Розыск в оперативно розыскной деятельности

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Актуальные проблемы уголовного процесса

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ, ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РЕШЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ ПО РОЗЫСКУ ЛИЦ, СКРЫВШИХСЯ ОТ ОРГАНОВ ДОЗНАНИЯ, СЛЕДСТВИЯ И СУДА СОТРУДНИКАМИ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ОВД МВД РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Е.Н. Хазов,

доктор юридических наук, профессор;

А.В. Богданов, кандидат юридических наук, доцент;

В.М. Мартынюк,

кандидат юридических наук, начальник кафедры ОРД Московского университета МВД России Научная специальность: 12.00.09 — уголовный процесс

E-mail: evg.hazow@yandex.ru

Аннотация. Рассматривается и дается анализ современного состояния работы оперативно-розыскных подразделений сотрудников органов внутренних дел МВд России по розыску лиц скрывшихся от органов дознания следствия и суда, пропавших без вести, а также по идентификации неопознанных трупов. Обсуждаются основные проблемы и предлагаются пути их решения.

Ключевые слова: оперативные подразделения ОВД, розыск лиц, пропавшие без вести, идентификация

E.N. Hazov

doctor of jurisprudence, professor A.V. Bogdanov, candidate of jurisprudence, assistant professor

V.M. Martyniuk,

candidate ofjurisprudence, Head of the Department of the Russian Interior Ministry

Keywords: operational units ATS fugitives, missing persons, identifying

Одной из задач, стоящих перед сотрудниками зыску, сыску) — любить, игнорировать, ненавидеть, оперативно-розыскных подразделений ОВД МВД — однако отрицать необходимость его существова-России, является организация работы по розыску ния нельзя. Сыск столь же древен, как уголовный лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия, процесс, он присущ государствам всех времен и на-суда, пропавших без вести, а также по идентифика- родов».1

ции неопознанных трупов. Согласно ст. 2 Закона «О полиции» одним из

Как писал Р. С. Белкин, «можно по-разному от- основных направлений деятельности полиции, яв-носится к оперативно-розыскной деятельности (ро- ляется — розыск лиц.2 Ежегодно в России право-

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Актуальные проблемы уголовного процесса

охранительные органы объявляют в розыск около полумиллиона человек.3 Это не только лица совершившие преступления, это подозреваемые и обвиняемые в их совершении, лица, скрывшиеся от органов дознания, следствия или суда, несовершеннолетние, самовольно ушедшие из семей или специализированных учреждений, нуждающиеся в социальной реабилитации, без вести пропавшие, лица, уклоняющиеся от исполнения назначенных им судом принудительных мер медицинского характера, сбежавшие из больниц психически нездоровые люди.

Одним из важнейших направлений разыскной работы органов внутренних дел является розыск и задержание преступников, скрывшихся от органов власти, которое приобретает особую актуальность в условиях постоянного роста числа объявляемых в местный, федеральный, межгосударственный и международный розыск.

Неслучайно законодатель в качестве самостоятельной задачи ОРД выделил задачу осуществления розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших. Так ежегодно в федеральный розыск без вести пропавших объявляют порядка 70 тыс. человек. 92% из этого количества удается найти в первый год. Чем оперативнее применяются меры к установлению разыскиваемых лиц и других фактов, имеющих значение для розыскной работы, тем больше шансов обнаружить данное лицо. Скрывшись от органов дознания, следствия и суда, уклоняющиеся от уголовного наказания, преступники ставят себя в такие условия, при которых их дальнейшее существование неизбежно связано с совершением преступлений. Поэтому быстрый розыск скрывшихся преступников и рассматривается как одно из условий предупреждения преступлений. Ведь по «горячим следам» проще установить и опросить свидетелей, навести справки, восстановить картину произошедшего.

Розыскная работа как разновидность правоохранительной деятельности, основанной на комплексном применении оперативно-разыскных и уголовно-процессуальных мер, является одновременно частью ОРД и частью уголовного судопроизводства.

Задача розыска имеет различия по процессуальному положению лиц, подпадающих под действие ФЗ об ОРД, и может характеризовать данный этап ОРД либо как следующий за раскрытием преступления, либо как составную часть этапа раскрытия. За последние годы по ряду причин в организации розыскной работы накопилось ряд проблем, на которые необходимо было обратить внимание еще вчера. Это проблема заочного ареста. Правозащитники считают, что заочный арест является нарушением

прав человека и гражданина. Согласно ст. 247 УПК РФ, заочно осудить можно, но арестовать нельзя. Много вопросов касается преступников и подозреваемых, находящихся в розыске, по отношению к которым суд избрал меру пресечения не связанную с арестом. Оперативно-разыскные подразделения тратят на огромное количество времени, сил и средств, чтобы найти разыскиваемое лицо, а когда в конечном итоге устанавливают его местонахождение и сообщают ему, что необходимо явиться к следователю, он тут же скрывается. Это самая болевая точка для сыщиков.

Вместе с тем в организации правоохранительными органами работы по розыску лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, сохраняются и другие проблемы. Одна из них относится к стадии досудебного производства по уголовным делам и включает вопросы взаимодействия следователя (дознавателя) и оперативных подразделений органов внутренних дел. Другая к стадии судебного производства по уголовному делу и охватывает вопросы взаимодействия суда, прокурора, оперативных подразделений органов внутренних дел и судебных приставов в случаях, когда подсудимый скрывается от суда либо место его пребывания неизвестно.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 209 УПК РФ следователь (дознаватель) устанавливает место нахождения подозреваемого (обвиняемого), а если он скрылся, принимает меры к его розыску4. Таким образом, роль следователей и дознавателей в организации и осуществлении розыска скрывшихся преступников в стадии досудебного производства по уголовному делу основополагающая.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Однако сегодня приходится все чаще сталкиваться с их незаинтересованностью в розыске преступников в ходе расследования. Характерные недостатки в работе следователей (дознавателей) по организации розыска скрывшихся от следствия и дознания лиц таковы:

— непредставление исчерпывающих сведений о разыскиваемом лице подразделениям розыска органа внутренних дел;

— отсутствие документов, подтверждающих, что следователем (дознавателем) принимались меры к установлению местонахождения подозреваемого (обвиняемого) и доставлению его для производства следственных действий (корешки повесток, постановление о приводе, рапорты сотрудников органа внутренних дел, которые исполняли принудительный привод, и т. п.);

— неуведомление либо несвоевременное уведомление органа, осуществляющего розыск, об обнаружении разыскиваемого преступника или поступлении сведений о его местонахождении;

— несвоевременное объявление в розыск;

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Актуальные проблемы уголовного процесса

— необоснованное объявление в розыск.

Существенная проблема взаимодействия оперативных подразделений органов внутренних дел со следователями и дознавателями при розыске скрывшихся преступников — непредставление исчерпывающих сведений о разыскиваемом лице при объявлении его в розыск. Нередко в оперативные подразделения не направляются сведения о возможном месте пребывания скрывшегося, его связях, особых приметах, одежде преступника, характеристике личности (особенностях поведения), что негативно сказывается на своевременности проведения комплекса оперативно-разыскных мероприятий и результатах розыска. Поручения следователей о розыске подозреваемых (обвиняемых) в этих случаях отличаются скудными, неполными данными о таких лицах и местах их предполагаемого нахождения, что лишает оперативные подразделения возможности своевременно организовать и эффективно осуществить их розыск и задержание. В последующем материалы уголовных дел изучаются оперативными сотрудниками и указанный недостаток устраняется, однако на это уходит время. Но если на начальной стадии розыска между следователями (дознавателями) и оперативными подразделениями есть хоть какое-то взаимодействие (представление данных о личности разыскиваемого, обстоятельствах совершенного преступления, круге установленных в ходе следствия знакомых и друзей), то в дальнейшем какого-либо участия в розыске следователь (дознаватель), как правило, не принимает.

Определенный вклад в стабилизацию криминогенной обстановки вносит проведение широкомасштабных межгосударственных оперативно-профилактических операций «Розыск». Она проводится дважды в год и длится недолго, порядка 3-4 дней, и в этот период задействуются все силы и средства ОРД, какие только возможно, чтобы установить местонахождение как можно большего числа разыскиваемых лиц. В этом мероприятии задействуется уголовный розыск, органы полиции и федеральная миграционная служба. Как результат, за эти дни задерживается порядка 7-8 тыс. преступников и более 3 тыс. без вести пропавших.

Подобные целевые мероприятия прочно вошли в практику правоохранительных органов, Не лишена недостатков и работа по розыску лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, проводимая сотрудниками оперативных подразделений органов внутренних дел. Ведомственными актами МВД России перед органами внутренних дел ставится задача выявления и пресечения намерений лиц скрыться от органов следствия и суда. Вместе с тем такая работа реально проводится только с лицами, находящимися под стражей и изоляторах. Оперативно-разыск-

ные мероприятия с целью выявления и пресечения намерений скрыться с лицами, в отношении которых в период предварительного расследования избирались другие меры пресечения, на практике не осуществляются. Случаи инициирования оперативными подразделениями перед следственными органами заключения под стражу привлекаемых к уголовной ответственности лиц единичны и свидетельствуют об отсутствии системной работы в этом направлении.

Приходится констатировать, что ведомственный контроль со стороны руководства органов внутренних дел не всегда адекватен требованиям, предъявляемым к розыску скрывшихся преступников, что сказывается на эффективности розыска. Работа по розыску указанной категории лиц не является приоритетной в работе полиции, где основное внимание уделяется раскрытию преступлений, в первую очередь, относящихся к категориям тяжких и особо тяжких.

Розыскные дела руководителями территориальных органов внутренних дел изучаются не на системной основе и не в полном объеме. В тех случаях, когда даются указания о проведении конкретных мероприятий, их исполнение, как правило, не контролируется. Нередко указания по розыскным делам руководителями органов внутренних дел даются в форме констатации фактов допущенных сотрудниками уголовного розыска нарушений либо формально «активизируйте работу», «примите меры к розыску» и игнорируются сотрудниками уголовного розыска. Отсутствие постоянного контроля со стороны руководства органов внутренних дел за деятельностью подчиненных на практике приводит к хаотичности и бессистемности розыска.

В то же время анализ ситуации позволяет сделать вывод о том, что главная причина сложившегося положения — ограниченность средств, предоставленных законодателем органам, осуществляющим розыск скрывшихся преступников.

Согласно ст. 7 ФЗ «Об ОРД», самостоятельным основанием для проведения оперативно-разыскных мероприятий является ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, сведения о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания. В тоже время, в соответствии с ч. 2 ст.8 Закона, проведение оперативно-разыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения толь-

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Актуальные проблемы уголовного процесса

ко при наличии информации: 1) о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; 2) о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; 3) о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.5

Таким образом, ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, сведения о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, не могут служить поводом для проведения оперативно-разыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина. Это означает, что при розыске скрывшихся преступников такие эффективные средства, как прослушивание телефонных и иных переговоров и контроль корреспонденции, не применимы. Кроме того, ч. 9, ст. 8 Закона содержит прямой запрет на использование указанных видов оперативно-разыскных мероприятий в целях розыска. Выходом из положения послужило бы внесение соответствующих изменений в ФЗ «Об ОРД», которые расширили бы перечень оснований для проведения оперативно-разыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права человека и гражданина, включив в него розыск лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда.

Наиболее эффективными мероприятиями по розыску скрывшихся преступников из имеющихся на сегодня в арсенале оперативных подразделений являются опросы граждан, наведение справок, составление информационно-поисковых карт (далее ИПК) и других оперативно-справочных документов, запросы, информация по оперативно-профилактическим операциям «Розыск-Магистраль».

Ежегодно с помощью данной информационной системы разыскивается и идентифицируется порядка 26 тысяч человек. Сейчас в Главном управлении на транспорте началась апробация пилотного проекта биометрической идентификации физических лиц на базе упомянутой выше системы «Розыск-Магистраль». Внедряемая технология позволяет в режиме реального времени выявлять в пассажиропотоке разыскиваемых или подозреваемых лиц. Изображение, передаваемое камерами наблюдения, сверяется с информацией базы данных, и в течении нескольких секунд программа выдает ответ об идентификации объекта.

При этом использование ИПК, иных оперативно-справочных документов и поисковых систем позволяет установить местонахождение не более

15-20% объявленных в розыск. Применение таких оперативно-разыскных мероприятий, как наблюдение, на практике встречается крайне редко.

Анализ розыскных дел позволяет выделить следующие наиболее характерные нарушения закона в работе сотрудников уголовного розыска по розыску скрывшихся преступников:

— несвоевременность заведения розыскных дел;

— необоснованное прекращение розыскных дел;

— другие нарушения (отсутствие ведомственно -го контроля, неполнота и несвоевременность розыскных мероприятий), которые составляют подавляющее число выявленных нарушений.

Потерпевшие, свидетели, а также трупы и их части не составляют объектов розыска. Их выявление, обнаружение, отыскание следует рассматривать как элемент задачи раскрытия преступления. В настоящее время Россия является держателем единого банка данных, и все наши партнеры направляют постановление об объявлении в межгосударственный розыск своих граждан в Главный информационно-аналитический центр МВД России. Наша страна пользуется привилегированным положением, в том плане, что все лица, объявленные в федеральный розыск по России, автоматически объявляются и в межгосударственный, а значит, информация о них является доступной для розыскных подразделений из всех стран Содружества.

Их выявление, обнаружение, отыскание следует рассматривать как элемент задачи раскрытия преступления.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Наиболее эффективен федеральный, межгосударственный и международный розыск, — поскольку лица, объявленные в него, значатся по всем оперативно-справочным и розыскным учетам. При этом розыск лиц, в отношении которых избрана мера пресечения, не связанная с содержанием под стражей, менее эффективен, поскольку в таком случае при обнаружении разыскиваемого лица оперативный сотрудник может только взять объяснение о причинах неявки лица, обязательство о явке в органы расследования или в суд. Это, однако, не решает задачи розыска, которая заключается в обеспечении реального присутствия лица в судебном заседании либо на следственных действиях. В свою очередь, прекращение органами внутренних дел розыскного дела в таких случаях представляется необоснованным.

В случаях, когда подсудимый скрылся от суда либо место его пребывания суду неизвестно, в соответствии с требованиями п. 1 ч. 1 ст. 238 УПК судья выносит постановление о приостановлении производства по уголовному делу. Если это связано с побегом обвиняемого из-под стражи, уголовное дело с постановлением суда о розыске обвиняемого, на основании ч. 2 ст. 238 УПК, направляется прокурору.

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Актуальные проблемы уголовного процесса

Прокурор в свою очередь решение суда направляет в органы внутренних дел для розыска обвиняемых. В случае приостановления судом уголовного дела в связи с тем, что скрылся обвиняемый, не содержащийся под стражей, уголовного дело остается в суде, а прокурору направляется постановление о розыске обвиняемого, копию которого прокурор направляет в органы внутренних дел.

Однако имеют место и факты нарушения указанного порядка, в том числе судьями. В ряде случаев суды, игнорируют требования ст. 238 УПК, направляют постановления о розыске обвиняемых напрямую в органы внутренних дел, минуя прокурора. В этом случае прокурор лишен возможности немедленно проверить своевременность заведения розыскного дела, полноту планирования и организации розыска скрывшегося преступника. Кроме того, на практике имеют место и факты несвоевременного направления судьями постановлений о розыске в органы внутренних дел, в том числе спустя несколько месяцев после его вынесения.

Работа судебных приставов по исполнению решений суда о применении к подсудимому предусмотренных законом мер процессуального принуждения выполняется, как правило, формально и ограничивается в лучшем случае выездом по месту жительства, указанному в обвинительном заключении (акте). Подобная ситуация объясняется прежде всего незаинтересованностью службы судебных приставов в конечном результате исполнения таких судебных решений, поскольку ни их количество, ни сроки их исполнения на рейтинг оценки службы существенно не влияют.

В конечном итоге подобное отношение судебных приставов к принудительным приводам подсудимых негативно отражается на качестве и сроках рассмотрения уголовных дел судами. В дальнейшем, при отсутствии положительных результатов привода, производство по уголовным делам приостанавливается, а подсудимый объявляется в розыск, который осуществляется органами внутренних дел, создавая для них необоснованную нагрузку.

В целях решения проблемы по установлению места пребывания подсудимых, уклоняющихся от явки в суд, представляется необходимым внесение соответствующих изменений в законодательство, в соответствии с которыми первоначальный этап розыска подсудимых (проверка возможных мест пребывания, наведение справок и т.п.) без проведения оперативно-разыскных мероприятий был бы отнесен к компетенции службы судебных приставов. При этом целесообразно розыск подсудимых отнести к числу приоритетных задач деятельности службы судебных приставов.

Таким образом, большая часть проблем в орга-

низации розыска скрывшихся преступников относится к стадии досудебного производства по уголовным делам.

Розыскная работа представляет собой комплекс (систему) не только оперативно-разыскных, но и организационных, тактических, процессуальных и иных мер, осуществление которых обеспечивает обнаружение местонахождения разыскиваемых лиц. Их реализация предполагает задействование не только усилий и возможностей субъектов ОРД, к ведению которых отнесена розыскная работа, но и иных органов, как осуществляющих ОРД, так и не являющихся субъектами этой деятельности.

Таким образом, четко организованные, продуманные, исчерпывающие первоначальные и последующие ОРМ по розыску лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, могут значительно повысить коэффициент полезного действия этой работы. В современных условиях розыскная работа нуждается в коренном улучшении.

1 Р.С. Белкин Курс криминалистики. М, 1977. Т. 1; с. 185

2 Федеральный закон «О полиции» — М; Эксмо, 2011 г. с 2.

3 Особенности федерального розыска. Экономический вестник МВД России №9-2012 г. с.36

4 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.-Москва: Проспект, КноРус. 2012 г с. 103

В преддверии профессионального праздника сотрудников уголовного розыска мы встретились с полковником полиции Александром Трушкиным. 31 августа текущего года он был назначен заместителем начальника полиции — начальником Управления уголовного розыска ГУ МВД России по г. Москве. С милицейской (полицейской) работой Александр Иванович знаком уже почти три десятилетия, из них двадцать лет Трушкин отдал уголовному розыску, празднующему 5 октября своё 94-летие.

— Александр Иванович, расскажите, как вы пришли на работу в милицию?

— Я с детства мечтал быть военным или милиционером. На срочную службу пошёл с радостью. Там мне предложили пойти в милицию. Меня привлекала живая работа с людьми. Моим идеалом был такой милиционер, как Анискин. Начал же свою милицейскую карьеру в 1986 году с патрульно-постовой службы. Маршрут, рация, оружие, бандиты, задержания – мне нравится вспоминать о той работе. В ППС я получил бесценные знания, опыт, приобрёл милицейскую смекалку.

— В уголовный розыск сами попросились?

— Об уголовном розыске я даже не мечтал. Он казался почти недосягаемой вершиной. Однажды, когда уже перешёл из 1-го полка ППСМ в 68-е отделение милиции, вызвали к начальнику. Тот спросил: «Не хочешь в уголовном розыске поработать?» Я, конечно же, согласился и не мог поверить своему счастью. Это предложение во многом определило мою дальнейшую судьбу.

— Тяжело осваивали новую для вас службу?

— В один из первых дней работы в уголовном розыске опер из нашего отдела открыл сейф и показал мне огромные стопки материалов. «Что, думал, будешь за бандитами бегать? Нет, вот она оперативная работа!» Стал разбираться с бумагами в том сейфе. Составлял материалы, ездил по необходимым инстанциям, спрашивал совета у старших товарищей, у руководителей. И вот приходит тот опер ко мне через месяц. «Ну как твои дела, сыщик? Изменил своё мнение?» А я ему открываю сейф, где лежит несколько аккуратных папочек с документами. «Нормально, — говорю ему, — работаем по-тихоньку».

Не нужно ничего откладывать в долгий ящик, не надо лениться. В былое время в МУРе было принято так: днём опер работает в городе, а ночью занимается бумажками.

— Как вы попали на Петровку, 38?

— В МУР я пришёл из убойного отдела 7-го РУВД УВД ЦАО в ходе разработки курганской организованной преступной группы. На Петровке удивились, что мы у себя в РУВД занимаемся такими серьёзными вещами. На Петровке, 38 я продолжил разрабатывать эту банду, работая во 2-м (убойном) отделе. Курганских боялись даже другие преступные группы. Они отличались особой жестокостью.

— Бандиты противодействовали вашей работе?

— Сопротивление они, безусловно, оказывали. Как и другие организованные преступные группы, имели свои связи в государственных структурах. Мы же готовили все мероприятия настолько тщательно, что просто не оставляли им никаких шансов.

Помню, как задерживали бандитов Нестерова и Малашевского. Неделю просидели «под адресом» вместе с Олегом Плохих, он, кстати, и сейчас славно трудится здесь в МУРе. Знали, что киллер Нестеров сдаваться не станет. Он хорошо вооружён, употребляет наркотики. И вот на улицу, наконец, вышел его товарищ. Мы за ним проследили, задержали. Забрали ключи и вошли в квартиру. Нестеров в тот момент спал, заряженный пистолет лежал у него под подушкой. Мы его разбудили. Когда он проснулся и увидел нас, то заплакал. Нестеров не ожидал такой бесславной развязки.

— Задерживали вдвоём, без помощи СОБРа?

— За время разработки курганской, ореховской, медведковской группировок мы всего несколько раз использовали спецназ. То, что опера работали самостоятельно, было очень важно с психологической точки зрения. Когда бандиты, привыкшие внушать страх окружающим, видели, что их задерживает не специальный вооружённый отряд в десять человек, а двое оперов из МУРа, в миг теряли своё бесстрашие. У них появлялось уважение, которое нам потом помогало в дальнейшей работе с задержанными.

Я сейчас всячески пытаюсь внушить молодым сотрудникам, что необходимо постоянно работать над собой. Ведь мы же в своё время не вылезали из спортзалов. Гири, турник, бокс — всё это было в порядке вещей. Каждый муровец должен быть сродни спецназовцу.

— Как, на ваш взгляд, отразилось реформирование на работе МУРа?

— Положительные моменты есть, один из главных — отход от палочной системы. Правда, нам, руководителям, трудно столкнуть личный состав со стереотипного подхода к работе. Среди минусов: нехватка сил, так сказать, рабочих рук. Много неопытной молодёжи. Работу также затрудняет неуклонно растущий объём документооборота, но этой проблемой, насколько я знаю, уже занимаются в министерстве.

— В прессе пишут, что в процессе переаттестации из полиции ушли опытные сотрудники.

— У нас в МУРе такого не было. Я работал в УСБ, владел ситуацией. Если имела место коррупционная составляющая, то разговор с сотрудником был коротким. Каждого аттестуемого рассматривали индивидуально, со всех сторон. Были такие, которые молча уходили, а потом писали жалобы. Но почему они не отстаивали свои права ещё находясь на службе? Ведь к нам в подразделение собственной безопасности от них жалоб не поступало. Как же человек, тем более офицер, который свои права и интересы не отстаивает, может защищать права и интересы граждан? В полиции, а тем более в уголовном розыске бесхарактерные, бесхребетные люди не нужны. Бывают такие случаи, когда нужно и начальнику своему возразить, и «по столу кулаком стукнуть».

— Что со временем в МУРе стало лучше или хуже?

— Каждое время имеет свои особенности. Помню, один ветеран рассказывал мне о борьбе с бандитизмом в суровые военные годы. «Тогда, — говорит, — мы могли и гранату бросить. А сейчас я даже не представляю, как вы работаете». Он, конечно, говорил шутя. Но здесь есть своя правда. Действительно, ещё в 90-е годы, с принятием новой Конституции и законов, оперативно-розыскная и в целом правоохранительная деятельность приобрела много законодательных барьеров, необходимых в демократическом обществе. Это несколько усложнило работу сыщиков. Есть одно неприятное изменение, которое произошло в работе МУРа. Когда я иду по коридору, мне кажется, что я в каком-то в замедленном кино. Мне хочется видеть больше активности со стороны муровцев. Раньше коридоры Петровки,38 напоминали стадион. Мы буквально бегали по ним. Каждое утро возле входа стояла машина со спецназом, готовая к выезду на задержание. Из ворот то и дело выезжали и мчались в город оперативные машины.

— Можно ли сегодня сыщикам доверять оружие, нужно ли им оно вообще?

— Я считаю, что действующему сотруднику полиции в идеале можно доверять всё. Руководство, кадровый аппарат, психологи должны принимать на работу проверенных людей. Без доверия к своим сотрудникам мы далеко не уйдём.

Оперуполномоченным оружие в работе необходимо. Отмечу, что я при этом не люблю всех этих детективных историй со стрельбой и взрывами. Считаю, что у лучших сыщиков до оружия дело никогда не доходит. Вспомните Пуаро или того же Анискина. Это конечно вымышленные персонажи, но в истории МУРа были такие профи, есть они и сегодня.

— Что для вас День уголовного розыска?

— Я никогда не отмечал этот день, как обычно встречают праздники. Он у меня проходит набегу. Я и мои коллеги проводим День розыска, как и другие дни, на работе. Лучше скажу, что для меня значит МУР. Мы всегда гордились тем, что работаем в таком легендарном подразделении. И мои сослуживцы, уходя на пенсию, нисколько не сожалеют, что не дослужились до генеральских звёзд. Звание «муровца» дороже любых других.

— Как вы относитесь к спорту?

— Спорт я любил всегда — и в детстве, и в армии. После прихода в милицию, 9-й подъезд стадиона «Динамо» стал вторым домом. Здесь я «дослужился» до инструктора по рукопашному бою, серьёзно занимался карате. Сейчас, по сравнению с прошлым, мои походы в тренажёрный зал можно назвать очень редкими.

— Как, вы считаете, стать хорошим полицейским, сыщиком?

— Приведу в пример свой опыт. В 68-м отделении, в убойном отделе в РУВД, а затем в МУРе мне посчастливилось работать с «безумными» профессионалами, настоящими фанатами своего дела. Мы с коллегами работали днём и ночью, по полной программе, раскрывали до 99% преступлений.

Недавно ко мне пришёл старый опер Михаил Карпунин и стал рассказывать, о том, как пропала девочка-восьмиклассница. Говорил об этом так, будто пропала его собственная дочь. А ведь ему уже многое в жизни пришлось повидать, но он не очерствел. Потому что настоящий сыщик, да и любой хороший полицейский, всегда пропускает человеческую беду через себя. И эту девочку в итоге нашли, благодаря невероятной преданности муровцев своему делу.

— Вот мальчишка закончил среднюю школу, что дальше?

— Сначала человек проходит срочную службу в армии. Там он учится самостоятельности и в то же время приобретает навыки общежития, работы в коллективе, приобретает навык исполнения приказов, выполнения строгих требований. Уточню: я не считаю, что все должны, прежде чем идти в полицию, отслужить в армии. Иногда можно обойтись и без этого, но опыт военной службы имеет большое значение для мужчины. Чаще всего даже по внешнему облику заметно — служил человек или нет. В полиции же молодой сотрудник должен сначала поработать на «земле», лучше всего в ППС. Здесь он постепенно приобретает необходимый жизненный и служебный опыт, учится общаться с гражданами как страж порядка. Затем отправляется на учёбу, допустим, на пару лет. Вновь возвращается на работу и потом — опять на учёбу. И так чередовать теорию с практикой.

Сейчас бывает так, что человек, отучившись пять лет в ведомственном вузе, приходит на службу совершенно «никакой». И два года он учиться всему необходимому уже в подразделении и по-настоящему не работает. Жизни никто не научит. А как будет человек без жизненного опыта заниматься агентурной работой? Что выйдет за сыщик без агентуры?

Многое зависит от самого новобранца. Один стажируется «по часам», а другого от работы не оторвать. Немаловажно здесь грамотное руководство, нужны толковые наставники.

— А что вы скажете о наставниках в МУРе?

— Хороших наставников нам не хватает. Выручали и выручают ветераны. Помню, был один случай. Я работал младшим оперуполномоченным в 68-м отделении. Как-то повадился к нам ходить один дедушка. Придёт и спросит: «Чем помочь?» Дадут ему дела шить, он сядет тихонько в сторонку и работает. А я тогда мотался по городу по одному делу. Прибегаю днём в контору и вижу, как он сидит в коридоре. Кабинеты заперты — опера работают на территории. Пустил старика к себе в кабинет. Приходил ко мне несколько дней. И вот случилось разбойное нападение. Мне план работы составлять, голова кругом. Дедушка это заметил: «Давай помогу!» И стал объяснять: надо сделать это, это — и всё не то, чему меня до того учили. Странно как-то, но прислушался, стал работать по его совету и раскрыл тот разбой. Вот так старик! Спросил его: кто вы? А он мне скромно так ответил: «Да вот полковник в отставке, работал по бандитизму…» Я потом узнал, что именно он раскрыл в 70-е годы знаменитое разбойное нападение на сберкассу в моём родном городе Скопин, что в Рязанской области. Стал меня ветеран натаскивать. Кажется звали его Владимир Николаевич. Да и общались мы, к сожалению, совсем недолго. Было ему тогда под 90 лет. Помню, вернулся из командировки и узнал, что он умер. Ветеран научил меня, тогда молодого и горячего опера, спокойно и сосредоточенно работать с каждой мелочью. Вот это была школа!

— О чём, на ваш взгляд, в рамках воспитания молодых сотрудников, должна писать газета московской полиции?

— Писать нужно не о взрывах и стрельбе, а о вещах повседневных, простых человеческих вещах. Помню, как задержали ребят из одинцовской ОПГ. Обратили внимание на то, что все они — выходцы из простых рабочих семей, но какими-то непонятными путями пошли по бандитской стезе. Адвокаты настроили родителей против милиции, и те наотрез отказывались от любого сотрудничества. И тогда я попросил журналиста написать статью об этих ребятах, о том, как они росли, как пошли по пути криминала. Взял я вышедшую газету и забросил в почтовые ящики их родственникам. Так потом были целые очереди к следователям и операм — родители захотели, чтобы мы рассказали им об их детях.

— Что бы вы пожелали ветеранам и действующим сотрудникам уголовного розыска?

— Ветеранам желаю здоровья и благополучия. Ещё желаю сил для того, чтобы по возможности приходить к нам, помогать. Молодёжи желаю вести себя достойно, понимать то, зачем они здесь, работать с душой. Раз уж вы сюда пришли, то растите, учитесь и непрестанно развивайтесь!

Александр ОБОЙДИХИН

и Сергей ЛЮТЫХ,
фото пресс-службы УУР

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх