежал уголовной ответственности и наступала обязательная рассрочка долга. При мнимой несостоятельности (злостное банкротство), когда должник набрал мошеннически («полагавши») чужих денег и скрылся от кредиторов, он преследовался и наказывался, как вор, уголовным порядком2. При несостоятельности, возникшей по вине должника (пьянство, расточительность), в древнерусском праве практиковалось наложение личной ответственности, т. е. ответственность по обязательствам падала только на лицо, а не на его имущество, ибо обязательства имеют вполне личный характер — они неотделимы от лица. В силу этого при неисполнении обязательства взыскание обращалось не на недвижимое имущество должника, хотя бы оно у него и было, а на самого должника, который

выдавался кредитору «головою до искупа» .

Несостоятельное лицо по Русской Правде могло быть продано с публичного торга. Но продажа в «холопство» наступала лишь тогда, когда несостоятельность была безнадежна. Если же долг можно было отработать, то несостоятельный выдавался кредитору для его отработки. Причем в статьях Русской Правды определялась такса для отработки долга в течение известного срока (года). Очевидно, что при низкой таксе значительный долг не мог быть отработан за всю жизнь должника и переходил на его детей, приводя и их к состоянию полного холопства.

Приведенный выше подход к несостоятельности сохранился и в более позднем российском законодательстве, усложнялось и расширялось само нормативно-правовое регулирование. Например, в Соборном уложении Московского царя Алексея Михайловича, в отличие от Русской Правды, устанавливались предельные сроки уплаты долгов. Отсрочка давалась только до трех лет. Уложение расширило круг применения норм о несостоятельности. Если в Русской Правде речь шла лишь о купцах, взявших чужие деньги для торговли, то в уложении уже говорилось о всяком долге и всяком должнике, вводился институт поручительства за несостоятельного должника, отражавший общую тенденцию законодательства, направленную на обеспечение гражданско-правовых обязанностей лица путем

установления поручительства за него .

Следует подчеркнуть, что мировая история правового регулирования несостоятельности (банкротства) насчитывает много веков. В современной литературе в качестве точки отсчета, с которой начинает развиваться законодательство о несостоятельности, принят период, датируемый ХУ1-ХУ11 вв. В России история правового регулирования несостоятельности берет свое начало в XVIII в., когда была создана целая система норм о банкротстве: Банкротский устав от 15 декабря 1740 г., Устав о банкротах

от 19 декабря 1800 г., Устав о торговой несостоятельности от 23 июня 1832 г.5 Институт банкротства имел широкое распространение в дореволюционной России, и этот период является достаточно интересным, так как уровень российского права того времени оценивается учеными-правоведами весьма высоко. Именно в России проблемам несостоятельности были посвящены труды ведущих юристов того времени: Г. Ф. Шершеневича, К. И. Малышева, А. Х. Гольмстена, М. И. Кулагина и других. Как указывал М. И. Кулагин: «В строгом юридическом значении банкротство есть лишь одно из возможных последствий несостоятельно-сти…»6, т. е. несостоятельность понималась им как родовое понятие, а банкротство как видовое.

После Октябрьской революции 1917 г. нормативно-правовое регулирование несостоятельности (банкротства) начало осуществляться одновременно с переходом к мирной жизни. Сразу после окончания гражданской войны был принят ГК РСФСР 1922 г. Он является самым весомым элементом нормативно-правовой основы экономической политики, исходившей из допущения многоукладности в экономике и развитии рыночных отношений7. Становление и развитие социалистической плановой экономики не способствовало решению проблемы банкротства. В советский период развития нашего государства ГК РСФСР 1922 г. содержал нормы, регулирующие отношения, возникавшие в связи с несостоятельностью гражданских и торговых товариществ и физических лиц. Однако на практике эти нормы не применялись, т. к. ГПК РСФСР, принятый в 1923 г., не содержал процедуру объявления несостоятельности. В 1927 г. ГПК РСФСР был дополнен главой 37 «О несостоятельности частных лиц, физических и юридических». Эти нормы распространялись на граждан и частные организации, прекратившие платежи по долгам свыше 3 000 р., или прекращение платежей которых признавалось судом неизбежным по финансовому состоянию их дел8.

В 1929 г. ГПК РСФСР был дополнен еще двумя главами «О несостоятельности государственных предприятий и смешанных акционерных обществ» (гл. 38) и «О несостоятельности кооперативных организаций» (гл. 39)9. Согласно этим дополнениям дела о банкротстве могли начинаться по иску должника, его кредиторов, ведомства, которому подчинено предприятие должника, по иску суда, прокурора. Кодексом

были предусмотрены следующие процедуры банкротства: объявление должника несостоятельным с ликвидацией имущества; заключение мирового соглашения; «особое управление» имуществом неплатежеспособных должников. Последняя процедура предусматривалась для предприятий, в деятельности которых было заинтересовано государство, и определяла предоставление предприятиям-должникам отсрочки и уменьшения долгов.

Однако указанные положения не получили сколько-нибудь широкого распространения на практике. В законодательстве не был предусмотрен четкий порядок осуществления этих правил. К тому же по мере свертывания новой экономической политики, расширения, а затем и установления монополии государственной собственности, а также усиления плановых начал в экономике институт банкротства перестал быть актуальным правовым явлением. Государство не признавало этот институт, считая его чужеродным для советской экономики. В результате в начале 60-х гг. прошлого века общие нормы о банкротстве были исключены из законодательства. Реформирование современной российской экономики в процессе ее перехода к рыночным условиям функционирования вновь выдвинуло на первый план задачу формирования правовой системы антикризисного управления финансовой несостоятельностью предприятий путем создания соответствующего законодательства.

Начало возрождению правового института несостоятельности в Российской Федерации было положено с принятием 14 июня 1992 г. Указа Президента РФ «О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применению к ним специальных процедур»10. Этот Указ, а затем и принятый 19 ноября 1992 г. Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» (далее — Закон о несостоятельности 1992 г.)11, введенный в действие с 1 марта 1993 г., реально не работали. Действие Закона о несостоятельности 1992 г. распространялось на все предприятия независимо от формы собственности и предусматривало применение к предприятию-должни-ку следующих процедур банкротства: реорганизационные (внешнее управление и санация), ликвидация (принудительная или добровольная) и мировое соглашение. Но ввиду непродуманно-сти многих положений Закона, несоответствия ряда законодательных постулатов реалиям эко-

номической жизни страны данный Закон был обречен, в нем отсутствовал также действенный арбитражно-судебный механизм, а экономика России была представлена на тот момент в основном госпредприятиями. Финансовое оздоровление должников в соответствии с Законом должно было осуществляться в основном за счет бюджетного финансирования. Однако в реальности законодательство о банкротстве использовалось как инструмент давления на малоэффективные госпредприятия с целью ускорения их приватизации. До середины 1994 г. Закон о несостоятельности 1992 г. оставался фактически единственным нормативным актом, регулирующим порядок проведения процедур, связанных с банкротством предприятий, и он не действовал. Наличие правового вакуума в этот период можно объяснить тем, что в стране происходила массовая реорганизация отношений собственности путем приватизации многих предприятий, и применять к ним процедуры банкротства было просто преждевременно.

В период приватизации государственной (муниципальной) собственности нормативной базой в рассматриваемой нами сфере являлись: Указ Президента РФ от 22 декабря

1993 г. № 2264 «О мерах по реализации законодательных актов о несостоятельности (банкротстве) предприятий»12, в соответствии с которым главным государственным исполнительным органом в данной сфере деятельности стало Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве) предприятий при Госкомимуществе России; Указ Президента РФ от 23 мая 1994 г. № 1003 «О реформе государственных предприятий»13, Указ Президента РФ от 23 мая 1994 г. № 1004 «О некоторых вопросах налоговой политики»14, Указ Президента РФ от 23 мая 1994 г. № 1005 «О дополнительных мерах по нормализации расчетов и укреплению платежной дисциплины в народном хозяй-стве»15, постановление Правительства РФ от 20 мая 1994 г. № 498 «О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий»16.

В Указе Президента РФ от 2 июня 1994 г. № 1114 «О продаже государственных предпри-ятий-должников»17 были развиты положения отмеченного выше постановления Правительства РФ и утвержден порядок продажи государственных предприятий-должников после признания структуры баланса неудовлетворитель-

ной, а предприятий — неплатежеспособными. Указом установлены следующие варианты продажи:

1) продажа предприятия целиком по коммерческому или инвестиционному конкурсу;

2) продажа пакетов акций, находящихся в государственной собственности;

3) ликвидация предприятия с последующей продажей активов.

Следует также отметить, что решение о продаже предприятия-должника являлось одновременно решением о передаче объектов социальнокоммунальной сферы в госсобственность субъекта РФ или в муниципальную собственность18. В соответствии с упомянутым выше Указом Президента РФ № 1114 разработано Положение о порядке отнесения предприятий к градообразующим и особенностях продажи предприятий-должников, являющихся градообразующими, утвержденное постановлением Правительства РФ от 29 августа 1994 г. № 100119. В данном документе особое внимание уделялось социальным аспектам при продаже градообразующих предприятий, повышению роли органов местной администрации при принятии решений в отношении таких предприятий, усилению мер правовой защиты работников предприятий в части первоочередного направления средств на погашение задолженности по оплате труда работников.

Итак, в условиях переходной экономики особое значение приобретает антикризисное регулирование, которое содержит меры организационно-экономического и нормативно-правового воздействия со стороны государства, направленные на защиту предприятий от кризисных ситуаций, предотвращение банкротства или ликвидацию в случаях нецелесообразности их дальнейшего функционирования. Механизмы антикризисного регулирования могут рассматриваться в качестве важного элемента реализации государственной промышленной политики. Это нашло отражение в повышении роли государства при проведении реструктуризации предприятий и в предоставлении полной самостоятельности государственным органам в выборе и реализации мер по финансовому оздоровлению несостоятельных должников20. Итак, позициями государственного антикризисного регулирования являются:

создание правовой основы цивилизованных предпринимательских отношений в условиях несостоятельности предприятий;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ограничение до разумных пределов государственного и административного влияния на деятельность неплатежеспособных предприятий, демократический подход к решению судьбы предприятия-должника;

сохранение перспектив развития предприятий, имеющих временные финансовые трудности, и оказание им помощи;

введение системы безопасных мер для всех участников предпринимательства и экономической деятельности государства при банкротстве предприятий;

защита интересов всех участников банкротства с приоритетом интересов кредиторов;

защита предприятия от влияния споров и тяжб, приводящих к ускорению его развала;

справедливое распределение конкурсной массы, которая составляет все имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и подлежащее распродаже21.

В 1998 г. был принят новый Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»22. Законодатель при его создании избрал единственно правильный путь, используя мировой и отечественный опыт регулирования проблемы несостоятельности (банкротства). За основу был взят анализ данного института в различных правовых системах. Из всего многообразия способов регулирования несостоятельности (банкротства) были выбраны наиболее рациональные и приемлемые для российской экономики с учетом ее переходного характера. Положительным моментом было то, что закон являлся актом прямого действия и содержал развернутую главу об особенностях рассмотрения дел о банкротстве. Вместе с тем его правоприменительная практика выявила ряд недостатков: недостаточную защищенность прав и законных интересов различных лиц, участвующих в процедуре банкротства, а также пробелы, позволяющие использовать законодательство о банкротстве как механизм для избавления от конкурентов, ухода от налогообложения, передела собственности, недобросовестного захвата предприятий. Наиболее актуальными явились следующие проблемы в сфере несостоятельности (банкротства):

нарушение прав должника и его учредителей, прав государства как кредитора по налоговым платежам, а также прав миноритарных кредиторов при проведении процедур банкротства и слабая защищенность обеспеченных кредиторов в процедурах банкротства, что при-

водит к незначительному росту кредитования под залог;

непрозрачность процедур банкротства, их недостаточная урегулированность, позволяющая арбитражным управляющим и иным участникам процесса о банкротстве использовать их недостатки в своей неправомерной деятельности;

широкое распространение практики использования преднамеренных банкротств как инструмента нецивилизованного захвата собственности, в том числе вывод активов должника в интересах определенного круга кредиторов;

отсутствие эффективных механизмов ответственности недобросовестных и неэффективных арбитражных управляющих;

конфликт интересов в государственном органе по делам о банкротстве;

отсутствие законодательно закрепленных особенностей процедур банкротства оборонно-промышленного комплекса и естественных монополий, в то же время наличие неоправданных особенностей банкротства предприятий топливноэнергетического комплекса.

В 2002 г. был принят новый АПК РФ, который наряду с обновленными общими процессуальными нормами содержит специальную главу 28 «Рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве)»23. Это также предопределило принятие нового закона о банкротстве в части содержащихся в нем процессуальных норм, регламентирующих особенности рассмотрения дел о банкротстве. С принятием нового Закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ24 наступил третий этап регулирования отношений, связанных с несостоятельностью, который может быть охарактеризован как продолжение развития реформы законодательства о несостоятельности, начатой в 1998 г. Этому этапу развития присущи детализация и конкретизация основных положений законодательства о несостоятельности с одновременным концептуальным изменением в правовом регулировании отдельных институтов несостоятельности. Это уже третий Закон о банкротстве за последние десять лет. Стремительное обновление законодательства о банкротстве объясняется тем, что в стране достаточно быстрыми темпами осуществляются экономические преобразования. Новый закон о банкротстве отличается от предыдущих значительно большим законодательным массивом. Если в Законе 1992 г. была 51 статья, а в Законе 1998 г. — 189 статей,

то в новом Законе о банкротстве 233 статьи. Новизна Закона состоит не только в появлении новых правовых институтов (процедура финансового оздоровления, саморегулируемые организации арбитражных управляющих, переход из конкурсного производства во внешнее управление и т. д.), но и в большом количестве новелл, содержащихся в его нормах, в том числе в составе ранее известных институтов.

Предельно расширен круг лиц, которые могут быть признаны банкротами: физические и юридические лица, за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций. Следует лишь учитывать, что положения о банкротстве некоммерческих организаций (за исключением потребительских кооперативов, благотворительных и иных фондов) и о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, будут введены в действие после вступления в силу соответствующих изменений, подлежащих внесению в федеральные законы, прежде всего в ГК РФ. Практически уравнены в правах конкурсные кредиторы и уполномоченные органы. В частности, уполномоченные органы, как и конкурсные кредиторы, получают удовлетворение своих требований в третью очередь, уполномоченные органы принимают участие в голосовании по вопросу заключения мирового соглашения. Увеличен размер требований кредиторов к должнику — юридическому лицу как условие возбуждения дела о банкротстве. Теперь, если иное не предусмотрено законом о банкротстве, дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом, если требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее 100 000 р.

С принятием рассматриваемого нами закона существенно меняется правовое положение прокурора в арбитражном процессе. Возможности предъявления заявлений прокурором в арбитражный суд ограничиваются, поскольку по новому АПК РФ он может предъявлять лишь точно обозначенные в ст. 52 иски в защиту публичных интересов, а также ему не предоставляется право осуществления надзора за судебной деятельностью. Правом на подачу заявления о признании должника банкротом в арбитражный суд обладают федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные Правительством РФ. В Законе о банкротстве 2002 г. более тщательно регламентированы процедуры созыва и про-

ведения собрания кредиторов и комитета кредиторов, полномочия арбитражных управляющих, процессуальный порядок рассмотрения дел о несостоятельности, что, безусловно, повышает гарантии прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле о банкротстве.

В новом Законе о банкротстве учтены постановления Конституционного Суда РФ о проверке его отдельных положений на предмет их соответствия Конституции РФ. В частности, гарантированы права и законные интересы должника на момент возбуждения производства по делу о банкротстве. Теперь должник может заявить свои возражения в процессе проверки обоснованности требований заявителя. Как уже упоминалось выше, в действующем Законе в полтора раза больше норм, чем в предыдущих законах

о банкротстве, вместе взятых, однако даже при первом его рассмотрении становится понятно, что, вопреки ожиданиям, в отношении содержания документа данная пропорция не соблюдена.

Итак, выскажем ряд замечаний относительно успешности функционирования некоторых норм и институтов Закона о банкротстве 2002 г. В первую очередь, мы видим реальное развитие в России законодательства о несостоятельности (банкротстве), причем с логичной последовательностью. Однако нужно отметить, что становление данной отрасли законодательства российского права не завершено, а лишь набирает обороты. Законодательство о банкротстве содержит не только юридическую составляющую, но имеет также огромное политическое и социальное значение. Все законы о банкротстве, принятые в разные годы, отождествляют понятия несостоятельности и банкротства, в то же время предусмотренные ими процедуры (наблюдение, внешнее управление, конкурсное производство, мировое соглашение), а по новому Закону и финансовое оздоровление, определяются как процедуры банкротства. Однако при этом банкротом должник становится только после вынесения судебного решения о признании его в качестве такового, а единственной процедурой, вводимой в результате данного решения, является конкурсное производство.

Подводя итог вышесказанному, необходимо отметить, что при всех недостатках законов, регулирующих отношения несостоятельности, наблюдается положительная динамика развития законодательства о несостоятельности (банкротстве) в России. Фундамент для становления в на-

шей стране данной отрасли права уже заложен законодателем, остается лишь совершенствовать существующую базу и правоприменительную практику, а специалистам, работающим в данной сфере, приобретать новые знания и навыки.

По мнению автора, существующая правоприменительная практика в сфере банкротства позволяет сделать вывод о недостатках действующих нормативных правовых актов, выявление которых поможет преодолеть возникающие разногласия и противоречия между государством и предприятиями, должником и кредиторами, министерствами и ведомствами, к компетенции которых отнесены полномочия по представлению интересов государства и контролю в данной сфере правоотношений. В связи с этим принятие новых нормативных правовых актов является неизбежным. Законодателю необходимо стремиться к созданию безупречной модели закона, регулирующего отношения в сфере банкротства, что приведет к его эффективной реализации на благо государства и его граждан.

Примечания

1 Владимирский-Буданов, О. И. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, 1995. С. 392.

2 Там же. С. 422.

3 Там же. С. 561.

4 См.: Российское законодательство Х-ХХ веков. Акты Земских соборов. М., 1985. С. 213.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5 См.: Родионов, Н. В. Антикризисный менеджмент. М., 2001. С. 22.

6 Там же. С. 24.

7 См.: Жилинский, С. Э. Предпринимательское право. М., 1999. С. 51.

8 Там же. С. 52.

9 См.: Базаров, Г. З. Теория и практика антикризисного управления / Г. З. Базаров, С. Г. Беляев. М., 1996. С. 50.

10 Указ Президента Российской Федерации «О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применению к ним специальных процедур» от 14 июня 1992 г. № 1423 // Собр. законодательства РФ. 1992. № 7. Ст. 3512.

11 Закон Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 // Ведомости Съезда нар. депутатов РСФСР и Верхов. Совета РСФСР. 1993. № 1. Ст. 6.

12 Указ Президента Российской Федерации «О мерах по реализации законодательных актов о несостоятельности (банкротстве) предприятий» от 22 декабря 1993 г. № 2264 // Рос. газ. 1993. 29 дек.

13 Указ Президента Российской Федерации «О реформе государственных предприятий» от 23 мая 1994 г. № 1003 // Собр. законодательства РФ. 1994. № 5. Ст. 393.

14 Указ Президента Российской Федерации «О некоторых вопросах налоговой политики» от 23 мая

1994 г. № 1004 // Собр. законодательства РФ. 1994. № 5. Ст. 394.

15 Указ Президента Российской Федерации «О дополнительных мерах по нормализации расчетов и укреплению платежной дисциплины в народном хозяйстве» от 23 мая 1994 г. № 1005 // Собр. законодательства РФ. 1994. № 5. Ст. 395.

16 Постановление Правительства Российской Федерации «О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий» от 20 мая 1994 г. № 498 // Собр. законодательства РФ. 1994. № 5. Ст. 490.

17 Указ Президента Российской Федерации «О продаже государственных предприятий-должников» от

2 июня 1994 г. № 1114 // Собр. законодательства РФ. 1994. № 6. Ст. 592.

18 См.: Коротков, Э. М. Антикризисное управление. М., 2000. С. 56.

19 Постановление Правительства Российской Федерации «Об утверждении Положения о порядке отнесения предприятий к градообразующим и особенностях продажи предприятий-должников, являющихся градообразующими» от 29 августа 1994 г. № 1001 // Собр. законодательства РФ. 1994. № 19. Ст. 2217.

20 См.: Родионов, Н. В. Указ соч. С. 52.

21 Там же. С. 53.

22 Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1998. № 2. Ст. 222.

23 Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ // Рос. газ. 2002. 27 июля.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх