Регистрация прекращения права собственности

Как оформить экс-собственникам прекращение прав

В настоящее время российское законодательство уделяет большое внимание регулированию правовых отношений, возникающих в сфере недвижимого имущества. Это объяснятся тем, что права на недвижимое имущество и сделки с ним затрагивают интересы большинства граждан и юридических лиц и, таким образом, имеют высокую социальную значимость.

На основании пункта 1 статьи 131 Гражданского кодекса РФ право собственности и другие вещные права на недвижимое имущество, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним органами (ЕГРП), осуществляющими такую регистрацию.

Поскольку в соответствии со статьей 2 Федерального закона от 21 июля 1997 года «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация на недвижимое имущество является единственным доказательством существования зарегистрированного права, заявители стараются осуществить регистрацию возникшего права незамедлительно, а вот с оформлением прекращения прав экс-собственники не спешат, что зачастую в дальнейшем порождает определенные проблемы для бывшего собственника.

Между тем, право собственности может быть прекращено собственником при отчуждении имущества другим лицам, отказе от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом (п.1 ст.235 Гражданского кодекса РФ).

И если договор купли-продажи жилого дома порождает двусторонние отношения, в результате которых одновременно право собственности появляется у покупателя и прекращается у продавца, то, к примеру, при сносе жилого дома, правообладателю необходимо снять объект с кадастрового учета в государственном кадастре недвижимости и прекратить право в Едином государственном реестре, так как гибель или уничтожение имущества влечет прекращение права постольку, поскольку исчезает сам объект права.

Важно знать, что до момента государственной регистрации прекращения прав на объект, права на который были утрачены вследствие его разрушения, сноса, пожара, правообладатель обязан нести обязанность по его содержанию и уплачивать налог, предусмотренный Налоговым кодексом РФ.

Таким образом, физическое уничтожение объекта недвижимости не освобождает собственника от совершения действий, направленных на юридическое оформление прекращения права собственности.

Учитывая установленный Законом о регистрации заявительный порядок государственной регистрации прав, запись о государственной регистрации прекращения права на объект недвижимого имущества в связи с его ликвидацией вносится в ЕГРП по заявлению правообладателя такого объекта и на основании документа, подтверждающего прекращение существования объекта недвижимости.

Согласно части 1 статьи 42 Федерального закона от 24.07.2007 №221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» к таким документам относится акт обследования, представляющий собой документ, в котором кадастровый инженер в результате осмотра места нахождения здания, сооружения, помещения или объекта незавершенного строительства с учетом имеющихся кадастровых сведений о таком объекте недвижимости подтверждает прекращение существования такого объекта в связи с его гибелью или уничтожением.

На основании пункта 2 статьи 16 Закона о регистрации заявление о государственной регистрации прекращения права собственности может быть подано одновременно с заявлением о снятии с кадастрового учета такого объекта недвижимости.

Снос зданий и сооружений, также как их создание, – сложная юридическая процедура, в ходе которой правообладателю необходимо решать вопросы надлежащего оформления прекращения прав в целях исключения правовых последствий в будущем.

Наталья Назарова,

заместитель начальника муниципального отдела

по Омскому району

Управления Росреестра

по Омской области,

государственный регистратор.

>Утрата права собственности на квартиру

Утрата права собственности на квартиру

Утрата права собственности на квартиру грозит законному владельцу жилья в двух случаях:

1. При самовольном совершении такой перепланировки (переустройства) квартиры, которой нарушаются права и интересы граждан, либо создается угроза их жизни и здоровью.

Законом предусмотрен судебный порядок рассмотрения таких дел. Заявителем по делу может быть только орган, осуществляющий согласование перепланировки (переустройства). В случае если собственник не приведет квартиру в прежнее состояние в установленный срок, суд вправе вынести решение о продаже квартиры с публичных торгов (ст.29 Жилищного кодекса РФ).

2. При использовании квартиры не по назначению, бесхозяйственном обращении с жильем, влекущем его разрушение, систематическом нарушении прав и интересов соседей.

В этой ситуации решение принимает суд по иску органа местного самоуправления. Если собственник в срок, установленный уполномоченным органом местного самоуправления или судом не произведет ремонт помещения, или продолжит использование квартиры не по назначению, суд вправе принять решение о продаже квартиры с публичных торгов.

В обеих ситуациях последствия продажи квартиры с публичных торгов одинаковы: прежнему собственнику выплачиваются полученные от продажи денежные средства (за вычетом понесенных расходов), а на нового – возлагается обязанность привести квартиру в прежнее состояние (ст.293 Гражданского кодекса РФ).

В редакции по состоянию на 27 декабря 2018 г.

В моей практике встречаются случаи, когда граждане построили или только начинают строить дом на месте сгоревшего старого дома, находившегося в долевой собственности. Из-за этого возникают споры с другими собственниками, которые не хотят утратить свои права на сгоревший дом.

Выскажу свое мнение о юридических последствиях для собственников в подобных ситуациях.

В соответствии с п. 1 ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

При применении данной нормы надо понимать, что фактическая гибель дома от пожара сама по себе еще не влечет прекращения права на сгоревший дом.

Верховный Суд РФ в определении от 15 мая 2018 г. № 87-КГ18-2 по делу о признании права собственности на жилой дом отсутствующим разъяснил, что «…прекращение права собственности на объект недвижимости в силу его гибели или уничтожения возможно исключительно по волеизъявлению собственника такого имущества».

По данному вопросу в п. 5 кассационной практики Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за первый квартал 2013 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 23 октября 2013 г.) приведены следующие разъяснения: «5. Само по себе разрушение дома полностью или частично не является юридическим фактом, который согласно закону влечет за собой прекращение права собственности на часть дома и исключение в связи с этим совладельца из числа его собственников.
Г. обратился с иском к К., администрации г/о Коломна о признании за ним права собственности на самовольно возведенный жилой дом с холодными пристройками и надворными постройками. В обоснование требований истец ссылался на то, что числится собственником 2/3 долей дома (лит. А. А1) и земельного участка площадью 502 кв. м при нем, ответчице в порядке наследования по закону принадлежит 1/3 доля указанного дома.
Указанный жилой дом, 1931 года постройки, разрушился и на его месте на принадлежащем ему земельном участке Г. построил новый жилой дом, в связи с чем просил суд прекратить право общей долевой собственности на жилой адрес, исключив ответчицу из его сособственников.
Решением Коломенского городского суда Московской области требования Г. удовлетворены.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда решение суда оставлено без изменения.
С выводами суда первой и апелляционной инстанций президиум не согласился и указал на неправильное применение материального закона.
Судом установлено, что Н. является собственником 2/3 долей дома и земельного участка размером 502 кв. м. Собственником 1/3 доли дома являлась Б., после смерти которой наследником по закону является ее дочь К., которая в установленном законом порядке обратилась к нотариусу по вопросу принятия наследства, но не оформила право собственности на указанное наследственное имущество, что в силу закона не является обязательным. В 2010 г. указанный жилой дом полностью разрушен и истцом на его месте возведено новое строение.
Суд, установив, что старый дом разрушен, руководствуясь п. 1 ст. 235 ГК РФ, пришел к выводу о прекращении права долевой собственности К. и Г. на указанный жилой дом, указав при этом на наличие у К. права на обращение с заявлением о восстановлении прежнего либо о возведении нового жилого дома.
Однако указанный вывод не основан на законе.
Само по себе разрушение дома полностью или частично не является юридическим фактом, который согласно закону влечет за собой прекращение права собственности на часть дома и исключение в связи с этим К. из числа собственников.
По смыслу ст. 236 ГК РФ право отказа от собственности принадлежит самому собственнику. Для регистрации прекращения права собственности на строение необходимо заявление собственника строения, документ технического учета и постановление главы местной администрации о ликвидации объекта недвижимости.
При отсутствии доказательств, подтверждающих отказ ответчицы от прав собственности на спорный жилой дом, вывод суда о прекращении права К. на 1/3 долю в праве собственности на дом является неправомерным».

Вместе с тем я считаю, что, если остальные собственники не строили новый дом на месте сгоревшего, то вести речь о сохранении за ними прежних долей, которые у них были в праве на сгоревший дом, возможно только, если новый дом является восстановленной копией сгоревшего. Другими словами, если старый дом был полностью восстановлен.

Так, в п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2017) (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 26 апреля 2017 г.) разъяснено следующее: «4. Восстановление жилого помещения после пожара не является созданием нового объекта, на который необходимо признание права собственности».

Но в реальной жизни собственники либо восстанавливают только свою часть сгоревшего дома, либо, что чаще бывает, строят себе новый дом на месте сгоревшего с другими планировкой и площадью. А это уже новый объект недвижимости с иными характеристиками.

К примеру, в ответах на вопросы в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2000 года (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ от 28 июня 2000 г.) разъяснено: «При сносе жилого дома, находящегося у гражданина в собственности, и постройке на его месте нового строения либо при возведении пристройки к жилому дому (или надстройки) изменяется объект права собственности гражданина, отличающийся размерами, планировкой, площадью и т.д. Следовательно, при производстве гражданином перечисленных изменений право на новое строение, являющееся уже новым объектом собственности, подлежит регистрации в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. и требование органов, в полномочия которых входит указанная регистрация, произвести ее правомерно».

И тогда возникает, на мой взгляд, закономерный вопрос: на каком основании считать сохранившимся право не на сгоревший дом, а на вновь возведенный иной объект недвижимости?

Далее. При разрушении жилого дома от пожара какие-то его части обычно остаются. Соответственно права на остатки сгоревшего дома и входящих в его состав служебных построек сохраняются за всеми собственниками.

На этот счет в определении Верховного Суда РФ от 11 сентября 2018 г. № 32-КГ18-20 по делу об обязании снести аварийные нежилые здания, прекращении права собственности разъяснено, что «…основанием прекращения права собственности на вещь являются в том числе объективные причины — гибель или уничтожение имущества, наступающие независимо от воли собственника. При этом если в случае гибели (уничтожении) вещи сохраняется какое-либо имущество, право собственности на него принадлежит собственнику вещи».

С учетом сказанного, мне представляется, что за собственниками, которые не строили новый дом на месте сгоревшего, возможно судебное признание права на долю этого дома только в том случае, когда для его строительства использованы оставшиеся части старого дома, например, фундамент, цокольный этаж.

Если же при строительстве нового дома вообще не были использованы никакие части сгоревшего дома или использован только оставшийся от него строительный материал, то, полагаю, остальные собственники могут требовать лишь компенсаций от собственника, построившего новый дом.

Нужна помощь по этой теме? Записывайтесь на прием по тел.: +7 906 074 76 14.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В., Гетман Е.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Калинга И.И. к Симонову А.А. о прекращении права общей долевой собственности на жилой дом, признании права собственности на оставшуюся после пожара часть жилого дома, обязании устранить нарушения противопожарных требований, допущенных при возведении жилого дома, по кассационной жалобе Калинга И.И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 15 октября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Калинга И.И., поддержавшего доводы жалобы, Симонова А.А. и его представителя адвоката Швайковского И.Е., возражавших против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Калинг И.И. обратился в суд с названным иском к Симонову А.А., указав, что он и Анфимов А.И. являлись собственниками жилого дома, расположенного по адресу: …, и земельного участка. В соответствии с договором реального раздела земельного участка и жилого дома от 18 сентября 2008 г. и сложившимся порядком пользования часть дома, площадью … м2, находилась в пользовании Анфимова А.И., другая часть, площадью … м2, находилась в его пользовании. После пожара, уничтожившего жилой дом, Анфимов А.И. продал свой участок Симонову А.А., который снёс сохранившуюся после пожара часть дома, находившуюся в пользовании Анфимова А.И., и в настоящее время возводит на её месте новый объект. Калингу И.И. отказано в государственной регистрации права на принадлежащую ему часть жилого дома, хотя она является объектом капитального строительства, он принимает меры к её полному восстановлению. Калинг И.И. полагал, что при возведении жилого дома ответчиком нарушены градостроительные и противопожарные нормы.

С учётом изложенного Калинг И.И. просил суд прекратить право общей долевой собственности на жилой дом N … расположенный по адресу: … область, … район, …, ул. …, признать за ним право собственности на сохранившуюся после пожара часть жилого дома, а также возложить на Симонова А.А. обязанность устранить нарушения противопожарных требований, допущенных при возведении нового жилого дома.

Решением Гатчинского городского суда Ленинградской области от 21 мая 2015 г. исковые требования Калинга И.И. удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 15 октября 2015 г. решение суда первой инстанции отменено в части удовлетворения исковых требований Калинга И.И. о признании права собственности на часть жилого дома, об обязании Симонова А.А. устранить нарушения противопожарных требований, в указанной части принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Калингу И.И. отказано.

В кассационной жалобе поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 19 сентября 2016 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения в кассационном порядке.

Судом при рассмотрении дела установлено и подтверждается материалами дела, что на основании договора купли-продажи от 15 мая 1993 г. Калингу И.И. и Анфимову А.И. принадлежали на праве общей долевой собственности по 1/2 доле жилого дома по адресу: … область, … район, …

18 сентября 2008 г. между Калингом И.И. и Анфимовым А.И. заключён договор реального раздела земельного участка с жилым домом, согласно которому часть жилого дома площадью … м2 и земельный участок площадью … м2 принадлежат Анфимову А.И., часть жилого дома площадью … м2 и земельный участок площадью … м2 принадлежат Калингу И.И.

На основании указанного договора Калингу И.И. выдано свидетельство о государственной регистрации права от 16 сентября 2013 г. на земельный участок площадью … м2, на часть жилого дома свидетельство не выдано.

16 декабря 2009 г. в жилом доме, принадлежащем Калингу И.И. и Анфимову А.И., произошёл пожар, в результате пожара сгорели внутренние помещения по всей площади, кровля по всей площади, мансарда по всей площади, выгорели потолочные и напольные перекрытия.

Решением Гатчинского городского суда Ленинградской области от 25 октября 2011 г. с Анфимова А.И. в пользу Калинга И.И. в счёт возмещения ущерба, причинённого пожаром, взыскан 1 300 431 руб.

По договору купли-продажи от 11 июня 2013 г. Анфимов А.И. продал, а Симонов А.А. купил земельный участок площадью … м2 по адресу: … область. … район, …

Постановлением главы администрации муниципального образования Вырицкое городское поселение от 22 августа 2014 г. N … земельному участку присвоен новый адрес: …

Симоновым А.А. оставшаяся после пожара часть дома демонтирована.

3 сентября 2014 г. администрацией муниципального образования Вырицкое городское поселение Симонову А.А. выдано разрешение на строительство жилого дома.

Возведённое Симоновым А.А. строение представляет жилой дом с мансардным этажом общей площадью … м2.

Сохранившаяся после пожара часть здания, расположенная на земельном участке Калинга И.И., не демонтирована, состоит из цокольного этажа.

Разрешая спор, суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции о том, что поскольку жилой дом, который принадлежал сторонам на праве общей долевой собственности, сгорел, на земельном участке ответчика часть оставшегося дома демонтирована, то право собственности на этот объект следует считать прекратившимся.

При этом судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда указала, что в результате произведённого Калингом И.И. строительства жилого дома на земельном участке, правообладателем которого он является, фактически создан новый объект недвижимости, который в силу ч. 1 ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации является самовольной постройкой, доказательств, что указанное строение возведено с соблюдением строительных норм и правил, норм пожарной безопасности, не угрожает жизни и здоровью граждан, материалы дела не содержат, в связи с чем пришла к выводу о том, что не имеется оснований для удовлетворения исковых требований Калинга И.И. о признании права собственности на часть жилого дома, незавершённого строительством, степенью готовности 30%.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 6 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу настоящего Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введённой настоящим Федеральным законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей.

Таким образом, право собственности Калинга И.И. на сохранившуюся после пожара часть жилого дома, хоть и не было зарегистрировано, но являлось действительным, и в соответствии со ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации истцу принадлежало право на восстановление имущества, пострадавшего при пожаре.

Согласно п. 1 ст. 235 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

По смыслу приведённой правовой нормы основанием прекращения права собственности на вещь являются, в том числе, гибель или уничтожение имущества, влекущие полную и безвозвратную утрату такого имущества.

При этом восстановление объекта не является созданием нового объекта, на который необходимо признание права собственности.

Как установлено судом, в результате произошедшего пожара сохранилась часть жилого дома, находившегося в общей долевой собственности истца и ответчика.

Однако в нарушение требований ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд не дал оценку данному обстоятельству.

Отказ собственника от права собственности является одним из оснований прекращения права собственности в соответствии с п. 1 ст. 235 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Гражданин или юридическое лицо может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определённо свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество (ст. 236 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Совершение собственником действий по устранению от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие- либо права на него влечёт прекращение его права собственности на это имущество.

Судом установлено, что ответчиком построен отдельный жилой дом на принадлежащем ему земельном участке, каких-либо действий в отношении оставшейся после пожара части жилого дома им не осуществлялось и каких-либо притязаний в отношении этого объекта не заявлялось, ответчик в возражениях на иск исходил из отсутствия у него права собственности на оставшийся после пожара объект.

Однако судом не была дана правовая квалификация данных обстоятельств, не установлено, отказывался ли Симонов А.А. от принадлежащего ему права собственности на сохранившийся после пожара жилой дом, было ли его право собственности прекращено в установленном законом порядке.

Как разъяснено в п. 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», положения ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации не распространяются на отношения, связанные с созданием самовольно возведённых объектов, не являющихся недвижимым имуществом, а также на перепланировку, переустройство (переоборудование) недвижимого имущества, в результате которых не создан новый объект недвижимости.

Лица, право собственности или законное владение которых нарушается сохранением таких объектов, могут обратиться в суд с иском об устранении нарушения права, не соединенного с лишением владения (ст. 304 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В случаях, когда самовольно возведённый объект, не являющийся новым объектом или недвижимым имуществом, создает угрозу жизни и здоровью граждан, заинтересованные лица вправе на основании п. 1 ст. 1065 Гражданского кодекса Российской Федерации обратиться в суд с иском о запрещении деятельности по эксплуатации данного объекта.

При таких обстоятельствах суду надлежало установить, является ли строение, о признании права собственности на которое ставил вопрос Калинг И.И., восстановленным имуществом либо вновь созданным, соответствует ли данный объект требованиям, предъявляемым к нему законом.

Данное обстоятельство является существенным для правильного разрешения спора, поскольку при рассмотрении дела установлено, что на смежных земельных участках, принадлежащих истцу и ответчику, существуют два строения, расположение которых относительно друг друга, не соответствует требованиям градостроительного законодательства и безопасности.

В силу диспозитивности гражданского законодательства возведение нового строения и последующее возникновение прав на него не должно умалять уже существующие права третьих лиц, добросовестно их реализовавших. Таким образом, разрешение вопроса о том, является ли строение, находящееся на земельным участке Калинга И.И., существовавшим до строительства дома, принадлежащего Симонову А.А., либо вновь созданным по отношению к нему, необходимо для правильного определения правоотношений сторон и законного разрешения возникшего между ними спора, от чего суд уклонился.

В случае возникновения вопросов, требующих наличия специальных познаний, суд на основании положений ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации мог назначить соответствующую экспертизу, чего также сделано не было.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены постановления суда апелляционной инстанции.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 15 октября 2015 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело — направлению на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Ленинградского областного суда.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 15 октября 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Романовский С.В.
Гетман Е.С.

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх