Принцип непосредственности характеризуется

В. ЖУЙКОВ
В. Жуйков, заместитель Председателя Верховного Суда РФ, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.
Принцип диспозитивности обеспечивает лицам, участвующим в деле, свободное распоряжение своими материальными и процессуальными правами, связанными с возникновением, движением (переходом из одной стадии в другую) и окончанием процесса по делу.
Принцип диспозитивности находит свое развитие в многочисленных нормах как процессуального, так и материального права.
Причем расширение принципа диспозитивности, наполнение его новым содержанием связано в первую очередь именно с изменениями в материальном (гражданском) праве.
В 1991 году были приняты Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, в соответствии с которыми субъекты гражданских правоотношений получили значительно более широкие, чем ранее, возможности распоряжаться своими правами, а контроль государства, в том числе и одного из его органов — суда, за осуществлением гражданских прав был ослаблен.
Важнейшим для определения нового содержания принципа диспозитивности явилось положение ст. 5 названных Основ: «Граждане и юридические лица ПО СВОЕМУ УСМОТРЕНИЮ распоряжаются принадлежащими им гражданскими правами, в том числе ПРАВОМ НА ИХ ЗАЩИТУ» (выделено мной. — В. Ж.). Аналогичная норма была включена в 1994 году в ст. 9 ГК РФ.
Принципиальные изменения в материальном праве повлекли необходимость соответствующих изменений в праве процессуальном.
Принцип диспозитивности находится в самой тесной связи с принципом состязательности (оба эти принципа гармонично дополняют друг друга) и в некоторой конкуренции с принципом законности.
Новое содержание принципа диспозитивности в гражданском процессе (так же как и принципа состязательности) было определено в результате изменений и дополнений ГПК 1964 года, внесенных в него Федеральным законом, принятым Государственной Думой 27 октября 1995 г. и введенным в действие с 9 января 1996 г.
Положения, определяющие новое содержание принципа диспозитивности, которые оправдали себя на практике, включены в ГПК РФ; в нем также нашло дальнейшее развитие этого принципа и учтены (в подразделе III) особенности его действия в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений.
По общему правилу, ВОЗНИКНОВЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА (ВОЗБУЖДЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ДЕЛА) ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО ПО ЗАЯВЛЕНИЮ ЗАИНТЕРЕСОВАННОГО ЛИЦА, т.е. лица, обратившегося в суд за защитой СВОИХ (выделено мной. — В.Ж.) прав, свобод и законных интересов (ч. 1 ст. 3, ч. 1 ст. 4 ГПК).
Данное правило реализует положения, закрепленные в конституционном праве (ст. 46 Конституции РФ) и в гражданском праве (ст. 5 Основ гражданского законодательства и ст. 9 ГК РФ), согласно которым реализация права на судебную защиту и осуществление гражданских прав зависит от собственного усмотрения гражданина или организации.
Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные ГПК РФ или другими федеральными законами, когда гражданский процесс может быть начат (возбуждено гражданское дело) по заявлению лица, выступающего от своего имени, но в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица либо неопределенного крута лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований (ч. 2 ст. 4, ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 46 ГПК).
Эти исключения имеют целью, во-первых, защиту прав, свобод и законных интересов отдельных лиц, которые по объективным, уважительным причинам не в состоянии самостоятельно защищать свои права. Установление таких исключений в полной мере вытекает из закрепленного в ст. 7 Конституции РФ положения о том, что Российская Федерация является социальным государством.
Следовательно, к лицам, в защиту прав, свобод и законных интересов которых допустимо возбуждение гражданских дел по заявлениям других лиц, могут быть отнесены только граждане, которые, как указано в ч. 1 ст. 45 ГПК, по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не могут сами обратиться в суд.
Этот вывод вытекает также из самой редакции ч. 1 ст. 45 ГПК, из которой следует, что прокурор не имеет права на обращение в суд в защиту прав юридических лиц; сказано лишь о его праве на обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, ибо для юридических лиц причин, по которым они были бы не в состоянии сами обратиться в суд, просто не существует.
Во-вторых, указанные исключения имеют целью защиту публичных интересов (Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований в целом), а также защиту прав неопределенного круга лиц (такого круга лиц, который невозможно индивидуализировать), что также представляется вполне оправданным.
В указанных целях, как установил ГПК РФ, в суд вправе обращаться: прокурор — в силу своего статуса в гражданском судопроизводстве, определенного в ч. 1 ст. 45 ГПК; органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и граждане — в случаях, прямо предусмотренных федеральным законом (ч. 1 ст. 46 ГПК).
Необходимо отметить, что, допуская в указанных выше случаях возбуждение гражданских дел в защиту прав других лиц, ГПК РФ лишь в незначительной степени ограничивает принцип диспозитивности, поскольку, во-первых, возможность возбуждения гражданских дел в защиту прав других лиц ГПК обусловливает рядом существенных обстоятельств и, во-вторых, предоставляет лицам, в защиту прав которых возбуждено дело, реальные возможности участвовать в его разбирательстве и самостоятельно распоряжаться своими процессуальными и материальными правами.
Так, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и граждане вправе (в случаях, предусмотренных федеральными законами) обращаться в суд с заявлениями в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц (граждан) только по их просьбе — кроме, разумеется, случаев подачи заявления в защиту законных интересов недееспособного или несовершеннолетнего гражданина (ч. 1 ст. 46 ГПК).
Следовательно, в таких случаях орган государственной власти, орган местного самоуправления, организация или гражданин должен указать в своем заявлении федеральный закон, предоставляющий ему право на обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, и представить суду документ, подтверждающий соответствующую просьбу заинтересованного лица (его заявления и т.п.).
Прокурор, как вытекает из содержания ч. 1 ст. 45 ГПК, вправе обратиться в суд в защиту прав гражданина независимо от его просьбы, однако он в силу ч. 3 ст. 131 ГПК обязан в своем заявлении обосновать невозможность предъявления иска самим гражданином.
Совершенно очевидно, что утверждение прокурора в своем заявлении о невозможности гражданина самому предъявить иск может быть признано обоснованным и достаточным для принятия этого заявления к производству суда только при условии, что оно подтверждено соответствующими документами, приложенными к заявлению (медицинским заключением о состоянии здоровья заинтересованного лица, исключающем для него возможность обращения в суд, копией свидетельства о его рождении, копией решения суда о признании этого лица недееспособным с отметкой о вступлении решения в законную силу и т.п.).
Далее, ГПК устанавливает, что лицо, в интересах которого начато дело, извещается судом о возникшем процессе и участвует в нем в качестве истца (ч. 2 ст. 38). Следовательно, это лицо обладает всеми процессуальными правами, в том числе и правом изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска (ст. ст. 35, 39, 45, 46 ГПК); отказ этого лица от иска влечет прекращение производства по делу на общих основаниях (ч. 2 ст. 45, ч. 2 ст. 46, абз. 4 ст. 220 ГПК).
Таким образом, принцип диспозитивности обеспечивает в гражданском судопроизводстве положение, в соответствии с которым никто, кроме самого заинтересованного лица (исключая случаи, прямо предусмотренные ГПК и другими федеральными законами, когда при изложенных выше условиях возможно иное), не вправе обращаться в суд за защитой его прав, свобод и законных интересов. В принятии заявлений, поданных в суд в нарушение этого принципиального положения, следует отказывать как не подлежащих рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства (п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК).
С правом заинтересованного лица решать по своему усмотрению вопрос о возбуждении гражданского дела тесно связаны некоторые другие его полномочия, основанные на принципе диспозитивности. Так, только истцу принадлежит право определить: ответчика (лицо, к которому он предъявляет свое требование), указав в исковом заявлении наименование этого лица, его место жительства или место нахождения; предмет иска (свое материально-правовое требование к ответчику); основание иска (обстоятельства, на которых он основывает свое требование).
Указание в исковом заявлении на ответчика, предмет и основание иска определяет весь дальнейший ход процесса: подведомственность и подсудность дела; лиц, участвующих в деле; обстоятельства, имеющие значение для дела и подлежащие доказыванию; пределы рассмотрения и разрешения дела.
Так, в зависимости от статуса истца и указанного им ответчика (являются они физическими или юридическими лицами), а также характера его материально-правового требования определяется, по общему правилу, подведомственность дела (суду общей юрисдикции или арбитражному суду).
В зависимости от места жительства или места нахождения указанного истцом ответчика определяется, по общему правилу, территориальная подсудность дела.
Обстоятельства, имеющие значение для дела, и предмет доказывания определяются на основании указанных истцом предмета и основания иска; суд принимает решение только по заявленному требованию, выйти за его пределы суд вправе только в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч. 3 ст. 196 ГПК).
ГПК 1964 года, ограничивая принцип диспозитивности, предоставлял суду широкое право выйти за пределы заявленных истцом требований — он мог сделать это «в зависимости от выяснившихся обстоятельств дела… если это необходимо для защиты прав и охраняемых законом интересов государственных предприятий, учреждений, организаций, колхозов, иных кооперативных организаций, их объединений, других общественных организаций или граждан».
В 1995 году в результате внесенных в ГПК изменений, направленных на расширение принципа диспозитивности, возможность судебного усмотрения в решении вопроса о праве выхода суда за пределы заявленных истцом требований была несколько ограничена и установлено, что суд вправе это сделать (кроме случаев, предусмотренных федеральным законом), «если признает это необходимым для защиты прав и охраняемых законом интересов истца» (ст. 195 ГПК РСФСР в ред. Федерального закона от 27 октября 1995 г.). Таким образом, право суда присудить по своему усмотрению истцу больше, чем он просил, все еще сохранялось.
По новому ГПК такого права у суда нет и судебное усмотрение в решении данного вопроса полностью отменено, что свидетельствует о дальнейшем и значительном расширении принципа диспозитивности и ограничении в этой сфере полномочий суда.
В настоящее время суд первой инстанции, выходя за пределы заявленного истцом требования, обязан указать в решении федеральный закон, предоставляющий ему такое право в данном деле.
Например, суд на основании п. 2 ст. 166 ГК вправе по своей инициативе выйти за пределы заявленного требования и применить последствия недействительности ничтожной сделки. Но сделать это в отношении оспоримой сделки он не может.
Принцип диспозитивности определяет содержание норм ГПК, регулирующих состав лиц, участвующих в деле (процессуальное соучастие и замену ненадлежащего ответчика).
Истец по своему усмотрению может предъявить иск как к одному, так и к нескольким ответчикам — ст. 40 ГПК. Такой иск, если на него распространяется общее правило территориальной подсудности, предъявляется в суд по месту жительства или месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца (ч. 1 ст. 31 ГПК). Например, при солидарной обязанности нескольких должников кредитор вправе предъявить иск как ко всем должникам, так и к любому из них по своему усмотрению (ст. 323 ГК).
При предъявлении иска к части должников суд не вправе по своей инициативе, без согласия истца, привлечь остальных должников к участию в деле в качестве соответчиков. Суд обязан разрешить дело по тому иску, который предъявлен, и только в отношении тех ответчиков, которые указаны истцом.
Только в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков «в связи с характером спорного правоотношения» суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе (ч. 3 ст. 40 ГПК). Мотивы, по которым суд признает невозможным рассмотреть данное дело без участия соответчика или соответчиков, должны быть приведены им в соответствующем определении. Данное определение и копии искового заявления необходимо направить лицам, привлеченным судом в качестве соответчиков. Например, в связи с характером спорных правоотношений необходимость привлечения судом соответчиков возникает по делам о признании недействительным ордера на жилое помещение, о признании недействительной сделки (когда в ордер включено, а в сделке участвовало несколько лиц, а иски предъявлены только к некоторым из них).
Истец может предъявить иск и к ненадлежащему ответчику, т.е. лицу, которое не несет перед ним ответственности. Замена ненадлежащего ответчика надлежащим (это влечет выбытие из дела первого и вступление в него второго) возможна только по ходатайству истца или с его согласия. Если истец не согласен на замену ненадлежащего ответчика (например, когда ходатайство об этом заявлено надлежащим ответчиком), суд не вправе привлечь надлежащего ответчика к

НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАКОНУ НЕТРУДОСПОСОБНЫМИ ИЖДИВЕНЦАМИ «

§ 15. Принципы непосредственности и непрерывности судебного разбирательства

В силу принципа непосредственности суд должен основы­вать свое решение по делу исключительно на доказательствах, про­веренных и исследованных в судебном заседании. Представлен­ные в хозяйственный суд доказательства, не бывшие предметом исследования в судебном заседании, не могут быть положены в основу принимаемого судебного постановления.

Данный принцип закрепляет правило, согласно которому хо­зяйственный суд обязан непосредственно исследовать и воспри­нять все доказательства по делу, т.е. заслушать объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, заключения экспер­тов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства. Тем самым обеспечивается личное восприятие судьями всего доказательственного материала. В тех случаях, когда собирание доказательств осуществлялось путем направления судебного поручения, непосредственность восприя­тия доказательств обеспечивается путем ознакомления судей и лиц, участвующих в деле, с его результатами, зафиксированными в со­ответствующих документах.

Принцип непосредственности означает особый способ воспри­ятия судебных доказательств, которое происходит, как правило, в заседании суда. При этом судья должен лично исследовать доказа­тельства. Кроме того, решение должно быть постановлено именно теми судьями, которые непосредственно воспринимали доказатель­ственные материалы дела. В силу данного принципа процесс су­дебного разбирательства начинается под председательством дру­гого судьи с самого начала.

Принцип непрерывности означает, что разбирательство дела осуществляется при неизмененном составе суда. В случае замены судьи или одного из судей при коллегиальном рассмотрении дела разбирательство должно быть начато с самого начала. Тем самым обеспечивается целостность восприятия одним и тем же составом хозяйственного суда или судьей доказательственного материала, исследованного по делу. Именно с этой целью разбирательство по одному делу должно происходить непрерывно, кроме времени, назначенного для отдыха.

Хозяйственный суд по ходатайству лица, участвующего в деле, и по своей инициативе может объявить перерыв в судебном засе­дании (ст. 186 ХПК).

При необходимости объявления перерыва, в том числе пере­носа судебного заседания на следующий день, хозяйственный суд выносит определение, которое заносится в протокол судебного за­седания. В определении указываются время и место продолжения судебного заседания.

Перерыв в судебном заседании может быть объявлен на срок, не превышающий пяти дней.

После окончания перерыва судебное заседание объявляется судьей (председательствующим в судебном заседании) продолжен­ным. Повторное рассмотрение исследованных до перерыва дока­зательств не производится, в том числе при замене представителей лиц, участвующих в деле.

При этом лица, участвующие в деле, и их представители, не явившиеся в судебное заседание после объявленного перерыва, а равно покинувшие зал судебного заседания до окончания рассмот­рения дела, признаются надлежащим образом извещенными и даль­нейшее судебное разбирательство проводится в их отсутствие.

Таким образом, хозяйственный суд не вправе рассматривать несколько дел одновременно в одном судебном заседании до при­нятия решения по делу или до отложения его рассмотрения. После отложения новое разбирательство по делу начинается сначала.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх