Публичные дела

Синенко С.А., кандидат юридических наук, начальник Владивостокского филиала Дальневосточного юридического института МВД России.

Анализируются особенности окончания уголовно-процессуального производства в результате примирения сторон — потерпевшего и обвиняемого, частного обвинителя и лица, в отношении которого подано заявление в суд по уголовному делу частного обвинения.

Ключевые слова: потерпевший, обвиняемый, прекращение уголовного дела, прекращение уголовного преследования.

О возможности прекращения уголовно-процессуального производства в связи с примирением обвиняемого с потерпевшим в УПК РФ упоминается несколько раз. В ч. 2 ст. 20 УПК РФ говорится об этом применительно к делам частного обвинения, в ст. 25 УПК РФ — относительно дел публичного обвинения, в ч. 3 ст. 20 УПК РФ — касаемо дел частно-публичного обвинения. Поскольку последняя норма является отсылочной, адресующей правоприменителя к ст. 25 УПК РФ, мы можем констатировать наличие только двух правовых ситуаций, допускающих возможность примирения с потерпевшим. И отличает их не только вид уголовного преследования.

При внешней схожести наличествуют два совершенно разных правовых института, а значит, и различия между ними должны быть существенными. К сожалению, в уголовно-процессуальной науке, при общем значительном числе работ, посвященных примирительным и согласительным процедурам в уголовном судопроизводстве, не уделяется должного внимания исследованию соотношения понятий, оснований, процедуры, иных вопросов, связанных с указанными правовыми институтами, что сказывается на качестве законодательных предписаний и правоприменении.

В ч. 2 ст. 20 и ст. 25 УПК РФ законодатель говорит о прекращении уголовного дела. Это вызывает определенные возражения. В современном уголовно-процессуальном законе фигурируют две разные категории: «прекращение уголовного дела» и «прекращение уголовного преследования». Первая из них указывает на одну из форм окончания производства по уголовному делу, заключающуюся в завершении исследования конкретного жизненного случая с помощью уголовно-процессуальных средств <1>. Вторая — на завершение стороной обвинения в соответствии с предусмотренными в законе основаниями процессуальной деятельности, направленной на изобличение конкретного лица в совершении преступления, без прекращения уголовного дела <2>. В ч. ч. 3 и 4 ст. 24 УПК РФ отмечено, что прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования, а в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых уголовное дело подлежит прекращению.

<1> См.: Волынская О.В. Прекращение уголовного дела и уголовного преследования: теоретические и организационно-правовые проблемы: Монография. М.: ЮНИТА-ДАНА; Закон и право, 2007. С. 57.
<2> См.: Виноградова О.Б. Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 14.

В связи с этим использование словосочетания «прекращение уголовного дела» считаем уместным только в отношении дел частного обвинения, поскольку такие дела по общему правилу возбуждаются путем подачи заявления в суд в отношении конкретного лица (ч. 1 ст. 318 УПК РФ). Прекращение уголовного преследования такого лица одновременно влечет за собой прекращение производства по уголовному делу. Что касается дел публичного обвинения, то здесь ситуации могут быть различными.

Например, преступление было совершено несколькими обвиняемыми, один из которых примирился с потерпевшим. Или обвиняемый совершил несколько деяний, за которые ранее не был привлечен к ответственности, и при этом примирился только с одним из потерпевших, загладил причиненный ему вред. Возможно ли в этих случаях прекратить уголовное преследование в отношении отдельных обвиняемых или по отдельным эпизодам преступной деятельности? Представляется, что да. При этом производство по делу в отношении иных обвиняемых или иных эпизодов преступной деятельности должно быть продолжено. Однако законодатель в наименовании ст. 25 УПК РФ указывает на прекращение уголовного дела, а не уголовного преследования. Кроме того, в содержании данной статьи он употребил выражение «прекратить уголовное дело в отношении лица…», которое явно не вписывается в соотношение понятий «прекращение уголовного дела» и «прекращение уголовного преследования». Данная погрешность, на наш взгляд, должна быть исправлена. Более того, такой шаг законодателя позволит по-разному именовать рассматриваемые правовые институты.

Последнее также немаловажно, поскольку позволяет избежать смешения различных правовых институтов уже при озвучивании их наименований. Такие предложения высказываются представителями уголовно-процессуальной науки, хотя единства взглядов здесь еще не существует. Так, Т.Б. Саркисян обосновывает точку зрения о том, что институт примирения в процессуальной форме подлежит применению только по делам частного обвинения, и налицо необходимость в формировании, в рамках ст. 25 УПК РФ, нового института — соглашения о заглаживании вреда, причиненного преступлением <3>.

<3> См.: Саркисян Т.Б. Согласительные процедуры в уголовном судопроизводстве и их применение в стадии предварительного расследования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2012. С. 21 — 24.

Второй аспект правового регулирования в этой сфере, также вызывающий вопросы, касается указания на то, между кем происходит примирение. В ч. 2 ст. 20 УПК РФ такими субъектами названы потерпевший и обвиняемый. Между тем указанные участники не характерны для производства по делам данной категории. С момента принятия судом заявления потерпевшего по делу частного обвинения к своему производству этот участник обретает статус частного обвинителя (ч. 7 ст. 318 УПК РФ). Наименование второго участника в главе 41 УПК РФ четко не обозначено. В ч. 3 ст. 319 УПК РФ указано, что при наличии оснований для назначения судебного заседания мировой судья вызывает в суд лицо, в отношении которого подано заявление, и разъясняет ему права подсудимого. Однако даже при отсутствии точного наименования данного субъекта его нельзя считать обвиняемым, поскольку это не согласуется с понятием обвиняемого, закрепленным в ч. 1 ст. 47 УПК РФ. Потерпевший и обвиняемый как участники уголовного производства по делам рассматриваемой категории могут существовать только при производстве расследования. Однако такая процедура является для этих дел исключением, а не общим правилом.

Особенность производства по делам частного обвинения состоит в том, что сторону обвинения здесь, как правило, представляет только частный обвинитель, а сторону защиты — лицо, в отношении которого подана жалоба, и его защитник. Поэтому применительно к таким делам, по нашему мнению, правильно говорить не о примирении потерпевшего и обвиняемого, а о примирении сторон. Именно такое словосочетание правильно используется законодателем в ч. ч. 5 и 6 ст. 319 УПК РФ, где речь идет о примирении (непримирении) между сторонами. Диссонирующие с ним положения ст. 20 УПК РФ должны быть подвергнуты корректировке.

Что же касается ст. 25 УПК РФ, то здесь, как нам представляется, ситуация иная. В таком производстве, и в частности в принятии решения о прекращении уголовного преследования со стороны обвинения, участвуют, кроме потерпевшего, следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, прокурор. Все ли они должны примириться с обвиняемым или только потерпевший? Ответ очевиден. Но тогда почему статья названа «Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон», а не «Прекращение уголовного преследования в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым»? В этой связи мы не можем согласиться с предложением А.Ф. Прокудина использовать в содержании ст. 25 УПК РФ формулировку «примирение сторон», имеющую место в названии этой статьи <4>. Смешение юридических терминов здесь налицо, и оно должно быть устранено.

<4> См.: Прокудин А.Ф. Примирение сторон в уголовном процессе России: Дис. … канд. юрид. наук. Воронеж, 2006. С. 158.

Рассматриваемые правовые предписания различаются и по использованному методу правового регулирования. Т.В. Чернышова указывает, что наиболее общим основанием классификации видов примирения является подразделение примирения по отраслям частного и публичного права, особенности которых объясняются спецификой императивного или диспозитивного методов регулирования <5>.

<5> См.: Чернышова Т.В. Примирение в праве: понятие и виды: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2012. С. 9.

В ст. 25 УПК РФ указано на наличие у следователя или дознавателя права прекратить уголовное преследование, т.е. это законодательное установление имеет диспозитивный характер. Такой прием, использованный законодателем в данном случае, представляется вполне оправданным. Применение настоящего правового института возможно при наличии ряда условий, среди которых выделяют уголовно-материальные и уголовно-процессуальные <6>: совершение обвиняемым впервые преступления небольшой или средней тяжести; наличие факта примирения и заявления потерпевшего об этом; заглаживание вреда, причиненного потерпевшему; согласование принятия этого решения с руководителем следственного органа или прокурором. Ситуации, когда требуется установление ряда обстоятельств, доказанность которых определяется по внутреннему убеждению должностного лица, не позволяет применить иной, кроме диспозитивного, метод правового регулирования.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации под ред. В.И. Радченко, В.Т. Томина, М.П. Полякова включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2006 (2-е издание, переработанное и дополненное).

<6> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Науч. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство «Юрайт», 2010. С. 100.

Иначе это определено применительно к делам частного обвинения. В ч. 2 ст. 20 УПК РФ указано, что такие дела «подлежат прекращению». Использованное слово «подлежат» можно толковать и как право, и как обязанность прекратить производство по уголовному делу. В УПК РФ законодатель неоднократно употребляет это слово. Например, в ч. 4 ст. 11 УПК РФ указано: «Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям и в порядке, которые установлены настоящим Кодексом». В ч. 3 ст. 18 УПК РФ предписано: «Если в соответствии с настоящим Кодексом следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет». Представляется, что в этих нормах речь идет об обязанностях должностных лиц. Ю.Н. Шанина убедительно доказала, что слово «подлежат», использованное законодателем в ч. 1 ст. 73 УПК РФ, также необходимо понимать как указание на обязанность, а не на право <7>.

<7> Подробнее об этом см.: Шанина Ю.Н. Доказывание характера и размера вреда, причиненного преступлением: некоторые аспекты толкования части 1 статьи 73 УПК РФ // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. N 1. Н. Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2011. С. 288 — 294.

При условии, что законодателем одни и те же термины используются в одном и том же значении, можно предположить, что и в ч. 2 ст. 20 УПК РФ термин «подлежат» должен рассматриваться как обязанность должностных лиц. К такому выводу приводит и анализ иных законоположений, регламентирующих виды уголовного преследования, а также порядок прекращения уголовного дела. В частности, предписания о том, что: дела частно-публичного обвинения прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст. 25 УПК РФ (ч. 3 ст. 20 УПК РФ); уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость деяния были устранены новым уголовным законом (ч. 2 ст. 24 УПК РФ). Не возникает сомнений, что и здесь слово «подлежит» выражает обязанность. С учетом этого можно констатировать, что применительно к прекращению уголовных дел частного обвинения в связи с примирением сторон законодателем использован императивный метод правового регулирования.

Вместе с тем УПК РСФСР 1960 г. содержал обязанность продолжить производство по делам частного обвинения даже при условии примирения сторон. В соответствии со ст. 27 УПК РСФСР в исключительных случаях, если дело о преступлении, отнесенном к частному обвинению, имело большое общественное значение или если потерпевший по этому делу в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого либо по иным причинам не был в состоянии защищать свои права и интересы, прокурор обладал правом возбудить такое дело и при отсутствии жалобы потерпевшего. В этом случае дело прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежало.

Действующее законодательство также в ряде случаев допускает возможность возбуждения уголовного дела частного обвинения при отсутствии заявления потерпевшего (ч. 4 ст. 20 УПК РФ). Но ч. 2 ст. 20 УПК РФ не содержит оговорки, аналогичной той, которая имела место в ст. 27 УПК РСФСР. Буквальное толкование этой статьи позволяет говорить о том, что и дела частного обвинения, возбужденные дознавателем или следователем, также должны быть прекращены в связи с примирением сторон. Возможно, это и побудило отдельных авторов настаивать на том, что волеизъявление потерпевшего в данном случае исключает возможность осуществления уголовного преследования <8>. Но при этом теряется всякий смысл возбуждения таких дел для защиты прав и интересов тех потерпевших, которые в силу беспомощного или зависимого состояния либо по иным причинам не могут этого сделать сами. В этом случае обвиняемый, используя свое положение, может также добиться примирения с ними, и производство по уголовному делу будет прекращено.

<8> См.: Курс уголовного судопроизводства: Учеб.: В 3 т. М.: Издательство Московского психолого-социального института; Воронеж: Издательство НПО «МОДЕК», 2006. Т. 1: Общие положения уголовного судопроизводства. С. 222.

Ситуацию спасают предписания, содержащиеся в ч. 5 ст. 319 УПК РФ. Здесь указано, что в случае поступления заявлений о примирении производство по уголовному делу по постановлению мирового судьи прекращается в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ, за исключением производства по уголовным делам, возбуждаемым следователем, а также с согласия прокурора дознавателем в соответствии с ч. 4 ст. 147 УПК РФ, которые могут быть прекращены в связи с примирением сторон в порядке, установленном ст. 25 УПК РФ. Следует отметить, что первоначальный текст УПК РФ такого положения не содержал. К конструкции, по сути совпадающей с положениями ст. 27 УПК РСФСР, законодатель вернулся только в 2007 г. Однако внесенные изменения при этом коснулись только ст. 319 УПК РФ и не вошли в общую норму, определяющую особенности производства по делам частного обвинения. Это, на наш взгляд, не лучшим образом характеризует технико-юридические приемы, используемые при корректировке УПК РФ.

Таким образом, высказанное нами ранее суждение о том, что в этой сфере законодатель использовал императивный метод правового регулирования, не следует воспринимать категорично. В исключительных случаях, путем отсылки к положениям ст. 25 УПК РФ, здесь допущено использование правоприменителем усмотрения.

Кроме того, при определении соотношения императивности и диспозитивности в рассматриваемых нами вопросах следует согласиться с Л.Б. Алексеевой в том, что «предоставление права субъекту, наделенному властными полномочиями, далеко не всегда означает, что он может действовать по собственному усмотрению. Чаще всего оно означает, что совершение тех или иных действий входит в его компетенцию, разрешено должностному лицу законом» <9>.

<9> Алексеева Л.Б. Механизм уголовно-процессуального регулирования // Курс советского уголовного процесса: Общая часть. М.: Юридическая литература, 1989. С. 96.

В связи с рассматриваемым вопросом интерес представляют и следующие суждения. К числу закономерностей, учитываемых законодателем при выборе средств правового воздействия, относится строгая формализация ситуации, в которой действует должностное лицо. Невозможность однозначно определить, как следует должностному лицу действовать в конкретном случае, затрудняет и исполнение юридических обязанностей, в принципе исключающих усмотрение. Чем неопределеннее описаны в законе признаки ситуации, чем меньше у законодателя возможности заранее определить в законе, как именно обязано действовать должностное лицо, тем меньше у него «маневр» воздействия на сознание и волю указанного лица. Поэтому даже в тех случаях, когда речь идет о том, как следует поступить после признания, что лицо, совершившее впервые преступление небольшой или средней тяжести, примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред, закон не возлагает на должностное лицо обязанность прекратить уголовное дело, а предоставляет ему на это право (ст. 25 УПК РФ). Возложение обязанности в данном случае противоречило бы логике правового регулирования, поскольку законодатель не мог исчерпывающе определить обстоятельства конкретного жизненного случая. И коль скоро правоприменители, опираясь на собственное правовое сознание, выработанное профессиональным обучением и опытом, на собственное внутреннее убеждение, придут к выводу, что описанные в законе признаки имеют место в действительности, то зачем же после этого стимулировать их поведение с помощью юридических обязанностей? Важно в таких случаях указать, что должностным лицам подобный образ действий разрешен, поскольку по общему правилу если лицо совершило преступление, то оно должно быть осуждено судом, и, следовательно, прекращение уголовного дела не должно иметь места <10>. Возможно, не учитывая этих глубинных процессов в праве, А.А. Русман посчитал необходимым закрепить в ст. 25 УПК РФ обязанности должностных лиц прекратить производство по делу в связи с достигнутым примирением потерпевшего с обвиняемым <11>, что явно противоречит логике правового регулирования.

<10> См.: Алексеева Л.Б. Указ. соч. С. 96, 97.
<11> См.: Русман А.А. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон на стадии предварительного расследования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2006. С. 8.

И еще об одном. Прекращение уголовного дела частного обвинения в связи с примирением сторон допускается законодателем по общему правилу без каких-либо условий <12>. Традиционно законодатель использует именно данный подход. Поэтому в таких случаях не имеет значения наличие криминального прошлого у обвиняемого, факт возмещения вреда и другие обстоятельства. Иначе обстоят дела при применении положений ст. 25 УПК РФ. Сложность состоит в том, что условия, при которых может иметь место прекращение уголовно-процессуального производства, изложены не только в УПК РФ, но и в ст. 76 УК РФ.

<12> Представляется ошибочным мнение А.Ф. Прокудина о том, что при несогласии обвиняемого дела данной категории прекращению не подлежат. См.: Прокудин А.Ф. Примирение сторон в уголовном процессе России: Дис. … канд. юрид. наук. Воронеж, 2006. С. 76.

Это не единственная ситуация, когда законодатель использует подобный способ правового регулирования. При сопоставлении содержания ст. 25, ч. 1 ст. 28, ч. 1 ст. 427 УПК РФ с содержанием соответственно ст. ст. 76, 75 и 90 УК РФ можно увидеть, что в отдельных случаях он в статье УПК РФ практически повторяет текст статьи УК РФ, в других — ограничивается лишь ее упоминанием с кратким изложением сути. Второй вариант представляется более правильным, поскольку при этом бланкетные нормы выполняют свое предназначение — устраняют ненужные повторения. Но и он несовершенен <13>. Отсюда можно сделать вывод, что бланкетный способ изложения элементов юридической нормы следует применять обдуманно. При этом должна использоваться возможность максимально согласовать материальные и процессуальные нормы, образующие комплексный правовой институт, и не допускать их дублирования.

<13> Подробнее об этом см.: Бахта А.С., Марфицин П.Г. Нормы уголовно-процессуального права: Монография. Хабаровск: Дальневосточный юридический институт МВД России, 2009. С. 106 — 107.

С учетом изложенного предлагаем следующую редакцию ч. 2 ст. 20 УПК РФ:

«2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением сторон. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. В случае осуществления производства по этим уголовным делам, возбужденным руководителем следственного органа, следователем, а также с согласия прокурора дознавателем в соответствии с частью четвертой настоящей статьи, они могут быть прекращены в связи с примирением сторон только в порядке, установленном статьей 25 настоящего Кодекса».

Редакция ст. 25 УПК РФ, на наш взгляд, должна выглядеть следующим образом:

«Статья 25. Прекращение уголовного преследования в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым

Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное преследование обвиняемого в случаях, предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, если это лицо примирилось с потерпевшим».

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 144.1, 145, 146 частью первой, 147 частью первой, 159 частями пятой — седьмой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 частями первой — четвертой, 159.1 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности. К уголовным делам частно-публичного обвинения не могут быть отнесены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, в случаях, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

  • Статья 21 УПК РФ Обязанность осуществления уголовного преследования 3. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 УПК РФ, уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего. Открыть статью
  • Статья 24 УПК РФ Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела 5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 УПК РФ; Открыть статью
  • Статья 133 УПК РФ Основания возникновения права на реабилитацию 2.1. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном настоящей главой, по уголовным делам частного обвинения имеют лица, указанные в пунктах 1 — 4 части второй настоящей статьи, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с частью четвертой статьи 20 УПК РФ, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со статьей 318 УПК РФ, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 и 5 части первой статьи 24 и пунктами 1, 4 и 5 части первой статьи 27 УПК РФ. Открыть статью
  • Статья 145 УПК РФ Решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении 3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 УПК РФ, а по уголовным делам частного обвинения — в суд в соответствии с частью второй статьи 20 УПК РФ. Открыть статью
  • Статья 147 УПК РФ Возбуждение уголовного дела частного и частно-публичного обвинения 1. Уголовные дела о преступлениях, указанных в части второй статьи 20 УПК РФ, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя: Открыть статью
  • Статья 318 УПК РФ Возбуждение уголовного дела частного обвинения 1. Уголовные дела о преступлениях, указанных в части второй статьи 20 УПК РФ, возбуждаются в отношении конкретного лица путем подачи потерпевшим или его законным представителем заявления в суд, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части первой и частью четвертой статьи 147 УПК РФ. Открыть статью
  • Статья 319 УПК РФ Полномочия мирового судьи по уголовному делу частного обвинения 1.1. В случае если поданное заявление не отвечает требованиям пункта 4 части пятой статьи 318 УПК РФ, мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и направляет указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в соответствии с частью четвертой статьи 20 УПК РФ, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление. Открыть статью

Расследование уголовных дел в нашей стране может происходить в публичном, частно-публичном и частном порядке. Выясним, как правоохранительные органы возбуждают дела по кражам.

Кража: классификация и особенности

Кражей является умышленное преступление корыстного характера, связанное с тайным хищением чужого имущества с целью им распорядиться. Интересно, что в случае, когда хозяин имущества видит процесс похищения, но сам преступник считает, что действует тайно, деяние квалифицируют как кражу — по ст. 158 УК РФ.

Обычно в таких случаях хозяин имущества процесса похищения не видит, а соответственно, преступник является неизвестным.

Обратите внимание!

В зависимости от наличия или отсутствия отягчающих вину обстоятельств кража может быть простой (ч. 1 ст. 158 УК РФ) или квалифицированной (ч. ч. 2, 3, 4 ст. 158 УК РФ). С каждой следующей частью статьи тяжесть преступления возрастает. Максимальное наказание может достигать 10 лет заключения, совмещенных со штрафом в 1 млн. рублей.

Явное похищение чужого имущества, когда преступник не скрывается, и пострадавший его видит, преследуется по ст. 161 УК РФ о грабеже.

Как возбуждаются уголовные дела частного обвинения

Процесс возбуждения дел описан в ст. 20 УПК РФ. Разница между приведенными выше порядками обвинения состоит именно в том, как по ним возбуждаются и прекращаются уголовные дела.

Для того, чтобы выдвинуть обвинение в частном порядке, лицо, считающее себя жертвой преступления, обязательно должно подать заявление в правоохранительные органы. Иначе (в большинстве случаев) дело возбуждено не будет. Обычно такие обвинения выдвигаются, когда жертва и преступник знакомы между собой. Соответственно, возможно и примирение сторон, в этом случае расследование прекращают. Для этого потерпевший должен подать заявление. Облегченный для преступника порядок может применяться только за преступления, которые не считаются тяжелыми. Ч. 2 ст. 20 УПК РФ четко устанавливает, что дела в этом порядке обвинения возбуждаются исключительно по первым частям ст. 115, 116.1, 128.1 УК РФ. Это статьи об ответственности за побои в драке и клевету. Ст. 158 УК РФ о краже в списке нет, и в частном порядке дела по этой статье не возбуждаются.

Дела о краже не могут быть возбуждены и в порядке частно-публичного обвинения. Для них обязательно требуется заявление потерпевшего, однако при примирении сторон расследование не прекращается. Сюда относятся статьи УК о побоях, преступлениях сексуального характера, нарушениях тайны личной жизни и переписки и неприкосновенности жилища, случаи мошенничества, присвоений, растрат и причинения ущерба в предпринимательской среде и среди должностных лиц коммерческих структур.

Для возбуждения дел в частном и частно-публичном порядке обязательно требуется заявление потерпевшего. То есть потерпевший сам вправе решать, следует ли возбуждать дело.

В публичном порядке решение о возбуждении дел могут принимать следственные органы при отсутствии заявления от жертвы, если потерпевшее лицо находится в зависимом от преступника положении, беспомощно или по иным причинам не способно самостоятельно защитить свои права. Сюда относятся и кражи.

Если преступник неизвестен

В ч. 4 ст. 20 УПК РФ сказано, что в публичном порядке возбуждают дела, когда преступник неизвестен, следовательно, пострадавший своими силами не может защититься. К таким случаям относится и кража как тайное хищение.

Соответственно, подобные дела всегда возбуждаются исключительно в публичном порядке обвинения и не могут быть прекращены при примирении сторон.

Если у вас остались вопросы, задайте их юристам нашего сайта в режиме онлайн.

Обвинение — в уголовном процессе- деятельность уполномоченных законом органов и лиц, а также потерпевшего (его представителя), заключающаяся в доказывании виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Выделяют 4 вида обвинения: государственное, общественное, частное, частно-публичное обвинение.

-государственное (основная форма; осуществляется от имени и в интересах государства, независимо от воли иных лиц);

-частно-публичное (возбуждается только по жалобе потерпевшего, но дальнейшее развитие уголовного процесса от его воли не зависит);

— частное (возбуждается по жалобе потерпевшего и подлежит прекращению в случае его примирения с обвиняемым)

-общественное поддерживает представитель общественной организации, трудового коллектива с целью обеспечения разрешения дела с учетом мнения коллектива, общественных организаций).

В суде государственное обвинение поддерживает прокурор, общественное — общественный обвинитель, частное — потерпевший, лично или через своего представителя. Суд не является органом уголовного преследования и не осуществляет эту функцию.

Уголовное преследование – процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Внимание! Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

В ходе уголовного преследования собираются доказательства, подтверждающие факт совершения преступления, изобличающие определенное лицо в его совершении.

Виды уголовного преследования:

  • По делам публичного обвинения.
  • По делам частно-публичного обвинения (возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя).
  • По делам частного обвинения (возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, подлежат прекращению в обязательном порядке в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым).

Уголовно-процессуальный кодекс в Российской Федерации для осуществления уголовного преследования предусматривает три формы обвинения:

публичное обвинение — форма уголовного преследования по делам, которые возбуждаются уполномоченными законом государственными органами и лицами (согласие потерпевшего не требуется) и не подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым.

частно-публичное обвинение — форма уголовного преследования по делам, которые возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего (или его представителя), но, в отличие от дел частного обвинения, не подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым или даже отказа от жалобы. Частно-публичное обвинение, как и публичное, в суде поддерживает прокурор (изнасилование без отягчающих обстоятельств, нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина без отягчающих обстоятельств, нарушение неприкосновенности частной жизни без отягчающих обстоятельств, нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений без отягчающих обстоятельств, нарушение неприкосновенности жилища без отягчающих обстоятельств, необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, нарушение авторских и смежных прав без отягчающих обстоятельств, нарушение изобретательских и патентных прав без отягчающих обстоятельств)

частное обвинение — форма уголовного преследования по делам, которые возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего (или его представителя) и подлежат прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым. Такое обвинение поддерживается самим потерпевшим «в частном порядке» (умышленное причинение легкого вреда здоровью, побои, клевета без отягчающих обстоятельств, оскорбление)

Прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уг. дело о любом преступлении частного и частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

  • Реферат

    Виды обвинения.

    От 250 руб

  • Контрольная работа

    Виды обвинения.

    От 250 руб

  • Курсовая работа

    Виды обвинения.

    От 700 руб

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 668-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Фленова Ильи Валерьевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

статьи 20, 21, 22, 24, 147, 212, 318 и 319, как позволяющие дознавателю, органу дознания с согласия прокурора переквалифицировать уголовное преследование по обвинению в преступлении публичного обвинения на преступление частного обвинения, при этом не прекратив уголовное дело частного обвинения при отсутствии обстоятельств, предусмотренных частью четвертой статьи 20 и частью третьей статьи 318 данного Кодекса, продолжив предварительное расследование и направив уголовное дело в суд с обвинительным актом, даже если оно было возбуждено с согласия прокурора в публичном порядке, однако затем ввиду незаконной квалификации частично прекращено по реабилитирующим основаниям, а преступление, предусмотренное пунктом «а» части второй статьи 115 УК Российской Федерации, переведено в категорию частного обвинения;

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 342-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Технюка Владислава Васильевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 123, частью третьей статьи 125, пунктом 2 статьи 401.7, частями первой и второй статьи 401.15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Проверяя законность и обоснованность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, судья обязан выяснить, соблюдены ли нормы, регулирующие порядок рассмотрения сообщения о совершенном или готовящемся преступлении (статьи 20, 144, 145 и 151 УПК Российской Федерации), а также принято ли уполномоченным должностным лицом решение об отказе в возбуждении уголовного дела при наличии к тому законных оснований и соблюдены ли при его вынесении требования статьи 148 УПК Российской Федерации (пункт 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года N 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 09.03.2017 N 86-АПУ17-5 Обстоятельства: Постановлением отказано в удовлетворении жалобы, поданной на постановление заместителя Генерального прокурора РФ о выдаче гражданина компетентным органам иностранного государства для привлечения к уголовной ответственности. Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения, поскольку обстоятельств, препятствующих выдаче иностранного гражданина правоохранительным органам Республики Беларусь, не установлено, при разрешении вопроса об экстрадиции данного лица требования уголовно-процессуального закона не нарушены.

Вопреки доводам жалобы, уголовное дело за данное преступление не относится к категории дел частного обвинения, и производство по нему, в соответствии с положениями ст. 20 УПК РФ, осуществляется в публичном порядке.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.12.2016 N 2777-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мирзояна Ваагна Тафтгоевича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьей 160 Уголовного кодекса Российской Федерации»

2.1. Часть третья статьи 20 УПК Российской Федерации, устанавливая, что уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, относит к их числу, в частности, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьей 160 УК Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, но лишь за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество, — дела о таких деяниях считаются, согласно части пятой данной статьи, уголовными делами публичного обвинения, для возбуждения которых может служить любой из поводов, указанный в части первой статьи 140 УПК Российской Федерации (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 года N 2744-О).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 55 «О судебном приговоре»

22. Придя к выводу о необходимости изменения ранее предъявленного подсудимому обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым относятся к категориям дел частного (часть 2 статьи 20 УПК РФ) и частно-публичного обвинения (часть 3 статьи 20 УПК РФ), возбуждаемых не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, суд при наличии в деле такого заявления, а также когда дело было возбуждено руководителем следственного органа, следователем, органом дознания или дознавателем с согласия прокурора по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 20 УПК РФ, квалифицирует действия подсудимого по соответствующим статьям уголовного закона. Если судом в действиях подсудимого установлены признаки преступления, отнесенного уголовным законом к категории дел частного обвинения, и в материалах уголовного дела имеется заявление о привлечении его к уголовной ответственности за данное преступление, но потерпевший или его законный представитель заявляют о примирении с подсудимым, дело подлежит прекращению на основании части 2 статьи 20 УПК РФ.

Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2016 N 1766-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Горячева Дмитрия Викторовича на нарушение его конституционных прав статьей 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Как разъяснил Верховный Суд Российской Федерации, при подготовке к рассмотрению жалобы судья истребует по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе материалы, послужившие основанием для решения или действия должностного лица, а также иные данные, необходимые для проверки доводов жалобы; проверяя законность и обоснованность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (часть первая статьи 148 УПК Российской Федерации), судья обязан выяснить, соблюдены ли нормы, регулирующие порядок рассмотрения сообщения о совершенном или готовящемся преступлении (статьи 20, 144, 145 и 151 УПК Российской Федерации), а также принято ли уполномоченным должностным лицом решение об отказе в возбуждении уголовного дела при наличии к тому законных оснований и соблюдены ли при его вынесении требования статьи 148 УПК Российской Федерации (пункты 12 и 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года N 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).

Определение Конституционного Суда РФ от 19.07.2016 N 1673-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Лебедевой Надежды Ивановны на нарушение ее конституционных прав статьей 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и подпунктом 9 пункта 1 Постановления Государственной Думы от 24 апреля 2015 года N 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов»

2.1. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке (часть первая статьи 20); уголовные дела частного обвинения возбуждаются в отношении конкретного лица не иначе как путем подачи потерпевшим, его законным представителем заявления в суд, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части первой и частью четвертой статьи 147 данного Кодекса (часть вторая статьи 20 и часть первая статьи 318) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 июня 2014 года N 1432-О). При этом статья 318 УПК Российской Федерации, регулируя порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения, сама по себе не регламентирует права подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 25.08.2016 N 92-АПУ16-9 Приговор: По ч. 1 ст. 119 УК РФ за угрозу убийством, п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ за умышленное причинение легкого вреда здоровью, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство. Определение ВС РФ: Приговор изменен: назначено осужденному наказание по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ в виде исправительных работ, по ч. 1 ст. 119 УК РФ в виде обязательных работ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено осужденному к отбытию 17 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев. Дополнительно: По делу рассмотрен гражданский иск о взыскании компенсации морального вреда и возмещении материального ущерба.

Согласно ст. ст. 20 и 146 УПК РФ уголовное дело о преступлении, предусмотренным ст. 115 ч. 2 п. «в» УК РФ, является делом публичного обвинения, по которому возбуждается уголовное преследование и производится предварительное расследование следственными органами, независимо от наличия заявления и желания потерпевшего.

Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 N 1240-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Седова Германа Николаевича на нарушение его конституционных прав положением части шестой статьи 148 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Согласно статье 21 УПК Российской Федерации уголовное преследование от имени государства осуществляют прокурор, следователь, руководитель следственного органа, орган дознания или дознаватель (часть первая); руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 данного Кодекса, уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего (часть третья). На реализацию целей уголовного преследования и направлены полномочия руководителя следственного органа, включая право возбуждать уголовное дело и производить по нему предварительное следствие, проверять материалы проверки сообщения о преступлении, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя и нижестоящего руководителя следственного органа, в том числе об отказе в возбуждении уголовного дела (части первая и вторая статьи 39, статьи 140 и 146 — 148 УПК Российской Федерации).

Определение Конституционного Суда РФ от 29.03.2016 N 706-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Алексеева Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав пунктом 5 части первой статьи 27 и пунктом 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Согласно пункту 1 статьи 254 УПК Российской Федерации суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в случаях, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в пунктах 3 — 6 части первой, в части второй статьи 24 и пунктах 3 — 6 части первой статьи 27 данного Кодекса. К таким обстоятельствам, в частности, относится наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела (пункт 5 части первой статьи 27 УПК Российской Федерации). Указанное основание для прекращения уголовного дела подлежит применению в системной связи с положениями уголовно-процессуального закона, определяющими особенности производства по уголовным делам частного обвинения, которые возбуждаются в отношении конкретного лица не иначе как путем подачи потерпевшим, его законным представителем заявления в суд, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части первой и частью четвертой статьи 147 УПК Российской Федерации (части первая и вторая статьи 20 и часть первая статьи 318 данного Кодекса).

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх