Преступления против судей

Когда судья заведомо не прав…

В.В.Кузнецов,
Председатель Высшей квалификационной коллегии судей
Российской Федерации.

Сначала несколько цифр. В 2005 году Генеральный прокурор РФ 26 раз вносил представления в различные суды страны, в которых просил суд дать заключение о наличии в действиях судей признаков преступления. Только в двух случаях суды не усмотрели таких признаков. В 17 случаях в этих представлениях ставился вопрос о наличии в действиях судей признаков преступления по статье 305 УК Российской Федерации – вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.
В квалификационные коллегии судей Генеральный прокурор РФ 18 раз обращался с представлениями о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судей и не получил согласия только в одном случае. Та же 305-ая статья «присутствовала» в 13 из этих представлений.
В законе есть четкое определение действиям судей, подпадающим под квалификацию по этой статье — преступления против правосудия. В зависимости от содержания незаконного судебного акта и его последствий для граждан и общества такие преступления относятся к преступлениям средней тяжести или тяжким и влекут наказание до 10 лет лишения свободы.
Далеко не всякое неправильное судебное решение является заведомо неправосудным. От ошибок никто не застрахован, в том числе и судья. И за свои ошибки судьи тоже могут понести ответственность и по закону и по Кодексу судейской этики.
Но сейчас мы говорим только о тех и таких незаконных судебных актах, которые выносятся судьей осознанно, с прямым умыслом на совершение преступления, с ясным пониманием смысла своих действий и их последствий. Заведомость, по В. И. Далю, это осведомленность, несомненность, достоверность, неоспоримость. Эта осведомленность судьи о несомненной неправильности, незаконности своих действий превращает внешне ошибочные действия в преступление.
Очень важен анализ мотивов профессиональных деяний судьи. И здесь возникает их палитра от некомпетентности и ложно понятых интересов службы до пренебрежения должностными обязанностями.
К примеру, Сахалинский областной суд признал виновным исполняющего обязанности председателя Александровск-Сахалинского городского суда Сафина Р.Р. в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.305 УК Российской Федерации – вынесение заведомо неправосудного приговора, связанного с лишением свободы. Естественно, этому предшествовало согласие квалификационной коллегии судей области на возбуждение уголовного дела в отношении судьи и решение коллегии о досрочном прекращении его полномочий.
Что же побудило опытного судью совершить преступление? Стремление избавиться от уголовного дела по обвинению группы лиц в вымогательстве имущества, рассмотрение которого он же и заволокитил. Поэтому он провел очередное заседание суда с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального закона по упрощенной схеме, на что не имел ни малейшего права. О его прямом умысле нарушить закон свидетельствовало то, что он ранее рассматривал подобное дело с точным соблюдением всех процессуальных требований, личное признание, что он знает требования закона и сознательно не соблюдал их.
Другой пример. Верховный Суд Республики Калмыкия признал судью Арбитражного суда Республики Калмыкия Логинова С.Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК Российской Федерации. В основе решения суда лежали доказательства того, что опытный арбитражный судья грубо нарушил правила подсудности и подведомственности, приняв иск физических лиц к юридическим лицам, зарегистрированным и находящимся в г.Находке Приморского края, рассматривал дело без участия ответчиков, не извещенных надлежащим образом. Более того, истцы даже не представляли суду доказательства о нарушении их прав и законных интересов и не могли обращаться с иском об истребовании акций, так как не являлись их собственниками.
Судья с десятилетним стажем вынес решения, блокирующие деятельность юридических лиц в порту Находки. Суд квалифицировал действия Логинова С.Н. при принятии исковых заявлений, подготовке дел к судебным разбирательствам и в самом ходе судебных разбирательств как незаконные и доказал главное: судья осознавал, что принимаемые им решения не соответствуют нормам права, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий и желал вынести именно эти решения, то есть действовал с прямым умыслом.
Конечно же, бывший судья обжаловал это решение Верховного Суда Республики Калмыкия и пытался доказать, что совершил судебную ошибку, но Кассационная коллегия Верховного Суда РФ оставила приговор без изменения, подчеркнув в своем определении, что суждение о заведомости и неправосудности решения судьи основано на тщательном анализе материалов дела и является правильным.
Подобные преступления представляют особую опасность для состояния правосудия и, значит, для общества. Если судья нарушил правила дорожного движения и совершил ДТП, а представление Генерального прокурора Российской Федерации по такому делу рассматривалось квалификационной коллегией судей, и судья был привлечен к уголовной ответственности, то в его деянии нет, так сказать, профессиональной судейской составляющей. Оно относится к разряду общеуголовных преступлений. А вот когда судья умышленно принимает заявление истцов к рассмотрению, не имея права этого делать в силу неподсудности дела данному суду, а затем с грубыми процессуальными нарушениями выносит решение в их пользу, то тем самым он совершает преступление с использованием служебного положения, действуя вопреки интересам правосудия.
Вынося заведомо неправосудный судебный акт, судья извращает суть и смысл своей профессии – служить закону. И, значит, сам исключает себя из профессионального сообщества.
Анализ работы квалификационных коллегий судей свидетельствует, что дисциплинарные меры, применяемые коллегиями в отношении судей, а это предупреждение, досрочное прекращение полномочий, связанное с лишением квалификационного класса, часто хронологически предшествуют получению и рассмотрению представлений Генерального прокурора Российской Федерации. Таким образом, дисциплинарная ответственность судьи перед профессиональным сообществом сочетается с уголовно-правовой ответственностью в тех случаях, когда есть основания для уголовного преследования судей.
Ни для кого не новость, что в обществе бытует мнение, будто иммунитет избавляет судей от ответственности, снижает тяжесть наказания. Но правовая позиция выражена как раз в том, что иммунитет ни в чем и ни в коем случае не меняет суть и характер правонарушения или преступления. Совершенное преступление им же и остается, а особенности привлечения судей к уголовной ответственности заключаются в наличии установленных законом условий.
Чтобы повысить уровень объективности, принципиальности в деятельности квалификационных коллегий судей, дать Высшей квалификационной коллегии судей возможность заново рассматривать представления Генерального прокурора Российской Федерации в первой инстанции в проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» в статью 17 было внесено дополнение о том, что Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации рассматривает представление Генерального прокурора Российской Федерации о пересмотре решения квалификационной коллегии судей субъекта Российской Федерации, отказавшей в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи или привлечение судьи в качестве обвиняемого, на избрание в отношении судьи меры пресечения в виде заключения под стражу.
За весь прошлый год было возбуждено восемь уголовных дел в отношении судей. Осуждены пять судей, в том числе четверо за преступления, предусмотренные статьей 305 УК Российской Федерации.
Много это или мало? Нам бы хотелось, чтобы таких дел не было вовсе. Потому, что не будет таких преступлений.

Как сообщает пресс-служба ФПА, 7 апреля в ходе очередного вебинара Федеральной палаты адвокатов по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Преступления против правосудия, имеющие коррупционную направленность» выступила кандидат юридических наук, директор ООО «МаТИК. Яковлев и партнеры», доцент кафедры уголовного права МГЮА Анастасия Рагулина.

В начале своего выступления Анастасия Рагулина напомнила слушателям, что к рассматриваемым преступлениям относятся: воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования (ст. 294 УК РФ); посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК РФ); угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (ст. 296 УК РФ); принуждение к даче показаний (ст. 302 УК РФ); фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности (ч. 2 и 4 ст. 303 УК РФ); вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305 УК РФ); заведомо ложные показания, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод (ст. 307 УК РФ); подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ). В ходе вебинара лектор дала характеристику каждому составу преступления в отдельности и привела примеры из судебной практики.

Анастасия Рагулина отметила, что совместное указание Генеральной прокуратуры РФ и МВД России от 12 июля 2019 г. № 487/11 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса РФ, используемых при формировании статистической отчетности» в числе иных закрепляет и перечень преступлений коррупционной направленности (перечень № 23).

Спикер выделила ряд признаков коррупционных преступлений против правосудия. Во-первых, эти преступления направлены против правосудия в широком смысле; их субъектами являются судьи, должностные лица правоохранительных органов. Во-вторых, должна прослеживаться связь деяния со служебным положением субъекта или его процессуальным статусом, а предоставленные субъекту полномочия – использоваться вопреки интересам правосудия. В-третьих, деяние должно быть совершено только с прямым умыслом, на основании корыстной мотивации или иной личной заинтересованности.

Эксперт уточнила, что распространенность корыстной мотивации в таких преступлениях подтверждается судебной практикой. Так, по данным ученого-процессуалиста, доцента кафедры судебной деятельности УрГЮУ Натальи Романенко, около 80% преступлений судей, связанных с их профессиональной деятельностью, имеют корыстную цель. «Тот факт, что в конструкции составов отсутствует упоминание о корыстной или иной личной заинтересованности, не позволяет в должной мере учитывать коррупционный фактор при решении вопросов уголовной ответственности», – добавила Анастасия Рагулина.

Она обратила внимание на то, что формулировка диспозиций ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности) не учитывает возможность совершения соответствующих деяний судьями и рядом иных должностных лиц правоохранительных органов, не указанных в данной статье УК РФ. Вместе с тем, как заметила эксперт, фальсификация доказательств, совершаемая судьей, безусловно, наносит больший вред интересам правосудия, нежели аналогичное преступление, совершаемое участником гражданского или уголовного судопроизводства.

Также не предусмотрены особенности уголовной ответственности судей за подкуп или принуждение участников процесса, в частности в целях дачи ими ложных показаний, заключения по ст. 309 УК РФ. «Как показывает судебная практика, это одна из самых малочисленных групп преступлений по числу осужденных. Это объясняется сложностью доказывания по уголовным делам о таких преступных посягательствах, ошибками, допускаемыми при квалификации указанных деяний, а также несовершенством уголовно-правовых запретов в сфере посягательства на интересы правосудия», – разъяснила лектор.

Анастасия Рагулина остановилась на аспекте соотношения должностных преступлений и преступлений против правосудия. По ее словам, в правоприменительной практике возникает много вопросов, связанных с отграничением преступлений против правосудия от иных преступлений, посягающих на правосудие как на дополнительный объект. Эти деяния в первую очередь направлены против интересов государственной службы (взяточничество, халатность и другие) либо против порядка управления (например, подделка документов).

Эксперт подчеркнула, что совершение преступлений против правосудия может быть сопряжено с подкупом соответствующих должностных лиц суда и иных правоохранительных органов. Например, незаконное освобождение от уголовной ответственности путем вынесения следователем постановления о прекращении уголовного дела за взятку; вмешательство в осуществление правосудия, сопряженное с предложением или передачей взятки судье. В таких случаях содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 290 и 300, ч. 1 ст. 294 УК РФ. Вместе с тем, как показывает анализ судебной практики, чаще всего действия должностных лиц, совершивших преступления в сфере правосудия, сопряженные со взяточничеством по службе, квалифицируются только как получение взятки (ст. 290 УК РФ).

Говоря о потерпевшем в рассматриваемых преступлениях, Анастасия Рагулина обратила внимание на то, что в главе 31 УК РФ законодателем не предусмотрено понятие «адвокат», вместо него используется понятие «защитник». В ст. 294, 295, 296 и 298.1 УК РФ устанавливается уголовно-правовая охрана деятельности профессиональных участников судопроизводства. Например, прокурор назван прокурором, а не государственным обвинителем. «Получается, что прокурор, в отличие от адвоката, законодателем защищен при его работе по всем делам, а не только по уголовным. Более того, деятельность адвоката на сегодняшний день охраняется не в должной мере в сравнении с другими участниками судопроизводства, что на сегодняшний день нельзя признать справедливым и правильным», – считает Анастасия Рагулина. Она напомнила, что ч. 2 ст. 294 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию. В то же время указанная статья не предусматривает уголовную ответственность за незаконное вмешательство в тех же целях в деятельность адвоката.

Ознакомиться с презентацией лектора можно здесь.

Повтор трансляции состоится в субботу, 11 апреля.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх