С 159 ч 3

Прокуратурой ЮЗАО г. Москвы утверждено обвинительное заключение в отношении двух граждан Российской Федерации, обвиняемых в совершении 43 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере).

По версии следствия, с ноября 2013 года по сентябрь 2016 года Вячеслав Орехов, 1967 года рождения, являясь председателем правления РОО «Клуб Дзюдо+», вступил в преступный сговор с генеральным директором ООО «ИНВЕСТ-НЕДВИЖИМОСТЬ» Сергеем Клименко, 1963 года рождения, а также неустановленными лицами, после чего последние, действуя в составе организованной группы, привлекали денежные средства физических лиц под предлогом инвестирования их в строительство многофункционального спортивно-оздоровительного цента по адресу: г. Москва, ул. Куликовская, д. 9Б, корп. 20 мкр. 2, путем заключения договоров соинвестирования и долевого участия в строительстве. При этом участники преступной группы указывали в договорах в качестве предмета сделки апартаменты, то есть нежилые помещения, убеждая потерпевших в том, что в них возможно дальнейшее проживание и последующий их перевод в жилые помещения с правом регистрации по месту пребывания. В действительности заключение таких договоров не предусматривалось разрешительной документацией на указанный спортивно-оздоровительный центр, в связи с чем проживание и регистрация в данных помещениях не представлялись возможными.

В общей сложности обвиняемыми таким образом совершены преступления в отношении 43 потерпевших, передавших по условиям договоров денежные средства на сумму свыше 137 миллионов рублей, которые были похищены, а условия договоров не исполнены.

Деятельность преступной группы была пресечена после обращения в 2017 году в органы внутренних дел одного из пострадавших от совершения преступлений.

Уголовное дело в отношении неустановленных соучастников выделено в отдельное производство, уголовное дело в отношении обвиняемых Вячеслава Орехова и Сергея Клименко направлено прокуратурой округа 14.02.2019 для рассмотрения по существу в Зюзинский районный суд г. Москвы. Обвиняемый Клименко содержится под стражей, в отношении обвиняемого Орехова избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»

Пояснительная записка

к проекту Федерального закона

«О внесении изменений и дополнений

в Уголовный кодекс Российской Федерации»

Социальные и экономические последствия политики, осуществляемой государством в области экономики посредством установления уголовного закона и применения уголовной репрессии, сегодня является одной из наиболее острых проблем общественного развития. Уровень криминализации государством деятельности в сфере предпринимательства является избыточным. При этом в УК включены статьи, в отношении которых не только в общественном сознании, но даже и на уровне профессиональных

оценок отсутствует консенсус о том, что данные модели девиантного (отклоняющегося) поведения в сфере экономики следует считать правонарушениями, подлежащими уголовному наказанию.

Одной из тенденций в практике уголовного преследования предпринимателей является возбуждение против бизнесменов уголовных дел не только по статьям, относящимся к главе УК о преступлениях в сфере экономической деятельности, но и по так называемым «общеуголовным» статьям – прежде всего по статье о мошенничестве (в среднем около 70 тыс. дел в год за последние годы согласно статистике МВД).

Необходимость модернизации современного уголовного законодательства в экономической сфере продиктована как его очевидной неэффективностью и чрезмерной репрессивностью, так и осознанием современным российским обществом того факта, что сложившееся определение границ легального правопорядка в сфере экономики и практика применения уголовного закона ограничивают конституционно гарантированную свободу экономической деятельности и тормозят экономическое развитие страны.

Настоящий законопроект содержит предложения, которые можно сгруппировать по следующим направлениям:

1. В Общую часть УК предлагается включить новеллы в статьи 3 и 14, регулирующие порядок толкования уголовных норм и квалификации деяний в качестве преступления, с тем, чтобы исключить возможность расширительного толкования уголовного закона. Целью данных новелл является недопущение необоснованной (искусственной) криминализации легальных отношений. Частично данные новеллы основаны на опыте норм, уже имеющихся в уголовно-процессуальном и налоговом законодательстве.

2. Для исключения правоприменительной практики, безосновательно квалифицирующей юридические лица (организации) как вид соучастия в совершении преступления, предлагается в статью 35 включить положение о том, что в качестве группы лиц, организованной группы или преступного сообщества не может рассматриваться организация или сотрудники организации, действия которых представляют собой осуществление прав и обязанностей, предусмотренных законодательством или учредительными документами организации.

3. Законопроект предусматривает введение в ст. 159 (Мошенничество) примечания, согласно которому мошенничеством не могут признаваться деяния, выраженные в исполнении или неисполнении договорных обязательств. Данная новелла необходима в связи с чрезмерно распространенной практикой привлечения к уголовной ответственности предпринимателей за совершение так называемых мошенничеств экономической направленности в виде исполнения или неисполнения договоров и иных сделок. Эта практика особенно распространена по заказным делам.

Такая новелла полностью соответствует международным обязательствам, принятым на себя России, в частности Протоколу N 4 к Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» (Рим, 4 ноября 1950 г.), по смыслу которого никто не может быть лишен свободы лишь основании выполнения или невыполнения какого-либо договорного обязательства.

4. Законопроект предусматривает исключение из ряда статей (ст.ст. 169, 171, 172, 178, 185, 185.3, 185.4) главы 22 УК указания на получение дохода (взамен причинения ущерба) как признака состава преступления, поскольку такие, формальные по своей сути, составы, означают установление уголовной ответственности за действия, не причиняющие никакого реального вреда гражданам, государству или организациям.

5. Статью 177 УК «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности» предлагается признать утратившей силу, поскольку она нарушает международное соглашение, участником которой является Россия, а также частично дублирует ст. 315 УК «Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта», при этом верхние и нижние пределы санкций по статьям 177 и 315 УК совпадают. В соответствии со статьей 1 Протокола N 4 к Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» (Рим, 4 ноября 1950 г.) «никто не может быть лишен свободы лишь на том основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо договорное обязательство». Погашение кредиторской задолженности является бухгалтерским термином, обозначающим погашение долга, вытекающего из гражданского обязательства (договора). Оплата ценных бумаг является случаем встречного предоставления (исполнения долга) по договорному обязательству.

Общая численность осужденных по ст. 177 за 2009-2010 г.г. – 472 человека.

ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ

к проекту федерального закона

«О внесении изменений и дополнений

в Уголовный кодекс Российской Федерации»

Принятие федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» не потребует дополнительных расходов из средств федерального бюджета.

ПЕРЕЧЕНЬ

законов Российской Федерации и законов РСФСР,

федеральных конституционных законов, федеральных законов и иных нормативных правовых актов РСФСР и Российской Федерации, подлежащих признанию утратившими силу, приостановлению, изменению или принятию в связи с принятиемфедерального закона

«О внесении изменений и дополнений

в Уголовный кодекс Российской Федерации»

Принятие федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» не потребует признания утратившими силу, приостановления, изменения или принятия других актов федерального законодательства.

В данном параграфе будут рассмотрены объективные признаки состава преступления мошенничества: объект и объективная сторона.

Согласно ч. 1 ст. 159 УК РФ мошенничество — это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Мошенничество рассматривается как форма (разновидность) хищения, поэтому ему присущи все признаки этого вида противоправного деяния. Между тем, квалифицируя мошенничество, следует обратить внимание на следующее обстоятельство: определение мошенничества в Уголовном кодексе РФ на первый взгляд мало чем отличается от определения в УК РСФСР 1960 г. Так, ч. 1 ст. 159 УК РФ определяет мошенничество как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. А в ст. 147 УК РСФСР термин «хищение» отсутствовал и мошенничеством признавалось завладение чужим имуществом или приобретение права на чужое имущество путем обмана либо злоупотребления доверием. Следовательно, основное различие определений, данных в указанных статьях УК РФ и УК РСФСР, состоит в терминологических словосочетаниях соответственно «хищение чужого имущества» и «завладение чужим имуществом».

Однако хищение и завладение отнюдь не равнозначные понятия, ибо «завладение» не всегда может являться «хищением» в прямом смысле этого слова. Так, можно «завладеть» чужим имуществом (одолжить у приятеля, попользоваться вещью и т.п.) на определенное время, не имея при этом умысла и намерения похитить данное чужое имущество. Видимо, учитывая такое различие, законодатель счел необходимым подчеркнуть «хищение», а не «завладение». И с точки зрения юридической техники такая правовая конструкция уголовной нормы вполне оправданна, ибо сужается сфера, круг случаев привлечения лиц к уголовной ответственности.

Предметом мошенничества наряду с имуществом является право на чужое имущество как юридическая категория. Характеристика этого чисто гражданско-правового понятия на практике может вызывать у работников следствия (дознания) некоторые затруднения.

Право на чужое имущество может быть закреплено в различных документах, например в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг. Имущественные права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии).

Именно документы, содержащие указания на имущественные права, включая их приобретение, нередко бывают предметом различных мошеннических операций. Причем с момента получения мошенником документа, на основании обладания которым он приобрел право на имущество, преступление признается оконченным, независимо от того, удалось ли ему получить по этому документу соответствующее имущество в натуре или в денежном эквиваленте.

Таким образом, объектом мошенничества являются отношения собственности, а предметом преступления является имущество и имущественные права, правовой режим которых закреплен в ГК РФ и соответствующих федеральных законах.

Современное уголовное законодательство не предусматривает специального состава, посвященного хищению недвижимого имущества, в отличие от прежнего уголовного закона, который в последние годы своего действия имел состав неправомерного завладения чужим недвижимым имуществом. Это не означает, однако, что неправомерное завладение (хищение) чужой недвижимостью в настоящее время перестало быть уголовно наказуемым.

Предмет мошенничества сформулирован законодателем шире, чем обычно понимается предмет хищения. Предметом мошенничества выступают:

· чужое имущество;

· право на чужое имущество.

Право на имущество — это права собственника или законного владельца имущества в отношении этого имущества, имеющие какую-либо форму выражения: форму документа или предмета материального мира. Перечень конкретных прав, подпадающих под понятие «право на имущество», может быть настолько широким, насколько позволяет виновному обратить конкретное имущество в свою пользу или в пользу других лиц. Прежде всего, это, конечно, все имущественные права, вытекающие из правомочий собственника или законного владельца (владения, пользования, распоряжения); это может быть также право требования имущества из другого владения, в том числе временного, и др.

Внешний вид — выражение вовне права на имущество — может быть разным: дарственная на квартиру или договор купли-продажи.

По ст. 159 УК РФ имеется в виду право на чужое имущество, т.е. такое, в отношении которого у виновного нет никаких законных прав.

Нельзя путать право на имущество как предмет мошенничества с теми правомочиями, которые виновный желает приобрести в результате получения такого права. Последние понимаются только как правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом (триада правомочий собственника).

Поскольку законодатель выделил право на имущество в качестве самостоятельного предмета мошенничества, постольку завладение им составляет оконченное преступление, вне зависимости от того, получено ли по этому праву конкретное имущество. Законодатель говорит о приобретении права на имущество, а не о получении в результате приобретенного права реального имущества.

Стоимость права на имущество — размер хищения — определяется стоимостью имущества, правами на которое завладевает виновный.

Выделение в одной из форм хищения в качестве предмета права на чужое имущество определено спецификой способов совершения этого хищения — обмана и злоупотребления доверием. Суть мошенничества — получение имущества внешне добровольно, от самого потерпевшего. Способ в любом другом хищении означает совокупность приемов и методов, которыми пользуется лицо для достижения желаемого результата. Применение предусмотренного законом способа, доведение его до конца, выполнение всех обязательных элементов означает, как правило, что виновный получает задуманное. Применение способа в хищении, таким образом, практически всегда неразрывно связано с приобретением чужого имущества, с результатом, к которому стремится виновный. И только в мошенничестве, исходя из специфики способа хищения, способ — обман или злоупотребление доверием, и результат — получение имущества — могут значительно не совпадать во времени в том случае, если какое-либо имущество можно получить только через получение права на него. И для того, чтобы предотвратить весьма вероятные споры о моменте окончания хищения в подобных ситуациях, законодатель совершенно правильно использует для описания предмета мошенничества еще одну его разновидность — право на чужое имущество. Кроме того, это сделано еще и для квалификации неправомерного завладения недвижимостью, когда изъять имущество в физическом смысле просто невозможно.

Потерпевшим в мошенничестве, точнее, лицом, в отношении которого был применен мошеннический обман или злоупотребление доверием, может быть только вменяемое и достаточно взрослое лицо, способное осознавать происходящее.

Считать, что мошенничество возможно только в отношении совершеннолетних граждан, нет никаких оснований. В то же время невозможно назвать тот предельный возраст, по достижении которого можно говорить о совершении в отношении лица мошенничества; в каждом конкретном случае это должно устанавливаться отдельно, с привлечением по мере надобности психологов и педагогов.

Объективная сторона мошенничества заключается в хищении чужого имущества или приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Специфичность данного преступления заключается в том, что собственник как бы добровольно передает, либо отчуждает иным образом свое имущество преступнику. Преступник действует таким образом, что создается видимость, что правообладание на имущество действительного собственника перешло к нему на вполне законных основаниях. Между тем в силу п. 2 ст. 209 ГК РФ отчуждение имущества может быть произведено только лишь с согласия и (или) по поручению собственника. А поскольку такого согласия и своего волеизъявления на отчуждение имущества собственник не давал, то преступник путем ли обмана или злоупотребления доверием фактически изымает это имущество у титульного (непосредственного) собственника. Именно эти два действия и составляют признаки объективной стороны мошенничества, однако законодатель к сожалению не раскрывает этих понятий.

На практике под обманом понимают умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, в ведении которого находится имущество, и таким образом добиться от него добровольной передачи имущества, а также сообщение с той же целью заведомо ложных сведений. Иными словами, обман — это прежде всего сознательная дезинформация контрагента либо иного лица.

Обман — понятие широкое, оно включает в себя не только предоставление ложных сведений, но и факт умолчания об истине либо замалчивание иных сведений. Поэтому сам факт искажения истинных действий (бездействия) должен носить исключительно предумышленный характер (прямой либо косвенный умысел). Нет умысла — нет и состава мошенничества. Следовательно, наличие умысла как субъективной стороны преступления обязательно для того, чтобы признать совершенное таким способом хищение мошенническим действием.

Рассмотрим некоторые аспекты квалификации мошенничества, связанного с обманом.

Мошенничество, которое связано с подделкой и использованием фальшивых документов, необходимо отличать от случаев устройства на работу по поддельному диплому и получения при этом определенной зарплаты за выполнение круга обязанностей по должности, которую лицо не имело права занимать.

Приведем характерный пример. Некий гражданин, предъявив в отдел кадров подложный диплом о высшем образовании, был зачислен на должность директора организации, где довольно успешно выполнял возложенные на него обязанности. Здесь отсутствует состав хищения денежных средств путем мошенничества, поскольку гражданин выполнял работу, получая за это заработную плату по штатному расписанию.

В подобных случаях лицо, подделавшее официальный документ, будет нести ответственность по ст. 327 УК РФ, т.е. за подделку такого документа (ч. 1) и за использование заведомо подложного документа (ч. 3).

В мошенничестве выделяют активный и пассивный обман. Активный обман имеет место тогда, когда его содержание составляют различные обстоятельства, относительно которых преступник вводит в заблуждение потерпевшего (искажение истины). Пассивный обман состоит в несообщении таких фактов, которые бы удержали лицо от передачи имущества. Нередко в содержание обмана входит ложное обещание, заключающееся не только в искажении фактов, но и в сообщении одновременно ложной информации о своих подлинных намерениях в будущем.

Приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием — это особая разновидность мошенничества-хищения. Выделение ее потребовалось, поскольку в общем понятии хищения говорится о предмете — чужом имуществе; только предмет и разделяет хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество.

С объективной стороны мошенничество включает в себя деяние — хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, совершенное способами обмана или злоупотребления доверием, последствие — имущественный ущерб собственнику или законному владельцу и причинную связь между деянием и последствием.

Хищение в мошенничестве, как и во всяком другом хищении, обладает всеми теми признаками, которые рассматривались выше. Оно является противоправным, безвозмездным, совершенным с корыстной целью и причинившим ущерб собственнику или законному владельцу имущества. И только в зависимости от того, что было предметом преступления, деяние выражается или в изъятии чужого имущества и обращении его в свою пользу или пользу других лиц, или в приобретении права на чужое имущество, которое, опять-таки, обращается в свою пользу или в пользу других лиц.

Специфика же мошенничества выражается в его способах — обмане и злоупотреблении доверием.

Обман предполагает информационное воздействие на потерпевшего, при котором он вводится в заблуждение. Такое воздействие предпринимается с целью заставить потерпевшего передать виновному не принадлежащее ему чужое имущество или право на чужое имущество. Различают два вида обмана: первый, он же классический, встречающийся чаще — искажение истины, в том числе полная ложь (активный обман); второй — умолчание об истине, когда сообщение сведений о ней может повлиять на принятие потерпевшим решения (пассивный обман).

По форме выражения обман может быть устным и письменным, в том числе с использованием поддельных документов; словесным и действием; выделяют также конклюдентную форму обмана.

Конкретных проявлений обмана на практике существует великое множество. Их можно классифицировать, например, следующим образом:

· обман относительно действительных намерений;

· обман в предмете преступления: в его свойствах, качестве, количестве;

· обман в каких-либо фактах или событиях;

· обман в личности виновного.

Злоупотребление доверием, второй мошеннический способ, стоит очень близко к обману и часто связан с ним. В любом мошенничестве всегда присутствуют элементы и обмана, и злоупотребления доверием. Но, как правило, что-то одно является причиной передачи потерпевшим виновному имущества. Иногда, и часто, это, действительно, обман; но вполне возможно, что в качестве такой первопричины служит именно злоупотребление доверием. Так, если лицо продает другому лицу медное кольцо, выдавая его за золотое, то причиной получения денег за это кольцо служит обман — заверение виновного в определенном качестве кольца, хотя, конечно, и некоторые элементы злоупотребления доверием здесь тоже имеют место. Напротив, при получении лицом кредита в банке с тем, чтобы присвоить его, причиной передачи этому лицу имущества в виде кредитных денег служат доверительные отношения, возникшие между банком и виновным, и основанные на каких-либо объективных обстоятельствах (наличии залогового имущества, собственной недвижимости и т.п.). Хотя, очевидно, и в этой ситуации имеют место элементы обмана.

Под злоупотреблением доверием как способом мошенничества следует понимать использование виновным для незаконного получения чужого имущества особых, доверительных отношений, сложившихся в силу наличия каких-либо обстоятельств между ним и потерпевшим. Очень часто в основе этих доверительных отношений лежат отношения гражданско-правовые, хотя это могут быть и отношения, основанные на трудовых, а также на особых личных связях (родстве, дружбе, любви и т.п.).

Злоупотребление доверием возможно только в отношении вменяемого и вышедшего из малолетнего возраста потерпевшего. В противном случае, когда виновный пользуется доверием невменяемого или малолетнего с тем, чтобы заставить его передать ему имущество или право на него, мошенничество отсутствует и содеянное квалифицируется как кража.

В качестве видов мошеннического злоупотребления доверием могут быть названы следующие:

· невозвращение виновным имущества, полученного в прокат (по договору проката).

· отказ от оплаты и присвоение товаров, полученных виновным в кредит (товарный кредит);

· занятие денег или имущества в долг и присвоение их;

· получение аванса за работу, которую виновный не собирается выполнять;

· получение и присвоение банковских кредитов;

· присвоение арендованного имущества;

· получение и присвоение предоплаты по каким-либо договорам и т.д.

Не следует путать понятия «доверие» и «доверчивость». Если первое основано, как правило, на каких-либо основаниях, то второе является индивидуальным свойством характера конкретного человека и сколько-нибудь убедительных оснований под собой не имеет. В то же время совсем исключить мошенничество в отношении особенно доверчивого человека, видимо, нельзя. Если виновному известно это качество потерпевшего, и он его использует для завладения имуществом, следует говорить о составе мошенничества.

Указанными способами при мошенничестве и вымогательстве преступник может «приобрести» не только право собственности, но и любые иные имущественные права на недвижимость, в том числе обязательственные. При этом нельзя согласиться с тем утверждением, что в этом случае преступник приобретает отдельные правомочия собственника по владению, пользованию или распоряжению имуществом. Преступник оформляет не абстрактные правомочия собственника, а конкретные гражданские имущественные права, например по договору аренды. В любом случае преступление в форме «приобретения прав» на недвижимость будет окончено в момент государственной регистрации такого права, что прямо вытекает из гражданского законодательства. Фактическая передача в пользование, например, земельного участка (без оформления прав на него) вследствие угроз может рассматриваться в качестве результата вымогательства в отношении «имущества» (в пользование), но не «права на имущество».

В связи с пониманием в качестве мошенничества действий, направленных на приобретение иных отличных от права собственности прав на имущество, возникает проблема толкования таких квалифицирующих признаков мошенничества как мошенничество, совершенное в крупном размере.

Примечание к ст. 158 УК предусматривает, что «крупным размером… признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда». Поэтому в случае приобретения права на недвижимость для квалификации мошенничества и вымогательства имеет значение не стоимость права на имущество (например, цена аренды), а цена имущества, право на которое приобретает виновный.

Остается решить вопрос с уголовной ответственностью за завладение той, несомненно, большей частью недвижимого имущества, которое похитить путем перемещения в пространстве ввиду его физических свойств невозможно (земля, недра, здания сооружения и т.д.).

Завладение правом на имущество представляет собой юридическое оформление необходимых документов, в результате которого виновный приобретает права владения, пользования и распоряжения конкретным имуществом. Непосредственно о праве на имущество как предмете хищения говорится в диспозиции ч. 1 ст. 159 УК (мошенничество), при этом вид имущества (движимое или недвижимое), о котором идет речь, не определяется. Хотя вызывает определенные сомнения формулировка, заложенная законодателем в указанной норме, — «приобретение права на имущество», так как мошенничество в целом представляет собой форму хищения, а хищение в примечании к ст. 158 УК определяется как изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Сложнее квалифицировать действия лица при фактическом завладении недвижимым имуществом без оформления необходимых документов по переходу права собственности на данное имущество. Можно ли признать подобные действия хищением чужого имущества? Очевидно, можно. При этом случаи фактического завладения чужим недвижимым имуществом необходимо разделить на две группы:

· когда виновный преследует цель в будущем оформить документы по переходу к нему или другим лицам права собственности на незаконно захваченное недвижимое имущество;

· когда он намерен фактически владеть, пользоваться, распоряжаться незаконно захваченным недвижимым имуществом без оформления документов, подтверждающих его право собственности на данное имущество.

Может показаться, что в первом случае должен стоять вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности за хищение, предметом которого является право на недвижимое имущество. Таким образом, фактическое завладение недвижимым имуществом представляло бы здесь первый этап хищения права на него, и в зависимости от способа завладения им, способа оформления права на данное имущество и конструкции состава хищения действия преступника должны были бы квалифицироваться как покушение на кражу, мошенничество, присвоение, растрату, грабеж либо разбой.

Действия виновного, фактически завладевшего таким имуществом, при наличии у него цели оформления в будущем необходимых документов, подтверждающих его право собственности на данное имущество, также необходимо квалифицировать как хищение недвижимого имущества, а не покушение на хищение права на него.

Представляется, что уголовный закон позволяет квалифицировать завладение недвижимым имуществом как хищение. Возникающие в этом случае сомнения основаны, как отмечалось, на традиционном понимании хищения как перемещения чужого имущества в пространстве.

В понятии хищения, изложенного в примечании к ст. 158 УК, отсутствуют какие-либо ограничения его предмета в смысле деления имущества на движимое и недвижимое.

Объективная сторона хищения (как следует из законодательного определения его понятия) слагается из двух действий: изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Союзы «и» и «или», заложенные законодателем в понятие хищения, позволяют предположить, что указанные действия могут осуществляться виновным как альтернативно, так и совместно. Отсюда следует, что хищение с объективной стороны может совершаться путем: изъятия чужого имущества, обращения его в пользу виновного или других лиц, изъятия и обращения этого имущества в пользу виновного или других лиц.

Однако первый вариант предложенного определения объективной стороны хищения скорее всего будет неприемлем для практики, так как для признания хищения оконченным преступлением необходимо, чтобы имущество было не только изъято, но и чтобы виновный получил реальную возможность пользоваться или распоряжаться похищенным, т.е. необходимо обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Таким образом, хищение, исходя из смысла закона, фактически представляет собой обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, которое может осуществляться как с изъятием имущества, так и без такового.

Можно выделить три случая совершения хищения, когда в действиях преступника не усматривается фактического изъятия имущества.

Во-первых, это касается таких форм хищения, как присвоение и растрата, когда имущество вверено лицу для определенных целей и находится у него в фактическом владении на законных основаниях. Виновный в этом случае является одновременно и преступником, совершающим хищение, и законным владельцем имущества, у которого хищение совершается. В такой ситуации говорить об изъятии имущества было бы неверно.

Во-вторых, хищение может быть совершено путем обращения имущества в пользу виновного или других лиц без его изъятия, когда его предметом выступает право на имущество. Совершить такое хищение возможно только в случаях, когда законом предусмотрен специальный порядок оформления права собственности на конкретное имущество. Хищение представляет собой незаконный переход права собственности на имущество от одного лица (собственника) к другому (непосредственно преступнику или иным лицам). При этом для квалификации хищения не имеет значения, о каком имуществе идет речь — движимом или недвижимом. При совершении хищения права на имущество собственник может остаться фактическим владельцем имущества (например, жить в квартире), но формально все права по владению, пользованию, распоряжению данным имуществом принадлежат преступнику. Исходя из изложенного, диспозицию ч. 1 ст. 159 УК можно было сформулировать в более простой форме, например: «Хищение чужого имущества или права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием», что полностью соответствовало бы законодательному определению понятия хищения.

В-третьих, хищение путем обращения имущества в пользу виновного или других лиц, не сопряженное с изъятием имущества, может представлять собой фактическое завладение имуществом, которое ввиду его физических свойств невозможно изъять, т.е. переместить в пространстве. При этом собственник или иной владелец имущества лишается контроля над ним и не может фактически осуществлять свои права пользования, владения и распоряжения данным имуществом. Предметом хищения здесь выступает недвижимое имущество, такое, как земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, здания, сооружения, частные предприятия и др. Например, если какой-либо из указанных объектов был захвачен с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, такие действия могут при наличии всех других признаков хищения квалифицироваться как разбой; без насилия — как грабеж, если обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц совершено тайно — как кража, с применением обмана — как мошенничество и т.д.

Таким образом, уголовный закон допускает включение в предмет мошенничества любых видов недвижимого имущества, в том числе позволяет квалифицировать незаконные действия, связанные с фактическим завладением чужим недвижимым имуществом, как мошенничество.

При этом объективная сторона, выражающаяся в действиях виновного по хищению недвижимого имущества и обстоятельствах его хищения, может иметь очень много аспектов, т.к. состав преступления мошенничества предусматривает совершение данного преступления путем обмана или злоупотребления доверием. Что же касается наступивших последствий, то здесь всегда имеют место случаи наличия квалифицированного состава преступления именно по объективной стороне, связанных с размером причиненного ущерба, т.к. данный состав преступления носит ярко выраженный материальный характер. Все эти аспекты будут подробно рассмотрены в параграфе 2.3.

Современное уголовное право. Общая и особенная части: Учебник / Под ред.: Наумов А.В. — М.: Илекса, 2007. С. 612

Аванесян С.Р. Мошенничество как форма хищения // Право: теория и практика. — М.: Тезарус, 2007, № 4 (93). — С. 65-67

1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

5. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

6. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

7. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в особо крупном размере, —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечания. 1. Значительным ущербом в части пятой настоящей статьи признается ущерб в сумме, составляющей не менее десяти тысяч рублей.

2. Крупным размером в части шестой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая три миллиона рублей.

3. Особо крупным размером в части седьмой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая двенадцать миллионов рублей.

4. Действие частей пятой — седьмой настоящей статьи распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

См. все связанные документы >>>

1. Предметом мошенничества может быть не только чужое имущество, как при других формах хищения, а также право на имущество, что отражает специфику данной формы хищения. Например, мошенники заключают с одинокими престарелыми людьми договоры о пожизненном содержании с последующим переходом в их собственность жилья, принадлежащего этим старикам, без намерения реально выполнять договорные обязательства. Нередко предметом мошенничества выступает право пользования нежилыми помещениями, земельными участками и т.п.

2. С объективной стороны мошенничество заключается в хищении чужого имущества или приобретении права на чужое имущество одним из двух указанных в законе способов: путем обмана или путем злоупотребления доверием.

3. Обман как способ хищения чужого имущества может иметь две разновидности.

Активный обман состоит в сознательном сообщении заведомо ложных сведений либо в умолчании об истинных фактах, а также в умышленных действиях, направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение (например, предоставление фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использование различных обманных приемов при расчете за товары или услуги или при игре в азартные игры, имитация кассовых расчетов и т.д. — п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» <1>).

<1> БВС РФ. 2008. N 2.

Пассивный обман заключается в умолчании о юридически значимых фактических обстоятельствах, сообщить которые виновный был обязан (например, о недостатках передаваемого товара, его стоимости, отсутствия у виновного необходимых полномочий и т.д.), в результате чего лицо, передающее имущество, заблуждается относительно наличия законных оснований для передачи виновному имущества или права на него.

4. Обман, который не является способом непосредственного завладения чужим имуществом, а служит, например, средством облегчения доступа к нему, не может квалифицироваться как мошенничество. Например, лицо, выдающее себя за работника коммунальной службы, прибывшего в квартиру якобы для устранения каких-либо неисправностей, и незаметно от владельца похищающее ценную вещь, совершает не мошенничество, а кражу.

5. Вторым способом мошеннического завладения чужим имуществом является злоупотребление доверием. Оно «заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим» (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51). Иллюстрацией такого способа мошенничества является преднамеренное неисполнение принятых виновным на себя обязательств (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ или оказание услуг, предоплаты за поставку товара и т.п. без действительного намерения возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

6. При злоупотреблении доверием, как и при обмане, собственник или иной владелец имущества, введенный в заблуждение, сам передает имущество мошеннику, полагая, что действует в собственных интересах. Не является мошенничеством хищение чужого имущества, которое не было передано виновному, а было доверено ему, например, для временного присмотра.

Например, не мошенничеством, а кражей следует признавать действия вокзального вора, который, войдя в доверие к ожидающему поезда пассажиру, попросившего виновного присмотреть за его вещами, во время отлучки этого пассажира похищает оставленные под его присмотр вещи.

7. Использование фиктивного документа, подделанного другим лицом, как разновидность обмана или злоупотребления доверием представляет собой конструктивный элемент мошенничества и не требует дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК. Однако «хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 327 УК РФ и соответствующей частью статьи 159 УК РФ» (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51).

Если лицо в силу обстоятельств, не зависящих от его воли, фактически не воспользовалось подделанным им документом для мошеннического завладения чужим имуществом, содеянное должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 30 и соответствующей части ст. 159, а также по ч. 1 ст. 327 УК.

8. Преступление считается оконченным с момента, когда в результате обмана или злоупотребления доверием чужое имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность пользоваться им или распорядиться по своему усмотрению. Если мошенничество выразилось в обманном приобретении права на чужое имущество, то оно содержит состав оконченного преступления с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности распорядиться чужим имуществом как своим собственным (например, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения о признании за виновным права на имущество; со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченным органом власти или лицом, введенным в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом — п. 4 Постановления).

9. Создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность, а преследующее цель хищения чужого имущества, охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации по ст. 173 УК. Незаконная предпринимательская деятельность, состоящая в изготовлении и реализации фальсифицированных товаров и сопряженная с обманом потребителей относительно качества и иных характеристик реализуемых товаров, также образует состав мошенничества и не нуждается в дополнительной квалификации по ст. 171 УК. Однако действия по изготовлению и реализации товаров, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, образуют совокупность мошенничества и преступления, предусмотренного ст. 238 УК (п. 9 Постановления).

10. Получение социальных выплат, денежных переводов, банковских вкладов и т.п. посредством обманного использования чужих личных документов надлежит квалифицировать как мошенничество (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51).

11. Субъективная сторона мошенничества характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

12. Субъект мошенничества — лицо, достигшее возраста 16 лет.

13. Квалифицированные составы мошенничества предполагают его совершение группой лиц по предварительному сговору либо с причинением значительного ущерба гражданину (ч. 2 ст. 159 УК). Содержание этих признаков идентично содержанию одноименных признаков квалифицированной кражи (п. «а» и «в» ч. 2 ст. 158 УК).

14. Крупный размер при мошенничестве (ч. 3 ст. 159 УК) имеет то же содержание, что и при краже.

15. Использование своего служебного положения при мошенничестве (ч. 3 ст. 159 УК) означает, что должностное лицо либо государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, вопреки интересам службы использует вытекающие из его служебных полномочий возможности для незаконного завладения чужим имуществом или для незаконного приобретения права на него.

Данный квалифицирующий признак отсутствует в случае присвоения или растраты принадлежащего физическому лицу (в том числе индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица) имущества, которое было передано им другому физическому лицу на основании гражданско-правовых договоров аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения и т.д. или трудового договора (п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51).

Действия должностного лица, если они выразились в получении незаконного вознаграждения за совершение по службе определенных действий в интересах дающего, должны квалифицироваться как получение взятки (ст. 290 УК) независимо от ответственности за мошенничество, а аналогичные действия лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, — как коммерческий подкуп по ч. 3 или ч. 4 ст. 204 УК.

Наиболее опасные разновидности мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК) характеризуются совершением этого преступления организованной группой или в особо крупном размере. Эти признаки имеют то же содержание, что и при краже.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 24.05.2017 N 4-АПУ17-12 Обстоятельства: Постановлением отказано в удовлетворении жалобы на постановление о выдаче обвиняемого правоохранительным органам иностранного государства для привлечения его к уголовной ответственности. Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения, так как лицо обвиняется в совершении деяния, которое в соответствии с законодательством РФ и иностранного государства является наказуемым и за совершение которого предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок более одного года, сроки давности привлечения к уголовной ответственности не истекли, лицо является иностранным гражданином, гражданства РФ и статуса беженца не имеет, политическое убежище на территории РФ ему не предоставлялось.

Инкриминируемые Щигельской Ю.В. действия являются наказуемыми по российскому уголовному законодательству и соответствуют ч. 4 ст. 160 УК РФ (хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере), санкции которых предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года.

Определение Верховного Суда РФ от 23.05.2017 N 19-КГ17-10 Требование: О прекращении права пользования жилым помещением, выселении. Обстоятельства: Истцы указали, что приобрели у ответчика недвижимое имущество в виде земельного участка и дома, однако ответчики препятствуют собственникам проживать в домовладении. Встречное требование: О признании недействительным договора купли-продажи жилого дома, земельного участка. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суды не учли, что истица по встречному иску в период между совершением сделки и подачей иска страдала онкологическим заболеванием, неоднократно лечилась, ее право на проживание в домовладении не нарушалось до предъявления исковых требований истцом по первоначальному иску о выселении, в связи с чем суды не рассмотрели вопрос о восстановлении срока исковой давности.

Ее сын был привлечен к уголовной ответственности и признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 160 Уголовного кодекса Российской Федерации, ему назначено наказание в виде штрафа в размере 40 000 руб., что подтверждается приговором мирового судьи судебного участка N 2 г. Буденновска и Буденновского района от 18 ноября 2014 г.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 06.06.2017 N 71-АПУ17-1 Обстоятельства: Постановлением отказано в удовлетворении жалобы на постановление о выдаче обвиняемого правоохранительным органам иностранного государства для привлечения его к уголовной ответственности. Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения, так как лицо обвиняется в совершении деяния, которое в соответствии с законодательством РФ и иностранного государства является наказуемым и за совершение которого предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок более одного года, на территории РФ за то же деяние лицо не преследуется, сроки давности его привлечения к уголовной ответственности не истекли, лицо является иностранным гражданином, гражданство РФ и статуса беженца не имеет, политическое убежище на территории РФ ему не предоставлялось.

Деяние, в связи с которым направлен запрос о выдаче, является наказуемым по уголовному закону Российской Федерации. Квалификация, данная действиям Труфанова Т.В. следственным органом Республики Беларусь, соответствует ч. 3 ст. 160 УК РФ, санкция которого предусматривает наказание свыше одного года лишения свободы.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.04.2017 N 800-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кажаевой Светланы Борисовны на нарушение ее конституционных прав Законом Иркутской области «О преобразовании муниципальных образований Ангарского района Иркутской области»

Как следует из представленных материалов, вступившим в законную силу приговором суда заявительница, являвшаяся заместителем председателя Думы Ангарского муниципального образования, была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного частью третьей статьи 160 «Присвоение или растрата» УК Российской Федерации. Приговором суда также были удовлетворены исковые требования Ангарского городского округа, признанного судом правопреемником Ангарского муниципального образования в силу закона, к заявительнице о возмещении вреда, причиненного преступлением.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.04.2017 N 767-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Барченкова Дмитрия Алексеевича на нарушение его конституционных прав частью первой.1 статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Предусмотренная частью первой.1 статьи 108 УПК Российской Федерации специальная норма, согласно которой заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.6, 160 и 165 УК Российской Федерации, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также статьями 171 — 174, 174.1, 176 — 178, 180 — 183, 185 — 185.4 и 190 — 199.2 того же Кодекса, при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 — 4 части первой данной статьи уголовно-процессуального закона, является дополнительной гарантией конституционного права на свободу и личную неприкосновенность (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2011 года N 250-О-О, от 20 ноября 2014 года N 2637-О и др.).

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 22.03.2017 N 83-АПУ17-4 Обстоятельства: Постановлением отказано в удовлетворении жалобы на решение о выдаче осужденного правоохранительным органам иностранного государства для исполнения приговора суда. Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения, так как лицо осуждено за совершение преступления, за которое законодательством Российской Федерации и иностранного государства предусмотрено наказание свыше одного года лишения свободы, обстоятельств, препятствующих выдаче обвиняемого правоохранительным органам иностранного государства, не установлено.

Деяние, за совершение которого Саханов Э.К. осужден по п. «б» ч. 3 ст. 176 УК Республики Казахстан, подпадают под признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ (присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, в крупном размере).

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N АПЛ15-16Д Требование: Об отмене решения квалификационной коллегии судей о досрочном прекращении полномочий судьи. Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку установлен факт внепроцессуального общения судьи с подсудимым в период нахождения в производстве судьи уголовного дела и последующего вынесения незаконного приговора в отношении указанного подсудимого, что свидетельствует о совершении судьей дисциплинарного проступка, несовместимого со статусом судьи и умаляющего авторитет судебной власти, влекущего досрочное прекращение полномочий судьи, избранный вид взыскания не является неоправданно суровым.

Из материалов дела усматривается, что судья Теблеев О.Ц. имел внепроцессуальные отношения с подсудимым Б., в отношении которого он рассматривал уголовное дело по обвинению последнего в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 160, частью 1 статьи 292 Уголовного кодекса Российской Федерации. При рассмотрении этого уголовного дела в нарушение статьи 9 Кодекса судейской этики судья Теблеев О.Ц. о наличии обстоятельств, которые могут поставить под сомнение его беспристрастность, участников судебного разбирательства в известность не поставил, информацию о внепроцессуальных отношениях гласности не предал и в соответствии с требованиями статей 61, 62 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от участия в производстве по уголовному делу не устранился.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 14.03.2017 N 2-АПУ17-3 Приговор: По ч. 1 ст. 119 УК РФ за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения. Дополнительно: По делу заявлен гражданский иск о возмещении морального вреда.

27 октября 2015 года по ч. 1 ст. 160 УК РФ к 200 часам обязательных работ, постановлением от 11 февраля 2016 года неотбытая часть наказания заменена на 25 дней лишения свободы, наказание не отбыто;

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 15.03.2017 N 7-П17 О возобновлении производства по делу о покушении на мошенничество (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ), мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) в связи с установлением Европейским Судом по правам человека нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод при производстве по уголовному делу.

По приговору Кировского районного суда г. Ярославля от 27 октября 2009 года Шепель В.Г. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 160, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159, ч. 1 ст. 199, ч. 2 ст. 199.1 УК РФ, к лишению свободы сроком на 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Определение Верховного Суда РФ от 14.03.2017 N 46-УД17-6 Приговор: По ч. 4 ст. 159 УК РФ за мошенничество (2 эпизода). Определение ВС РФ: Судебные акты изменены, действия осужденного переквалифицированы с ч. 4 ст. 159 УК РФ на ч. 3 ст. 159.4 УК РФ (в ред. ФЗ от 29.11.2012 N 207-ФЗ); окончательно назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В своих выводах суды учитывали также, что граждане не являлись субъектами предпринимательской деятельности. Между тем по смыслу закона, действовавшего в период совершения преступлений, деяния, предусмотренные ст. ст. 159, 160 и 165 УК РФ, подлежали квалификации как совершенные в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность или участвующими в предпринимательской деятельности, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью. Поэтому учтенное судами обстоятельство, относящееся к отсутствию статуса предпринимателей у граждан, заключивших договоры долевого участия в строительстве, не имело значения для квалификации действий осужденного.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх