Преступления за пределами РФ

Новая редакция Ст. 12 УК РФ

1. Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых настоящим Кодексом, подлежат уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

2. Военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

3. Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации или иным документом международного характера, содержащим обязательства, признаваемые Российской Федерацией, в сфере отношений, регулируемых настоящим Кодексом, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

Комментарий к Статье 12 УК РФ

1. Комментируемая статья существенно изменила законодательное регулирование применения УК РФ в отношении деяний, совершенных вне пределов Российской Федерации: конкретизирован закрепленный в ст. 50 Конституции и ч. 2 ст. 6 УК РФ принцип «Non bis in idem» («Не дважды за одно и то же»), определены пределы назначения наказания российским судом за преступления, совершенные вне пределов Российской Федерации, уточнена УО лиц без гражданства, расширены основания УО иностранных граждан за преступления, совершенные вне территории РФ.

2. Федеральным законом от 27.07.2006 N 153-ФЗ в ч. 1 коммент. статьи внесены существенные уточнения. Согласно новой редакции ч. 1 граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат УО в соответствии с УК РФ при соблюдении двух условий: а) если преступление совершено против интересов, охраняемых УК, и б) в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

Первое условие введено впервые, но при этом исключено прежнее требование, чтобы совершенное деяние было «признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено». При таком требовании получалось, например, что гражданин Российской Федерации, выдавший государственную тайну представителю иностранного государства на территории этого государства, не мог быть привлечен к УО по ст. 275 УК РФ.

Под преступлением против интересов, охраняемых УК, подразумевается любое преступление, предусмотренное в его Особенной части.

Второе условие более последовательно раскрывает содержание принципа «Non bis in idem»: в отличие от прежней редакции ч. 1, указанные в ней лица не подлежат ответственности по УК, не только если эти лица были осуждены за данное преступление судом иностранного государства, но и в случае вынесения им иностранным судом оправдательного приговора. С учетом формулировок ст. 50 Конституции и ч. 2 ст. 6 УК РФ полагаем, что это положение должно было бы относиться и к решению международного уголовного суда, полномочия и компетенция которого признаны Россией. В настоящее время функционируют два таких органа международного уголовного правосудия: Международный трибунал по бывшей Югославии и Международный трибунал по Руанде, учрежденные решениями Совета Безопасности ООН соответственно от 25 мая 1993 г. и от 8 ноября 1994 г.

Следует также отметить, что в новой редакции ч. 1 исключено прежнее требование, чтобы при осуждении в Российской Федерации указанных лиц наказание не превышало верхнего предела санкции, предусмотренной законом иностранного государства, на территории которого было совершено преступление.

3. Понятие «вне пределов Российской Федерации» означает сушу, воды, недра и воздушное пространство, находящиеся за пределами Государственной границы РФ (см. п. 3 коммент. к ст. 11).

4. В ч. 2 коммент. статьи впервые в УК РФ регламентирована УО военнослужащих воинских формирований РФ, дислоцирующихся за ее пределами: указанные военнослужащие за преступления, совершенные на территории иностранного государства пребывания, отвечают по УК, если иное не предусмотрено международным договором РФ.

При этом следует учитывать нормы, регламентирующие территориальные аспекты уголовной юрисдикции РФ в отношении деяний, совершенных вне пределов Российской Федерации (см. п. 5, 6.1 коммент. к ст. 11).

4.1. В настоящее время российские воинские формирования размещаются на территории ряда иностранных государств, как входящих в СНГ, так и некоторых других, осуществляя охрану границы, миротворческие и иные функции. Их правовой статус, в том числе вопросы уголовной юрисдикции, регулируется, как правило, двусторонними договорами, заключаемыми Российской Федерацией с государством пребывания воинских формирований.

В частности, были заключены Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Грузия о юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с временным пребыванием воинских формирований РФ на территории Республики Грузия (1993 г.), Соглашение между РФ и Республикой Молдова по вопросам юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с временным пребыванием воинских формирований РФ на территории Республики Молдова (1994 г.), Договор аренды комплекса «Байконур» между Правительством РФ и Правительством Республики Казахстан (1994 г.), Соглашение между РФ и Республикой Беларусь по вопросам юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с временным пребыванием воинских формирований РФ из состава Стратегических сил на территории Республики Беларусь (1995 г.), Соглашение между РФ и Республикой Кыргызстан по вопросам юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с пребыванием воинских формирований РФ на территории Республики Кыргызстан (1996 г.), Соглашение между РФ и Республикой Таджикистан по вопросам юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с пребыванием воинских формирований Вооруженных Сил РФ на территории Республики Таджикистан (1997 г.), Соглашение между РФ и Украиной о статусе и условиях пребывания Черноморского флота РФ на территории Украины (1997 г.), Соглашение между РФ и Азербайджанской Республикой о статусе, принципах и условиях использования Габалинской радиолокационной станции (РЛС «Дарьял») (2002 г.), Соглашение о статусе формирований сил и средств системы коллективной безопасности (2000 г.), Соглашение между РФ и Китайской Народной Республикой о статусе воинских формирований РФ, временно находящихся на территории Китайской Народной Республики, и воинских формирований Китайской Народной Республики, временно находящихся на территории РФ, для проведения совместных военных учений (2005 г.).

Как правило, в таких договорах к уголовной юрисдикции РФ отнесены преступления, совершенные лицами, входящими в состав воинских формирований РФ, при исполнении служебных обязанностей в местах их дислокации, а также против Российской Федерации и лиц, входящих в состав воинских формирований РФ. Однако эти договоры имеют свои особенности, поэтому в каждом конкретном случае необходимо установить наличие вступившего в силу или временно применяемого соответствующего договора и выяснить вопрос о разграничении сфер уголовной юрисдикции Российской Федерации и государства пребывания. Например, в соответствии с п. 6.12 Договора аренды комплекса «Байконур» между Правительствами РФ и Республики Казахстан на территории комплекса в отношении военнослужащих, лиц гражданского персонала РФ и членов их семей применяется законодательство РФ и действуют ее компетентные органы. Российская Федерация осуществляет юрисдикцию также в отношении сотрудников космодрома и членов их семей в случае совершения ими противоправных действий против Российской Федерации и ее граждан, воинских преступлений и правонарушений, совершенных в связи с исполнением обязанностей военной службы вне пределов комплекса «Байконур» <1>.
———————————
<1> СЗ РФ. 1998. N 35. Ст. 4369.

5. В договорах о юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с пребыванием воинских формирований РФ за границей, в понятие «лица, входящие в состав воинских формирований РФ» кроме военнослужащих зачастую включаются гражданский персонал воинских формирований, члены семей военнослужащих и гражданского персонала (не являющиеся гражданами государства пребывания) и лица, командированные российской стороной в воинские формирования.

Представляется неправомерным распространять действие ч. 2 коммент. статьи также на военнослужащих, находящихся в иностранном государстве на официальном основании, но не в составе воинской части (например, советников, военных специалистов), если иное не предусмотрено международным договором.

6. Согласно ч. 3 коммент. статьи при совершении преступлений вне пределов Российской Федерации иностранные граждане могут отвечать по УК РФ только за деяния, направленные: а) против интересов РФ либо б) против гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором РФ, при условии, однако, что они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к УО на территории РФ.

6.1. В предыдущем издании Комментария мы отмечали, что понятие «интересы Российской Федерации» нормативно не определено и что в его определении решающую роль должна сыграть судебная практика, которая поможет выбрать золотую середину между предельно широким толкованием этого понятия (практически все деяния, предусмотренные УК) и слишком узким (только деяния, непосредственно направленные против государства, например шпионаж).

Добавление в ФЗ от 27.07.2006 N 153-ФЗ вышеуказанного условия «б» (ответственность в случае совершения преступления против гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства) привнесло лишь некоторую ясность, осложнив при этом ведение уголовного преследования, поскольку в таких случаях подозреваемый (обвиняемый) и основная доказательственная база, как правило, находятся за рубежом и необходимо применять длительные и дорогостоящие процедуры выдачи и правовой помощи, осложненные коллизией уголовной юрисдикции двух и, возможно, более государств.

Следует иметь в виду, что некоторыми из перечисленных договоров устанавливается универсальная уголовная юрисдикция в отношении предусмотренных в них деяний, т.е. любое государство-участник должно обеспечить возможность уголовного преследования, независимо от места их совершения.

Кроме того, необходимо учитывать закрепленный в большинстве этих договоров и договоров о выдаче принцип «Aut dedere aut judicare» («Выдай или суди»), в соответствии с которым государство в случае отказа в выдаче лица другому государству-участнику обязано передать соответствующие материалы на рассмотрение своим компетентным органам.

7. Возможность привлечения к УО по УК РФ лиц без гражданства зависит от того, проживают они здесь постоянно или временно. Если эти лица проживают в Российской Федерации постоянно, то за преступления, совершенные вне ее пределов, они отвечают по правилам, установленным для граждан Российской Федерации (ч. 1 ст. 12). Если же они не проживают в Российской Федерации постоянно, то за такие преступления они могут привлекаться к УО по правилам, установленным для иностранных граждан (ч. 3 ст. 12). Постоянное проживание лиц без гражданства в Российской Федерации подтверждается выданным им видом на жительство.

8.2. В ст. 22 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Канады, Правительствами государств — членов Европейского космического агентства, Правительством Японии и Правительством США относительно сотрудничества по Международной космической станции гражданского назначения (1998 г.) вопросы уголовной юрисдикции прописаны более детально. Каждый из партнеров по Соглашению регистрирует и запускает свой элемент (модуль), предназначенный для строительства на орбите международной космической станции, при этом он может осуществлять уголовную юрисдикцию в отношении членов персонала станции, которые являются его гражданами, внутри или на любом орбитальном элементе. В случае неправомерного действия на орбите, которое затрагивает жизнь или безопасность гражданина другого государства-партнера или совершено внутри или на орбитальном элементе другого государства-партнера, или причиняет ущерб орбитальному элементу другого государства-партнера, государство-партнер, гражданин которого предположительно совершил неправомерное действие, по просьбе любого государства-партнера, чьи интересы затронуты предполагаемым неправомерным действием, консультируется с этим государством. По завершении таких консультаций государство-партнер, чьи интересы затронуты предполагаемым неправомерным действием, может осуществлять уголовную юрисдикцию в отношении лица, предположительно совершившего неправомерное действие, при условии, что в течение 90 дней со дня начала таких консультаций или в течение периода времени, который может быть взаимно согласован, государство-партнер, чей гражданин предположительно совершил неправомерное действие: соглашается на такое осуществление уголовной юрисдикции либо не представляет заверений в том, что оно передаст дело своим компетентным органам для целей уголовного преследования.

9. В п. 1 ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.) говорится о преступности деяния в соответствии не только с внутренним уголовным законом, но и с международным правом (договорными или обычными нормами): «Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое, согласно действовавшему в момент его совершения внутригосударственному законодательству или международному праву, не являлось уголовным преступлением».

9.1. Пункт 2 ст. 15 названного Пакта гласит: «Ничто в настоящей статье не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за любое деяние или упущение, которые в момент совершения являлись уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом». Аналогичные положения содержатся в п. 1 ст. 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. <1>. Данные договорные международно-правовые нормы появились после Нюрнбергского и Токийского военных трибуналов, осудивших после Второй мировой войны главных военных преступников Германии и Японии, которым вменялось в вину совершение тяжких преступлений, в число которых входили деяния, не предусмотренные уголовным законодательством не только этих государств-агрессоров, но и держав-победительниц (например, преступления против мира: планирование, подготовка, развязывание и ведение агрессивной войны).
———————————
<1> Эта формулировка вызывает настороженность. Она, по существу, предлагает применение уголовного закона по аналогии, что прямо запрещено ч. 2 ст. 3 УК РФ. Примеч. науч. ред.

9.2. К сожалению, законодатель не посчитал необходимым отразить в УК РФ вопросы возможности реализации этих международно-правовых обязательств России в условиях, когда, с одной стороны, УК РФ основывается на общепризнанных принципах и нормах международного права (ч. 2 ст. 1), а с другой — преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ (ч. 1 ст. 3).

В случае возникновения реальной коллизии данных международно-правовых обязательств и указанных норм УК РФ может быть применено содержащееся в ч. 4 ст. 15 Конституции правило, согласно которому норма международного договора имеет приоритет перед нормой закона.

10. В ч. 3 коммент. статьи имеются еще два условия привлечения иностранных граждан и лиц без гражданства, не проживающих постоянно в Российской Федерации, к УО по УК РФ за совершение преступления вне пределов Российской Федерации: они не должны быть осуждены за это деяние в иностранном государстве и привлекаются к УО на территории РФ.

10.1. С учетом ст. 50 Конституции РФ и ч. 2 ст. 6 УК РФ полагаем, что понятием «осуждение в иностранном государстве» должно охватываться и осуждение международным уголовным судом, полномочия и компетенция которого признаны Россией. В настоящее время функционируют два таких органа международного уголовного правосудия (подробнее см. п. 2 коммент. к статье).

Кроме того, позиция законодателя представляется несколько непоследовательной, так как при изменении тем же ФЗ от 27.07.2006 N 153-ФЗ ч. 1 коммент. статьи введена формулировка «если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства» (т.е. подразумевается возможность и оправдательного приговора), а в ч. 3 сохранено условие осуждения в иностранном государстве.

10.2. Что касается условия «привлечение к уголовной ответственности на территории РФ», то представляется необходимым детально прописать эту процедуру в УПК.

Другой комментарий к Ст. 12 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. В ч. 1 ст. 12 УК РФ закреплен принцип гражданства. Принцип распространяется на строго определенный в законе круг лиц — это граждане России и постоянно проживающие в России лица без гражданства.

2. Принцип гражданства действует при наличии определенных условий: а) совершение преступления на территории иностранного государства; б) против интересов, охраняемых УК; в) деяние признается преступлением по УК РФ (при этом необязательно, чтобы оно являлось преступным по уголовному закону места совершения преступления); г) в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

3. В ч. 2 ст. 12 УК РФ предусмотрен принцип специальной миссии (покровительственный режим). Военнослужащие воинских частей России, дислоцирующихся за пределами России, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по законодательству России, если иное не предусмотрено международным договором. Данный принцип действует при совершении преступлений следующих категорий: а) против военной службы, б) общеуголовных, совершенных на территории воинских частей, против военнослужащих или иных граждан России. За все остальные преступления военнослужащие несут ответственность по уголовному законодательству страны пребывания.

4. Реальный принцип (принцип защиты) действия уголовного закона в пространстве закреплен в ч. 3 ст. 12 УК РФ. Для применения данного принципа необходимо, чтобы преступление совершило иностранное лицо либо лицо без гражданства, не проживающее постоянно в России. Данные лица подлежат уголовной ответственности по УК РФ в том случае, если: а) лицо привлекается к ответственности на территории России; б) преступление совершено на территории иностранного государства; в) лицо не было осуждено в иностранном государстве; г) преступление направлено против интересов России, т.е. вред причинен интересам Российского государства, его гражданам и организациям.

5. Часть 3 ст. 12 УК РФ закрепляет принцип универсальной юрисдикции, в соответствии с которым иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в России, совершившие преступление вне пределов России, подлежат уголовной ответственности по УК РФ в случаях, предусмотренных международным договором. Данный принцип действует, если: а) лицо привлекается к ответственности на территории России; б) преступление совершено на территории иностранного государства; в) лицо не было осуждено в иностранном государстве; г) совершено международное преступление или преступление международного характера. К международным относятся преступления, посягающие на мир и безопасность человечества: геноцид; планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны; наемничество и др. Преступлениями международного характера являются: торговля людьми, пиратство, использование рабского труда, террористический акт и др.

Согласно ч. 3 ст. 62 Конституции РФ иностранные граждан и лица без гражданства несут в Российской Федерации обязанности наравне с российскими гражданами. Данный принцип нашел отражение в нормах охранительного законодательства. Это означает, что иностранцы привлекаются к административной, уголовной, материальной, гражданско-правовой ответственности на основании тех же норм, что и граждане России. Равная ответственность объясняется также тем, что ее меры предполагают ограничение ряда личных и имущественных прав, наличие которых не связано с наличием или отсутствием гражданства. Так, Конституционный Суд РФ (по вопросу лишения свободы иностранцев) подчеркнул, что согласно буквальному смыслу ст. ст. 22 и 46 Конституции и смыслу, вытекающему из взаимосвязи этих статей с другими положениями главы 2 «Права и свободы человека и гражданина», а также с общепризнанными принципами и нормами международного права, право на свободу и личную неприкосновенность и право на судебную защиту являются личными неотчуждаемыми правами каждого человека, вне зависимости от наличия у него гражданства какого-либо государства, и, следовательно, должны гарантироваться иностранным гражданам и лицам без гражданства наравне с гражданами Российской Федерации (п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 17.02.1998 N 6-П

Исключения из принципа равной ответственности согласно Конституции РФ могут устанавливаться только федеральными законами или международными договорами. Самые известные из них касаются юридической ответственности лиц, обладающих дипломатическими или консульскими иммунитетами. В этом случае действуют нормы Конвенции о дипломатических сношениях (Вена, 18.04.1961), а также Конвенции о консульских сношениях (Вена, 24.04.1963). Так, дипломатический агент пользуется иммунитетом от уголовной, административной и гражданской юрисдикции государства пребывания. Исключения касаются лишь случаев гражданско-правовой ответственности в отношении деятельности, не относящейся к исполнению дипломатических функций:

а) вещных исков, относящихся к частному недвижимому имуществу, находящемуся на территории государства пребывания, если только он не владеет им от имени аккредитующего государства для целей представительства;

б) исков, касающихся наследования, в отношении которых дипломатический агент выступает в качестве исполнителя завещания, попечителя над наследственным имуществом, наследника или отказополучателя как частное лицо, а не от имени аккредитующего государства;

в) исков, относящихся к любой профессиональной или коммерческой деятельности, осуществляемой дипломатическим агентом в государстве пребывания за пределами своих официальных функций. Данное правило распространяется на членов семьи дипломатического агента, если у них отсутствует гражданство государства пребывания.

Административно-технический персонал дипломатического представительства, проживающие с ними члены их семей (если они являются иностранцами), пользуются лишь иммунитетом от уголовной юрисдикции. Гражданская и административная юрисдикция государства пребывания распространяется на их действия, совершенные не при исполнении своих должностных обязанностей. Иммунитет от привлечения к юридической ответственности тесно связан с иммунитетом от административного принуждения. Дипломатический агент, сотрудники представительства не могут подвергаться аресту или задержанию «в какой бы то ни было форме». Для консульских должностных лиц и консульских служащих предусмотрен менее льготный правовой режим. Они не подлежат юрисдикции судебных или административных органов государства пребывания лишь в отношении действий, совершаемых при выполнении консульских функции. Также и в отношении ограничения свободы консульские должностные лица могут быть подвергнуты аресту на основании судебного акта и только в случае совершения тяжких преступлений. Консульские должностные лица не подлежат любым формам ограничения свободы, «иначе как во исполнение судебных постановлений, вступающих в законную силу». Однако это лишь общее правило, предусмотренное Венской конвенцией. Государства вправе заключать двухсторонние соглашения, расширяя объем иммунитетов от юрисдикции консульских должностных лиц. Поэтому они часто пользуются теми же привилегиями, что и дипломатические агенты.

Нужно учитывать, что равная ответственность иностранных и российских граждан прежде всего означает одинаковые правила привлечения к ответственности. Ее реализация также оформляется идентичными для всех субъектов правонарушения процессуальными документами. В таком контексте следует воспринимать правовую позицию Конституционного Суда РФ, по которой «на общих основаниях с гражданами Российской Федерации иностранные граждане подлежат административной ответственности, что соответствует принципам и нормам международного права». При этом ее нормативные основания могут отличаться. Данное утверждение обусловлено тем, что иностранцы обладают собственным правовым статусом. Это значит, что помимо общих с россиянами юридических обязанностей у них имеются и особые обязанности, которые могут быть связаны, к примеру, с необходимостью встать на миграционный учет, получить разрешение на право осуществления трудовой деятельности, покинуть российскую территорию. Кроме этого, для лиц, не обладающих российским гражданством, предусматривается особая мера ответственности — административное выдворение за пределы Российской Федерации. Конституция запрещает высылать лишь собственных граждан, на остальных субъектов данная норма не распространяется.

Проблема юридической ответственности иностранных граждан затрагивает вопросы, связанные с совершением правонарушения за пределами Российской Федерации. По общему правилу иностранцы привлекаются к ответственности за правонарушения, совершенные на российской территории. Этот принцип, безусловно, касается административной, материальной ответственности. Некоторые особенности устанавливаются УК РФ. Постоянно проживающие в России лица без гражданства, совершившие вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых российским уголовным законом, подлежат уголовной ответственности в соответствии с этим Кодексом, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства. Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в России, совершившие преступление вне ее пределов, подлежат уголовной ответственности по российским нормам в случаях, если преступление направлено против российских интересов либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в ней лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно на российской территории, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации (ст. 12 УК РФ).

В остальных случаях иностранцы, совершившие преступления за пределами российской территории, могут выдаваться соответствующему иностранному государству. Основания и порядок выдачи предусматриваются международными договорами (ч. 2 ст. 13 УК РФ).

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх