Признать право собственности отсутствующим судебная практика

Определение Верховного Суда РФ от 10.06.2016 по делу N 304-КГ16-761, А45-12706/2014

Позиция суда по данной категории споров:

Государственная регистрация права собственности на объект как на недвижимую вещь при отсутствии у такого объекта реальных признаков недвижимости нарушает права собственника земельного участка на свободное владение, пользование и распоряжение таким участком, что является основанием для удовлетворения требований о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности на подобный объект.

Государственная регистрация в ЕГРП на объект в качестве недвижимости не может являться самостоятельным основанием для признания объекта в качестве недвижимой вещи.

Замощение земельного участка не может признаваться в качестве недвижимой вещи. В качестве недвижимой вещи не признаются и иные объекты, которые не имеют самостоятельного значения, и не отвечают признакам, установленным в пункте 1 статьи 130 ГК РФ.

Суть спора

Суть спора

В собственности истца — индивидуального предпринимателя — находятся два земельных участка. На данных земельных участках располагается сооружение, право собственности на которое зарегистрировано за ответчиком — ОАО. Сооружение в соответствии с техническим паспортом состоит из следующих элементов:
— Основание — щебеночная подушка толщиной 20 см;
— Покрытие — асфальтовое покрытие толщиной 7 см;
— Отделение проезжей части — частично отделена от газонов ж/б бордюром t = 15 см;
— Озеленение — газоны с кустарниками и отдельно стоящими деревьями.
Таким образом, данное сооружение состоит из проездов, тротуаров, элементов благоустройства.
На одном из своих земельных участков ИП осуществляет строительство выставочного центра.
АО (Ответчик) посчитало, что его права как собственника ИП нарушает ведением строительных работ, обратилось в суд с оспариванием разрешения на строительство. В рамках оспаривания разрешения на строительство центра, ИП и узнал о наличии у ответчика зарегистрированного права на вышеназванное сооружение.
Предприниматель полагает, что данный объект не отвечает критериям объекта недвижимости, а регистрация права собственности ответчика на сооружение нарушает охраняемые законом интересы истца, что послужило основанием для обращения в суд с иском о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности ответчика на сооружение (благоустройство инж. корпуса и предзаводской территории).

Позиция истца

В обоснование исковых требований ИП сослался на ст.304, 305 ГК РФ, ст.36 Земельного кодекса РФ, и правовую позицию, изложенную в абзаце 4 пункта 52 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление N 10/N 22).
А также привел следующие доводы:
— спорное сооружение не может относиться к недвижимым вещам, поскольку не имеет самостоятельного значения, играет вспомогательную роль, препятствует истцу в осуществлении им права собственности на земельные участки;
— наличие зарегистрированного права собственности на спорное сооружение как объект недвижимости не имеет значения, поскольку объект не обладает признаками недвижимости;
— наличие зарегистрированного права собственности на спорный объект нарушает права истца как собственника земельного участка, поскольку незаконно накладывает обременение на участок, ограничивает свободу распоряжения участком;
— собственник земельного участка согласно ст.304 ГК РФ может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Таковым устранением нарушения права будет являться признание отсутствующим зарегистрированного права собственности на спорное сооружение, исключение соответствующей записи из ЕГРП.

Позиция ответчика

Ответчик, возражая против удовлетворения требований истца, привел следующие аргументы:
— право собственности на сооружение прошло государственную регистрацию и объект зарегистрирован именно как недвижимое имущество, а истцом не указаны факты нарушений действующего законодательства органами техинвентаризации, УФРС по НСО при подготовке документов и регистрации права собственности ответчика на объект капитального строительства, а также не представлены доказательства, обосновывающие доводы истца;
— данный объект построен в 1962 году, принадлежал Российской Федерации, ответчику сооружение было передано на праве хозяйственного ведения, в дальнейшем перешло в его собственность в процессе приватизации и было включено в качестве недвижимого имущества в план приватизации;
— земельные участки истца расположены непосредственно под сооружением, которое полностью занимает их;
— функциональное предназначение сооружения — проезд автомобильного транспорта, специально оборудованные места для прохода людей, предзаводская площадка для стоянки/парковки автомобилей.
Данное сооружение включает в себя автодороги, посредством которых возможно подъехать к зданию заводоуправления, несколько тротуаров — места для прохода пешеходов. При начале строительных работ истцом Ответчик — АО было лишено двух автодорог, и всех мест прохода сотрудников и посетителей, что создало затруднения для проезда автотранспорта, и повлекло большое количество жалоб граждан, связанных с невозможностью прохода к зданию.
При этом ответчик сослался, в частности на:
— статью 3 Федерального закона от 08.11.2007 N 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», в которой раскрывается понятие автомобильной дороги и элементов благоустройства, и указано, что такие объекты могут находиться в частной собственности. Сооружение полностью подходит под приведенные в легальных определениях критерии;
— на пункт 1 статьи 130 ГК РФ, согласно которому к недвижимым вещам относятся все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе и сооружения. Сооружение относится к таким вещам, поскольку его перемещение без ущерба для сооружения невозможно. Автомобильная дорога, тротуары являются сложным сооружением, и обладают признаками недвижимого имущества, указанным в статье 130 ГК РФ: неразрывная связь с землей, невозможность, перемещения объекта без несоразмерного ущерба его назначению.

Позиция суда первой инстанции

Исковые требования удовлетворены

Суд первой инстанции, удовлетворяя иск, указал, в частности, на:

В прошлом месяце исполнилось восемь лет одному из самых важных документов в области защиты вещных прав — совместному постановлению Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее также – Постановление № 10/22). Одно из достижений этого документа — закрепление иска о признании права отсутствующим. Порою он оказывается незаменимым инструментом защиты прав. В этом обзоре представлены наиболее значимые решения Верховного Суда (ВС) за последние два года, демонстрирующие, как высшая инстанция развивает правила, касающиеся иска о признании права отсутствующим.

Введение

Иск о признании права отсутствующим можно подать, если запись в ЕГРП нарушает право истца и это право не получится защитить путем признания права или истребования из чужого незаконного владения (абз. 4 п. 52 Постановления № 10/22). Для того чтобы подать такой иск, нужно, чтобы истец не утратил фактическое владение недвижимостью и у него было вещное право на нее.

Последняя практика ВС, включенная в обзор, демонстрирует стремление отойти от узкого понимания сферы применения этого иска. Например, ВС позволяет предъявлять его лицу, имеющему право на приватизацию недвижимости или право аренды.

1. Иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными

Определение ВС РФ от 05.03.2018 № 308-ЭС17-15547 по делу № А32-7948/2016

Обществу на праве собственности принадлежала часть подвального помещения площадью 108 кв. м. Вторая часть была передана Предприятию на праве оперативного управления. Но при передаче была допущена ошибка: вместо площади 110,9 кв. м была указана площадь 216 кв. м (почти весь подвал).

Ссылаясь на свое зарегистрированное право хозяйственного ведения, Предприятие потребовало от Общества вернуть вторую часть подвала (108 кв. м). Суды это требование удовлетворили. Общество попыталось добиться признания права собственности на свою часть подвала, но суды отказали. Тогда Общество подало иск о признании отсутствующим зарегистрированного права ответчика на свою часть подвала.

Первая инстанция и апелляция решили, что иск о признании права собственности отсутствующим является единственным способом восстановления и защиты права Общества, и удовлетворили заявленные требования. Кассация отказала и сослалась на нарушение судами принципа правовой определенности: они не учли вступившее в законную силу решение по делу об истребовании спорных помещений у Общества.

ВС РФ постановление кассации отменил и удовлетворил иск общества, признав зарегистрированное право ответчика отсутствующим. Из этого определения можно сделать два важных для практики вывода. Во-первых, иск о признании права отсутствующим могут подавать и те правообладатели, чьи права на недвижимость возникли до введения системы регистрации и, соответственно, отсутствуют в реестре. Право истца в данном деле не было зарегистрировано, так как он выкупил помещения до 1998 года.

Во-вторых, иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными. Истец в этом споре ранее потерпел неудачу в двух делах: когда пытался оспорить решение об истребовании у него помещения и когда пытался добиться признания права на него.

2. Лицо, имеющее исключительное право на приватизацию участка, может добиваться признания отсутствующим зарегистрированного права на него

Определение ВС РФ от 27.06.2017 № 310-КГ17-2466 по делу № А08-7941/2015

Признание права отсутствующим носит исключительный характер. Но при определенных фактических обстоятельствах такой иск является не только верным, но и единственно возможным способом защиты нарушенного права. Например, так произошло в следующем деле, рассмотренном экономической коллегией ВС. Оно, помимо прочего, показывает, что предъявить такое требование могут и лица, имеющие исключительное право на приобретение спорного объекта в собственность.

Предприниматели Ш. и М. — сособственники нежилого помещения. На основании распоряжения администрации М. зарегистрировала право собственности на весь участок под объектом, включая часть, которую могла приватизировать Ш. В связи с этим Ш. потребовала признать отсутствующим право М. на весь участок.

Суды посчитали, что Ш. выбрала неверный способ защиты нарушенного права. Поскольку право собственности на спорный участок зарегистрировано только собственником М., то формально отсутствует конкурирующая запись о праве собственности иного лица на данный земельный участок. Также суды указали, что Ш. вправе оспорить сделку по приватизации в отношении части участка, занятой ее объектом недвижимости, либо предъявить иск об установлении (признании) на участок права общей долевой собственности.

Экономическая коллегия ВС не согласилась с нижестоящими судами и отправила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. В своем определении судьи решили два важных вопроса.

1. Кто может предъявлять иск о признании права отсутствующим? В данном случае истец не обладал еще правом на участок. Но у него было исключительное право на его приватизацию как у собственника расположенной на участке недвижимости. Исключительность этого права означает, что иные лица не могут приватизировать тот же участок, даже в том случае, если у них есть право на приватизацию его части.

2. Почему иск о признании права отсутствующим является в данном случае единственным доступным способом защиты? Ситуации, подобные той, что разобрана в этом деле, встречались и ранее. Когда один из сособственников недвижимости приватизирует весь участок под ней, ВАС позволил другим сособственникам защищать свои права путем оспаривания сделки о приватизации либо установления права общей долевой собственности.

Однако в данном случае такое требование нельзя было предъявить, поскольку ответчик нарушил порядок приватизации и не заключил договор о выкупе. Единственным основанием для регистрации права собственности послужило распоряжение главы администрации. Иными словами, приватизация так и не состоялась и запись в реестре была совершена по ошибке.

Следовательно, с учетом того, что в силу нарушения норм о приватизации на стороне предпринимателя М. право собственности попросту не возникло, то и предприниматель Ш. не может заявить иск об установлении права общей долевой собственности на земельный участок. Не говоря уже об оспаривании сделки по приватизации, которая просто не заключалась.

Таким образом, коллегия ВС по экономическим спорам отошла от исключительно формального, ограничительного подхода к толкованию п. 52 Постановления № 10/22 и условий его применения, которого придерживались нижестоящие суды. Так как при новом рассмотрении суды удовлетворили заявленные требования, можно утверждать, что подход ВС был успешно воспринят.

3. Арендатор может требовать признания отсутствующим права на объект, расположенный на арендуемом участке

Определение ВС РФ от 16.02.2017 № 310-ЭС16-14116 по делу № А35-8054/2015

Муниципальное образование передало в аренду предпринимателю земельный участок. Он был предоставлен под строительство объекта недвижимости (пристройки) к торговому зданию. Однако впоследствии муниципалитет зарегистрировал свое право собственности на гараж, расположенный на арендуемом участке.

Предприниматель обратился в суд с иском, требуя признать право собственности муниципалитета на гараж отсутствующим. Предприниматель указывал, что зарегистрированное право муниципалитета нарушает его права как арендатора и делает невозможным строительство. При этом предприниматель ссылался на то, что гараж по своим техническим характеристикам не является объектом недвижимости.

Все три инстанции отказали предпринимателю, указав, что исходя из логики п. 52 Постановления Пленума № 10/22 правом на иск о признании права отсутствующим обладает только владеющий собственник недвижимости, чье право собственности зарегистрировано. В данном случае требования заявлены арендатором, который не может оспорить титул собственника имущества, если только арендатор не считает такое имущество своим. Вместе с тем арендатором требования о правах на спорное сооружение не заявлено. При таких обстоятельствах суды трех инстанций посчитали, что арендатором избран ненадлежащий способ защиты права.

Этот подход сложно считать обоснованным. Требование о признании отсутствующим права является негаторным (п. 7 постановления Пленума ВС РФ № 42 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности»). В таком случае логично, что арендатор как лицо, владеющее на законных основаниях земельным участком, на основании ст. 304, 305 ГК РФ получает защиту от собственника и иных третьих лиц, в случае доказанности наличия препятствий, чинимых ему собственником в пользовании земельным участком в соответствии с целями, предусмотренными договором.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения нижестоящих судов. По мнению тройки судей, нарушенное право арендатора на строительство подлежит восстановлению исключением из ЕГРН записи о праве собственности ответчика на несуществующий в качестве недвижимой вещи объект, а избранный истцом способ защиты является в данном случае надлежащим.

Стоит отметить, что эта позиция ВС РФ не является новой. Ранее похожий подход содержался в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153, а также в определении ВС РФ от 07.04.2016 № 310-ЭС15-16638 по делу № А35-8277/2014. Тем не менее надеемся, что этот подход будет способствовать формированию эффективного механизма защиты прав арендаторов земельных участков от нарушений со стороны владельцев участков и третьих лиц.

4. Собственник здания, претендующий на приватизацию участка под ним, не может оспаривать права собственников соседних зданий, так как он не имеет права на приватизацию участка под ними

Определение ВС РФ от 25.05.2017 № 308-ЭС16-20201 по делу № А53-31673/2015

Тот, кто имеет право приватизировать участок, может оспаривать незаконную регистрацию прав на него. Однако возможность предъявить такой иск ограничивается пределами того участка, который истец может приватизировать. Так решил ВС в этом деле, разбирая спор между двумя собственниками зданий на государственной земле.

Истец, предприниматель П., приобрела здание с офисами, неподалеку от которого находился склад, принадлежащий ответчику, предпринимателю Х. Кадастровый инженер по заказу истца сформировал участок, который она намеревалась приватизировать как собственница здания. Однако, как выяснилось, на участке находился также склад Х. В связи с этим администрация города отказала П. в выкупе участка.

П. заявила требование о признании права собственности Х. на склад отсутствующим. Основные доводы иска — это то, что склад нельзя считать недвижимостью и что регистрация права собственности на склад нарушает исключительное право истца на приватизацию ее участка.

С этими доводами согласились три инстанции. При оценке степени «недвижимости» склада они опирались на заключение, представленное истцом. Выводы судов соответствовали подходу ВС, который, как отмечено выше, признает право на предъявление подобных исков за лицами, имеющими исключительное право на приватизацию участка. Однако суды не учли ограничения этого права, в связи с чем ВС отменил их решения по жалобе ответчика.

Экономическая коллегия ВС, рассматривавшая дело, отметила, что факт формирования по заявлению истца земельного участка под приватизацию не свидетельствует о том, что весь участок, на котором находятся приобретенные в собственность истцом нежилые помещения и спорный склад, необходим для эксплуатации объекта недвижимости, принадлежащего предпринимателю П.

Спорный склад расположен на государственном земельном участке более 20 лет, ранее находился в государственной собственности, публичный собственник участка не высказывал возражений против нахождения этого объекта на участке, а его наличие не являлось препятствием для эксплуатации офисного здания истца.

Предпринимателю П. при приобретении нежилых помещений было известно о нахождении на земельном участке склада, данный объект на момент составления плана приватизации и на момент приобретения его предпринимателем Х. был учтен как объект недвижимости и по техническому паспорту имеет бетонный фундамент и металлические стены.

Поэтому, по мнению ВС, нет оснований считать, что государственной регистрацией права собственности ответчика на спорный объект нарушены законные права истца и он вправе требовать признания отсутствующим зарегистрированного права собственности ответчика на спорный объект.

Таким образом, суд четко обозначил ряд ключевых аргументов и обстоятельств, повлиявших на итоговый судебный акт.

Так, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ хоть и не напрямую, но указала на необходимость изучения характера отношения собственника участка к существованию спорного объекта на его участке в случаях, когда право на такой объект оспаривается не собственником, а другими лицами.

В этом аспекте анализируемый судебный акт можно считать идейным продолжателем принципа должной осмотрительности приобретателя земельного участка, на необходимость следования которому уже неоднократно указывал ВС РФ. Кроме того, коллегия подчеркнула исключительный характер иска о признании права отсутствующим как способа защиты нарушенного права и уточнила пределы права на предъявление этого иска со стороны лиц, имеющих исключительное право на приватизацию земельного участка.

Лицо, полагающее свои права нарушенными, может избрать любой из перечисленных в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации способов защиты права, а также использовать иной способ защиты права.
В соответствии с абзацем третьим пункта 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим.
Таким образом, предъявление иска о признании права отсутствующим допускается в тех случаях, когда возможность защиты нарушенного права иными средствами путем предъявления негаторного, виндикационного и иных исков исчерпана.
Кроме того, возможность обращения с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим предоставлена лицу, которое в соответствии с данными ЕГРП является не только собственником спорного имущества, но и одновременно является лицом, владеющим этим имуществом.
С учетом изложенного исковое требование Литвиненко Г.И. о признании отсутствующим права собственности Ковтуненко А.Р. на спорный земельный участок подлежало удовлетворению в случае установления того, что Литвиненко Г.И. в соответствии с данными ЕГРП является собственником земельного участка и этот земельный участок находится в его владении. Суд не учел, что в отсутствие доказательств владения истцом спорным земельным участком его право могло быть защищено только путем предъявления иска об истребовании данного имущества из чужого незаконного владения.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №18-КГ17-238

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 12 декабря 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Горшкова В.В., судей Гетман Е.С. и Марьина АН. рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Литвиненко Г.И. к Ковтуненко А.Р. и Ковтуненко Р.В. о признании права собственности на земельный участок отсутствующим по кассационной жалобе Ковтуненко А.Р. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 31 января 2017 г. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Гетман Е.С, объяснения представителя Ковтуненко А.Р. и Ковтуненко Р.В. — Полухина А.В. по доверенности, поддержавшего доводы кассационной жалобы, Литвиненко Г.И., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
Литвиненко Г.И. обратился в суд с иском к Ковтуненко А.Р., Ковтуненко Р.В. о признании отсутствующим права собственности Ковтуненко А.Р. на земельный участок, расположенный по адресу: …, с кадастровым номером…
В обоснование исковых требований Литвиненко Г.И. указал на то, что он и Ковтуненко А.Р. являются собственниками одного и того же земельного участка ввиду его двойного предоставления в собственность граждан.
Решением Прикубанского районного суда г. Краснодара от 22 сентября 2016 г. в удовлетворении иска отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 31 января 2017 г. отменено решение суда первой инстанции, по делу принято новое решение об удовлетворении иска.
Суд признал отсутствующим право собственности Ковтуненко А.Р. на земельный участок площадью 919 кв.м с кадастровым номером (категория земель: земли населенных пунктов – для индивидуального жилищного строительства), расположенный на…, в Прикубанском внутригородском округе г. , зарегистрированное в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 2 октября 2013 г., номер регистрации ….
Ковтуненко А.Р. подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 31 января 2017 г., как незаконного, и оставлении в силе решения Прикубанского районного суда г. Краснодара от 22 сентября 2016 г.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 15 ноября 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные законом основания для удовлетворения кассационной жалобы.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
При рассмотрении данного дела существенное нарушение норм материального и процессуального права допущено судом апелляционной инстанции.
Судом установлено и следует из материалов дела, что Литвиненко Г.И. является собственником земельного участка площадью 800 кв.м, расположенного по адресу: .., на основании договора купли-продажи от 31 августа 1995 г. (л.д. 52).
5 октября 1995 г. Литвиненко Г.И. выдано свидетельство на право собственности на землю серии , а также план земельного участка по материалам земельного дела № 36-2096 (л.д. 49-51).
3 октября 2014 г. земельный участок внесен в Государственный кадастр недвижимости с кадастровым номером , граница земельного участка не установлена в соответствии с требованиями земельного законодательства (л.д. 53).
4 декабря 2014 г. право собственности Литвиненко Г.И. на земельный участок зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (л.д. 31).
7 апреля 2015 г. МУП «Горкадастрпроект» по заказу Литвиненко Г.И. провел кадастровые работы в связи с уточнением границ и площади земельного участка с кадастровым номером …, расположенного по адресу: , и подготовил межевой план.
Согласно заключению кадастрового инженера земельный участок фактически расположен в границах кадастрового квартала …, образует накладку и пересечение границ с учтенным в Государственном кадастре недвижимости земельным участком с кадастровым номером …, расположенным по адресу: (л.д. 23).
В соответствии с заключением ООО «Компания «Герое» от 20 апреля 2016 г. № 26, составленным по заказу Литвиненко Г.И., в Государственном кадастре недвижимости содержатся сведения о земельном участке с кадастровым номером , расположенном по адресу:…, границы которого не установлены в соответствии с требованиями земельного законодательства, и о земельном участке с кадастровым номером , расположенном по адресу: …, с уточненной площадью и границами.
Возможной причиной наложения границ земельных участков является «двойное» предоставление в собственность граждан земельного участка, расположенного по адресу: (л.д. 15 — 20).
25 февраля 2016 г. приказом Департамента архитектуры и градостроительства администрации муниципального образования город Краснодар № 932-А земельному участку присвоен адрес: … (л.д. 29).
19 апреля 2016 г. Литвиненко Г.И. получил повторное свидетельство о государственной регистрации права собственности на земельный участок с указанием местоположения земельного участка: …(л.д. 30).
Ранее решением Первомайского районного суда г. Краснодара от 6 апреля 2012 г. удовлетворен иск Ковтуненко Р.В. к администрации муниципального образования город Краснодар о признании незаконным отказа администрации от 24 февраля 2012 г. № 5734-26 в предоставлении бесплатно в собственность земельного участка, расположенного по адресу:….
Суд обязал администрацию предоставить Ковтуненко Р.В. бесплатно в собственность указанный земельный участок для индивидуального жилищного строительства, поставить на кадастровый учет указанный земельный участок площадью 918 кв.м в соответствии с градостроительным регламентом (л.д. 9-14).
2 октября 2013 г. право собственности на земельный участок по адресу: …, с кадастровым номером зарегистрировано за Ковтуненко А.Р. на основании договора купли-продажи с Ковтуненко Р.В. от 26 сентября 2013 г. (л.д. 28).
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции посчитал, что земельные участки находятся в разных кадастровых кварталах, права собственности истца и ответчика зарегистрированы на разные земельные участки, а потому требования истца, основанные на совпадении адресов земельных участков, подлежат отклонению.
Суд апелляционной инстанции не согласился с решением суда первой инстанции и удовлетворил исковые требования.
С апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 31 января 2017 г. согласиться нельзя по следующим основаниям.
Лицо, полагающее свои права нарушенными, может избрать любой из перечисленных в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации способов защиты права, а также использовать иной способ защиты права.
В соответствии с абзацем третьим пункта 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим.
Таким образом, предъявление иска о признании права отсутствующим допускается в тех случаях, когда возможность защиты нарушенного права иными средствами путем предъявления негаторного, виндикационного и иных исков исчерпана.
Кроме того, возможность обращения с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим предоставлена лицу, которое в соответствии с данными ЕГРП является не только собственником спорного имущества, но и одновременно является лицом, владеющим этим имуществом.
С учетом изложенного исковое требование Литвиненко Г.И. о признании отсутствующим права собственности Ковтуненко А.Р. на спорный земельный участок подлежало удовлетворению в случае установления того, что Литвиненко Г.И. в соответствии с данными ЕГРП является собственником земельного участка и этот земельный участок находится в его владении.
В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
В соответствии с частью 4 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.
Согласно части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.
Между тем в нарушение указанных статей Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции обстоятельства, связанные с тем, владел ли спорным земельным участком Литвиненко Г.И., когда и по какой причине могло прекратиться такое владение, не устанавливал.
В то же время представитель Ковтуненко А.Р. и Ковтуненко Р.В. утверждал, что земельный участок по адресу: …, находится во владении Ковтуненко А.Р.
При таких обстоятельствах вынесенное апелляционное определение нельзя признать отвечающим требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Суд не учел, что в отсутствие доказательств владения истцом спорным земельным участком его право могло быть защищено только путем предъявления иска об истребовании данного имущества из чужого незаконного владения.
Такое требование, как это следует из искового заявления Литвиненко Г.И., также было им заявлено. Однако в нарушение положений статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ни суд первой инстанции, ни суд апелляционной инстанции не высказали своего суждения относительно правомерности заявленного требования.
Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможна защита охраняемых законом интересов Ковтуненко А.Р.
В целях соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 31 января 2017 г. отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 31 января 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Требовать признания права отсутствующим можно в том случае, если другие способы защиты исчерпаны. Но суды не должны необоснованно отказывать в применении этого права, подчеркнул Верховный суд в одном из дел. Там у здания было несколько владельцев, а право собственности на участок (в обход закона) зарегистрировал один из них. Другой собственник потребовал признать это право отсутствующим, но три инстанции ему отказали. Их поправил ВС.

Как защитить права в случае, если у здания несколько владельцев, но землю под ним незаконно зарегистрировал лишь один из них? В такую ситуацию попала Светлана Шаполова, которая вместе с Татьяной Мишиной много лет владела помещениями в поселковом магазине в Белгородской области. Участок под ним находился в муниципальной собственности, а в 2015 году Мишина оформила право собственности на землю под магазином за собой единолично. Как ей это удалось – непонятно, поскольку единственным основанием для регистрации было некое распоряжение главы администрации поселкового округа 2000 года (договора купли-продажи не было, как и доказательств оплаты участка). Шаполова попросила чиновников оформить участок в общую долевую собственность, но они потребовали заявление от всех собственников.

Предпринимательница обратилась в суд и потребовала признать право Мишиной на землю отсутствующим (А08-7941/2015). Но три суда согласились, что она выбрала неверный способ защиты – лучше было бы, например, оспорить сделку или добиваться признания общей долевой собственности. Шаполова с этим не согласилась и пожаловалась в Верховный суд. Он отправил дело на новое рассмотрение и объяснил, в чем были неправы нижестоящие инстанции:

Если права одного из собственников здания на землю под ним нарушены, он действительно может подать иск о признании общей долевой собственности на участок. Но это можно сделать лишь тогда, когда другое лицо приватизировало участок на законных основаниях. Если их не было – признать право общей долевой собственности всех владельцев нельзя – Верховный суд.

Кроме того, ВС опроверг суждение Арбитражного суда Центрального округа о том, что Шаполовой надо сначала сформировать земельный участок, а потом заявлять в отношении него иск. Ведь наличие записи о праве собственности Мишиной в едином госреестре недвижимости мешает Шаполовой реализовать право на приватизацию. С такими указаниями ВС отправил дело на пересмотр.

Когда применяется исключительный способ защиты права

Основная проблема иска о признании права отсутствующим в том, что надо доказать невозможность других способов защиты, отмечает старший юрист DS Law Татьяна Воронина. Но исключительность такого метода не значит, что суды должны ограничивать его применение в спорах между собственниками де-юре и де-факто. Такой позиции последовательно придерживается Верховный суд, говорит управляющий партнер «Содружества земельных юристов” Денис Литвинов.

«Если право собственности зарегистрировано незаконно, наиболее логично и правильно добиваться признания его отсутствующим», – точку зрения ВС разделяет Сергей Попов, руководитель практики «Недвижимость. Земля. Строительство» адвокатского бюро КИАП. А по мнению Ворониной, разъяснения ВС по делу Шаполовой пригодятся для случаев, когда Росреестр провел регистрацию с нарушениями, но оспорить сделку или применить виндикацию нельзя.

Литвинов напоминает об определении 4-КГ16-70, которое гражданская коллегия ВС вынесла в феврале 2017 года. В нем рассказывается, на какие обстоятельства надо обратить внимание в аналогичных делах:

  • истец должен обосновать, что фактически владеет участком, право на который зарегистрировано за другим лицом;

  • надо выяснить, законно ли зарегистрированы права на землю;

  • необходимо установить всех фактических владельцев спорного участка, если право на него неправомерно зарегистрировал лишь один сособственник;

  • нужно установить точные границы и площадь участка, который необходим для эксплуатации объекта недвижимости.

При определенном подходе разъяснения ВС могут привести к слишком широкому применению такого способа защиты, как признание права отсутствующим, полагает юрист «Ильяшева и партнеров” Иван Стасюк. По его мнению, истица была недовольна тем, что ответчица приобрела участок в единоличную собственность, то есть, по сути, Шаполова оспаривала сделку по передаче земли. В отношении такого требования действуют правила исковой давности, а вот иск о признании права отсутствующим не «задавнивается”, обращает внимание Стасюк.

В письме от 06.06.2016 № 03-05-06-03/32509 Минфин России рассказал, как определяется размер госпошлины при подаче в суд общей юрисдикции искового заявления о признании права собственности на недвижимое имущество.

Исковое заявление о признании права собственности на недвижимое имущество относится к искам имущественного характера, подлежащим оценке. Согласно п. 9 ч. 1 ст. 91 ГПК РФ по искам о праве собственности на объект недвижимого имущества цена иска определяется исходя из стоимости объекта. При этом она не должна быть ниже инвентаризационной оценки объекта или при отсутствии ее — не ниже оценки стоимости объекта по договору страхования, на объект недвижимого имущества, принадлежащий организации, или не ниже балансовой оценки объекта.

По исковым заявлениям имущественного характера, подлежащим оценке, размер государственной пошлины рассчитывается в процентном соотношении от цены иска (подп. 1 п. 1 ст. 333.19 НК РФ).

Таким образом, при подаче в суды общей юрисдикции исковых заявлений, содержащих требования о признании права собственности на недвижимое имущество, связанного с последующей регистрацией этого права, должна уплачиваться государственная пошлина в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 333.19 НК РФ в зависимости от стоимости имущества, как при подаче искового заявления имущественного характера, подлежащего оценке.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх