Роды на 26 неделе беременности

В России предложили только с седьмого дня регистрировать младенцев, которые родились на очень раннем сроке (менее 22 недель) и с экстремально низким весом (менее 500 граммов). Это произошло после череды уголовных дел, которые Следственный комитет возбудил в отношении акушеров. Так, в убийстве 22-недельного мальчика обвинили неонатолога Элину Сушкевич из Калининграда. Почему вообще сегодня в России пытаются спасать 500-граммовых детей, какие шансы у них выжить и могут ли они вырасти здоровыми — «Лента.ру» узнала у доктора медицинских наук, руководителя научного отдела неонатологии и патологии детей раннего возраста Научно-исследовательского клинического института педиатрии имени Ю.Е. Вельтищева Елены Кешишян.

Содержание

***

«Лента.ру»: Сейчас минимальные критерии для спасения недоношенных — 22-23 недели и 500 граммов веса. Почему?

Елена Кешишян: Чтобы понять, каков предел возможностей как в техническом плане (создание среды, приближенной к внутриутробной), так и в плане зрелости мозга ребенка, который способен развиваться внеутробно, в мире были предприняты попытки выходить недоношенных детей разного возраста. Наибольших успехов в этом достигли японцы. Они попробовали выходить детей, рожденных в 20 недель. То есть приблизительный срок беременности составлял пять месяцев. Японцам это удалось, но в единичных случаях. И они увидели, что у рожденных детей в этом возрасте не происходит дифференцировки головного мозга, деления на серое и белое вещество. Если грубо говорить, то этот процесс определяет возможность думать, чувствовать. Это называется высшей нервной деятельностью. Именно эта способность отличает человека от животного.

Поэтому, руководствуясь данными исследований и на основании гуманистической идеи, Всемирная организация здравоохранения и установила эту границу человеческого живорождения — 23 недели, что соответствует примерно 500 граммам веса. Это минимальный возраст, при котором головной мозг может дифференцироваться на серое и белое вещество. И, соответственно, есть надежда, что это уже будет человеческая личность с умственными способностями.

Страны, имеющие технологические возможности, в том числе и Россия, договорились о том, что рожденных на этом сроке беременности можно юридически считать людьми. То есть они имеют все права человека, в том числе и на медицинскую помощь.

На критерии ВОЗ по выхаживанию недоношенных Россия перешла с 2012 года. Много ли за это время удалось спасти таких детей?

В процентном соотношении со всеми рожденными — это мизер. У меня нет точных цифр. Но хочу сказать, что организм детей, рожденных почти наполовину раньше срока, — очень незрелый. И выживаемость у них, условно, один из ста. Все-таки 22-23 недели — это не роды в полном смысле. С точки зрения природы — это выкидыш, это критическая ситуация, которая может быть связана со здоровьем мамы или самого больного ребенка. Поэтому готовность к самостоятельному существованию у таких плодов приближена к нулю. Даже если предположить, что для спасения ребенка брошены максимальные усилия врачей, подключена вся необходимая аппаратура, шанс, что он выкарабкается, очень небольшой. У такого младенца могут не заработать почки, желудочно-кишечный тракт, сердце и другие органы. Это очень-очень сложная, ювелирная работа врачей.

И дорогая?

Конечно. Сутки в хорошо оснащенной реанимации новорожденных — несколько тысяч долларов. А чтобы выходить такого ребенка, нужны месяцы. Но хочу подчеркнуть, что количество выживших на таком сроке минимально. И минимально оно практически во всех странах, где действуют критерии ВОЗ.

Если эти дети нежизнеспособны, обходятся слишком дорого, для чего тогда были установлены эти критерии?

Медицинская задача тут вовсе не в том, чтобы спасать поголовно всех детей, рожденных на сроке в пять месяцев. Понятно, что нет ни одного человека, который не понимает, что этот ребенок имеет риск быть слепым, глухим и обездвиженным. Задача медицины в этой ситуации — приобретать знания и опыт.

Акушеры учатся максимально продлевать беременность. Тут целый комплекс мероприятий: пренатальная диагностика генетических хромосомных болезней, различных пороков развития плода, выделение групп риска среди беременных, их специальное наблюдение, дородовая логистика и маршрутизация. Также оттачивают умение правильно принимать роды на таком сроке. Это необходимо делать максимально бережно и не забывать о «золотом часе». Нужно успеть дать ребенку, не дожидаясь, пока его состояние ухудшится, то, что он не смог получить от мамы. То есть даже если ребенок закричал, нужно понимать, что скоро он перестанет это делать и не сможет дышать. «Золотой час», по сути, определяет, будет или нет повреждение клеток мозга. А значит, будет или нет полноценная жизнь у ребенка.

И квалификация реаниматологов, работающих с такими детьми, сегодня растет. Все это привело к важному моменту: качество выхаживания детей, родившихся чуть позже, на 26-28 неделях, стало значительно лучше. Я регулярно наблюдаю таких малышей. И могу сказать, что со временем многие из них ничем не отличаются от своих сверстников.

А раньше?

Лет 30 назад примерно шесть-семь детей из десяти стали бы тяжелыми инвалидами. А сегодня у меня на приеме были три 26-недельных ребенка. И все развиваются вполне хорошо, есть небольшое отставание, но они это нагонят. У этих детей нет уже тех возможных пороков развития, которые, к сожалению, обязательно возникли бы в прошлые годы.

И это стало возможным благодаря опыту, накоплению знаний о том, как развиваются такие младенцы. Мелочей нет. Это касается всего — как оценивать сердцебиение, как трактовать анализы крови, и прочее. Вести недоношенного ребенка как в неонатальном периоде, так и позже, на первом-втором году жизни, — не то же самое, что обычного, доношенного малыша. Но знания позволяют вовремя проводить корректировку развития, даже не дожидаясь проблем.

Важно понимать, что недоношенный ребенок — это вовсе не уменьшенная копия обычного. Это ребенок, который вынужден приспосабливаться к внеутробной жизни, когда еще физиологически делать этого не должен. Его органы и системы не подготовлены к функционированию в новых условиях.

«Это болезненная любовь на уровне глубокой депрессии»

От чего чаще всего страдают такие дети?

Одна из типичных патологий — ретинопатия недоношенных. У детей еще не созрел механизм, защищающий глаз от света. И они испытывают настоящий шок, внезапно попадая в наш светлый мир. Фотоны света и поток кислорода начинают действовать на сетчатку, ее сосуды начинают быстро расти, пронизывают все среды глаза, и, в конечном итоге, отслаивают сетчатку, приводя к тотальной слепоте. Раньше, еще когда я только начинала работать, хотя мы и знали о таком заболевании, как ретинопатия недоношенных, но детей, рожденных и выживших на сроках беременности менее 30 недель, было мало. Поэтому никто не знал, как лечить это заболевание. Страшно вспомнить, но недоношенные дети лежали в палатах с круглосуточным освещением. Свет был нужен для того, чтобы врачи и медсестры могли наблюдать за состоянием младенца, вовремя заметить изменения. В то время шесть из десяти детей, чей вес на момент рождения составлял менее килограмма, слепли. Как раз тогда в России открыли границы, и мы поражались тому, что в Европе слепота была максимум у двух из десяти новорожденных.

Но мы начали очень быстро учиться. Сейчас в перинатальных центрах во всех отделениях реанимации недоношенных — полумрак. Кювезы полностью накрыты темными покрывалами. Персоналу не нужно все время наблюдать за малышом — все показания автоматически пишут специальные приборы. В хороших реанимациях у медсестер, которые подходят к младенцам, — налобный свет. Это для того, чтобы не тревожить других детей. Во многих реанимациях висит большое «ухо». Если уровень децибел в помещении начинает превышать допустимый предел, прибор загорается красным.

После рождения ребенку каждую неделю начинают специальным методом смотреть глаза. Если идет разрастание сосудов — проводится лазерная коагуляция сетчатки. Специалисты по таким операциям есть практически в каждом крупном городе.

За год через меня проходит примерно 400-600 детей, появившихся на 26-28 неделях. За последние несколько лет среди них — ни одного слепого. Хотя раньше в больницах для таких новорожденных приходилось открывать целые отделения.

Есть данные, сколько недоношенных детей впоследствии перешли в разряд здоровых?

Сейчас среди недоношенных, рожденных в пять-шесть месяцев (25-26-я неделя беременности), 25-30 процентов становятся инвалидами. В развитых странах примерно так же. А еще лет 20-30 назад таких было 75-80 процентов.

Риски у этих детей все равно очень высокие. Они требуют длительного наблюдения, лечения. Но все же сегодня у них несоизмеримо большие шансы, чем раньше.

Жалеют ли родители, которым не повезло, что настаивали на реанимации любой ценой?

Как врачу мне такого никто никогда не говорил. Естественно, что семьи возлагали совсем другие надежды на роды. В кабинете врача плачут, но не стенают. Этих детей безумно любят. Но это болезненная любовь на уровне глубокой депрессии. Наверное, некоторые из этих мам ночью могут думать, что было бы, если бы знали наперед, как все сложится. Возможно, они озвучивают это своим мамам, мужьям, подругам… Но не врачам. Тут люди предпочитают держаться.

Когда ребенку исполнится год-два — с моральной точки зрения ситуация тяжелее, чем в три дня. Новорожденные — все чудесные кулечки, это уже потом дети начинают отличаться друг от друга. У этих семей очень специфическая и тяжелая жизнь. Когда у тебя дома лежит ребенок, не шевелится, не глотает, никогда не смотрит на тебя, не говорит — это очень тяжело. И нужно помочь родителям превратить свою жизнь хотя бы в относительно социальную, не делать их изгоями.

На какую помощь семьи сейчас могу рассчитывать?

Когда в России перешли на нормативы ВОЗ, врачи начали говорить о том, что если мы начали выхаживать таких детей, будет высокая частота детского церебрального паралича, умственной отсталости и других патологий, приводящих к тяжелой инвалидности. Без развития специализированной службы, которая будет помогать таким детям, мы нанесем огромный урон обществу, которое не примет такое увеличение числа инвалидов. Тогда стала развиваться система последующего наблюдения недоношенных детей, которая ведет их до трех лет. Потому что в обычной поликлинической сети не всегда встречаются врачи, разбирающиеся, как растет и развивается ребенок, рожденный с низкой или экстремально низкой массой тела. Параллельно с этим достаточно быстро развивается система медицинской реабилитации.

Хуже всего у нас обстоят дела с социальной службой. Помощь таким детям минимальна. Как ухаживать за таким ребенком, как его развивать, как поддерживать двигательные навыки — мало кто объясняет семьям. Если в крупных городах хоть какого-то мизера можно добиться, то что уж говорить про провинцию? Все это выключает одного из родителей из социальной жизни. Мест, куда можно было бы хотя бы на неделю, месяц передать такого ребенка, чтобы родители смогли немного отдохнуть, нет. Раз уж государство пошло на такой шаг, раз уж мы юридически признали 500-граммовый плод человеком, то и поступать в последующем с его семьей, им самим тоже нужно по-человечески.

В других странах система поддержки существует?

Я знаю, что в Европе и в США это выстроено очень хорошо. Там делается упор не на медицинскую реабилитацию, а именно на социальную. У них есть социальные работники, которые приходят и освобождают эти семьи от существенной части забот. Где-то есть социальные центры, куда ребенка можно привести как в детсад. Причем они районированы — родителям не нужно ехать на другой конец города.

«Даже если ясно, что у ребенка несовместимые с жизнью патологии, его обязаны спасать до последнего»

Вы говорите о том, что еще некоторое время назад килограммовые недоношенные также считались «нежильцами», а сейчас — вполне перспективны. Возможно ли, что через 30-40 лет то же самое можно будет сказать и о 500-граммовых?

Действительно, еще 30-40 лет назад, когда не было возможности поддержать дыхание, дети, родившиеся на сроке раньше семи месяцев, выживали очень редко.

Потом, когда появились какие-то первые механизмы, планка поднялась до 28-й недели беременности — это примерно шесть месяцев. Но технический прогресс всегда идет вперед, это позволило и дальше постепенно сокращать возраст выживания. Мы сейчас можем хотя бы частично смоделировать внутриутробные условия. Например, когда ребенок рождается не в срок, у него в легких еще нет вещества, благодаря которому он может дышать, — сурфактантов. Их можно доввести сразу при рождении, начать искусственную вентиляцию легких и за счет этого поддержать газообмен. Также появились возможности давать дотации питания не через желудочно-кишечный тракт, а через вену специальными веществами, которые уже готовы к включению в метаболизм. Есть множество других приспособлений: создание теплового режима, влажности, приближенной к внутриутробной.

Технологически граница могла бы отодвигаться бесконечно. При желании можно смоделировать ситуацию, когда женщина вообще не нужна для вынашивания ребенка. Но я уже говорила о том, что ученые установили, что возраст в 22-23 недели — это минимальный срок, при котором клетки коры головного мозга могут развиваться постнатально. Все-таки главным критерием нормального развития ребенка являются не технологические достижения, а возможности мозга.

Правда ли, что всех 500-граммовых детей пытаются спасать лишь в России и Турции, а в других странах — только если у ребенка есть высокие шансы на нормальную жизнь?

Это не так. Во всех странах, где принята концепция ВОЗ, эти дети подлежат обязательной медицинской помощи. Но есть нюансы. Если ребенок родился на сроке с 23-й по 25-ю неделю, родители могут отказаться от реанимации. Для этого во многих странах есть юридический норматив, напоминающий закон об эвтаназии.

В перинатальных центрах там работает специальная служба. Когда становится понятно, что начались преждевременные роды, представители подходят к родственникам — отцу и, если возможно, к матери. «Мы предполагаем, что родится малыш с такими-то параметрами. В этом случае существуют такие-то риски развития… Вы имеете право выбора — либо на полную реанимацию, либо на паллиативную помощь». И в зависимости от того, что решат родители, врачи и действуют.

В России ведь также можно сегодня выбрать паллиатив?

Законодательно это никак не прописано. Сегодня, даже если ясно, что у ребенка несовместимые с жизнью патологии, его обязаны спасать до последнего. Бывает, что родители могут самостоятельно подписать бумагу, что не хотели бы реанимацию, но это не имеет юридической силы. Родители могут сказать: «Смотрите, он дышит, дышит. Он глазки приоткрыл. Давайте теперь его реанимировать!» А мы потеряли время, которое в этом случае очень существенно. У этого ребенка изначально мало шансов, а стало еще меньше. И может возникнуть ситуация, когда родители обвинят врачей, что их ребенка специально не лечили, «заговаривали зубы».

Медицинская общественность очень обеспокоена таким двусмысленным положением врачей. И у нас есть целый ряд предложений по решению проблемы их защиты.

Что именно предлагается?

Законодательная инициатива о том, чтобы родители самостоятельно могли решать вопросы о целесообразности реанимационной помощи ребенку, родившемуся в срок с 23-й по 25-ю неделю. Естественно, все это должно обговариваться. К дискуссии необходимо привлекать общественность: это и юристы, врачи, пациентские сообщества, представители религиозных конфессий.

Минздрав сейчас подготовил новые критерии о новорожденных, родившихся слишком рано. В частности, предлагается не регистрировать такого ребенка до тех пор, пока он не проживет семь дней. Может это исправит ситуацию, защитит врачей от обвинений в убийствах?

Тут масса подводных камней. В России был аналогичный закон о килограммовых детях. Им оказывали помощь с рождения, но до возраста семи дней ребенок считался плодом. Если он погибал, то его смертность уже шла в другие критерии, не считалась гибелью новорожденного.

Детей с экстремально низкими показателями рождается не много, они просто не могут никак повлиять на демографическую структуру. Но при наличии такого положения, что до семи дней можно не регистрировать, — мне кажется, к врачам еще больше может появиться претензий по поводу неоказания помощи.

Это очень сложные вопросы. С одной стороны, родители могут говорить: вы не спасли ребенка. А другие, напротив, скажут: зачем вы его мучаете напрасно? А представьте себе реаниматолога, который может оказаться перед этическим выбором: у него в больнице всего один ИВЛ, и на нем уже 40-й день находится 23-недельный ребенок. И тут в больнице рождается 32-недельный. Ему нужно помочь, подержать три дня на аппарате, а дальше малыш сам справится. В первом случае наверняка будет инвалид. А во втором — практически здоровый. И что делать врачу?

Вы сейчас говорите теоретически или такие ситуации происходят?

В федеральных центрах у нас такого быть не может. У нас достаточное количество аппаратуры. Я просто проиллюстрировала примером, что вопрос выхаживания таких детей — сложнейший, в нем перекликаются все аспекты — от медицинских до этических и религиозных.

«Вопрос младенческой смертности всегда был политическим»

Вопрос младенческой смертности в последнее время стал политическим. Наверное, поэтому так остро развиваются пациентские скандалы, связанные с роддомами?

Вопрос младенческой смертности всегда был политическим. Это социально значимый параметр, определяющий положение страны в плане развития. У нас в целом по стране младенческая смертность за десять лет существенно уменьшилась. Однако в последние два года темпы снижения замедлились. Наше правительство говорит, что это плохо. С точки зрения врачей — это не совсем так. Есть объективные причины, которые с наскоку не преодолеешь.

Первичное снижение смертности произошло за счет качественного насыщения больниц аппаратурой, за счет строительства перинатальных центров. Это сразу же дало результат. А теперь эти показатели вышли на плато. Другое дело, что плато, допустим в Калининграде, Санкт-Петербурге, — это одно. Там показатели смертности — на европейском уровне. То есть очень низкие. А есть регионы, где смертность высока — Алтайский край, Еврейская автономная область, Магаданская. Там нехватка врачей, нехватка оборудования, очень большие расстояния, трудности маршрутизации. И с этим очень трудно что-то сделать.

Мы не компактная Швейцария. У нас огромная страна со сложными географическими условиями. Есть регионы, откуда мы не можем даже на вертолете доставить женщину. Я в свое время очень много времени провела на Чукотке, смотрела службу родовспоможения. Часто, если там рождается недоношенный ребенок, ты ему никак не поможешь.

Там нет хороших больниц?

Там все есть, но в одном городе — в Анадыре. А если женщина в другом месте родила, то часто она может оказаться отрезанной от мира. Есть периоды, когда даже самолеты не летают: пурга, еще что-то. И с маршрутизацией тоже не подгадаешь. Потому что когда ждешь первенца — не собираешься же рожать в 24 недели. Это если ситуация с родами повторяется, то можно что-то спланировать, приехать на «опасном» сроке поближе к специализированной помощи…

Правда ли, что в последнее время стало больше рождаться недоношенных?

Нет, их количество стабильно. Это примерно 7-10 процентов от всех новорожденных. Существенно выросла их выживаемость.

На родительских интернет-форумах одна из самых «разжигающих» тем — о том, что дети, которых «выбраковала» природа, плохо влияют на качество генофонда. Есть ли основания так думать?

Чтобы «выжившие» могли влиять на популяцию, их должно быть в процентном соотношении много. Например, 26-недельных очень мало — не больше двух процентов от всех родившихся. Это никоим образом не может на что-то повлиять.

Я знаю, что одно время обсуждали: а что будет, если мой ребенок женится в будущем на том, кто был когда-то недоношенным, не пострадает ли генофонд? Во-первых, могу сказать, то, что касается детей, рожденных после 30-й недели, — они совершенно здоровы, адаптированы и ничем не отличаются от других. Они сами рожают прекрасных здоровых детей, мы уже видели многие поколения. Опасность преждевременных родов не передается по наследству. И обычно над недоношенными детьми трясутся, ими много занимаются. Так что в плане развития эти дети могут дать фору другим.

А что касается детей, родившихся 5-6-месячными, то когда они догоняют сверстников, важно, чтобы родители продолжали с ними активную жизнь, а не занимались охранительным режимом. Нужны песни, пляски, спорт. У этих детей есть особенности поведения. Но сейчас есть центры, которые курируют такие семьи. Если детьми заниматься — все будет отлично. Я смотрю на этих детей регулярно. И у меня стал значительно более оптимистичный взгляд. Например, частота хронических заболеваний среди них приближается к норме. То есть она не выше, чем в популяции. Шанс на полноценную жизнь есть у каждого, даже самого безнадежного, на первый взгляд, ребенка.

Уже пройдены два триместра, остались последние три месяца беременности. Плод продолжает развитие, активно готовиться появиться на свет и жить вне утробы мамочки.

Состояние крохи, его развитие и размеры

Большая часть пути пройдена, и плод уже обрел индивидуальные черты, присущие только ему. Его личико уже сформировано – есть брови, реснички на глазах, ушки обрели свою форму. На этом этапе у него завершается формирование внутреннего уха, и он теперь четко слышит окружающие звуки – его интересует биение сердца мамы, шум работы кишечника, а также все происходящее вне живота.

Наряду с этим у ребенка открываются глаза, и поэтому маме стоит избегать резкой смены освещения. Сейчас отличное время, чтобы петь ему колыбельные и рассказывать добрые сказки. Врачи считают, что на 26 неделе плод уже различает голоса своих родителей. Кроме того общение с ними благоприятно отражается на развитии крохи. Сейчас также все больше укрепляются мышцы и кости, костенеют зачатки постоянных зубов, легкие обретают завершенную форму и занимают правильное положение. Благодаря этому малыш уже способен дышать и готов к рождению.

Понемногу его кожа меняет цвет и становится более гладкой. На этом этапе на ней есть морщины, которые образовались от постоянного пребывания в водной среде. Полностью они пройдут ближе к родам – за несколько недель. Сейчас у ребеночка уже вырабатывается собственный гормон роста, поэтому он быстро увеличивается в размерах и к этому сроку должен быть весом в 750 грамм, а ростом около 35,5 сантиметров.

Согласно календарю беременности, в это время большую часть дня кроха спит, но при этом успевает подвигаться, причиняя маме иногда определенный дискомфорт. А так как для шевелений у него уже меньше места, его активность могут наблюдать все окружающие, не дотрагиваясь до живота.

Присоединяйтесь к Nestle Baby&Me Беременность не только меняет жизнь будущей мамы, но и вызывает множество сомнений. Мы поможем разобраться со всеми страхами и найти ответы на самые важные вопросы о материнстве.

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Необходимость УЗИ на 26 неделе беременности

Если беременность протекает нормально, то УЗИ делают всего три раза. Вполне возможно, что второй раз припадет как раз не этот срок. Ультразвуковое обследование поможет выявить проблемы и оценить развитие малыша. Кроме того это отличная возможность исключить пороки и другие проблемы со здоровьем.

Иногда до этого срока родителям не удается узнать пол ребенка, так как каждый раз он во время процедуры отворачивается. Возможно, на 26 неделе вам, наконец, повезет, и вы узнаете пол будущего малыша. Кроме того УЗИ позволит оценить объем и качество вод, изучить состояние плаценты и узнать, к чему стоит готовиться перед родами.

Как себя чувствует будущая мама на 26 неделе беременности?

Беременность на 26 неделе сопровождается сильными толчками и шевелениями, поэтому женщине сейчас нередко приходиться чувствовать дискомфорт. Сейчас чтобы почувствовать его движения достаточно приложить ладошку к животу, а чтобы почувствовать биение его маленького сердечко, стоит лишь прислониться ухом. Время бодрствования и сна плода всегда идет поочередно. У одной мамы кроха может быть очень активным и напоминать о своем присутствии поминутно. У другой женщины – малыш может быть чрезвычайно спокойным и лишь иногда радовать ее толчками.

Очень часто в этот период мамы переживают, что длительное время не ощущают шевелений, однако, это вовсе не означает, что их нет. Просто в суматохе и в процессе подготовки к родам, женщина может не заметить активности крохи.

Правильный рацион мам

Кушать будущей маме следует полноценно и с пользой для малыша. Ей нужно удовлетворять все потребности крохи в витаминах и полезных компонентах. Поэтому маме нужно:

  • ограничить употребление продуктов, которые часто вызывают аллергические реакции – обычно это мед, различные ягоды, какао, молоко, шоколад. Не отказывайтесь от них полностью, если у вас нет аллергии, употребляйте такие продукты в небольших количествах;
  • откажитесь от вредной пищи: никакого фаст-фуда, копченых и жареных блюд;
  • больше готовьте на пару, варите или запекайте в духовке;
  • ешьте меньше соли – она задерживает в организме воду, что приводит к появлению отеков;
  • не усердствуйте с употреблением сладостей и продуктов из белой муки – такая еда вызывает лишний вес, способный осложнить остаток беременности и роды;
  • включите в рацион больше свежих фруктов и овощей;
  • пейте натуральные соки, фреши и не сладкие компоты.

26 неделя беременности, как правило, проходит без осложнений и помимо чрезвычайной активности ребеночка будущую маму ничто не беспокоит. Чтобы ваше состояние и дальше было таким же, соблюдайте правильный режим питания, не переутомляйтесь и посвятите себя только положительным эмоциям.

Дарья Царик

Ульяна родилась на 28-й неделе весом всего в 520 граммов. Врачи не были уверены, что выходят малышку. Сегодня ей два года, и она по всем показателям догнала своих сверстников. Братья Андрей и Олег появились на свет с разницей в 21 год, и оба — раньше положенного срока. Таких детей, как Андрей, Олег и Ульяна, в Беларуси рождается более 4,5 тысячи в год. Даже крох весом в 500 граммов благодаря современным технологиям сейчас выхаживают. И это один из лучших показателей в СНГ. Однако для таких детей государством не предусмотрена комплексная помощь по уходу и реабилитации после выписки из роддома, а эта помощь им очень нужна.

«Имена» пригласили 14 мальчишек и девчонок разного возраста, рожденных раньше срока, принять участие в специальном фотопроекте. Каждого мы сняли на фоне его же фотографии, сделанной в первые недели или месяцы после появления на свет. А их мамы рассказали, что чувствовали в первые дни после родов, какими были их малыши при рождении, какими стали сейчас и в чем после выписки нужна помощь.

Спасать или не спасать?

Природа установила женщине срок вынашивания ребенка около 280 дней. У одних он длится чуть больше, у других — чуть меньше. Ребенок, который появился на свет раньше 37 недель беременности, считается недоношенным. А тот, кто раньше 28 недель, — глубоко недоношенным. После рождения большинство из них ни секунды не может прожить самостоятельно без огромного количества сложно устроенных механизмов, дорогих лекарств и первоклассных врачей. Есть те, кто считает бессмысленным спасать таких детей, потому что это очень дорого. Чтобы недоношенный ребенок задышал, одно только введение препарата для раскрытия легких стоит $1 000, а в год эта инъекция необходима в Беларуси примерно 1 500 детям. Дальше — жизнь неделями, а то и месяцами в кювезе на аппарате искусственной вентиляции легких, и это тоже недешево. У глубоко недоношенных детей существует риск на всю жизнь остаться с инвалидностью.

Заведующая педиатрическим отделением недоношенных новорожденных РНПЦ «Мать и дитя» Юлия Рожко уверена: недоношенность ребенка — не приговор. За 20 лет работы через ее руки прошли более 4 300 «торопыжек», как ласково называют их мамы — за то, что поспешили появиться на свет раньше срока. Для одной девочки Юлия даже стала крестной мамой.

В этом году родители детей, которые появились на свет раньше срока, создали Республиканское общественное объединение «Рано», в котором семьи с преждевременно рожденным ребенком могут получить информационную и психологическую помощь. Ведь одно дело выходить в роддоме недоношенного младенца, а другое — создать оптимальные условия успешной реабилитации такого ребенка после выписки. Сегодня «Имена» объявляют сбор средств в поддержку объединения «Рано».

Ульяна. Родилась в 27 недель, весила 520 граммов. Сейчас ей 2 года и 1 месяц

Ульяна любит слушать, как мама читает книжки. Ей нравятся мультики и плавать. Она любит все живое — птиц, собак, рыбок. Обожает рассматривать огромный аквариум, который стоит у них дома. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Когда меня отправили на внеплановое УЗИ и я увидела реакцию врача, я поняла, что всё плохо, по одному только ее взгляду, — рассказывает мама Ульяны. — Дальше был срочный консилиум, на нем было решено делать экстренное кесарево сечение, причем речь о спасении ребенка не шла: «Спасаем женщину, а не ребенка». Тогда это прозвучало, как расстрельный приговор. А я знала, что она жива до последнего момента, потому как чувствовала ее шевеления. Была истерика и слезы, а потом сработал наркоз, и всё… В палате в реанимации к мамам подходили и рассказывали, как их дети. А ко мне не подходили, и я думала, что всё — ее нет. Узнала, что она жива, лишь на третьи сутки. Врачи не говорили, так как опасались делать прогнозы — выживет или нет, дочка была в очень тяжелом состоянии.

Я упорно каждые три часа сцеживала молоко, замораживала его

Когда я увидела ее впервые, слез было не сдержать. Она — чудо 520-граммовое, которое вместилось бы на ладошке. Врачи шансов никаких не давали, но я верила, что всё будет хорошо, мы в надежных руках. Риски были огромные, но уже через три месяца мы были дома и Ульяна весила 2 100.

Все три месяца со мной работал психолог и, конечно же, рядом был муж. Когда лежишь вместе с мамами, которые держат своих крох на руках, прикладывают к груди и прочее, выносить это очень тяжело. Я в такие моменты всегда уходила из палаты. Многие, хоть и не говорят об этом вслух, считают, что ребенок весом в 520 грамм не может быть нормальным. От многих специалистов я слышала это своими ушами. А мы сегодня воспитываем дочку, как совершенно нормальную девочку. Различий со сверстниками уже не видно, Ульяна догнала их по всем показателям.

Федор. Родился в 27 недель, весил 990 граммов. Сейчас ему 3 года

Федор обожает гонять старшего брата, да и всю семью. Любит игры с машинками, конструктор, плавание, футбол, прятки. Бабник. Словарный запас составляет более 5000 слов. Хочет стать или политиком, или футболистом. Фото: Александр Васюкович, Имена

Каждый год в Беларуси рождается более 4,5 тысячи недоношенных детей, из них — 250 малышей весом до одного килограмма

Кирилл. Родился в 35 недель, весил 2 680 граммов. Сейчас ему 7 лет

Сейчас Кирилл уже школьник и ничем не отличается от одноклассников. Любит читать, строить что-нибудь из конструктора «Лего», но читать больше. Любит военные песни, планирует возглавить крупное («очень крупное», как говорит он сам) предприятие, мечтает о мире во всем мире. Имеет медали по бально-спортивным танцам, с девятками перешел в третий класс музыкальной школы. «Папа» — первое произнесенное слово, а свои первые шаги Кирилл сделал по морскому песку во время отдыха. Фото: Александр Васюкович, Имена

Ольга, мама Кирилла, говорит о том, что встречалась с двумя крайностями отношения врачей к ее сыну, и оба воспринимались ею болезненно: либо «на что вы рассчитываете с такой историей», либо «вам еще повезло, учитывая вашу историю».

Она признается, что поначалу было сложно принять ситуацию и избавиться от комплекса вины.

— Я долго пыталась докопаться до причин случившегося. Тогда мне очень не хватало системной информационной поддержки по выхаживанию и реабилитации таких детей. На какое-то я время потеряла уверенность в себе, в своих возможносятх помочь, изменить ситуацию. Помню первые набранные семь граммов после продолжительной потери веса. Тогда я впервые осознала, что мы можем. После десяти лет брака я другими глазами посмотрела на своего мужа. В то время, когда я рыдала над поставленным генетическим диагнозом (в итоге он не подтвердился), он искал способы реабилитации таких детей. Я всегда об этом помню.

Ангелина, сестра Кирилла. Родилась в 26 недель, весила 990 граммов. Сейчас ей 2,5 года

Ангелина любит слушать книги и наводить порядок. Любимое занятие — перекладывать вещи в шкафу, комоде, тумбочках. Сладкоежка, любит интерактивные книги с кнопками, вкладышами, пазлами. Ангелина еще не ходит в детский сад, но уже умудряется подстраивать окружение под себя. Как и ее брат Кирилл, она очень шустрая, громкая и импульсивная. Мама их называет «двумя ураганчиками». Фото: Александр Васюкович, Имена

По словам Ольги, было некое недоумение, что «второй раз в одну и ту же реку». Но достаточно быстро она осознала ситуацию, приготовилась к любому исходу, но в то же время была уверена, что всё будет хорошо.

— Невозможность быть рядом с дочкой, пока она месяц была в реанимации, — это то, что до сих пор не дает покоя, — говорит Ольга. — Я упорно каждые три часа сцеживала молоко, замораживала его. Думала: ведь придет день, когда оно будет необходимо моему ребенку. Утром и вечером звонила в реанимацию, чтобы услышать: «Без изменений». Прошерстила интернет на предмет реабилитации глубоко недоношенных детей. И всё для того, чтобы не признаваться себе, что я ничего не могу сделать для своего ребенка. Да, лекарства, какие-то смеси, вера в ребенка, это всё было, но осознание того, что ребенок, по сути, принадлежит врачам и я лишнее звено в этом процессе выхаживания, принять невозможно. Терзала мысль, что я могу не успеть прикоснуться к ребенку, пока он живой. Спасала семья, дети, которые требовали внимания, муж, который придумывал какие-то занятия.

Можно сказать, что этим и обусловлена моя активность в объединении родителей недоношенных детей «Рано»: это своеобразная терапия — возможность помочь другой маме с наименьшими потерями адаптироваться к сложной ситуации.

Нам сказали, что у дочки полная отслойка сетчатки на обоих глазах. А я была просто счастлива, что держу на руках свою малышку

Мне очень помог прошлый опыт, в голове постоянно вертелось, что всё может быть хорошо, ведь так уже было с Кириллом, и Ангелина тоже справится. Первый год жизни — это массажи, ЛФК, обследования. Казалось, этому не будет конца. И не всегда есть результат. Я знаю разных детей и осознаю, насколько нам повезло в обоих случаях.

«Мама». Долгое время это слово было единственным в лексиконе Ангелины. Когда дочка сделала первые шаги, старшие дети так кричали от радости, что напугали ее, и она потом месяца два боялась отрывать руки от опоры.

С циничным отношением врачей к выхаживанию недоношенных детей Ольга столкнулась дважды.

— В первый я услышала от врача: «Вы знаете, сколько стоят одни сутки реанимации такого ребенка?» Сказано было в контексте «куча денег уходит, результат неизвестен». Второй раз это касалось глубоко недоношенных детей: «Выхаживают вот таких 24-х недельных, а дети потом слепые каждый пятый». У них своя статистика, но ценная каждая жизнь, раз уж ей суждено было появиться.

Ярослав. Родился в 28 недель, весил 990 граммов. Сейчас ему 3,6 года

Ярослав плавает как рыба. Поет песенки на английском языке, занимается гимнастикой, победитель кубка «Маугли 2017». «Когда вырасту, буду, как папа, лечить зверей», — говорит он. Добрый и очень дружелюбный парень. Фото: Александр Васюкович, Имена

Только в Минске через педиатрическое отделение недоношенных детей РНПЦ «Мать и дитя» за год проходит около 600-650 детей. Около 18-20% — это дети с массой тела до 1 500 грамм, среди них детей с инвалидностью — только 20%

Александра. Родилась в 25 недель, весила 840 граммов. Сейчас ей 1 год и 10 месяцев

За свой первый год жизни Саша перенесла пять операций. Две последних — сложнейшие операции на глазах, которые делали в Санкт-Петербурге. Зато Саша летала на самолете чаще, чем каталась на качелях. Слушает музыку, любит играть с папой на пианино, смеяться и играть со старшей сестрой. Если плачет, то только по делу. Очень спокойная и улыбчивая девочка. Она всегда с полуопущенными глазами, и маму постоянно спрашивают: «Она спит?» Мама признается, что это немного раздражает. Фото: Александр Васюкович, Имена

Мама Александры — врач, хирург. Во времена ее учебы в мединституте, то есть 15 лет назад, дети, рожденные на таком сроке, как Саша, не выживали. Первое, что сделала мама, когда дочка находилась еще в реанимации, — покрестила ее. Малышка тогда была размером с ее ладонь.

— Удивительно, но я ее в первые же дни узнала. И проплакала все полчаса, пока мы были с ней. Это был первый и последний раз, когда я плакала в реанимации. Я хотела быть ей поддержкой, быть спокойной, чтобы в эти полчаса с мамой ей было бы спокойно. Я тогда решила сохранить для нее молоко. Это было единственное, что я могла сделать для нее. У Саши было четыре смертельных диагноза. Взрослый человек, имея хотя бы один из них, не выжил бы. Саша выжила, молоко пригодилось.

У Саши есть старшая сестра, которая родилась в срок. С естественными родами, первым криком, поздравлениями и быстрой выпиской. Как родилась Саша, мама не видела. Был общий наркоз, Саша лежала в матке поперечно, надо было спешить: если бы отошли воды, то матка сложила бы девочку пополам.

Между родами и объятием своего ребенка будто пропасть. Самый счастливый день — это когда забираешь малыша в материнскую палату

— Я помню каждый момент: на вторые сутки я ее увидела, мы ее покрестили, через две недели я смогла дотронуться до нее, погладить, через месяц — покормить через зонд и поменять подгузник. Она еще была на аппарате искусственной вентиляции легких (ИВЛ), когда мы увидели ее первую улыбку во сне. Какое счастье было услышать ее плач, когда в три с половиной месяца ее сняли с ИВЛ. Она плакала не так, как новорожденный ребенок, а совсем тихонько.

Саше было почти четыре месяца, когда ее достали из кювеза, чтобы отнести на обследование, и мама первый раз прижала ее к своей груди.

— Счастье переполняло меня! — улыбается она. — Хотя этим обследованием было УЗИ глаз — нам сказали, что у дочки полная отслойка сетчатки на обоих глазах. А я была просто счастлива, что держу на руках свою малышку. Это сложно понять, но это было как будто две меня — одна переживала за глазки, а вторая радовалась, обнимая своего ребенка. Наконец, Сашу отдали мне. Я могла постоянно быть с ней. Я приложила ее к груди, и она даже немного послала дочке молока… Я одела ее в малюсенькие слипики, шапочки, носочки. Со старшей самыми трудными для меня были первые два месяца, а с Сашей они растянулись на целый год.

Однажды к нам пришла педиатр. Спрашивает: «Недоношенная? Какой срок?» Я отвечаю: «25 недель». «Ой! Так это же выкидыш!» Она, мне кажется, не поняла, что сама сказала. Это был единственный раз, когда что-то меня задело. Для меня самое сложное — это неопределенность будущего. Со здоровым ребенком — сад, школа, институт, замуж. С недоношенным же постоянно в голову лезет эта мысль: и что дальше? Есть ли смысл в том, что ты делаешь? Хватит ли денег продолжить начатое? И вообще, на сколько лет эти деньги надо рассчитывать? И от этого опускаются руки, а это самое страшное. Нужно делать здесь и сейчас то, что можешь, а остальное сделает Бог. Постоянно это себе говорю.

Валерия. Родилась в 25 недель, весила 660 граммов. Сейчас ей 5 лет

Валерия очень смышленая и энергичная. Хочет делать всё сама. Любимое занятие — поливать цветы и пылесосить. Любит целоваться и обниматься. Смеется так, что забываешь о плохом и жизнь кажется прекрасной. Фото: Александр Васюкович, Имена

Обычный младенец очень многие вещи начинает делать сам, независимо от того, как им занимаются родители. Недоношенным детям нужна помощь

Братья Андрей и Олег. Старший родился в 30 недель, весил 1 350 граммов. Сейчас ему 24 года. Младший родился в 29 недель, весил 1 200 граммов. Сейчас ему 3 года

Старший, Андрей, в начальной школе был отличником, очень красиво рисовал, посещал изостудию, воскресную школу, занимался акробатикой, потом боксом. По обоим видам спорта имеет разряды. Учился в гимназии. В 2015 году окончил БНТУ, сейчас учится в БГЭУ, получает второе высшее образование. «У меня замечательные сыновья. Добрые, очень коммуникабельные и веселые, — говорит мама. — А ведь перед родами мне не давали гарантий, что они даже выживут. И даже если выживут, то предупреждали, что могут быть серьезные отклонения… Это самое ужасное, что может услышать мать в такой момент». Фото: Александр Васюкович, Имена

— Первая мысль после осознания того, что ребенок родился раньше, в обоих случаях — только бы выжил! Вторая мысль — чтобы был здоров, — говорит мама мальчиков. — Самым трудным было то, что малыша нельзя было взять на руки и приложить к груди. Для любой матери это очень тяжелое испытание, которое растягивается на месяцы.

Между родами и объятием своего ребенка будто пропасть. Самый счастливый день — это когда забираешь малыша в материнскую палату. Когда я родила старшего сына, мне было 21. Но я помню этот момент очень ярко и детально. По ночам я вскакивала счастливая и окрыленная, чтобы самой позаботиться о своем Андрюше. Я не чувствовала усталости, было лишь бесконечное счастье и благодарность врачам. Воспоминания о рождении младшего сына Олежки еще свежи. Это событие у меня произошло уже в 43 года. Но эмоции те же. Могу сказать, что после родов я была поувереннее. Думаю, что это связано с предыдущим опытом.

Богдан. Родился в 29 недель, весил 1 630 граммов. Сейчас ему 10 лет

Богдан позитивный и ласковый мальчик. Любит нырять, петь караоке, гонять с папой на мопеде. Готов проводить за игрой на фортепиано по несколько часов в день. Особая страсть — наручные часы. С пеленок обожает противоречить. Истинный сладкоежка. Фото: Александр Васюкович, Имена

В конце девяностых — начале нулевых не было достаточно технологий, знаний и ресурсов.

В то время выживаемость недоношенных детей не превышала 50%

Ваня. Родился в 25 недель, весил 800 граммов. Сейчас ему 4 года

В детский сад Ваня пока не ходит. Ему нельзя болеть из-за легких: чем меньше недоношенный ребенок болеет, тем лучше восстанавливаются легкие. Из-за долгого (38 суток) пребывания на аппарате искусственной вентиляции легких развилась тяжелая форма бронхолегочной дисплазии (хронического заболевания легких), поэтому Ваня контактирует с детьми меньше, чем ему хотелось. Любит считать. До 100-150 досчитает с небольшими подсказками. И всё же любовь на все времена — это стиральные машины. Искать грязное белье по квартире, загружать его в барабан, засыпать порошок, выбирать режим работы машины и наблюдать за процессом стирки — это дело он любит еще с тех времен, как начал ходить, и не изменяет этой своей любви. Еще любит шутить и когда вокруг все смеются над его шутками. Мечтает стать врачом, лечить детей. Фото: Александр Васюкович, Имена

— Было очень тяжело осознавать, что случилось что-то действительно очень серьезное и моя жизнь никогда не будет прежней, — говорит мама Вани Надежда. — Я до последнего верила, что всё обойдется, и что я везучая, и что врачи сделают так, что мой ребенок не родится так рано.

Психологически я не была готова к рождению ребенка, хотя мы с мужем планировали его и очень ждали. Поэтому, когда на свет появился ребеночек, который без врачей не смог бы прожить и минуты, я не думала про то, как хочу держать его на руках и кормить. Даже с молоком своим поступила опрометчиво, не стала сохранять его, так как в послеродовом отделении мне дали понять, что если мой ребенок и выживет, то возможность кормить его своим молоком мне представится еще очень нескоро. Сейчас я жалею об этом упущенном шансе. Материнских инстинктов никаких не было. Были полная растерянность и непонимание, как вообще дальше жить, дышать, есть, общаться с родными и друзьями. Казалось, что жизнь действительно кончена.

Сегодня, признается мама, есть комплекс вины, который приходится постоянно преодолевать.

— Наверное, его можно перебороть, но осадочек все равно останется, — говорит она. — Всплывает иногда. Не скажу, что можно принять окончательно и бесповоротно то, что произошло, и жить «долго и счастливо». Периодически меня накрывают и воспоминания, и переживания, и даже отчаяние. Но всё же со временем, конечно, становится легче. А если говорить о чисто бытовых моментах, то мне, как маме ребенка с особенностями, надо всегда быть начеку: кто-то чихнул рядом с сыном — мы уже напряглись, дома промываем нос и т. д. Ваня полез на горку на детской площадке — ты бежишь его подстраховывать, так как крупная моторика страдает и падаем мы очень много. Перекись водорода, пластыри, вата — всегда со мной. Это, конечно, более трудозатратно, чем жизнь с обычным ребенком. Поэтому и усталости больше. Но, может, это просто я такая ленивая.

Ваня очень шабутной, некоторые называют это гиперактивностью, хотя как диагноз нам его невролог не ставит, считая, что такая его активность — это хорошо, это помогает ему развиваться. Окружающие люди нормально реагируют, чрезмерной активностью детей в наше время уже мало кого удивишь. Я иногда устаю, конечно, особенно к концу дня. Не знаю, где сын берет силы и энергию. Ваня смешной и, вероятно, вырастет крутым, остроумным чуваком. И самое главное — он действительно любит жизнь! Ему не терпелось попасть к нам в этот безумный, безумный, безумный, безумный мир, и он, похоже, берет от него по максимуму.

Ярослав и Арина, двойняшки. Родились в 30 недель, весили 1 290 и 1 300 граммов. Сейчас им по 4 года

Ярослав жить не может без своей сестры! Любит кататься на велосипеде, очень хорошо поет. Помогает бабушке садить картошку и поливать грядки. Мечтает водить машину. Маленький покоритель женских сердец. А Арина — нежная и добрая девочка, живущая в мире волшебных единорогов. Очень любит танцевать. Мечтает стать балериной. Победительница конкурса «Лучшая доченька». Не любит кашу и мечтает о конфетах на завтрак обед и ужин. Фото: Александр Васюкович, Имена

Сегодня в Беларуси выхаживают 90% недоношенных детей. И это хороший показатель, один из лучших в СНГ. По наблюдениям врачей, до 60% недоношенных детей вырастают здоровыми

Дарья. Родилась в 30 недель, весила 1 500 граммов. Сейчас ей 14 лет

Дарья любит играть на фортепиано, свою собаку и вообще животных. Также любит рисовать. Хочет стать ветеринаром или дизайнером. Это ее крестной мамой 14 лет назад стала Юлия Рожко. Фото: Александр Васюкович, Имена

Недоношенным детям нужна помощь

В первый год жизни недоношенного ребенка нужно приложить максимум усилий по его реабилитации: массаж, плавание, ЛФК, занятия по развитию психо-эмоциональной и интеллектуальной сферы. Это очень трудозатратно, и на это государственных программ помощи недостаточно. Обычный младенец очень многие вещи начинает делать сам, независимо от того, как им занимаются родители. Не все родители знают, какая именно помощь нужна и где ее можно получить. Им не хватает информации, квалифицированных консультаций, к тому же они находятся в стрессе, нуждаются в психологической поддержке.

Объединение «Рано» обеспечивает семьям с недоношенными детьми доступ к информации о качественной диагностике, лечении, реабилитации и уходу. Специалисты организации также оказывают психологическую помощь родителям таких малышей.

Сейчас информационную поддержку «Рано» оказывает через группу в Viber. Ее получают 220 семей по всей Беларуси. Около 70 семей посещают в Минске «Школу родительства» — цикл лекций от узких специалистов: уже прошли очные консультации реабилитолога, офтальмолога, гастроэнтеролога. Около 10 мам недоношенных детей посещают специальную группу по психологической поддержке «Мамина группа».

Как вы можете помочь

Сегодня журнал «Имена» объявляет сбор средств на работу объединения «Рано» в этом году. Деньги нужны на деятельность проекта и его расширение:

1) На аренду помещения для проекта «Рано», оплату работы сотрудников объединения — координатора, менеджера, бухгалтера, специалистов, а также оплату коммунальных платежей, телефонной связи и интернета, транпортных расходов. На это надо собрать 20 750 рублей.

2) На «Школу родительства», которую кураторы проекта хотят распространить по всей Беларуси. Для начала специалисты собираются проводить хотя бы одну очную лекцию-консультацию в месяц в областном или районном центре, постепенно количество лекций будет увеличиваться. Требуется 3 280 рублей на транспортные расходы, аренду помещений и оплату лекций специалистов.

3) 7 850 рублей нужны на продвижение проекта, администрирование и оптимизацию работы сайта rano.by и форума, создание удобной мобильной версии сайта, благодаря которому семьи, в которых родились недоношенные дети, могут получать онлайн-консультации и держать связь с такими же семьями, обмениваться информацией и поддерживать друг друга.

4) На повышение квалификации реабилитологов для работы с недоношенными детьми (обучающие семинары, лекции) надо 2 080 рублей.

Всего необходимо собрать 33 960 рублей. Если вы готовы поддержать проект, жмите кнопку «Помочь» и переведите любую доступную сумму на счет объединения «Рано». Мы верим, что с вашей помощью рано появившиеся на этот свет малыши смогут получить и использовать свой шанс на полноценную и счастливую жизнь.

«Имена» работают на деньги читателей. Вы присылаете 5, 10, 20 рублей, а мы делаем новые истории и помогаем еще большему количеству людей. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен». Нажимайте сюда и выбирайте удобный способ для перевода!

На протяжении всего срока гестации будущая мама замечает многочисленные изменения в своем организме. Плод растет и развивается, совершенствуется. Зная, какими изменениями сопровождается 26 неделя беременности, что является нормой для этого срока, женщина сможет вовремя заподозрить отклонение.

26 недель беременности – сколько это месяцев?
В акушерстве срок текущей беременности принято устанавливать в неделях. Врачи всегда указывают продолжительность гестации, используя данный временной отрезок. Однако многие будущие мамы предпочитают считать количество прошедшего со дня зачатия времени месяцами. На этапе перевода недель в месяцы и возникает путаница.

Сделать правильный расчет можно самостоятельно, однако необходимо знать главные правила подобных вычислений. Так, медики принимают продолжительность месяца всегда равной 30 дням, а количество недель в нем – 4. Учитывая данные особенности, можно подсчитать: 26 неделя беременности – 6 месяцев и 2 недели. Шестой месяц беременности в самом разгаре, а до появления малыша на свет остается 14 недель.

26 неделя беременности – что происходит с малышом?
Ребенок на 26 неделе беременности продолжает активно совершенствоваться. Легкие к этому времени принимают форму треугольника, а на их поверхности начинает накапливаться сурфактант – специальное вещество, которое препятствует спаданию альвеол при первом вдохе новорожденного. Устанавливается связь между головным мозгом и корой надпочечников, которые синтезируют гормональные соединения.

Продолжает формироваться зрительный аппарат. Глазные яблоки еще окончательно не сформированы, однако плод уже реагирует на свет усилением двигательной активности. Совершенствуется и костно-мышечный аппарат – движения становятся более выраженными, возрастает интенсивность и амплитуда шевелений, толчков и ударов, совершаемых будущим малышом.

26 неделя беременности – рост и вес плода
Масса тела и рост будущего младенца увеличиваются с увеличением срока гестации. Плод в 26 недель беременности достигает в длину 32–34 см (от пяток до макушки). Его вес к этому моменту составляет 800–1000 г. При проведении УЗИ врачи обращают внимание и на копчико-теменной размер, который в норме должен составлять 23 см. Стоит отметить, что данные параметры физического развития плода зависят от нескольких факторов:

наследственности;
рациона беременной.

26 неделя беременности – развитие плода
На сроке беременность 26 недель развитие младенца идет в направлении совершенствования его внутренних органов. Значительные изменения наблюдаются в работе нервной системы, органов чувств. Малыш способен различать звуки, голос своих родителей, выражая свое отношение к услышанному изменением мимики. Глаза способны различить свет и темноту, улавливать расплывчатые цветные пятна.

Функционируют и вкусовые рецепторы. Он способен различать вкус околоплодных вод, периодически заглатывая их небольшими порциями. В начале 26 недели беременности происходит закладка коренных зубов, которые прорезаются только к 5–6 годам жизни ребенка. Завершает свое развитие пищеварительная система, которая постепенно готовится к принятию первой порции грудного молока.

26 недель беременности – как выглядит малыш?
Ребенок в 26 недель беременности напоминает новорожденного младенца. Прорисовываются черты лица, и при проведении УЗИ мама может сделать выводы относительно его сходства с собой или его папой. Кожные покровы красного цвета, с большим количеством мелких складок и морщин. По мере увеличения размеров плода происходит их разглаживание, а кожа становится розового оттенка.

На кончиках пальцев заметны ногтевые пластины, которые доходят практически до самых краев. На поверхности головы присутствуют волосы, которые начинают постепенно окрашиваться из-за усиленного синтеза пигмента меланина. С увеличением срока интенсивность их окраски только усиливается. На кожных покровах присутствует пушок – лануго, который способствует поддержанию температуры тела плода.

Шевеления на 26 неделе беременности
Малыш на 26 неделе беременности активен. Место в маточной полости еще много, поэтому простора для его физических упражнений хватает. Кувырки, кульбиты, частые перевороты будущая мама отчетливо слышит и может их фиксировать. Непосредственно оценивая интенсивность двигательной активности плода, женщина сможет сделать вывод относительно самочувствия и состояния ее будущего младенца.

Подсчет совершаемых плодом на 26 неделе беременности шевелений медики рекомендуют проводить в дневное время, когда активность малыша максимальна. Оптимальным временем является промежуток с 9 до 19 часов. За это время кроха должен дать о себе знать не меньше 10 раз. Снижение или, наоборот, значительное увеличение этого показателя свидетельствует о нарушении, самым распространенным из которых является гипоксия плода.

26 неделя беременности – что происходит с мамой?
Когда начинается 26 неделя беременности, что происходит в организме, какие изменения наблюдаются – желает знать каждая будущая мама. Самой заметной является прибавка в весе. С каждым днем женщина все больше округляется. К этому сроку в норме она должна потяжелеть не больше чем на 9–10 кг, по сравнению с весом до беременности. Превышение данных значений чревато развитием гестоза – осложнением беременности, сопровождающимся повышением артериального давления, появлением отеков. Наличие данных симптомов должно быть поводом для постоянного наблюдения за беременной.

Беременность 26 недель – развитие плода и ощущения
Каждый день будущая мама замечает новые изменения в своем состоянии. Когда наступает 26 неделя беременности, ощущения женщины связаны зачастую с затруднением дыхания. Дно матки постоянно давит на диафрагму, из-за чего места для легких становится меньше. В результате вдох становится менее продолжительным, а частота совершаемых дыхательных движений возрастает. Появляется одышка: сначала беременная замечает ее только после длительной ходьбы, подъема по лестнице, однако с увеличением срока она становится частым явлением.

Практически одновременно с одышкой появляется и изжога. Пищеварительная система испытывает постоянное давление со стороны матки, поэтому желудочный сок в небольших количествах может попадать в пищевод. Чаще такое происходит после приема пищи. Важно следить за рационом и не переедать. Пища не должна содержать много жиров, иначе это отразится не только на самочувствии беременной, но и на ее весе.

Живот на 26 неделе беременности
Плод постоянно растет, а вместе с ним увеличивается и детородный орган. Матка на 26 неделе беременности достигает в ширину 16 см. При этом дно ее устанавливается на 26 см выше лонного сочленения. С каждой последующей неделей орган становится на 1 см выше лона. В результате таких изменений изменяются и внешние очертания живота, который становится круглее.

Рост живота в связи с описанными выше особенностями происходит преимущественно в верхней трети. По мере увеличения объема околоплодной жидкости он становится круглее, а пупок у многих женщин выпирает наружу. На поверхности кожи от пупка до лобка появляется темная полоса, которая самостоятельно исчезает после рождения ребенка и изменения гормонального фона.

Выделения на 26 неделе беременности
В целом 6 месяц беременности не характеризуется изменением объема и характера влагалищных выделений. Они необильны, всегда прозрачны или белесоватого оттенка. При этом посторонние включения и запах отсутствуют. Увеличение объема, изменение цвета и характера, появление неприятного запаха может указывать на инфекцию или воспаление в репродуктивной системе.

Частым явлением у беременных женщин является кандидоз. На фоне гормональных изменений происходит усиление роста грибковой флоры, из-за чего появляется характерная симптоматика: жжение, зуд, покраснение вульвы, белые с комками выделения, напоминающие творог. Чтобы избавиться от нарушения, женщина должна обратиться к гинекологу за назначением терапии.

Боли на 26 неделе беременности
Спина, поясница, ноги – распространенная локализация болезненных ощущений у женщин. Появляются они еще до того, как начинается 26 неделя беременности. Их появление связано с возросшей нагрузкой на позвоночник и опорно-двигательный аппарат женского организма. Характерным является усиление боли в вечерние часы, после длительной ходьбы, физических нагрузок. При этом болезненные ощущения имеют ноющий характер.

Отдельное внимание женщины должны уделять ситуации, когда на сроке 26 недель болит низ живота. Важное значение имеет характер болезненных ощущений. Непродолжительные, тянущие боли слабой интенсивности, приносящие скорее дискомфорт, чем боль, рассматриваются врачами как ложные схватки. При смене положения тела они проходят самостоятельно. Однако необходимо отличать их от родовых схваток, которые могут предшествовать преждевременным родам. Отличительными чертами последних являются:

увеличение продолжительности;
уменьшение интервала;
наличие ритмичности.
УЗИ на 26 неделе беременности
В 26 недель УЗИ проводят при наличии особых показаний. В большинстве случаев исследование проводится при наличии подозрений на нарушение внутриутробного развития, аномалий и патологий. Врачи оценивают внешне плод, проверяют работу его внутренних органов. Уделяют внимание и плаценте, оценивая ее локализацию, толщину и размер, состояние ее венозной системы.

Опасности 26 недели беременности
Срок беременности 26 недель является относительно стабильным. Самопроизвольный аборт в это время уже невозможен, однако в редких случаях могут происходить преждевременные роды. Среди опасностей, с которыми может столкнуться беременная на таком сроке, врачи выделяют:

повышение артериального давления;
нарушение зрения;
отечность ног.
Роды в 26 недель беременности
Главный вопрос, который задают женщины с угрозой преждевременных родов, касается того, выживают ли дети, рожденные в 26 недель. Врачи утверждают, что все зависит от сопутствующих патологий развития. Если таковые отсутствуют, шансы выходить недоношенного младенца велики (60–70 %). Что касается факторов, которые могут спровоцировать роды, когда идет всего 26 неделя беременности, то среди таковых:

отслойка плаценты;
гестозы;
резус-конфликт;
мало- и многоводие;
аномалии внутриутробного развития;
истмико-цервикальная недостаточность.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх