Слова относящиеся к нецензурной брани

Министерство связи и массовых коммуникаций РФ (Минкомсвязи) заявило о намерении определить список ненормативных слов русского языка на уровне нормативных актов. Будет создана рабочая группа при межведомственной комиссии по русскому языку для совершенствования нормативно-правовой базы защиты русского языка как государственного языка РФ.

Предметом работы данной группы, по словам пресс-секретаря Минкомсвязи Елены Лашкиной, «должно стать понятие нормы русского языка, которое в настоящее время нечетко раскрывается в нормативных актах».

В то же время представитель Минкомсвязи отметил, что ведомство не планирует вносить поправки в закон о русском языке, согласно которым чиновники могли подвергнуться штрафу за неграмотную речь и брань в ходе публичных выступлений.

«Мы действительно обеспокоены использованием нецензурной брани и неграмотностью, которую допускают в эфире, но речи о том, чтобы влиять на госслужащих таким образом, а тем более привлекать в судебном порядке за брань и ошибки, не идет», — подчеркнули в Минкомсвязи.

Теория

Отметим, что законы, позволяющие привлечь матерщинника к ответственности, имеются в России уже давно.

Кодекс об административных правонарушениях РФ (КоАП) квалифицирует употребление ненормативной лексики в общественных местах как мелкое хулиганство.

Кроме того, мат можно расценить как нарушение статьи 130 УК РФ («оскорбление»), а также статьи 152 ГК РФ («унижение чести, достоинства, деловой репутации»).

На деятельность СМИ распространяются нормы закона «О государственном языке», запрещающие использовать слова и выражения, не соответствующих нормам современного русского литературного языка, за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов.

Вместе с тем, во всех этих документах отсутствуют четкие определения ненормативной лексики или отсылки на соответствующие словари и справочники, отмечают в Минкомсвязи. Из-за чего привлечь в судебном порядке за брань и ошибки сегодня нельзя не только чиновников, но и простых граждан.

«Если вы с этой целью обратитесь в суд, вам откажут, поскольку определения понятия «нецензурное выражение» нет, как нет и словарей правил русского языка, на которые можно опираться», — прокомментировал «Труду» ситуацию специалист проекта «Словари XXI века» Кирилл Василенко.

Министерство полагает, что определения ненормативной лексики должны быть прописаны в законодательстве, что позволит применять предусмотренные законами санкции за ее употребление.

Практика

Однако в таком случае возникает естественный вопрос: что конкретно считать ненормативной лексикой? Официального словаря мата до сих пор никто не составил.

Директор Института лингвистики Максим Кронгауз заявил «Взгляду», что в список запрещенных слов должна войти обсценная лексика, а также некоторое количество слов, не являющихся матерными, но которые также запрещено употреблять в публичных местах. Это слова, связанные с отправлением естественных потребностей, с такими корнями как ср- и сс-. В нашей культуре табуированию подвергается то, что связано с сексом, и вообще все, что «ниже пояса». Кроме того, надо отметить, что вдруг становятся непристойными слова литературного языка, в которых нет ничего похожего на табуированные значения, но эти значения возникают в жаргоне и переносятся на литературное слово.

«В последние годы я очень часто сталкиваюсь с неадекватной реакцией по крайней мере на два слова русского языка. Одно из них — «яйца», в магазинах часто даже заменяется на «яйцо». В литературном языке «низкого» значения нет, так что это не омоним, а многозначное слово, дополнительное значение возникло в разговорной речи на основе внешнего сходства. Еще один пример, когда у слова в жаргоне появляется значение, связанное с сексом, и это переносится на литературный язык, — слово «кончить»… Вот типичный пример эффекта дрейфа вполне приличных слов, произошедшего под влиянием метафоры», — обращает внимание Кронгауз на проблему четкого определения круга слов, считающихся ненормативной лексикой.

Учеба

Впрочем, каким бы полным ни вышел список запрещенных слов, думается, это коренным образом не решит проблему. Ее суть не в употреблении матерных слов как таковых, а в низком культурном уровне значительной части россиян. И начинать такого рода кампании надо не с уточнения списков слов, относящихся к ненормативной лексике, и сумм штрафов, а с повышения этого самого культурного уровня как среди чиновников, так и в каждой отдельно взятой семье.

Межведомственная комиссия по русскому языку придумала свой способ решения этой задачи. Дабы закрепить нормы официального русского языка, комиссия создала и направила на регистрацию в Минюст четыре словаря — орфоэпический (ударений), орфографический, грамматический и большой фразеологический. Эти словари прошли проверку в Российской академии наук и после регистрации войдут в перечень рекомендованных государством словарей, которые отражают нормы русского языка.

Впрочем, даже такая, казалось бы, благая инициатива неоднозначно воспринимается экспертами. Так, доцент кафедры русского языка ИФиЯК СФУ Игорь Ким, считает, что введение в действие четырех академических словарей, которые станут для политиков эталоном норм русского языка, сильно ограничит живую речь политиков.

«В стране раньше был опыт слежения за грамотностью речи чиновников — тогда тексты для политиков скрупулезно составлялись специалистами и литературными редакторами, и в эфир не выходила необработанная речь. Сейчас, когда государство стало крепнуть, оно стремится к единообразию, стремится вогнать русский язык в жесткие рамки, сузить до четырех словарей. Это колоссальное ограничение человеческой речи», — объяснил РМ Ким.

Интернет

В случае принятия мер по запрету ненормативной лексики особо проблематичной зоной для правоохранительных органов может стать интернет. Действенные способы контролировать форму общения его пользователей и привлекать их к ответственности за нарушение табу, пока не найдены.

Помимо мата, российские депутаты давно озабочены нарочитой неграмотностью интернет-сленга, который при этом интенсивно проникает в повседневную жизнь. Одни предлагают для исправления ситуации провести в сети тотальную деанонимизацию, другие считают, что необходимо наказывать за коверканье языка как за хулиганство.

В настоящее время депутаты Госдумы готовят законопроект о работе интернета. Помимо прочего, закон будет контролировать язык, на котором общаются россияне в сети, сообщила заместитель председателя комиссии при Общественной палате по сохранению культурного наследия Елена Зелинская.

Между тем, в 2007 году Дмитрий Медведев, будучи первым вице-премьером, весьма либерально высказался о сетевом языке. В ходе конференции он заявил, что контролировать изучение в стране интернет-новояза невозможно, но с ним нужно считаться. Языковая среда «может нравиться, она может не нравиться, кто-то может говорить, что это изменение норм и правил русского языка, но это существующая, развивающаяся языковая среда, которая, кстати сказать, все-таки основана на русском языке», отметил Медведев. Он выразил уверенность, что распространение в сети альтернативного языка «в наших интересах», поскольку тем самым «развиваются возможности применения русского языка».

Однако стоит заметить, что интернет искажает форму написания не только обычных слов, но и ненормативную лексику. Появляются новые словесные образования, которые не указаны ни в одном словаре, но граждане России воспринимают их как мат. В связи с чем, задача составления окончательного списка запрещенных слов становится практически нереализуемой.

Предлог — это сло­во, при­над­ле­жа­щее к слу­жеб­ной части речи в рус­ском язы­ке. Укажем отли­чи­тель­ные при­зна­ки пред­ло­га в каче­стве зави­си­мо­го сло­ва.

Чтобы понять, пред­лог — это сло­во или нет, рас­смот­рим его сна­ча­ла с точ­ки зре­ния еди­ни­цы речи.

Что такое слово?

В лек­си­ке рус­ско­го язы­ка сло­вом назы­ва­ют струк­тур­ную еди­ни­цу, кото­рая обла­да­ет номи­на­тив­ным зна­че­ни­ем, то есть что-то назы­ва­ет или обо­зна­ча­ет.

Вот как опре­де­ля­ет Википедия сло­во как линг­ви­сти­че­ский тер­мин:

Слово

Одна из основ­ных струк­тур­ных язы­ка, кото­рая слу­жит для име­но­ва­ния пред­ме­тов, их качеств и харак­те­ри­стик, их вза­и­мо­дей­ствий, а так­же име­но­ва­ния мни­мых и отвле­чён­ных поня­тий, созда­ва­е­мых чело­ве­че­ским вооб­ра­же­ни­ем.

Так напри­мер, име­на суще­стви­тель­ные обла­да­ют пред­мет­но­стью. Они назы­ва­ют пред­ме­ты (тет­радь, кни­га) и явле­ния дей­стви­тель­но­сти (вос­хи­ще­ние, дождь).

Ряд слов рус­ско­го язы­ка обо­зна­ча­ют при­зна­ки пред­ме­тов (новая тет­радь, инте­рес­ная кни­га). Это име­на при­ла­га­тель­ные.

Действия (рисо­вать, покра­сить) и состо­я­ния (заду­мать­ся, понять) назы­ва­ют гла­го­лы.

Эти сло­ва при­над­ле­жат к само­сто­я­тель­ным частям речи. Они обла­да­ют общим грам­ма­ти­че­ским зна­че­ни­ем и соб­ствен­ны­ми мор­фо­ло­ги­че­ски­ми и син­так­си­че­ски­ми при­зна­ка­ми, харак­тер­ны­ми для слов каж­дой само­сто­я­тель­ной части речи.

Предлог — это слово служебной части речи

В отли­чие от само­сто­я­тель­ных частей речи пред­лог не назы­ва­ет пред­мет или при­знак, коли­че­ство или дей­ствие. У него нет соб­ствен­но­го лек­си­че­ско­го зна­че­ния. Предлог при­над­ле­жит к слу­жеб­ным частям речи. Его исполь­зу­ют для выра­же­ния грам­ма­ти­че­ской свя­зи меж­ду сло­ва­ми и сло­во­со­че­та­ния в пред­ло­же­нии.

Тем не менее пред­лог — это отдель­ное сло­во, хотя и не само­сто­я­тель­ное. В оди­ноч­ку оно не име­ет ника­ко­го лек­си­че­ско­го зна­че­ния. Чтобы понять это, рас­смот­рим пред­ло­же­ние:

У крыль­ца на вет­ке бере­зы поет скво­рец.

Уберем пред­ло­ги, и выска­зы­ва­ние ста­нет неяс­ным по смыс­лу. Оно пре­вра­тит­ся в набор отдель­ных слов, не свя­зан­ных меж­ду собой:

крыль­ца вет­ке бере­зы поет скво­рец

Как видим, пред­лог помо­га­ет созда­вать падеж­ную фор­му изме­ня­е­мым сло­вам:

1. име­нам суще­стви­тель­ным

  • иду (к чему?) к реке;
  • рас­тет (у чего?) у колод­ца;
  • вьёт­ся (над чем?) над домом;

2. име­нам чис­ли­тель­ным

  • встре­тим око­ло пяти;
  • позво­ню меж­ду шестью и семью;
  • при­е­дем через три дня.

3. место­име­ни­ям

  • при­шли без него;
  • забо­тим­ся о ней;
  • раз­би­ра­ем­ся в этом;
  • каж­дый из нас.

Формальным при­зна­ком пред­ло­га как еди­ни­цы язы­ка явля­ет­ся раз­дель­ность его напи­са­ния с дру­ги­ми сло­ва­ми. Приставки, как извест­но, пишут­ся слит­но со сло­ва­ми или с дефи­сом.

Предлоги обла­да­ют спе­ци­фич­ны­ми зна­че­ни­я­ми, харак­тер­ны­ми для слов этой слу­жеб­ной части речи. Они пере­да­ют

Происхождение предлогов

Предлоги могут быть фоне­ти­че­ски оформ­ле­ны в виде одно­го или двух, трех зву­ков, кото­рые пере­да­ют­ся на пись­ме соот­вет­ству­ю­щи­ми бук­ва­ми. Это про­стые по соста­ву и непро­из­вод­ные по про­ис­хож­де­нию пред­ло­ги:

  • в, к, у, о;
  • от, до, на, по;
  • без, над, про, для, при

и пр.

По струк­ту­ре ука­жем слож­ные пред­ло­ги, состо­я­щие из двух частей, и состав­ные пред­ло­ги из двух и более слов:

  • из-под, по-над, по-за, из-за;
  • вбли­зи от сада, вда­ли от горо­да.

Предлоги попол­ня­ют­ся спо­со­бом пере­хо­да слов дру­гих частей речи:

1. суще­стви­тель­ных

  • идти вер­ным путём — путём достиг­ну­то­го согла­сия;
  • доба­вить новые фак­ты в след­ствие — вслед­ствие свое заня­то­сти;
  • поло­жить эту сум­му на счет — дого­во­рить­ся насчет кон­трак­та;

2. наре­чий

  • искать (где?) внут­ри — внут­ри дома;
  • видеть (где?) кру­гом — кру­гом кост­ра;
  • кивать (как?) соглас­но — соглас­но рас­пи­са­нию;

3. дее­при­ча­стий

  • вклю­чая всех при­сут­ству­ю­щих;
  • спу­стя час;
  • исклю­чая его;
  • невзи­рая на само­чув­ствие.

Как подчеркнуть предлог в предложении?

Предлог, как сло­во слу­жеб­ной части речи, само­сто­я­тель­но не явля­ет­ся чле­ном пред­ло­же­ния. Он толь­ко участ­ву­ет в созда­нии падеж­ной фор­мы имен­ных частей речи и выра­жа­ет их син­так­си­че­скую зави­си­мость от дру­гих слов в пред­ло­же­нии.

В выска­зы­ва­нии пред­лог сле­ду­ет под­черк­нуть соот­вет­ству­ю­щей лини­ей вме­сте с тем сло­вом, с кото­рым он упо­треб­лён в кон­тек­сте.

Примеры

Все собра­лись в гости­ной (когда?) перед отъ­ез­дом.

Томик сти­хов С. Есенина сто­ит (где?) на вто­рой пол­ке.

Сегодня мы соби­ра­ем­ся снять (отку­да?) с дере­ва спе­лые ябло­ки.

Мне хочет­ся рас­ска­зать вам (про кого?) про птич­ку, кото­рая живет в кустах смо­ро­ди­ны.

На неко­ше­ном лугу сто­ит тра­ва (какая?) по пояс.

Мы насквозь про­мок­ли (поче­му?) из-за дождя.

Вывод

Предлог — это сло­во в пред­ло­же­нии. Как и любая лек­си­че­ская еди­ни­ца, оно обла­да­ет посто­ян­ной зву­ко­вой оформ­лен­но­стью, отно­си­тель­ной само­сто­я­тель­но­стью (пишет­ся раз­дель­но) и вос­про­из­во­ди­мо­стью в кон­тек­сте.

Предлог выра­жа­ет зави­си­мость дру­гих слов в сло­во­со­че­та­нии и пред­ло­же­нии и обла­да­ет спе­ци­фич­ны­ми зна­че­ни­я­ми (про­стран­ствен­ны­ми, вре­мен­ны­ми и пр.)

Финская компания TietoEVRY выпустила вежливый шрифт, который не позволит оскорблять других людей в интернете. Он так и называется — The Polite Type. Специальные алгоритмы анализируют текст и заменяют оскорбления или неэтичную лексику в текстах и сообщениях на более нейтральные слова.

TietoEVRY

К примеру, с включенным The Polite Type фраза «she is ugly» («она уродлива») превратится в «she is not traditionally beautiful» («она красива по нетрадиционным меркам»). А «I hate you» («Я тебя ненавижу») — в «I disagree with you» («Не соглашусь с вами»). Отдельные слова вроде «redneck», то есть «деревенщина», с вежливым шрифтом будут звучать как «консервативный белый». «Bitch» («суку») The Polite Type тоже не пропустит. Оскорбление заменят на «самку собаки».

Словарь оскорблений, на котором основываются алгоритмы шрифта, сейчас содержит около двух тысяч английских слов и их нейтральных аналогов. Словарь будет пополняться.

Авторы The Polite Type подчеркивают, что не посягают на свободу слова, ведь они оставляют право спорить с другими. Но, как им кажется, «разжигание ненависти — неправильный способ выражать несогласие». Кроме того, компании хочется, чтобы «интернет-хулиганы» поняли реальный смысл слов, которые они используют в качестве оскорблений.

  • Напишите нам

В Ивановской области апелляционная инстанция оправдала женщину, которая была приговорена к уголовному наказанию за то, что обозвала в ходе судебного заседания другую сторону процесса.

Как следует из материалов дела, в городе Вичуге мировой судья разрешала дело по ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ (оскорбление, выраженное в неприличной форме). Находясь в кабинете судьи, участница процесса С. в какой-то момент сказала подсудимой: «Тебе наснилось, что ли, дура ты этакая?» Подсудимая и ее адвокат попросили внести эту фразу в протокол заседания. Позднее дело в отношении подсудимой было прекращено за отсутствием состава административного правонарушения. А против С. начали уголовное преследование по ч. 1 ст. 297 УК РФ (неуважение к суду).

Вичугский городской суд, рассматривая уголовное дело, изучил записи с диктофона потерпевшей, показания свидетеля-адвоката и свидетеля-прокурора, участвовавших в административном процессе. Потерпевшая сообщила, что после фразы С. она почувствовала себя униженной, у нее поднялось давление. Суду были представлены сделанная на диктофон аудиозапись инцидента, заключение эксперта об отсутствии неситуационных изменений на фонограмме. К делу было приобщено заключение лингвистической экспертизы о том, что слово «дура» является оскорблением, «относится к словам, унижающим честь и достоинство, выраженным в неприличной форме, циничным, противоречащим нравственным нормам, содержащим унизительную оценку личности».

Была допрошена в качестве свидетеля и мировой судья. Служитель Фемиды сообщила, что при рассмотрении дела в ходе дачи показаний подсудимой С. с места произнесла какую-то фразу, содержание которой она не запомнила. На эту фразу ее внимание обратили подсудимая и ее адвокат. Судья сделала С. замечание, судебное заседание продолжилось, на ход заседания фраза С. никак не повлияла.

Суд пришел к выводу, что С., произнеся слово «дура», продемонстрировала явное неуважение к суду, создала помехи при рассмотрении дела, и, признав ее виновной по ч. 1 ст. 297 УК РФ, приговорил к штрафу в 10 000 руб.

С. подала апелляционную жалобу на приговор. Она указала, в частности, что суд не учел сложившиеся между нею и потерпевшей длительные неприязненные отношения. В кабинете мирового судьи потерпевшая стала стыдить С., обвинять в действиях, которых она не совершала, не относящихся к рассматривавшемуся делу. Высказав в ответ на ее слова какую-то фразу, С. не хотела никого оскорблять, тем более нарушать правила поведения в суде, никаких помех при рассмотрении дела этой фразой создано не было. Судья обратила внимание на сказанное только после того, как об этом попросили подсудимая и ее адвокат, после чего заседание продолжилось в обычном порядке.

Ивановский областной суд по итогам разбирательства отметил, что суд первой инстанции не принял во внимание ряд обстоятельств, имеющих правовое значение для дела. Как указала апелляция, при решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности необходимо иметь в виду, что деяние должно представлять собой достаточную степень общественной опасности, которая свидетельствует о способности деяния причинить существенный вред общественным отношениям. В данном случае следует учесть, что в ходе судебного разбирательства и С., и подсудимая были «на нервах». Фраза со словом «дура» была высказана в адрес подсудимой в ответ на ложные, с точки зрения С., показания. Контекст фразы свидетельствует о несогласии С. с показаниями оскорбленной. После замечания судьи С. порядок в судебном заседании не нарушала, на ход судебного заседания реплика не повлияла.

Все эти обстоятельства в их совокупности указывают на то, что действия С. не обладали той степенью общественной опасности, при которой совершенное можно было бы признать преступлением. В результате приговор в отношении С. был отменен, за нею признано право на реабилитацию.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх