Программы для свидетелей

СПРАВКА:

По данным ВНИИ МВД, из десяти миллионов свидетелей по уголовным делам около 2,5 миллионов меняли свои показания в ходе судебных заседаний. Они боялись мести. По мнению экспертов, в личной охране нуждаются около пяти тысяч очевидцев. Трети из них после суда необходимо менять не только место жительства, но и внешний вид. Указом президента РФ в сентябре 2008 года в структуре МВД было создано самостоятельное подразделение — управление по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите. Оно занимается охраной судей, прокуроров, сотрудников следственного комитета, работников различных контролирующих ведомств, большое внимание уделяется защите свидетелей и потерпевших, которым угрожает опасность.Аналогичные подразделения были созданы не только в Центральном аппарате, но и в региональных органах внутренних дел. В своей работе эта служба руководствуется федеральными законами «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» и «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

— Сергей Александрович, какие гарантии безопасности может дать государство в случае, если человек решится выступить свидетелем против преступников?

— Обеспечение безопасности очевидцев и потерпевших являются такой же важной задачей, как сбор улик и поимка преступников. Свидетелям и другим участникам уголовного производства предоставляются различные виды защиты, которые прописаны в законодательстве. Это охрана самого гражданина, его жилища и имущества; выдача ему специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице; временное помещение его в безопасное зону; замена документов, изменение внешности с помощью пластической операции. А также — предоставление другого места работы либо учебы. В интересах безопасности человеку помогут даже переехать в иной населенный пункт. Самое простое, разумеется, — физическая защита жизни и имущества граждан. Не только свидетель, но и члены его семьи получают при необходимости личную круглосуточную охрану, где бы они не находились. Замечу, подзащитным может быть предоставлен бронежилет, средства самообороны, экстренная связь. Причем, с использованием новейших технических достижений. Все это в рамках действующего Федерального Закона от 20 августа 2004 года №119.

— А как с деньгами? Ведь без достаточного финансирования программы все усилия полицейских сведутся к нулю.

— С бюджетом все в порядке. Главная проблема, которая раньше тормозила процесс госзащиты, — недостаточность финансирования. На программу защиты потерпевших и свидетелей преступлений с 2006 по 2008 года правительство выделило 949 миллионов рублей. Нынче все кардинально поменялось. Сейчас выделяется достаточно средств.В 2009 году общий объем финансирования программы из федерального бюджета до 2013 года составил более 1,6 миллиарда рублей. На одного подзащитного в России тратилось примерно 100 тысяч рублей в месяц. Сюда входят расходы на переезд, съем квартиры, замену документов и «чистку» баз данных, поиск новой работы, питание, одежду, оказания медицинской помощи.

— Любопытно, каким образом определяется способ госзащиты?

— На выбор вида госзащиты влияет степени угрозы. Иными словами, в каждом конкретном случае применяется индивидуальный подход. К тому же имеет значение не только степень угрозы, но и личные качества охраняемого, его социальный и профессиональный статус, а также образ жизни.

— Неужели решена и жилищная проблема?

— Никаких проблем с жилплощадью для подзащитных у нас нет. Кроме того, наши подопечные обеспечиваются за счет федеральной программа защиты свидетелей.

— Каков уровень проживания и питания?

— Условия жизни вполне приемлемые, самое главное — мы гарантируем безопасность людей. Когда угроза минует, находящийся под государственной защитой человек возвращается домой. При необходимости применяется мера безопасности- переселение на другое место жительство.

— Сергей Александрович, а не узнают ли преступники через некоторое время, кто дал против них показания, и не отомстят ли свидетелю?

— Уверяю, что сохранить жизнь и здоровье свидетеля или потерпевшего, его близких, а также их имущество, — главная задача, которая стоит перед нашим подразделением. Весь процесс обеспечения госзащиты проходит в максимальном режиме секретности. Его настоящие имя и место жительство, другую информацию, с помощью которой можно найти нашего подзащитного, знают только несколько сотрудников, которые несут персональную ответственность за него. В особых случаях мы засекречиваем персональную информацию полностью. Если того требуют обстоятельства, то свидетель выступает в суде с использованием оборудования, исключающего его визуальную и голосовую идентификацию.

— Помнится, пару лет назад отмечался факт, что некоторые граждане незаконно добиваются в рамках госпрограммы защиты свидетелей выделения бронированного автомобиля и охранников. Хотя никакой угрозы конкретно для их жизни нет. Как обстоят дела на Тамбовщине?

— У нас такого нет. Вся деятельность подразделения строится в строгом соответствии с действующим законодательством. Государственная защита применяется там, где это вызвано объективной реальностью. Приведу пример. 3 февраля 2011 г в подразделение государственной защиты УМВД поступили постановления следователя о необходимости применении мер безопасности в отношении 22-летнего свидетеля по серьезному уголовному делу, возбужденному по признакам состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.260 УК РФ. Меры защиты были нужны и его супруге. В их адрес поступали угрозы со стороны обвиняемого. Вечером тот вместе с женой приехал на своем автомобиле к дому свидетеля и стал угрожать ему и его родственникам физической расправой, требуя, чтобы очевидец изменил показания. Сотрудники подразделения по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, собрали доказательства, подтверждающие противоправные действия обвиняемого. 10 февраля в отношении него было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.309 УК РФ. На основании данных материалов Ленинский районный суд г. Тамбова избрал ему меру пресечения в виде заключения под стражу. Сотрудники подразделения государственной защиты провели комплекс мероприятий, собрали доказательства для привлечения обвиняемого к уголовной ответственности за противоправное оказание давления на свидетеля. Таким образом, меры безопасности в отношении семьи свидетеля применялись в полном объеме. Фактов оказания физического и психического воздействия на защищаемых лиц не было допущено. Другими словами, в рамках действующего законодательства сотрудниками подразделения госзащиты был проведен комплекс оперативно-розыскных мероприятий, направленных на выявления и устранение источников угроз. В судебном заседании преступник полностью признал свою вину.

— А потерпевших вы защищали?

— Разумеется. Вот пример.19 июня 2010 года около девяти часов вечера в селе Сухотинка Знаменского района на гражданина Узбекистана напал местный житель. Он из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок, выстрелил из бесствольного огнестрельного травматического пистолета в голову потерпевшего. Но тот успел прикрыть лицо руками. Резиновая пуля, попавшая в его руку, причинила травму в виде перелома пальца левой руки. По данному факту отделением дознания ОВД по Знаменскому району было возбуждено уголовное дело по п. «а», ч. 1, ст. 213 УК РФ. По нему проводилось предварительное расследование. Подозреваемый, пытаясь уклониться от уголовной ответственности, решил воздействовать на потерпевшего. Для этого подключал третьих лиц, и те угрожали мужчине. Это затрудняло расследование и создавало реальную угрозу жизни и здоровью потерпевшего. В подразделение госзащиты поступило постановление о применении мер безопасности в отношении потерпевшего, и того временно поместили в безопасное место, то есть спрятали от обвиняемого и его дружков. Оперативное сопровождение по уголовному делу осуществляли сотрудники госзащиты. По инициативе нашего подразделения в ЭКЦ УВД провели в кротчайшие сроки баллистические экспертизы изъятого оружия. В суде потерпевший подтвердил прежние показания, данные им в ходе предварительного расследования, а обвиняемый признал свою вину и полностью возместил причиненный им материальный ущерб.

Вот еще один свежий пример. В Бондарском районе трое мужчин изнасиловали молодую женщину, мать двоих детей, которая гостила у родственника. Чтобы потерпевшая поменяла показания, тетя одного из них (ранее судимого) – предпринимательница явилась к жертве с предложением вознаграждения в 50 тысяч рублей. Потерпевшая испугалась, ее взяли под защиту.

Направлено в суд уголовное дело в отношении тамбовчанина, изувечившего чужие автомобили. Чтобы избежать ответственности, он с помощью приятеля нашел в Моршанском районе себе подставу. Мужчину, злоупотребляющего спиртным, заставили взять преступления на себя. Его привезли в Тамбов, одели-обули в приличную одежду и отправили к следователю. Все время его держали на даче. Мы взяли мужчину под защит и спрятали от настоящего злоумышленника. Пришлось тому после очной ставки сознаваться в содеянном. Большинству пострадавшим он уже возместил ущерб. За дачу ложных показаний его приятель тоже ответит перед судом.

— Сергей Александрович, куда надо обращаться нуждающимся в госзащите?

-. Обычно решение о защите свидетеля принимает следователь, в чьем производстве находится уголовное дело, или судья, ведущий судебное разбирательство. Постановление о необходимости применения мер безопасности направляется в ОРЧ по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите. На проверку сведений о реальности угроз, поступающих в адрес свидетеля или потерпевшего, законодательство отводит три дня. Также можно обратиться за помощью напрямую в полицию по месту жительства или непосредственно в ОРЧ по госзащите. При наличии достаточных оснований гражданин немедленно будет взят под защиту. В таком случае мы передаем эту информацию следователю, ведущему уголовное дело, который опять-таки выносит соответствующее постановление. Далее — разрабатывается индивидуальная программа защиты. Меры государственной защиты могут быть также применены до возбуждения уголовного дела в отношении заявителя, очевидца или жертвы преступления либо иных лиц, способствующих предупреждению или раскрытию преступления.

Приведу пример, как своевременное применение мер безопасности способствует вынесению объективного и справедливого приговора. 30 марта 2009 года в ОРЧ по госзащите поступило из Уваровского межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Тамбовской области постановление о применении мер безопасности в отношении 22-летней Наталии П. из Липецка. Девушка являлась потерпевшей по уголовному делу, возбужденному несколькими днями раньше по п. «з», ч. 2, ст. 127.1 УК РФ; п.п. «а, в», ч. 2, ст.126 УК РФ. В ходе расследования установлено, что 22 марта того же года трое жителей Тамбовской области (из Мичуринска, Тамбова и д. Красненькая) с помощью своей знакомой из Липецка ввели в заблуждение потерпевшую и под надуманным предлогом вывезли в наш областной центр. Там девушку продали за десять тысяч рублей, тем самым совершив в отношении нее незаконную и сопряженную с угрозой применения насилия сделку купли-продажи. Цель была циничной – эксплуатировать липчанку, заставив ее заниматься проституцией. Пятерым подозреваемым во время следствия была избрана мера пресечения содержание под стражей.

Потерпевшая дала показания, изобличающие фигурантов уголовного дела. Но у них были связи в криминальной среде, они проинформировали своих дружков о месте жительства девушки. Имелись достаточные основания полагать, что ее жизни и здоровью угрожает опасность. В соответствии с п.1, 8 ч.1 ст.6 Федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» применялись меры безопасности «Личная охрана» и «Временное помещение в безопасное место. Наше подразделение также оказывало помощь следствию при проведении следственных действий — опознания подозреваемых и очные ставки. После чего потерпевшая заявила, что больше не нуждается в помощи. На основании ее заявления меры безопасности были отменены, и она вернулась в Липецк. Однако подозреваемые стали угрожать ей по телефону и предлагать денежное вознаграждение за отказ от своих показаний. В результате чего пришлось снова брать девушку под госзащиту до окончания судебного разбирательства.

18 августа 2010 года Тамбовский районный суд вынес обвинительный приговор. Четверо подельников получили десять, девять, восемь лет и четыре года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Сутенер приговорен к лишению свободы сроком на два года условно.

— Были сложности в работе с подзащитными?

— К сожалению, иногда защищаемые лица не правильно оценивают реальность угрозы их жизни и здоровью. Они начинают нарушать принятые ими обязательства и рекомендации полицейских, необходимые для качественного обеспечения их безопасности.

— Сергей Александрович, произошли изменения за пять лет существования службы по госзащите?

— Могу твердо сказать, что сам факт предоставления госзащиты отбивает у преступников желание покушаться на жизнь и здоровье свидетелей. Программа защиты свидетелей дает хороший профилактический эффект. Сотрудники ОРЧ со своими задачами справляются, проявляя при этом профессионализм и разумную инициативу. А количество лиц, нуждающихся в государственной защите, увеличивается.

— Попадают ли под программу госзащиты непосредственно полицейские, ведь их служба сопряжена с риском для жизни?

— Личной безопасностью сотрудников полиции при исполнении ими служебных обязанностей занимается служба собственной безопасности МВД России. Кстати, именно сегодня, 12 сентября мы отмечаем пятилетие создания подразделений госзащиты в системе МВД РФ. Хотелось бы поздравить сотрудников подразделений госзащиты с профессиональным праздником и пожелать им профессионального роста, крепкого здоровья, счастья и дальнейших успехов в работе на благо нашей Родины.

— Спасибо за интервью. Сергей Александрович, коллектив газеты «Закон и мы» поздравляет Вас и Ваших коллег с пятилетним юбилеем и желает дальнейших профессиональных успехов, спокойных буден и радостных праздников, а главное – крепкого домашнего тыла и достойного вознаграждения со стороны государства за ваш нелегкий, опасный труд.

Беседовала Нелли ГАЛКИНА.

В период с 2019 по 2023 годы кабмин планирует потратить на реализацию программы по обеспечению безопасности потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства более 1 млрд руб. Участникам и программы по-прежнему останутся ФСБ России, Минобороны России, ФСИН России и Роструд, ФТС России (постановление Правительства РФ от 25 октября 2018 года № 1272 «Об утверждении государственной программы «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2019-2023 годы»1). Не изменятся и ожидаемые результаты ее исполнения – исключение фактов гибели и причинения телесного повреждения или другого вреда здоровью защищаемых лиц в связи с их участием в уголовном судопроизводстве. Также она призвана исключить факты уничтожения и повреждения их имущества.

Кабмин отметил, что с 2014 по 2017 год в рамках программы защита ежегодно предоставлялась от 3,3 до 3,9 тыс. человек в год. Чаще всего им обеспечивалась личная охрана, охрана жилья и имущества, выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности. Кроме того, участникам уголовного судопроизводства обеспечивалась конфиденциальность сведений и временно предоставлялись безопасные места для проживания. Отметим, что Правительство РФ продлевает программу в силу того, что действующая завершится 31 декабря текущего года (постановление Правительства РФ от 13 июля 2013 г. № 586 «Об утверждении Государственной программы «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2014 – 2018 годы»).

Напомним, что с 7 февраля текущего года изменился порядок возмещения некоторых процессуальных издержек неработающим свидетелям.

1 С текстом постановления Правительства РФ от 25 октября 2018 года № 1272 «Об утверждении государственной программы «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2019-2023 годы» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Правительства РФ.

Корреспондент «Петровки, 38» пообщался с начальником Центра государственной защиты ГУ МВД России по г. Москве полковником полиции Максимом КОКАНОВЫМ. Повод для разговора — приближающийся день рождения службы 12 сентября.
По указу Президента
— Максим Игоревич, праздник вашей службы выпадает на 12 сентября. С чем связана эта дата?
— С приказом МВД России от 15 апреля 2010 года № 282 «Об объявлении Дня подразделений системы МВД России по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите». Ну и, конечно, с Указом Президента России от 6 сентября 2008 года № 1316 «О некоторых вопросах Министерства внутренних дел Российской Федерации». Именно тогда в нашей стране начали создаваться подразделения по обеспечению безопасности лиц, подлежащих госзащите. Они были призваны защитить жизнь и здоровье граждан этой категории, а также обеспечить сохранность их имущества. Новая служба появилась на базе управлений по борьбе с организованной преступностью. Раньше в столичном УБОПе действовал отдел по защите свидетелей. Во исполнение указа Президента РФ в структуре ГУВД по городу Москве 23 октября 2008 года был сформирован Центр по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите. В 2010 году он получил более короткое название — Центр государственной защиты.
— В новую службу перешла материальная база УБОПа?
— В отделе по защите свидетелей её и не было, пришлось начинать практически с нуля. Управление по борьбе с организованной преступностью не имело средств, чтобы осуществлять государственную защиту в полном объёме. Сотрудники отдела лишь обеспечивали закрытие сведений о защищаемых лицах и организовывали личную охрану. Вслед за указом Президента вышло постановление Правительства РФ от 02.10.2009 года, которым была утверждена государственная программа «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2009—2013 годы». Тогда на новом качественном уровне отрылось финансирование. У нас появились финансовые и материально-технические возможности для обеспечения госзащиты, необходимые средства на аренду жилья, питание, содержание, связь, коммуникации и т.д. Сейчас мы проходим вторую пятилетнюю программу, она завершается в 2018 году.
Они вышли из МУРа
— Кто был первым руководителем Центра государственной защиты?
— Полковник милиции Алексей Викторович Горожанов. Он возглавлял наше подразделение в течение трёх лет. Фактически под его руководством был сформирован коллектив Центра и приобретён первый опыт работы. В 2012 году подразделение возглавил полковник полиции Иван Валентинович Горбунов. Они оба из МУРа. Надо сказать, что основной костяк нашей службы — это сотрудники, прошедшие школу уголовного розыска.
— Вы тоже служили в угрозыске?
— Да, 12 лет прослужил в отделе уголовного розыска УВД по Восточному административному округу. В 1997 году поступил сюда оперуполномоченным после окончания Московской высшей школы милиции. В последние годы работал по линии незаконного оборота оружия, был начальником отделения — заместителем начальника 2-й оперативно-разыскной части. В январе 2009-го меня назначили заместителем начальника Центра государственной защиты. А с января 2014 года — начальником Центра.
— Почему выбрали милицейскую службу? МУР славится своими династиями, вы случайно не в одной из них?
— В Московском уголовном розыске работал старшим уполномоченным мой дед Валентин Шаров. Он пришёл на Петровку, 38 ещё до войны. И отец всю свою жизнь отдал службе в органах внутренних дел. Полковник милиции Игорь Шаров был заместителем начальника муниципальной милиции ГУВД города Москвы. Для меня дед и отец всегда были примером, поэтому, долго не раздумывая, я пошёл по их пути.
Два закона — одна цель
— Выделите основные направления работы Центра. Что для вас главное?
— Мы работаем по двум федеральным законам. Первый — № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства». И второй — № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов». Эти законы определяют наши задачи и направления. Самое главное — не допустить противоправных действий в отношении защищаемых лиц. Понимаем, что если такое случится, это будет серьёзной недоработкой всех сотрудников. Поэтому стараемся чётко моделировать ситуации, выявлять и предупреждать всевозможные угрозы, обеспечивать надёжную физическую защиту. Это даёт положительные результаты. За все годы существования нашей службы преступных деяний не было допущено ни разу. Хотя бывали очень сложные дела, связанные с дачей показаний на воров в законе, и возможность утратить нашего свидетеля была крайне велика.
— Как выглядит структура вашего подразделения?
— В структуру входят три отдела. 1-й отдел — по обеспечению мер государственной защиты и специальных мероприятий. Возглавляет его полковник полиции Дмитрий Блинов. Он отвечает за материальное и техническое оснащение Центра, обеспечивает финансирование нашей работы.
2-й отдел — оперативный. Считается основным, поскольку занимается организацией всех мер безопасности, координирует и контролирует их реализацию. Начальником отдела является мой заместитель подполковник полиции Александр Киреев. До перехода в Центр проходил службу в УБОПе как раз по данной линии работы.
3-й отдел — физической защиты, руководит им полковник полиции Юрий Федюнин. Сотрудники отдела выполняют функции по личной охране защищаемых лиц, обеспечивают силовое сопровождение мероприятий по задержанию угрозоносителей.
И дополнительно в штат введён психолог. Эта должность появилась не так давно. В конце прошлого года мы приняли классного специалиста — женщину. В её обязанности входит психологическая поддержка, тестирование граждан, находящихся в программе госзащиты. В случае необходимости она может оказать помощь любому сотруднику — абсолютно спокойно снимает стресс, делает психокоррекцию.
Профессионалы, вперёд!
— У вас в основном мужской коллектив?
— Да, женщин немного. Кроме психолога, есть ещё две сотрудницы, которые обеспечивают организацию оперативных мероприятий. В личной охране работают только мужчины. Конечно, это не означает, что женщинам сюда вход запрещён. Если появится достойная кандидатура, не уступающая в физической и боевой подготовке мужчинам, с удовольствием её примем.
— Кого из сотрудников можно отметить? Награды от государства получаете за героические поступки?
— У нас работа напряжённая и нелёгкая, но без громких подвигов. Герои не требуются, когда создана хорошая защита, тогда и спасать никого не нужно. А вот профессионалы всегда востребованы, и они заслуживают добрых слов.
Во 2-ом отделе хотелось бы отметить подполковника полиции Андрея Семёнова и майора полиции Дениса Макарова. Они работают старшими оперуполномоченными по особо важным делам. Занимаются обеспечением мер безопасности по Федеральному закону № 119-ФЗ. Под защитой этих офицеров находятся участники уголовного судопроизводства и члены их семей. Ведут наиболее сложные материалы. Это резонансные, особо тяжкие преступления, совершённые организованными преступными группами.
В 3-ем отделе добросовестно работает подполковник полиции Сергей Кривопалов, старший оперуполномоченный по особо важным делам. В августе этого года он удачно выступил на всероссийском конкурсе профессионального мастерства, который проходил в Уфе. Там за победу боролись около ста лучших сотрудников нашей службы. Сергей занял достойное место.
Вывести из зоны опасности
— Как обеспечивается безопасность защищаемых лиц? Вы сами решаете, какие меры следует применить?
— Мы не принимаем решение о государственной защите. Это компетенция следователя, он выносит постановление о применении мер госзащиты и направляет его в Центр для исполнения. После поступления материала необходимо предусмотреть практически всё — от комплекса защитных и оперативно-разыскных мероприятий до размещения семьи защищаемого лица в безопасном месте. Нужно обеспечить личную охрану, питание людей, их медицинское обслуживание, социальные льготы, устройство взрослых на работу, а детей в школу или детский сад, И при этом сохранить строжайшую конфиденциальность. В исключительных случаях меняются абсолютно все документы, создаётся легенда для человека по новому месту жительства. Не допускается его общение с родственниками и друзьями. По факту именно родные и близкие являются слабым звеном, могут привести за собой преступников. Наша основная задача — спрятать гражданина, вывести из зоны опасности в другое место, а также обеспечить его безопасность при участии в следственных действиях и судебных слушаниях. Держать свидетеля или других участников уголовного процесса, как поплавок на поверхности, подвергая риску их жизнь и здоровье, абсолютно нецелесообразно.
— Ваше подразделение защищает не только москвичей, но и жителей других регионов?
— В том случае, если они прибывают в столицу. Больше половины всех постановлений о государственной защите поступает в наш Центр от следователей из российских регионов. Естественно, нужно разместить этих людей, арендовать квартиру, помочь им наладить на первых порах свой быт, а в дальнейшем устроиться на работу. К сожалению, защищаемые лица из Москвы крайне редко едут в другие регионы. Некоторые граждане даже не хотят переезжать в ближайшее Подмосковье.
Загвоздка с менталитетом
— Кого чаще всего государство берёт под защиту? Во всём ли мире эта категория граждан одинакова?
— В странах Запада 98% всех защищаемых лиц — обвиняемые и подозреваемые. Это граждане, которые пошли на сделку с правосудием и стали сотрудничать с правоохранительными органами. Они дают показания в отношении злодеев, с которыми совершали преступления. По сути, у них нет выбора. Такие люди находятся либо в тюрьме, либо в тени, с подразделением физзащиты, либо в руках своих подельников. Поэтому и выбирают середину. В российской практике получается всё наоборот. У нас 98% — это потерпевшие и свидетели. Обычные граждане, которые боятся совершения дальнейших противоправных действий против них. И тут получается загвоздка. Потому что преступник в другой стране готов идти на все условия — переезжать с места на место, менять привычный образ жизни. А наши соотечественники, естественно, не готовы к этому. Многие случайно стали очевидцами преступления и дали показания в силу своего гражданского долга. Работать с данной категорией довольно сложно.
— Судя по фильмам, за рубежом ваши коллеги нередко прибегают к пластическим операциям, чтобы изменить внешность человека. А как у нас?
— В Москве подобной практики нет, поскольку нет людей, желающих сделать пластическую операцию. Хотя финансирование такой меры безопасности предусмотрено и пластика для нас — не проблема. По всей России известно случая два, не больше. У наших граждан, как я уже говорил, другой менталитет, они не хотят навсегда потерять своё лицо, свою прежнюю жизнь. К тому же, есть и другие приёмы изменения внешности. Для этого используются различные парики, грим. Приглашаем профессиональных гримёров, которые могут изменить человека до неузнаваемости. Но это временная мера, призванная миновать зону опасности. Например, когда мы сопровождаем защищаемое лицо на судебные слушания или следственные действия.
О важных деталях
— Государственная защита предусматривает круглосуточную охрану?
— Всё зависит от сложности объекта, тех угроз, что поступают. Бывает и круглосуточный режим, когда охраняем людей даже ночью в доме, квартире. Но чаще работаем в сменном режиме, допустим, с утра до вечера, чтобы дать человеку время на отдых, просто побыть одному. Для него определённый стресс, когда рядом постоянно кто-то находится.
— Уточните, вы всех судей и должностных лиц правоохранительных органов охраняете?
— Не всех, конечно. Только тех, кто подвергается угрозам, связанным с их служебной деятельностью.
— За защиту люди платят?
— Ничего не платят, для граждан это абсолютно безвозмездно. Однако государство всегда надеется на то, что в обмен получит те свидетельские показания, которые лягут в основу обвинения и приговора за совершённое преступление.
— Достаточно ли хорошо оснащены оружием, спецтехникой сотрудники Центра?
— Имеем всё самое передовое, что есть в системе МВД. Например, в нашем распоряжении — аппаратура, заглушающая сигналы, поступающие по радиоканалам, для взрыва автомобиля. Используем автоматы АК-74, пистолеты-пулемёты ПП-2000, пистолеты Ярыгина и Макарова. Есть специальный бронированный транспорт — мерседесы и фольксвагены.
— В большинстве стран подразделения государственной защиты действуют в составе правоохранительных органов. Обмениваетесь ли опытом?
— Мы обмениваемся опытом по линии МВД России с подобными службами в Австрии, Израиле, Италии, Румынии и других странах. Для нас интересна работа коллег в сфере информационных технологий, поиск угрозоносителей по различным системам, инновации по средствам защиты. Привлекает опыт израильской службы в организации личной охраны. Сейчас в нашем министерстве прорабатывается вопрос об обмене защищаемыми лицами с рядом государств. Возможно, такие соглашения в ближайшей перспективе будут заключены.
Самая высшая оценка
— Что можно сказать об уровне квалификации личного состава? Учитывается ли опыт оперативной работы при приёме к вам на службу?
— Уровень подготовки личного состава довольно высокий. Основная категория наших сотрудников — те, кому около 40, большинство из них старшие офицеры. Навыки общения с людьми, обеспечения мер безопасности требуют определённого опыта, который накапливается с годами.
Строгие требования предъявляем к сотруднику, который хочет у нас работать. Предварительно он должен пройти тестирование и собеседование. Приветствуется стаж оперативной работы свыше пяти лет. К претенденту выезжают на дом, чтобы оценить условия проживания. Кроме того, все желающие сдают нормативы — не полицейские, а специальные, разработанные отдельно для оперативного блока и подразделений физической защиты. Только после этого принимается решение, что сотрудник может стать в очередь на вакансию. На сегодняшний день вакансий в Центре нет. Придётся подождать, но попасть к нам всё-таки можно.
— Ваша служба связана с реальной угрозой для жизни. Неужели ради вскипающего в крови адреналина люди выстраиваются в очередь? Что их привлекает?
— Многие считают нашу службу престижной, элитной. Наверное, это навеяно популярным фильмом «Стиратель» и сериалом «Государственная защита». Но в жизни всё гораздо сложнее, чем на экране. Меня в службе госзащиты привлекает то, что она узконаправленная. У тебя нет дополнительных задач, кроме той, как обеспечить безопасность защищаемого лица, и дать возможность принести пользу государству. Если гражданин уверен в защите и даёт показания, он вносит ощутимый вклад в расследование и раскрытие преступления, вынесение справедливого приговора судом. Основным критерием оценки нашей работы является благодарность защищаемых лиц. Человек, даже выйдя из программы, много лет подряд может звонить, поздравлять с праздниками сотрудников. Для меня самой высшей оценкой является тот факт, что все эти люди живы и благодарны Центру государственной защиты, который помог им в очень трудный период.

От личной охраны до переезда

— Андрей Юрьевич, какие задачи стоят перед вашим подразделением?

— Организовать деятельность по государственной защите лиц, круг которых определен действующим законодательством, по двум направлениям. Первое — обеспечение безопасности участникам уголовного судопроизводства. В эту категорию граждан входят потерпевшие, подозреваемые, свидетели, очевидцы и другие участники судопроизводства и их близкие. Второе — госзащита судей, должностных и правоохранительных органов и их близких. К работе по обеспечению их безопасности привлекаются и сотрудники других подразделений ОВД.

— В каких случаях граждане могут претендовать на государственную защиту? Что должно произойти для этого?

— Основанием применения мер безопасности является наличие достаточных данных, свидетельствующих о реальности угрозы безопасности защищаемого лица, насилия над ним, уничтожения или повреждения его имущества в связи с участием в уголовном судопроизводстве, установленные органом, принимающим решение об осуществлении государственной защиты. Это первое. И второе — если угрозы поступают лицам, а также их близким, в связи с профессиональной деятельностью судей, должностных и правоохранительных органов, по обращению уполномоченных на это лиц.

Каждый человек воспринимает угрозу по-разному. В законодательстве это определение четко не прописано, поэтому есть сложности. Одному достаточно телефонного звонка с угрозами, другой не воспринимает угрозу, даже когда прибегают к физическому воздействию.

Решение об осуществлении госзащиты принимают суд, начальник органа дознания или следователь, в производстве которых находится уголовное дело, или наше подразделение по обращению органов исполнительной власти субъектов РФ, осуществляющих свои функции по выявлению, предупреждению и пресечению правонарушений в соответствии с законодательством РФ и субъектов РФ, должностных органов контрольно-счетных органов, образуемых законодательными органами субъектов РФ, должностных органов местного самоуправления, осуществляющих свои функции по выявлению, предупреждению и пресечению правонарушений в соответствии с законодательством РФ и субъектов РФ.

— Что входит в перечень мер по обеспечению защиты и безопасности гражданина?

— В отношении защищаемого лица могут применяться одновременно несколько либо одна из следующих мер безопасности: личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности; переселение на другое место жительства; замена документов; изменение внешности; изменение места работы или учебы; временное помещение в безопасное место; применение дополнительных мер безопасности в отношении защищаемого лица, содержащегося под стражей или находящегося в месте отбывания наказания, в том числе перевод из одного места содержания под стражей или отбывания наказания в другое.

Госзащита может также применяться в отношении близких родственников, а в исключительных случаях также иных лиц, на жизнь, здоровье и имущество которых совершается посягательство с целью воспрепятствовать расследованию или рассмотрению уголовных дел, законной деятельности судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, либо принудить их к изменению ее характера, либо из мести за указанную деятельность. Кроме того, мы можем ограничить доступ к персональным данным человека, попавшего под госзащиту: пенсионный и страховые фонды, ЗАГС, база ГИБДД и Росреестра, выписка с места работы или учебы, медицинская карточка и т. д.

Люди видят реальную защиту

— Сколько человек в Алтайском крае попадали под государственную защиту?

— Наше подразделение было образовано в сентябре 2008 года путем реорганизации управления по борьбе с организованной преступностью. В 2008 году мы защитили восемь человек, было принято восемь мер. Тенденция такова, что с каждым годом идет примерно на 50% прирост людей, в отношении которых мы применяем меры госзащиты. Это связано с тем, что население становится более информированным, к тому же наша работа получила достойную оценку. За все эти годы наша ОРЧ не допустила случаев нанесения вреда здоровью, не говоря уже об убийстве, гражданам, находящимся под госзащитой. Они видят в нас реальную защиту и обращаются.

— Как меняется образ жизни человека, попавшего под государственную защиту? Были ли зафиксированы в Алтайском крае случаи переезда в другой регион или смены внешности?

— Конечно, данные взаимоотношения человека и органов внутренних дел несут свои издержки, отражающиеся в полном или частичном ограничении прав гражданина, но в конечном итоге цель оправдывает средства. Бывает достаточно сходить в отпуск и посидеть дома пару недель. Распространенный способ защиты — это временное перемещение в безопасное место. Также человека можно навсегда переселить в другой регион. Такие прецеденты были. Вообще, возможностей много. Устроить человека на другую работу, поменять документы. Приходится решать и бытовые вопросы: например, если подзащитному не рекомендуется выходить из дома, то мы сопровождаем его до места, где он ежемесячно оплачивает кредит, и т. д. В Алтайском крае ни разу не приходилось применять меру по смене внешности с использованием пластической хирургии. Насколько мне известно, и в России такого не случалось. Для изменения внешности мы используем услуги профессионального гримера. Возвращение из другого региона домой допускается после устранения основания применения мер безопасности, например, когда источник угроз нейтрализован — угрозоносители осуждены и отбывают наказание в местах лишения свободы. Также мы можем снять меры госзащиты, если наш подопечный пренебрегает рекомендациями, грубо нарушает договоренности, правила безопасности, намеренно подвергает себя опасности. Например, мы говорим ему находиться по месту жительства, а он данное требование игнорирует. Или по его заявлению о снятии с него мер госзащиты. В любом случае, если имеется какая-нибудь угроза защищаемому лицу, меры безопасности не отменятся.

— Есть ли в подразделении ОГЗ специалист, который может обеспечить психологическую помощь свидетелям и потерпевшим?

— Да, у нас есть штатный специалист, который организует психологическое сопровождение защищаемого лица. На момент принятия решения о защите мы должны знать уровень его тревоги, состояние психики, суицидальные наклонности. Психолог дает нам необходимую картину, и все это используется в дальнейшей работе. Он же представляет нам рекомендации, как общаться с подзащитным, как вести с ним диалог. Даже находясь под защитой, наш подопечный может испытывать приступы паники и эмоциональные срывы. И здесь вновь потребуется помощь психолога. Кроме того, уже перед снятием мер психолог анализирует, способен ли этот человек в дальнейшем жить без госзащиты.

— Нередки случаи, когда преступление совершается в составе ОПГ. Идут ли ее члены на сделку со следствием в обмен на гарантию безопасности со стороны государства? Были ли подобные случаи в вашем подразделении?

— Существует такое понятие, как «досудебное соглашение о сотрудничестве», или, простыми словами, сделка с правосудием, когда лицо, задержанное за совершение преступления, понимая неотвратимость наказания, соглашается выполнить условия, которые влекут значительное смягчение ответственности за совершенное преступление. Соответственно, подозреваемые или обвиняемые, заключившие такую сделку, переходят на сторону правоохранительных органов, подвергают себя опасности мести со стороны бывших сообщников, и, конечно, в нашей практике такие случаи не редкость, когда их безопасность обеспечивается сотрудниками нашего подразделения.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх