Рид

«Интеллектуальная собственность» — исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, включая права, определенные в ст. 2 Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности, подписанной в Стокгольме 14 июля 1967 года. Согласно Российскому законодательству (ч. 3 ст. 1228 ГК РФ) исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом, первоначально возникает у его автора. Это право может быть передано автором другому лицу по договору, а также может перейти к другим лицам по иным основаниям, установленным законом.

Согласно п. 1 ст. 1229 ГК РФ граждане или юридические лица, на которых распространяется исключительное право на использование результата интеллектуальной деятельности, являются правообладателями. Они по своему усмотрению вправе использовать такой результат или такое средство любым не противоречащим закону способом. Иными словами, правообладатель может, как запретить, так и разрешить другим лицам использовать результаты интеллектуальной деятельности.

В п. 1 ст. 1252 ГК РФ закреплено, что защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования:

о признании права — к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя;

о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, — к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним;

о возмещении убытков — к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование), либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб;

об изъятии материального носителя в соответствии с п. 5 ст. 1252 ГК РФ — к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю;

о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя — к нарушителю исключительного права.

В случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Согласно п. 3 ст. 1252 ГК РФ компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков

Размер компенсации определяется судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела. В тоже время правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Товарный знак — это объект исключительного права. Исключительные права означают, что никто, кроме правообладателя, и без его разрешения не может использовать товарный знак или знак, похожий на него. Государственная регистрация товарного знака необходима для того, чтобы получить на него как на объект интеллектуальной собственности исключительные права. Стоимость регистрации товарного знака устанавливается Роспатентом согласно действующим тарифам и пошлинам.

Если компания вложила большие деньги в рекламную кампанию, сделала продукт популярным на рынке, а товарный знак узнаваемым, это не означает, а тем более не подтверждает исключительные права на него.

Исключительные права на товарный знак можно получить только путем его государственной регистрации и никаким другим образом, также возможна муждународная регистрация товарного знака в Москве.

Е.Н. Васильева*

ПРАВА НА РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, СОЗДАННЫЕ В БЮДЖЕТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ ЗА СЧЕТ СРЕДСТВ ФЕДЕРАЛЬНОГО

БЮДЖЕТА

На современном этапе развития России большое значение имеет создание адекватной нормативной базы и выработка правоприменительной практики для эффективной охраны и оборота прав на такие результаты интеллектуальной деятельности (далее — РИД), которые составляют основу инновационных процессов. К таким результатам относятся в первую очередь программы для ЭВМ, базы данных, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау)1. В нашей стране перечисленные виды РИД в основном создаются в бюджетных научных и образовательных учреждениях. Более того, в учреждениях, имеющих государственный статус, и в государственных унитарных предприятиях осуществляется подавляющее большинство научно-технических разработок, относящихся к сфере высоких технологий2.

* Ведущий научный сотрудник Института государства и права РАН, кандидат юридических наук, доцент.

1 Эти виды включены в исчерпывающий перечень РИД, право пользования которыми в силу п. 3.1 ст. 5 Федерального закона от 23 августа 1996 г. № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике» (СЗ РФ. 1996. № 35. Ст. 9137) может служить вкладом бюджетного научного или образовательного учреждения при создании ими инновационных предприятий в форме хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) этих результатов.

2 См.: Лисицын-Светланов А.Г. Роль права в модернизации экономики России. М., 2011. С. 119.

150 Труды Института государства и права

Российской академии наук № 3/2012

Основная проблема, которая препятствует коммерциализации3 созданных в этих организациях РИД, — отсутствие достаточной определенности в нынешнем российском законодательстве по поводу того, могут ли исключительные права на эти результаты принадлежать бюджетным учреждениям или правообладателем должно признаваться государство.

Регулирование, позволяющее более или менее определенно установить правообладателя, распространяется на результаты, полученные по государственным контрактам на их создание или в связи с исполнением государственных контрактов на выполнение научно-исследовательских, опытно-

конструкторских и технологических работ (далее — НИОКР). В четвертой части ГК РФ в отношении каждого из видов интеллектуальной собственности предусмотрено специальное регулирование (ст. 1298, 1373, 1432, 1464). В соответствии с указанными статьями исключительное право принадлежит исполнителю (будь то автор или иное лицо, выполняющее контракт), если контрактом не предусмотрено, что это право принадлежит Российской Федерации или субъекту РФ, от имени которых выступает государственный заказчик, либо совместно исполнителю и Российской Федерации или субъекту РФ. Данное правило распространяется на всех участников гражданского оборота, выступающих на стороне исполнителя, и каких-либо изъятий в отношении бюджетных учреждений не установлено.

В подзаконных актах Правительства РФ определяются случаи, когда права на результаты, полученные по государственному контракту, должны закрепляться за Российской Федерацией, когда — за исполнителем, а когда — за сторонами совместно. Так, в постановлении Правительства РФ от 22 апреля

3 Согласно ст. 2 Закона «О науке и государственной научно-технической политике» под коммерциализацией научных и (или) научно-технических результатов понимается деятельность по вовлечению в экономический оборот научных и (или) научно-технических результатов. Нельзя не отметить некорректность данного определения, поскольку эти результаты необоротоспособны в силу п. 4 ст. 129 ГК РФ. Под коммерциализацией следует понимать деятельность по вовлечению в экономический оборот прав на такие результаты.

2009 г. № 342 «О некоторых вопросах регулирования закрепле-

ния прав на результаты научно-технической деятельности» перечисляются обстоятельства, при наличии которых государственные заказчики, заключая государственный контракт, обязаны предусматривать, что исключительное право на созданный результат будет принадлежать Российской Федерации: во-первых, если данные результаты в силу закона изъяты из оборо-та5; во-вторых, когда Российская Федерация приняла на себя осуществление финансирования работ по доведению результатов научно-технической деятельности до стадии практического применения, завершающейся этапом постановки продукции на производство, включая подготовку производства, изготовление установочной серии и квалификационные испытания; в-третьих, если исполнитель не обеспечил до истечения шести месяцев после окончания НИОКР совершение всех действий, необходимых для признания за ним или приобретения им исключительных прав на результаты научно-технической деятельности; в-четвертых, когда результаты научно-технической деятельности созданы в ходе научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, выполняемых в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации.

Если полученные результаты непосредственно связаны с обеспечением обороны и безопасности государства, то исключительное право по общему правилу также должно закрепляться за

4 СЗ РФ. 2009. № 18 (ч. 2). Ст. 2242.

5 Еще раз отметим некорректность редакции этой нормы, так как в силу п. 4 ст. 129 ГК РФ оборотоспособны только исключительные права на РИД, а не сами РИД. Кроме того, в ГК РФ запрет или ограничение оборота исключительных прав сформулирован в отношении прав на средства индивидуализации (фирменное наименование, наименование места происхождения товаров, товарный знак, коммерческое обозначение), которые только приравниваются к РИД, но по существу таковым не являются. Что же касается ограничения исключительных прав на РИД, то ГК РФ не содержит норм, прямо запрещающих их оборот. Свободный оборот недопустим в отношении прав на секретные изобретения, но их, видимо, следует признать ограниченными в обороте. 152

Российской Федерацией, но государственный заказчик вправе принять решение, в силу которого исключительное право будет принадлежать совместно Российской Федерации и исполнителю, т.е. организации, выполняющей НИОКР.

Во всех остальных случаях исключительное право закрепляется за исполнителем на условиях, определяемых государственным контрактом.

В указанном постановлении не уточняется гражданско-правовой статус исполнителя, как это было сделано в п. 8 ранее действовавшего Положения о закреплении и передаче хозяйствующим субъектам прав на результаты научно-технической

деятельности, полученные за счет средств федерального бюдже-6 1->

та . В нем предусматривалось, что права на результаты научно-технической деятельности, получаемые в рамках государственного контракта в федеральных государственных учреждениях, закрепляются за указанными учреждениями.

Из того же п. 8 следовало, что условия распоряжения правами со стороны учреждения должны определяться договором, заключаемым главным распорядителем или распорядителем бюджетных средств с федеральным государственным учреждением. В постановлении Правительства РФ от 22 апреля 2009 г. № 342 также указывается на некие условия, на которых исключительное право закрепляется за исполнителем, правда, эти условия согласовываются не в отдельном договоре, а непосредственно в государственном контракте. А это значит, что в контракте стороны согласовывают вопросы, относящиеся к исключительному праву на создаваемый результат за пределами тех возможностей, которые предоставлены ГК РФ (в том числе его четвертой частью в отношении простой безвозмездной лицензии). И возможность такого согласования устанавливается не в

6 Было утверждено постановлением Правительства РФ от 17 ноября 2005 г. № 685 «О порядке распоряжения правами на результаты научно-технической деятельности» (СЗ РФ. 2005. № 47. Ст. 4939), а затем признано недействующим постановлением Правительства РФ от 22 апреля 2009 г. № 342.

законе, что допускается ГК РФ, а в подзаконном акте, что представляется сомнительным. Кроме того, есть опасность, что эти условия могут включать в себя ограничение возможностей использования РИД или дальнейшего распоряжения правом на них со стороны исполнителя. А это, в свою очередь, может свидетельствовать об ограничении воли правообладателя в отношении абсолютного права соглашением сторон. Возможно, в этом проявляется попытка государства сохранить контроль за юридической судьбой исключительного права, созданного за счет средств государственного бюджета, или влиять на порядок использования этих прав, подобно тому, как собственник влияет на судьбу имущества, находящегося у учреждения на праве оперативного управления. Во всяком случае, это регулирование отличается от того, которое представлено в четвертой части ГК РФ. В ст. 772 ГК РФ регулируется порядок определения прав на результаты, которые получены в процессе выполнения НИОКР, формируют его предмет и не относятся к РИД, полученным за пределами этого предмета (в связи с выполнением работ).

Интеллектуальный продукт создается в бюджетном учреждении также в результате осуществления им своей научной или научно-технической деятельности, правда, этот продукт создается его работниками, так как только физическое лицо может быть автором РИД, обладая интеллектом как естественный субъект права. В отношении результатов, полученных в бюджетных учреждениях его работниками в процессе выполнения ими своих служебных обязанностей, также нет полной правовой определенности. Поскольку деятельность таких учреждений финансируется за счет средств государственного бюджета, можно предположить, что исключительное право на созданный за счет этих средств интеллектуальный продукт должно принадлежать государству, по аналогии с регулированием, согласно которому право собственности на продукцию в форме вещей (товар), созданную в унитарных предприятиях на базе государственного имущества, приобретает само государство. Можно, однако, прийти и к противоположному выводу: права принадлежат самому учреждению как любому работодателю в отношении

служебных РИД, если договором между ним и работником не установлено иное.

В четвертой части ГК РФ законодатель не формулирует специальных норм с учетом особого гражданско-правового статуса отдельных видов юридических лиц, в частности унитарных предприятий и учреждений. Эти особенности учитываются в основном в общих положениях ГК РФ, посвященных юридическим лицам. При этом подход законодателя к регулированию правового статуса юридических лиц, которые обладают обособленным имуществом (юридически отделенным от имущества учредителя) на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, в значительной мере смещен в сферу вещных прав на его имущество и не учитывает специфику прав на РИД. Хотя в соответствующих статьях ГК РФ — 49, 113-115, 120, 294-300, — а также в иных нормативных правовых актах, определяющих гражданско-правовой статус организаций-несобственников и регулирующих отношения с их участием, используется термин «имущество», применительно к праву хозяйственного ведения и оперативного управления его нельзя толковать в том широком смысле, в котором он используется в ст. 128 ГК РФ. В данной статье этот термин используется как родовое, собирательное понятие для основной группы материальных объектов гражданского права, которое распространяется не только на вещи, включая деньги и ценные бумаги, но и на иное имущество, в том числе имущественные права. К числу этих имущественных прав относятся также исключительные права и иные интеллектуальные права, указанные в ст. 1226 ГК РФ. Что же касается права хозяйственного ведения и оперативного управления, то их объектом могут быть исключительно вещи. Поэтому термин «имущество», который использует законодатель для обозначения объекта этих прав, допускает только узкое его понимание — имущество в форме вещей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Попытки распространить режим права оперативного управления на РИД вряд ли могут иметь успех. Этот режим распространяется исключительно на материальные носители, в которых объективируется РИД. А здесь надо исходить из общего принципа различной юридической судьбы прав на РИД и прав

на материальный носитель, в котором объективируется этот результат, нашедший свое отражение в ст. 1227 ГК РФ. Согласно п. 1 этой статьи «интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь), в котором выражен соответствующий результат интеллектуальной деятельности».

Применять нормы о праве оперативного управления по правилам аналогии закона к регулированию исключительных прав на созданные в бюджетном учреждении РИД также невозможно в силу сущностного различия между вещным и исключительным правом, между вещью и РИД как объектами этих прав. Поэтому нельзя делать вывод, что возможности бюджетного учреждения по использованию РИД и распоряжению правами на них должны регулироваться согласно нормам ст. 298 ГК РФ, где речь идет о распоряжении имуществом, созданным за счет средств, выделенных учреждению собственником, т.е. за счет бюджетного финансирования, осуществляемого в порядке, установленном Бюджетным кодексом РФ.

Представленный в четвертой части ГК РФ подход к регулированию отношений по приобретению и распоряжению исключительным правом, при котором не учитываются особенности бюджетных учреждений как субъектов гражданского права, порождает другой вопрос: а может ли бюджетное учреждение иметь самостоятельный статус правообладателя, аналогичный статусу любого другого субъекта гражданских прав — собственника в вещно-правовом смысле?

Ответ на него может быть как положительным, так и отрицательным. В пользу положительного ответа можно привести следующие аргументы. В нормах, в которых закреплены определение правообладателя и основания приобретения им исключительных прав на РИД, законодатель намеренно не предусмотрел изъятий в отношении бюджетных учреждений. Таким образом, он признает, что учреждение, как и любое другое лицо, может приобрести исключительное право, в частности, на служебный результат как работодатель. Оно может приобрести это право как исполнитель по гражданско-правовому договору, в том числе по государственному контракту, а также по договору у друго-

го правообладателя, в порядке наследственного правопреемства и по другим законным основаниям.

Что касается отрицательного ответа, то нормы четвертой части ГК РФ необходимо использовать с учетом норм его первой части, в которых устанавливается специальная правоспособность бюджетного учреждения как некоммерческой организации. Более того, иногда характер правоспособности учреждений определяется как «узкоспециальный», в рамках которого, по мнению Н.В. Козловой, законом и учредительными документами учреждению может быть разрешено осуществление некоторых видов предпринимательской (либо иной приносящей доходы) деятельности7. Из этого следует, что учреждение не может полноценно использовать полученные РИД любым не запрещенным законом способом как любой иной правообладатель, в том числе для самостоятельного производства и реализации товарной продукции в промышленных объемах. Е.А. Суханов подчеркивает, что «государственные учреждения… не должны иметь широкие возможности для занятия коммерческой деятельностью, ибо они создавались для достижения иных целей»8. Эту деятельность вправе осуществлять только коммерческая организация. Да и экономические предпосылки для этого отсутствуют: для такой деятельности необходимо иметь соответствующую производственную базу, материальные и финансовые возможности, трудовые ресурсы, чем не обладает и не может обладать учреждение.

Под вопросом и возможность распоряжения этими правами,

прежде всего путем их отчуждения другим лицам, у которых имеются как юридические, так и экономические возможности для использования РИД, созданных в бюджетных учреждениях.

8 Там же. С. 190.

9 Это относится также и к возможности отчуждения права на получение патента.

Казалось бы, из этих доводов следует логический вывод: исключительные права, которым присуща товарность, не могут принадлежать субъекту, лишенному возможности самостоятельно использовать их как товар (реализовывать эти права) и для создания на его базе другого товара — производственной продукции. Но ведь и гражданин, автор соответствующей научно-технической разработки, вряд ли экономически способен самостоятельно использовать свои исключительные права в полном объеме, однако это не значит, что они должны быть изъяты из содержания его правоспособности. Тем более что правомочие использования РИД не ограничивается только этим способом, ибо перечень способов их использования в ГК РФ является неисчерпывающим.

Если исходить из того, что бюджетное учреждение наряду с другими субъектами гражданского права может приобретать исключительные права, то, с одной стороны, можно говорить о сближении их гражданско-правового статуса со статусом юридических лиц — собственников, а с другой — об определенной противоречивости. Организация-несобственник в вещно-правовом смысле признается полноценным обладателем прав на интеллектуальную собственность, т.е. становится «интеллектуальным» собственником. Причем, несмотря на то, что ее деятельность финансируется собственником имущества (учредителем) такой организации за счет средств государственного бюджета. А все, что приобретено за счет средств, выделяемых собственником, по логике норм гл. 19 ГК РФ должно принадлежать собственнику.

Е.А. Суханов, отмечая, что государственные учреждения и унитарные предприятия, которые обладают имуществом на основе ограниченного вещного права, — «реликт прежней правовой системы», тем не менее констатирует, что признание за учреждением права собственности «юридически означало бы переход их имущества в частную собственность этих юридических лиц, т.е. его приватизацию, а также устранение государства (публично-правового образования) от выполнения некоторых его конституционных задач», что, на его взгляд, «представляется

несвоевременным»10. Следуя этой логике, вероятно, преждевременно признавать бюджетное учреждение (как и унитарные предприятия) «интеллектуальными» собственниками. Однако это вряд ли будет правильным. Вовсе не надо изобретать конструкцию, схожую с правом оперативного управления, в отношении прав на РИД.

Отсутствие в ГК РФ полной определенности в отношении статуса учреждения как «интеллектуального» собственника, в том числе интеллектуальных прав на созданные в процессе осуществления им научной или научно-технической деятельности РИД, порождает целый ряд более частных проблем. Например, вправе ли учреждение самостоятельно выбирать способ охраны такого результата, когда законодатель предлагает альтернативные варианты (патентование или охрана в режиме коммерческой тайны, использование факультативной регистрации), запрещать несанкционированное использование этих результатов другими лицами, разрешать такое использование, использовать эти результаты любым не запрещенным законом способом, распоряжаться правами на них и защищать эти права? Это же относится и к иным интеллектуальным правам, в частности, к праву получить патент на служебный объект или передать это право по договору другому лицу.

Представляется, что решение проблемы в отношении прав бюджетного учреждения на РИД должно найти отражение в общих положениях ГК РФ, устанавливающих статус юридических лиц как субъектов гражданских прав. Явно выраженный центризм в сторону вещных прав при установлении режима имущества организаций-несобственников не отвечает в полной мере современным экономическим вызовам, когда именно интеллектуальный продукт определяет уровень развития той или иной страны.

В этой связи представляется целесообразным в общих положениях гл. 4 первой части ГК РФ о юридических лицах указать, что эти организации приобретают исключительные права

10 Суханов Е.А. Гражданское право России — частное право / Отв. ред. В.С. Ем. М., 2008. С. 454.

на создаваемые в них РИД, если иное не установлено законом или договором. В статьях, в которых закреплен гражданско-правовой статус унитарных предприятий и учреждений это общее регулирование необходимо развить с учетом особенностей их правового положения. При этом в отношении бюджетных учреждений следует сформулировать норму, согласно которой права на РИД, полученные за счет средств, выделенных на финансирование деятельности учреждения собственником, принадлежат учреждению, если иное не установлено законом.

Закрепление на уровне ГК РФ исключительных прав на создаваемые в бюджетных учреждениях РИД за этими учреждениями — шаг важный, но явно не достаточный. Как отмечает А.Г. Лисицын-Светланов, необходимо также обеспечить правовые условия для их оборота11. Узкие рамки правоспособности бюджетного учреждения сдерживают возможности эффективного оборота. Как уже отмечалось выше, учреждение не может самостоятельно производить товарную продукцию с использованием созданных в нем РИД, а также использовать имущество в форме этих прав как учредительский взнос, поскольку не вправе выступать учредителем юридических лиц. Таким образом, необходимо расширить узкие рамки правоспособности учреждения.

Системное решение проблем правового статуса бюджетного учреждения как юридического лица со специальной правоспособностью возможно путем ее расширения и в рамках специальных законов, в частности, Закона «О науке и государственной научно-технической политике». Основы правового статуса данного субъекта гражданских прав закреплены в ГК РФ; особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений, согласно п. 3 ст. 120 ГК РФ, могут устанавливаться также законом и иными правовыми актами12.

11 Лисицын-Светланов А.Г. Указ. соч. С. 119.

12 В ст. 1201 проекта № 47538-6 федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» эта норма претерпела изменения, согласно которым особенности правового положения государственных учреждений могут определяться только законом.

Возникает, однако, вопрос: о каких видах учреждений идет речь в данной норме и какие критерии должен учитывать законодатель, определяя эти виды?

Представляется, что эти критерии должны выводиться из положений ст. 120 и иных законов. Таким критерием для деления учреждений на виды, во-первых, является характер учредителя — частное лицо или публично-правовое образование (п. 2 ст. 120), во-вторых, вид учреждения, определяемый особенностями его правового статуса, закрепленного в п. 2 ст. 120 ГК РФ и в Федеральном законе от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»13. Это — автономные, бюджетные и казенные учреждения. Вместе с тем необходимо учитывать также цель и предмет деятельности такого учреждения, исходя из определения некоммерческой организации в ст. 50 и п. 1 ст. 120 ГК РФ. Перечень целей (или функций), ради которых создается организация, является открытым. Следовательно, законодатель может предусмотреть особенности правового статуса и расширить содержание правоспособности бюджетного учреждения науки и образования в рамках специального законодательства, в том числе и для того, чтобы предоставить этим учреждениям необходимые права в части распоряжения интеллектуальными правами.

Законодатель уже приступил к решению вопросов расширения содержания специальной правоспособности отдельных видов бюджетных учреждений. Об этом свидетельствует принятие Федерального закона от 2 августа 2009 г. № 217-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности»14, на основании которого бюджетные научные и образовательные учреждения могут выступать учредителями хозяйственных обществ в целях внедрения созданных

13 СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 145.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14 СЗ РФ. 2009. № 31. Ст. 3923.

в них РИД. Однако вносить в качестве вклада в создаваемое в этих целях хозяйственное общество бюджетные учреждения науки и образования могут только права использования (лицензионные права) на определенные виды РИД, исчерпывающий перечень которых содержится в указанном Законе.

Безусловно, попытку государства создать новый правовой механизм для развития инновационных процессов в России можно приветствовать, однако подход, который при этом используется, трудно назвать системным. Так, законодатель не допускает дальнейшего распоряжения лицензионным правом, кроме случаев, установленных в Законе. Таких изъятий пока не предусмотрено, хотя понятно, что, не имея возможности предоставить сублицензии третьим лицам, хозяйственное общество, созданное для участия в инновационном процессе, лишается возможности использовать для этого кооперационные связи.

В результате подобного незавершенного регулирования бюджетное учреждение, намеренное создать хозяйственное общество, сталкивается с проблемами, которые обусловлены противоречиями и пробелами не только в законодательстве в области интеллектуальных прав, но и в смежном законодательстве (в частности, в акционерном, об оценочной деятельности).

Попытки предоставить бюджетному учреждению возможность распоряжения полученными в нем РИД определенными способами свидетельствуют о том, что государство стремится сохранить контроль за их использованием, но это не является прямым подтверждением того, что исключительное право принадлежит учреждению.

Поэтому, исходя из понимания специальной правоспособности как способности иметь права, предусмотренные в нормах права, на основании которых некоммерческая организация затем выбирает из них (закрепляя в уставе) тот набор, который соответствует ее уставным целям и предмету деятельности, представляется необходимым в соответствующих нормах ГК РФ указать, кому принадлежит исключительное право на РИД, созданные в бюджетном учреждении. Если вопрос будет решен в пользу учреждения путем прямого указания на то, что ему принад-

лежит исключительное право15, необходимо системно урегулировать все связанные с этим вопросы, в частности, расширить рамки специальной правоспособности учреждения. Это позволит учреждению максимально расширить возможности использования РИД, исходя из того спектра способов, которые рассчитаны на других правообладателей, а также распоряжаться данным правом. Если исключительное право будет принадлежать государству, то необходимо создать организационно-правовой механизм для того, чтобы оно обеспечивало использование (внедрение) такого РИД, например, передав права на его использование другому лицу, как это предусмотрено в отношении единых технологий. При этом, возможно, следует установить льготный режим для бюджетного учреждения (преимущественное право, безвозмездная лицензия на весь срок действия охраны и т.п.).

Не исключен также вариант совместного права на РИД бюджетного учреждения и государства. В этом случае у государства будет сохраняться возможность влияния на распоряжение учреждением как соправообладателем этим РИД.

Бюджетное учреждение, если оно будет признано правообладателем, неизбежно столкнется с необходимостью финансирования мероприятий, связанных с охраной и защитой своих интеллектуальных прав. Существующий порядок финансирования бюджетного учреждения, а также неопределенность в отношении права свободного распоряжения имуществом, приобретенным на доходы от хозяйственной деятельности, разрешенной уставом учреждения, не способствуют активизации усилий бюджетных учреждений по охране и защите прав на РИД. Не исключено, что и к самому учреждению могут быть предъявлены исковые требования, которые чреваты для него имуще-

15 Здесь, безусловно, требуется сформулировать диспозитивную норму, так как договором или законом может быть предусмотрено иное регулирование.

ственными потерями16. Учитывая это, при уточнении статуса бюджетного учреждения как «интеллектуального» собственника необходимо урегулировать вопрос об источниках финансирования его расходов, связанных с приобретением, реализацией и защитой своих интеллектуальных прав.

16 Новое регулирование не предусматривает субсидиарной ответственности собственника имущества бюджетного учреждения по обязательствам этого учреждения. 164

Инвентаризация, учет и экспертиза охраноспособности РИД

Результаты интеллектуальной деятельности (РИД) — результаты творческой деятельности человека независимо от способа и формы их выражения и области использования: неохраноспособные, охраноспособные и охраняемые (не являются объектами гражданского оборота ст. 129 ГК РФ)

Охраноспособные РИД — РИД, которые могут стать объектами интеллектуальной собственности либо в силу их государственной регистрации (объекты патентного права) или в силу введения в отношении них специального режима тайны/ конфиденциальности (секреты производства (ноу-хау).

Объекты интеллектуальной собственности — охраняемые РИД, которым по закону предоставляется правовая охрана либо в силу самого факта их создания и выражения в объективной форме ( объекты авторского права: произведения науки, литературы, искусства; программы для ЭВМ, базы данных; объекты смежных прав; топологии интегральных микросхем; сложные объекты интеллектуальной собственности), либо после процедур госрегистрации и выдачи охранного документа (изобретения, полезные модели, промышленные образцы , селекционные достижения.) и приравненные к ним средства индивидуализации, либо в силу установления в отношении РИД специального режима конфиденциальности /коммерческой тайны — секреты производства (ноу-хау).

Актуальность:

В условиях глобализации на мировом рынке, наряду с товарами, работами и услугами, в ВТО «четвертую корзину» составляют права на результаты интеллектуальной деятельности – интеллектуальная собственность и ее доля постоянно растет (до 15% ВВП). Интеллектуальная собственность, при этом, прежде всего в научно-технической сфере, играет важнейшую роль, как механизм создания добавочной стоимости (доля интеллектуальной собственности составляет до 10-15% от цены реализуемой продукции), как средство капитализации активов предприятий и организаций (через нематериальные активы) и как инвестиционный ресурс (где под залог интеллектуальной собственности предоставляют кредиты, займы и банковские гарантии). При этом, структура этого сектора рынка в ВТО также изменилась: до 70% продаж в последнее десятилетие составляют беспатентные лицензионные продажи (т.е. права на ноу-хау, авторские и смежные права).

В то же время, сегодня учет результатов интеллектуальной деятельности в вузах, институтах и предприятиях России ведется только по 3-5 видам из 20, при этом из них охраноспособные – до 30%, а охраняемые – до 7%.

В единой федеральной базе данных НИОКР, проведенных в РФ с 1982г. по 1.01.2016г., зарегистрировано около 1,3 млн. НИР и ОКР, где за последние годы на 10 НИОКР приходится по данным официального госучета менее 1 полученного результата интеллектуальной деятельности (потенциального объекта интеллектуальной собственности), чего нет нигде в мире.

В Москве при ежегодном до 2012г. бюджетном финансировании НИОКР из городского бюджета (3-5 млрд. руб.) в городской казне практически отсутствуют нематериальные активы, а также информация о полученных при бюджетном финансировании РИД, которые можно безвозмездно использовать в интересах инновационного развития города.

В целом, внешняя инновационная активность научных организаций и вузов оценивается по числу публикаций, диссертаций, монографий, семинаров (т.е. объектам авторского права), тогда как внутренний учет ведется преимущественно по объектам патентного права, подлежащим государственной регистрации, но без оценки коммерциализации прав на них.

Таким образом, сложилась парадоксальная ситуация, когда учитывается то, что не продается, а то, что продается на мировом рынке, в России зачастую не учитывается.

Результат оказания услуги РНИИИС:

  • проведение инвентаризации всех видов (обязательной, в т.ч. при приватизации, инициативной , проектной и т.п.);
  • систематизация и анализ существующих рисков, выявленных в ходе и по результатам инвентаризации, и помощь заказчику в минимизации их последствий;
  • постановка эффективной учетной политики результатов интеллектуальной деятельности (далее — РИД) и прав на них, включая выявление, идентификацию РИД, в т.ч. в составе научно-технической документации и распределения прав на них;
  • комплексная экспертиза выявленных РИД, патентный поиск (при необходимости) и рекомендации по их правовой охране;
  • отбор коммерчески значимых РИД для последующей реализации.
  • Вместо бездумного патентования всего, что не продается («патент ради патента»), вы получаете основу для принятия грамотных управленческих решений по дальнейшему закреплению прав на РИД, а также основу для формирования грамотной учетной политики и как основы привлечения дополнительных инвестиций через использование интеллектуальной собственности как ликвидных активов.

1. Автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат.Не признаются авторами результата интеллектуальной деятельности граждане, не внесшие личного творческого вклада в создание такого результата, в том числе оказавшие его автору только техническое, консультационное, организационное или материальное содействие или помощь либо только способствовавшие оформлению прав на такой результат или его использованию, а также граждане, осуществлявшие контроль за выполнением соответствующих работ.

2. Автору результата интеллектуальной деятельности принадлежит право авторства, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, право на имя и иные личные неимущественные права.Право авторства, право на имя и иные личные неимущественные права автора неотчуждаемы и непередаваемы. Отказ от этих прав ничтожен.Авторство и имя автора охраняются бессрочно. После смерти автора защиту его авторства и имени может осуществлять любое заинтересованное лицо, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 статьи 1267 и пунктом 2 статьи 1316 настоящего Кодекса.

3. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом, первоначально возникает у его автора. Это право может быть передано автором другому лицу по договору, а также может перейти к другим лицам по иным основаниям, установленным законом.
4. Права на результат интеллектуальной деятельности, созданный совместным творческим трудом двух и более граждан (соавторство), принадлежат соавторам совместно.

Комментарий к статье 1228 Гражданского Кодекса РФ

Комментируемая статья содержит общие унифицированные нормы об авторе результата интеллектуальной деятельности. Открывает данную статью норма, определяющая, что автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат. Такие положения были закреплены в ст. 4 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах в отношении автора произведения, в п. 2 ст. 3 Закона 1992 г. о программах для ЭВМ в отношении автора программы для ЭВМ или базы данных, в п. 1 ст. 7 Патентного закона 1992 г. в отношении автора изобретения, полезной модели, промышленного образца, в ч. 3 ст. 22 Закона 1993 г. о селекционных достижениях в отношении автора селекционного достижения, в п. 1 ст. 4 Закона 1992 г. о топологиях интегральных микросхем в отношении автора охраняемой топологии.

В части 2 п. 1 комментируемой статьи установлено, что не признаются авторами результата интеллектуальной деятельности граждане, не внесшие личного творческого вклада в создание такого результата. В качестве таких лиц непосредственно указаны граждане, оказавшие автору результата интеллектуальной деятельности только техническое, консультационное, организационное или материальное содействие или помощь либо только способствовавшие оформлению прав на такой результат или его использованию, а также граждане, осуществлявшие контроль за выполнением соответствующих работ.

Подобные положения были закреплены только в двух из упомянутых выше законодательных актов. Причем эти положения формулировались менее детально. Так, в п. 2 ст. 7 Патентного закона 1992 г. предусматривалось, что не признаются авторами физические лица, не внесшие личного творческого вклада в создание объекта промышленной собственности, оказавшие автору (авторам) только техническую, организационную или материальную помощь либо только способствовавшие оформлению прав на него и его использованию. Аналогичные положения содержались в п. 3 ст. 4 Закона 1992 г. о топологиях интегральных микросхем.

В соответствии с п. 2 ч. 1 комментируемой статьи автору результата интеллектуальной деятельности принадлежит право авторства, т.е. право признаваться автором результата интеллектуальной деятельности, а в случаях, предусмотренных ГК РФ, — право на имя и иные личные неимущественные права.

В качестве иллюстрации следует отметить, что в п. п. 2 и 3 ст. 1255 комментируемой части предусмотрены такие личные неимущественные права автора, как:

право авторства — право признаваться автором произведения;

право автора на имя — право использовать или разрешать использование произведения под своим именем, под вымышленным именем (псевдонимом) или без указания имени, т.е. анонимно;

право на неприкосновенность произведения — запрет без согласия автора на внесение в его произведение изменений, сокращений и дополнений, снабжение произведения при его использовании иллюстрациями, предисловием, послесловием, комментариями или какими бы то ни было пояснениями;

право на обнародование произведения — право осуществить действие или дать согласие на осуществление действия, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо любым другим способом;

право на отзыв — право автора отказаться от ранее принятого решения об обнародовании произведения;

право доступа — право автора произведения изобразительного искусства требовать от собственника оригинала произведения предоставления возможности осуществлять право на воспроизведение своего произведения.

Часть 2 п. 2 комментируемой статьи устанавливает, что право авторства, право на имя и иные личные неимущественные права автора неотчуждаемы и непередаваемы. Иначе говоря, эти права не могут быть переданы автором другому лицу по договору и не могут перейти к другим лицам по иным основаниям, установленным законом.

Ранее подобные правила формулировались в общей норме п. 3 ст. 15 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах несколько иным образом: личные неимущественные права принадлежат автору независимо от его имущественных прав и сохраняются за ним в случае уступки исключительных прав на использование произведения. В Патентном законе 1992 г. соответствующая регламентация сводилась к положениям п. 3 его ст. 7, в которых определялось, что право авторства является неотчуждаемым личным правом. Аналогично в п. 4 ст. 4 Закона 1992 г. о топологиях интегральных микросхем устанавливалось, что право авторства на охраняемую топологию является неотчуждаемым.

В отличие от законодательных актов, действовавших до принятия комментируемой части, в ч. 2 п. 2 комментируемой статьи непосредственно установлено, что отказ от права авторства, права на имя и иных личных неимущественных прав автора ничтожен. С учетом положений п. 1 ст. 166 части первой ГК РФ (здесь и далее в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ) речь идет о том, что отказ от таких прав является недействительным независимо от признания его таковым судом. Основание недействительности такого отказа предусмотрено ст. 168 «Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта» данного Кодекса.

В части 3 п. 2 комментируемой статьи установлено, что авторство и имя автора охраняются бессрочно. Такие положения содержались в п. 1 ст. 27 и п. 1 ст. 43 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах в отношении соответственно права авторства, права на имя и права на защиту репутации автора, а также прав исполнителя на имя и на защиту исполнения или постановки от всякого искажения или иного посягательства. В отношении права авторства соответствующие положения также был закреплены в п. 3 ст. 7 Патентного закона 1992 г., п. 4 ст. 4 Закона 1992 г. о топологиях интегральных микросхем.

Часть 3 п. 2 комментируемой статьи также устанавливает, что после смерти автора защиту его авторства и имени может осуществлять любое заинтересованное лицо. Исключение в силу прямого указания в данной части составляют случаи, предусмотренные положениями п. 2 ст. 1267 и п. 2 ст. 1316 комментируемой части, т.е. случаи, когда автор или исполнитель в порядке, предусмотренном для назначения исполнителя завещания, указал лицо, на которое он возлагает охрану своих соответствующих прав после своей смерти (см. комментарий к указанным статьям).

Как установлено в ст. 9 Закона 2006 г. N 231-ФЗ, авторство, имя автора и неприкосновенность произведений науки, литературы и искусства, а также авторство, имя исполнителя и неприкосновенность исполнения охраняются в соответствии с правилами комментируемой статьи, ст. ст. 1267 и 1316 комментируемой главы независимо от того, предоставлялась ли правовая охрана таким результатам интеллектуальной деятельности в момент их создания. Там же предусмотрено, что охрана авторства, имени автора и неприкосновенности произведений науки, литературы и искусства, а также авторства, имени исполнителя и неприкосновенности исполнения осуществляется в соответствии с правилами комментируемой статьи, ст. ст. 1267 и 1316 комментируемой главы, если соответствующее посягательство совершено после введения в действие комментируемой части, т.е. после 1 января 2008 г.

В пункте 3 комментируемой статьи закреплено правило о том, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом, первоначально возникает у его автора. При этом предусмотрено, что данное право может быть передано автором другому лицу по договору, а также может перейти к другим лицам по иным основаниям, установленным законом. Распоряжение исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности регламентировано положениями ст. 1233 комментируемой главы, а переход исключительного права к другим лицам без договора — положениями ст. 1241 данной главы.

Особым случаем является создание служебного результата интеллектуальной деятельности, т.е. создание результата интеллектуальной деятельности в пределах установленных для работника (автора) трудовых обязанностей. Так, например, в соответствии с ч. 1 п. 2 ст. 1295 комментируемой части исключительное право на служебное произведение принадлежит работодателю, если трудовым или гражданско-правовым договором между работодателем и автором не предусмотрено иное. Как предусмотрено в ч. 2 указанного пункта, если работодатель в течение трех лет со дня, когда служебное произведение было предоставлено в его распоряжение, не начнет использование этого произведения, не передаст исключительное право на него другому лицу или не сообщит автору о сохранении произведения в тайне, исключительное право на служебное произведение возвращается автору.

Пункт 4 комментируемой статьи определяет понятие соавторства — создание результата интеллектуальной деятельности совместным творческим трудом двух и более граждан, а также закрепляет правило о том, что права на такой результат интеллектуальной деятельности принадлежат соавторам совместно.

В данный пункт вошли с обобщением положения п. 1 ст. 10 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах, предусматривавшие, что авторское право на произведение, созданное совместным творческим трудом двух или более лиц (соавторство), принадлежит соавторам совместно независимо от того, образует ли такое произведение одно неразрывное целое или состоит из частей, каждая из которых имеет самостоятельное значение. Там же устанавливалось, что каждый из соавторов вправе использовать созданную им часть произведения, имеющую самостоятельное значение, по своему усмотрению, если иное не предусмотрено соглашением между ними. При этом определялось, что часть произведения признается имеющей самостоятельное значение, если она может быть использована независимо от других частей этого произведения. Приведенные положения воспроизведены с соответствующими терминологическими изменениями в ст. 1258 комментируемой части.

Другой комментарий к статье 1228 ГК РФ

1. Комментируемая статья относится только к результатам интеллектуальной деятельности. На средства индивидуализации и на иные результаты, охраняемые данным разделом, ее нормы не распространяются.

2. В абзаце 1 п. 1 указывается, что у результата интеллектуальной деятельности имеется автор. Им признается гражданин, т.е. физическое лицо, творческим трудом которого создан такой результат. Таким образом, «творческий труд» и «интеллектуальная деятельность» употребляются в данной норме как синонимы.

3. Из данной нормы следует, что автор (творец, создатель) должен иметься у каждого и любого результата интеллектуальной деятельности.

4. Создание результата интеллектуальной деятельности не является сделкой, это юридический поступок. Автором должно признаваться не только дееспособное лицо, но и лицо, не имеющее дееспособности, в частности малолетние и лица, страдающие психическими заболеваниями.

Употребленное в абз. 1 п. 1 выражение «такой результат» неточно; его следует понимать в смысле «этот результат».

5. Из абзаца 1 п. 1 следует, что автором результата интеллектуальной деятельности может являться только гражданин. Поэтому юридические лица (организации) не могут признаваться авторами.

Из этого общего правила имеются исключения. Первое касается тех результатов интеллектуальной деятельности, которые созданы за рубежом и охраняются на территории Российской Федерации на основе национального законодательства России или на основе международных договоров (ст. 7 ГК РФ). Второе касается некоторых результатов интеллектуальной деятельности, созданных ранее, до введения в действие части четвертой ГК РФ (ст. 5 Федерального закона «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

И в первом, и во втором случаях авторами таких результатов интеллектуальной деятельности могут быть юридические лица.

6. В абзаце 2 п. 1 перечислены некоторые виды деятельности, которые не признаются творческой деятельностью. Это техническое, консультационное, организационное, материальное содействие и помощь в создании результата интеллектуальной деятельности, деятельность по оформлению прав на этот результат, по организации использования данного результата, а равно и осуществление контроля за такими работами.

Обычно авторы результата интеллектуальной деятельности принимают участие в осуществлении такой деятельности. Но абз. 2 п. 1 подчеркивает, что сама по себе такая деятельность («только» такая деятельность) не дает основания для признания за определенным лицом авторства или соавторства.

7. В пункте 2 комментируемой статьи содержатся основные нормы о личных неимущественных правах, принадлежащих автору результата интеллектуальной деятельности.

8. Из абзаца 1 п. 2 следует, что автору результата интеллектуальной деятельности всегда принадлежит право авторства. Другие личные неимущественные права, в число которых входит право на имя, принадлежат автору лишь в случаях, предусмотренных в ГК РФ.

Из этой нормы вытекает и то, что право авторства не совпадает с правом на имя.

К сожалению, содержание права авторства в данной норме не раскрывается. Однако применительно ко всем отдельным результатам интеллектуальной деятельности право авторства определяется одинаково — как право признаваться (т.е. считаться) автором: ст. 1265, 1356, 1418, 1453 ГК РФ.

9. В абзаце 2 п. 2 предусматривается, что все личные неимущественные права автора являются неотчуждаемыми; автор не может, кроме того, передать эти права другому лицу или отказаться от них; отказ от этих прав не влечет никаких правовых последствий. Нет сомнений в том, что эта норма направлена прежде всего на пресечение случаев появления лжеавторов.

Нельзя, однако, не отметить, что из данного общего правила имеются исключения. Например, автор произведения может по договору предоставить своему договорному партнеру право вносить изменения в произведение, что будет являться передачей по договору личного права на неприкосновенность произведения.

Кроме того, фактически лица, разрабатывающие официальные документы, символы и знаки (п. 6 ст. 1259 ГК РФ), добровольно отказываются от всех своих личных неимущественных прав.

10. Абзац 3 п. 2 посвящен авторству и имени автора. В первой фразе указывается, что они охраняются бессрочно.

При этом следует учитывать, что в период жизни автора существуют субъективное право авторства и право на имя. Они принадлежат самому автору и осуществляются и защищаются, как и иные гражданские права, по усмотрению самого автора. При этом автор утверждает, что именно он является автором результата интеллектуальной деятельности.

После смерти автора право авторства ни к каким лицам (в том числе к наследникам) не переходит: никто уже не может заявить: «я являюсь автором этого результата интеллектуальной деятельности». Однако, как указано во второй фразе абз. 3 п. 2 комментируемой статьи, после смерти автора любое заинтересованное лицо вправе осуществлять защиту авторства и имени умершего автора, не будучи субъектом гражданского права авторства и гражданского права на имя. К числу «заинтересованных лиц» относятся, в частности, лица, имеющие имущественный интерес в защите авторства и права на имя.

11. В некоторых случаях в разделе VII ГК РФ право на имя закрепляется не за авторами результата интеллектуальной деятельности, а за обладателями прав на средства индивидуализации и на иные результаты, охраняемые в соответствии с нормами этого раздела. На эти случаи нормы ст. 1228 ГК РФ не распространяются.

12. Пункт 3 комментируемой статьи относится к исключительному праву на результат интеллектуальной деятельности. Как указано в ст. 1226 ГК РФ, это исключительное право является имущественным правом.

Устанавливается, что исключительное имущественное право первоначально возникает у автора результата интеллектуальной деятельности. Эту норму следует считать относящейся к любым видам результатов интеллектуальной деятельности, она — императивная. И лишь возникнув у автора и для автора, это право может быть передано автором другому лицу на основании договора либо может перейти к другим лицам по иным основаниям, предусмотренным законом.

Следует считать, что под «основаниями, предусмотренными законом», здесь имеются в виду только те основания, которые предусмотрены ГК РФ.

13. В пункте 3 комментируемой статьи говорится о результатах интеллектуальной деятельности, «созданных творческим трудом».

Поскольку иных результатов интеллектуальной деятельности не существует, следует считать, что этот пункт относится ко всем результатам интеллектуальной деятельности.

14. В пункте 4 комментируемой статьи устанавливается, что результаты интеллектуальной деятельности, созданные совместным творческим трудом двух или большего числа лиц, принадлежат этим лицам совместно. Такие авторы именуются соавторами. «Совместный» творческий труд не обязательно должен происходить в одном и том же месте, в одно и то же время. Кроме того, этот труд может быть разнородным. Непременным условиям для признания творческого труда «совместным» является наличие соглашения между соавторами о создании и (или) использовании результата интеллектуальной деятельности. Следует считать, что к взаимоотношениям между соавторами могут по аналогии применяться нормы гл. 16 ГК РФ.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх