Родители оставили без квартиры

Чтобы создать полноценную семью, нужно иметь жилье. Чтобы иметь жилье, нужно работать, а не создавать семью. Это замкнутый круг. Помочь разорвать его могут родители молодых, но не все проходят испытание поддержкой близких людей. Причем не на высоте порой оказываются и «утопающие», и те, кто их спасает.

Елена и Сергей живут в Москве, их родственно-квартирные разборки давно остались в прошлом, но обида на родных осталась. Свою историю они рассказали «Дому».

«Когда мы с Сережей поженились, все друзья нам завидовали, — вспоминает Лена. — Ведь мы еще студенты, своего ничего нет, даже стипендий. Познакомились в институте, два года встречались, потом Сергей сделал предложение. И кстати, свадьба не была вынужденной, я не ждала ребенка, никакой срочности не было. Мы просто полюбили друг друга и хотели быть вместе. Родители — и мои, и мужа — пошли нам навстречу, а это вообще-то редко бывает. Они пообещали фактически взять нас на содержание до конца учебы, пока не начнем уже сами зарабатывать нормально. Кормить нас надо было еще три года, но они решили, что не будут «ломать детям судьбу»».

В общем, старшее поколение продемонстрировало любовь к детям, самоотверженность и благородство. При этом родители Лены втайне были довольны, что «дочка в девках не засиделась», а у родителей Сергея была надежда на то, что жена поможет ему стать серьезней и ответственней. В институте он учился так себе, постоянно хвосты, могли и отчислить. А девочка — отличница, и в семье рассчитывали, что непутевого сына тоже сможет подтянуть.

Самое главное, что вопрос с жильем для молодых решился довольно просто. Родители Сергея купили ему «однушку», когда тот еще учился в школе. Но собственность была оформлена на отца. Пока Сережа жил с родителями, ее сдавали. Ну само собой, когда сын собрался жениться, с арендаторами попрощались, и квартиру освободили для молодой семьи.

«То есть нам создали все условия, как я уже говорила. Ни у кого из наших друзей такой поддержки не было, а нам вот повезло (так мы тогда считали), — вспоминает Лена. — Свадьбу сыграли тоже, естественно, на деньги родителей, они поделили расходы пополам, пригласили всех родственников, мы позвали однокурсников. Потом началась самостоятельная жизнь. Ну как самостоятельная? Мои родители, действительно, в наши дела не вмешивались, давали деньги на продукты и все. Я немного подрабатывала репетиторством, они знали, что этого мало. А вот свекровь взяла над нами шефство и всячески опекала».

Мама Сергея не работала, времени свободного у нее было достаточно, и она решила посвятить его «детям». Носила им готовую еду, иногда приходила, когда Сергея и Лены не было дома, и наводила порядок. В общем, присматривала за молодежью. Невестку это совершенно не радовало, первые месяцы супружеской жизни она вспоминает совсем не так, как хотелось бы: «Если честно, ее посещения меня напрягали. Понятно, что она готовит лучше меня, и приятно, когда в квартире чисто. Но свободы не было, чувствовали себя под надзором — в любой момент могла мама прийти с проверкой: что там у нас делается, не голодает ли сынок. В общем, я терпела, потому что была уверена, что она это из добрых побуждений делала, помочь хотела».

Первый конфликт случился, когда молодые супруги пригласили друзей в гости. Хорошо повеселились, некоторые остались ночевать. Утром все разбежались, особенно убирать было некогда. И как назло, свекровь в этот день явилась с очередным визитом. Ей увиденное категорически не понравилось, что она и высказала.

«Нечего квартиру в хлев превращать, — заявила мама Сергея. — До вас сколько квартиранты жили, и такого безобразия ни разу не было».

Молодежь решила конфликт не усугублять, друзей приглашать по минимуму и без ночевок. Лена стала больше уделять внимания уборке. Посуду немытой не оставляли. Готовить молодая жена тоже старалась регулярно. Еще ей очень захотелось добавить квартире уюта и переделать кое-что на свой вкус, так как и ремонт, и интерьер были уже не первой свежести. В комнате стояла типовая «стеночка», тумба под телевизор, пол застлан разноцветным ковром. В кухне — уже изрядно «убитый» жильцами гарнитур, выцветшие обои. Лена для начала свернула и убрала подальше ковер. Потом решила немного обновить кухню.

Денег на это много не требуется, решила потратить свои репетиторские. Купила недорогие и стильные занавески, обои, и за выходные они с Сергеем провернули небольшой косметический ремонт. Сидели вечером и радовались — кухню не узнать. Смотрелось все по-другому — светло, свежо. Но родителей Сергея перемены почему-то возмутили.

«Нам заявили, что квартира принадлежит не нам, а им, и нечего в ней хозяйничать. Свекровь поставила ультиматум: больше никаких ремонтов, ковер вернуть туда, где лежал. Все должно оставаться в том же виде, в каком досталось нам», — говорит Лена.

После этого настроение родителей Сергей, а особенно его мамы, испортилось, а отношение к «детям» изменилось. Видимо, недовольство копилось уж давно, а самовольный ремонт послужил катализатором. Свекровь отчитала невестку, та обиделась, муж встал на сторону жены. После этого обиделась уже свекровь. Раньше она звонила чуть ли не каждый день, а тут замолчала. И визиты свои прекратила.

Прошло примерно полмесяца. И тут мама Сергея позвонила и огорошила новостью: «Мы продаем квартиру. Сейчас цены падают, а у нас есть покупатель, он ждать не будет. Так что через две недели вы должны освободить жилплощадь».

Для молодых супругов это был, конечно, шок. Такого никто не ожидал. Особенно Сергей, которому родители с детства твердили, что квартиру приобрели для него.

«Ну что тут скажешь, — вздыхает Лена. — Конечно, все это было очень неприятно. Нам пришлось переехать к моим родителям, жили какое-то время у них. На последних курсах Сергей начал подрабатывать, а я помогала ему с учебой, писала курсовые. Мы, наконец, смогли снять жилье и переехать. Сейчас уже окончили институт, работаем, обеспечиваем себя. Вот теперь мы уже нормальная самостоятельная семья».

Естественно, Лена считает поступок родителей мужа предательством: сначала пообещали всяческую помощь и поддержку, а потом выставили за дверь. Причем мотивы ей не совсем понятны. Испугались за свое имущество? Решили поставить на место невестку, которая повела себя слишком решительно и по-хозяйски? Лена до сих пор переживает: «Не знаю, что с ними случилось. Думаю, тут и материнская ревность, и чувство собственности. Пожадничали. Ладно, что теперь поделаешь. Я с ними теперь практически не вижусь, муж общается, но по минимуму. Зато мы с Сергеем стали еще ближе. А ведь могли бы и развестись. У меня-то уж точно был повод хлопнуть дверью и вернуться к папе с мамой. Но мы с мужем любим друг друга».

Теперь умудренные опытом Лена и Сергей советуют всем друзьям: пока нет собственного жилья и доходов — никаких свадеб. А то родительская любовь — она, оказывается, тоже бывает разной.

Студии и небольшие по площади «однушки» пользуются все большим спросом в России, утверждают аналитики рынка недвижимости. Все просто: реальные располагаемые доходы населения снижаются на протяжении последних пяти лет, а крыша над головой нужна. Многие делают логичный выбор в пользу малогабаритных объектов. Логичный — но не до конца осознанный. 35-летняя жительница Подмосковья Елена, сотрудница крупного столичного PR-агентства, приобрела небольшую квартиру в Москве, чтобы сократить путь до работы. Ездить в офис стало проще, а жить — сложнее. О покупке женщина теперь жалеет. Почему — она рассказала «Ленте.ру».

Своей квартиры у меня не было до 33-летия. Жила с родителями в Одинцово практически с детства, кроме года, проведенного в институте за границей. А работала в Москве. Переполненные электрички, хамство вокзальное — я этого всего хлебнула больше чем надо. Это сейчас интернет в вагонах и кондиционеры почти везде, а лет пять назад ничего не было. Опаздывала часто. Ну и вообще у меня такая работа, что нужно постоянно быть не просто на связи, а буквально рядом. А какое тут рядом, если от Одинцово почти 40 минут на электричке только до Белорусского вокзала. Посчитайте дорогу от дома до станции, от вокзала до офиса. Получается полтора часа — это в удачный день. На машине, как правило, дольше.

С родителями своя специфика. Они у меня почти идеальные, и я тоже не демон, но совместное существование утомляет. Когда сын был маленький, они очень помогали, я бы одна не справилась. Ну а потом и он подрос, и я выправилась в финансовом плане. Деньги копила потихоньку, ипотеку не брала, изначально не хотела. Насмотрелась на девчонок с работы — живет такая веселая, беззаботная, легкая, а как «решит» квартирный вопрос — так раб на галерах. И все разговоры про выплаты и проценты.

Конечно, с деньгами еще помогли родители. Не хотели меня отпускать, но потом смирились — ясно, что в Москве лучше, чем в области. Сыну была нужна нормальная школа, мне — возможность не упарываться в электричках. Поддержали.

Я знала, что придется покупать какую-то очень маленькую квартиру, морально была готова к этому — так мне казалось. Ну, надо же с чего-то начинать. Денег пять миллионов, выбор небогатый. Новостройки не рассматривала, у меня принцип. Я видела наши одинцовские долгострои и историй наслушалась от тех же коллег. Одной пришлось самой подъезд достраивать — в буквальном смысле слова. С соседями. Строительная компания обанкротилась, а дома почти готовые. Ну, они взяли и сами доделали. Я на такие подвиги не способна.

Еще одно требование касалось района. Никаких Выхино, Некрасовки и прочего. Дело не в снобизме, просто оттуда ехать дольше и тяжелее, чем из Одинцово. Какой смысл шило на мыло менять? Поэтому искала «малогабаритку» в пределах пяти станций от Кольцевой линии метро.

Предлагают в этой категории немного. Если маленькая квартира, значит почти наверняка она в общежитии, переделанном в жилой дом. Есть в Москве такие дома, причем даже в приличных районах. И не все они «убитые», но там обычно своеобразный контингент. Понятно, что приличные люди из общежитий стараются перебраться в нормальное жилье, а остаются лица с пониженной социальной ответственностью. Не все они алкоголики и наркоманы, но и парочки на подъезд достаточно.

В конечном итоге квартиру мне нашел риелтор, без услуг которого я долго пыталась обойтись. Но в случае со старым фондом это практически невозможно — бывает, выберешь почти идеальный вариант, прямо не квартира, а конфетка. Ну а дальше начинается — с ценой всякие выверты, с документами. Отдельная категория — выходки собственников. Один пытался на интим меня развести. Вот это как вообще?

Выбор пал на «однушку», переделанную в студию, в кирпичном доме. Район Загородного шоссе. Это такое довольно странное место далеко от метро, но в пределах Третьего кольца. Рядом есть станция МЦК «Крымская». Мне удобно.

К дому тоже претензий никаких — «девятиэтажка» не самой худшей серии. Ну, лифта грузового нет, запах в подъезде не очень приятный, потолки 2,6 метра. Но не хрущевка же. В таких домах главный баг — это как раз площадь квартир. «Двушки» по 40 квадратных метров, «однушка» моя — 27-метровая. Но там и ванная с туалетом раздельные, и балкон, и кухня есть — это в изначальном варианте. Предыдущий собственник все переделал, снес стены между коридором и комнатой и между комнатой и кухней, санузел объединил. Получилась студия.

Пока я делала ремонт, жила там одна, без сына. Покоя не было, потому что ремонт его в принципе исключает. А как доделала, перевезла сына. 17-метровую комнату пришлось перегородить стеллажом. Кухня пять метров, но всю технику впихнули. Нормально получилось. В коридоре шкаф — он нам очень нужен, чтобы хранить верхнюю одежду. Тесно, входишь и носом практически в него упираешься. По-другому никак.

Все лишние вещи я сразу выбросила и раздала. Студийный формат не предусматривает ничего сверх того, что жизненно необходимо. Например, у меня теперь одно пальто на зиму и на осень. Спасибо мягкому московскому климату. Взяла за правило — одну вещь покупаешь, две выбрасываешь.

Но главное в маленькой квартире это не физическая теснота, а моральная. Я живу в одной комнате с подростком — ни ему личного пространства, ни мне. И поверьте, даже одному там будет тесно — на ментальном уровне. Можно пытаться организовать пространство, все рационализировать — собственно, это я сделала. Но тут как с пачкой денег — сколько ни пересчитывай, больше не станет.

Поэтому наша с сыном домашняя жизнь расписана по минутам — он встает раньше, собирается в школу, уходит. Только потом встаю я, чтобы не мешать, пока он умывается, тетрадки свои собирает. Есть я стараюсь на работе или в ресторанах — так проще, меньше посуды, меньше толкотни. Холодильник у нас маленький, впрок продукты не покупаем. Купил — съел. Вот так. Для сына я готовлю, конечно.

Еще минус — все время очень жарко. Два окна на одну сторону, проветрить нереально. Летом еще кое-как — балконную дверь открываем. А зимой топят так, что можно в купальнике ходить. У меня сын так и говорит — «Таиланд».

Интересно было бы посмотреть, как соседи, живущие в таких же квартирах, устраивают свой быт. Может есть какие-то секреты, лайфхаки. Например, не иметь холодильника и вывешивать продукты за окно. Но до такой степени отчаяния я еще не дошла.

Другой момент как раз касается соседей. Я сама ни к кому не хожу, общаться не стремлюсь. А вот ко мне то и дело кто-нибудь захаживает. И ладно была бы хоть двухкомнатная квартира, дверь закрыл в спальню — и порядок. А у нас любой человек, пересекающий порог, сразу видит всю нашу жизнь как на ладони. Нельзя, например, лифчик на стул повесить. Теперь ты в армии.

Часто чувствую себя, как в ячейке. Как будто я сумка, и меня кто-то забыл на вокзале в камере хранения. Ушел гулять и не вернулся.

Некоторым мои жалобы кажутся банальным нытьем избалованной москвички. И на работе девчонки говорят, что вот я же жила как-то с родителями и ребенком в обычной трехкомнатной квартире. А теперь у меня своя. Но поверьте, разница огромна. В «трешке», даже если там живут четыре человека, можно разойтись по разным комнатам, можно на кухне посидеть. А у нас с сыном два укрытия — ванная и балкон. При этом последний можно использовать только летом. Нет, остеклять я его не буду, потому что улучшение сомнительное, а затраты — включая психологические — огромные.

Конечно, у нас в новостройках сейчас, кажется, и по 20 метров делают квартиры. Думаю, это надо запретить. Ну или как-то контролировать количество проживающих в таких «клетках». Но это уже нарушение Конституции. Если серьезно, маленькие квартиры нужны — студентам, например. Вместо комнат в общежитиях. Ну и просто молодым неженатым людям без детей. Но тогда надо как-то совершенствовать этот формат. С советскими домами, понятно, уже ничего не поделаешь, а вот новые «ячейки» зачем клепать?

Я жила в квартире-студии, когда училась в Германии. Но там была принципиально другая концепция — дом небольшой, четыре этажа. Для каждой квартиры есть кладовка в подвале, прачечная общая на первом этаже. Там же большая кухня, столовая и что-то вроде гостиной. То есть все «лишние» помещения вынесены за пределы квартиры. Получается, что дома ты спокойно спишь, работаешь, ешь что-то незатейливое (кухонный уголок там был). А гостей принимаешь внизу. Можно даже холодильник не покупать — есть общий внизу, и никто ничего не украдет. Вот такой формат мне понятен, он имеет право на существование. А просто запихивать людей в маленькие бетонные коробки — это бесчеловечно.

Свою студию я, естественно, буду продавать, но не прямо сейчас. Нужно дождаться, когда смогу купить квартиру побольше без потери района. У меня сын в школу пристроен, в баскетбольную секцию ходит здесь, с ребятами во дворе сдружился. Не хочется менять место, поэтому придется потерпеть.

*** Обратная связь с отделом «Дом»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: dom@lenta-co.ru

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх