Репатриация валютной выручки

Банк России не дал Минфину отменить возврат экспортной выручки

Правительство РФ приняло сторону Банка России, который настоял на сохранении обязательной репатриации (возврата в Россию) экспортной выручки, сообщил журналистам замминистра финансов РФ Алексей Моисеев.

«Есть разные позиции. Позиция ЦБ и позиция наша. В правительстве было рассмотрение, была поддержана позиция ЦБ, что отмена репатриации вызовет риски для платежного баланса… Законопроект пока вноситься не будет», — сказал Моисеев.

Позиция Минфина

В январе министерство подготовило поправки в закон «О валютном регулировании и валютном контроле», которые предусматривали отмену нескольких важных ограничений, включая:

  • отказ от обязательного возврата экспортной выручки в уполномоченные банки,
  • отказ от обязательного возврата аванса за непоставленные импортные товары и услуги,
  • отмену запрета на операции между российскими компаниями за рубежом,
  • отмену ограничений на их операции по счетам в иностранных банках.

«Мы сначала решили с репатриацией рублевой, а потом подумали — почему только с рублевой, будем со всей репатриацией разбираться. Сейчас разработан законопроект, который предполагает полную отмену всех репатриаций экспортной выручки, и валютной тоже. Он в самой начальной стадии согласования, но, тем не менее, мы его разработали и пытаемся продвигать», — заявил в январе Моисеев.

По его словам, законопроект поддерживало Минэкономразвития, Федеральная налоговая служба (ФНС) и Федеральная таможенная служба (ФТС) восприняли идею осторожно, а ЦБ — «совсем осторожно».

В двух словах, Минфин РФ неожиданно предложил провести резкое упрощение администрирования (сократить расходы на обеспечение сделок) при ведении внешнеторговых операций, что могло привести к увеличению прибыльности внешнеэкономической деятельности (ВЭД) и к росту собираемости налога на прибыль. Идею роста прибыльности организаций тут же поддержало Министерство экономического развития РФ, так как предложение Минфина и означает серьёзное развитие.

ФНС и ФТС, подчиненные Минфину РФ, вероятно, восторга от предлагаемой новации не испытали, так как уровень контроля над ведением ВЭД существенно падает, но открыто с руководящим ведомством спорить не стали.

Банк России, как организация независимая и контролирующая обращение денег в банковской сфере, есть подозрение, от авангардного предложения фискального органа немного оторопел. Кроме того, что значительная часть оборота уходит из под оперативного контроля, так еще банковский сектор лишается комиссии за проведение операций в области ВЭД, а средства, хранящиеся в российских банках, уменьшаются, что также не способствует рентабельности банковской системы.

Позиция ЦБ

Банк Росси высказывался против идеи отменить обязательную репатриацию еще на стадии подготовки законопроекта осенью 2017 года. Позиция ЦБ заключалась в том, что отмена обязательства не принесет ожидаемого положительного результата, а увеличит риск проведения резидентами сомнительных операций по выводу денежных средств за рубеж.

Проще говоря, Банк России, например, указал, что есть высокая вероятность, что отмена требования возвращать авансы по импорту приведет к фиктивным договорам, по которым деньги из России уйдут и больше не вернутся. И это самая простая незаконная схема из возможных. Главное, что значительная часть операций ВЭД не будет сопровождаться российскими банками и, соответственно, не будет контролироваться ЦБ, что открывает ворота для обширных злоупотреблений.

Более того, Банк России высказал беспокойство об экономике в целом. По его мнению, благодаря законопроекту значительная часть денег будет намеренно храниться за рубежом. То есть резиденты лишатся стимула сохранять деньги в российской банковской системе, уменьшая её капитализацию, и не будут возвращать капиталы для вложения в экономику России.

Конечно, Банк России отметил, что изменение порядка учета валютных операций создаёт риски потери информации при расчете значимой статьи платежного баланса РФ «торговые кредиты и авансы». ЦБ априори обязан обладать информацией об объемах рублёвой массы и количестве иностранной валюты на счетах резидентов, также как контролировать платежи, осуществляемые резидентами с использованием счетов за рубежом, для принятия регулирующих мер быстрого реагирования в случае необходимости.

Некоторые детали законопроекта

Законопроект предлагал не только отменить обязанность резидентов (зарегистрированных в России компаний) зачислять полученные от нерезидентов (иностранцев) валютные или рублевые средства на счета в уполномоченных банках, но и дать право получать средства от нерезидентов на счета в зарубежных банках, а также получать оплату в любой другой форме в соответствии с обычаями делового оборота. Стоит оговориться, что в отношении компаний и учреждений, участвующих в бюджетном процессе (зачисление денег в бюджет РФ), послабления в ведении ВЭД не предполагалось.

Одновременно с облегчением работы при экспорте, законопроект предлагал разрешить не возвращать авансы по импорту, если предусмотренные работы и услуги не были выполнены, или товары не были ввезены в Россию. Проще говоря, импортёр мог найти другого поставщика без обязанности гонять деньги туда-обратно.

При этом у резидентов появлялась обязанность должным образом уведомить контролирующие органы о всех проведенных за рубежом операциях.

Резюмируем

Банк России сам обращал внимание, что в будущем возможно заменить обязательную репатриацию экспортной выручки на более современные подходы, которые не дают возможности для осуществления сомнительных операций.

Другими словами, когда мировая банковская система наладит оперативный обмен данными, информационная составляющая контроля преобразится. Не будет иметь значения, какой банк проводит операцию, отечественный или иностранный. Стоит заметить, что информационный обмен налаживается семимильными шагами.

Но при этом факт потери средств российской банковской системой сохранится. Поэтому вряд ли настанет в среднесрочной перспективе такой момент, что ЦБ РФ одобрит подобное ослабление валютного контроля.

Мы не берёмся судить кто прав, кто не очень в данной ситуации, как сложно сделать выбор, что важнее — защита бюджета или активизация экономического роста. Защита бюджета обеспечила повышение инвестиционного рейтинга страны, но экономический рост оставался значительно ниже среднемировых уровней, о необходимости превысить которые неоднократно говорил президент РФ Владимир Путин.

В целом, редакции Sularu идея Минфина РФ о развитии несколько ближе, чем, конечно объяснимый, консерватизм Банка России. К тому же непонятно, почему решено отмести сразу все предложенные поправки, а не идти к изменениям постепенно, небольшими шагами.

За невозврат валютной выручки предприятия не будут лишать права на торговлю с заграницей

Украинский бизнес хотят по-иному наказывать. Минэкономразвития подготовило проект изменений в закон «О внешнеэкономической деятельности», предлагая существенно сократить возможности для остановки внешнеэкономической деятельности предприятий. Соответствующий проект о смягчении специальных санкций к субъектам ВЭД опубликован на сайте ведомства.

Как утверждают опрошенные UBR.ua эксперты, в случае принятия он значительно облегчит жизнь компаниям. В частности, предлагается отменить наказание за нарушение субъектами ВЭД сроков расчета на суму до 10 тыс. евро и сократить максимальные сроки рассмотрения МЭРТ материалов по применению или отмене специальных санкций.

Отмена штрафов

Действующий закон «О внешнеэкономической деятельности» (ст.37) предполагает три вида наказания: штрафы, применение индивидуального режима лицензирования и временная приостановка деятельности предприятия.

По словам юристов, штраф за торговлю с заграницей без лицензии в размере 10% стоимости операции (ст. 16), почти не применяется, а потому МЭРТ совершенно справедливо предлагает его отменить. Применение иных финансовых санкций прописано в других законах, а потому такая спецсанкция как штраф не должна фигурировать вовсе.

На практике два самых распространенных нарушения с санкциями Минэкономразвития — это невозврат валютной выручки в Украину в течение 180 дней и обвинения в финансировании терроризма.

«Как правило, невозврат валютной выручки случается по недосмотру самих предприятий. Если контрагент не платит за товар или не проводит его поставку, достаточно обратиться в суд, чтобы не платить пеню», — объяснил UBR.ua партнер и руководитель практики международного арбитража ЮФ Eterna Law Евгений Блинов.

С другой стороны, бывают случаи, когда импортеры попадают на иностранных мошенников, которые после оплаты товара исчезают бесследно, а украинское предприятие попадает под санкции.

«Суд и рад бы принять иск, да только непонятно с кем судиться, если адрес за границей оказался фиктивным», — заметил UBR.ua руководитель проектов Ассоциация экспортеров и импортеров «ЗЕД» Николай Ларин.

Впрочем, такие случаи характерны больше для мелких компаний, а среди них импортом занимается не более 11% предприятий, экспортом — 12%. Причем больше половины контрактов приходится на экспорт услуг, на который с 3 января 2017 года не распространяются нормы по возврату выручки (кроме транспортных и страховых услуг).

Однако, чем меньше предприятие, тем чувствительнее для него наказание: пеня в размере 0,3% за каждый день просрочки от суммы недополученных средств (стоимости недопоставленного товара). Общий размер пени не может быть больше суммы невозврата.

Чаще от специальных санкций МЭРТ страдает крупный бизнес. Ведь кроме штрафа предприятию могут заблокировать всю работу.

Специальные санкции

Как отмечает партнер юридической фирмы SENSUM Виталий Мазур, принятие законопроекта не слишком изменит ситуацию по части наложения штрафов за невозврат валютной выручки, так как они накладываются ГФС согласно закону «О порядке осуществления расчетов в иностранной валюте», а не законом о ВЭД.

Зато он может упростить жизнь субъектам ВЭД в применении к ним таких санкций как временная остановка внешнеэкономической деятельности и применения индивидуального режима лицензирования.

До сих пор при угрозе национальной экономической безопасности с подачи налоговиков или правоохранительных органов МЭРТ может приостановить экспорт/импорт предприятия сроком на три месяца. После чего предприятия переводятся на индивидуальный режим лицензирования. Получение отдельной лицензии на каждую операцию ВЭД возможно и без приостановки работы предприятия.

«В последнее время участились случаи блокирования работы компаний с целью получения неправомерной выгоды силовиками. Хуже всего, что предприятия об этом узнают уже постфактум, например, при оформлении очередной партии товара на границе», — сказал UBR.ua партнер ЮФ Bargen Святослав Бартош.

По данным офиса бизнес-омбудсмена, за три года под санкции попали 4307 компаний. Для многих из них это стоило больших денег. Например, судно пришло в порт, но не может разгрузиться, так как деятельность компании заблокирована. Приходится платить за простой судна и за срыв поставок контрагентам.

«И нет никаких границ для применения таких санкций. В результате при миллионных оборотах предприятия могут заблокировать деятельность, если кто-то из его зарубежных партнеров своевременно не рассчитался на сумму даже в 2 тыс. евро. Потери предприятия не сопоставимы с размером нарушения», — пояснил Бартош.

Потому юристы очень позитивно оценивают предложение МЭРТ не применять специальные санкции при задолженности на сумму до 10 тыс. евро.

Кроме того, предприятия будут заранее предупреждать о возможном введении индивидуального лицензирования.

«Предприятию дается 45 дней на то, чтобы представить свои возражения или устранить само нарушение, за которое ему грозит индивидуальное лицензирование. То есть, закон даст возможность защититься», — заметил Евгений Блинов.

Для некоторых компаний, таких как логистические, индивидуальное лицензирование может поставить крест на бизнесе. Ведь для получения лицензии надо знать стоимость конкретной поставки чтобы заплатить 0,02% от ее стоимости.

«Но при отправке сыпучих или жидких грузов нельзя наперед (при оформлении документов) знать точно, сколько товара будет отправлено в одной партии, например, в вагонах разной вместимости», — говорит Святослав Бартош.

По его словам, очень важно, что приостанавливать деятельность предприятия можно будет только с подачи СБУ, а налоговики утратят эту возможность. Так как до сих пор они слишком злоупотребляют этим своим правом, пользуясь тем, что МЭРТ не может им отказать (во-всяком случае об этом нигде не написано).

Правда, критерии, по которым СБУ сможет приостанавливать деятельность предприятия так и остаются размытыми, а сама санкция будет, как и сейчас применяться без предупреждения.

«В предложенных изменениях по-прежнему нет механизма проверки обоснованности доказательств правоохранительных органов касательно финансирования, например, терроризма. Известны случаи, когда сделки с Российской Федерацией трактовались как сотрудничество с врагом. Нередко правоохранители просто пытаются заработать, сидя на границе», — рассказал Николай Ларин.

Поэтому очень важно, как эта хорошая идея будет реализована на практике.

Записи созданы 2145

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх