Представление прокуратуры, что это?

8.4. СУБЪЕКТЫ ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ О

НЕДОПУСТИМОСТИ НАРУШЕНИЙ ЗАКОНА

Безсалий Олеся Рашидовна, советник юстиции. Должность: помощник судьи. Место работы: Арбитражный суд Свердловской области. E-mail: a60.obezsaliy@ARBITR.RU

Аннотация: В работе проводится анализ субъектов, в отношении которых прокурор выносит предостережение о недопустимости нарушения закона с позиции Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» и Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

Ключевые слова: субъект, предостережение о недопустимости нарушения закона, прокуратура, закон, правовое средство, должностное лицо, лидер, гражданин, экстремизм, экстремистская деятельность, общественные, религиозные объединения.

CAUTIONS ABOUT SUBJECTS VIOLATING THE LAW

В силу ч. 1 ст. 21 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее — Закон о прокуратуре) предметом надзора за исполнением законов являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации, федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, субъектами осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций.

Среди правовых средств, с помощью которых прокуроры реагируют на выявленные нарушения закона, устраняют и предупреждают совершение правонарушений, видное место занимает предостережение о недопустимости нарушения закона.

Действующим законом ограничен круг субъектов, которым прокурор может выносить предостережение о недопустимости нарушения закона — должностные ли-

ца. Однако да настоящего времени не все вопросы, касающиеся субъектов предостережения о недопустимости нарушения закона, решены однозначно.

В соответствии со ст. 25.1 Закона о прокуратуре в целях предупреждения правонарушений и при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях прокурор или его заместитель направляет в письменной форме должностным лицам, а при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях, содержащих признаки экстремистской деятельности, руководителям общественных (религиозных) объединений и иным лицам предостережение о недопустимости нарушения закона.

В Указании Генерального прокуратура Российской Федерации от 06.07.1999 № 39/7 «О применении предостережения о недопустимости нарушения закона»1 определен подробный круг субъектов, которым может быть внесен данный акт прокурорского реагирования. Предостережение прокурора может быть объявлено должностным лицам государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, органов военного управления, воинских частей и учреждений.

Для того чтобы определить, является ли конкретный государственный или муниципальный служащий должностным лицом, необходимо выяснить, обладает ли он правом осуществлять управление людьми, организациями или вещами. Такие полномочия могут указываться как в должностном регламенте и служебном контракте, так и в общих компетенционных актах2.

Функции должностного лица регламентируются федеральными законами: «О государственной гражданской службе Российской Федерации»3, «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации»4, «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»5, «Об общественных объединениях»6, другими законами, указами Президента и иными нормативными правовыми актами.

Согласно примечанию к ст. 2.4 КоАП РФ к должностным лицам могут относиться не только служащие государственных и муниципальных органов, но и работники других организаций, а также индивидуальные предприниматели.

Если вопрос о направлении предостережения должностным лицам в соответствии с Федеральным законом от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» в теории прокурорского надзора достаточно подробно рассмотрен, то в отношении субъектов, которым прокурор вправе объявить предостережение в соответствии с Федеральным законом от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» есть некоторые расхождения.

1 Указание Генерального прокурора Российской Федерации от 6 июля 1999 г. № 39/7 «О применении предостережения о недопустимости нарушения закона»//Прокурорский надзор: сборник приказов, указаний, инструкций Генерального прокурора РФ. Екатеринбург: ИД УрГЮА.С.189-191.

2 Кобзарев Ф.М.Прокурорский надзор. Учебник. Под общей редакцией профессора Ю.Е.Винокурова. — М.:2005.-С.54.

3 Федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

4 Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 8-ФЗ «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации».

5 Федеральный закон от 28 августа 1995 г. № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

6 Федеральный закон от 19 мая 1995 г. «Об общественных объединениях».

3’2013

Пробелы в российском законодательстве

Надзор за исполнением антиэкстремистского законодательства является единственным случаем, когда законодательно расширен перечень поднадзорных прокурору субъектов, так как в него включены «другие соответствующие лица».

С этой целью одновременно с принятием Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (далее — Закон о противодействии экстремистской деятельности) законодателем были внесены изменения в Закон о прокуратуре, статьей 25.1 которого в настоящее время предусмотрено: «В целях предупреждения правонарушений и при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях прокурор или его заместитель направляет в письменной форме должностным лицам, а при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях, содержащих признаки экстремистской деятельности, руководителям общественных (религиозных) объединений и иным лицам предостережение о недопустимости нарушения закона».

Согласно ст. 6 Закона о противодействии экстремистской деятельности при наличии достаточных и предварительно подтвержденных сведений о готовящихся противоправных действиях, содержащих признаки экстремистской деятельности, и при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности Генеральный прокурор Российской Федерации или его заместитель либо подчиненный ему соответствующий прокурор или его заместитель направляет руководителю общественного или религиозного объединения либо руководителю иной организации, а также другим соответствующим лицам предостережение в письменной форме о недопустимости такой деятельности с указанием конкретных оснований объявления предостережения.

Таким образом, указанная статья говорит о руководителях организаций, но при этом допускает принятие такого решения и в отношении «других соответствующих лиц», не раскрывая содержание последних. При этом ст. 25.1 Закона о прокуратуре рассматривает и «иных лиц», также их не конкретизирует.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В связи с этим возникает вопрос кого относить к «другим соответствующим лицам» и «иным лицам»?

Представляется, что к «другим соответствующим лицам» и «иным лицам» необходимо отнести лидера общественного или религиозного объединения либо иной организации, поскольку, не всегда руководитель является лидером — авторитетным человеком, действительно занимающим важное место в организации деятельности общественного или религиозного объединения. Лидер принимает более непосредственные решения.

Для направления предостережения лидеру общественного или религиозного объединения либо иной организации, прокурор должен определить данное лицо.

Слово лидер происходит от английского lead (вести). Значит, лидер — это ведущий, идущий впереди. Лидер — член организации, обладающий высоким личным статусом, оказывающий сильное влияние на мнение и поведение окружающих его людей, членов какого-либо объединения, организации и выполняющий комплекс функций.

Понятие «лидер» связано с понятием «управление» и «руководства». Лидерство определяется, во-первых, как ведущее положение отдельного лица социальной группы, общественного или религиозного объединения либо иной организации, во-вторых, лидер — это член группы, который добровольно взял на себя значитель-

ную меру ответственности в достижении групповых целей, нежели того требуют формальные предписания или общественные нормы. Формальный лидер назначается или выбирается, приобретая, таким образом, официальный статус руководителя. Неформальный лидер — это член группы, который наиболее полно в своем поведении отвечает групповым ценностям и нормам. Он ведет группу стимулируя достижения групповых целей и проявляя при этом более высокий уровень активности в сравнении с другими членами группы7.

Признаки лидера:

1) высоко активен и инициативен при решении основных задач;

2) способен оказывать влияние на других членов группы, общественного или религиозного объединения либо иной организации;

4) поведение соответствует социальным установкам, ценностям и нормам, принятым в данной группе, общественного или религиозного объединения либо иной организации;

5) обладает личными качествами, являющимися эталонными для данной группы, общественного или религиозного объединения либо иной организации;

6) способен выходить за рамки признанных норм и эталонных ценностных ориентаций.

Функции лидера:

1) организация совместной жизнедеятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации в различных сферах;

2) выработка и поддержание групповых норм;

3) представительство во взаимоотношениях с другими организациями;

4) принятие ответственности за результаты деятельности;

5) установление и поддержание микроклимата группы, общественного или религиозного объединения либо иной организации 8.

В отличие от руководителя лидер призван осуществлять преимущественно регуляцию межличностных отношений в группе, общественного или религиозного объединения либо иной организации, а руководитель осуществляет регуляцию официальных отношений; лидерство возникает стихийно, руководитель или назначается, или выбирается; явление лидерства менее стабильно, зависит от настроения группы, руководство — более стабильно; сфера деятельности лидера — по большей части — малая группа, где он является лидером; сфера деятельности руководителя более широкая.

Таким образом, прокурору для выявления субъекта предостережения о недопустимости нарушения закона при отсутствии в общественном или религиозном объединении либо иной организации руководителя, необходимо определить, кто из данного общественного или религиозного объединения либо иной организации соответствует указанным признакам и является лидером.

Если определить руководителя и лидера не представляется возможным, но при этом имеются достаточные и предварительно подтвержденные сведения о готовящихся противоправных действиях, содержащих признаки экстремистской деятельности, и нет оснований для привлечения данного лица к уголовной ответ-

7 Б.Д.Парыгин. Социальная психология как наука. Л.:Санкт-Петербург,2002. — С.141.

8 Б.Д.Парыгин. Социальная психология как наука. — Санкт-Петербург,2002. — С.144.

ственности, то представляется возможным направления предостережения физическому лицу (гражданину иностранному гражданину, лицу без гражданства), с указанием оснований объявления предостережения.

Также предполагается, что для направления предостережения физическому лицу для прокурора не имеет значение, состоит ли данное физическое лицо в общественном или религиозном объединении либо иной организации.

Предостережение может быть вынесено Генеральным прокурором РФ, его заместителем либо подчиненным ему прокурором или его заместителем. Иными словами, прокуроры и их заместители от Генерального прокурора до городских и районных прокуроров (прокуроров других территориальных, военных и иных специализированных прокуратур). Как указано в п. 1.1 указании Генерального прокурора Российской Федерации от 06.07.1999 № 39/7, применение предостережения отнесено к исключительной компетенции прокурора и его заместителей. Другие работники прокуратуры такими полномочиями не обладают.

Таким образом, в соответствии с Законом о прокуратуре и Законом о противодействии экстремистской деятельности прокурор вправе объявить в письменной форме предостережение о недопустимости такой деятельности должностному лицу, руководителю общественного или религиозного объединения либо руководителю иной организации, а также другим соответствующим лицам с указанием оснований объявления предостережения. При этом под «другими соответствующими лицами» и «иными лицами» необходимо понимать лидеров общественного или религиозного объединения либо иной организации, граждан, иностранных граждан, лиц без гражданства, которые могут готовить противоправные действия, содержащие признаки экстремистской деятельности, при отсутствии оснований для привлечения их к уголовной ответственности.

Обобщая все вышесказанное, представляется, необходимым внести в Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» и в Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» дополнения с указанием кого необходимо подразумевать под «другими соответствующими лицами» и «иными лицами», что позволит избегать на практике ошибок и всевозможных интерпретаций.

Список литературы:

1. Кобзарев Ф.М.Прокурорский надзор. Учебник. Под общей редакцией профессора Ю.Е.Винокурова. -М.:2005.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Б.Д.Парыгин. Социальная психология как наука. Л.:Санкт-Петербург,2002.

3. Федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Фе-дерации»//СПС «КонсультантПлюс».

4. Федеральный закон от 28 августа 1995 г № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»//СПС «Консуль-тантПлюс».

5. Федеральный закон от 19 мая 1995 г. «Об общественных объединениях» //СПС «КонсультантПлюс».

6. Указание Генерального прокурора Российской Федерации от 6 июля 1999 г. № 39/7 «О применении предостережения о недопустимости нарушения зако-на»//Прокурорский надзор: сборник приказов, указаний, инструкций Генерального прокурора РФ. Екатеринбург: ИД УрГЮА.С.189-191.

Literature list:

1. Kobzarev F.M. Prosecutor’s supervision. Textbook. Under the general editorship of Professor Yu.E.Vinokurova. — M.: 2005.

2. B.D.Parygin. Social psychology as a science. LA: St. Petersburg, 2002.

3. The Federal Law of July 27, 2004 № 79-FZ «On State Civil Service of the Russian Federation» / / ATP «Consultant».

5. The Federal Law of 19 May 1995 «On public associations» / / PCA «Consultant».

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 4 июня 2018 г. по делу N 33а-3957

судья: Рубцова Н.В.

Судебная коллегия по административным делам Московского городского суда в составе председательствующего судьи Ставича В.В.,
судей Михайловой Р.Б., Лукьянченко В.В.,
при секретаре П.,
рассмотрев по докладу судьи Михайловой Р.Б. в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе представителя административного истца ООО «Макдоналдс» адвоката Улымова О.И. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 06 декабря 2017 года, которым постановлено:
Отказать ООО «Макдоналдс» в удовлетворении требований к Замоскворецкому межрайонному прокуратуру г. Москвы о признании представления незаконным, его отмене,

установила:

ООО «Макдоналдс» обратилось в суд с административным исковым заявлением, в котором просило признать незаконным представление Замоскворецкого межрайонного прокурора г. Москвы N 07-04-2016 от 04.08.2016 г., указывая на то, что не допускало нарушений требований законодательства о защите персональных данных.
Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого как незаконного по доводам апелляционной жалобы просит представитель административного истца адвокат Улымов О.И., утверждая о несоответствии выводов суда обстоятельствам дела, нарушении судом норм процессуального права.
Исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения представителей административного истца М. и адвоката Улымова О.И., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя административного ответчика Б., полагавшего решение суда законным и обоснованным, проверив решение, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных статьей 310 КАС РФ, для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке.
Так, по смыслу части 1 статьи 218, части 2 статьи 227 КАС РФ необходимым условием для удовлетворения административного иска, рассматриваемого в порядке главы 22 КАС РФ, является наличие совокупности обстоятельств, свидетельствующих о несоответствии оспариваемого решения, действий (бездействия) административного ответчика требованиям действующего законодательства и нарушении в связи с этим прав административного истца; при этом на последнего процессуальным законом возложена обязанность доказать обстоятельства, свидетельствующие о нарушении его прав, а также соблюдении срока обращения в суд за защитой нарушенного права, административный ответчик обязан доказать, что принятое им решение, действия (бездействие) соответствуют закону (части 9 и 11 статьи 226, статья 62 КАС РФ).
При рассмотрении административного дела судом было установлено, что в период с 04 мая по 01 июня 2016 года Управлением Роскомнадзора по Центральному федеральному округу была проведена проверка соблюдения ООО «Макдоналдс» требований законодательства о защите персональных данных.
Управлением Роскомнадзора по Центральному федеральному округу 01 июня 2016 года выдано ООО «Макдоналдс» предписание N П-77/07/285-нд/1/105 об устранении нарушений законодательства в области обработки и передачи персональных данных:
— нарушение части 7 статьи 22 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ «О персональных данных» (далее по тексту — Закон) в части представления в уполномоченный орган уведомления об обработке персональных данных, содержащего неполные и (или) недостоверные сведения.
— нарушение части 1 статьи 6 Закона в части обработки персональных данных в случаях, не предусмотренных Законом;
— нарушение части 3 статьи 6 Закона в части поручения иному лицу осуществлять обработку персональных данных без согласия субъекта персональных данных;
— нарушение пункта 7 Постановления Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 года N 687 «Об утверждении Положения об особенностях персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации», в части несоответствия типовых форм документов, характер информации в которых предполагает или допускает включение в них персональных данных, требованиям законодательства Российской Федерации;
— нарушение части 4 статьи 21 Закона в части несоблюдения установленных требований обработки персональных данных после достижения цели обработки;
— нарушение части 1 статьи 18.1 Закона в части не принятия мер, необходимых и достаточных для выполнения обязанностей, предусмотренных Законом и принятыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами;
— нарушение пункта 1 части 4 статьи 12 Закона в части осуществления трансграничной передачи персональных данных на территорию иностранного государства без согласия в письменной форме субъекта персональных данных;
— нарушение части 4 статьи 9 Закона в части несоответствия содержания письменного согласия субъекта персональных данных на обработку персональных данных требованиям законодательства Российской Федерации.
Эти нарушения предписано устранить в срок до 14 сентября 2016 года.
В отношении Общества было возбуждено дело об административном правонарушении по ст. 13.11 КоАП РФ (нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных)).
Мировым судьей судебного участка N 399 района Замоскворечье г. Москвы, исполняющим обязанности мирового судьи судебного участка N 398 района Замоскворечье г. Москвы, 24 августа 2016 г. вынесено постановление, которым производство по делу об административном правонарушении в отношении административного истца прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения.
Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 26 января 2017 г. постановление мирового судьи оставлено без изменения.
Вступившим в законную силу решением Симоновского районного суда г. Москвы от 20 апреля 2017 года признано незаконным и отменено предписание от 1 июня 2016 года N П-77/07 Управления Роскомнадзора по Центральному федеральному округу.
Наряду с этим было установлено, что в связи с обращением Управления Роскомнадзора по Центральному федеральному округу Замоскворецкой межрайонной прокуратурой г. Москвы в период с 20 июля по 04 августа 2016 года также была проведена проверка соблюдения ООО «Макдоналдс» требований законодательства о защите персональных данных.
04 августа 2016 года Замоскворецким межрайонным прокурором г. Москвы, в отношении ООО «Макдоналдс» внесено Представление об устранении нарушений законодательства о персональных данных N 07-04-2016 (далее — «Представление»).
Основанием для внесения представления послужили:
1. по внесенным в Уведомление данным: не указаны категории персональных данных: гражданство, что не соответствует пункту 3 части 3 статьи 22 Федерального закона «О персональных данных» (далее по тексту также Закон); оператором не указаны адрес электронной почты физического лица, ответственного за организацию обработки персональных данных, а также не указан почтовый адрес, что не соответствует пункту 7.1 части 3 статьи 22 Закона; оператором не указан полный перечень стран, в частности Ирландия, на территорию которых осуществляется трансграничная передача персональных данных; оператором не указаны сведения о месте нахождения базы данных сайта mcdbirthdays.ru;
2. отсутствие согласия уволенных работников на трансграничную передачу их персональных данных на территорию Ирландии и Великобритании, а также в отсутствие указания на трансграничную передачу данных в договоре с ЗАО «Москва-Макдоналдс»;
3. анкеты, которые соискатели могут заполнить непосредственно в ресторане на замещение вакантной должности, не соответствуют п. 7 Положения об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 15.09.2008 N 687, в части отсутствия информации о цели обработки, сроках обработки персональных данных, перечень действий, которые будут совершаться в процессе их обработки, общее описание используемых Оператором способов обработки персональных данных;
4. в составе личного дела работника ресторана, подконтрольного ООО «Макдоналдс», было обнаружено резюме и согласие на обработку персональных данных кандидата, а также в ходе проверочных мероприятий при анализе личного дела несовершеннолетнего работника обнаружено в его составе резюме Макдоналдс, распечатанное с сайта, что является нарушением ч. 4 ст. 21 Закона;
5. нарушение требований статьи 18.1 и пункта 1 части 1 статьи 6 Закона, выразившееся в отсутствии у ООО «Макдоналдс» внутренних локальных актов, регламентирующих обработку персональных данных при включении работников и уволенных работников в кадровый резерв, а также в отсутствии отдельных письменных согласий соискателей, принявших решение вступить в кадровый резерв;
6. в личном деле работника ресторана (от 15.05.2016) в унифицированной форме Т-2 ресторана от руки подписан номер телефона родителя работника, при этом согласие близкого родственника работника на обработку персональных данных в личном деле отсутствует, что является нарушением требований пункта 1 части 1 статьи 6 Закона;
7. при визуальном анализе ИСПДн Oracle HR установлено, что ЗАО «Москва-Макдоналдс» осуществляет обработку персональных данных уволенных работников после достижения цели обработки персональных данных работников, уволенных свыше 5 лет на момент проверки, что является нарушением ООО «Макдоналдс» части 4 статьи 21 Закона;
8. Осуществление трансграничной передачи персональных данных работников на территорию иностранного государства, не обеспечивающего адекватной защиты прав субъектов персональных данных (США), на основании согласия в письменной форме работника, не соответствующего требованиям Закона, что является нарушением требований части 4 статьи 9 и пункта 1 части 4 статьи 12 Закона» (л.д. 30 — 35).
Общество обязано о результатах рассмотрения представления и принятых мерах сообщить в месячный срок в прокуратуру.
В ответ на Представление об устранении нарушений федерального законодательства Обществом был дан ответ от 29.08.2016 г. с возражениями, с которыми административный ответчик согласился; иные меры прокурорского реагирования Замоскворецкой межрайонной прокуратурой г. Москвы в отношении ООО «Макдоналдс» в связи с оспариваемым представлением не принимались, прокуратура с иском о понуждении Общества к устранению нарушений законодательства о персональных данных не обращалась; дело об административном правонарушении по ст. 17.7 КоАП РФ в отношении административного истца не возбуждалось.
Разрешая спор, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности по правилам статьи 84 КАС РФ и проанализировав доводы административного иска применительно к требованиям законодательства, регулирующего рассматриваемые правоотношения, суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований и исходил при этом из того, что административный ответчик при внесении Представления действовал в рамках предоставленных ему Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» полномочий и компетенции, без нарушения прав и законных интересов административного истца; Прокуратура удовлетворена представленными Обществом возражениями от 29 августа 2016 г. и рассматривает их как возложенную на истца обязанность в месячный срок рассмотреть представление и сообщить о принятых мерах.
Судебная коллегия указанные выводы суда находит правомерными и не усматривает оснований не согласиться с ними, полагая, что они соответствуют фактическим обстоятельствам дела и закону, регулирующему рассматриваемые правоотношения, подтверждены доказательствами.
Так, в силу части 1 статьи 129 Конституции Российской Федерации полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом.
В соответствии с Федеральным законом от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор осуществляет надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина; предметом надзора согласно статье 26 названного Закона является соблюдение прав и свобод человека и гражданина органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций; в силу статьи 22 этого же Закона к полномочиям прокурора относится внесение представления об устранении нарушений закона.
Согласно Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации» требования прокурора, вытекающие из его полномочий, перечисленных в статье 22 данного Закона, подлежат безусловному исполнению в установленный срок (пункт 1 статьи 6); представление об устранении нарушений закона вносится прокурором или его заместителем в случае установления факта нарушения закона органами и должностными лицами, указанными в пункте 1 статьи 21 данного Федерального закона (пункт 3 статьи 22); представление об устранении нарушений закона вносится прокурором или его заместителем в орган или должностному лицу, которые полномочны устранить допущенные нарушения, и подлежит безотлагательному рассмотрению; в течение месяца со дня вынесения представления должны быть приняты конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий, им способствующих; о результатах принятых мер должно быть сообщено прокурору в письменной форме (пункт 1 статьи 24).
По смыслу приведенных взаимосвязанных положений закона, а также учитывая, что при осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы (пункт 2 статьи 21), само по себе представление прокурора не имеет абсолютный характер и силой принудительного исполнения не обладает, преследует цель понудить указанные в пункте 1 статьи 21 названного Закона органы и должностных лиц устранить допущенные нарушения закона прежде всего в добровольном порядке. Требование о безусловном исполнении представления прокурора реализуется путем специальных процедур — вынесения самим прокурором постановления о возбуждении производства об административном правонарушении либо путем обращения в суд.
Следовательно, положения статьи 24 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», наделяющие прокурора (его заместителя) правом вносить подлежащее безотлагательному рассмотрению представление об устранении нарушений закона в орган или должностному лицу, которые полномочны, устранить допущенные нарушения, при том, что заинтересованным лицам предоставлена возможность судебного обжалования решений прокурора, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие права и свободы.
По своей сути административное судопроизводство также направлено не на сам факт признания незаконными тех или иных решений, действий (бездействия) государственного органа, судебная защита имеет целью именно восстановление нарушенного права административного истца (статьи 3 и 4 КАС РФ, статья 46 Конституции Российской Федерации).
Оспаривая представление, административный истец утверждал об отсутствии в его действиях нарушений требований Федерального закона «О персональных данных», ссылался на состоявшиеся в отношении ООО «Макдоналдс» судебные акты, при этом не оспаривал того, что в связи с представлением иные меры прокурорского реагирования к Обществу не применяются, в том числе до настоящего времени. При этом сами по себе судебные акты о незаконности представления не свидетельствуют; в пределах предоставленных полномочий прокурор самостоятельно определяет необходимость применения тех или иных мер прокурорского реагирования.
Учитывая изложенное, судебная коллегия находит обжалуемое решение суда об отказе в удовлетворении заявленных требований законным и обоснованным, полагает, что оно принято в соответствии со статьей 227 КАС РФ; юридически значимые обстоятельства по делу определены верно, исходя из требований части 9 статьи 226 КАС РФ; между сторонами законно распределено бремя доказывания (статья 62, часть 11 статьи 226 КАС РФ); собранных по делу доказательств достаточно для принятия правильного решения; оценка доказательствам дана по правилам статьи 84 КАС РФ; все фактические обстоятельства дела тщательно исследованы и доказаны; выводы суда первой инстанции, изложенные в решении суда, соответствуют обстоятельствам административного дела, основаны на правильном применении норм материального права, регулирующих рассматриваемые правоотношения, сделаны без нарушения норм процессуального права; доводам сторон и представленным ими доказательствам в решении дана надлежащая правовая оценка о том, что оспариваемое представление прав и законных интересов административного истца не нарушает.
Доводы апелляционной жалобы повторяют позицию административного истца в суде первой инстанции, были предметом рассмотрения суда, им дана надлежащая оценка, не согласиться с которой у суда апелляционной инстанции оснований не имеется, они направлены на оспаривание обоснованности выводов суда об установленных обстоятельствах, иное толкование норм права, и не являются предусмотренными статьями 310 КАС РФ основаниями для отмены состоявшего по делу судебного акта.
Доводы апелляционной жалобы не содержат в себе обстоятельств, которые не были бы проверены и учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда, потому не могут служить основанием к отмене решения.
Вопреки утверждениям в апелляционной жалобе, судом правильно определены обстоятельства, имеющие значение для административного дела, доводы административного истца об обратном основаны на неверном толковании положений действующего законодательства.
Нормы материального права при рассмотрении дела судом применены правильно, нарушений такого толка судом не допущено; выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела.
Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, судом также не допущено, и ссылка на это в апелляционной жалобе безосновательна.
По делу отсутствуют предусмотренные статьей 310 КАС РФ основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 309 — 311, 177 КАС РФ, судебная коллегия

определила:

решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 06 декабря 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя административного истца ООО «Макдоналдс» адвоката Улымова О.И. — без удовлетворения.

14 декабря 2017

Надзор за законностью деятельности органов предварительного расследования осуществляется независимо от их ведомственной принадлежности. Прокурорский надзор имеет процессуальную форму и выражается в контроле за точным и единообразным исполнением законов органами дознания и предварительного следствия.
При выявлении нарушения норм права органом дознания (дознавателем) закон обязывает прокурора лично вмешаться в производство дознания, отменить незаконное решение и исправить допущенную ошибку. Обжалование указаний надзирающего прокурора вышестоящему прокурору при производстве дознания не приостанавливает их исполнения.
Надзор за предварительным следствием по отношению к дознанию имеет ограниченный характер. Если при производстве дознания прокурор вправе выявлять и отменять любые незаконные решения органа дознания и дознавателя, то при производстве предварительного следствия у него таких полномочий нет. Осуществляя надзор за предварительным следствием, прокурор не вправе давать следователю указания, направлять ход следствия, отменять незаконные решения следователя, давать согласие на прекращение уголовного дела.
Полномочия прокурора (ст. 37 УПК) при осуществлении надзора в стадии предварительного расследования реализуются в формах:
а) указания дознавателю о направлении расследования, об избрании, изменении или отмене меры пресечения, квалификации преступления, производстве отдельных следственных действий, розыске лиц, совершивших преступления, иных процессуальных действий;
б) дачи согласия дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;
в) отмены незаконных и необоснованных постановлений дознавателя, нижестоящего прокурора;
г) отстранения дознавателя от производства предварительного расследования, если им допущены существенные нарушения закона;
д) разрешения отводов, самоотвода дознавателя;
е) направления уголовного дела по подследственности от одного органа расследования другому;
ж) изъятия уголовного дела у любого органа предварительного расследования и передачи его следователю Следственного комитета России;
з) утверждения постановления дознавателя о прекращении производства по уголовному делу, обвинительного акта, обвинительного заключения;
и) возвращения уголовного дела дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения, квалификации действий обвиняемых, пересоставлении обвинительного заключения или обвинительного акта;
к) требования от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия.
Осуществляя надзор за законностью досудебного производства, прокурор особо сосредоточивает внимание на решениях дознавателя о производстве следственных действий, ограничивающих конституционные нрава граждан, применении мер пресечения, связанных с изоляцией подозреваемого от общества, об окончании предварительного расследования.
После окончания предварительного следствия и поступления уголовного дела в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения (акта) основное внимание прокурор сосредоточивает на полноте, всесторонности, объективности проведенного расследования. При несогласии с полнотой предварительного расследования, объемом обвинения, квалификацией действий обвиняемых прокурор вправе со своими письменными указаниями вернуть уголовное дело для производства дополнительного расследования. Постановление прокурора о возвращении уголовного дела может быть обжаловано вышестоящему прокурору.
Для реализации надзорных полномочий прокурора в досудебном производстве законодательством предусмотрены акты, которые являются формой выражения этих полномочий.
Нормативная основа актов прокурорского надзора содержится в ст.ст. 23-25, 28 Федерального закона от 17.01.1992 №2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» и ч.2 ст.37 УПК.
Акты прокурорского реагирования в уголовном судопроизводстве по существу реализуемых полномочий предполагают письменное их выражение. Они всегда индивидуальны, обращены к должностным лицам органов дознания или предварительного следствия. Важнейшее требование, предъявляемое к содержанию актов прокурорского надзора, состоит в юридическом обосновании и точной, соответствующей полномочиям прокурора, формулировке его предложений.
Прокурорский надзор за досудебным производством и руководство уголовным преследованием лиц, подозреваемых в совершении преступлений, при производстве предварительного расследования объединены общим назначением. Прокурор, осуществляя надзор за точным и единообразным исполнением законов органами следствия и дознания, одновременно реализует свои полномочия по руководству уголовным преследованием.
Подготовлено управлением по надзору за процессуальной и
оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры области

Вернуться к списку

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Относиться с уважением к суду

Проявление неуважения к суду отрицательно сказывается на осуществлении правосудия, затрудняет исследование доказательств и в целом умаляет авторитет суда.

Во исполнение поручения Главы государства Верховным Судом РК разработан проект Административного процессуального кодекса.

Особого внимания в проекте АПК заслуживает гл. 10 (ст.ст. 94 — 101), регламентирующая меры процессуального принуждения, реагирования и ответственности за проявление неуважения к суду. Проектом разграничены основания и порядок применения этих мер. Под мерами процессуального принуждения понимаются действия, которые применяются к лицам, нарушающим установленные в суде правила и препятствующим осуществлению административного судопроизводства. К ним относятся: удаление из зала судебного заседания; судебный штраф; привод. Они применяются немедленно после совершения лицом соответствующего нарушения. Применение к лицу мер процессуального принуждения не освобождает его от исполнения соответствующих обязанностей, установленных проектом Кодекса или судом на основании положений данного проекта.

Вышеперечисленные меры применяются к лицу, не выполнившему предусмотренных требований, после совершения им соответствующего нарушения.

Меры процессуального реагирования могут применяться с момента выявления факта нарушения, в ходе рассмотрения административного дела до вынесения решения по существу в целях профилактики и недопущения нарушения норм проекта Кодекса. За одно нарушение может быть применена одна мера процессуального принуждения, реагирования.

Предупреждение объявляется лицу, нарушающему порядок, иным образом препятствующему нормальному ходу судебного разбирательства дела либо нарушающему положения проекта Кодекса. В этих случаях председательствующий в судебном заседании предупреждает об административной ответственности за проявление неуважения к суду, о недопустимости нарушений положений проекта АПК. Об этом производится отметка в протоколе судебного заседания.

В случае нарушения лицами, участвующими в деле, а также свидетелем, экспертом, специалистом или переводчиком порядка в судебном заседании после объявления ему предупреждения председательствующий в судебном заседании вправе удалить его на весь период рассмотрения дела или на его часть. Об удалении и допуске к дальнейшему участию в судебном разбирательстве соответствующего лица указывается в протоколе судебного заседания. Другие присутствующие лица, которые нарушают порядок, могут быть удалены распоряжением председательствующего в судебном заседании и без предварительного предупреждения.

Проектом АПК установлены конкретные случаи наложения судебных штрафов в размерах, предусмотренных законом «Об административных процедурах», который будет являться материальным законом. В настоящее время его разработка ведется Министерством юстиции.

При этом судебный штраф налагается, если совершенные действия не влекут за собой административной либо уголовной ответственности. Судья, рассматривающий административное дело, вправе налагать штрафы на лиц, участвующих в деле, в случаях:

— неисполнения обязанности представить в установленный срок истребуемое судом доказательство по причинам, признанным судом неуважительными;

— нарушения мер по обеспечению иска;

— утраты исполнительного листа;

— пропуска месячного срока в порядке досудебного урегулирования спора;

— необоснованного отвода;

— злоупотребления процессуальными правами;

— невыполнения процессуальных обязанностей.

Согласно проекту АПК привод как мера процессуального принуждения осуществляется по определению суда органами внутренних дел путем принудительной доставки в суд лиц по делам о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар, о направлении гражданина, больного алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, на принудительное лечение в наркологическую организацию, принудительном лечении гражданина, больного заразной формой туберкулеза и уклоняющегося от лечения, за уклонение от явки в суд без уважительных причин.

О применении мер процессуального принуждения, реагирования за предупреждение, удаление из зала судебного заседания, применение судебного штрафа и привода суд выносит постановление. В нем указывается лицо, в отношении которого оно вынесено, место жительства или место пребывания этого лица, основания применения меры принуждения или реагирования, иные необходимые сведения. Постановление суда о применении указанных мер процессуального принуждения может быть обжаловано, опротестовано.

Принимая во внимание особую значимость конституционного права каждого на судебную защиту прав и свобод, считаем, что предложенные в проекте АПК меры процессуального принуждения, реагирования и ответственности за проявление неуважения к суду будут способствовать реализации специфического принципа состязательности и равноправия сторон при активной роли суда в административном процессе. Институт, который позволит своевременно реагировать и контролировать взаимоотношения граждан и юридических лиц с органами публичной власти с целью повышения доверия граждан к судебной и правовой системе в целом, крайне необходим.

НАРУШЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

Спирин А.В.

6.5. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ПРОКУРОРА ОБ УСТРАНЕНИИ НАРУШЕНИЙ УГОЛОВНОПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА В ДОСУДЕБНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ

Спирин Александр Владимирович, соискатель. Должность: старший преподаватель. Подразделение: кафедра уголовного процесса. Место работы: Уральский юридический институт МВД России, E-mail: a_v_spirin@bk.ru

Аннотация: Статья посвящена актуальной проблеме уточнения и оптимизации полномочий прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия. Традиционным в практике прокурорского надзора средством реагирования на выявленные нарушения в уголовно-процессуальной сфере является представление. При этом законодательного закрепления в Уголовно-процессуальном кодексе данное полномочие прокурора не получило, что порождает многочисленные проблемные ситуации на практике.

В предлагаемой работе на основе анализа мнений ученых, примеров правоприменительной практики, статистических данных прокуратуры, а также по результатам проведенного автором анкетирования работников прокуратур различных регионов России сформулированы предложения о совершенствовании действующего законодательства.

Выводы и предложения, содержащиеся в исследовании, могут быть использованы в практической деятельности правоохранительных органов, а также при подготовке проблемных научных и научнометодических работ.

Реализация авторского предложения о закреплении в Уголовно-процессуальном кодексе РФ права прокурора вносить представление об устранении нарушений закона позволит комплексно и эффективно использовать систему полномочий по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия в целом, а значит, будет способствовать усилению механизма гарантий прав участников уголовного судопроизводства.

Ключевые слова: представление, уголовнопроцессуальный закон, расследование, уголовный процесс, следственные действия.

PROSECUTOR’S SUBMISSION TO ELIMINATE VIOLATIONS

OF THE CRIMINAL PROCEDURE LA W IN THE PRE-TRIAL PROCEEDINGS

Keywords: Submission, criminal Procedure Low, Investigation, criminal Procedure, Investigations.

В системе гарантий обеспечения прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве важнейшее место наряду с судебным и ведомственным контролем традиционно занимает прокурорский надзор. В итоговом документе парламентских слушаний «Роль и место органов прокуратуры в системе государственных институтов Российской Федерации» отмечено, что надзор прокуратуры за соблюдением конституционных прав граждан в сфере уголовного судопроизводства, где на основании закона допускаются существенные ограничения прав и свобод граждан, имеет особое значение. Поэтому прокурорский надзор должен быть реальной, а не декларативной гарантией законности, а полномочия прокурора по надзору за органами предварительного следствия должны быть уточнены и оптимизированы1.

В этой связи представляется актуальным на основе научного анализа выработать предложения по повышению действенности и эффективности имеющихся в арсенале прокурора полномочий по устранению нарушений закона, а также обосновать объективную необходимость расширения инструментария прокурора.

Как известно, одним из наиболее активно используемых прокурором полномочий по устранению нарушений закона является право внесения представления об устранении нарушений закона и способствующих им причин и условий. Представление является универсальным актом прокурорского реагирования, в котором прокурор формулирует требования об устранении как самих нарушений закона, так и способствующих им обстоятельств, а также ставит вопрос о привлечении к ответственности виновных должностных лиц.

Данное полномочие при осуществлении надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия на протяжении длительного времени широко применялось на практике . Более того, несмотря на то, что его использование не было основано ни на нормах Уголовнопроцессуального кодекса, ни на нормах главы 3 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», внесение представления было «узаконено» раз-

1. Роль и место органов прокуратуры в системе государственных институтов Российской Федерации. Материалы парламентских слушаний. Издание Совета Федерации. . URL: http://council.gov.ru/media/files/41d44f243916ba8070-

20.рсШ.(дата обращения 24.01.2014).

5’2014

Пробелы в российском законодательстве

делом 2 «Надзор за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное расследование» формы федерального статистического наблюдения «П» .

В отсутствие надлежащего правового регулирования прокуроры обосновывали (и продолжают обосновывать) свои представления ссылкой на статьи 22 и 24 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации».

Наличие принципиальной проблемы в реализации данного полномочия усматривают не все исследователи, изучающие уголовно-процессуальные полномочия прокурора. Часть из них, не подвергая сомнению право прокурора внести представление об устранении нарушений закона, указывает, что этому праву прокурора не соответствует обязанность руководителя следственного органа их устранить, и что необходимо предусмотреть обязанность руководителя следственного органа выполнять требования представления прокурора о нарушении законности .

Однако проблема правомерности использования представления объективно существует. И наиболее остро эта проблема проявляется при реагировании на нарушения, допущенные органами предварительного следствия.

Об этом свидетельствуют не только обоснованные сомнения ученых (так, А.Ю. Винокуров отнес право прокурора вносить представления в органы дознания и предварительного следствия об устран ении нарушений процессуального законодательства к «мнимым полномочиям прокурора» ) в априорной универсальности применения полномочий «общенадзорного» характера при осуществлении надзора за процессуальной деятельностью , но и данные правоприменения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Практика использования представлений в сфере надзора за деятельностью следователей Следственного комитета была повсеместно прекращена в связи с изданием письма Следственного комитета при прокуратуре РФ от 25 марта 2008 г. N 208-3259-08 «О порядке рассмотрения представлений прокуроров», поскольку в УПК определен конкретный механизм реагирования на выявленные прокурором нарушения со стороны следователя в виде требования об устранении нарушений, допущенных в ходе предварительного следствия . Это нашло отражение и в решениях судов по жалобам работников СК на незаконность представлений прокуроров .

Отказывая в удовлетворении представлений прокуроров, руководители следственных органов СК РФ указывают, в частности, что отношения следователя и прокурора в ходе осуществления последним надзора за предварительным следствием регулируются исключительно Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, что прямо вытекает из положений ч.ч. 1,2 от. 1 и ч. 1 от. 7 УПК РФ. Полномочия прокурора в уголовном судопроизводстве определены от. 37 УПК РФ и являются исчерпывающими. Полномочия прокуроров, осуществляемые в рамках надзора за исполнением законов (от. от. 21-25.1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»), в том числе, внесение представлений об устранении нарушений закона, не распространяются на сферу надзора за

предварительным следствием2. Заметим, что проблемам процессуального взаимодействия прокурора и руководителя следственного органа в досудебных стадиях уголовного судопроизводства посвящены многочисленные научные исследования. Так, М.Г.

Полуяненко, определяя критерий оптимального соотношения властных полномочий прокурора и руководителя следственного органа, справедливо предлагает исходить из приоритетных функций этих участников с учетом сложившихся традиций отечественного уголовного судопроизводства .

В условиях «правового вакуума» прокурорами по регулярно выявляемым нарушениям закона в территориальных органах Следственного комитета РФ направляются информации об их устранении, не являющиеся актами прокурорского реагирования и не влекущие каких-либо негативных последствий в случае их нерассмотрения по существу ; . Так, согласно данным Уральской транспортной прокуратуры в 2012 г. руководителям следственных подразделений было направлено 20 информаций о состоянии законности (правильнее было бы их назвать -«о грубых нарушениях уголовно-процессуального законодательства» — А.С.), по которым руководители следственных подразделений ограничились формальными ответами, не приняв реальных мер по устранению нарушений закона. По выявленным транспортными прокурорами 392 нарушениям федерального законодательства, допущенными следователями в досудебных стадиях, к ответственности привлечены только 4 должностных лица Уральского следственного управления на транспорте СК РФ3.

Еще более «впечатляющими» выглядят цифры по субъектам Российской Федерации и в целом по стране.

Так, в 2012 году прокурорами Свердловской области по 13 844 нарушениям процессуального законодательства следователями подразделений СК РФ направлено 701 информация, по результатам рассмотрения которых к дисциплинарной ответственности привлечено 6 должностных лиц СК РФ. В г. Санкт- Петербурге по 10 141 нарушению направлено 377 информаций, а привлечено к дисциплинарной ответственности 2 должностных лица. В Москве выявлено 12 699 нарушений, внесено 1 183 информации, к дисциплинарной ответственности привлечено также 2 должностных лица. В целом по Российской Федерации прокурорами в 2012 году было выявлено 303 665 нарушений процессуального законодательства следователями СК РФ, в связи с чем направлено в подразделения СК 17 961 информация о состоянии законности, по результатам рассмотрения которых к дисциплинарной ответственности привлечено 1 055 должностных лиц. Соотношение числа привлеченных к дисциплинарной ответственности должностных лиц к количеству нарушений, допущенных ими, составляет не более 3,5%. Это происходит в условиях устойчивого роста выявляемых прокурорами нарушений уголовно-процессуального законодательства в следственных подразделениях СК РФ (в целом по Российской Федерации рост в 2012 го-

2 Дело № 15-54-2012. Т.1 // Архив Уральской транспортной прокуратуры.

3 Дело № 15-54-2013 // Архив Уральской транспортной прокуратуры.

НАРУШЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

Спирин А.В.

ду составил 45,5%, в 2011 году по сравнению с 2010 г. — 39,9%)4.

При этом существенно отличается ситуация с использованием прокурорами представлений об устранении нарушений закона в следственных подразделениях МВД РФ. В 2012 году по 649 488 нарушениям, допущенным следователями МВД РФ, прокурорами было направлено 16 998 представлений, по результатам рассмотрения которых в дисциплинарном порядке наказаны 19 099 должностных лиц. Действенность прокурорского надзора составила 29,4%5.

Итак, существующий пробел в праве порождает очевидную проблему. При этом отметим, само наделение прокурора правом внесения представления не посягает, с точки зрения теории прокурорского надзора, на процессуальную самостоятельность ни руководителя следственного органа, ни следователя. В то же время такое полномочие позволяет эффективно и оперативно устранять не просто единичные нарушения закона, а нарушения системного характера.

Кроме того, предусмотренное п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ право прокурора требовать от следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, не может заменить право внесения представления. Справедливо отмечает Е.Р. Ергашев: «В требовании прокурора нельзя ставить вопрос … об устранении причин и условий совершения правонарушения, наказании виновных лиц, поскольку это будет противоречить смыслу п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК. Необходимо учитывать, что требование не наделено признаком комплексности, этим оно существенно отличается от представления прокурора» . Правда, следует отметить, что прокуроры неоднократно направляя по уголовным делам аналогичные по содержанию требования об устранении нарушений федерального законодательства, констатируют «ненадлежащую организацию работы следователей, самоустранение руководителей следственных органов от исполнения возложенных на них обязанностей», в связи с чем, включают в «очередное» требование вопрос о привлечении виновных должностных лиц «к строгой дисциплинарной ответственности»6.

Не вызывает сомнений, что прокурор не может оставаться безучастным к массовым, систематическим нарушениям закона, к обстоятельствам, являющимся причинами и условиями этих нарушений, не может не инициировать вопрос о дисциплинарной ответственности должностных лиц следственных органов, допустивших нарушения или не устранивших указанные обстоятельства.

Решение обозначенной проблемы ученым и практикам видится в следующих вариантах изменения законодательства.

1. Предлагается заменить представление прокурора при осуществлении надзора за исполнением закона органами дознания и следствия (использующееся в практике, но не предусмотренное УПК РФ — А.С.) на требование прокурора, дополнив УПК РФ статьей, регламентирующей понятие и применение этого акта реагирования. Согласно этой точке зрения, сформули-

4 Форма 514 (НСиД) статистической отчетности Генеральной прокуратуры Российской Федерации за 2012 // Статистические отчеты «О работе прокурора» по форме «П» за 2012 г.

5 Там же.

6 .Надзорное производство 15-331-2011 (15-137-2012). Т. 3; Де-

ло № 15-62-11. Т.2.Архив Уральской транспортной прокуратуры.

рованной Е.Р. Ергашевым и П.А. Пригорщей, требование могло бы вноситься как по единичным фактам нарушения закона, так и совокупности нарушений. В нем прокурор должен указать выявленные нарушения закона, виновных лих, предложить конкретные меры, направленные на устранение нарушений закона, их причин и способствующих им условий . Вместе с тем, согласно оценке Д.В. Бичеева, процедура рассмотрения требований прокурора об устранении нарушений федерального законодательства весьма противоречива и малоэффективна .

2. Исключить из ст. 37 УПК такое полномочие, как право «требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия», с заменой его представлением об устранении нарушений уголовно-процессуального законодательства, поскольку одновременное наличие в арсенале прокурорских полномочий и того и другого едва ли целесообразно. Требования об устранении нарушений уголовно-процессуального законодательства должны содержаться в представлении — традиционном акте прокурорского реагирования . Аналогичной точки зрения придерживается С.В. Супрун, считающий, что с позиции философских категорий содержания и формы каждое требование прокурора к руководителю следственного органа об отмене незаконного решения следователя должно быть облечено в уголовно-процессуальную форму, и это должна быть форма представления .

3. Законодательно закрепить в УПК РФ право прокурора не только направлять требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия, но и вносить представление об устранении нарушений закона .

Последняя точка зрения, предусматривающая «право на жизнь» как требования, так и представления, выглядит оптимальной.

В пользу такого решения, на наш взгляд, свидетельствует не только удачная апробация каждого из этих полномочий в прокурорско-надзорной практике, но и имеющаяся возможность их непротиворечивого «сосуществования».

Показательно, что при осуществлении надзора за исполнением законов при осуществлении оперативнорозыскной деятельности прокуроры используют полномочия как «требовать устранения нарушений закона, выявленных по делам оперативного учета и иным оперативно-служебным материалам», так и «вносить представления об устранении нарушений закона, допущенных должностными лицами органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность»7. Каких-либо проблем при использовании данных полномочий не возникает.

Право на внесение представления прокурор может реализовать при выявлении систематических нарушений уголовно-процессуального закона при производстве следственных действий как по отдельным уголовным делам, так и по их обобщенной группе, для устранения причин и условий, порождающих эти нарушения

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5’2014

Пробелы в российском законодательстве

Согласны с этим предложением 86,4% анкетированных нами работников прокуратуры8.

По своему содержанию представление должно отличаться обобщающим характером. В нем обращается внимание на факты, свидетельствующие об отсутствии должного контроля со стороны руководителя следственного органа за своевременностью действий следователя по принятию мер по наиболее полному, всестороннему и объективному производству предварительного следствия по уголовным делам. Материалами для представления могут служить результаты анализа причин нарушений требований закона по ряду уголовных дел. Достаточным поводом для внесения представления могут также стать вскрытые по конкретному делу серьезные упущения со стороны руководителя следственного органа по контролю за следствием и процессуальному руководству расследованием .

В представлении об устранении нарушений закона прокурор может поставить вопрос об ответственности должностных лиц, допустивших указанные нарушения, а также о своем участии в рассмотрении представления.

В этой связи вызывает возражение мнение В. В. Дро-нова о том, что причины применения различных мер реагирования — представления и требования — обусловлены «разницей в подходах к пониманию необходимости применение той или иной меры реагирования». В.В. Дронов, полагает: применение представлений об устранении нарушений закона при осуществлении надзора за процессуальной деятельностью органов внутренних дел «связано с тем, что количество уголовных дел, находящихся в производстве поднадзорных следователей, велико и возможности отслеживать ход проведения предварительного расследования по каждому уголовному делу просто нет. В связи с этим целесообразнее реагировать на нарушения, которые выявляются при анализе статистических данных о количестве дел, расследованных с нарушением сроков, или по количеству дел, решения по которым не приняты, а также при проверке законности сроков направления ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемого». Вместе с тем, считает автор, при надзоре за процессуальной деятельностью органов Следственного комитета РФ «относительно небольшое количество уголовных дел позволяет наиболее полно осуществлять полномочия по надзору за ходом расследования, направляя его ход внесением требований, в которых сочетаются как указания на уже допущенные нарушения, так и необходимость устранения нарушений закона, которые могут повлиять на законность и обоснованность принимаемого решения» .

Представляется, что подобная «дифференциация подходов» не учитывает различий в правовой природе этих средств реагирования, не основана на положениях закона, а ее реализация приведет к утрате прокурорским надзором необходимой оперативности в выявлении и устранении нарушений. Основываясь преимущественно на данных статистики, не проявляя инициативы в своевременном выявлении допущенных

8 Анкетирование производилось в феврале-мае 2014 г. в учебно-методическом отделе прокуратуры Свердловской области -межрегиональном центре профессионального обучения прокурорских работников и федеральных государственных служащих. На вопросы специально разработанной анкеты ответили 88 работника прокуратуры из 18 субъектов Российской Федерации.

нарушений, прокурор не обеспечит защиту прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, а следовательно, не выполнит свою обязанность по отстаиванию публичного интереса в уголовном процессе.

Полномочие на внесение представления должно быть закреплено именно в УПК РФ, как и остальные полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия. При этом требования, изложенные в представлении прокурора должны носить для руководителя соответствующего следственного органа обязательный характер, но последнему должно быть предоставлено право обжаловать представление у вышестоящего прокурора.

Разделяя мнение, что «срок исполнения представления, внесенного прокурором на имя соответствующего компетентного должностного лица органа предварительного расследования, должен быть разумным (от. 6.1 УПК)» , полагаем, что данный срок не может быть менее установленного ч. 4 от. 39 УПК РФ срока для рассмотрения требования прокурора, именно по причине «комплексности» представления, его обобщающего характера.

Полагаем, что законодательное закрепление в Уголовно-процессуальном кодексе РФ права прокурора вносить представления об устранении нарушений закона, допущенных органами предварительного следствия и дознания, придаст большую действенность всей системе надзорных полномочий прокурора в уголовном процессе, а следовательно, повысит уровень гарантий прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве.

Список литературы

1. Абдул-Кадыров Ш. М. Функции и полномочия прокурора в стадии возбуждения уголовного дела // Законность. 2012. № 9. С. 12-15.

2. Абдул-Кадыров Ш.М. Прокурорский надзор и ведомственный процессуальный контроль на предварительном следствии // Пробелы в российском законодательстве. 2013. С. 152-154.

4. Бушковская Е.Н. Надзор прокурора за процессуальной деятельностью следователя и дознавателя в досудебном производстве: автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 2011.26 с.

5. Вильде Л.В. Сложности реализации надзорной функции прокурора на досудебной стадии производства по делу // Уголовный процесс. 2012. № 3. С. 32-34.

7. Винокуров А.Ю. Следственный комитет РФ как объект надзора за исполнением законов // Законность. 2011. № 11. С. 53 -55.

8. Горюнов В. В. Надзор за следствием в органах прокуратуры // Законность. 2009. № 2. С. 33-37.

9. Гринюк Е.Н. О полномочиях и функциях прокурора на стадии предварительного расследования // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2010. № 5. С. 127-129.

НАРУШЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА

Спирин А.В.

11. Ергашев Е.Р. Проблемы правового статуса прокурора в досудебном производстве по уголовному делу // Уголовный процесс. 2008. № 4. С. 88- 91.

12. Ергашев Е.Р., Пригорща П.А. Требование прокурора как инструмент обеспечения исполнения закона. Екатеринбург, 2010. 124 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Полуяненко М.Г. К вопросу об оптимальном соотношении надзора и процессуального контроля за деятельность следователя // Пробелы в российском законодательстве. 2011. № 6. С. 266-268.

Literature list

2011.26 p.

8. Goryunov V.V. Supervision at investigating bodies in the procuracy authorities// // Legislation. 2009. № 2. p. 3337.

12. Ergashev E.R., Prigorshcha P.A. Prosecutor’s request as a tool to enforce the law. Ekaterinburg, 2010. 124

6. p. 266-268.

Рецензия

На научную статью «Представление прокурора об устранении нарушений уголовно-процессуального за-

кона в досудебном производстве», подготовленную соискателем кафедры уголовного процесса Уральского юридического института МВД РФ Спириным Александром Владимировичем

Статья посвящена актуальной проблеме правового регулирования полномочий прокурора по устранению нарушений закона, допущенных органами следствия в досудебном производстве.

Надзор прокурора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия -важная гарантия обеспечения законности при расследовании уголовных дел, в том числе соблюдения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, исключения случаев незаконного привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных. Данное обстоятельство исторически обусловлено, апробировано и имело свои положительные традиции.

Реализация предоставленных в настоящее время уголовно-процессуальным законодательством прокурору полномочий носит во многом проблемный характер. Это обусловлено, в том числе, непоследовательностью законодателя, отсутствием системного подхода к формированию процессуального статуса прокурора. Выявив нарушения закона, допущенные следователем, прокурор фактически лишен права ставить вопрос о привлечении виновных должностных лиц к установленной ответственности.

На основе анализа законодательства, нормативноправовых актов Генерального прокурора РФ, правоприменительной практики, взглядов ученых автор приходит к выводу о необходимости закрепления в УПК РФ полномочия прокурора вносить в адрес руководителей следственных органов представления об устранении нарушений закона, допущенных в досудебном производстве.

К позитивным аспектам представленной научной статьи следует отнести наличие эмпирического материала. Изучение автором практики внесения прокурорами представлений об устранении нарушений закона представляет несомненный интерес и придает сформулированным автором предложениям аргументированность и убедительность.

Авторские предложения, направленные на оптимизацию правового регулирования полномочий прокурора, представляются достаточно взвешенными и логичными.

В целом, статья соответствует требованиям, предъявляемым к такого рода работам. Статья рекомендуется для публикации в открытой печати и ранее не публиковалась.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рецензент:

Профессор кафедры уголовного процесса Уральского государственного юридического университета, доктор юридических наук Балакшин В. С.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх