Реформа 1864

УДК 343.6

Л.С. Андрейченко

ОТДЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ РЕАЛИЗАЦИИ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ 1864 ГОДА

CERTAIN ISSUES OF IMPLEMENTATION OF THE JUDICIAL REFORM OF 1864

Введение: в статье исследуются отдельные аспекты становления и развития судебной системы России в период судебной реформы 1864 г. Цель работы: показать, что именно судебная реформа в череде иных реформ рассматриваемого периода имела наибольшее значение для становления российского правового общества второй половины XIX в., так как способствовала формированию общих стандартов судопроизводства, которые стали основой для дальнейшего развития судебной системы России.

Материалы и методы: методологией исследования являются описательный, научно-аналитический, историко-правовой, теоретико-юридический методы, анализ и синтез в рамках исторического анализа.

Результаты исследования: автор статьи подчеркивает, что реформа 1864 г. позволила создать наиболее прогрессивную для XIX века судебную систему и необходимые условия для внедрения законности в систему государственного управления Российской империи. Благодаря ей были утверждены основополагающие принципы современного правосудия, а именно: осуществление правосудия специально уполномоченным органом — судом; гласность судебного процесса, равенство всех перед законом и судом; гуманизм; законность; уважение к личности; право на судебную защиту и др.

Обсуждение и заключения: автор указывает, что борьба между либеральными и консервативными лагерями породила ряд перипетий: несовершенство механизма комплектования судейских кадров; особый порядок предания суду должностных лиц; отсутствие должной гарантии независимости суда от государственной администрации.

Ключевые слова: правосознание, судебная реформа, принципы, судебная система, судопроизводство, судоустройство.

Для цитирования: Андрейченко Л.С. Отдельные вопросы реализации судебной реформы 1864 года // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2017. Т. 7, № 3. С. 29 — 36.

Key words: criminalization of acts, changes in the Criminal Code of the Russian Federation, bringing to

suicide, inducing suicide, facilitating suicide, crimes against life, adolescent rights.

Введение

Особая роль в череде знаменательных для России второй половины XIX века политико-правовых событий отводится судебной реформе 1864 г., которая должна была путем обеспечения справедливого правосудия повысить доверие не только к судебной ветви власти, но и к государству, всем его правовым институтам обеспечения охраны социально-значимых интересов жизни общества, обеспечения равенства граждан перед законом и укрепления политического порядка.

В связи с этим исследование эволюции деятельности судебных органов в указанный период позволяет с новой точки зрения проанализировать содержание исторического процесса становления судебной системы, развитие основных ее правовых институтов, процессуального права.

Обзор литературы Основные этапы истории, становления и развития судебной системы России изучались такими учеными, как Г.А. Джаншиев, И.И. Исаев, А.Ф. Кони, АС. Кобликов, И.Н. Куксин, П.Е. Казанский, О.Е. Кутафин, В.М. Лебедев, В.Ф. Одоевский, Н.Д. Сергеевский, Е.Е. Тонков, Р. Уортман и др. Однако до сегодняшнего времени некоторые вопросы становления и развития судебной системы все еще не нашли своего разрешения. На наш взгляд, многие современные проблемы в деятельности судебных органов и в законодательстве, их регулирующем, во многом предопределены историческим наследием государства.

А.Я. Вышинский, Т.В. Казеева, Н.Г. Корни-шина, А.Г. Кузьмин, Н.В. Логачева, В.М. Мара-санова характеризуют процесс формирования и становления судебной системы каждого государства, в том числе и России, как длительный, но в то же время неизбежный . Зачастую он сопровождается различными катаклизмами политического, экономического, социального и культурного характера. «При этом функции судебной власти чаще всего в значительной мере оказываются заполи-тизироваными. В этих условиях применение судебных актов как мер государственного принуждения, — утверждает А.Г. Кузьмин, — приводит к тому, что судебная власть воспринимается в качестве репрессивного элемента государственного механизма, направленного преимущественно на поддержание правопорядка» .

Материалы и методы

Методологией исследования является описательный метод, благодаря которому удалось детально отразить историческую трансформацию судебной системы России, передать опыт ученых, ранее изучавших развитие и становление судебной системы, анализ и синтез в рамках исторического анализа, с помощью которых автор подвел итоги судебной реформы.

Результаты исследования За весь период своего исторического развития судебная система России неоднократно подвергалась глубокой трансформации, так как каждый исторический период вносил свою лепту в деятельность соответствующих институций. Однако наиболее важным в этом плане представляется обращение к историческому опыту проведения судебной реформы 1864 г., которая привнесла революционные изменения в систему судоустройства и судопроизводства. Основной ее идеей стала идея единства судебной власти и целостности механизмов правосудия, которая нашла свое воплощение в Судебных статутах 1864 г. . «Судебная реформа, — писал А. Кони, — призвана была нанести удар худшему из видов произвола, произволу судебному, прикрывающемуся маской формальной справедливости. Она имела своим последствием оживление в обществе умственных интересов и научных трудов. Со старой судебной практикой науке было нечего делать» . Результатом этой реформы стало воплощение международных стандартов и принципов осуществления правосудия: гласности, состязательности, равенства сторон в судебном процессе и др. .

Безусловно, для проведения масштабных преобразований в сфере судопроизводства XIX века существовали определенные предпосылки. Если говорить о причинах проведения судебной реформы, то они очевидным образом просматриваются в следующем: в 1861 году в России пало крепостное право, которое содержало два взаимоисключающих понятия — «крепостное» и «право». Это была особая система правоотношений, регулировавшая жизнь русского народа, в которой многие крестьяне являлись не субъектами, а, скорее, объектами правоотношений. После отмены крепостного права десятки миллионов людей стали новыми субъектами права. И если раньше их правоотношения регулирова-

лись помещиками, то теперь приходилось искать новые механизмы регулирования. Потребовалась совершенно новая правовая система, необходимо было вводить иные институты права и регуляторы правоотношений .

Это было основной причиной судебной реформы. Она была логическим следствием ликвидации старой системы права — крепостного права. Вторая не менее важная причина заключалась в том, что реформа должна была обеспечить наметившийся курс на модернизацию или же обновление России, которым срочно нужно было преодолевать социально-экономическую, культурную, техническую и технологическую отсталость от ушедших вперед западных стран. Игнорирование этой ситуации могло бы привести к катастрофе внутри государства. Страна могла не выдержать исторического соревнования народов. Значит, нужна была социально-экономическая, технологическая и техническая модернизация, а успех ее во многом был невозможен без правового сопровождения. Нужно было создать такую правовую базу, которая позволила бы быстро нарастить экономический потенциал в стране, развить предприимчивость народа, обеспечить его правовую защиту. То есть потребность в модернизации страны — важнейшая причина судебной реформы 1864 года. Третья причина заключалась в том, что дореформенный суд не мог обеспечить реализацию стоящих перед Россией задач. По сути дела, инквизиционное судопроизводство порождало массу злоупотреблений, явления коррупции в судах. Все это и обусловило развитие и создание новой правовой системы.

В этих условиях, с нашей точки зрения, обозначились три основных подхода: консервативный, либерально-демократический и радикальный.

Представителем консервативного направления был министр юстиции России граф В.Н. Панин, считавший невозможным какие-либо изменения. По мнению графа Д.Н. Блудова, представлявшего либерально-демократическое направление, улучшить судопроизводство и судоустройство можно было бы и без существенных изменений, исправляя лишь его недостатки путем синтеза «исторических начал» российского законодательства и элементов западноевропейского. Д. Оболенский, являвшийся представителем наиболее радикального течения, полагал, что менять необходимо «все и вся».

Позиция В.Н. Панина не нашла должного понимания в обществе, поэтому ос-новная борьба развернулась между концепциями реформирования судоустройства и судопроизводства Д.Н. Блудова и Д.А. Оболенского. Несмотря на то что противоборство этих двух направлений отчетливо просле-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

живалось на протяжении всей судебной реформы, все же преимущество осталось на стороне радикального направления, что, по нашему мнению, в большей мере было обусловлено политической обстановкой XIX века.

С нашей точки зрения, такая «борьба» в исторической ретроспективе должна рассматриваться положительно, так как впоследствии именно она позволила не только выработать наиболее рациональные пути организационно-правового преобразования системы правосудия, но и в очередной раз подчеркнуть их неотвратимость. Однако для создания новой модели суда был необходим образец, которого дореформенное правосудие не имело. Проводить же эксперименты, создавая свои неизвестные мировой юстиции образы и формы, не имело смысла, так как это означало бы в очередной раз вступить в противоречие с потребностями времени.

Так, реформаторами судебной власти была проведена большая работа, направленная на создание наиболее оптимальной формы правосудия согласно изменениям социально-политической сферы российского общества. Ее результатом стало утверждение в ноябре 1864 г. Александром II Судебных уставов (Учреждение судебных установлений; Устав уголовного судопроизводства; Устав гражданского судопроизводства; Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями).

Именно с издания обозначенных документов началась реформа 1864 г., позволившая создать модель правосудия, отвечающую требованиям цивилизованного общества. Основные положения этой реформы были сведены к следующему: создавались новые судебные учреждения: коронный и мировой суды. Коронный суд имел две инстанции: окружной суд (в пределах губернии, что составляло округ) и судебная палата, объединявшая несколько судебных округов. Окружной суд был коллегиальным и имел в своем составе, кроме профессиональных судей, 12 присяжных заседателей, выбранных из представителей разных сословий. Присяжные заседатели во время рассмотрения уголовных дел должны были вынести вердикт подсудимому. Введение суда присяжных можно рассматривать как определенный фактор формирования гражданского общества, но одновременно это имело и сугубо утилитарное значение для суда, который должен был осуществлять правосудие. Судья и члены суда, согласно закону, определяли меру наказания. Решения с участием присяжных считались окончательными и могли быть обжалованы только в кассационном порядке. При отсутствии присяжных решения могли быть обжалованы в судебной палате. В качестве суда первой инстанции судебная

палата разбирала дела о государственных и должностных преступлениях, которые рассматривались с участием сословных представителей. С целью рассмотрения мелких уголовных дел и мелких исков на сумму не более 500 рублей были созданы мировые суды с упрощенным судопроизводством. Мировые судьи избирались волостными земскими собраниями (в Москве, Петербурге, Одессе — городскими думами) сроком на три года. Апелляционной инстанцией для мировых судов был съезд судей, который имел право повторно рассмотреть дело с вынесением решения полиции 1.

Ряд авторов указывают на то, что в рассматриваемый период судебный процесс стал состязательным, на место канцелярской тайны пришла гласность, заочное рассмотрение дел было заменено публичным разбирательством с участием сторон и их адвокатов. Был утвержден принцип осуществления правосудия только судом, отменена система формальных доказательств, институт оставления под подозрением. Впервые в истории российского права был утвержден гражданский процессуальный кодекс, вводивший принцип диспози-тивности. Все подданные империи были уравнены перед судом .

В связи с этим наш современник Р. Уортман отметил, что реформа 1864 г. создала прогрессивную для XIX века судебную систему и необходимые условия для внедрения законности в систему управления Российской империи .

Кроме того, судебная реформа 1864 г. способствовала гуманизации социальных отношений. Важную роль в этом играла гласность судопроизводства, вследствие чего изменилось отношение общества к административному произволу. Открытые публичные судебные заседания вызвали огромный интерес у всех слоев населения. В залах суда собирали представителей от дворян, купцов, крестьян. Для многих людей это становилось нормой. Среди современников, отмечающих необычайную атмосферу внимания и сострадания нового суда, был сенатор В.Ф. Одоевский, который происходящее в зале описывал так: «…публики пропасть, и много крестьян и слушают с большим вниманием. Заседания длятся до 7 часов. Настоящая юридическая обедня» .

Неудивительно, что в попытках реорганизовать систему судопроизводства, несмотря на присутствующие недостатки, все же происходит переход к более совершенным формам судопроизводства . А само правосудие из орудия в руках правящей элиты превращается в вид професси-

ональной деятельности. Последнее неизбежно повлекло за собой установление единообразных начал осуществления судопроизводства с последующим созданием соответствующей законодательной основы. Так как русское государство строилось изначально на принципах доминирования обязанностей, где даже права монарха и господствующих классов вытекали из обязанностей и были их продолжением , наиболее весомым достижением судебной реформы 1864 г. стало провозглашение новых принципов судопроизводства: равенство всех перед законом, состязательность сторон, независимость суда и его бессословность, публичность и гласность.

Большое значение для независимости суда и упрочения принципа законности в уголовных и гражданских процессах имели создание адвокатуры и реорганизация прокуратуры. Адвокатура, созданная судебной реформой, сразу заявила о себе смело и решительно . По этому поводу А. Кони отметил важность совершенствования системы правосудия, утверждая, что реформа «внесла новые начала в народную жизнь. Она пробудила в обществе силы, не находившие себе дотоле достаточного применения, она послужила нравственной школою народу и с систематическою настойчивостью стала вызывать в обществе стремление к истинному правосудию и уважение к человеческому достоинству…» . Следует отметить основные принципы, на которых строилась русская адвокатура: совмещение судебного представительства и пра-возаступничества; свобода профессии с точки зрения ее независимости от органов государственной власти; самостоятельное определение гонорара по соглашению с клиентом; корпоративность .

Как утверждает А.Г. Галкин, новый суд должен был служить гарантией защиты личности от произвола властей. Например, никто не мог подлежать судебному преследованию за преступление или проступок, не будучи привлеченным к ответственности в порядке, установленном законом. Запрещалось содержание под стражей иначе как в случаях, определенных законом, или в помещениях, не установленных законом. Важным новшеством явилось и то, что суду запрещалось останавливать решение дела под предлогом неполноты, неясности или противоречия законов. Нарушители этого запрета подлежали ответственности за противозаконное бездействие власти. Важнейшей гарантией законности и защиты личности от произвола судебных властей являлась обязанность судов решать дела по точному смыслу закона, а в случае

неполноты, неясности или противоречия законов основывать решения на общем смысле законов. В целом судебная реформа, проводившаяся наряду с крестьянской, земельной, военной, земской, городской и другими, оказалась самой последовательной и прогрессивной. Она опиралась не только на существовавший исторический опыт России, но и учитывала законодательный опыт других европейских государств. В результате была создана российская модель процессуального правопорядка .

Результаты исследования

Таким образом, Судебные уставы 1864 г. в корне изменили судоустройство, процессуальное и материальное право Российской империи. Судебные органы были отделены от административных и законодательных, учрежден суд присяжных, впервые был введен институт адвокатуры, в корне изменились прокуратура и следствие. Также были провозглашены принципы состязательности, гласности, устности, права на защиту и обжалование приговора, равенства граждан. Эти положения судебных статутов надо было реализовывать на практике, всецело воплотив их в деятельность нового суда.

Кроме того, судебная реформа 1864 г. существенно повлияла и на разрушение устойчивого положения дворянства. Провозгласив равенство перед судом и законом, возможность представителям всех сословий быть присяжными заседателями, иметь равные гражданские и имущественные права, которые гарантировались нормами Устава гражданского судопроизводства, реформа создала важные правовые предпосылки для превращения сословного общества в гражданское. Хотя формально оставалось деление подданных Российской империи на сословия, дворянство в результате реформ потеряло важнейшие привилегии: исключительное право собственности на землю, право судить крестьян и управлять ими и т.п. Несмотря на это, ряд привилегий за дворянством все же был сохранен (титулование, геральдистика), но уже невозможно было остановить наметившийся переход к обновленному общественному строю.

Эту реформу нельзя воспринимать как простое обновление правил судопроизводства. Она вобрала в себя все тенденции новой эпохи, которая несла демократические ценности — всесословность, уважение к человеческому достоинству, равенство всех перед законом. Реформа суда содействовала изменению общественного сознания, перерастанию его из патриархального в гражданское, в частности — повышению уровня уважения к закону . Подобный социально-правовой феномен позволил наглядно проиллюстрировать пример воз-

можного сотрудничества общества и государства в условиях жесткого административного управления. При демократизации систем судоустройства и судопроизводства общественное правосознание проявилось в активных действиях населения по обсуждению законодательных актов .

В обозначенный период была осуществлена попытка поиска наиболее оптимальных форм организации деятельности органов правосудия, который завершился повсеместным образованием судебных учреждений. Неизменными оставались лишь намеченные основателем и сложившиеся на тот момент их основные задачи и функции, регулярный характер, профессионализм. И все же некоторые ученые, среди которых Г. Филонов и В. Черных, отмечают, что судебная реформа не была лишена ряда недостатков при ее реализации: «Хотя и был провозглашен принцип равенства всех перед законом, тем не менее имели место многочисленные отступления от него, в частности, особый порядок придания суду должностных лиц, отсутствие должной гарантии независимости суда от государственной администрации» . Кроме того, скопированная с западных образцов европейская система судопроизводства хорошо работала в западном обществе. В России, как было отмечено авторами, она зачастую давала серьезные сбои.

Однако следует признать, что в борьбе за отстаивание собственных интересов, которые зачастую сводились к поиску политических преступников, государство забывало об основополагающих принципах Судебных уставов. Несмотря на активную борьбу судебной власти с преступностью, она оказалась неспособной гарантировать достойную защиту. Это мешало доказывать, что только суд на основании достаточной доказательственной базы может признать лицо виновным. Все это способствовало нарушению важнейшего постулата, провозглашенного Александром II, что «основное назначение Судебных уставов — возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить то уважение к закону, без которого невозможно общественное благосостояние» .

Обсуждение и заключения

Судебная система российского общества в период реформы стала более про-грессивной, так как способствовала созданию категории независимо мыслящих людей, появлению замечательных адвокатов, ораторов, присяжных поверенных, прививала чувство законности, уважения к правопорядку. Однако недостаточная зрелость общества не соответствовала ее характеру и масштабам. Консервативные элементы в нем настойчиво доказывали необходимость возвращения к дореформенным порядкам. Яркий

представитель консервативной критики судебной реформы В. Фукс который в своем труде «Суд и полиция» указывал, что новые судебные органы не справляются со своей задачей, используя богатый фактический материал, приводил в первую очередь отрицательные стороны судебной жизни, примеры невежества судей и следователей, случаи произвола, необоснованные вердикты присяжных заседателей. При этом, не задаваясь вопросом о типичности данных явлений, он делал вывод о непригодности Судебных уставов .

Подводя итог нашего исследования, мы пришли к выводу, что для России важнейшим событием в истории правосудия стало проведение судебной реформы 1864 г., в реализации которой

можно целенаправленно выделить три основных подхода: 1) консервативный; 2) либерально-демократический и 3) радикальный. Хотя реформа 1864 г. и породила множество проблем и поводов для размышлений, но все же способствовала формированию общих стандартов, которые стали основой для дальнейшего развития судебной системы России. Кроме этого, она заложила основополагающие принципы современного правосудия, а именно: осуществление правосудия специально уполномоченным органом, гласность судебного процесса, равенство всех перед законом и судом, гуманизм, законность, уважение к личности, право на судебную защиту и др.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

2. Казеева Т.В. Становление правосознания пореформенного общества как историографическая проблема // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2011. С. 520-524.

3. Корнишина Н.Г. Судебная система Российской империи накануне проведения реформы 1864 года (к 150-летию принятия судебных уставов) // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. 2014. № 1 (29). С. 69-76.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Кузьмин А.Г. Этапы конституционализации российской судебной системы // Вестник ЮУрГУ 2015. Т.15. № 1. С. 63-71.

5. Логачева Н.В. Некоторые меры по контрреформированию судебной защиты и суда присяжных в ходе реализации судебной реформы 1864 года, их последствия // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. 2016. № 2 (38). С. 55-62.

9. Коротких М. Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 года в России / Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1989. 185 с.

11. Рябухина А.А. К вопросу о предпосылках и значении судебной реформы 1864 г. // Инновационная наука. 2017. № 2. С. 132-134.

13. Абдарашитов В.М. Влияние основных правовых идей судебной реформы 1864 г. на формирование и развитие принципа презумпции невиновности // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5: Юриспруденция. 2015. С. 117-121.

14. Брушковская Е.Г. К вопросу о правовом регулировании института постановления приговора мировым судьей по законодательным актам судебной реформы 1864 года // Право и современные государства. 2016. № 5. С. 50-54.

16. Панюшкин В.А., Шабанов П.Н. Независимость рожденная реформой // Судебная власть и уголовный процесс. 2014.№ 3. С. 252-257.

17. Уортман Р.С. Властители и судьи: Развитие правового сознания в имперской России. М., 2004. 520 с.

19. Попова А.Д. Судебная реформа 1864 года и развитие гражданского общества во второй половине XIX века // Общественные науки и современность. 2002. № 3. С. 89-100.

20. Грачев Н.И. Судебная реформа 1864 года в контексте великих реформ: опыт историософской ревизии // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5: Юриспруденция. 2015. № 1 (26). С. 25-33.

21. Чингузов О.М. Судебная реформа 1864 г.: еe плюсы и минусы// Царскосельские чтения. 2012. № 16. С. 78-86.

23. Осадчук Е.И. История зарождения и развития адвокатуры в царской России // Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. 2013 № 4 (54). С. 81-85.

24. Филонов Г.А., Черных В.С. Судебная реформа Александра II // Территория науки. 2015. № 4. C. 26-43.

25. Рассказов В.Л. Органы сыскной полиции Российской империи в трудах отечественных исследователей // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2015. № 107 (03). C. 1-15.

4. Kuz’min A.G. Jetapy konstitucionalizacii rossijskoj sudebnoj sistemy // Vestnik JuUrGU. 2015. T.15. № 1. S. 63-71.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Korotkih M. G. Samoderzhavie i sudebnaja reforma 1864 goda v Rossii / Voronezh: Izd-vo Voronezhskogo un-ta, 1989. 185 s.

11. Rjabuhina A.A. K voprosu o predposylkah i znachenii sudebnoj reformy 1864 g. // Innovacionnaja nauka. 2017. № 2. S. 132-134.

Jurisprudencia. 2015. S. 117-121.

16. Panjushkin V.A., Shabanov P.N. Nezavisimost’ rozhdennaja reformoj // Sudebnaja vlast’ i ugolovnyj process.

2014. № 3. S. 252-257.

17. Uortman R.S. Vlastiteli i sud’i: Razvitie pravovogo soznanija v imperskoj Rossii. M., 2004. 520 s.

21. Chinguzov O.M. Sudebnaja reforma 1864 g.: ee pljusy i minusy// Carskosel’skie chtenija. 2012. № 16. S. 78-86.

24. Filonov G.A., Chernyh V.S. Sudebnaja reforma Aleksandra II // Territorija nauki. 2015. № 4. C. 26-43.

2015. № 107 (03). C. 1-15.

Об авторе: Андрейченко Людмила Станиславовна, старший научный сотрудник группы организации

научной работы, соискатель кафедры правоохранительной и судебной деятельности

Луганской академии внутренних дел имени Э.А. Дидоренко.

e-mail: naukalavd@mail.ru

©Андрейченко, Л.С.,2017

Адрес: 91001, г. Луганск, ул. Пушкина 1

Статья получена: 18.07.2017. Статья принята к публикации: 19.09.2017. Статья опубликована онлайн:20.09.2017.

Автор прочитал и одобрил окончательный вариант рукописи. The author have read and approved the final manuscript.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Новые судебные уставы коренным образом перестраивали судебную систему и процедуру отправления правосудия. Дореформенные суды не нуждались в судьях-профессионалах. Так как правосудие вершилось негласно и состояло в основном только из рассмотрения письменных актов, то от судьи не требовалось хорошего знания уголовного и гражданского процесса. Для решения дела по существу ему не нужно было разбираться в законодательстве: это требовалось только от секретаря, на котором лежала обязанность указывать судьям необходимые статьи закона. То есть до 1864 г. фактически все правосудие могло находиться в руках секретаря. Тогда как Судебные уставы 1864 г. перенесли центр тяжести судебной деятельности на судей. До реформы суд был сословным, и все приговоры уездных судов (суд при исправнике состоял из 4-5 заседателей от дворян и 2-х от государственных крестьян, часто заменяемых дворянами) представлялись на «ревизию» губернатору. Судебное обсуждение шло без участия сторон.
Принятию Судебных Уставов предшествовала колоссальная работа российских реформаторов. До 1861 г. реформой суда занимался кронный министр граф Д.Н. Блудов, а в 1864-1867 гг. – С.И. Зарудный, министр юстиции Д.Н. Замятин, государственный секретарь В.П. Бутков, товарищ министра юстиции Н.И. Стоянов. В начале 1850-х гг. при канцелярии Николая I были учреждены комитеты для составления проектов уголовного и гражданского судопроизводства. Однако работы этих комитетов не были закончены. Зато с восшествием на престол Александра II работа в этом направлении ускорилась. В 1857-1860 гг. были составлены подготовительные проекты будущих уставов, а в 1860 г. введены должности независимых судебных следователей. В 1863 г. были отменены телесные наказания для всех категорий населения, кроме крестьян, ссыльных, каторжных и штрафных солдат. Тогда как женщины освобождались, вне принадлежности к сословию. Прокуратура стала выступать как орган судебного, а не общего надзора.
Основными принципами судебной реформы, введенной новыми судебными уставами 20 ноября 1864 г., стали: бессословность судопроизводства, гласность и состязательность процесса (суд стал устным), подсудность всего населения империи, независимость судей от администрации, упрощение структуры суда и право судей толковать законы.
Общие суды устанавливались в трех инстанциях с уголовными и гражданскими отделениями:
1) окружной (один на губернию) для серьезных гражданских исков и уголовных дел;
2) судебная палата (один на несколько губерний), представлявшая собой апелляционное учреждение и суд первой инстанции для политических и государственных дел;
3) Сенат – высшая судебная и кассационная инстанция.
Первыми были сформированы и начали работать столичные судебные установления: Санкт-Петербургские — с 17 апреля 1866 г., Московские — с 23 апреля. В остальных губерниях, вошедших в округа первых двух судебных палат, новые суды открылись к концу года. 44 губернии страны были поделены на 108 округов, в каждом из которых был сформирован съезд мировых судей. Кроме высокой платы (2200-9000 руб.) независимость судей обеспечивалась тем, что мировые судьи утверждались Сенатом, а коронные назначались министром юстиции и утверждались императором. После упразднения домашнего вотчинного суда сохранялся крестьянский волостной суд, разбиравший дела до 100 руб.
Судебные Уставы четко распределили обязанности в судебной процедуре между различными должностными лицами. Кроме членов окружных судов, при судебных местах состояли: судебные следователи, проводившие предварительное расследование; чины прокурорского надзора (прокуроры и его товарищи), контролировавшие предварительное расследование, поддерживающие обвинение в суде и наблюдающие за производством дел в съездах мировых судей; присяжные поверенные, осуществляющие защиту и представительство; судебные приставы, отвечающие за приведение судебных приговоров и решений в действие; нотариусы, закрепляющие юридически гражданские права; 6) должностные лица по канцелярии — секретари и их помощники. Все эти должностные лица, кроме судебных следователей и нотариусов, состояли при судебных палатах. При съезде мировых судей также состояли судебные приставы и секретари.
Мировые судьи учреждались для разбора уголовных и решения малозначительных уголовных и гражданских дел, ущерб от которых составлял не более 500 руб. Суд состоял из единоличного мирового судьи, который избирался уездным земским собранием. Для занятия должности было необходимо иметь среднее образование, недвижимость на 15 тыс. руб. или 400 десятин земли. Мировой судья мог назначить штраф до 300 руб. или срок до 1,5 лет. Однако в данном вопросе правительство оказалось не совсем последовательным: содержание мировых судей возлагалось на земства. То есть государство дало в руки земским органам способ давления на мировых судей. Впрочем, нет свидетельств, что земства активно использовали эту возможность. А в 1889 г. выборные мировые судьи были замены земскими начальниками.
К службе по судебному ведомству не допускались совершившие уголовное преступление, а так же исключенные сословным приговором из среды крестьянских и мещанских обществ или из дворянских собраний, объявленные несостоятельными должниками или стоящие под опекой за расточительство, а также оставленные старыми судами «в подозрении». Правительство отказалось от сословного, национального и вероисповедного ценза. Имущественный ценз был установлен только для мировых судей, но довольно высокий — в два раза выше, чем для земских гласных.
Зато вводился образовательный ценз, особенно высокий для присяжных поверенных. Ими могли стать только лица с высшим юридическим образованием. На должности председателей, их товарищей, членов судебных мест, судебных следователей, чинов прокурорского надзора, секретарей и их помощников предусматривалось назначать лиц с аттестатами университетов или других высших учебных заведений об окончании курса юридических наук. Но допускалось исключение для лиц, «доказавших на службе свои познания по судебной части». Для мировых судей образовательный ценз был ниже: среднее, и не обязательно юридическое, образование, которое заменялось трехгодичной службой в должностях, позволяющих «приобрести практические сведения в производстве судебных дел». По большому счету от мировых судей ждали отправления правосудия не столько по законам, сколько по народным обычаям.
В механизме подбора лиц на судебные должности сочетались два способа: выборный и по назначению власти. В подборе служащих в общие судебные места (окружные суды и судебные палаты) выборное начало играло вспомогательную роль. Председатели, их товарищи, члены судебных палат и окружных судов, в том числе и судебные следователи, назначались высочайшей властью по представлению министерства юстиции. Но статья закон предполагал, что в случае открытия вакансии на эти должности, должно было состояться общее собрание суда, на котором кандидатура на должность выбиралась из лиц, удовлетворяющих всем требованиям. Затем министр предоставлял избранную кандидатуру императору, при этом он имел право предоставлять и других лиц. Инициатива с мест предполагалась и при подборе лиц прокурорского надзора: товарищи прокуроров окружных судов определялись министром юстиции по представлению прокурора судебной палаты. Все остальные чины прокурорского надзора назначались императором по представлению министра юстиции. Судебные приставы, секретари и их помощники определялись председателями тех мест, где они служили. Нотариусы отбирались из лиц, желающих занять эту должность путем экзамена при окружном суде, и затем утверждались председателями судебных палат.
Гражданские дела решались без участия присяжных заседателей, а уголовные — с ними. Присяжные привлекались по делам о преступлениях, влекущих за собой наказания, соединенные с лишением всех или некоторых прав и преимуществ состояния для вынесения вердикта о виновности или невиновности подсудимого. Они избирались из числа гражданского населения, имеющего имущественный ценз (500 — 2 тыс. руб. или 10 десятин земли) в количестве 12 человек. Благодаря С.И. Зарудному, вводился институт независимой от министерства юстиции адвокатуры (присяжные и частные поверенные), куда ушли лучшие юристы страны – Урусов, Пассовер, Спасович и др.
Впрочем, процесс создания новых судов затянулся на 30 лет. И в это время в судебную практику были внесены поправки, сужающие сферу применимости новых судебных уставов. Так, предавать суду чиновников можно было только с разрешения губернатора, а в 1878 г. правительство изъяло из ведения суда присяжных дела о «явном восстании против властей». Дело в том, что из 277 обвиняемых, оправданных присяжными в 1870-1888 гг., 211 были оправданы именно в 1870-е и проходили по политическим делам.

Постановлением Верховного Совета РСФСР № 1801-1 24 октября 1991 года была утверждена Концепция судебной реформы в РСФСР (далее – Концепция). Ее авторы называли свое творение «пробным камнем». Проследим, какой полет уготовила ему история?

А как все начиналось…

С начала очередных российских реформ минуло четверть века! Именно столько времени потребовалось, чтобы Германия и Япония восстали из пепла Второй мировой. За 25 лет набрали силу азиатские тигры: Южная Корея, Тайвань, Гонконг, Сингапур, полностью преобразился Китай.

В России ничего подобного пока не произошло как в целом, так и в частности. О проблемах судебной реформы мы уже писали1. Таковая в 1991 году задумывалась как часть общих реформ в рамках построения правового государства. Не будет открытием утверждение: реформы вообще, судебно-правовая реформа в частности идут далеко не по писаному. Проф. В. Зорькин: «Россия должна взять правовой барьер», «неспособность справится с данной задачей – ведет к катастрофе»2.

Авторы Концепции повествование начинают словами: «Возвращение Отечества в лоно мировой цивилизации требует, чтобы наряду с политическими и экономическими преобразованиями разворачивался процесс правовой реформы». Личное общение позволяет раскрыть понятие «лоно мировой цивилизации». Фактически речь идет о европейской цивилизации, к которой Россия себя эпизодически причисляет, но, приблизившись к ней, спешит поскорее от таковой отмежеваться. Почему это происходит? Ответ у А. Блока, «Да, азиаты – мы». В силу данного обстоятельства европейцы никогда не видели в нас равных, свою задачу они видят только в просвещении россиян. Да и сама Европа далеко не однозначно правовая, ибо фашизм – тоже Европа. Пример этот далеко не единичный.

Итак, авторы Концепции, обсуждая возможный ход правовых реформ, ратовали за возвращение россиян в лоно европейской, по своей структуре далеко неоднородной, цивилизации, для чего следовало взять соответствующий правовой барьер. Не взят! О сроках его очередного штурма в наши дни умалчивают, хотя к нему и готовятся. О самой Концепции много говорить тоже не принято. Например, ее 20-летие фактически не заметили.

Правовое государство – рай на земле?

Что же обещали россиянам авторы Концепции еще при их жизни? «Верховенство закона, незыблемость основных прав и свобод человека, защиту общества от произвола властей». Видимо, романтическому настрою лиц, ваявших Концепцию, претил прагматизм М. Сперанского: законы у нас могут быть греческими и английскими, а управление в России всегда останется турецким. Составители Концепции считали, что государство должно «совершить мужественный акт самоотрицания, превратившись из политического в правовое».

Эти слова читателю ничего не напоминают? Например, жить будете в раю, в «городе солнце», при коммунизме. Как у всех утопистов, для этого нужно совсем немного – только одно чудо. Нет политики, а есть только право! Думается, нет смысла и далее искать разумные основания поспешного забвения Концепции. Очевидно, что политика – основа государства, таковая обязательно правовая, другое дело, какой правовой режим приемлет общество.

Например, Япония не перестает считаться правовым государством при наличии смертной казни, практически полном отсутствии оправданных, да и предварительное расследование там ведется без участия адвокатов, а зачем японцам в суде присяжные, они и сами не понимают.

Всякий коренной переворот обнаруживается в уголовном процессе. Так, в Англии тесно связано существование парламента и суда присяжных, во Франции – императорская власть и прокуроры. В первой преобладает гражданская свобода, во второй – государственное начало. Этим словам полтора века, но точнее не скажешь. Государственное начало в Отечестве нашем – начало всех начал, единственный причал, известный не только большинству населения, но и ведущим представителям его элиты. Не случайно полицейская и судебная система на пути от социализма к капитализму кардинальных изменений не претерпели, да и их руководители все родом из СССР.

Авторы Концепции утверждали: «Нельзя сказать, что «милость и правда» царствуют в российских «судебных местах». «Безжалостное и чуждое интересам людей правосудие получили мы в наследство от прежнего режима», когда фактически «предрешенную расправу, освящали ритуалом судоговорения».

Не судите, да не судимыми будете

Реформу уголовного процесса авторы Концепции видели в привлечении народа к участию в правосудии, позже его право на участие таким образом в государственном управлении было даже зафиксировано в Основном Законе (ч. 5 ст. 32).

Впрочем, народ в присяжные не спешит: сформировать жюри для аппарата суда – пытка. По данным СМИ, по делу об убийстве Б. Немцова из 29 кандидатов в присяжные самоотвод взяли 27 граждан.

Не судите, да не судимы будете. Не в этом ли народная истина?

Чиновник: хорошо или плохо?

Если вердикт не за гражданами, то кто судить будет? Народ доверяет это чиновникам. Кто они?

Авторы Концепции упрекнули советское чиновничество: «Не склонны руководствоваться собственным правосознанием, при обнаружении пробела или неясности в законе 70% ориентируются на разъяснения руководящих юридических органов, 57 – на сложившуюся практику, 18,5% следуют указаниям непосредственных руководителей. Наиболее часто встречаются тип «службистов», умело применяющих закон, но не стремящихся к его изменению, и тип «прагматиков», заинтересованных в прохождении дела и ориентирующихся на мнения лиц, от которых зависит окончательное решение».

Совсем ли это плохо или насколько это плохо, судить читателю.

Борьба с преступностью – грех?

Предрешенность пороков уголовной юстиции авторы Концепции видели в приписанной ей цели.

Если таковая – борьба с преступностью, то на первый план выходят ближайшие к ее переднему краю правоохранительные органы, а роль последующих эшелонов (читай судов – Н. Колоколов) не может не стать второстепенной и даже третьестепенной.

Юридическое образование

Ниже в Концепции кое-что сказано о юридическом образовании3, кадрах и, естественно, о коррупции. «Российское общество было свидетелем появления блестящих, талантливых юристов, востребованных и воспитанных новой юстицией.

Долго же пришлось бы ждать, пока «дьяки, в приказах поседелые» улучшат негласное, канцелярское судопроизводство и превратят его в идеал демократизма и справедливости. Нельзя надеяться на зорких и честных оперативников, добросовестных и проницательных следователей, справедливых и гуманных судей – такие качества рождает в специалистах не воспитательная работа и даже не подбор лучших.

«Подобрать» можно квалифицированных, вырастить можно знающих – дальнейшее зависит от назначения и порядка деятельности». Только ли от этого?

Самый скоростной социальный лифт – коррупция

Молодой, талантливый, амбициозный, используя карьеру в правоохране как самый массовый «социальный лифт», быстро растет в должностях и званиях. Вот он на вершине, какое-то время счастлив и нем, но ведь вершина уже позади. В ближайшем будущем, уже к 45: «Что стоишь, качаясь, ты, майор запаса, ты теперь – не рыба, ты теперь – не мясо!». Далее что? Нищенская пенсия?

Естественно, что амбициозные, потеряв в себе большого человека от правоохраны, маленькими быть не согласятся. Кто в наши дни выше всех летает, кто больше всех денег получает? Уже не летчик, а бизнесмен. Честнее честного о российском бизнесе сказал Р. Абрамович на суде с Б. Березовским в Лондоне: «Крыш должно быть две: одна реальная, другая политическая». Все ли бизнесмены, как раньше говорили, без креста, судить читателю. Мы уже описали попытку чиновника от правоохраны использовать второй ярус «социальных лифтов», разбогатеть методами бизнеса4.

Скажем больше, в обиходе появилось выражение – «дембельский аккорд», перед уходом на пенсию обогатиться за счет курируемых предпринимателей. Помню одного руководителя от правоохраны, который буквально переживал, что ему еще не «принесли». Скоро, по версии обвинения, «несли», но не «донесли», несмотря на это, приговор был суров5. Последние «посадки» представителей руководящего эшелона СК РФ, нераспакованные миллиарды, обнаруженные в квартире родственников рядового полковника полиции, – яркое свидетельство, что цель у всех одна – обогащение.

Все это примеры, подтверждающие: безбожие, говоря научным языком, отсутствие системы позитивных ценностей неизбежно сначала разрушают элиту, а затем все общество. Это катастрофа, о неминуемости которой предупреждает В. Зорькин.

Храм российского права

История российского права мне напоминает судьбу храма Христа Спасителя: отстроили, взорвали.

На этом месте начали возводить Дворец Советов – самое высокое здание в мире (420 метров), фундаменты разобрали. Построили бассейн, разобрали. Воссоздали храм Христа Спасителя!

Храм-то глаз радует, а как быть с душой?

Так и уголовный процесс: 1864 год – УУС, 1917 – его полная ликвидация, затем постепенное восстановление утраченного.

Один суд в процессе – не воин

УПК – единая система процессуальных институтов, норм и правил. Основными показателями качества уголовного судопроизводства являются: его соответствие лучшим мировым стандартам. Общество, а именно свойственные ему социально-политические и государственные институты, – среда, в которой предстоит действовать УПК. Удалось ли нашему законодателю в 2001 году решить поставленную перед ним задачу – создать действительно новый, гармоничный в юридико-техническом отношении УПК? Соответствуют ли содержащиеся в нем нормы и правила правосознанию российского общества, в первую очередь запросам правоприменителя?

УПК РФ до сих пор оценивают по-разному. Мне, посвятившему четверть века уголовному судопроизводству, очевидно одно: принципиальных изменений в отечественном уголовном процессе пока не произошло! Как и в период сталинизма, насилие – повивальная бабка уголовно-процессуального доказывания, сказанное следователю дороже произнесенного в суде. В России по-прежнему нет сторон, за результаты рассмотрения уголовного дела перед обществом отвечает только суд.

Сделка: оптимальный стандарт правосудия

Лучшие мировые стандарты уголовного судопроизводства свойственны демократическим обществам. Они давно согласились на сотрудничество с преступником, пошли по пути формирования неформального состязательного уголовного процесса, в результате чего смогли минимизировать конфронтацию в уголовном судопроизводстве между сторонами и, как следствие этого, резко удешевить его. В данном случае объем ограничения прав и свобод личности, привлекаемой к уголовной ответственности, в значительной степени предопределен прежде всего поведением стороны защиты.

Там, где чистосердечное признание – прямая дорога в тюрьму, стороне обвинения, как и раньше, приходится тратить народные деньги на доказывание очевидного. Препятствует сотрудничеству сторон, следовательно, и гармонизации процесса обязанность следователя вменить лицу в вину тот объем преступных действий, который будет не менее установленного спустя продолжительный период времени в суде! Результат наличия в УПК РФ данной базовой конструкции плачевен! Следователи вынуждены либо завышать объем обвинения, либо уходить от его конкретизации. И после этого сторона обвинения рассчитывает, что обвиняемый (подсудимый) облегчит ей работу, пойдет с ней на сотрудничество, признает вину полностью? Рожденный на пустом месте спор загромождает все дальнейшее разбирательство.

А достижима ли истинная состязательность в уголовном процессе, в котором возбуждение уголовного дела и предварительное расследование выведены из компетенции суда? Особенно если учесть, что право назвать информацию доказательством отдано офицерам в погонах, ведомым в бой с преступностью генералами!

Есть и позитив

Формируется механизм заключения сделки «государство – преступник», начинает работать апелляция.

Что мешает?

Очень мешает реформе процесса полное отсутствие понимания:

– нет и быть не может арифметической формулы в уравнении «преступление – наказание», в УК РФ механизм расчета наказания захламлен никому не нужными частностями;

– хватит прятаться за тюремными стенами, преступника исправляет не колония, а общество в целом.

Мы живем в XXI веке

Не забывайте:

–Все существующие в мире судебные системы, свойственные их функционированию технологии – порождение эпохи индустриальной (века прошлого, а то и позапрошлого). На смену офисам судебным стремительно идет офис тоже судебный, но уже виртуальный… Смена систем мысли неизбежно ведет к смене всех прочих стратегических схем и систем, в ряду которых структура аппарата судебной власти, его режим и прочие характеристики…

–Главное в процессе еще и инфраструктура системы судебно-властных отношений, благоприятная среда, в которую система погружена. Несовершенство первой, а в ряде случаев неблагоприятность второй не позволяют обществу задействовать заблаговременно созданные им мощности судебных систем.

–В постсоветских обществах господствуют идеи иждивенчества, их члены замерли в ожидании, когда приедет барин и их рассудит, направит, накормит. В таких случаях суд вырождается в одну из форм административного управления.

–Суд – не более чем одна из социальных подсистем, пусть и весьма важная, а у общества не одна цель, а иерархия целей. Следовательно, эффективность работы судебной системы (фактически подсистемы) напрямую зависит от схемы сложения активностей всего ряда подсистем.

– Может ли быть эффективным функционирование судебной системы (социальной подсистемы), если в конкретный исторический период времени не эффективна государственная политика в целом?

1 Колоколов Н.А. Из истории права российского // эж-ЮРИСТ. 2013. № 8.; он же. Модернизация судебной системы // эж-ЮРИСТ. 2013. № 48.

2 Зорькин В.Д. Правовой путь России. М., 2014.

3 Колоколов Н.А. Мы все учились понемногу…// эж-ЮРИСТ. 2014. № 13.

4 Колоколов Н.А. Дело одного генерала // эж-ЮРИСТ. 2013. № 35.

5 Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18.01.2010 № 5-О09-272 сп. Электронный архив Верховного Суда РФ за 2010 год.

УДК 340.15:343.195

Вячеслав Алексеевич Румянцев,

д-р юрид. наук, профессор, чл.-корр. НАПрН Украины Национальный юридический университета имени Ярослава Мудрого, г. Харьков

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПОДГОТОВКИ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ 1864 ГОДА

В статье проанализированы причины реформирования судебной системы, воспроизведен ход разработки основ нового судоустройства и судопроизводства, показана борьба между либеральными и консервативными лагерями, рассмотрены принципы судебной реформы 1864 года.

Ключевые слова: судебная реформа 1864 года, ее подготовка, принципы судоустройства и судопроизводства.

Крестьянская реформа стала крупнейшим поворотом в истории России XIX в. За ней с неизбежностью последовали земская, городская, судебная, военная и другие, которые существенно преобразовали политическую надстройку империи.

Одной из самых крупных, демократических и последовательных стала судебная реформа 1864 г. . В принципах, на которых она была построена, идеология формального равенства отразилась наиболее полно. Ни в одной другой реформе этого нет, в них охранительный момент царизма, защита интересов дворянства проявляются довольно рельефно. Надо иметь в виду, что суд, правосудие — системы, с которыми гражданин сталкивается не повседневно, он может прожить жизнь, ни разу не побывав в суде. Тем не менее для подданных Российской империи судебная реформа была менее важна, чем другие. Именно в суде сталкиваются жизненно важные для граждан интересы. Поэтому оптимально построенная, доступная судебная система, разумная и прозрачная процедура, процессуальные гарантии важны для всего общества. С этой точки зрения судебная реформа затрагивала интересы всех классов, всех слоев российского общества.

Интерес к судебной реформе по прошествии полутора веков с момента ее осуществления не случаен: и в наши дни принципы судоустройства и судопроизводства, заложенные в судебных уставах, отнюдь не канули в Лету, они являются предметом непосредственного правотворчества и практического применения. В наши дни в ходе осуществления судебной реформы в Украине, прежние правовые идеи и законодательство не могут переноситься прямо в жизнь, но здравое и полезное в области судоустройства и судопроизводства должно быть использовано сегодня.

Судебная реформа, как и другие реформы 60-70-х годов XIX в., была следствием кризиса российского общества, в том числе кризиса верхов, под которым следует понимать осознание правящей верхушкой необходимости изменений в общественно-политической и правовой жизни государства. Различные звенья государственной машины самодержавия к середине XIX в. пришли в негодность, но, пожалуй, ни один из органов государственного аппарата не находился в столь скверном состоянии, как судебная система. «Коррупция, взяточничество, беззаконие, неквалифицированость судей разных уровней характеризовали судебную систему первой половины XIX в., которая в целом была не способна решать задачи правосудия» . Надо сказать, что и общество не желало жить по-прежнему и требовало судебной реформы не менее, чем крестьянской. В реформе суда были заинтересованы все, кроме, разве что, судейских чиновников, имевших доход от неправосудия и не желавших введения новых порядков. Не удивительно, что сторонником

реформирования судебной системы выступал император Александр II , и его брат Константин Николаевич, который придерживался более радикальных и либеральных по содержанию взглядов .

Кризис судебной системы проявлялся в целом ряде обстоятельств, которые и предопределяли необходимость ее реформы. Прежде всего отсутствовала прочная правовая база организации судебной системы и судопроизводства. Дореформенный суд основывался на законодательстве Петра I и Екатерины II (в отдельных случаях, например, при суде над декабристами, использовались даже нормы Соборного уложения 1649 г.). В начале XIX в. была проведена систематизация российского права М. Сперанским, в результате которой судебное законодательство вошло во вторую книгу XV тома Свода законов Российской империи, но при этом, как писал А. Кони, получилось «бессвязное собрание самых разновременных постановлений» .

Для дореформенного суда характерна множественность судебных органов, сложность и запутанность процессуальных процедур, невозможность порой определить круг дел, который должен подлежать рассмотрению того или иного судебного органа. Как следствие, дела бесконечно перекочевывали из одного суда в другой, зачастую возвращаясь в первую инстанцию, откуда вновь начинали долгий путь вверх, на что нередко уходили десятилетия. В ежегодном отчете за 1842 г. министр юстиции В. Панин констатировал, что рассмотрение отдельных дел длилось десятками лет и даже достигало 28 лет с их начала .

Серьезным пороком дореформенного суда было взяточничество. Это, наряду с произволом и невежеством чиновников, типичными для всех звеньев государственного аппарата явлениями, здесь приобрело настолько чудовищный, всеохватывающий характер, что его вынуждены были признать даже самые ярые защитники самодержавно-крепостнических порядков. Подавляющее большинство судебных чиновников рассматривали свою должность как средство наживы и самым бесцеремонным образом требовали взятки со всех обращавшихся в суд. Попытки правительства бороться со взяточничеством не давали результатов, поскольку этот порок охватил весь государственный аппарат. На качество судопроизводства огромное негативное влияние оказывала крайне низкая общая грамотность судей, не говоря уже о грамотности юридической. Она обусловила фактическое сосредоточение всего дела осуществления суда в руках канцелярских чиновников и секретарей .

В дореформенном суде господствовала розыскная (следственная) форма уголовного процесса, предполагавшая его осуществление в глубокой тайне. Принцип письменности предполагал, что суд решал дело не на основе живого, непосредственного восприятия доказательств, личного ознакомления со всеми материалами дела, непосредственного устного допроса подсудимого, свидетелей, а опирался только на письменные материалы, полученные во время следствия. Да и доказательства оценивались формально. Их сила заранее определялась законом, который твердо устанавливал, что может, а что не может быть доказательством. Закон же устанавливал и степень достоверности допускаемых доказательств, деля их на совершенные и несовершенные, т. е. такие, которые давали основание для окончательного приговора и не могли быть опровергнуты подсудимым. Но и среди них особо выделялось собственное признание — определенное еще законодательством Петра I как «лутчее свидетельство всего света» . Для получения его широко применялась пытка, формально запрещенная в 1801 г., но на практике применявшаяся на протяжении всей первой половины XIX в.

Свидетельством осознания правящими кругами этих пороков судебной системы являются попытки реформирования последней еще в начале XIX в. В 1803 г. М. Сперанский предложил широкую программу усовершенствования судебной системы России, получившую дальнейшее развитие во «Введении к уложению государственных законов» 1809 г. . В 1821 и 1826 гг. он возвращался к проектам судебных преобразований, которые поддержал министр внутренних дел В. Кочубей. В

1836 г. II отделение Собственной Его Императорского величества канцелярии (далее — II отделение — В. Р.) и Министерство юстиции разработали проекты законов о судоустройстве и судопроизводстве, основанные на принципах, предложенных еще в 1827 г. статс-секретарем М. Балугьянским, но и они не были утверждены. В 1837 г. II отделение и Министерство юстиции представили проект улучшения следственной части . Этому же был посвящен доклад начальника II отделения Д. Блудова, составленный в 1844 г. Все эти документы в случае их принятия могли бы существенно улучшить судебную систему России, но, поскольку они, пусть и весьма робко, проводили некоторые буржуазные принципы, правительство их отвергло.

Хотя судебная реформа, казалось бы, затрагивала лишь специфическую часть государственного механизма и всей политической системы, было очевидно, что ее нельзя провести изолированно, без решения коренных вопросов общественной жизни, в первую очередь крестьянского. Именно в этом кроется причина того, что все начинания в области реформирования судебной системы, проводимые при Николае I, остались без последствий. «Общий поток организационного переустройства нашего законодательства после 1810 г. разбивается на отдельные ручейки, бесследно неисчезающие в окружающей пустыне бесправия и личных злоупотреблений» . И только с восшествием на престол Александра II, когда стала воплощаться в жизнь крестьянская реформа, развернулись практические работы и по судебной реформе. Если судебную реформу нельзя было провести без раскрепощения крестьян, то и раскрепощение в свою очередь требовало, по мнению самих помещиков, преобразования судебной системы хотя бы уже потому, что освобожденные крестьяне выходили из-под юрисдикции их бывших владельцев .

Отправным моментом в подготовке судебной реформы стало 15 ноября 1857 г. когда император повелел представить в Государственный совет проект Устава гражданского судопроизводства, подготовленный II отделением . Проект исходил из введения принципа состязательности процесса, предлагалось сократить количество судебных инстанций и обратить внимание на повышение квалификации кадров судебных органов.

Указанный проект вызвал в правительственных кругах неоднозначную реакцию, расколов высшее чиновничество на два лагеря — либералов и консерваторов. Либералы хотели существенной перестройки судоустройства и судопроизводства, консерваторы — лишь ограниченных, декоративных изменений. Эта дифференциация переплеталась с другой проблемой: либералы видели образец для преобразований судебной системы в России на Западе, консерваторы призывали искать новые решения на основе собственного исторического опыта. Консерваторы, и прежде всего граф Д. Блудов, боялись коренных изменений, во всяком случае глава II отделения не хотел следовать западноевропейским образцам и вводить принципы устности, гласности, непосредственности, равенства сторон в процессе, учреждать адвокатуру. На противоположных позициях стоял либерал князь П. Долгорукий, направивший осенью 1857 г. специальную записку Александру II, которая привела императора в либеральный лагерь. Он поручил члену Государственного совета князю Д. Оболенскому дать заключение на проект Д. Блудова. Д. Оболенский составил «Замечания на проект нового судопроизводства в России». Этот документ стал достоянием общественности и получил широкий резонанс. В нем резко критиковалось как существующее положение дел в судебной системе, так и сам проект ее реформирования в интерпретации Д. Блудова.

В 1858 г. дискуссия о судебной реформе вышла за стены высоких чиновничьих кабинетов и перешла на страницы журналов и иных периодических изданий. Обсуждение затянулось на два года и увенчалось победой либерального лагеря — проект Устава гражданского судопроизводства был отклонен. В ходе этого обсуждения рождались новые веяния. 8 сентября 1858 г. сам Д. Блудов подал императору доклад «Об установлении присяжных стряпчих», т. е. об учреждении адвокатуры . Вопрос об организации адвокатуры был предметом ожесточенных споров. Во-первых, в условиях господства

розыскной формы процесса функция адвоката была практически ненужной. Судебное представительство ограничивалось всякого рода ходатаями и поверенными — людьми, обычно юридически неподготовленными, а порой и просто неграмотными, ставившими своей целью не помощь правосудию, а задачу выиграть дело любой ценой. С этой точки зрения в ходе подготовки реформы складывалось устойчивое мнение об упразднении такого рода судебных представителей и учреждении подлинной адвокатуры. Во-вторых, еще со времен Екатерины II, напуганной Французской революцией, в руководстве которой адвокаты занимали видное место, у российских императоров сложилось резко отрицательное отношение к адвокатуре . Исходя из этого, новый проект Д. Блудова надо рассматривать как серьезный поворот правящих кругов в сторону преодоления отрицательного отношения к институту адвокатуры и превращения ее в действенный институт судебного представительства, призванный защищать права и интересы граждан.

И все же первым шагом в осуществлении судебной реформы было преобразование не гражданского процесса и не адвокатуры, а прямо противоположной сферы — следствия. В мае 1860 г. Государственный совет принял закон о судебных следователях. Проект закона был разработан статс-секретарем Государственного совета С. Зарудным, специально изучившим законодательство и практику в этом вопросе европейских стран.

В то же время не прекращались работы и над другими документами в сфере реформирования судебной системы. Так в ходе обсуждения в Государственном совете проекта Устава гражданского судопроизводства председатель Совета А. Орлов пришел к выводу, что, прежде чем принимать подобный устав, следует изменить систему судоустройства. Он изложил эту мысль в специальной записке, направленной императору. Александр II согласился с А. Орловым, результатом чего стало направление Д. Блудовым в Государственный совет 12 ноября 1859 г. проекта Положения о судоустройстве. В проекте содержались определенные свежие идеи, в частности большое внимание уделялось введению института мировых судей. В конце того же года начальник II отделения направил на рассмотрение и проект Устава по преступлениям и проступкам. Однако этот документ исходил из консервативных позиций, прежде всего его составители стремились сохранить розыскную форму процесса .

Проекты Д. Блудова, розданные для обсуждения заинтересованным ведомствам, подверглись критике как либералами, так и консерваторами. Замечания на проект рассматривались в Государственном совете в течение 1860-1861 гг., но в силу сопротивления Д. Блудова в текст документов были внесены лишь небольшие изменения. Создавалась тупиковая ситуация, которую преодолело осуществление крестьянской реформы, что настоятельно потребовавшей проведения судебной реформы. Чтобы как-то ускорить подготовку документов о судоустройстве и судопроизводстве, эта работа из II отделения была передана в Государственную канцелярию Государственного совета Российской империи.

19 октября 1861 г. Д. Блудов представил императору доклад, в котором подводились итоги работы, описывалось состояние дел на данный момент и высказывались предложения по совершенствованию судебной системы. Александр II утвердил программу, содержавшуюся в докладе. Была создана комиссия, в которую вошли видные юристы того времени: сотрудник Государственной канцелярии Л. Плавский, исполняющие обязанности статс-секретарей Государственного совета Н. Стояновский и С. Зарудный, обер-секретарь общего собрания московских департаментов Сената К. Победоносцев и др. Фактически возглавлял работу комиссии С. Зарудный.

Комиссия, состоявшая в основном из единомышленников, пошла по пути, противоположному блудовскому. За основу была взята общая теория буржуазного судоустройства и судопроизводства, законодательство западноевропейских стран и практика его применения. При этом разработчики реформы считались с российской действительностью и российскими судебными традициями и старались обосновать, что

такие буржуазные институты, как суд присяжных или адвокатура, ни в коей мере не подрывают основы самодержавия. Именно на этой стадии подготовки судебной реформы родилась идея замены суда присяжных по государственным преступлениям судом с сословными представителями .

Единомыслие членов комиссии не исключало оживленных споров между ними. Серьезные дебаты вызвала, например, проблема выборности судей. Было высказано аргументированное возражение против этого принципа, который ставил судью в зависимость от избирателей. В конечном итоге было решено ввести назначение, соединенное с несменяемостью судей, что в сочетании с предлагаемыми высокими должностными окладами сделало бы их в достаточной мере независимыми от внешних влияний .

Результатом работы комиссии стали «Основные положения преобразования судебной части в России», в апреле 1862 г. представленные императору, передавшему документ на рассмотрение Государственного совета, которое длилось с апреля по сентябрь 1862 г.

29 сентября 1862 г. «Основные положения» были утверждены Александром II. Еще при завершении работы Государственного совета обсуждался вопрос, следует ли довести до ведома общественности результаты его деятельности. Вопрос непростой, поскольку до сих пор в России было принято готовить законопроекты в тайне. Победили сторонники гласности, и император предписал опубликовать «Основные положения» в печати. Таким образом, прогрессивные черты предполагаемой судебной реформы были дополнены и новым демократическим способом работы над ней.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«Основные положения» состояли из трех частей, посвященных судоустройству, гражданскому и уголовному судопроизводству. В них фиксировались такие новые институты судопроизводства, как отделение суда от администрации, всесословный выборный мировой суд, присяжные заседатели в окружном суде, адвокатура и т. п. Новый статус приобрела прокуратура: ее права хотя и ограничивались, но зато прокурор становился стороной в процессе, и не только в уголовном, но и в гражданском .

Прогрессивные идеи пронизывали и процессуальную часть «Основных положений». Закреплялся принцип осуществления правосудия только судом, принципы состязательности и гласности судебного разбирательства, отменялась система формальных доказательств, упразднялся институт оставления в подозрении, утверждалась двухинстанционность уголовного процесса. Вместе с тем сохранялись некоторые не вполне демократические институты: особый порядок рассмотрения дел по государственным преступлениям, некоторые элементы сословности при отмене ее в принципе (например, сохранялся волостной суд для крестьян, а они составляли более 80 % населения страны).

В гражданском судопроизводстве много внимания уделялось мировому суду. Перед ним ставились задачи в первую очередь по примирению сторон, поскольку дела, ему подсудные, были не слишком значительными. А крупные иски разбирал окружной суд. В гражданском процессе большое место занимал принцип диспозитивности, хотя в определенных случаях предусматривалось и участие прокурора.

27 сентября 1862 г. император утвердил доклад государственного секретаря В. Буткова, содержавший план дальнейших работ по судебной реформе. В комиссию по подготовке проектов законов кроме сотрудников Государственной канцелярией были включены представители II отделения и Министерства юстиции. В. Буткову было дано право привлекать и других работников. Как следствие, в комиссию вошли лучшие юридические умы того времени со всей России. Помимо постоянного состава, в ней участвовали различные эксперты — от университетских профессоров до полицейских чиновников. Комиссия обратилась к общественности с просьбой оказать ей содействие в работе . Руководил деятельностью комиссии все тот же С. Зарудный. Подготовленные проекты рассматривались в Государственном совете в мае — июле 1864 г.

и были утверждены императором 20 ноября.

Документы судебной реформы включают в себя четыре закона. Один из них посвящен судоустройству, два — процессу, гражданскому и уголовному, и один новый, отсутствовавший в «Основных положениях», — Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями — кодекс материального права, содержавший нормы о незначительных уголовных и административных правонарушениях.

Указанные законы в корне изменили судоустройство, процессуальное и отчасти материальное право Российской империи. Судебная реформа отделила судебные органы от административных и законодательных. Был введен суд присяжных. О демократичности этого института говорит то, что на практике присяжными стали в основном крестьяне, в том числе и небогатые . Впервые была учреждена настоящая адвокатура. Она стала весьма престижной и высоко оплачиваемой сферой деятельности, которой не брезговали заниматься даже титулованные особы, получавшие немалые гонорары не только за уголовные, но и за гражданские дела. Была реорганизована и прокуратура, освобожденная от функции общего надзора и сосредоточившаяся на работе в суде. Хотя многие современники не восприняли это как позитивный момент, например, А. Ф. Кони считал это негативом в деятельности обновленной прокуратуры . Впрочем, если в уголовном процессе роль прокурора возросла, то в гражданском она уменьшилась. За 50 лет не было подано ни одного прокурорского протеста по гражданским делам .

Был учрежден институт судебных следователей, независимых как от полиции, так и от прокуратуры, находившихся при окружных судах .

В процессуальном праве утвердились принципы состязательности, гласности, устности.

ДЕЯК1 ПИТАННЯ П1ДГОТОВКИ СУДОВО1 РЕФОРМИ 1864 РОКУ

Рум’янцев В. О.

У статп проаналiзовано причини реформування судово! системи, вiдтворено хiд вироблення засад нового судоустрою та судочинства, показано боротьбу мiж лiберальними та консервативними таборами, розглянуто принципи судово! реформи 1864 року.

Ключовг слова: судова реформа 1864 р., i’l пщготовка, принципи судоустрою та судочинства.

SOME QUESTIONS TRAINING JUDICIAL REFORM 1864

Rumyantsev V. A.

Мировая юстиция в России впервые появилась в результате судебной реформы 1864 г. Ее возникновение объяснялось как необходимостью устранения судебной волокиты, так и повышением эффективности уголовного судопроизводства в целом.
С 17 мая 1866 года впервые мировые судьи приступили к работе в Петербурге и в Москве.
В 1886 г. был издан указ Сената по соединенному присутствию Первого и Кассационных департаментов «О мерах по устранению медлительности в делопроизводстве мировых учреждений». После чего судьба мировых судов, как известно, была нелегкой. Законам 1889 г. вместо мировых судов на большей части территории Российской империи были введены судебно-административные установления (земские начальники, городские судьи, губернские собрания), которые обладали, как судебной, так и административной властью с сильным перевесом административных функций. В итоге после 1917 года в России деятельность мирового суда, как и подавляющего большинства государственных структур, была прекращена.
На рубеже 20-21 веков с осознанием необходимости первостепенного уважения и защиты именно прав человека интересов деятельности личности были инициированы реформы, в том числе и судебная реформа, реализация которой и обеспечила восстановление в России мировой юстиции.
В 1775 году обнародована первая часть «Учреждение управления Российской Империей», где провозглашалось создание независимой ветви судебной власти, основанной на началах коллегиальности. Созданная Екатериной II судебная система просуществовала почти сто лет, претерпевая различные изменения.
Ко второй половине 19 века стало очевидной необходимость коренной реформы судебной системы в соответствии с общепринятыми принципами организации судопроизводства: гласности, всесословности, обеспечении права на защиту, и т.п., что и было осуществлено в рамках общих либеральных реформ, проводимых Александром II.
20 ноября 1864 года были обнародованы «судебные уставы», вводились новые суды – мировые.
Мировая юстиция представляла собою максимально приближенную к населению, обособленную и замкнутую систему, построенную на началах выборности, всесословности, независимости и несменяемости судей в пределах выборного срока, гласности и состязательности. Мировой судья был первой инстанцией для рассмотрения мелких уголовных (до одного года лишения свободы) и гражданских (с ценой иска до пятисот рублей) дел. Участковый мировой судья избирался сроком на три года уездным земским собранием из числа граждан, достигших 25- летнего возраста, имевших высшее и среднее образование или стаж работы не менее трех лет, преимущественно по судебному ведомству, владеющих землей не менее 400 десятин, недвижимой собственностью, оцененной для взимания налога 6 тыс. рублей в столицах и три тыс. рублей в других городах. Списки кандидатов в мировые судьи составлялись местным предводителем дворянства и утверждались губернатором. Избранные судьи утверждались Сенатом.
Право избрания мировых судей было признано за выходцами из всех слоев населения. Участковые мировые судьи получали содержание и не могли сочетать с этой должностью никакую другую государственную и общественную службу. Одновременно с участковыми были учреждены должности почетных мировых судей, которые по просьбе сторон или ввиду отсутствия участковых мировых судей рассматривали подсудные им дела. Почетные мировые судьи избирались в том же порядке, что и участковые, но не получали денежного содержания и исполняли свои обязанности в случае необходимости.
Кассационной и апелляционной инстанцией по отношению к единоличным мировым судьям был уездный съезд мировых судей, в который входили все мировые судьи определенного круга, в том числе и почетные мировые судьи. Съезд мировых судей избирал из своего состава председателя сроком на три года. В заседаниях съезда мировых судей участвовал помощник прокурора, который давал свои заключения по конкретным делам.
Основная задача мирового судьи заключалась в том, чтобы склонить стороны к примирению и принятию мирового соглашения. При возможности достичь мирового соглашения мировой судья своей властью выносил решения или приговор по делу.
Просуществовав в таком виде 25 лет, мировые судьи были упразднены. Закон от 12 июня 1889 года сохранил их только в столицах и нескольких крупных городах. В остальных городах вместо выборных судей были введены городские судьи, назначаемые и увольняемые министром юстиции. В уездах же судебная власть перешла к земским начальникам, являвшимся одновременно чинами административного ведомства.
В 1912 г. был принят закон о преобразовании местного суда, уничтоживший судебную власть земских начальников, заменивший их и городских судей мировыми судьями, выбираемыми земскими собраниями, даже с некоторым расширением пределов их полномочий. Мировая юстиция возродилась, но ненадолго.
Мировой суд был окончательно упразднен вместе со всей царской системой суда Декретом о суде № 1 от 24 ноября 1917 года.
17 декабря 1998 г. принят Федеральный закон «О мировых судьях Российской Федерации», которым в судебной системе страны возрожден институт мировых судей.
А 19 лет назад решением Законодательного Собрания Оренбургской области от 24 мая 2000 года № 527 в г.Кувандыке и Кувандыкского района был образован судебный участок № 1 г.Кувандыка, мировым судьей была назначена Новикова Ильвира Маратовна, которая в настоящее время работает судьей Кувандыкского районного суда.
26.02.2003 г. постановлением Законодательного Собрания Оренбургской области на должность мирового судьи судебного участка № 1 г. Кувандыка и Кувандыкского района назначена Миронова Ольга Николаевна, которая по настоящее время на судебном участке отправляет правосудие.
В декабре 2001 года решением Законодательного Собрания Оренбургской области был образован судебный участок № 2 Кувандыкского района, мировым судьей была назначена Жабагенова М.А. В последующие годы мировыми судьями на образованном судебном участке работали мировые судьи Усманов К.Х., Удотов С.Л., который в настоящее время работает судьей Медногорского городского суда, а также Этманова Т.Е., которая в настоящее время работает судьей Новотроицкого городского суда.
В настоящее время на судебном участке № 2 г. Кувандыка и Кувандыкского района отправляет правосудие мировой судья Швецова Инна Валерьевна.
У каждого мирового судьи есть свой аппарат, куда входят секретарь судебного заседания секретарь суда и помощник мирового судьи – люди, которые оказывают судье значительную помощь при рассмотрении дел. В настоящее время на судебных участках №1, 2 г. Кувандыка и Кувандыкского района Оренбургской области в должности помощников мировых судей трудятся Браилова Людмила Александровна и Сабангулова Римма Равильевна, в должности секретарей судебного заседания трудятся Ибрагимова Рита Шамиловна и Кичаева Юлия Михайловна, в должности секретарей суда трудятся Богомолова Елена Ивановна и Нафикова Мадина Булатовна.
Секретарь суда — Богомолова Елена Ивановна продолжает нести свою трудовую вахту с момента основания судебного участка № 1 г. Кувандыка и Кувандыкского района.
На судебных участках созданы все условия для полного и эффективного осуществления правосудия. Все мировые судьи и работники судебных участков обеспечены компьютерной техникой и имеют доступ к информационно-правовым ресурсам.
Введение института мировой юстиции является возвращением к осуществлению правосудия в Российской Федерации на основе общедемократических принципов.
Полномочия, порядок деятельности, порядок создания должностей мировых судей, устанавливается федеральным законодательством. Порядок избрания – назначения на должность и деятельность мирового судьи, устанавливается так же законодательными актами субъектов Российской Федерации. Правосудие мировые судьи, осуществляют именем Российской Федерации. Мировые суды, являются наиболее низовым звеном судебной системы, но это не означает ее малой значимости во всей судебной системе Российской Федерации, это означает наиболее приближенность данного инструмента отправления правосудия к населению. Мировой судья берет на себя большинство сравнительно «мелких» категорий гражданских дел, административные, и уголовные дела, общественная опасность, которых не велика. Несмотря на многочисленные проблемы, мировые судьи играют важную роль в обеспечении защиты прав граждан. Введение института мировой юстиции является возвращением к осуществлению правосудия в Российской Федерации на основе общедемократических принципов.
Пресс-служба судебного участка.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх