Продажа муниципального имущества

Особенности распоряжения имуществом, находящимся в хозяйственном ведении и оперативном управлении: теория и судебная практика

УДК 342.922:347.2/3

Страницы в журнале: 39-46

И.Ю. Синдеева,

кандидат юридических наук, доцент кафедры правового обеспечения экономики и финансов Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Россия, Москва sindeeva@migsu.ru

Е.В. Черникова,

доктор юридических наук, кандидат экономических наук, зав. кафедрой правового обеспечения экономики и финансов Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Россия, Москва ec8064@mail.ru

Рассматривается правовая природа сделок с государственным и муниципальным имуществом, переданным в хозяйственное ведение и оперативное управление государственным и муниципальным предприятиям и учреждениям, а также практика прекращения права хозяйственного ведения, оперативного управления таким имуществом. Анализируется судебная практика по делам из отношений между собственником государственного и муниципального имущества и государственными и муниципальными предприятиями и учреждениями о праве хозяйственного ведения и оперативного управления. Предлагаются меры по предотвращению нарушений права государственной и муниципальной собственности и его защите.

Ключевые слова: хозяйственное ведение, оперативное управление, государственная и муниципальная собственность, приватизация, государственные и муниципальные предприятия и учреждения, продажа государственного и муниципального имущества.

Несмотря на давность законодательного закрепления права оперативного управления и права хозяйственного ведения и длительный срок применения этих прав, в правоприменительной практике существуют споры, связанные с защитой данных прав и права публичной собственности. Представляется, что особое практическое значение имеет правильное применение норм о прекращении этих прав, и прежде всего норм о порядке отчуждения недвижимого имущества, закрепленного за государственными и муниципальными предприятиями на праве хозяйственного ведения.

Согласно ст. 295 Гражданского кодекса РФ собственник имущества, переданного в хозяйственное ведение предприятию, решает вопросы создания предприятия, определения предмета и целей его деятельности, реорганизации и ликвидации предприятия, назначает руководителя предприятия, осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью переданного предприятию имущества. Предприятие не вправе продавать, сдавать в аренду, отдавать в залог недвижимое имущество, принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения, или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника.

В соответствии со статьями 296—298 ГК РФ собственник имущества, переданного в оперативное управление учреждению и казенному предприятию, вправе изъять излишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество. Казенное учреждение вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом лишь с согласия собственника этого имущества. Автономное учреждение без согласия собственника не вправе распоряжаться недвижимым имуществом и особо ценным движимым имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным на средства, выделенные ему собственником на эти цели. Бюджетное учреждение без согласия собственника не вправе распоряжаться особо ценным движимым имуществом, закрепленным за ним собственником. Казенное учреждение не вправе распоряжаться имуществом без согласия его собственника.

В соответствии со ст. 299 ГК РФ право хозяйственного ведения и право оперативного управления имуществом возникает у унитарного предприятия или учреждения с момента передачи имущества, если иное не установлено правовыми актами или решением собственника. Прекращаются эти права по основаниям и в порядке, предусмотренном законом и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случае правомерного изъятия имущества у предприятия или учреждения по решению собственника.

Казалось бы, законодатель с предельной ясностью определил содержание права хозяйственного ведения и права оперативного управления, в частности основания прекращения этих прав. Однако лаконичными правовыми нормами урегулировать сложные отношения безошибочно удается не всегда. Чтобы ответить на вопросы о правомерности отчуждения имущества, закрепленного за унитарным предприятием или учреждением, следует вспомнить этапы формирования законодательства о праве хозяйственного ведения и оперативного управления и применения этих прав.

Законодательное понятие права оперативного управления появилось в Основах гражданского законодательства СССР 1961 года, затем — в ГК РСФСР 1964 года. В соответствии со ст. 94 ГК РСФСР государственное имущество, закрепленное за государственными организациями, состоит в оперативном управлении этих организаций, осуществляющих в пределах, установленных законом, в соответствии с целями их деятельности, плановыми заданиями и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения имуществом. Тогда, видимо, не было нужды в раскрытии сущности оперативного управления: организация самостоятельно распоряжаться государственным имуществом не могла ни при каких обстоятельствах.

Термины «хозяйственное использование» и «бесхозяйное имущество» появились в правовых актах гораздо раньше, например, они используются в декрете ВЦИК, СНК РСФСР от 07.01.1924 «Об учете и охране памятников искусства, старины и природы».

Впоследствии законодатель уточнил содержание понятие оперативного управления в ст. 26 Закона СССР от 06.03.1990 № 1305-1 «О собственности в СССР» (далее — Закон о собственности в СССР). Имущество, являющееся государственной собственностью и закрепленное собственниками за государственным учреждением (организацией), состоящим на государственном бюджете, находится в оперативном управлении этого учреждения (организации). Государственные учреждения могут самостоятельно распоряжаться только доходами от своей деятельности и имуществом, приобретенным за счет этих доходов.

В Законе о собственности в СССР формулируется понятие права полного хозяйственного ведения. Государственное предприятие, осуществляя право полного хозяйственного ведения своим имуществом, владеет, пользуется и распоряжается указанным имуществом и по своему усмотрению совершает в отношении этого имущества любые действия, не противоречащие закону. Государственные органы, уполномоченные управлять государственным имуществом, лишь осуществляют контроль за эффективностью использования и сохранностью государственного имущества (ст. 24 Закона о собственности в СССР). Данная норма позволяла предприятию самостоятельно распоряжаться государственным имуществом. Что собой представлял в этом случае контроль государственных органов за сохранностью имущества, сказать трудно, но это была уже новая страница нашей истории. Общество, государство и право претерпевали коренные изменения.

Статья 5 Закона РСФСР от 24.12.1990 № 443-1 «О собственности в РСФСР» относит права полного хозяйственного ведения и оперативного управления к вещным правам.

Таким образом, сущность этих прав изменялась вместе со всем законодательством, государством и обществом, пережившими в конце прошлого века глобальные перемены.

Положения ГК РФ о праве хозяйственного ведения и праве оперативного управления, отнесенных к категории вещных прав, получили дальнейшее развитие в федеральных законах от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», от 03.11.2006 № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях».

В 1990-е годы было распространено мнение об отмирании права хозяйственного ведения и права оперативного управления, поскольку их аналогов нет в других странах, и эти права на самом деле не являются вещными правами, а представляют собой наследие социалистической экономики. Е.А. Суханов справедливо отмечает, что право оперативного управления в 60-е годы ХХ века законодатель не относил к вещным правам не только по причине отсутствия в то время категории «вещные права», но и в связи с тем, что «в действительности ни право оперативного управления, ни его последующий аналог в виде “права хозяйственного ведения” не являются вещными правами в классическом понимании этого термина. Они не обеспечивают экономически необходимое участие одного лица в праве собственности на недвижимость другого лица, а представляют собой правовую форму реализации государственной собственности в условиях плановой экономики» . Теперь все чаще и ученые, и суды называют данные права ограниченными вещными правами .

Безусловно, право хозяйственного ведения и право оперативного управления занимают особое место и в теории гражданского права, и в практике, как, впрочем, и само право публичной собственности, регулируемое не только гражданскими, но и административными нормами права. Государственным и муниципальным предприятиям и учреждениям для выполнения своих функций передаются ценнейшие государственные объекты: федеральные энергетические системы, территории государственных природных заповедников, музейные предметы и музейные коллекции, при этом вопрос о порядке распоряжения этим имуществом стоит по-прежнему остро.

Ситуация с распоряжением имуществом, переданным в оперативное управление, представляется более или менее понятной. Казенные предприятия и учреждения распоряжаться недвижимым имуществом без согласия собственника не могут, собственник вправе изъять у казенного предприятия или учреждения излишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество. Бюджетное учреждение не вправе даже произвести перепланировку переданного ему нежилого помещения .

Однако значительное количество споров по-прежнему возникает по поводу распоряжения недвижимым имуществом, переданным в оперативное управление учреждению.

Наибольший интерес представляют дела с участием образовательных учреждений. Следует отметить, что в отношении образовательных учреждений действует особый режим распоряжения имуществом, переданным в оперативное управление. Кроме того, менялось законодательство об образовании: 1 сентября 2013 г. Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» сменил Закон РФ от 10.07.1992 № 3267-1 «Об образовании». В соответствии с п. 5.5.1 Положения о Министерстве образования и науки РФ (утв. постановлением Правительства РФ от 15.05.2010 № 337 «О Министерстве образования и науки Российской Федерации», далее — Положение о Минобрнауки России) Минобрнауки России осуществляет полномочия собственника в отношении федерального имущества, переданного подведомственным учреждениям и предприятиям. Вместе с тем территориальные управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом, департаменты имущества городов, областей распоряжаются имуществом, переданным в оперативное управление образовательному учреждению, например изымают имущество, без согласия Минобрнауки России. Суды признают такие действия незаконными .

Представляется, что нет четкого разграничения полномочий собственника между Росимуществом и Минобрнауки России в отношении имущества, переданного в оперативное управление образовательному учреждению. Приняты судебные акты, указывающие на право Росимущества распоряжаться государственным имуществом, переданным образовательному учреждению . Видимо, следует более ясно определить, какой орган должен изымать имущество у образовательного учреждения, а какой — только давать согласие на такое изъятие. Если полномочия собственника в отношении федерального имущества, переданного образовательному учреждению, согласно Положению о Минобрнауки России возлагаются на Минобрнауки России, логично, чтобы именно Минобрнауки России, а не Росимущество, определяло целесообразность дальнейшего использования имущества образовательным учреждением, его изъятия, передачи другому образовательному учреждению, в случае необходимости самостоятельно изымало это имущество у учреждения и несло за это ответственность.

Не простой представляется и процедура передачи имущества, находящегося в оперативном управлении образовательного учреждения, в аренду. Во-первых, она различна для разных видов образовательных учреждений, есть особенности в соблюдении требований проведения торгов, на основании результатов которых заключается договор. Во-вторых, и в ранее действовавшем законе об образовании, и сейчас не получил однозначного разрешения вопрос: обязано ли образовательное учреждение во всех случаях получать согласие собственника имущества на сдачу в аренду помещения? Исходя из смысла норм законов об оперативном управлении, о государственном и муниципальном имуществе, согласие собственника на проведение торгов требуется и при сдаче в аренду недвижимого имущества образовательным учреждением.

Но есть весьма аргументированные судебные акты, толкующие закон иначе: согласие собственника имущества на сдачу в аренду этого имущества образовательным учреждением требуется не всегда . Вопрос, может ли собственник недвижимого имущества, переданного в оперативное управление учреждению, самостоятельно сдать в аренду это имущество, не изымая имущество из оперативного управления учреждения, уведомив об этом учреждение, остается спорным. Не случайно в тексте Примерного договора аренды нежилого помещения, закрепленного на праве оперативного управления за государственным учреждением города Москвы (приложение к постановлению Правительства Москвы от 29.01.2008 № 76-ПП «О порядке использования государственными учреждениями недвижимого имущества, переданного им в оперативное управление» (ныне не действует)), арендодателем являются сразу два лица: Департамент городского имущества города Москвы (либо его территориальное агентство) и государственное учреждение города Москвы; получателем арендной платы по договору аренды значится Департамент финансов города Москвы. Возможно, это оптимальное решение в споре о полномочиях на передачу в аренду недвижимого имущества собственника имущества и учреждения, которому это имущество передано в оперативное управление.

Отношения по поводу отчуждения имущества, переданного в хозяйственное ведение предприятию, а также изъятия имущества его собственником у предприятия еще сложнее.

Согласие собственника недвижимого имущества, переданного в хозяйственное ведение унитарному предприятию, на распоряжение предприятием этим имуществом обязательно. Однако возникают споры об отнесении объекта, переданного в хозяйственное ведение предприятию, к недвижимому имуществу, и споры по поводу толкования статей 294, 295 ГК РФ о правах собственника имущества и правах предприятия, которому это имущество передано в хозяйственное ведение. Так, Арбитражный суд Северо-Западного округа указал, что предприятие было вправе самостоятельно распоряжаться имуществом, находящимся у него в хозяйственном ведении, в том числе путем предоставления третьим лицам права размещения рекламных конструкций на опорах наружного освещения .

Собственник имущества, переданного предприятию в хозяйственное ведение, не вправе свободно распоряжаться этим имуществом . Более того, такой собственник не вправе свободно распоряжаться им независимо от наличия или отсутствия согласия унитарного предприятия на такое распоряжение , не вправе изъять у предприятия это имущество . Изымать излишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество собственник вправе лишь у казенного предприятия. Однако при таком ограничении прав собственника государственного имущества возникает вопрос: как и кто правомерно может изъять имущество у предприятия во внесудебном порядке, если оно является излишним, используется не по назначению, если возникает необходимость передать это имущество другому унитарному предприятию?

Далеко не во всех случаях возникает необходимость обращения в суд и прохождения через длительные судебные разбирательства. Ведь имущество на этот период может оказаться фактически изъятым из хозяйственного оборота. Целесообразно законодательно урегулировать подобные ситуации более определенным образом. Представляется, что собственник государственного имущества должен обладать правом его изъятия из хозяйственного ведения созданного им предприятия, например в случае ненадлежащего использования предприятием имущества. Такую процедуру необходимо детально проработать. Обоснованное решение собственника об изъятии имущества должно приниматься после проверки деятельности предприятия, при этом следует соблюдать право предприятия на дачу пояснений и возражений и на обжалование такого решения в вышестоящий орган и в судебном порядке.

Особого внимание заслуживают сделки продажи государственными и муниципальными унитарными предприятиями недвижимого имущества, закрепленного за ними на праве хозяйственного ведения. Необходимость согласия собственника на такие сделки с 8 декабря 1994 г. (со дня официального опубликования части первой ГК РФ) сегодня ни у кого сомнения не вызывает. Но возникают иные вопросы. Так, на данные отношения действие законодательства о приватизации не распространяется. Следовательно, при отчуждении таким способом даже весьма ценного государственного и муниципального имущества не требуется проведения торгов, включения объекта в программу приватизации. Достаточно согласия на продажу такого имущества органа государственной власти, местного самоуправления, уполномоченного распоряжаться публичной собственностью, соответствующего управления, департамента, комитета имущества. Такие договоры купли-продажи нередко оспариваются на том основании, что сделки являются притворными, заключены с целью прикрытия договора приватизации; регистрирующие органы часто отказывают в государственной регистрации перехода права собственности.

Сложившаяся по данной категории дел судебная практика свидетельствует, что сделки признаются недействительными в случае слишком поспешной продажи имущества. Встречаются случаи продажи имущества через один—два месяца после государственной регистрации права хозяйственного ведения, когда ясно, что предприятие фактически не вступало во владение имуществом; когда очевидны признаки притворной сделки при наделении предприятия имуществом на праве хозяйственного ведения с целью последующей его продажи в обход законодательства о приватизации; когда государственное, муниципальное унитарное предприятие продает все или значительную часть имущества, которым его наделил собственник, и становится ясно, что после этой продажи предприятие уже не сможет осуществлять уставную деятельность .

В удовлетворении аналогичных исков суды чаще отказывают. Как показывает практика, большинство договоров купли-продажи заключается государственным, муниципальным унитарным предприятием после получения согласия уполномоченного органа и явных признаков притворности сделки не содержит. Однако наличие значительного количества дел данной категории на протяжении ряда лет (с 2007 по 2015 годы) свидетельствует о неоднозначном толковании правовых норм о хозяйственном ведении и о явных нарушениях этих норм. Вероятно, следует законодательно усложнить такую продажу хотя бы обязательностью принятия мотивированного решения собственником имущества и предприятием о продаже имущества с обоснованием целесообразности продажи, заключением специалиста, выводами о том, что данное имущество предприятию не требуется и его можно отчуждать, с указанием срока нахождения имущества у предприятия на праве хозяйственного ведения.

Мнения теоретиков права и практиков относительно обязательности проведения торгов при отчуждении унитарным предприятием имущества, переданного ему в хозяйственное ведение, расходятся. Ведь речь идет о продаже публичной собственности, продаже таких же объектов, которые отчуждаются в соответствии с Федеральным законом от 21.12.2001 № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества». Есть судебные акты, указывающие, что при отчуждении объектов публичной собственности торги всегда обязательны . Но чаще суды занимают противоположную позицию: при продаже унитарным предприятием имущества, переданного ему в хозяйственное ведение, проведение торгов законодательством не предусмотрено .

Антимонопольные органы, напротив, полагают, что при продаже государственного и муниципального имущества торги обязательны во всех случаях в соответствии со ст. 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 178-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции).

О.Б. Копылов, О.Н. Сильманович, обосновывая необходимость проведения торгов при отчуждении предприятием имущества, предлагают внести конкретные изменения в законодательство, чтобы исключить его различное толкование .

Во многом разделяя обоснованную позицию авторов, надо признать, что в соответствии с п. 3 ст. 17.1 Закона о защите конкуренции проведение торгов требуется при заключении договоров аренды, безвозмездного пользования, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного и муниципального имущества, переданного в хозяйственное ведение государственным или муниципальным унитарным предприятиям. Следовательно, при переходе права распоряжения имуществом к покупателю при заключении договора купли-продажи проведения торгов не требуется. В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственник имущества обладает правами пользования, владения и распоряжения имуществом. А в п. 3 ст. 17.1 Закона о защите конкуренции говорится о заключении договоров, предусматривающих переход только прав пользования и владения, а не распоряжения.

Скорее всего, законодатель подразумевал обязательность процедуры торгов при заключении договора, влекущего переход любых прав на государственное и муниципальное имущество. Но на сегодня из буквального прочтения Закона о защите конкуренции и из анализа судебной практики следует вывод об отсутствии обязательного требования о проведении торгов при продаже унитарным предприятием государственного и муниципального имущества. Такое требование к сделке продажи может быть предъявлено только при наличии специального указания на торги в положении, принятом предприятием .

Помимо вышеизложенных возникает множество вопросов о разграничении полномочий в процессе управления публичным имуществом, переданным государственным и муниципальным предприятиям и учреждениям. Например, расходятся мнения судов относительно момента возникновения права оперативного управления и хозяйственного ведения у предприятия и учреждения. Судебные акты содержат положения о том, что право оперативного управления и хозяйственного ведения возникает у предприятия на основании решения собственника о передаче недвижимого имущества в хозяйственное ведение или оперативное управление при наличии самого факта такой передачи вне зависимости от государственной регистрации этого права , и о том, что право оперативного управления и хозяйственного ведения возникает лишь с момента его государственной регистрации .

На протяжении последних лет получила развитие практика передачи имущества государственным и муниципальным предприятиям и учреждениям без заключения договора о передаче государственного и муниципального имущества в оперативное управление и хозяйственное ведение. Считается, что достаточно правового акта — распоряжения или постановления собственника имущества о передаче имущества и акта приема-передачи, так как в законодательстве содержатся положения об оперативном управлении и хозяйственном ведении, и директор предприятия или учреждения и его сотрудники должны их самостоятельно изучить.

Однако это было возможно в социалистическом прошлом, когда государственное имущество находилось в оперативном управлении советских предприятий и учреждений. Сейчас одним только распоряжением урегулировать сложные отношения сторон невозможно. У распоряжений и постановлений, являющихся ненормативными актами, совсем другое назначение, другая форма, другой порядок их отмены и оспаривания. В договорах передачи государственного и муниципального имущества в оперативное управление и хозяйственное ведение должны быть определены правовой режим имущества и момент возникновения права хозяйственного ведения и оперативного управления у унитарного предприятия или учреждения, подробно изложены права и обязанности сторон, меры ответственности за нарушение договора и закона. Ведь при отсутствии договора и представитель собственника имущества, и директор предприятия самостоятельно толкуют право, в то время как в сложнейших вопросах права оперативного управления и хозяйственного ведения опытные юристы и судьи не всегда приходят к единому мнению. Вот и совершаются незаконные действия с государственным и муниципальным имуществом.

Таким образом, признать обоснованной повсеместную практику отказа от договора передачи государственного и муниципального имущества в оперативное управление и хозяйственное ведение вряд ли можно. Тем более что договор передачи государственного и муниципального имущества по правовому смыслу скорее административный, многие его положения являются типовыми. Составление такого договора большой сложности не представляет. Процесс управления и распоряжения государственным и муниципальным имуществом требует знаний, ответственности, неукоснительного соблюдения закона, тщательного оформления документов и прохождения всех необходимых процедур, а не упрощения.

Список литературы

1. Истомин В.Г. Особенности заключения договоров в отношении государственного и муниципального имущества по законодательству о защите конкуренции // Юрист. 2014. № 5.

2. Копылов О.Б., Сильманович О.Н. Отчуждение имущества государственными унитарными предприятиями города Москвы // Нотариус. 2006. № 8.

3. Определение ВАС РФ от 06.03.2014 № ВАС-2012/14 по делу № А40-11855/12 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

4. Определение ВАС РФ от 18.08.2011 № ВАС-10033/11 по делу № А51-16576/2010 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

5. Определение ВАС РФ от 25.07.2007 № 17207/07 по делу № А55-1462/2007 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

6. Определение ВАС РФ от 19.10.2007 № 12615/07 по делу № А55-18862/2006 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

7. Определение ВАС РФ от 17.04.2013 № ВАС-10033/11 по делу № А72-9172/2011 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.10.2014 № Ф03-4703/2014 по делу № А37-2316/2012 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

9. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 03.06.2015 № Ф03-2141/2015 по делу № А51-21621/2014 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

10. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.08.2014 № Ф07-2885/2014 по делу № А56-12067/2013 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

11. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 30.01.2015 № Ф08-1934/2015 по делу № А66-8533/2013 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

12. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19.12.2014 по делу № А32-11452/2013 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

13. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10.04.2015 № Ф08-1934/ 2015 по делу № А63-5169/2013 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

14. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2004 по делу № 09АП-1823/04АК // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

15. Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2014 по делу № А45-19865/2012 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

16. Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 06.05.2015 по делу № А74-6289/2014 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

17. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.07.2012 по делу № А79-6416/2011 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

18. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.06.2006 № Ф04-4139/2006 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

19. Постановление ФАС Московского округа от 29.01.2013 по делу № А40-36541/12-92-338 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

20. Постановление ФАС Поволжского округа от 16.05.2011 по делу № А55-34369/2009 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

21. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.06.2013 по делу № А56-27355/12 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

22. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.04.2014 № Ф07-952/2014 по делу № А56-4939/2013 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

23. Постановление ФАС Уральского округа от 04.04.2012 № Ф09-1699/12 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

24. Постановление ФАС Центрального округа от 24.09.2009 по делу № А09-1732/2009-16 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

25. Постановления ФАС Поволжского округа от 14.07.2009 по делу № А06-6586/2008; от 12.09.2011 по делу № А55-25431/2010 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

26. Постановления ФАС Поволжского округа от 30.04.2008 по делу № А55-16953/2006; от 12.09.2011 по делу № А55-25431/2010; от 02.04.2013 по делу № А55-5565/2011; от 30.01.2014 по делу № А55-9362/2013; от 03.02.2014 по делу № А55-8652/2014; от 10.02.2014 по делу № А55-7962/2013; от 19.02.2014 по делу № А55-7955/2013; от 25.02.2014 по делу № А55-7956/2013 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

27. Постановления ФАС Уральского округа от 23.04.2007 № Ф09-2812/07-С2 по делу № А76-9047/06; от 13.03.2014 № Ф09-661/14 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

28. Суханов Е.А. Понятие и виды ограниченных вещных прав // Вестник Московского университета. Серия 11: Право. 2002. № 11.

29. Суханов Е.А. О понятии и видах вещных прав в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2006. № 12.

30. Томах М.С. Порядок проведения торгов на право заключения договоров, предусматривающих переход прав в отношении государственного и муниципального имущества // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2013. № 3.

31. Шаломенцева Е.Г. Особенности механизма правового регулирования управления и распоряжения муниципальным имуществом, предназначенным для решения вопросов местного значения // Государственная власть и местное самоуправление. 2013. № 3.

32. Янчуркин О.В. Меры прокурорского реагирования на факты нарушений законодательства, регулирующего управление и распоряжение государственной и муниципальной собственностью // Законность. 2014. № 9.

Записи созданы 2145

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх