Признание договора дарения недействительным в рк

Согласно ст. 572 ГК, договором дарения признается соглашение сторон, где даритель безвозмездно передает в собственность одаряемого, какое-либо свое имущество, право собственности или выполняет его имущественную обязанность. Безвозмездность — основополагающая характеристика дарения, нарушением которой, согласно п. 1 указанной статьи, следует считать встречное обязательство или представление одаряемого в пользу дарителя (передача взамен подарка денежных средств, взятие одаряемым обязательства по уходу за дарителем и т.д.). Договор, заключенный с подобным условием, нарушающим безвозмездность, не является действительным дарением — согласно п. 2 ст. 170 ГК, он содержит все признаки притворной сделки.

К сведению Притворным дарением следует считать договор, содержащий в своем составе элементы любой другой возмездной сделки (при наличии платы за подарок — купли-продажи, при наличии обязанности по уходу — ренты и т.д.). Как правило, заключая подобный договор дарения, стороны нацелены на прикрытие с его помощью истинного договора, на который нацелена их воля.

Притворный договор дарения ничтожен (абсолютно недействителен) по своей природе и признается таковым с момента его заключения сторонами. Поэтому согласно п. 1 ст. 167 ГК, он не влечет никаких юридических последствий, кроме тех, которые влечет его недействительность. По сути, это означает что стороны его заключившие, могут отказаться от исполнения дарения, так как обязанности дарителя, ровно, как и права собственности одаряемого на подарок, возникнуть не может.

Ничтожность притворного дарения влечет его недействительность, независимо от наличия решения суда о том (п. 1 ст. 166 ГК). Формально это позволяет признавать недействительным притворное дарение, которое имеет очевидные факты наличия встречного представления со стороны одаряемого, во внесудебном порядке. Однако на практике это теряет всякий смысл, так как применение последствий недействительности без суда невозможно.

Что касается дарения, не имеющего очевидных доказательств возмездности (например, договор не содержал условия о встречном представлении, однако одаряемый все же передавал денежные средства дарителю), то такая притворность нуждается в убедительном доказывании. В отношении таких сделок, порядок признания недействительности ничтожного договора (п. 1 ст. 166 ГК) неприменим.

Правом на оспаривание притворного дарения, согласно п. 3 ст. 166 ГК, наделены его стороны, а также указанные в законе другие заинтересованные лица. Правом на применение последствий недействительности к такой сделке, наделены также любые третьи лица, которые имеют охраняемый интерес в признании такой недействительности. В случае нарушения притворным дарением каких-либо публичных интересов, применить последствия вправе также и суд, по своей собственной инициативе (п. 4. ст. 166 ГК).

Притворное дарение наделено довольно специфическими последствиями. Согласно п. 2 ст. 170 ГК с учетом существа и содержания прикрываемой дарением сделки, к ней могут быть применены регулирующие ее нормы, т.е. сторон могут обязать к ее заключению или признать как уже заключенную.

Пример Гражданин Орехов намеревался продать свой частный дом. Найдя подходящего покупателя — гражданина Мамедова, и договорившись с ним о цене, Орехов предложил ему следующую конструкцию — он обещал снизить стоимость дома на 50 тыс. рублей, если Мамедов согласится на заключение дарственной в его пользу, вместо оформления договора купли-продажи. Сами же деньги за дом, Орехов предлагал передать по расписке, без упоминания о них в договоре дарения.

Необходимость заключения такой сделки, Орехов мотивировал тем, что в случае купли-продажи, ему придется уплачивать подоходный налог, в то время как при дарении он будет от него освобожден. Для Мамедова, по его словам, это не повлекло бы никаких юридических последствий. Поскольку 50 тыс. рублей были для Мамедова большими деньгами, он согласился на предложенный вариант. После этого, стороны составили договор дарения, оформили его у нотариуса и провели перерегистрацию в органах Росреестра.

По прошествии некоторого времени, Мамедов получил повестку о вызове его в ИФНС. Явившись в местное отделение налоговой службы, Мамедов узнал, что имущество, полученное им в подарок от Орехова, является ничем иным, как полученным им доходом (ст. 208 НК РФ), который, облагается 13 % НДФЛ.

Выслушав рассказ Мамедова о том, что продавец его подставил, сотрудники ИФНС посоветовали ему отправиться в суд и оспорить договор дарения. Последов совету сотрудников налоговой службы, Мамедов составил исковое заявление и подал его в суд, с требованием признать договор дарения между ним и Ореховым недействительным.

В судебном заседании, в обоснование своего требования Мамедов утверждал, что его истинные намерения были направлены на заключение договора купли-продажи, однако по причине правовой неграмотности и доверчивости, ответчик убедил его заключить дарственную.

Кроме того, он указывал на то, что Орехов не желал платить подоходный налог и именно этим аргументировал просьбу заключения дарственной. В подтверждение истец представил оригинал расписки, по которой передавал Орехову средства за покупаемый дом.

На основании этого и руководствуясь п. 2 ст. 170 ГК, истец просил суд признать недействительность дарственной по причине того, что с ее помощью прикрывалась купля-продажа, а также требовал применить последствия притворной сделки — признать дарение куплей-продажей и применить к его регулированию соответствующие нормы закона.

На основании приведенных Мамедовым аргументов, суд удовлетворил его требования в полном объеме.

Понятие притворного договора

Согласно п. 2 ст. 170 ГК, притворным договором следует считать любой договор, целью заключения которого не было наступление его правового результата — он заключался лишь для прикрытия любой другой сделки, в том числе незаконной или на других условиях. В свою очередь, отсутствие правового результата в действиях сторон правоотношений противоречит основным признакам гражданско-правовой сделки (ст. 153 ГК), ввиду чего притворный договор следует считать ничтожным (абсолютно недействительным).

В рамках притворного договора принято различать 2 сделки — прикрываемую и прикрывающую. Прикрывающая сделка всегда является ничтожной, независимо от того, соответствует ли ее формальное содержание закону. Действительность же прикрываемой сделки оценивается в каждом частном случае отдельно, в зависимости от ее существа, содержания и возможности применения к ней регулирующих ее норм.

Притворные договоры всегда не соответствуют истинной внутренней воле сторон, которые их заключают. Исходя из этого, юридическая литература относит их к сделкам с пороком воли, большинство из которых являются оспоримыми.

Внимание Согласно п. 1 ст. 167 ГК, любая притворная сделка является недействительной с момента ее совершения. С правовой точки зрения, при заключении притворного договора, независимо от действий его сторон, они все равно остаются в том имущественном положении, в котором они находились до момента его заключения.

Чаще всего, притворные сделки совершаются сторонами в целях достижения каких-либо незаконных последствий — обхождение нормативных запретов и ограничений, уклонение от уплаты налогов и т.д. При этом их внешние оформление, формальное содержание, стороны и прочие составляющие вполне могут иметь законный вид, что создает существенные проблемы при их оспаривании.

Ничтожный характер притворного договора порождает специальный порядок признания его недействительности. Согласно п. 1 ст. 166 ГК, притворность сделки свидетельствует о ее недействительности без признания этого факта судом. Так, если факт притворности имеет бесспорный характер, при оспаривании такой сделки, функции суда сводятся лишь к применению общих или специальных последствий. Однако если факт притворности требует доказывания, признание недействительности возможно лишь по решению суда.

Срок оспаривания притворного договора

Как известно, притворный договор, по своей природе, является изначально ничтожным (ст. 170 ГК), т.е. недействительным с момента его заключения. Исходя из этого, он может быть оспорен его стороной или другим заинтересованным в том лицом. Возможность оспаривания существует у такого лица в течение определенного срока исковой давности, который, согласно ст. 181 ГК, составляет 3 года. Данный срок одинаков абсолютно для всех заинтересованных в оспаривании субъектов, независимо от характера и сути прикрываемых и прикрывающих сделок, однако, имеются определенные особенности его течения.

Важно Для сторон притворного договора, трехгодичный срок, в течение которого возможно оспаривание, начинается с момента исполнения договора. Для других заинтересованных в оспаривании лиц, течение срока начинается с момента, когда они узнали или должны были узнать про начало исполнения.

Однако, независимо от того, когда заинтересованное лицо узнало о факте исполнения притворной сделки, нарушающей ее права, общий срок, в течение которого договор может быть оспорен, не может превышать 10 лет с момента начала его исполнения. Такая норма объективно оправдана, так как по истечении указного срока, теряется актуальность и целесообразность оспаривания притворной сделки.

Между тем, если сторона или заинтересованное лицо пропустили срок давности ввиду исключительных обстоятельств, согласно ст. 205 ГК, такой срок может быть восстановлен. Восстановление срока оспаривания осуществляется исключительно судом, который рассматривает иск про оспаривание и только если причины пропуска этого срока будут признаны этим судом уважительным.

Уважительность причин пропуска, может быть признана судом только в случае, если эти причины прямо связаны с личностью заинтересованного лица (болезнь, беспомощное состояние). Кроме того, признание уважительности возможно только в том случае, когда указанные исключительные обстоятельства имели место в последние шесть месяцев течения срока давности.

Если указанный трехгодичный срок был пропущен без уважительных причин, заинтересованное лицо лишается права на оспаривание притворного договора, независимо от того, в какой степени и как его права были нарушены.

Процедура оспаривания притворного договора дарения

Как уже говорилось, притворный договор, ввиду его изначальной ничтожности, является недействительным с момента его совершения (ст. 166 ГК). Таким образом, все случаи притворного дарения, имеющие в своем составе бесспорные доказательства притворности (например, встречное представление или обязательство одаряемого, прописанное в договоре), формально не требуют признания их недействительности со стороны суда. Однако если притворность дарения не является для суда и других лиц очевидной, недействительность такого договора требует убедительного доказывания.

Согласно ст. 56 ГПК, на лицо, которое требует от суда признать недействительность притворного дарения, возлагается бремя доказывания тех обстоятельств, на которые оно ссылается в обоснование притворности сделки.

Порядок признания дарения притворным

Признание дарения притворным и применение к нему последствий его недействительности, осуществляется судом в порядке искового производства. Сам порядок признания неизбежно предполагает прохождение заинтересованным лицом нескольких стандартных этапов:

  1. Юридическая консультация. Судебная практика по признанию притворных договоров дарения недействительными неоднозначна. Доказывание притворности дарения требует скрупулезности при изучении конкретной ситуации, правового анализа документов и убедительности в обосновании своих требований. Поэтому в случае отсутствия необходимых для этого навыков и знаний, заинтересованному лицу целесообразно обратиться за помощью или консультацией к специалистам.
  2. Сбор доказательств притворности и подготовка документов. Поскольку бремя доказывания лежит на заинтересованной в оспаривании стороне, ей необходимо подготовить ряд документов в обоснование своей позиции. Это могут быть любые документальные доказательства, подтверждающие возмездный характер дарения или любое другое доказательство прикрытия дарением другой сделки. К слову, доказательства могут быть не только документальными — для обоснования притворности заинтересованному лицу предоставляется весь спектр гражданско-правовых способов доказывания (глава 6 ГПК). Кроме документальных доказательств к иску необходимо также приложить ряд стандартных документов, указанных в ст. 132 ГПК.
  3. Оплата госпошлины. До момента подачи искового заявления, истцу необходимо оплатить госпошлину, а квитанцию об оплате приложить к самому исковому заявлению (ст. 132 ГПК). Поскольку признание недействительности притворного дарения носит неимущественный характер, размер госпошлины, согласно ст. 333.19 НК, составляет 300 рублей для граждан и 6 тыс. рублей для организаций. В случае игнорирования указанного требования, суд оставляет иск без движения и назначает срок, в течение которого истец должен оплатить госпошлину и представить подтверждающий то документ (ст. 136 ГПК).
  4. Составление и подача искового заявления в суд. В подаваемом в суд исковом заявлении необходимо подробно описать все обстоятельства притворного дарения, указать на факты, которые доказывают его притворность, подкрепить их ссылкой на нормы закона, указать, почему права истца были нарушены и выразить исковые требования, в соответствии с последствиями, указанными в ст. ст. 167, 170 ГК. Сама подача искового заявления, со всеми прилагаемыми к нему документами, осуществляется в суд, по месту жительства или нахождения ответчика (ст. 28 ГПК).
  5. Судебное рассмотрение. В рамках судебного рассмотрения, заинтересованное лицо должно полностью поддержать свою позицию и требования, представить дополнительные доказательства, при необходимости или невозможности получения их самостоятельно — потребовать у суда их истребования, приводить свои выводы и обосновывать их, а также реализовывать свои другие процессуальные права. При необходимости, заинтересованное лицо может ходатайствовать о привлечении свидетелей, специалистов, экспертов и других лиц. От полноты доказательств и активности заинтересованного лица, будет зависеть решение суда, которое выносится по итогам рассмотрения дела.
  6. Исполнение решения. Если суд удовлетворил требования заинтересованного лица, признал договор дарения притворным и применил последствия его недействительности, наступает этап исполнения решения. Здесь возможны два варианта развития событий — добровольное и принудительное исполнение. Так, если ответчик избегает добровольного исполнения решения суда, истцу необходимо инициировать исполнительное производство. В его рамках исполнения решения суда будут добиваться уже судебные приставы.

Необходимые документы

Перечень необходимых при подаче иска документов прямо установлен ст. 132 ГПК. Среди них, при оспаривании притворного договора дарения, понадобится:

  1. Копия документа, подтверждающего личность истца;
  2. Копии искового заявления;
  3. Документ про оплату госпошлины;
  4. Копии оспариваемого договора дарения;
  5. Копии документальных доказательств (справки, расписки, письма, заключения специалистов и т.д.);
  6. Доверенность в случае участия представителя.

Отметим, что количество копий искового заявления, договора дарения и документальных доказательств, прямо зависит от числа ответчиков и третьих лиц в судебном процессе. Указанный выше перечень является сугубо примерным и в зависимости от особенностей дела может быть расширен.

Последствия признания дарения притворной сделкой

По общему правилу, предусмотренному п. 2 ст. 167 ГК, в случае, если сделка дарения будет признан притворной, к ней должно быть применимо общее последствие недействительности — взаимный возврат всего полученного по сделке. Поскольку притворность дарения, чаще всего признается, ввиду нарушения безвозмездности, двусторонняя реституция применима к обеим сторонам сделки. Так, даритель получает обратно свой подарок, а одаряемый — переданное взамен подарка встречное представление.

Дополнительно Правила взаимного возврата всего полученного, применяются не только к материальным вещам или правам, согласно ст. 167 ГК, оно применимо к выполненной работе, услуге, обязанности и т.д. В таком случае сторона должна возместить стоимость выполненной работы, услуги и т.д.

Однако правила взаимного возврата применяются лишь в тех случаях, когда каких-либо других специальных последствий недействительности не установлено или их применение невозможно. В отношении притворного дарения, согласно п. 2 ст. 170 ГК, законодатель требует тех норм, которые регулируют прикрываемую сделку.

Таким образом, при признании притворности дарения, в случае, если содержание и существо прикрываемой сделки соответствует нормам, которые ее регулируют, суд вполне может обязать стороны к заключению именно прикрываемой сделки, или признать заключенной именно ее. Само собой, при принятии такого решения следует учитывать требования и интересы истца, а также иные индивидуальные особенности конкретного дела.

Если же и прикрываемая сделка является недействительной, тогда применение общих последствий недействительности представляется неизбежным. На практике, вопрос о притворности дарения и применении к нему соответствующих последствий, решается с учетом всех субъективных и объективных обстоятельств, мнений сторон, и заинтересованных в оспаривании субъектов.

Притворный договор дарения — довольно распространенное явление в современных гражданско-правовых отношениях. Их распространению способствуют установленные законодателем запреты, ограничения и обязанности, которые субъекты права пытаются обойти путем заключения притворного дарения, нарушая при этом права третьих лиц.

Несмотря на ничтожность притворного дарения, в подавляющем большинстве случаев, оно требует убедительного доказывания, что создает определенные неудобства при их оспаривании. Не меньше проблем создает и отсутствие конкретных признаков, по которым можно судить о притворности сделки, что находит неоднозначное проявление в правоприменительной практике.

Кроме того, более подробной конкретизации требуют последствия притворности и порядок их применения судами. Так, заинтересованному в оспаривании дарения лицу, которое не имеет очевидных доказательств притворности дарения, будет довольно сложно реализовать свое право на гражданско-правовую защиту, если его права были нарушены.

Консультация юриста

Вопрос Дом, в котором я проживаю, поделен на двоих владельцев, одним из которых я и являюсь. Второй совладелец направил мне нотариальное заявление о намерениях продать свою часть дома третьему лицу, так как у меня есть право преимущественной покупки. Когда я собрался давать ответ (через 1 неделю), что готов купить его часть, я узнал, что она уже подарена совладельцем третьему лицу. Как я понимаю, чтоб обойти мое установленное право преимущественной покупки, они заключили договор дарения. Могу ли я его обжаловать и вернуть право покупки себе? Ответ Исходя из сказанного вами, можно сделать вывод, что совладелец дома и третье лицо, в целях исключить ваше право преимущественной покупки, прикрыли договор купли-продажи дарением. Если это действительно так, согласно п. 2 ст. 170 ГК, такое дарение следует считать притворным, что влечет его ничтожность. В таком случае вам нужно обжаловать указанный договор, требовать от суда признания его недействительности и применения к нему норм, регулирующих куплю-продажу, что позволит соблюсти ваше право преимущественной покупки (ст. 250 ГК) и будет способствовать переходу прав покупателя на вас. Для того, чтоб суд признал недействительность дарения по причине его притворности, вам необходимо будет доказать факт совершения совладельцем дома и третьей стороной возмездного дарения, т.е. доказать факт передачи денег. В качестве доказательств можно использовать любые косвенные факты, вплоть до показаний свидетелей. Вопрос Мой внук требует оформить на него дарственную квартиры, с условием, что он будет осуществлять мое пожизненное содержание и закрепит за мной право пожизненного проживания. Скажите, такой договор требует нотариального удостоверения? Ответ Ни один договор дарения не требует нотариального удостоверения, однако, оно может осуществляться его сторонами по их собственному желанию (ст. 163 ГК). Между тем описанная вами конструкция является договором ренты (ст. 583 ГК), заключение дарственной с подобными условиями, будет считаться прикрытием ренты договором дарения, что в силу п. 2 ст. 170 ГК, будет делать его притворным, а следовательно, ничтожным. Кроме того, заключение такого договора чревато тем, что любое третье лицо, имеющее имущественный интерес в отношении квартиры, может обжаловать такой договор и он однозначно будет признан судом недействительным. Вы также должны учитывать, что дарение недвижимости, согласно ст. 131 ГК предполагает ее последующую государственную регистрацию. На основании притворности дарения, в проведении государственной регистрации, скорее всего, будет отказано. Само собой, что нотариус также откажет в удостоверении подобного договора дарения. У вас остались вопросы? 3 важные причины воспользоваться помощью юриста прямо сейчас Быстро Оперативный ответ на все ваши вопросы! Качественно Ваша проблема не останется без внимания! Достоверно С вами общаются практикующие юристы! Задайте вопрос юристу онлайн! Схема нашей работы Вопрос Вы задаете вопросы дежурному юристу. Юрист Юрист анализирует ваш вопрос. Связь Юрист связывается с вами. Решение Ваш вопрос решен. Вопрос Вы задаете вопросы дежурному юристу. Юрист Юрист анализирует ваш вопрос. Связь Юрист связывается с вами. Решение Ваш вопрос решен. Наши преимущества Анонимное обращение Любые вопросы по дарению Бесплатное общение Вы быстро получите ответ на свой вопрос 15 мин Средняя скорость ответа 1 Количество консультаций за сегодня 250 Количество консультаций всего Задайте свой вопрос юристу!

Дарить люди начали давным-давно. Как подметил древнеримский поэт Овидий, «и людей, и богов подкупает хороший подарок». Каждый год на Рождество мы вспоминаем подношение волхвами драгоценных даров – золота, ладана и мирры. В гражданском обороте договор дарения остается одним из самых распространенных, являясь той правовой формой специфических личностных отношений, которые возникают из определенных чувств (чаще всего чувства признательности), продолжающихся иногда и после дарения, и из-за которых происходит безвозмездный переход имущества от дарителя одаряемому. Общеизвестно, что цивилистическая мысль относила дарение не только к договорам, но и к способам получения права собственности. Указав на двойной предметный состав договора дарения, включающий в себя как предмет дарения, так и неимущественное благо, которое достигается или укрепляется, С. А. Почтарев предложил интересную классификацию договора дарения по критерию оснований, выделив такие разновидности дарения, как праздничное, ознакомительное, юбилейное, статусное, корпоративное, поддерживающее, поощрительное1.

Почтарев С. А. Договор дарения в гражданском праве и в нотариальной деятельности. Диссертация на соискание научной степени кандидата юридических наук. Национальная академия правовых наук Украины. Научно-исследовательский институт частного права и предпринимательства имени академика Ф. Г. Бурчака. – Киев, 2016. – С. 8, 112 – 113.

Остается ли актуальной поэтическая строка Овидия сегодня, увидим сквозь призму судебной практики Верховного Суда по рассмотрению гражданских споров по поводу недействительности договоров дарения жилья.

Мы имеем право на ошибку

Общеизвестно, что квалифицирующими признаками договора дарения являются безвозмездность, намерение подарить, уменьшение имущества дарителя, увеличение имущества одаряемого, согласие одаряемого на принятие дара.

Ошибка дарителя в части природы сделки, прав и обязанностей сторон влечет за собой признание судом такого договора недействительным. При этом ошибка вследствие собственной небрежности, незнания закона или неверного его толкования не может выступать основанием для признания сделки недействительной.

При судебном разбирательстве споров по признанию недействительными договоров дарения жилья даритель в подтверждение своих требований о признании договора дарения недействительным должен доказать на основании надлежащих и допустимых доказательств, в частности пояснений и письменных доказательств, наличие обстоятельств, указывающих на обман или ошибку – неправильное восприятие им фактических обстоятельств сделки, что повлияло на его волеизъявление, и что данные обстоятельства действительно имеют существенное значение. В изучаемых ситуациях для правильного применения норм ст. ст. 203, 229 и 717 ГК Украины такими обстоятельствами могут выступать возраст дарителя, его состояние здоровья и необходимость в связи с этим в уходе и сторонней помощи; наличие у дарителя спорного жилья как единственного, отсутствие передачи спорного недвижимого имущества дарителем одаряемому и продолжение дарителем проживания в спорной квартире после заключения договора дарения.

27 мая 2020 г. Верховный Суд в составе коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда при вынесении постановления по делу № 1915/19407/2012, установив наличие всех указанных обстоятельств как подтверждающих факт заключения дарителем договора дарения квартиры под влиянием ошибки, отклонил аргументацию одаряемой о том, что даритель был инициатором заключения с одаряемой спорного договора дарения 1\2 квартиры и был намерен подарить ей всю квартиру, так как они проживали одной семьей. Суд указал, что доводы одаряемой опровергаются тем, что даритель допустил ошибку в правовой природе сделки. Суды предыдущих инстанций мотивировали свои решения о признании договора дарения недействительным тем, что даритель является лицом преклонного возраста и имеет неудовлетворительное состояние здоровья, вследствие чего нуждается в уходе и сторонней помощи. Спорная квартира является единственным жильем последнего, он продолжает в ней проживать и пользоваться ею после заключения спорной сделки. Фактически передача имущества после заключения спорного договора дарения квартиры не состоялась, а следовательно указанные обстоятельства говорят о том, что истец совершил оспариваемую сделку вследствие ошибки, в связи с неверным восприятие фактических обстоятельств сделки, что повлияло на его волеизъявление при заключении договора дарения вместо договора пожизненного содержания. К подобным выводам пришел и Деснянский районный суд г. Киева, принимая 21 августа 2019 г. решение о признании недействительным договора дарения квартиры по делу № 754/11510/18, также при том обстоятельстве, что дарительница не приходит в спорную квартиру, поскольку боится конфликтов с одаряемым, который злоупотребляет алкоголем. Указанная позиция Верховного Суда дополняет правовые позиции, изложенные ранее в постановлениях от 16 марта 2016 г. по делу № 6-93цс16, от 27 апреля 2016 г. по делу № 6-372цс16, от 21 октября 2015 г. по делу № 6-202цс15.

Как правило, дарители в случае обращения в суд с требованиями о признании договора дарения квартиры или жилого дома недействительным обосновывают ошибку при заключении договора именно влиянием тяжелых для них обстоятельств и крайне невыгодных условий. Поэтому в большинстве случаев исковые требования подпадают под основания, предусмотренные ст. ст. 228, 229, 233 ГК Украины. 29 апреля 2020 г. Верховный Суд в составе коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда при вынесении постановления по делу № 715/856/16-ц, которым оставил без изменений постановление Апелляционного суда Черновицкой области от 18 января 2018 г., поддержал выводы суда апелляционной инстанции относительно удовлетворения требования признать недействительным договор дарения, поскольку суд проанализировал обстоятельства касаемо возраста дарителя, его состояния здоровья и необходимости в связи с этим в уходе и сторонней помощи, а также наличия у истца спорного жилья как единственного, отсутствия фактической передачи спорного недвижимого имущества по оспариваемому договору дарения дарителем одариваемому и продолжения проживания дарителем в спорном доме после заключения договора дарения. При этом Верховный Суд обратил внимание на то, что судебное решение апелляционного суда мотивировано тем, что при заключении договора дарения волеизъявление истца не было направлено на добровольное и безвозмездное отчуждение принадлежащего ему имущества в пользу одариваемого. Соответственно, Верховный Суд подчеркнул взаимоисключаемость оснований, предусмотренных ст. ст. 228, 229, 233 ГК Украины, и применил положения ст. ст. 203, 229, 717 ГК Украины.

Привлекает внимание то, что обращения в суд с требованиями о признании договора дарения недействительным со стороны дарителей, которые в большинстве случаев являются родителями одариваемых, как правило, мотивируются откровенным отказом одаряемых осуществлять за ними уход, предъявлением после заключения договора дарения к ним со стороны одаряемых категоричных требований отдавать им пенсию за проживание в спорном жилье и даже нередкими угрозами физической расправой.

Что посеешь, то и пожнешь

Вы спросите, а как быть с установленной ст. 204 ГК Украины презумпцией правомерности сделки? К тому же мы уже поднимали проблему запрета недобросовестной стороне заявлять о недействительности сделки при изучении перспективы применения принципа эстоппель как механизма института недействительности сделок. В аспекте усовершенствования правового регулирования отношений дарения целесообразно обратить особое внимание на рассмотрение судами споров при аргументации относительно притворности заключенного договора дарения ввиду положения ст. 235 ГК Украины.

05 декабря 2018 г. Верховный Суд в составе коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного суда при вынесении постановления по делу № 466/6298/16-ц пришел к выводу об обоснованности решений судов предыдущих инстанций, которые отказали в удовлетворении исковых требований о признании договора дарения недействительным. При этом доводы истцов заключались в том, что они являются лицами преклонного возраста и нуждаются в стороннем уходе и помощи, а заключением договора дарения было сокрытие действительной сделки-завещания без намерения дарить квартиру, следовательно договор был совершен в связи с неверным восприятием фактических обстоятельств сделки и на крайне невыгодных для дарителей условиях. Решение Шевченковского районного суда г. Львова от 09 августа 2017 г. об отказе в удовлетворении иска мотивировано тем, что истцы не ошибались относительно природы оспариваемого договора дарения, понимали содержание прав и обязанностей, которые у них возникают на основании него, о чем собственноручно у нотариуса составили соответствующую расписку, а доказательств того, что они не намеревались достичь правовых последствий, обусловленных договором дарения, истцы не предоставили.

Верховный Суд акцентировал на том, что по притворной сделке стороны намеренно оформляют ту или иную сделку, тогда как в действительности между ними устанавливаются иные правоотношения. В отличие от фиктивной, по притворной сделке права и обязанности сторон возникают, но не те, которые следуют из содержания сделки. Установив при рассмотрении дела, что сделка была совершена с целью сокрытия другой сделки, суд на основании ст. 235 ГК Украины должен признать, что стороны заключили именно эту сделку, и решить спор с применением норм, регулирующих данную сделку. Если сделка, которая была совершена на самом деле, противоречит закону, суд принимает решение об установлении ее ничтожности или о признании ее недействительной. Вместе с тем истец, заявляя требование о признании сделки притворной, должен доказать факт заключения сделки; отсутствие у сторон другой цели, нежели намерение сокрыть сделку, совершенную в действительности, фактическое существования других прав и обязанностей, нежели предусмотренные притворной сделкой.

Таким образом, учитывая положения ст. ст. 202 и 203 ГК Украины основным юридическим фактом, который должен установить суд, является действительная направленность воли сторон при заключении договоров дарения, а также выяснить вопрос о том, не заключалась ли данная сделка с целью сокрытия другой. По сути, Верховный Суд указал на то, что не следует забывать, что по притворной сделке с определенной целью документально оформляется сделка сознательно обеими сторонами, следовательно в действительности между ними устанавливаются другие правоотношения. Обосновывая отказ в удовлетворении кассационной жалобы дарителей, Верховный Суд принял во внимание, что, обращаясь в суд, дарители (истцы) ссылались на то, что преследовали цель составить завещание в пользу одариваемого (ответчика), а не договор дарения, против чего возражала одариваемая (ответчик), указав, что именно истцы были инициаторами заключения оспариваемого договора. Таким образом, чтобы выяснить вопрос о том, была ли заключена данная сделка с целью сокрытия другой, суд должен установить, что стороны спорного договора дарения действовали сознательно для достижения любой личной пользы, их действия были направлены на достижение других правовых последствий и скрывали другую волю участников.

03 июня 2020 г. Верховный Суд в составе коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного суда при вынесении постановления по делу № 683/3451/16-ц оставил без изменений решение Староконстантиновского районного суда Хмельницкой области от 20 декабря 2017 г. и постановление Апелляционного суда Хмельницкой области от 17 мая 2017 г., которыми был признан притворным договор дарения квартиры от 19 октября 2007 г. между ответчицей как одаряемой и третьим лицом как дарителем. При этом суд признал заключенным 19 октября 2007 г. договор купли-продажи квартиры, признал за истцом в порядке разделения общего совместного имущества супругов право собственности на 1\2 часть квартиры. Верховный Суд принял во внимание, что суды предыдущих инстанций правильно исходили из того, что фактические обстоятельства, предшествовавшие заключению оспариваемой сделки, в их совокупности подтверждают, что договор дарения является притворным, поскольку волеизъявление сторон договора было направлено на переход за плату от отчуждателя (продавца) к приобретателю (покупателю) права собственности на квартиру, что говорит о фактическом заключении договора купли-продажи, в пользу чего: 1) наличие объявления о продаже спорной квартиры в течение продолжительного времени, 2) доверенность, выданная матери предыдущего собственника квартиры на ее продажу, 3) заключение договора дарения в период брака между истцом и ответчиком, 4) получение накануне истцом по письменному согласию его жены (ответчика) кредитов в банке на общую сумму, соответствующую объявлениям о продаже квартиры, а также то, что 5) даритель с одариваемой (ответчиком) не находились в родственных или дружеских отношениях.

Верховный Суд также не оставил без внимания критерий пропорциональности вмешательства в право на мирное владение имуществом и акцентировал на том, что ввиду характера правоотношений вмешательство государства в право собственности ответчика отсутствует, такое вмешательство происходит в интересах другого физического лица и отвечает критерию правомерного вмешательства, поскольку является пропорциональным целям – восстановление нарушенного права, а следовательно является законным и справедливым.

ВЫВОД:

В связанной с дарением правоприменительной, нотариальной и судебной практике в Украине нередки существенные осложнения, что является проявлением ситуации незавершенности защиты прав и интересов дарителя.

Очевидно, что правила в части дарения должны быть четкими, прозрачными, соответствующими ситуации, но не громоздкими и сложными для выполнения, перегруженными формальностями.

Позиция Верховного Суда по поводу того, что при решении вопроса о недействительности договора дарения жилья основным юридическим фактом, который должен установить суд, является истинная направленность воли сторон при заключении договора дарения, то есть было ли волеизъявление истца действительно направлено на добровольное и безвозмездное отчуждение надлежащего ему имущества в пользу одаряемого, а также выяснить вопрос о том, не была ли заключена такая сделка с целью сокрытия другой, явно позволяет повысить эффективность осуществления правосудия при разрешении данной категории дел.

Верховный Суд четко подчеркнул, что обязательным является соблюдение пропорциональности вмешательства в право на мирное владение имуществом. Достойно внимания направление реформирования украинского гражданского законодательства о недействительности сделок с позиции добросовестности, чему будет способствовать применение принципа эстоппель путем дополнения ст. 215 ГК Украины частью 4 следующего содержания: «Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если лицо, ссылающееся на недействительность сделки, действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало другим лицам основания надеяться на действительность такой сделки».

По договору дарения

Айсулу Жумашева,

судья суда г. Актобе

Договор дарения может быть признан недействительным в судебном порядке, если один из супругов совершил сделку без согласия другого.

В Гражданском кодексе РК понятию «Дарение» посвящена глава 27.

В соответствии со ст. 506 ГК РК по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или передать третьим лицам.

Согласно ст. 508 ГК РК дарение, сопровождаемое передачей дара одаряемого, может быть совершено устно, к примеру, посредством вручения ключей либо передачи правоустанавливающих документов, договор дарения движимого имущества должен быть совершен в письменной форме.

Ст. 512 ГК РК предусмотрено, в каких случаях возможна отмена дарения. Так, даритель вправе отменить дарение, если его одаряемый совершил покушение на его жизнь, жизнь кого-либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения. В случае умышленного лишения жизни дарителя одаряемым право требовать в суде отмены дарения принадлежит наследникам дарителя.

Даритель вправе потребовать в судебном порядке отмены дарения, если обращение одаряемого с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность, создает угрозу ее безвозвратной утраты.

По требованию заинтересованного лица суд может отменить дарение, совершенное индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом в нарушение положений законодательного акта РК о реабилитации и банкротстве за счет средств, связанных с его предпринимательской деятельностью, в течение года, предшевствовавшего объявлению такого лица банкротом. Также в договоре дарения может быть обусловлено право дарителя отменить дарение в случае, если он переживет одаряемого. В случае отмены дарения одаряемый обязан возвратить подаренную вещь, если она хранилась в натуре к моменту отмены дарения.

В соответствии с п. 1 ст. 157 ГК РК при нарушении требований, предъявляемых к форме, содержанию и участникам сделки, а также к свободе их волеизъявления сделки может быть признана недействительной по иску заинтересованных лиц, надлежащего государственного органа либо прокурора. Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего (п. 9 ст. 159 ГК РК).

Безусловно, договор дарения представляет собой своего рода сделку. В общем виде недействительной является любая сделка, не соответствующая требованиям закона или иным правовым актам. Недействительность сделки — это чисто правовое понятие, смысл которого состоит в том, что закон не признает юридической силы за определенными действиями, актами, документами.

Зачастую основанием для обращения граждан в суд с иском о признании договора дарения недействительным являются случаи, когда отчуждение имущества, являющегося общим совместным имуществом, было осуществлено без согласия второго супруга (собственника).

В таких случаях при рассмотрении исков по таким основаниям судам следует исходить из п. 2 ст. 34 Кодекса РК «О браке (супружестве) и семье», в силу которого сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом по мотиву отсутствия согласия другого супруга, может быть признана недействительной лишь при наличии доказательств тому, что другая сторона о сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение сделки.

Как показывает судебная практика, при оформлении договоров, в данном случае договора дарения, нотариус не имеет реальной возможности проверить, действительно ли человек в браке не состоит, либо он предоставляет недостоверные сведения, поскольку ответственность за достоверность предоставленных сведений несет лицо, обратившееся к нотариусу. Так, лишь в ходе судебного разбирательства выясняется, что имущество, отчуждаемое по договору дарения, является общим совместным имуществом супругов, а согласие второго супруга при этом отсутствует.

Согласно п. 8 ст. 159 ГК РК сделка, совершенная вследствие заблуждения,

имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные п. 2 ст. 160 ГК РК (мнимые сделки).

Согласно ст. 18 Закона РК «О нотариате» нотариус обязан совершать нотариальные действия в соответствии с требованиями настоящего закона и других нормативных правовых актов РК, регулирующих деятельность нотариата, разъяснять гражданам и юридическим лицам права и обязанности, предупреждать о последствиях совершаемых нотариальных действий с тем, чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована им во вред, отказывать в совершении нотариального действия, в случае его несоответствия законодательству РК.

На основании п. 3 ст. 158 ГК РК в случае, если один из участников сделки совершил ее с намерением уклониться от исполнения обязательства или от ответственности перед третьим лицом либо государством, а другой участник сделки знал или должен был знать об этом намерении, заинтересованное лицо (государство) вправе требовать признания сделки недействительной.

Гражданско-правовые сделки физических лиц при наличии государственных интересов могут быть оспорены прокурором в соответствии с ч. 3 ст. 54 ГПК.

Правила, регулирующие любого рода сделки, а также нормы действующего материального и процессуального права, позволяют максимально сократить количество возможных недоразумений, которые могут осложнить отношения сторон, третьих лиц, нарушить права и законные интересы граждан нашего правового государства.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх