Прекращение обязательств в гражданском праве

42. Изменение и прекращение обязательств: понятие, основания, способы

Во время действия обязательственного правоотношения могут возникнуть определенные обстоятельства, которые не прекращают обязательства, но изменяют его. Могут измениться способ, срок, место исполнения обязательства, либо одно обеспечительное обязательство может быть изменено на другое.

Обязательства могут изменяться по основаниям, предусмотренным ГК, другими законами, иными правовыми актами, а также договором. В любой момент участники обязательства могут договориться о внесении изменений и дополнений в обязательство. Обязательство считается измененным с момента заключения сторонами соглашения о его изменении.

Прекращение обязательства — утрата субъектами обязательства субъективных прав и обязанностей, составляющих содержание обязательственного правоотношения, вследствие прекращения обязательства. Прекращенное обязательство перестает существовать, а его участников не связывают те права и обязанности, которые связывали их, пока обязательство существовало.

Основания прекращения обязательств можно разделить на две основные группы:

1) обязательство прекращается по воле сторон обязательства;

2) обязательство прекращается помимо воли его участников.

Прекращение обязательства должно быть оформлено надлежащим образом, т. е. таким же способом, каким ранее было установлено. В некоторых случаях закон устанавливает способ оформления прекращения обязательства.

Способы прекращения обязательства:

1) надлежащее исполнение. При надлежащем исполнении должником обязательства кредитор, принимая исполнение, должен выдать ему расписку. Если должник выдал кредитору долговой документ, он должен возвратить должнику этот документ и расписку заменить соответствующей надписью на этом документе;

2) отступное. Если должник не в состоянии выполнить работу, которую должен, он просит кредитора о переносе срока выполнения этой работы при выплате отступного;

3) зачет взаимных требований. Возможен по однородным требованиям, по которым срок выполнения уже наступил, либо определен моментом востребования.

Зачет взаимных требований не допускается:

а) если на какое-то из требований истек срок исковой давности, если другая сторона просит применить срок исковой давности;

б) по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью;

в) по требованиям о взыскании алиментов;

г) в отношении требований о пожизненном содержании;

4) новация — замена обязательства, существовавшего между сторонами, другим обязательством между теми же сторонами, которое предусматривает иной предмет или способ исполнения. Новация не допускается в случае требования о возмещении вреда здоровью и при уплате алиментов;

5) невозможность исполнения обязательства (только в том случае, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает);

6) прощение долга. Заключается в освобождении кредитором должника от обязанности выполнить какие-либо действия или воздержаться от исполнения последних;

7) совпадение кредитора и должника в одном лице;

8) прекращение стороны в обязательстве (ликвидация предприятия, смерть гражданина, если обязательство связано с его личностью);

9) на основании акта государственного органа.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Прекращение обязательства невозможностью его исполнения Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

УДК 347.4

Е.С. Мухачева

ПРЕКРАЩЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА НЕВОЗМОЖНОСТЬЮ ЕГО ИСПОЛНЕНИЯ

Рассматривается проблема влияния невозможности исполнения на динамику обязательства. Опровергается распространенная в цивилистике, основанная на буквальном толковании п. 1 ст. 416 ГК РФ точка зрения о том, что невозможность исполнения, вызванная обстоятельством, за которое отвечает одна из сторон обязательства, влечет его трансформацию из регулятивного в охранительное. Доказывается, что невозможность исполнения, какими бы обстоятельствами она ни была вызвана, влечет прекращение обязательства.

Ключевые слова: невозможность исполнения обязательства, прекращение обязательства.

В соответствии с п. 1 ст. 416 ГК РФ обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает. Буквальное толкование этой нормы приводит к тому выводу, что невозможность исполнения обязательства выступает основанием прекращения обязательства только в том случае, когда причиной ее возникновения является обстоятельство, за которое ни одна из сторон не отвечает.

По вопросу о правовых последствиях невозможности исполнения, наступившей вследствие обстоятельства, за возникновение которого отвечает одна из сторон обязательства, в отечественной цивилистике сложились две точки зрения. Одними учеными такая невозможность исполнения рассматривается как одновременно правопрекращающий и правообразующий юридический факт, так как она, по их мнению, прекращает основное обязательственное правоотношение и ведет к возникновению охранительного правоотношения, а другими — как правоизменяющий юридический факт, то есть влекущий трансформацию регулятивного обязательства в охранительное.

Так, Г.Ф. Шершеневич отмечал, что невозможность исполнения в зависимости от причины ее наступления может либо прекратить обязательство, либо, наоборот, осложнить (то есть фактически изменить) его, добавив обязанность возместить убытки или понести ответственность в иной форме .

Аналогичного мнения придерживался и Д.М. Генкин, рассматривавший право на защиту в качестве элемента субъективного права: «… субъективное право, вытекающее из частноправового отношения, заключает в себе не только право через посредство суда добиваться исполнения условленного действия, но и право на взыскание убытков от неисполнения. И поскольку благодаря виновности должника в наступлении невозможности исполнения кредитор имеет право на возмещение интереса от неисполнения договора, постоль-

ку обязательство не может быть признано прекратившим свою силу, и основанием ответственности является договор, а не деликт» .

В цивилистической литературе, однако, высказано и другое мнение. Так, Ф.И. Гавзе полагал, что «если … невозможность исполнения обязательства вызвана обстоятельством, за которое должник отвечает, то данное обязательство отпадает, поскольку исполнение его фактически невозможно, но оно заменяется другим обязательством возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением» .

Эту же позицию разделял М.И. Брагинский . Её придерживаются также А.А. Павлов , К.Е. Чистяков , А.М. Заброцкая , указывающие, что если невозможность исполнения явилась следствием обстоятельств, лежащих вне сферы ответственности сторон, невозможность выступает только в качестве правопрекращающего факта, а если за эти обстоятельства ответственна одна из них, то одновременно с прекращением первоначального (регулятивного) обязательства возникает новое (охранительное) обязательственное правоотношение, в рамках которого реализуется ответственность.

Применительно к исследованию правовой природы реституции Д. О. Тузов указывает, что «при утрате имущества его истребование (по крайней мере, из владения ответчика) становится невозможным, а следовательно, и притязание, направленное на возврат этого имущества, как бы оно ни называлось, прекращает свое существование, а не «преобразуется» в какое-либо другое требование» .

Итак, суть рассматриваемого вопроса состоит в том, влечет ли невозможность исполнения прекращение обязательства независимо от того, ответственны ли стороны обязательства за возникновение обстоятельств, ее повлекших. Если ответ на этот вопрос положительный, это означает, что в случае возникновения невозможности исполнения, вызванной обстоятельством, за которое несет ответственность одна из сторон, основное обязательство прекращается вместе с возникновением охранительного обязательства; если же ответ отрицательный, то это означает, что такая невозможность исполнения выступает правоизменяющим юридическим фактом.

Последний вариант решения вопроса основывается на буквальном толковании п. 1 ст. 416 ГК РФ, согласно которому невозможность исполнения, вызванная обстоятельством, за наступление которого ответственна одна из сторон, не влечет прекращения обязательства. Действительно, любое правовое последствие вызывается обстоятельством реальной действительности, указанным в гипотезе правовой нормы: «. юридический факт — это не просто жизненный факт, а факт, определенным образом оцениваемый нормами права» . Пункт 1 ст. 416 ГК РФ связывает прекращение обязательства невозможностью исполнения только с обстоятельствами, за которые ни одна сторона не отвечает. Следовательно, если невозможность исполнения вызвана обстоятельством, за возникновение которого несет ответственность одна из сторон, то она не приводит к его прекращению.

Таким образом, согласно этой точке зрения, например, в случае гибели индивидуально-определенной вещи, являющейся предметом обязательства, за которую одна из сторон отвечает, обязательство не прекращается, но его

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

status quo не может сохраниться. Следовательно, буквальное толкование п. 1 ст. 416 ГК РФ приводит к выводу о том, правоотношение лишь изменяется, в результате чего «… бывшее прежде обязательство принимает новое направление, новое содержание, новый смысл, — отличные от тех, которые имели при своем начальном происхождении; … выходит не новое обязательство, а только расширяется, стесняется, иначе определяется содержание прежнего» . Такой точки зрения придерживались Л. А. Лунц , О.С. Иоффе , Н.И. Краснов , Б.Л. Хаскельберг и В.В. Ровный 1, а также другие цивилисты .

Авторы Концепции совершенствования общих положений обязательственного права России также разделяют эту точку зрения, предлагая дополнить ст. 417 ГК РФ, посвященную проблеме юридической невозможности исполнения обязательства, указанием на то, что «. обязательство не подлежит прекращению в случаях, когда невозможность исполнения вызвана изданием акта публичного органа в связи с неправомерными действиями (бездействием) должника (например, при наложении ареста на его имущество в порядке исполнительного производства)» .

С мнением сторонников трансформации обязательства в случае невозможности исполнения, вызванной обстоятельством, за возникновение которого отвечает одна из сторон, трудно согласиться. Для того чтобы решить вопрос о правовых последствиях такой невозможности исполнения, требуется более внимательный критический анализ некоторых норм ГК РФ. Начать его следует с п. 1 ст. 416 ГК РФ.

Представляется, что толковать эту норму следует в том смысле, что если невозможность исполнения вызвана обстоятельством, за возникновение которого ни одна из сторон к ответственности привлечена быть не может, то регулятивное обязательство прекращается невозможностью исполнения, а охранительное — не возникает в связи с отсутствием условий для привлечения сторон к ответственности за неисполнение обязательства. Если же за обстоятельство, повлекшее невозможность исполнения, отвечает одна из сторон, то регулятивное обязательство все так же прекращается невозможностью исполнения, однако возникает новое, охранительное правоотношение.

Распространенное же в отечественной литературе толкование рассматриваемой нормы обычно сокращается до следующего умозаключения: «Случайная невозможность исполнения влечет прекращение обязательства, а виновная — влечет возложение ответственности». В результате можно прийти к выводу, что при невозможности исполнения, наступившей в связи с обстоятельством, за возникновение которого отвечает одна из сторон, регулятивное обязательство не прекращается, а трансформируется в охранительное. С этим выводом трудно согласиться, так как охранительное правоотношение связано

1 Следует отметить, что впоследствии соавторы скорректировали позицию по этому вопросу. Во втором издании монографии «Индивидуальное и родовое в гражданском праве» они пришли к тому выводу, что «как при случайной, так и при виновной гибели индивидуально-определенной вещи прекращение обязательства может сопровождаться или не сопровождаться возникновением нового, охранительного обязательства, в рамках которого реализуются меры гражданско-правовой ответственности» .

не с невозможностью исполнения обязательства, а с неисполнением последнего.

В этом отношении действующая редакция п. 1 ст. 416 ГК РФ представляется некорректной. Ее положительной стороной является лишь указание на то, что невозможность исполнения выступает основанием прекращения обязательства, что в принципе следует уже из факта размещения этой нормы в гл. 26 ГК РФ «Прекращение обязательств». Недостаток же состоит в том, что она, по сути, обусловливает прекращение обязательства непривлечением должника к гражданско-правовой ответственности.

На это обратил внимание М.И. Брагинский, указав на «необходимость распространительного толкования ст. 416 ГК: договор (обязательство) прекращается применительно прежде всего к индивидуально-определенной вещи и тогда, когда невозможность произошла вследствие обстоятельства, за которое та или иная сторона отвечает» . А.М. Заброцкая отмечает, что «… систематическое толкование не устраняет полностью некорректность формулировки п. 1 ст. 416 ГК РФ, которая ставит решение вопроса о судьбе обязательства в зависимость от ответственности сторон за его неисполнение» . Р.М. Янковский разделяет эту точку зрения: «… проблема заключается в том, что законодатель смешивает субъективные факторы (ответственность стороны) и не зависящие от контрагентов объективные факторы (наступление невозможности исполнения). Одним из вариантов решения данного вопроса представляется разграничение объективного факта прекращения обязательства и нормы об ответственности виновных лиц» .

Тем не менее эти аргументы не принимаются во внимание в процессе текущей реформы гражданского законодательства РФ. Так, проект ФЗ «О внесении изменений в часть первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предполагает следующую редакцию п. 1 ст. 416 ГК РФ: «Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает» .

Конечно, институты невозможности исполнения обязательства и гражданско-правовой ответственности связаны между собой, однако они вполне самостоятельны. Отсутствие условий для привлечения должника к гражданско-правовой ответственности не может быть признано основанием прекращения обязательства, так же как и основанием привлечения к гражданско-правовой ответственности является не невозможность исполнения сама по себе, а неисполнение обязательства при наличии всех необходимых для этого условий, предусмотренных гражданским законодательством. В связи с этим, думается, неверно утверждать, что невозможность исполнения является основанием освобождения от ответственности .

Для обоснования тезиса о том, что невозможность исполнения обязательства во всех случаях влечет его прекращение, необходимо обратиться к теории субъективного права и составляющих его элементов. Действительно, в зависимости от признания права на защиту в качестве самостоятельного субъективного материального гражданского права или же только одного из правомочий, включенных в его структуру, может быть решен вопрос о том,

реализуется ли договорная ответственность в рамках вновь возникшего обязательства либо обязательства, «выросшего» из регулятивного обязательства в результате трансформации последнего.

Не углубляясь в детали дискуссии по этому поводу, представляется достаточным апеллировать к тому, что первая точка зрения была обоснована в рамках спора о судьбе субъективного материального гражданского права по истечении срока исковой давности. В ходе этого спора было убедительно доказано, что, рассматривая право на иск как элемент субъективного материального права, а не как самостоятельное субъективное охранительное право, невозможно объяснить некоторые положения гражданского законодательства об исковой давности. К таковым относится, в частности, норма, запрещающая должнику или иному обязанному лицу, исполнившему обязанность по истечении срока исковой давности, требовать исполнения обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности (ст. 206 ГК РФ), а также норма, предусматривающая в исключительных случаях возможность восстановления срока исковой давности (ст. 205 ГК РФ). Анализ этих положений позволяет утверждать, что истечение срока исковой давности не погашает субъективное материальное право. Это значит, что объектом его действия является другое право, а именно субъективное охранительное право на иск в материальном смысле .

Если право на защиту считать самостоятельным субъективным правом, реализуемым в рамках охранительного правоотношения, то и последнее следует рассматривать в качестве возникающего впервые, а не в результате трансформации регулятивного правоотношения. Этот вывод можно рассматривать как аргумент в пользу того, что если невозможность исполнения обязательства была вызвана обстоятельством, за которое отвечает одна из его сторон, то регулятивное обязательство прекращается, а охранительное — возникает, и никакой трансформации при этом не происходит. К этому заключению приводит и анализ отдельных норм ГК РФ.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Так, согласно п. 1 ст. 381 ГК РФ при прекращении обязательства вследствие невозможности исполнения задаток должен быть возвращен. Из этой нормы следует, что задаток, обеспечивающий исполнение основного обязательства, должен быть возвращен независимо от того, отвечает ли одна из сторон за возникновение обстоятельства, повлекшего невозможность исполнения основного обязательства. Как представляется, возвращение задатка при невозможности исполнения обеспеченного им обязательства должно рассматриваться как возвращение неосновательного обогащения по прекращенному акцессорному обязательству. Как известно, прекращение основного обязательства автоматически влечет прекращение и акцессорного обязательства. Поэтому если акцессорное обязательство прекращается в случае невозможности исполнения основного обязательства, это означает, что невозможность исполнения, какими бы обстоятельствами она ни была вызвана, прекращает обязательство, а не влечет его трансформацию.

Еще одним аргументом в пользу такого вывода может стать п. 1 ст. 405 ГК РФ, согласно которому должник, просрочивший исполнение, отвечает перед кредитором за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения. Сопоставив эту норму с п. 1 ст. 416 ГК РФ, в

соответствии с которым случайная невозможность прекращает обязательство, можно прийти к выводу о том, что в случае просрочки должника регулятивное обязательство прекращается невозможностью исполнения (п. 1 ст. 416 ГК РФ), а гражданско-правовая ответственность реализуется в рамках вновь возникшего охранительного правоотношения (п. 1 ст. 405 ГК РФ). В связи с этим возникает вопрос: почему если при невозможности исполнения в период просрочки должника трансформации обязательства из регулятивного в охранительное не происходит, о такой трансформации говорят применительно к невозможности исполнения, не связанной с просрочкой? Думается, сравнительное исследование приведенных норм демонстрирует непоследовательность законодателя при формулировании п. 1 ст. 416 ГК РФ.

Интересна позиция Президиума ВАС РФ по вопросу о правовых последствиях невозможности исполнения, вызванной обстоятельством, за которое отвечает одна из сторон. Президиум ВАС РФ разъяснил, что отзыв у должника лицензии, вызванный неправомерными действиями лицензиата, и неисполнение им в связи с этим обязательства не являются основанием прекращения последнего в результате издания акта государственного органа. Тем самым, казалось бы, ВАС РФ признает, что в случаях, когда невозможность исполнения (в данном случае юридическая) наступила в связи с обстоятельством, за которое отвечает одна из сторон, она выполняет правоизменяющую функцию. При этом, однако, поясняется, что в этом случае «прекратилось обязательство ответчика по осуществлению деятельности в натуре, но не обязанность возместить убытки, вызванные тем, что исполнение в натуре не последовало» . Тем самым Президиум ВАС РФ фактически придерживается той позиции, что и в случаях, когда невозможность исполнения вызвана обстоятельством, за которое отвечает одна из сторон, она влечет прекращение регулятивного обязательственного правоотношения.

Представляется, что действующая редакция п. 1 ст. 416 ГК РФ является результатом не вполне продуманной рецепции. Эта норма ГК РФ была с небольшими изменениями перенесена из советского гражданского законодательства. Так, п. «д» ст. 129 ГК РСФСР 1922 г. устанавливал, что «обязательство прекращается полностью или в части . невозможностью исполнения, за которую должник не несет ответственности» . Аналогичная норма впоследствии была предусмотрена и ст. 235 ГК РСФСР 1964 г. , а также п. 4 ст. 73 Основ гражданского законодательства СССР 1991 г. . В свою очередь, п. «д» ст. 129 ГК РСФСР 1922 г., как представляется, был заимствован — вероятно, через посредство проекта русского Гражданского уложения — из первой редакции ГГУ, согласно п. 1 § 275 которого должник освобождался от обязательства, исполнение которого стало невозможным в связи с наступившими после возникновения обязательства обстоятельствами, за которые стороны не отвечают1. Важно отметить, что содержание этой нормы ГГУ в указанной части не раз ставилось под сомнение в немецкой цивилистической литературе , поэтому немецкий законо-

1 Пункт 1 § 275 ГГУ: «Бег ЗсЬиШпег wird уоп der УегрШсЫищ 2иг Йш, soweit Ье1§-

тйо^е етеБ пасЬ der ЕП^еЬип§ des ЗсЬиШуегЬаЬтввев eintretenden Umstandes, den ег теЫ гы vertreten На1, unmбg1ich wird» .

датель, принимая ГГУ в новой редакции, ее пересмотрел. Действующая редакция п. 1 § 275 ГГУ закрепляет, что требование о реальном исполнении обязательства исключается в той степени, в которой оно невозможно для должника или любого другого лица1.

Таким образом, представляется, что формулировка п. 1 ст. 416 ГК РФ требует корректировки. Необходимо устранить закрепленную в действующей редакции указанной нормы причинно-следственную связь между прекращением обязательства невозможностью его исполнения и тем, несет ли одна из сторон обязательства ответственность за ее возникновение.

Литература

1. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права : (по изданию 1907 г.) / вступ. ст. Е.А. Суханова. М.: Спарк, 1995. 556 с.

2. Генкин Д.М. К вопросу о влиянии на обязательство невозможности исполнения // Памяти профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича : сб. ст. по гражданскому и торговому праву. М., 1915. С. 105-126.

3. Гавзе Ф.И. Обязательственное право: (общие положения). Минск: Изд-во Белорус. гос. ун-та, 1968. 127 с.

4. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: в 2 кн. Кн. 1: Общие положения. М.: Статут, 1998. 682 с.

5. Павлов А.А. Некоторые вопросы учения о невозможности исполнения обязательств // Очерки по торговому праву: сб. науч. тр. / под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль: Яросл. гос. ун-т. 2004. Вып. 11. С. 49-60.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Чистяков К.Е. Влияние изменения обстоятельств на договорные обязательства. Красноярск: , 2001. 140 с.

7. Заброцкая А.М. Некоторые вопросы первоначальной невозможности исполнения обязательств // Законы России : опыт, анализ, практика. 2010. № 12. Электрон. версия печат. публ. Доступ из справ. правовой системы «КонсультантПлюс».

8. Тузов Д.О. Теория недействительности сделок: опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. М.: Статут, 2007. 602 с.

9. Тузов Д.О. Реституция и реституционные правоотношения в гражданском праве России // Цивилистические исследования : сб. науч. тр. памяти проф. И.В. Федорова / под ред. Б.Л. Хаскельберга, Д.О. Тузова. М.: Статут, 2004. Вып. 1. С. 213-245.

10. Александров Н.Г. Правовые отношения в социалистическом обществе: лекция, прочитанная на юрид. фак. МГУ. М.: Изд-во МГУ, 1959. 45 с.

11. Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 3: Договоры и обязательства. М.: Статут, 2003. 622 с.

12. Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М.: Гос. изд-во юрид. лит., 1950. 416 с.

13. Иоффе О.С. Обязательственное право. М. : Юрид. лит., 1975. 880 с.

14. Краснов Н.И. Реальное исполнение договорных обязательств между социалистическими организациями. М.: Госюриздат, 1959. 192 с.

15. Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Индивидуальное и родовое в гражданском праве. Иркутск: Иркут. обл. тип. № 1, 2001. 255 с.

16. Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Индивидуальное и родовое в гражданском праве. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2004. 236 с.

17. Советское гражданское право: учеб. / под ред. С.Н. Братуся. 4-е изд., испр. и доп. М.: Госюриздат, 1950. 677 с.

18. Пункт 6.9 раздела VI Концепции совершенствования общих положений обязательственного права России. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации : (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации

и совершенствованию гражданского законодательства от 7 окт. 2009 г.) // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2009. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

19. Янковский Р.М. Невозможность исполнения обязательства: вопросы теории и практики // Корпоративный юрист. 2011. № 4. Электрон. версия печат. публ. URL: http://biz-startup.ru/materialy/statya-417/ (дата обращения: 24.09.2013).

20. О внесении изменений в часть первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации : проект федер. закона от 27 апр. 2012 г. № 47538-6 // Консультант-Плюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2012. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

21. Кусаинова А.К. Невозможность исполнения обязательства как основание освобождения от ответственности // Ответственность в гражданском праве: материалы междунар. науч.-практ. конф. (в рамках ежегодных цивилистических чтений), Алматы, 22-23 мая 2006 г. / отв. ред. М.К. Сулейменов / НИИ частного права КазГЮУ. Алматы, 2006. С. 214-218.

22. Каминская П.Д. Основания ответственности по договорным обязательствам // Вопросы гражданского права : сб. ст. / под ред. И.Б. Новицкого. М.: Изд-во МГУ, 1957. С. 56-144.

23. Лебедева К.Ю. Исковая давность в системе гражданско-правовых сроков: дис. … канд. юрид. наук. Томск, 2003. 243 с.

24. Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств : информ. письмо Президиума Высш. арбитр. суда Рос. Федерации от 21 дек. 2005 г. № 104 // Вестник ВАС РФ. 2006. № 4. Электрон. версия печат. публ. Доступ из справ. правовой системы «КонсультантПлюс».

25. О введении в действие Гражданского кодекса РСФСР (вместе с «Гражданским кодексом Р.С.Ф.С.Р.») : постановление ВЦИК от 11 нояб. 1922 года // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2005. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

26. Гражданский кодекс РСФСР : (утв. ВС РСФСР 11 июня 1964 года) : (ред. от 24 дек. 1992 г.) // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2005. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

27. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик : (утв. ВС СССР 31 мая 1991 г. № 2211-1): (ред. от 26 нояб. 2001 г.) // КонсультантПлюс : справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2005. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.

28. Медушевский А.Н. Проект Гражданского уложения Российской империи в сравнительном освещении // Цивилистические исследования: ежегодник гражданского права / под ред. Б.Л. Хаскельберга, Д.О. Тузова. М.: Статут, 2006. Вып. 2. С. 148-225.

Mukhacheva E. S.

TERMINATION OF AN OBLIGATION DUE TO IMPOSSIBILITY OF ITS PERFORMANCE.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Keywords: impossibility of obligation performance, termination of obligation.

E.C. Myxaneea

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Ioffe O.S. Obyazatel’stvennoe pravo . Moscow: Yuridichecksya literatura Publ., 1975. 880 p.

17. Bratus’ S.N. (ed.) Sovetskoe grazhdanskoe pravo . Moscow: Gosyurizdat Publ., 1950. 677 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

29. Burgerliches Gesetzbuch. Alte Fassung. Available at: http://dejure.org/gesetze/0BGB010102 (Accessed: 4th November 2012).

Статья 416. Прекращение обязательства невозможностью исполнения. 1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.
Комментарий к статье 416
1. Невозможность исполнения означает неосуществимость исполнения обязательства. При прекращении обязательства невозможностью исполнения не предусматривается возмещение одной из сторон другой убытков, вызванных прекращением обязательства. Невозможностью исполнения могут быть прекращены обязательства как договорного, так и внедоговорного характера.
Выделяется фактическая и юридическая невозможность исполнения. Комментируемая статья регулирует фактическую невозможность исполнения, которая обычно связана с изменениями, происшедшими с предметом исполнения, если он незаменим (гибель индивидуально-определенной вещи), либо с субъектом исполнения (например, потеря певцом голоса создает невозможность исполнения договора о выступлении на концерте, введение в отношении должника процедур банкротства может повлечь невозможность исполнения обязательств, связанных с отчуждением имущества должника). Юридическая невозможность исполнения возникает в случаях, когда исполнению препятствует издание акта государственного органа (см. комментарий к ст. 417 ГК).
2. Причиной возникновения невозможности исполнения, согласно п. 1 комментируемой статьи, служат определенные «обстоятельства», т.е. юридические факты, препятствующие исполнению обязательства. Невозможность исполнения может наступить как в результате событий, не зависящих от воли людей, так и в результате действий сторон обязательства или третьих лиц. Однако прекращение обязательства в связи с невозможностью исполнения будет иметь место только в случае, если ни одна из сторон за это не отвечает, не несет риск наступления соответствующего обстоятельства. В судебной практике как невозможность исполнения квалифицируется, например, невыполнение должником обязательств в связи с отсутствием необходимого финансирования из государственного бюджета (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 11 марта 1997 г. N 7522/95 ). Такое решение вопроса можно признать правомерным только в случае, если обязательство не связано с осуществлением лицом, не исполнившим его, предпринимательской деятельности. Если же обязательство возникло в связи с осуществлением должником предпринимательской деятельности, оно не может быть прекращено ссылкой на отсутствие бюджетного финансирования, так как в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК должник не освобождается от ответственности, если неисполнение связано с нарушением обязанностей со стороны контрагентов, отсутствием у должника необходимых денежных средств.
———————————
Вестник ВАС РФ. 1997. N 6.
Невозможность исполнения не всегда связана с наличием или отсутствием вины одной из сторон. Например, субъект предпринимательской деятельности по общему правилу будет отвечать даже за наступившую случайно невозможность исполнения. Освобождает его от ответственности только невозможность исполнения, возникшая в результате действия непреодолимой силы, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 3 ст. 401 ГК). Не допускается ссылка на возможность исполнения обязательства субъектом предпринимательской деятельности, если она связана с неисполнением обязательств их контрагентами. К примеру, не признается основанием для прекращения обязательств невозможностью исполнения банкротство банка, обслуживающего одну из сторон обязательства (решение МКАС при ТПП РФ от 6 октября 1998 г. )
———————————
См.: Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. М., 1999.
При гибели родовых вещей невозможность исполнения обычно не наступает, поскольку они могут быть заменены другими вещами того же рода и качества. Так, не признаются ссылки на невозможность исполнения в отношении требований денежного характера.
Вместе с тем данное правило не считается абсолютным. В некоторых случаях исчезновение родовых вещей создает невозможность исполнения, так же как и гибель вещи, определенной индивидуальными признаками. К примеру, если потребитель предъявил продавцу требование о замене товара с недостатками на товар той же марки, но такой товар уже снят с производства либо прекращены его поставки и т.п., обязательство продавца в части замены вещи прекращается в связи с невозможностью исполнения (п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения дел о защите прав потребителей» ).
———————————
БВС. 1995. N 1.
3. Фактическая невозможность исполнения не всегда связана с физическим уничтожением вещи. Она может возникнуть в результате передачи имущества третьим лицам, если от этих лиц вещь не может быть истребована (см. п. 10 Обзора практики разрешения споров, связанных с договорами на участие в строительстве, от 25 июля 2000 г. N 56 ). Невозможность исполнения может быть вызвана принудительным изъятием или ограничением права распоряжения вещью, в частности при наложении ареста, изъятии вещи в качестве вещественного доказательства (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 31 августа 1999 г. N 2254/99 ). Договор морской перевозки груза может прекратиться невозможностью исполнения, если судно было насильственно захвачено (ст. 157 КТМ).
———————————
Вестник ВАС РФ. 2000. N 9.
Вестник ВАС РФ. 1999. N 12.
Не признается невозможностью исполнения случай, когда обязательство не может быть исполнено конкретным способом, если не исключено применение иных способов исполнения (например, если невозможно в силу не зависящих от сторон обстоятельств доставить груз по железной дороге, но имеется возможность отправить его автомобильным или воздушным транспортом).
4. Невозможность исполнения тесно связана с понятием «непреодолимая сила». Эта связь заключается в том, что в сфере предпринимательской деятельности наступление невозможности исполнения в результате чрезвычайных и непредвиденных обстоятельств (непреодолимой силы) влечет за собой прекращение обязательства. В отношениях, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, обязательство может быть прекращено и тогда, когда невозможность исполнения вызвана случайными причинами (например, подлежащая передаче вещь была украдена из квартиры должника). В данном случае основной критерий — наличие или отсутствие вины одной из сторон в возникновении невозможности исполнения.
5. Невозможность исполнения может иметь место в момент возникновения обязательства либо возникнуть в период его существования. На основании этого критерия выделяют первоначальную и последующую невозможность исполнения. В российской судебной практике основанием прекращения обязательства признается только последующая невозможность исполнения. Если невозможность исполнения присутствовала к моменту возникновения обязательства, оно признается несуществующим, а соглашения, порождающие данное обязательство, — недействительными. Вместе с тем в международной практике присутствует иной подход к данной проблеме. Согласно п. 1 ст. 3.3 Принципов международных коммерческих договоров 1994 г. (Принципы УНИДРУА) сам по себе факт, что в момент заключения договора исполнение принятого обязательства было невозможным, не влияет на действительность договора. Последствия первоначальной невозможности исполнения различаются в зависимости от того, знала ли (или должна была знать) об этом обязанная сторона в момент заключения договора. В первом случае должник будет отвечать перед контрагентом за неисполнение обязательства, во втором — обязательство может быть прекращено.
6. Положения комментируемой статьи не распространяются на случаи экономической невозможности исполнения. Экономическая невозможность исполнения означает, что хотя реальная возможность исполнения обязательств, несмотря на наступление определенных обстоятельств, за которые ни одна из сторон не отвечает, сохраняется, однако исполнение может привести к несоразмерным затратам со стороны должника. Экономическая невозможность исполнения договорных обязательств может явиться основанием для заявления требования об изменении или расторжении договора (ст. 451 ГК).
7. Невозможность исполнения может быть полной или частичной. При частичной невозможности исполнения обязательство по общему правилу прекращается частично. Вместе с тем, учитывая право кредитора не принимать исполнения по частям (ст. 311 ГК), обязательство может прекратиться полностью и при частичной невозможности исполнения (например, если часть передаваемой по договору купли-продажи библиотеки была уничтожена).
8. Комментируемая статья определяет последствия наступления невозможности исполнения обязательства должником по вине кредитора. Из формулировки п. 2 комментируемой статьи неясно, считается ли наступление невозможности исполнения по вине кредитора основанием прекращения обязательства. Поскольку п. 1 комментируемой статьи относит к основаниям прекращения обязательств только случаи, когда ни одна из сторон не отвечает за наступившую невозможность исполнения, при наличии вины кредитора должны применяться правила об ответственности за нарушение обязательства, и оно не может считаться прекращенным невозможностью исполнения.
Кредитор лишается права требовать возврата переданного во исполнение обязательства только при наличии вины в наступлении невозможности исполнения, следовательно, если невозможность возникла по другим обстоятельствам, за которые кредитор отвечает (например, в случае, если обязательство связано с осуществлением предпринимательской деятельности), право на возвращение переданного сохраняется.

Основания изменения и прекращения гражданско-правовых обязательств.

⇐ ПредыдущаяСтр 53 из 77

Изменение обязательств, понятие изменения обязательства

В период существования обязательственное правоотношение может претерпевать то или иное изменение в одном или нескольких своих элементах. При этом прочие его черты сохраняются, а само обязательство будет продолжать существовать в измененном виде.

Изменение обязательства может состоять в перемене:

— его субъектов (кредитора или должника);

— предмета и других атрибутов исполнения (срока, места, способа);

— размера ответственности, включении или исключении условия, замене одного обеспечительного обязательства другим и т.д.

Изменение обязательства необходимо четко отграничивать от ситуации полного или частичного прекращения обязательства. Принципиальное отличие заключается в том, что при изменении обязательства сохраняется юридическая сущность прежнего правоотношения, хотя произошло изменение его субъектного состава, предмета, способа исполнения и пр.

Иными словами, если произошедшие изменения не имеют своим последствием замену одного обязательства другим, налицо изменение, а не прекращение обязательства. Напротив, при прекращении обязательства, в частности путем замены одного обязательства другим, прежнее правоотношение не сохраняется.

Основания изменения обязательства

Обязательства могут изменяться по основаниям, предусмотренным

1) Гражданским кодексом,

2) другими законами,

3) иными нормативными актами

4) договором.

В качестве правоизменяющих юридических фактов могут выступать самые различные обстоятельства, как зависящие, так и не зависящие от воли сторон. К ним относятся:

— соглашение сторон (при этом свобода в заключении подобного соглашения ограничена лишь необходимостью соблюдения императивных норм законодательства);

— в силу волеизъявления одной из его сторон (так, п. 2 ст. 838 ГК предусматривает право банка изменять размер процентов, уплачиваемых по вкладам до востребования);

— по решению суда, вынесенному по требованию одной из сторон (так, в силу п. 1 ст. 460 ГК невыполнение продавцом обязанности передать покупателю товар, свободным от прав третьих лиц, дает покупателю право требовать уменьшения цены товара;

— «автоматически» в силу нормативного предписания при наступлении предусмотренных им обстоятельств (к примеру, ст. 318 ГК предусматривает увеличение суммы денежного обязательства по возмещению вреда жизни или здоровью гражданина с учетом уровня инфляции).

Понятие прекращения обязательства

Прекращение обязательства есть отпадение правовой связанности его субъектов, утрачивающих вследствие этого субъективные права и обязанности, составляющие содержание обязательства.

Особенности:

Обязательство может быть прекращено как полностью, так и в части (оставшаяся часть обязательственного правоотношения сохраняет силу; возможно только в отношении делимых обязательств — уменьшение их предмета).

Прекращение основного обязательства по общему правилу влечет прекращение и связанных с ним дополнительных (акцессорных) обязательств.

Прекращение дополнительного обязательства не влияет на судьбу основного.

Притязания на уплату неустойки (процентов, убытков) возникают в силу самостоятельного основания (неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства), являются содержанием особого охранительного правоотношения, обладают самостоятельной имущественной ценностью и не выступают в качестве составной части основного обязательства. Как следствие, прекращение последнего само по себе не затрагивает указанных притязаний и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента прекращения основного обязательства суммы имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Основания прекращения обязательства

Обязательства прекращаются по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом, другими законами, иными нормативными актами или договором (п. 1 ст. 407).

Основание прекращения обязательств образуют правопрекращающие юридические факты:

1) возникающие по воле участников (сделки):

— надлежащее исполнение;

— отступное;

— зачет;

— новация;

— прощение долга.

2) независящие от воли сторон:

— совпадение должника и кредитора в одном лице;

— невозможность исполнения:

— наступление отменительного условия (п. 2 ст. 157 ГК) или срока (например, истечение срока действия договора — п. 3 ст. 425 ГК).

— принятие специального акта государственного органа (юридическая невозможность исполнения);

— смерть гражданина (должника или кредитора), участвовавшего в обя­зательстве личного характера (физическая невозможность исполнения);

— ликвидация юридического лица.

В случаях, предусмотренных законом или договором, прекращение обязательства допускается по требованию одной из сторон (п. 2 ст. 407 ГК).

Понятие, содержание и условия гражданско-правового договора.

Договор — соглашение двух или несколь­ких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (п. 1 ст. 420 ГК).

В данном смысле договор представляет собой разновидность сдел­ки и характеризуется двумя основными чертами:

— наличием согласованных действий участников, выра­жающих их взаимное волеизъявление (особенность договора);

— направленностью данных действий (волеизъявления) на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей сторон (что характерно для сделок).

Роль договора в гражданском обороте

Дает своим участникам возможность свободно согласовать свои интересы и цели и определить необходимые действия по их достижению. Следова­тельно, договор становится эффективным способом организации взаи­моотношений его сторон, учитывающим их обоюдные интересы.

Придает результатам такого согласования общеобя­зательную для сторон юридическую силу, при необходимости обеспечи­вающую его принудительную реализацию.

Основной юридический (гражданско-правовой) эффект договора заключается в появлении связанности его контрагентов соответствующим обязательственным правоотношением.

При этом условия договора определяют не только конечный ре­зультат (цель) и содержание согласованных действий сторон по его ис­полнению, но во многих случаях, особенно в сфере предприниматель­ской деятельности, также и порядок их совершения.

Заключение договора и формирование его условий по общему правилу должны носить доб­ровольный характер, базирующийся исключительно на соглашении сторон и определяемый их частными интересами. На этой основе фор­мируется одно из основополагающих начал частноправового регули­рования — принцип свободы договора (п. 1 ст. 1, ст. 421 ГК).

§ 1. Изменение обязательств

Понятие изменения обязательства. В период действия обязательственного правоотношения могут появиться такие обстоятельства, которые прекратят его действие или приведут к изменению его в одном или нескольких элементах. Обстоятельства, изменяющие или прекращающие обязательство, перечислены в ГК, законах, иных правовых актах или договорах. Роль правоизменяющих и правопрекращающих фактов могут выполнять самые различные обстоятельства, в частности, зависящие и не зависящие от воли сторон, специально направленные на изменение или прекращение обязательства и не имеющие такой направленности, но приводящие к таким последствиям, правомерные и неправомерные действия участников обязательства и третьих лиц и т. д. Правоизменяющие юридические факты следует отличать от фактов, приводящих к полному или частичному прекращению обязательств. Основное их отличие состоит в том, что при изменении обязательства сохраняется юридическая сущность прежнего правоотношения, хотя и произошло изменение его субъектного состава, предмета, способа исполнения и пр. Изменение может коснуться срока, места исполнения, оно может состоять в замене одного обеспечительного обязательства другим и т. д. Разновидностью изменения обязательства является замена лиц в обязательстве, рассмотренная в главе 26 настоящего учебника. Иными словами, если происшедшие изменения не имеют своим последствием замену одного обязательства другим, налицо изменение, а не прекращение обязательства. Напротив, при прекращении обязательства, в частности, путем замены одного обязательства другим, прежнее правоотношение не сохраняется. Не совсем точно говорить об изменении обязательства при частичном его исполнении, так как в этом случае обязательство не претерпевает изменений, а лишь прекращается в какой-то своей части. Например, при принятии кредитором частичного исполнения от должника стороны вправе в установленном порядке оформить факт частичного прекращения обязательства.

Основания изменения обязательств. Обязательства могут изменяться по основаниям, предусмотренным ГК, другими законами, иными правовыми актами или договором. Как изменение, так и прекращение обязательства может быть осуществлено соглашением сторон. Соглашение об изменении обязательства совершается в той же форме, что и само обязательство. Применительно к договору в ст. 453 ГК говорится, что при изменении договора обязательство сторон сохраняется в измененном виде, а при расторжении договора обязательство сторон пре-кращается. Свобода договоров предполагает и свободу соглашений сторон в уточнении возникших между ними правоотношений. Однако ГК, другие законы могут исключать возможность изменения правоотношений соглашением сторон. Это касается главным образом обязательств, которые имеют основанием своего возникновения или одним из оснований административные акты, обязательные для исполнения.

Обязательство считается измененным с момента заключения соглашения о его изменении, если самим соглашением не определены иные сроки вступления в силу выработанных сторонами условий или иной момент (нотариальное удостоверение, специальная регистрация и т. п.) вступления соглашения в законную силу не следует из действующего законодательства.

В некоторых случаях обязательство может быть изменено по требованию лишь одной из его сторон. В частности, такая возможность может быть предусмотрена в договоре, который связывает стороны. В одностороннем порядке обязательство может быть изменено и тогда, когда другая сторона допустила существенное нарушение своих обязанностей. При этом существенным признается такое нарушение, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (п. 2 ст. 450 ГК). Для изменения обязательства по требованию одной из сторон, по общему правилу, требуется решение суда, если только иной порадок не был согласован сторонами. Если основанием для изменения обязательства послужило существенное нарушение своих обязательств одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением обязательства.

Обязательство может измениться в связи с существенным, изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при установлении обязательства, т. е. при заключении договора. В соответствии с п.1 ст. 451 ГК изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. Частным случаем изменения обязательства в связи с существенным изменением обстоятельств является изменение договора по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях (п. 4 ст. 451 ГК).

Названные выше основания изменения обязательств встречаются наиболее часто, но отнюдь не исчерпывают собой всех возможных случаев изменения обязательств. Так, законом или соглашением сторон может быть предусмотрено условие, по которому обязательство будет считаться измененным или даже прекратившим свое существование в случае одностороннего отказа от его исполнения полностью или частично.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх