Сертификат акций

Чековый инвестиционный фонд «АСКО-Капитал» был образован в мае 1993 года. Его основными учредителями стали екатеринбургская и оренбургская страховые компании «АСКО». Головной офис по сей день находится в Екатеринбурге, в нашем же городе совет директоров фонда представляет генеральный директор страховой компании (ныне — «Оренбургской губернской») А.К. Медведев, а управляет активами фонда генеральный директор инвестиционной компании «Мелон» В.Е. Суханов. За время «ваучеризации» около 70 тысяч жителей области сдали в фонд приватизационные чеки. За 1993 год фонд начислил на каждую свою тысячерублевую акцию 200 рублей дивидендов, за 1994-й — 150, за 1995-й — 200 рублей. На этом дивиденды прекратились. На днях первый заместитель главы обладминистрации А.И. Зеленцов в прямом телевизионном эфире посоветовал вкладчикам фонда подавать на «АСКО-Капитал» в суд.

— И многие последовали совету Александра Ивановича? — поинтересовались мы у Владимира Евгеньевича Суханова.

— Не знаю, как насчет судов, а к нам бросились звонить — ругаться. В Федеральную комиссию по ценным бумагам пишут жалобы на нас — и в Самару, и в Москву. Были жалобы в Уральский комитет по защите прав вкладчиков. Однако с фонда можно что-то требовать только если его совет директоров принял решение о выплате дивидендов, но почему-то так и не выплатил. А у нас и за 1996, и за 1997 годы принимались решения дивиденды не выплачивать, направлять все средства на реинвестирование — то есть пускать деньги в оборот и за счет этого наращивать активы фонда. Честно говоря, если бы решили эти дивиденды раздавать, получились бы столь мизерные суммы, что почтовые расходы дороже бы встали. В Федеральной комиссии по ценным бумагам есть наши отчеты, там и без всяких жалоб знают о ситуации в «АСКО-Капитале». Ведь наша деятельность постоянно контролируется независимыми и имеющими соответствующие лицензии депозитором, аудитором, оценщиком, регистратором. Эти органы несут ответственность за достоверность своих данных о работе фонда. Что могут судьи? Запросить, начисляли ли мы дивиденды и, если начисляли, потребовать выплаты. За 1993-95 годы все, что должны были, мы давно нашим акционерам отдали, больше с нас стребовать нечего. Но, в конце концов, не наш же фонд виноват в развале экономики страны, в развале рынка ценных бумаг!

— А во что фонд вложил чеки своих акционеров?

— В акции предприятий. В том числе в нашем портфеле сегодня и акции около сорока оренбургских предприятий. И после завершения чековой приватизации мы вкладывали в ценные бумаги предприятий уже денежные средства. В частности, за деньги купили большой пакет акций «Оренбургасбеста», 20 процентов акций «Радиатора». То есть они не могут пожаловаться, будто мы им вместо реальных рублей подсунули чеки. Приобретали мы и акции, имеющие свободное обращение на фондовом рынке, — так называемые «голубые фишки». С развитием фонда часть средств инвестировалась в государственные казначейские обязательства и в ценные бумаги субъектов Федерации, в том числе — и Оренбургской области.

— Вы тоже «погорели» на оренбургских ГКО?

— У фонда был большой пакет областных долговых обязательств — тех, что в результате погасили. А последние областные облигации наш фонд успел в последний момент «сбросить». Деньги в оренбургских ГКО «зависли» у «Губернской страховой компании», у инвестиционной компании «Мелон», у негосударственного пенсионного фонда «Надежда», акционеры же чекового фонда не пострадали. Деньги «АСКО-Капитала» «зависли» только в государственных бумагах и в обязательствах Иркутской области. Но с иркутянами мы договорились о гораздо лучших условиях реструктуризации, нежели может обещать сегодня наша обладминистрация по своим бумагам. Иркутск предложил рассрочку по платежам в течение года с первыми поступлениями уже в мае и с 45 процентами годовых…

— Активы фонда уменьшились?

— Из-за кризиса и обвала на рынке ГКО мы потеряли часть стоимости активов. Но сами активы растут. Руководство фонда изначально взяло на вооружение консервативный принцип инвестирования. Сформированный «портфель» за шесть лет претерпел очень незначительные изменения. Мы старались избегать спекулятивных сделок на рынке в погоне за сиюминутной прибылью. Мы купили очень хорошие пакеты акций «Электросвязи», «Илецксоли», Оренбургского и Орского мясокомбинатов, «Орентекса». Пять лет владели 36 процентами акций Бузулукской перчаточной фабрики — можно было подумать, что от нее вообще никогда никакой прибыли не дождешься, а сейчас, после кризиса, фабрика неплохо заработала, и директор даже рассматривает вопрос о дивидендах.

— Но когда большинство других предприятий работают себе в убыток, надеяться на дивиденды за 1998 год опять не приходится?

— За 1998 год пока говорить трудно — идет отчетный период. Но, скажем, за 1997 год фонд получил сравнительно нормальные дивиденды только с «Илецксоли» и с Орского мясокомбината. «Электросвязь» дивиденды объявила, но до сих пор не выплатила. Нефтемаслозавод задолжал дивиденды еще за 1994 год, «Автоматика» — за 1996… А за 1998 год стабильно высокие дивиденды опять обещает только Орский мясокомбинат. Вот у него мы свое всегда забираем — не деньгами, так колбасой, тушенкой. Хотя, понятно, за счет Орского мясокомбината дивиденды всем вкладчикам чекового фонда не начислишь.

— Одно может утешать вкладчиков — что фонд по-прежнему работает и его руководители никуда не сбежали.

— И сбегать не собираются. Хотя что касается работы… Где-то начиная с сентября фонд не проводит операции на рынке. Как, впрочем, и другие чековые инвестиционные фонды. Во-первых, работать не с чем, рынки акций и ГКО обвалились, других инструментов не осталось. Даже по складским свидетельствам Росналогслужба распространила письмо — дескать, их оборот тоже надо облагать налогом на добавленную стоимость. Хотя складские свидетельства — тоже ценные бумаги, а оборот ценных бумаг по закону не облагается НДС… Все, нет рынка. Деньги вкладывать некуда, остаются одни доллары. А вторая причина, почему мы сегоня практически не работаем, — идет процесс реорганизации. С нового года чековые инвестиционные фонды как институты прекратили свое существование и преобразуются в классические акционерные инвестиционные фонды. Сейчас в Екатеринбурге руководители фонда переоформляют документы, получают лицензии. Новое название уже объявлено — «Аз-Капитал». Естественно, он будет отвечать по всем обязательствам ЧИФ «АСКО-Капитал». В конце апреля совет директоров рассмотрит итоги 1998 года, выработает стратегию дальнейшей деятельности…

— Вы верите в скорое возрождение в нашей стране фондового рынка?

— Я считаю, что та модель рынка, которая существовала в России до августа 1998 года, была искусственно навязана руководителем ФКЦБ Дмитрием Васильевым и его американскими консультантами. Это чисто американская модель, когда развитие рынка идет только через акции предприятий и через долговые обязательства государства и его субъектов. Подобная однобокость просто не позволяла формировать и развивать другие финансовые инструменты. Я изучал отчетность банков и обществ взаимного кредита дореволюционной России и не находил в их балансах иных ценных бумаг,кроме векселей, долговых обязательств — понятно, не одних лишь государственных — и закладных свидетельств. Акции всегда считались одним из наиболее рискованных инструментов для инвестирования. Сегодня в России нет рынка корпоративных долговых обязательств. Рынок векселей находится в зародышевом состоянии. О закладных и складских свидетельствах большинство людей и не слышало. Но я думаю, возрождение финансового и фондового рынков будет опираться именно на эти инструменты. И тут все должно зависеть не от политики, а от цивилизованности отношений между инвестором и руководителями компаний, их умения использовать полный набор инструментов накопления и сбережения капитала.

Расспрашивала Вероника Тищенко.

Финансовые рынки

  • Публичный рынок
  • Биржа · Ценные бумаги

Рынок облигаций

  • Оценка облигаций
  • Корпоративная облигация
  • Фиксированный доход
  • Государственная облигация
  • Высокодоходный долг
  • Муниципальная облигация
  • Секьюритизация

Фондовый рынок

  • Обыкновенные акции
  • Привилегированные акции
  • Зарегистрированная акция
  • Акции
  • Сертификат акций
  • Фондовая биржа

Другие рынки

  • Товар
  • Деньги
  • Недвижимость
  • Перестрахование

Внебиржевой (внебиржевой) Торговля

  • Участников
  • Регулирование
  • Клиринг

Связанные области

  • Банки и банковское дело
  • Финансы
    • корпоративный
    • личный
    • общественный

В корпоративном праве , акционерный сертификат (также известный как свидетельство о наличии или сертификатов акций ) является юридическим документом , который удостоверяет право собственности определенного количества акций или акций в корпорации . Исторически, сертификаты могли требоваться для подтверждения права на получение дивидендов с подтверждением получения выплаты на обратной стороне; и оригинал сертификата, возможно, потребовалось предоставить для осуществления передачи пакета акций. Со временем эти функции стали излишними из-за законодательных схем, направленных на упрощение административной нагрузки на корпорации, а также на облегчение и оптимизацию торговли на фондовой бирже . Например, в большинстве юрисдикций в настоящее время на корпорации возлагается обязанность выплачивать дивиденды акционерам, зарегистрированным в соответствующий момент времени, без необходимости предъявлять сертификат акций в качестве доказательства прав, и сертификат больше не требуется предъявлять с передачей владение акциями. В некоторых юрисдикциях сегодня можно обойтись без выпуска бумажных сертификатов на акции, по крайней мере, при некоторых обстоятельствах, и многие корпорации теперь предоставляют декларацию о владении вместо сертификата акций для каждого пакета принадлежащих акций.

В большинстве юрисдикций теперь требуется, чтобы корпорации вели учет владения или передачи пакетов акций, и не разрешают выпуск сертификатов акций на предъявителя .

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх