Принцип разумности в гражданском судопроизводстве

Содержание к диссертации

Введение

ГЛАВА I. Принцип разумности в гражданском праве России 13-57

1. Общенаучное определение понятия «разумность» 13-26

2. Разумность как правовая категория 27-41

3. Понятие, содержание и реализация принципа разумности в гражданском праве 42-57

ГЛАВА II. Реализация принципа разумности в гражданском процессе…58-163

1. Принцип разумности в гражданском процессе 58-88

2. Соотношение принципа разумности с другими принципами гражданского процесса .89-138

3. Понятие и формы реализации принципа разумности в гражданском процессе 139-163

Заключение 164-167

Список литературы 168-189

Приложения 190-195

  • Общенаучное определение понятия «разумность»
  • Принцип разумности в гражданском процессе
  • Соотношение принципа разумности с другими принципами гражданского процесса

Введение к работе

Еще сравнительно недавно принцип разумности использовался только в законодательстве отдельных зарубежных государств — Великобритании, США и др.1 В России упоминания о данной категории можно было встретить в основном в трудах по философии, которая первой выдвинула идею о «разуме, господствующем в мире»2.

На сегодняшний день ситуация существенно изменилась. Это связано с тем, что принцип разумности был введен в законодательные акты России, в числе которых и принятый в 1994 г. Гражданский кодекс Российской Федерации3.

ГК РФ содержит указание на принцип разумности во многих статьях (ст. 6, 10, 53 и др.). Например, согласно ст. 602 ГК РФ, арендодатель предприятия может быть освобожден судом от обязанности возместить арендатору стоимость неотделимых улучшений арендованного имущества, если при осуществлении таких улучшений были нарушены принципы добросовестности и разумности.

О принципе разумности говорится и в Гражданском процессуальном кодексе России 2002 г.4 Характерным примером такого упоминания может служить п. 1 ст. 107 ГПК РФ, закрепляющий правило о том, что в случаях, если сроки не установлены в ГПК РФ, они должны устанавливаться судом с учетом принципа разумности.

Актуальность теоретического исследования принципа разумности в реализации субъективных гражданских прав на диссертационном уровне обусловлена рядом обстоятельств, среди которых необходимо выделить следующие.

Во-первых, новизну обозначенного принципа, который впервые упомянут в ГК РФ 1994 г. и ГПК РФ 2002 г. Ранее действовавшее гражданское и гражданское процессуальное законодательство не содержало указаний на принцип разумности.

Во-вторых, отсутствие не только легального определения данного принципа в ГК РФ и ГПК РФ, но и критериев для использования закрепленных в целом ряде статей требований: «разумности пределов», «разумности сроков», «явно неразумного распоряжения доходами» и др.1

В-третьих, трудности, возникающие в судебной практике, и отсутствие единообразия в применении и толковании принципа разумности, обусловленные по большей части указанными ранее обстоятельствами, а также заинтересованность судей в получении и использовании теоретических разработок принципа разумности гражданского и гражданского процессуального права. Эти доводы подтверждают прилагаемые к работе результаты социологического опроса, полученные автором при анкетировании судей федеральных и мировых судов городов Москвы и Барнаула по проблемам реализации принципа разумности в гражданском процессе.

В-четвертых, неудовлетворительность теоретической разработанности принципа разумности российской юридической наукой вообще, цивилистической и гражданской процессуальной науками в частности, и прежде всего отсутствие:

— исследования этимологического происхождения термина «разумность» в рамках его общенаучного понимания, а также специфики соответствующего понятия в области гражданского и гражданского процессуального права. Однако, как справедливо отмечает В.М. Лебедев, «для того, чтобы решить дело на основе «общих начал» и «смысла» законодательства с учетом… разумности… нужно этот смысл, разумность… раскрыть и сформулировать в виде правовой нормы, иначе никому не будет ясно, на каком основании принято решение»1;

— научных рекомендаций по совершенствованию гражданского и гражданского процессуального законодательства и правоприменительной практики, связанных с реализацией принципа разумности;

— комплексных научных исследований данного принципа на монографическом уровне и др.

В-пятых, важность самого объекта исследования, связанная с тем, что разумность выступает именно в роли принципа, т.е. фундамента права, в том числе гражданского и гражданского процессуального.

В-шестых, международно-правовую значимость принципа разумности, который в настоящий момент провозглашен и в п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., ратифицированной Российской Федерацией 5 мая 1998 г. Согласно данному пункту Конвенции, «каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок (курсив наш. — Л .В.) независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона…».

В-седьмых, теоретическое исследование принципа разумности в реализации субъективных гражданских прав станет предпосылкой к его изучению относительно закрепления в других законодательных актах, например в Семейном кодексе России (ст. 5); законах Российской Федерации «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (ст. 4); «О защите прав потребителей» (п.1 ст. 12, п. 1 ст. 19, п. 3 ст. 29, ст. 30, ст. 36) и др.

Изложенное позволяет утверждать, что обращение к исследованию принципа разумности в реализации субъективных гражданских прав не случайно. Проблема является актуальной, имеет большое теоретическое и практическое значение.

Общенаучное определение понятия «разумность»

Если объектом правовых исследований категория «разумность» стала только в последние годы, то исследований других наук, например философии (как терминологически производная от латинского ratio, т.е. «разума»)1, — еще со времен античности. Поэтому, полагаем, что установление общего понимания смысла разумности имеет большое значение для формирования дальнейших взглядов на ее сущность в праве, в том числе гражданском и гражданском процессуальном. Следовательно, в рамках настоящей работы весьма значимым представляется остановиться на исследовании общенаучного значения понятия «разумность» как основе соответствующего правового термина. В словаре русского языка А.П. Евгеньевой существительное «разумность» определяется как свойство, т.е. признак, качество, характерное для кого-нибудь, чего-нибудь2. В истории философии понятие свойства представляет собой способность вещи определенным образом соотноситься с другими вещами, т.е. как-то воздействовать на них и реагировать на воздействие с их стороны. Свойства неотделимы от вещи, но проявляются только во взаимодействии с другими вещами3.

Согласно указанному словарю, смысл «разумности» устанавливается исходя из значения прилагательного «разумный»: 1) обладающий разумом; 2) основанный на разуме, оправдываемый разумом, здравым смыслом4. В первом из приведенных значений исследуемое свойство, на наш взгляд, характеризует некоего субъекта, т.к. разумный — это, в первую очередь, тот, кто обладает разумом. Второе же значение, относится как к субъекту, так и к его деятельности, т.к. оправдывать можно только какое-либо действие, поступок, решение и т.д.

Данные предположения подтверждаются и выделяемыми в русском языке синонимами прилагательного «разумный», а, следовательно, и разумности: «здравомыслящий», «логичный» (обозначают мыслительные способности лиц), а также «рациональный», «целесообразный» (используются преимущественно для характеристики каких-либо действий) и др. Анализ приведенных разъяснений значения термина «разумность», позволяет обратиться к раскрытию его содержания. Полагаем, что логичным началом такого анализа будет рассмотрение понятия «разум», лежащего в основе разумности.

В словаре русского языка СИ. Ожегова слово «разум» толкуется как способность человека логически и творчески мыслить, обобщать результаты познания2. В качестве синонимов данного понятия выделяются слова «ум», т.е. способность человека мыслить, основа сознательной, разумной жизни людей, «интеллект» как противоположность чувству. В этой же работе отмечается, что «разум» указывает еще и на умственное развитие, определяет высокую степень развития ума, интеллекта3.

В философии «разум» чаще всего определяется как «ум, способность, деятельность человеческого духа, направленная не только на причинное, дискурсивное познание (как рассудок), но и на познание ценностей, на универсальную связь вещей и всех явлений и на целесообразную деятельность внутри этой связи»4. По мнению философов, разум составляет основу познания, благодаря ему создаются систематизирующие принципы и идеи — души, мира, Бога, согласно которым разум судит (теоретический разум) и действует (практический разум)5. Анализ приведенных определений, а также иных философских источников позволил сделать следующие основные заключения относительно понятия «разум».

Во-первых, разум является абсолютным началом человека, или как отмечает А.П. Алексеев, «составляет ядро его родовой сущности»1. Заметим, что такое представление о разуме хотя и легло в основу всех современных философских и других научных теорий, однако в истории философской мысли сложилось не сразу. Первые суждения о рассматриваемом понятии носили религиозный (Божественный) характер. Именно Бог выступал в роли всемогущего разума, нечто бессмертного, высшей идеи, которая определяет все процессы мироздания, обеспечивает воспроизведение всех природных явлений2. В эпоху средневековья понятие «разум» подменялось понятием «вера». В философии Августина, Фомы Аквинского и других ученых осознавалась необходимость разума как способности понимания знания, открывающегося в вере3. И только в эпоху европейской Реформации, в XV-XVI вв., разум начинает восприниматься как нечто, присущее человеку, «ставящее его выше остальных чувствующих существ и дающее ему все то превосходство и господство, которое он имеет над ними»4. «Птице крылья, человеку разум».

Принцип разумности в гражданском процессе

Определение принципа разумности, как таковое, в гражданском процессуальном законодательстве не содержится. В общем виде принцип разумности в ГПК РФ закреплен в ч.1 ст. 107, согласно которой: «.. .В случаях, если сроки не установлены федеральным законом, они назначаются судом. Судом сроки должны устанавливаться с учетом принципа разумности».

Полагаем, что логичным началом исследования принципа разумности в гражданском процессе, будет установление содержания понятия «разумный срок», основанного на положении ч.1 ст. 107 ГПК РФ, согласно которому под категорию разумности в гражданском судопроизводстве должны подпадать все процессуальные сроки, устанавливаемые судом (судьей). Например, сроки, для устранения недостатков искового заявления или кассационной жалобы при оставлении их без движения или для представления дополнительных доказательств; для совершения ответчиком определенного действия; при объявлении срока, когда лица, участвующие в деле, и их представители могут ознакомиться с мотивированным решением, когда суд оглашает резолютивную часть решения; сроки, определяемые судом, при отсрочке или рассрочке исполнения решения и т.д. С использованием критерия разумности могут устанавливаться сроки и для суда (судьи), так называемые служебные сроки1. Соответствовать принципу разумности должен и весь срок разбирательства гражданских дел, о чем гласит ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также п.1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Российской Федерацией 5 мая 1998 г.1, согласно которой: «Каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона…».

Немаловажно, что в соответствии с данным положением, российские граждане, которые считают свое право на рассмотрение гражданского дела без неоправданной задержки нарушенным действиями государственных органов, получили возможность обратиться за защитой в Европейский Суд. При этом до подобного обращения должны быть исчерпаны все внутренние средства защиты, в государстве под чьей юрисдикцией находится заявитель.

В имеющихся в настоящее время научных публикациях, в которых затрагивается проблема разумности, наиболее часто рассматривается именно требование разумного срока. При раскрытии содержания данного понятия ученые используют такие формулировки как необходимый, реальный, целесообразный и др.

Так, например, Л.В. Соцуро отмечает что: «разумным сроком является такой срок, который необходим для выполнения…»2 определенных действий. В работе З.И. Цыбуленко указывается, что «разумный срок — это объективно необходимый и возможный для исполнения…срок»». По мнению М.Н. Полстьяновой, «разумным сроком следует признавать определяемый человеком на основе логического творческого обобщения целесообразный в сложившейся ситуации промежуток времени…»4. Разумный срок — это реальный срок, — замечает М.Ю.Челышев. В зависимости от той или иной ситуации его продолжительность может быть различной1.

В.И. Емельянов, указывает на то, что если в законе говорится о разумном сроке, не имеется в виду, что он обладает разумом. Под разумным сроком следует понимать «время, необходимое разумному человеку (т.е. человеку, обладающему нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта -«обычному гражданину», «человеку из автобуса») для осуществления действия -осуществления права или исполнения обязанности, в конкретном случае. Разумными являются действия, которые совершило бы в данной ситуации большинство людей. А эти действия в основной массе стремятся к средней величине»2.

Считаем, что указанный автор прав в том, что разумность связана с некой категорией «средний», отождествляемой им с понятием «разумный человек». Однако определение разумного срока через понятие разумного человека, по верному замечанию Ю.В. Виниченко, противоречит элементарным правилам логики, во избежание чего, ученому следовало бы иначе сформулировать его дефиницию3.

Соотношение принципа разумности с другими принципами гражданского процесса

Гражданское процессуальное право, а, следовательно, и гражданское судопроизводство (гражданский процесс) проявляется во всей системе принципов. Принципы данной отрасли права тесно взаимосвязаны между собой, и образуют единую систему (от греч. «systema» — целое, состоящее из частей, соединение), т.е. упорядоченную союкупность элементов, находящихся во взаимной связи и обусловленности1. Система является единым образованием и существует лишь в целом. Исключение какого-либо элемента системы влечет за собой ее ликвидацию.

Только взятые вместе гражданские процессуальные принципы характеризуют данную отрасль права как самостоятельную, в которой нарушение одного принципа приводит к нарушению другого принципа или всей цепи принципов2. По справедливому замечанию А.А. Ференс-Сороцкого — «система принципов означает, что любой отдельно взятый принцип есть часть, самостоятельная клеточка их единой структуры, каждый принцип самостоятелен, но не автономен, не может существовать и действовать в отрыве от системы, принцип может быть включен в систему на условии внутренней связи его с остальными принципами. Система принципов — не произвольный их набор, не арифметическая сумма, а единое целое, новое образование, получившее свои свойства в результате объединения клеточек — звеньев»3.

По указанной причине принцип разумности гражданского процессуального права необходимо рассматривать в системе ее остальных принципов, вне отрыва их друг от друга. Это позволит выявить связи между ними, между отдельными правовыми нормами, выражающими их сущность, и, следовательно, цельно воспринять данную отрасль права. Рассмотрение принципа разумности в системе важно и потому, что принципы гражданского процесса гарантируют и дополняют друг друга. Один принцип является предпосылкой для реализации других принципов, и наоборот1. Каждый принцип, входя в систему, занимает свое собственное, специальное, самостоятельное, только ему отведенное место; именно это, обусловив его взаимосвязь с другими принципами, обеспечивает эффективность самостоятельного воздействия на общественные отношения и результативность действия всех связанных с ним принципов. Значение каждого принципа определяется его взаимодействием с остальными и влиянием всех вместе в системе на все стадии и все институты. Содержание любого принципа раскрывается не только непосредственно, одним правилом-нормой, но и содержанием иных принципов отрасли2.

В системе принципы гражданского процесса располагаются не произвольно, они в зависимости от основания группируются (классифицируются) различным образом. Классификация принципов позволяет определить место одного принципа среди других в пределах отрасли, нескольких отраслей, либо права в целом.

К системе принципов гражданского процесса и оснований их классификации наука гражданского процессуального права содержит несколько подходов. Так, С.Н. Абрамов, А.Ф. Клейнман, Н.А. Чечина и другие строят систему принципов гражданского процессуального права в основном по формам их нормативного выражения. Все принципы они делят на две группы: конституционные и закрепленные в отраслевом законодательстве о судоустройстве и судопроизводстве3.

М.Г. Авдюков систематизирует принципы по сфере их действия и закреплению гарантий в законодательстве. Исходя из этого, он подразделяет все принципы гражданского процесса на две группы: общие для судоустройства и судопроизводства и только судопроизводственные4.

Разумность в праве

Доцент кафедры гражданского права Санкт-Петербургского государственного университета Андрей Павлов рассказал, что принцип разумности был включен в гражданское законодательство меньше 30 лет назад, — сначала в Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года, а затем в Гражданский кодекс, — но за это время так естественно вошел в наше понимание, что воспринимается как базовый. Доцент кафедры гражданского права юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Андрей Ширвиндт объяснил, что разумность пришла к нам из Венской конвенции, и с тех пор в российском законодательстве она встречается все чаще и чаще.

Министр юстиции Александр Коновалов отметил, что разумность имеет особое значение для любого правопорядка: «В глазах правопорядка разумное поведение является общедоступным и осуществимым, а сама разумность связана с нравственностью».

«Для правоприменителя разумность – правообладающий элемент из триады принципов, ведь роль права — избавиться от хаоса и найти наилучшее решение»

Александр Коновалов

Даже при низком уровне ума и нравственности и полном отсутствии социализации лицо должно соизмерять свое поведение со здравым смыслом и быть способно обладать таким уровнем разумности, чтобы не совершать правонарушения и преступления, считает Коновалов. По его словам, нужно стимулировать участников гражданского оборота к разумным действиям. Директор юридического института «М-Логос» Артем Карапетов согласился: «Право должно быть разумным, потому что антоним разумности – глупость».

Доцент кафедры гражданского права и процесса НИУ ВШЭ Ольга Мазур уверена: для оценки нормативной конструкции имеет значение лицо, которое должно соизмерять свое поведение с требованием разумности и добросовестности, т.е. субъект правоотношений. «Поэтому при его определении надо отталкиваться от субъекта оценки и ориентироваться на объем знания субъекта, а не выводить универсальный золотой поведенческий стандарт», — считает Мазур. «Стандарт поведения должен быть разным», — заявила лектор московской Высшей школы социальных и экономических наук Олеся Петроль.

Разумность и добросовестность

По мнению Карапетова, оценочные понятия, которые интегрированы в нашу правовую систему — разумность, справедливость, добросовестность – являются взаимозаменяемыми. «Это игра в слова», — считает Карапетов. С ним не согласилась Мазур: «Требование добросовестности относится к базовым. А стандарт разумности должен применяться только там, где это законодательно предусмотрено. Таким образом, разумность — это повышенное требование, оно предполагает дополнительную эффективность». Ширвиндт уверен: вести себя разумно и добросовестно – значит вести себя так, как положено модельному субъекту гражданского права, как мы ожидаем от всякого нормального человека, с учетом интересов других лиц. При этом Ширвиндт отметил, что добросовестность возведена в ранг общего принципа.

«Разумность и добросовестность – два стандарта, которые заданы в ГК»

Дмитрий Степанов, партнер корпоративной практики АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Морское право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Семейное/Наследственное право группа Страховое право группа Трудовое и миграционное право группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ группа Транспортное право группа Цифровая экономика 1 место По выручке 1 место По количеству юристов 1 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании ×

Как применяется разумность?

«Сейчас законодательный процесс очень сложный, и законодателю не всегда интересно подробно расписывать все термины. Развитие права происходит в основном в судах, это общемировая практика, и надо относиться к ней нормально. Поэтому на судах и лежит ответственность. Они должны осознавать это и быть открытыми, формулировать, выводить и дописывать норму за законодателя, объяснять свою позицию», — считает Карапетов. «Когда суд устанавливает, была разумность или нет, он просто устанавливает факты», — заявила Петроль.

«Чем дальше, тем больше правовым регулированием будут заниматься суды»

Артем Карапетов

Степанов заметил, что до некоторых пор суды вообще не замечали норму о разумности. Все изменилось лишь после появления постановления Пленума ВАС № 62. «Разумность присутствует в законе и учебниках, но суды применять ее не хотят. В частности, они не любят оценивать разумность директора, не хотят заниматься переоценкой коммерческой составляющей сделки. Потому что если наказывать директора, то надо наказывать и всех остальных. Я проанализировал более 4000 дел и вижу, что суды очень редко привлекают директоров за неразумное поведение», — сообщил Степанов.

  • ПМЮФ 2019

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх