Принудительная продажа доли в квартире через суд

Мосгорсуд принял судьбоносное решение по делу о спорной квартире — обязал «профессионального» скупщика долей продать пол-однушки проживающему в жилье совладельцу по рыночной стоимости. Если такие решения получат распространение, граждане смогут меньше переживать за то, что аферисты-«выживалы» вынудят их продать единственную квартиру по заниженной стоимости или, напротив, купить лоскуток в своем же жилище втридорога. Такая судебная практика сделает бизнес на долях невыгодным. Подробности истории москвички Елизаветы Михайловой — в материале «Известий».

Профессиональный владелец долей

Неприятности в молодой семье москвички Елизаветы Михайловой начались три года назад незадолго до ее свадьбы. Накануне бракосочетания супруг стал наследником однушки в столичном Зюзино по завещанию. Однако родная сестра Ксения оспорила его в суде, заказав посмертную экспертизу, в которой было сказано, что бабушка якобы была невменяемой на момент подписания бумаги. Брат не стал упорствовать, оспаривать судебное решение — всё-таки родные люди. Он и его жена Елизавета сообщили о своем желании выкупить долю и, казалось бы, получили согласие. И вот, когда уже сделка была на носу, взят кредит для выкупа, Ксения сообщает, что доля продана постороннему.

Ксения, сестра мужа Елизаветы Михайловой, размещала объявления о продаже доли квартиры без ведома брата

Фото: из личного архива Елизаветы Михайловой

По закону (согласно ст. 250 ГК РФ) так делать нельзя — у совладельцев есть приоритет в покупке доли и реализовывать метры на стороне можно лишь после их письменного отказа. Но в нашем законодательство множество лазеек, делающих бессмысленным существование этих охраняющих права гражданина запретов. Одна из таких конструкций называется в риелторской сфере сделкой по отступному. То есть собственник якобы берет в долг деньги под свою долю у стороннего лица и не платит по счетам. Таким образом сначала ¼ квартиры перешла от Ксении к некоему гражданину Тропкину. К тому же при такой форме смены собственника не нужно платить налог государству — это же долговые обязательства. Причем Ксении пришлось бы уплатить 30% от суммы сделки в качестве налога как иностранке (она гражданка Украины). Позже Тропкин стал собственником еще одной четверти от доли Ксении. С этого момента для молодой семьи наступил ад.

«Наша первая встреча с Тропкиным происходила в кафе. Он вел себя развязно, говорил как браток из 1990-х. Заявлял, что в квартире мы жить не будем, хотя документы не показывал. Однако предложил выкупить его долю за 2,3 млн рублей», — рассказывает Елизавета.

Рыночная стоимость половины однушки, вокруг которой разгорелась тяжба, составляет от 500 до 750 тыс. рублей.

«Ошибочно думать, что доля в ½ однокомнатной квартиры равнозначна 50% от рыночной стоимости самой квартиры. На эту долю по закону нельзя въехать, даже суд не может «вселить» в одну комнату новых людей, если там уже кто-то проживает. Владение этой долей не дает права проживания в квартире без доброй на то воли первоначального собственника. Я этого не знала, пока не столкнулась с бедой. По сути, когда этот человек пытался насильно проникнуть в нашу квартиру, он нарушил закон. Его действия могли квалифицироваться по ст. 330 УК РФ («Самоуправство»). Но, увы, полиция бездействовала», — рассказывает Михайлова.

Момент проникновения Тропкина в квартиру Михайловой, заснятый на видеокамеру

Фото: из личного архива Елизаветы Михайловой

Этого юридического нюанса многие жертвы «профессиональных соседей» не знают и мирятся с произволом новых совладельцев.

«В настоящее время при наличии спора о праве владения, пользования, распоряжения жилым помещением собственником доли в праве необходимо применение не только ст. 30 ЖК РФ, но и ст. 247 ГК РФ, в которой говорится о долевой собственности, что распоряжаться долевым жильем можно лишь по согласованию собственников,если такого согласия не удалось достичь, нужно обращаться в суд. Позиция Верховного суда по данному вопросу придерживается гарантированного Конституцией права граждан на выбор места жительства, которое не должно нарушать права других граждан, собственников, владеющих большей частью жилого помещения в виде однокомнатной квартиры и постоянно проживающих в нем. Не допускается ст. 10 ГК РФ осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)», — пояснила «Известиям» суть вопроса адвокат палаты адвокатов Самарской области № 80 Виктория Тюрина.

Коллекционер долей

Елизавета провела собственное расследование и выяснила, что Тропкин просто коллекционер долей в занятых другими людьми квартирах. Она насчитала шесть таких историй. Признается, что не все, с кем она связалась, оказались готовы к борьбе и судебным тяжбам. Самым боевым оказался Валерий Морозов, пенсионер.

Головная боль из-за жилищного вопроса у москвича началась еще в 2004 году. После развода его жена продала полквартиры посторонним людям, а после череды перепродаж в 2011 году метры оказались в распоряжении… Олега Тропкина.

«Восемь лет он меня принуждает к продаже», — говорит пенсионер.

Олег Тропкин

Фото: из личного архива Елизаветы Михайловой

«В нашу квартиру Тропкин прибыл 21.06.2011, заявил с порога: «Это мой бизнес, а Литвиненко В.В. (еще один совладелец метров. — Прим. «Известий») — бизнес-партнер», — сообщает в одном из своих заявлений Морозов (имеется в распоряжении редакции). Москвичу предложили реализовать квартиру, но он оказался не робкого десятка. Соседи выживали немолодого уже человека из его же квартиры как могли. Как пишет «360», к мужчине подселили несколько десятков китайских мигрантов, захламили квартиру мусором и создавали другие невыносимые условия для жизни. При этом в квартире проживает малолетняя дочь мужчины, ученица 4-го класса.

«Из всех ценных вещей остались два кресла — антиквариат, по утверждению Тропкина. В протоколах каждое стоимостью по 200 тыс.», — рассказал телеканалу Морозов, предоставив документы о том, что на самом деле мебель, согласно артикулам, производства известной советской фабрики в Шатуре. Разумеется, жильцы неоднократно нагло вламывались в квартиру пенсионера. А позже даже обвинили его в хищении якобы оставленных в его же жилище денег.

Суд прислушался

Сложно мириться с тем, что в твой дом без твоего ведома вламываются посторонние люди. Причем в твое отсутствие.

«Хорошо, что у нас стояла камера наблюдения, которая фиксировала происходящее. Полиция ехала 40 минут, но, даже приехав, бездействовала. По итогам написанного мной заявления было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела», — рассказывает «Известиям» Михайлова. Елизавете и ее мужу пришлось взять кредит, нанять юриста и начать борьбу за свои права.

Здание Московского городского суда

Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников

«Мы провели независимую оценку, согласно которой, стоимость доли Тропкина составила 731 тыс. рублей. После чего вышли в суд с просьбой принудительно выкупить у него часть жилища. В итоге 28 мая на апелляции суд встал на нашу сторону. Я считаю, что во многом нам удалось добиться успеха благодаря освещению проблемы в СМИ», — говорит Михайлова.

Представитель Тропкина оказался менее словоохотливым.

» хотел, очень хотел , но у него машина, сервис… просто с Варшавки не смог доехать», — объяснил отсутствие заинтересованного лица его представитель Игорь Маев сразу после проигранного процесса. Впрочем, юрист пообещал обжаловать решение Фемиды.

«Принудительный выкуп доли через суд выглядит следующим образом: оценщик оценивает долю, истец подает иск в суд и кладет денежную сумму оценки доли на счет судебного департамента в качестве обеспечения иска, и суд принимает решение о признании права собственности за истцом с выплатой денежной компенсации ответчику за долю со счета судебного департамента», — объясняет суть процедуры юрист Оксана Филачева.

Задача 1. По завещанию Ивана Крючкова наследником 1/2 принадлежавшего ему жилого дома является его брат Николай. С иском к жене Ивана Крючкова о выделе доли наследственного имущества обратился сын Николая Крючкова — Виктор. В ходе рассмотрения дела было установлено, что на иждивении наследодателя находились его родители.
Какие лица должны быть признаны участниками процесса по данному делу? Укажите их процессуальное положение и основания участия в деле.
Задача 2. Определите подведомственность, родовую и территориальную подсудность следующих дел:
а) по иску Михеевой, проживающей в г. Барнауле, к Васильковой, проживающей в г. Бийске, о разделе жилого дома и земельного участка, находящегося в г. Белокурихе;
б) по иску Семеновой к Семенову о расторжении брака и взыскании алиментов на несовершеннолетних детей;
в) по заявлению ЗАО «Техроцесс» о признании незаконной забастовки работников ЗАО;
г) по заявлению генерального директора ОАО «ПрестижЛюкс» о признании решения общего собрания акционеров, которым он был освобожден от должности недействительным, и восстановлении его в должности;
д) по заявлению Никоновой о выдаче судебного приказа по опротестованному векселю на сумму 700.000 руб.
Задача 3. При рассмотрении дела по иску Казаковой к заводу «Космос» о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула в качестве представителя ответчика в суде выступал юрисконсульт, который представил суду доверенность следующего содержания:
ДОВЕРЕННОСТЬ
Выдана юрисконсульту С.А. Фролову в том, что ему доверяется быть ответчиком по гражданскому делу о восстановлении на работе гр. Казаковой.
Печать завода «Космос»
Подпись начальника цеха № 1 завода «Космос».
Соответствует ли данная доверенность нормам материального и процессуального права? Какие недостатки содержатся в ней? Составьте надлежащую доверенность (недостающие данные восполните по своему усмотрению).
Задача 4. Определите цену иска, размер государственной пошлины и с кого она должна быть…

Случается, что собственниками одной квартиры оказываются чужие друг другу люди – небольшая часть помещения может перейти к постороннему человеку в дар или по завещанию. Обычно владелец меньшей части квартиры не против ее продать, особенно если сам в ней не живёт – но по завышенной цене. А есть ли шанс обязать несговорчивого совладельца продать свою долю по рыночной стоимости? Такая возможность существует, и о ней в очередной раз напомнил Верховный суд. ВС объяснил, при каких именно условиях владелец большей части жилого помещения может принудительно выкупить у других собственников принадлежащую им незначительную долю в квартире.

Квартиру делили в суде

Если собственникам надо поделить доли в квартире, у них есть два способа: договориться и заключить соглашение о разделе общего имущества или отправиться делить имущество в суд. Обе возможности предусмотрены ст. 252 ГК. Иногда выделить долю по тем или иным причинам нельзя – например, в случае, когда она слишком мала. Тогда собственник имеет право получить от других владельцев имущества денежную компенсацию – разумеется, если он на это согласен. Однако возможны и ситуации, когда собственника могут заставить взять деньги, хотя он бы предпочел сохранить за собой часть жилплощади.

Обычно так происходит, когда оформляются договоры дарения или недвижимость передается нескольким наследникам – и с одной стороны собственниками долей оказываются лица, состоящие в родственных или семейных отношениях и совместно использующие это имущество, а с другой – кто-то, кто имеет незначительную долю в общей собственности и имуществом фактически не пользуется, поясняет Оксана Ступина, юрист «Хренов и партнёры». Похожая ситуация сложилась и в деле супругов Крючковых*, которое дошло до Верховного суда.

Иван и Варвара Крючковы* и их несовершеннолетняя дочь жили в «трёшке» площадью 66,4 кв. м. Когда-то квартира была приватизирована поровну на Ивана Крючкова и его мать, но позже мать решила продать свою долю. В итоге семье вместе с еще одной родственницей (владелицей 1/12 доли) осталась лишь половина квартиры – фактически они занимали две изолированные комнаты. Другая же половина квартиры принадлежала купившему половину жилья Владимиру Захарченко, а также Инне Новиченковой* и Ольге Захарченко*, которым мужчина передал по трети своей доли через договор дарения.

Сразу после того, как половина квартиры оказалась у посторонних людей, Крючковы захотели оформить всю жилплощадь на себя. Новые владельцы и сами предлагали такой вариант, однако стороны не сошлись в цене. Поскольку договориться о том, как пользоваться квартирой, не вышло, семья решила действовать через суд. В иске, направленном в Измайловский районный суд, они попросили признать доли Новиченковой и Захарченко в квартире незначительными (каждая из них владела 1/6 квартиры), прекратить их право собственности, выплатить им рыночную стоимость долей, а также признать за несовершеннолетней дочерью истцов право собственности на принадлежавшие ответчикам доли.

В первой инстанции заявителям отказали. В апелляции, Мосгорсуде (дело № 33-14211/2016), напротив, решили, что требования вполне обоснованы, и удовлетворили иск. Там пришли к выводу, что доля каждой из ответчиков незначительна, предоставить им изолированное жилое помещение, которое было бы соразмерно их доле, возможности нет. Договориться о праве пользования квартирой у сторон не получилось. При этом ответчики, в отличие от истцов, в ней не зарегистрированы, живут в другом месте, и у них есть другая жилплощадь в собственности. Этого достаточно для того, чтобы удовлетворить требования Крючковых, заключили в апелляции. Ответчики попытались оспорить решение Мосгорсуда в ВС.

Когда можно заставить собственника продать долю

Ответчики настаивали: квартира им нужна, а стоимость доли, представленная оценщиком, была занижена. Правда, о назначении экспертизы почему-то не просили и никак не пытались доказать, что стоимость должна быть другой.

Коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Вячеслава Горшкова поддержала апелляцию (дело № 5-КГ17-51). В определении суд напомнил п. 4 ст. 252 ГК: там разъясняется, когда можно заставить собственника незначительной доли продать ее по рыночной стоимости, даже если на такой сценарий он не согласен. Для этого, помимо незначительности доли, а что такое «незначительность», по словам Александра Латыева, партнера «Интеллект-С», никто не определял, просто «все понимают, что 1/3 – это существенная доля, а 1/100 – несущественная», – должны быть одновременно соблюдены еще два условия. Во-первых, должна отсутствовать возможность реального выдела доли. А во-вторых, собственник не должен быть заинтересован в использовании общего имущества.

Нужна собственнику доля или нет, предстоит решать в каждом конкретном случае, обратила внимание коллегия. Обращать внимание надо на возраст человека, о котором идет речь, его состояние здоровья, профессию, наличие у него детей и прочие обстоятельства, сослался ВС на п. 36 Пленума ВС и ВАС от 1 июля 1996 г. № 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ».

Как подтвердить отсутствие интереса в использовании жилья у «лишнего» собственника?

1) Представить данные о наличии у этого лица другого недвижимого имущества (это можно подтвердить выпиской из ЕГРН), указать на то, что он никогда не использовал (не проживал) спорное имущество.

2) Заинтересованные собственники могут представить документы, подтверждающие, что они несут все расходы по содержанию спорного имущества.

3) Суд также может оценивать отношения сторон (наличие родственных и семейных связей) с целью оценки перспектив и возможности совместного использования общего имущества.

4) Возможность выделения доли в натуре оценивается исходя из общей площади спорного объекта, количества помещений (или комнат) и возможности выделения изолированного помещения, конструктивных особенностей объекта, обуславливающих возможность его перепланировки. Поэтому иск заинтересованных сособственников может быть удовлетворен, только если доля «лишнего» собственника настолько мала, что не может быть выделена в отдельное помещение либо сама конструкция помещения не позволяет выделить долю так, чтобы собственник мог полноценно реализовывать свое право собственности.

Если суд придет к выводу, что все условия соблюдены и стороны не могут прийти к соглашению о порядке пользования общим имуществом, то иск, заявленный на основании абз. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ будет удовлетворен.

Оксана Ступина, юрист «Хренов и партнёры»

Изучив обстоятельства спора, ВС оставил решение Мосгорсуда без изменения.

Учитывая, что в совокупности «незначительная доля» двух сособственников составляет 1/3 квартиры или чуть больше 22 кв. метров в московской квартире, выводы судов, на первый взгляд, могут шокировать, замечает Елена Полеонова, партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры». В деле не всё однозначно, считает она: суды пришли к выводу об обоснованности иска, оценив обстоятельства спора: то, что предоставление изолированных помещений в квартире всем участникам долевой собственности невозможно (квартира состоит из трех жилых комнат, а сособственников 7 человек), что ответчики не родственники, на жилой площади не проживают фактически, и т. д. «Но мне непонятно, по какой причине к участию в деле не привлечены ещё два собственника, владеющих соответственно долями в размере 1/6 и 1/12 – ведь решение по спору затрагивает и их права», – замечает она. Свою роль в деле сыграло и то, что истцы заняли очень активную позицию, а ответчики, напротив, даже не подкрепили аргумент о пересмотре рыночной стоимости доли доказательствами.

В статусе ответчика в подобном споре может оказаться практически любой участник долевой собственности. «На мой взгляд, спорные вопросы о пользовании квартирой, находящейся в долевой собственности, лучше решать в досудебном порядке. Это требует активного участия всех заинтересованных в разрешении ситуации собственников. Судебное решение всегда определяет сторону выигравшую и проигравшую, и судебный спор всегда – время, деньги и нервы», – говорит Елена Полеонова.

«Если ваш спор уже дошел до суда, то нужно со всей ответственностью подойти к защите своей позиции.
Для этого нужно получить и своевременно предоставить суду доказательства, подтверждающие ваши доводы и опровергающие доводы оппонента, заявить о назначении экспертиз, вызове и допросе свидетелей, истребовании доказательств (если закон не представляет вам права самостоятельно получить их).
Все это нужно потрудиться сделать при рассмотрении дела в первой инстанции. Чтобы достичь успеха, сторона в судебном процессе должна быть активна и защищаться грамотно».

Елена Полеонова, партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры»

В нашем случае история началась с того, что в районный суд Тюмени обратилась гражданка, возмущенная действиями соседки. Суть спора в следующем — две женщины, у каждой из которых было по ребенку, владели одной квартирой в равных долях. Получалось, что у каждого из жильцов — двух взрослых и двух детей, было по одной четвертой доли.

Одна из них нашла вариант поменять свою долю и долю ребенка на отдельную квартиру. Договорилась гражданка с некой семьей, в которой было четыре человека. Второй владелице квартиры такой обмен, естественно, не понравился, и она отправилась в суд, чтобы доказать, что договор мены нарушает ее преимущественное право на покупку соседской доли в квартире. Районный суд с истицей согласился. Областной суд оставил это решение в силе. Обиженная ответчица дошла до Верховного суда. Там в Судебной коллегии по гражданским делам итоги разбирательства изучили и посчитали, что жалобу можно удовлетворить.

Суд обязательно должен установить, было ли правильно оформлено письмо от того, кто решил продать свою долю

Верховный суд напомнил коллегам, что в 250-й статье Гражданского кодекса сказано: в случае продажи доли в праве общей собственности постороннему, остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки этих долей. Причем по цене, за которую доля продается, и на прочих равных условиях. Исключение — продажа долей с публичных торгов.

А еще в законе сказано, что продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою часть постороннему гражданину. В этом же письме необходимо указать цену и условия, на которых квадратные метры продаются.

На раздумья и покупку закон дает сособственнику один месяц. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки доли соседа или промолчат, хозяин квадратных метров будет вправе распорядиться ими по своему желанию.

Вот что еще важно знать: по закону, если своей долей хозяин распорядился с нарушением преимущественного права соседа, то любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в суде перевода на себя прав и обязанностей покупателя. И эти правила применяются и при отчуждении доли по договору мены. Из всех приведенных норм закона Верховный суд делает вывод: юридически важным обстоятельством, которое обязательно должны установить суды при рассмотрении подобных дел, будет наличие или отсутствие правильно оформленного извещения от гражданина, который решил избавиться от своей доли. Правильность оформления такого «письма счастья» соседу- это указание цены доли и прочих условий, а также подтверждение платежеспособности других сособственников.

В нашем случае местный суд, решая этот спор, не увидел доказательств, что гражданка, пожелавшая обменять на стороне свою долю и долю дочери, правильно известила соседку. Поэтому суд и решил, что договор мены нарушил права соседки на приоритетную покупку доли.

Подтверждение платежеспособности — а именно того факта, что у истицы были деньги на покупку соседских долей, а это половина квартиры, — по мнению Верховного суда, также имело важное значение для правильного решения спора. В нашей истории суд почему-то платежеспособностью соседки даже не заинтересовался.

Верховный суд напомнил, что при требовании в суде перевода прав покупателя на себя истец обязан перевести на банковский счет Судебного департамента в своем субъекте РФ уплаченную покупателем сумму, сборы и пошлины подлежащие выплате покупателю и возмещение понесенных им при покупке доли расходов.

Верховный суд подчеркнул: такое внесение денег в случае удовлетворения иска способствует своевременному исполнению судебного решения. Но по иску, о котором пишем, никакие деньги на банковский счет внесены не были, и поэтому решение суда не выполнено.

Кроме этого, Судебная коллегия ВС обратила внимание на важную деталь. Из материалов дела видно, что ответчица и те, кто с ней менялся, согласовали цену доли в рублях.

Непонятно почему, райсуд, рассматривая дело, сам уменьшил покупную цену. И каких-либо правовых оснований, почему цена «усохла», суд не привел. А это прямое нарушение 198-й статьи Гражданского кодекса. Это дело Верховный суд велел пересмотреть.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх