При признании лица инвалидом учитывается

За пять лет инвалидов в стране стало на 7,6% меньше: в 2013 году было 13,1 млн человек.

Что говорят НКО

Кому дают инвалидность

«Количество инвалидов заметно снизилось, при этом значительного улучшения медицинских услуг не было. В стране есть установка — минимизировать признания людей инвалидами. И соответственно сэкономить как на льготах, так и на обеспечении техническими средствами реабилитации и реабилитационными услугами», — предположил в разговоре с Агентством социальной информации (АСИ) Линь Нгуен, юрист Региональной общественной организации людей с инвалидностью «Перспектива».

По его мнению, статистика меняется таким образом, потому что специалисты медико-социальной экспертизы (МСЭ) отказывают в продлении инвалидности и признании инвалидами людей, которые обращаются впервые.

Юрист сообщил, что примерно два года назад в «Перспективу» постоянно обращались люди, которым отказывали в переосвидетельствовании инвалидности. При этом диагноз человека не изменился, а состояние даже ухудшилось.

«Основания для отказа могли быть разные, — рассказывает Нгуен. — Врач мог не слишком подробно расписать состояние здоровья пациента, и МСЭ делало вывод, что он не дотягивает до инвалидности. Это не всегда вина врача: он не первый раз направляет больного на переосвидетельствование, поэтому может не видеть смысла расписывать анамнез очень подробно. Мы советуем в таких случаях заново обращаться к врачу и получать более подробное заключение».

В практике «Перспективы» были случаи, когда МСЭ намерено игнорировало заключение врача. «Часто так случается, когда пациент лечился не только в поликлинике, а еще в каком-нибудь профильном медучреждении, допустим, в Институте гастроэнтерологии, — рассказывает Линь Нгуен. — МСЭ учитывало только то заключение, исходя из которого состояние человека не настолько тяжелое, чтобы давать инвалидность».

Фото: Павел Львов / РИА Новости

«Есть эксперты МСЭ, которым действительно не хватает профессиональных компетенций. Когда пациент болеет давно, он сам многое понимает про свой диагноз и видит, что врач говорит совсем не то, что есть на самом деле. Но нередки случаи, когда медик все понимает и намеренно не обращает внимание на какие-то важные моменты, потому что у него цель — не установить или не переосвидетельствовать инвалидность», — прокомментировал юрист жалобы на некомпетентность МСЭ.

Помимо установления и переосвидетельствования инвалидности, МСЭ занимается назначением индивидуальных программ реабилитации (ИПР). «Мы видим, какие ИПР составляются, и понимаем, что у МСЭ нет цели выявить, в какой реабилитации на самом деле нуждается пациент, — говорит Линь Нгуен. — Мы усматриваем здесь также желание сэкономить на средствах реабилитации, которые стоят дорого».

По мнение юриста «Перспективы», главная проблема в том, что в деятельности МСЭ превалирует формальный подход и нет инициативы вникнуть в реальные потребности больного и предоставить ему максимальную реабилитацию.

«Чтобы оспорить в суде заключение МСЭ надо обратиться в какое-то другое медучреждение. Но такого комплексного экспертного медучреждения не существует, — рассказывает Нгуен. — Мы поднимали вопрос, чтобы создать такую организацию, в том числе через общественную палату, но пока проблема не сдвинулась с места. Чиновники считают, что она, разумеется, должна быть государственной. Среди общественников превалирует мнение, что она должна быть некоммерческой, саморегулирующейся. Суды у нас больше верят государственным учреждениям, поэтому если она будет некоммерческой, не факт, что они будут принимать в счет ее заключение», — отметил Нгуен.

Человек «выглядит слишком хорошо» для инвалидности

Александр Бочаров, заместитель председателя правления Межрегиональной общественной организации «Содействие больным саркомой» рассказ АСИ, с какими проблемами в МСЭ сталкиваются люди с таким диагнозом.

«У детей это редкое заболевание и их лечат только в больших федеральных центрах в Москве, — рассказывает Бочаров. — Пациент год может провести в Москве, потому что ему требуется длительная химиотерапия или таргетинговое лекарственное лечение, ампутация и эндопротезирование. Физически нет возможности поехать к себе в регион, чтобы пройти комиссию МСЭ и получить инвалидность».

По словам эксперта, проблему с получением инвалидности может (но не обязано) решить руководство клиники, где лечится больной.

«Например, в Центре детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева есть договоренности с региональными медико-социальными экспертизами, — рассказывает Бочаров. — А вообще хорошо, если бы в крупных федеральных клиниках был штат специалистов МСЭ, которые могли бы на месте установить факт инвалидности».

Вторая проблема, с которой сталкиваются пациенты онкологического профиля после лечения саркомы и эндопротезирования крупных суставов, — МСЭ в регионе через три-четыре года снимает им группу инвалидности. Потому что, по словам Бочарова, на взгляд экспертов, человек выглядит «слишком хорошо».

«У нас сейчас бальная система МСЭ, — рассказывает он. — По каждой проблеме назначаются баллы, свидетельствующие о способности пациента к самообслуживанию и общественным коммуникациям. У эндопротезирования, как у каждой медицинской процедуры, есть определенное количество баллов. И главная проблема в том, что не учитывается, это обычный эндопротез или онкологический эндопротез».

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

По словам Бочарова, разница есть существенная: онкологический протез замещает не только сустав внутри, а достаточно большой участок: кость ноги, руки, бедренная кость. Опухоль часто затрагивает мышцы и во время операции их удаляют, от этого человеку становится труднее двигаться или он не может этого делать совсем. Кроме того, пациенту требуется более длительная и сложная реабилитация, чем при обычном эндопротезировании.

«Протез со временем расшатывается, его нужно менять, а для этого снова нужно получать статус инвалида. И главное, у таких больных высокий риск рецидива. А в таком случае потребуется лечение препаратами, которые назначаются только при том, что у пациента есть льгота. А она есть, если он инвалид. Эта проблема была бы решена установлением бессрочной инвалидности в таких случаях, хотя бы третьей группы, — подчеркнул эксперт.

«Средства реабилитации пациентам нужны при жизни»

Люди с редким и быстропрогрессирующим заболеванием БАС (боковой амиотрофический склероз) при прохождении МСЭ сталкиваются с проблемами, значительно влияющими на качество их жизни. Об этом сообщила АСИ Анна Овсянникова, пресс-секретарь Фонда помощи людям с БАС «Живи сейчас».

Процедура медико-социальной экспертизы такова, что пациенту с БАС не оформляют заочно первую группу инвалидности: ведь буквально несколько месяцев назад он приходил самостоятельно на экспертизу, мог себя обслуживать».

«Мы в фонде считаем, что было бы правильно оформлять таким больным сразу первую группу инвалидности, так как болезнь очень быстро развивается. Человек из самостоятельного и себя обслуживающего за считанные месяцы может превратиться в полностью обездвиженного, — говорит Овсянникова. — Чтобы изменить группу инвалидности, больной должен повторно пройти врачей поликлиники (некоторые из специалистов ни при каких обстоятельствах не выезжают на дом) — без заполненного направления на МСЭ нет возможности пройти процедуру медико-социальной экспертизы. С еще большими сложностями сталкиваются больные в небольших населенных пунктах, заполнение направления на МСЭ может отнимать очень много времени и сил».

Тоже касается технических средств реабилитации. Часто возникают ситуации, когда на момент прохождения МСЭ пациент хорошо держит голову и поэтому подголовник у коляски не показан, а через один-два месяца больной теряет способность контролировать положение головы и подголовник ему становится чрезвычайно необходим.

Овсянникова также отметила проблему сроков обеспечения рекомендованных в ИПРА технических средств реабилитации. Нередки случаи, когда проходит несколько месяцев, а то и больше года, с момента назначения средств реабилитации до фактической передачи их в семью. За такое долгое время может случиться все что угодно, вплоть до ухода пациента из жизни.

В нормативных документах Фонда социального страхования регламентировано, что предоставление технических средств реабилитации инвалиду должно производиться не позднее 5 дней после их рекомендации в ИПРА, но на практике это не работает.

В результате люди с БАС вынуждены находиться в постели сначала в ожидании предоставления кресла-коляски от государства. А затем предоставленная с большим запозданием коляска не только не компенсирует ограничения жизнедеятельности, но и может угрожать здоровью: отсутствие подголовника и дополнительных фиксаторов приведут к тому, что больной просто выпадет из коляски при ее эксплуатации.

В фонде «Живи сейчас» считают правильным, чтобы для таких больных были разработаны положения, которые облегчат оформление документов для прохождения МСЭ, установку группы инвалидности и ускорят сроки предоставления ТСР. Пока же пациентам помогают пройти весь маршрут оформления документов социальные работники и координаторы, которые работают при поддержке гранта Фонда Президентских грантов.

Что отвечает Минтруд

В Министерстве труда и социальной защиты РФ АСИ подтвердили, что последние 13 лет в Российской Федерации действительно наблюдается тенденция к уменьшению численности инвалидов. Вместе с тем, ежегодно за установлением инвалидности в учреждения медико-социальной экспертизы обращаются меньше граждан: с 2013 года их численность уменьшилась на 12,1%.

«Никакой установки минимизировать признания граждан инвалидами нет. Существующая система инвалидности учитывает все нарушения функций при тех или иных заболеваниях. Все, кто нуждается в мерах социальной защиты, должен признаваться инвалидом. В соответствии с законом инвалидность устанавливается в том случае, если имеющиеся нарушения здоровья по степени выраженности приводят к социальным ограничениям и необходимости предоставления мер социальной защиты, включая реабилитацию. Подход при установлении инвалидности у детей и взрослых одинаков и препятствий для установления инвалидности им нет», — ответил АСИ заместитель министра труда и социальной защиты РФ Григорий Лекарев.

В Министерстве также отметили, что формального подхода при проведении медико-социальной экспертизы нет. Процедура установления гражданам инвалидности регламентирована приказом о классификациях и критериях установления инвалидности, обеспечивающим объективность и изменяемость выносимых экспертных решений об установлении инвалидности.

Минтруд России и Федеральное бюро медико-социальной экспертизы разрабатывают классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями МСЭ. «Проект приказа, в котором классификации и критерии были подробным образом прописаны, рассмотрен и одобрен Минздравом России, научным сообществом, родительскими и пациентскими организациями. Лишь после этого новые классификации и критерии были утверждены приказом Минтруда России», — утверждает замминистра.

«Граждане, несогласные с принятым решением, имеют право его обжаловать в вышестоящих бюро медико-социальной экспертизы. Для этого создана трехэтапная система обжалования – первичное бюро, Главное бюро медико-социальной экспертизы, Федеральное бюро медико-социальной экспертизы. Граждане на всех этапах могут обжаловать решения в суде», — подчеркнул Григорий Лекарев.

Агентство социальной информации отправило запрос в Федеральное бюро медико-социальной экспертизы с просьбой разъяснить, каковы требования МСЭ к заключению врача и обязаны ли специалисты МСЭ учитывать его при оформлении инвалидности. Есть ли возможность пациентам с быстроразвивающимися заболеваниями не переоформлять инвалидность много раз. И с чем связана задержка с предоставлением средств реабилитации. На момент публикации материала, ответ редакция не получила.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Согласно ст. 1 ФЗ N 181 от 24 ноября 1995 года «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», инвалид — лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты.

В соответствии со ст. 7 того же Закона медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных свидетельствуемого лица с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

В соответствии со ст. 8 указанного Закона, медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, подведомственными уполномоченному органу, определяемому Правительством Российской Федерации. Порядок организации и деятельности федеральных учреждений медико-социальной экспертизы определяется уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

На федеральные учреждения медико-социальной экспертизы возлагаются: 1) установление инвалидности, ее причин, сроков, времени наступления инвалидности, потребности инвалида в различных видах социальной защиты; 2) разработка индивидуальных программ реабилитации инвалидов; 3) изучение уровня и причин инвалидности населения; 4) участие в разработке комплексных программ реабилитации инвалидов, профилактики инвалидности и социальной защиты инвалидов; 5) определение степени утраты профессиональной трудоспособности; 6) определение причины смерти инвалида в случаях, когда законодательством Российской Федерации предусматривается предоставление мер социальной

Согласно п. 5 Правил признания лица инвалидом, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. N 95 условиями признания гражданина инвалидом являются: а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами; б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью); в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.

Согласно п. 12 Правил, Инвалидность устанавливается до 1-го числа месяца, следующего за месяцем, на который назначено проведение очередной медико-социальной экспертизы гражданина (переосвидетельствования).

Могут снять или нет будет зависеть от того как протекает заболевание, какова его степень выраженности, характер и локализация травм.

В целом, думаю, что не могу, поскольку заболевание достаточно серьезное, но выводы в таком случае делают врачи, а не юристы. В случае несогласия с заключением Вам нужно будет обжаловать его в судебном порядке.

С начала года в России изменились правила оформления инвалидности для онкобольных пациентов. В новом регламенте исчезли сроки установления инвалидности. В Минздраве, напротив, утверждают, что критерии оформления инвалидности будут смягчены. Однако заявление представителей ведомства не успокоило активистов, которые уверены, что получить инвалидность и жизненно необходимые лекарства в этом году станет сложнее. «Известия» пообщались с пациентками, столкнувшимися с отказом в продлении инвалидности, и узнали мнения экспертов о проблеме.

Нет оснований

В Сети набирает популярность петиция, в которой говорится об ухудшении положения онкобольных. Пациенты опасаются, что из-за приказа получить инвалидность станет в разы труднее. Особенно это касается людей с онкологическими заболеваниями первой и второй стадии. До принятия регламента инвалидность давали на 2–5 лет в зависимости от тяжести заболевания и пациент должен был ежегодно ее подтверждать. Теперь же сроки убрали, и это означает, что снять инвалидность могут в любой момент. Например, если больной находится в ремиссии и получает гормональную терапию, врачи, скорее всего, лишат его инвалидности.

На момент публикации петиция набрала уже более 142 тыс. подписей. Ее автор, медицинский юрист Елена Волкова, рассказала «Известиям», что с начала года число обращений пациентов по поводу отказов в продлении инвалидности существенно увеличилось.

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

— С января 2020 года вступил в силу новый приказ. По сути, пропали периоды установления инвалидности. Раньше после пяти лет лечения человеку давали группу и он ежегодно ее подтверждал. Но на протяжении этих лет у него точно была установленная инвалидность. Если происходил рецидив, то инвалидность устанавливали бессрочно. Либо если у человека была более тяжелая группа и он проходил пять лет, то при ремиссии давали более легкую группу бессрочно, — отметила Волкова.

Помимо отсутствия периодов установления инвалидности, в новом регламенте снижены проценты, по которым оценивают жизнедеятельность человека. Из-за этого ранние стадии онкозаболевания перестанут считаться основанием для установления группы, уточняет юрист.

— Инвалидность устанавливается, если у пациента показатели от 40% и выше. Сейчас на первой-второй стадии болезни процентов дают меньше и инвалидность не положена. После нового года мне начали писать пациенты о том, что их лишают инвалидности и снижают группу. Приказ начали трактовать в пользу ужесточения и переводить людей на более легкую группу инвалидности, — добавила медицинский юрист.

После многочисленных жалоб Федеральное бюро медицинской экспертизы поручило провести массовую проверку установления групп инвалидности онкопациентам. Как утверждает юрист, после проведения этой проверки людям, пожаловавшимся на лишение инвалидности, начали оперативно возвращать группы.

— Пока что всё застыло из-за того, что федеральное бюро приказало региональным провести проверку и она идет до сих пор. По факту никаких новых рекомендаций не поступило. Человек на гормональном лечении должен закупать препараты, несмотря на то что по закону онкопациенты должны обеспечиваться ими за счет регионального бюджета. Если появляется группа инвалидности, деньги на лекарства выделяются еще из федерального бюджета, но, как показывает практика, нужно писать жалобы, чтобы получить препарат. Хотя и это далеко не всегда решает проблему. Это долго, мучительно и не всегда эффективно, — поясняет Волкова.

Фото: ТАСС/Сергей Красноухов

Инвалидность необходима онкопациентам еще и для того, чтобы гарантированно получать положенные лекарства. Если регион по каким-то причинам не сможет обеспечить пациенту закупку препарата, эти деньги выделяются из федерального бюджета.

— Многие пациенты пишут, что в больницах отказывают в выдаче людям без инвалидности. Онкоцентры обязаны закупать их вне зависимости от того, есть группа или нет. Когда радикальное лечение закончилось, медики признают гормональное лечение как поддерживающую терапию. Хотя, я считаю, это абсолютно неправильно. Лечение очень серьезное и имеет ощутимые побочные эффекты. Например, у молодых женщин наступает менопауза, — резюмировала медицинский юрист.

Отказ на комиссии

Руководитель краснодарского краевого отделения Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй» Юлия Ищенко в течение полугода пыталась оформить инвалидность. Сперва собирала документы в поликлинике, после этого долгое время ждала, когда на работу вернется ее онколог, и в итоге получила отказ на комиссии.

— Мне очень долго не оформляли документы на комиссию: когда меня выписали после операции, онколог сказала, что нужно подождать еще некоторое время. Потом она заболела, ушла в отпуск, на повышение квалификации, и в итоге процесс растянулся на шесть месяцев. За это время я прошла 8 химиотерапий и собрала все документы, но на комиссии сказали, что принесенные мною документы не дают оснований дать инвалидность. Я получила отказ в получении инвалидности, — рассказала Юлия Ищенко.

Во многих случаях пациентов проблемы возникают именно на первоначальном этапе сбора документов. Комиссии выносят отказы из-за неправильно оформленных документов в поликлинике, и онкопациенту нужно собирать новые справки.

— У меня было время дособрать документы, пока я ожидала решения на мое заявление о несогласии вынесенного решения, в главное бюро. Со всеми анализами, УЗИ, обследованиями я пришла во второй раз, и комиссия постановила, что оснований для отказа нет. Когда мне в руки дали карту и заключения, которые писали на комиссии, стало понятно, почему мне отказали. Почти все мои жалобы специалистам никак не фиксировались в документах. Только на оформление документов ушло два месяца и месяц ожидания комиссии. Терапевт этими вопросами не занимается, онколог в отпуске, и в итоге время тянется, основное лечение подходит к концу, но никто не планирует активно заниматься моим вопросом, — добавила Юлия Ищенко.

Фото: РИА Новости/Алексей Сухоруков

Инвалидность дали на год, но после этого документы необходимо будет собрать заново, проходить ряд обследований и сдавать анализы. Основные проблемы возникают еще на этапе оформления в поликлинике: врачи не фиксируют жалобы пациента, а в итоге из-за недостаточных сведений комиссия выносит решение не в пользу пациента. Руководитель регионального отделения Ассоциации онкопациентов «Здравствуй» признает, что проблема имеет массовый характер.

— Практически у каждой второй или третьей пациентки, которые ко мне обращались, отказ из-за неправильного оформления документов. Во многих случаях наверняка происходит нечто подобное. В течение срока, на который дали инвалидность, никто не может ее лишить. При повторном переосвидетельствовании, если у пациента нет жалоб и он уходит в ремиссию, инвалидность снимается. Пока нам дают год, а потом нужно либо подтвердить ухудшение состояния здоровья, либо его опровергнуть. Замечательно, если на ранних этапах удается обнаружить злокачественную опухоль, но зачастую пациенту назначают гормонозависимую терапию, которая продлевается на пять лет. И помимо психологического стресса, есть побочные эффекты. И единственное, что можно сделать, — это обжаловать решение первой комиссии, подав заявление на переосвидетельствование в Главное бюро медико-судебной экспертизы, — пояснила Юлия Ищенко.

Вам не положено

Впрочем, большинство проблем возникает на стадии продления инвалидности. Комиссия может отказать при улучшении здоровья вне зависимости от того, как перенесенная болезнь повлияла на качество жизни. Елена Щербакова перенесла операцию по удалению опухоли, несколько курсов химиотерапии и лучевой терапии, после чего ей отказали в продлении инвалидности.

— Когда сделали операцию, то область вокруг опухоли расширили и удалили все лимфоузлы. Назначили химию и лучевую терапию, определили, что рак гормонозависимый и пять лет я должна принимать таблетки. На комиссию я вышла в феврале 2019 года после третьей химиотерапии. Когда я пришла, то ответили, что мне не положена инвалидность. Но поскольку я прохожу тяжелое лечение, то мне дадут ровно на год. Уже в октябре врач предложил мне выйти на новую комиссию, я сдала все анализы и получила лист на подпись. 15 января мне не продлили инвалидность, — рассказала Щербакова.

После удаления лифмоузлов рука потеряла часть своего функционала: пациентке нельзя поднимать ничего тяжелее килограмма, а из-за длительных монотонных движений рука начинает затекать. Врачи сказали, что, несмотря на необходимость приема онкопрепаратов, женщину можно считать здоровой, и рекомендовали ей найти работу.

Фото: ТАСС/Валерий Матыцин

— Мои обоснования о том, что у меня практически не функционирует рука, не сочли достаточными для продления. По сути, я не могу даже пользоваться компьютером больше определенного времени: из-за работы с мышкой рука напрягается и отекает моментально. За свои средства я покупаю компрессионные рукава, врач отказала в бесплатной выдаче. Рука постоянно отекает, и нужно делать упражнения по два часа в день. На комиссии замерили руки и сказали, что они одинаковые по размеру, поэтому давать инвалидность не положено, — добавила пациентка.

По ее словам, отказы в инвалидности на первой и второй стадии повсеместны. Напротив, получить группу в таком случае — большая редкость. Впрочем, после перенесенных методов радикальной терапии и необходимости приема гормонов женщина не видит для себя реальной возможности устроиться на работу, несмотря на желание.

— Полноценно жить уже не можешь: после операции и лечения ты абсолютно лишен здоровой жизни. Даже суп варишь не два часа, как другие люди, а два дня. Нельзя просто взять кастрюлю с водой, почистить картошку и нарезать капусту. Сперва нужно брать пустую кастрюлю и уже потом кружками с водой ее наполнять. Нельзя сказать, что ты абсолютно немощный, но твои телодвижения должны быть в несколько раз короче, чем у здоровых людей, — рассказала Щербакова.

На портале pravo.by вышло Постановление Минобороны и Минздрава № 1/1 от 3 января 2020 года. С сегодняшнего дня оно вступило в силу, и множество диагнозов, по которым раньше призывников (и не только) часто признавали негодными, стали призывными. Министерство обороны тем временем сообщило, что не считает изменения кардинальными, а приняты они были в том числе чтобы усовершенствовать подходы в связи с современными достижениями медицины.

Теперь призывники, военнообязанные без офицерских званий при призыве на сборы, поступающие на военную службу по контракту не на офицерскую должность и проходящие альтернативную службу беларусы, теперь во время освидетельствования будут признаваться годными, если у них есть:

  • сколиоз II степени с углом искривления 11−17 градусов;
  • индекс массы тела 16,9 — 18,5 со сниженной физической работоспособностью;
  • ожирение II степени с индексом массы тела 35,0 — 36,9;
  • функционирующее открытое овальное окно размером не более 4 мм (речь идет про аномалию развития сердца);
  • аневризма межпредсердной перегородки при максимальной экскурсии части или всей межпредсердной перегородки в сторону правого или левого предсердия более не 10 мм или суммарно общий размер экскурсии не более 15 мм;
  • бикуспидальный аортальный клапан без регургитации;
  • перенесенная лазеркоагуляция по поводу периферической дегенерации сетчатки на одном и том же глазу однократно или двукратно, или невыполненная лазеркоагуляция, если она была показана пациенту;
  • часто травмируемые невусы (с подтверждением фактов травматизации медицинскими документами) с признаками воспаления и (или) изъязвления при их локализации в областях возможной травматизации, обусловленной ношением военной формы одежды, обуви или снаряжения (не относится к военнослужащим срочной военной службы, службы в резерве);
  • деформирующий артроз в одном из крупных суставов (ширина суставной щели 2−4 мм) с болевым синдромом и без контрактуры;
  • одиночные (размером 5 мм) камни почек, мочеточников с редкими (менее 3 раз в год) приступами почечной колики, подтвержденные данными УЗИ, при наличии патологических изменений в моче;
  • одиночные (размером 5 мм) камни почек, мочеточников без нарушения выделительной функции почек;
  • периферическая дегенерация сетчатки, при которой проведение лазеркоагуляции не показано;
  • стойкая полная блокада правой ножки пучка Гиса;
  • стойкая блокада передней ветви левой ножки пучка Гиса;
  • варикозная болезнь нижних конечностей с хронической венной недостаточностью С2 (варикозно расширенные вены более 3 мм в диаметре при отсутствии несостоятельности сафенофеморального и (или) сафенопоплитеального соустьев по данным УЗДГ вен) и с хронической венной недостаточностью С1 (телеангиоэктазии и (или) ретикулярные варикозные вены до 3 мм в диаметре);
  • аномалии прикуса II-III степени с разобщением прикуса более 5 мм с жевательной эффективностью менее 60 процентов по Н.И.Агапову;
  • грыжи пищеводного отверстия диафрагмы I и II степени;
  • отсутствие одного яичка после его удаления по поводу заболеваний (неспецифического и доброкачественного характера), ранения или других повреждений, врожденных заболеваний;
  • гипоплазия яичка (яичек) при наличии нарушений в спермограмме;
  • солитарные единичные (от 20 до 40 мм в диаметре) кисты без нарушения функции почек;
  • задержка одного яичка в брюшной полости.

В некоторых случаях становится меньше возможностей получить отсрочку по состоянию здоровья на срок до 12 месяцев (либо уменьшается ее срок):

  • призывники, перенесшие операции лазеркоагуляции по поводу периферической дегенерации сетчатки в течение 3 месяцев до призыва на срочную военную службу, службу в резерве, признаются временно негодными к военной службе до 3 месяцев (а не на 6 месяцев);
  • гражданам, перенесшие оптикореконструктивные операции (например, лазерную коррекцию зрения), не предоставляется отсрочка, если после операции прошло 3−5 месяцев;
  • однозначно устанавливается, что отсрочка на срок до 6 месяцев предоставляется только при второй степени артериальной гипертензии, если она выявлена впервые.

Но есть и другие новшества: так, при медицинском освидетельствовании могут применяться не только явно упомянутые методы исследований, но и более информативные, пишет kyky.org. Также будут признаваться негодными в мирное время граждане с ВИЧ-инфекцией в стади первичных проявлений (стадии 1, 2А, 2Б, 3), что позволит призывать их на военную службу по мобилизации.

Постановление вступило в силу 8 февраля 2020 года. Изменения в Расписании болезней не коснутся граждан, которым в мирное время не нужно проходить медицинское освидетельствование, например, достигшим 27-летнего возраста военнообязанным, признанным негодными, гражданам, признанным негодными в 24−27 лет, а также признанным негодными по статьям, освобождающим от переосвидетельствования.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх