Сроки подачи обращения в конституционный суд ПМР

(раздел VI в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 2 декабря 2016 года № 335–7 ГД- Собрание законодательства Российской Федерации, 2016, № 50, ст. 7006).

Статья 213

1. Государственная Дума может обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации:

а) с запросами о соответствии Конституции Российской Федерации федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации, не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации;

б) с ходатайствами по спорам о компетенции, в которых одной из сторон является Государственная Дума.

2. Государственная Дума может также обратиться с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации о даче толкования Конституции Российской Федерации в случае обнаружившейся неопределенности в понимании положений Конституции Российской Федерации.

3. Обращение Государственной Думы в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом или с ходатайством осуществляется в соответствии с Федеральным конституционным законом от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» и оформляется постановлением Государственной Думы. Решение Государственной Думы об обращении с запросом или с ходатайством в Конституционный Суд Российской Федерации принимается по предложению фракции или комитета Государственной Думы, которые вносят в Государственную Думу соответствующий проект постановления.

4. Запрос в Конституционный Суд Российской Федерации может быть также направлен группой депутатов численностью не менее одной пятой от общего числа депутатов Государственной Думы по вопросам, предусмотренным статьей 125 (часть 2) Конституции Российской Федерации. В этом случае данная группа депутатов Государственной Думы на своем собрании принимает решение об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации, избирает представителя (представителей) и направляет запрос в Конституционный Суд Российской Федерации. В запросе указываются домашний адрес и телефон представителя (представителей). Запрос подписывается всеми депутатами, принявшими решение об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации, с указанием наименований фракций и (или) одномандатных избирательных округов.

(Статья 213 в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 2 декабря 2016 года № 335–7 ГД Собрание законодательства Российской Федерации, 2016, № 50, ст. 7006).

Статья 214

Решение Конституционного Суда Российской Федерации по запросу Государственной Думы или запросу группы депутатов Государственной Думы доводится до сведения депутатов (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 2 декабря 2016 года № 335–7 ГД Собрание законодательства Российской Федерации, 2016, № 50, ст. 7006).

Статья 215

1. Для представления правовой позиции Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации функции полномочного представителя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации (далее — полномочный представитель в Конституционном Суде Российской Федерации) возлагаются на депутата Государственной Думы, имеющего в соответствии с требованием статьи 53 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» ученую степень по юридической специальности.

2. Решение о возложении функций полномочного представителя в Конституционном Суде Российской Федерации оформляется постановлением Государственной Думы. Кандидатура полномочного представителя в Конституционном Суде Российской Федерации представляется Комитетом Государственной Думы по государственному строительству и законодательству по согласованию с Председателем Государственной Думы. Полномочный представитель в Конституционном Суде Российской Федерации в своей деятельности руководствуется Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами, настоящим Регламентом, а также Положением о полномочном представителе Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации, утвержденным постановлением Государственной Думы.

3. Решение о снятии функций полномочного представителя в Конституционном Суде Российской Федерации принимается Государственной Думой по представлению Комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству, согласованному с Председателем Государственной Думы, и оформляется постановлением Государственной Думы.

(Статья 215 в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 2 декабря 2016 года № 335–7 ГД Собрание законодательства Российской Федерации, 2016, № 50, ст.7006).

Статья 216

1. Для осуществления оперативного взаимодействия Государственной Думы с Верховным Судом Российской Федерации, а также для представления правовой позиции Государственной Думы в Верховном Суде Российской Федерации функции полномочного представителя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в Верховном Суде Российской Федерации (далее — полномочный представитель в Верховном Суде Российской Федерации) возлагаются на депутата Государственной Думы.

2. Решение о возложении функций полномочного представителя в Верховном Суде Российской Федерации оформляется постановлением Государственной Думы. Кандидатура полномочного представителя в Верховном Суде Российской Федерации представляется Комитетом Государственной Думы по государственному строительству и законодательству по согласованию с Председателем Государственной Думы. Полномочный представитель в Верховном Суде Российской Федерации в своей деятельности руководствуется Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами, настоящим Регламентом, а также Положением о полномочном представителе Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в Верховном Суде Российской Федерации, утвержденным постановлением Государственной Думы.

3. Решение о снятии функций полномочного представителя в Верховном Суде Российской Федерации принимается Государственной Думой по представлению Комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству, согласованному с Председателем Государственной Думы, и оформляется постановлением Государственной Думы.

(Статья 216 в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 2 декабря 2016 года № 335–7 ГД Собрание законодательства Российской Федерации, 2016, № 50, ст. 7006).

Одним из высших федеральных органов судебной власти является Конституционный Суд Российской Федерации — судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

В связи с принятием Конституции Российской Федерации 1993 г., установившей в ст. 125 новые положения, регламентирующие организацию и основы полномочий Конституционного Суда Российской Федерации, в июле 1994 г. был принят Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации». В декабре 2001 г. был принят федеральный конституционный закон «О внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде российской Федерации»» (№4-ФКЗ от 15 декабря 2001 г. ). Данным Законом были внесены значительные изменения и дополнения в нормы, устанавливающие механизм реализации решений Конституционного Суда Российской Федерации, а также уточнены некоторые вопросы, связанные со статусом судьи.

Конституционный Суд Российской Федерации состоит из девятнадцати судей, назначаемых на должность Советом Федерации тайным голосованием по представлению Президента Российской Федерации. Назначенным на должность судьи считается лицо, получившее при голосовании большинство от общего числа членов Совета Федерации. Судья Конституционного Суда Российской Федерации назначается на должность на срок 15 лет. Предельный возраст пребывания в должности — 70 лет. Назначение на эту должность на второй срок не допускается.

Основными принципами деятельности судей являются: независимость, несменяемость, неприкосновенность, равенство прав судей.

Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации установлены ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. 3 Закона о Конституционном Суде. К их числу относятся прежде всего полномочия по разрешению дел о соответствии Конституции Российской Федерации:

· федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;

· конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

· договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

· не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации. Конституция Российской Федерации закрепила четкий ограниченный перечень субъектов, которые могут обращаться в Конституционный Суд с запросами по разрешению дел о соответствии этих актов Конституции Российской Федерации. Это: Президент Российской Федерации, Совет Федерации, Государственная Дума, одна пятая членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительство Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, органы законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Об ограничении перечня субъектов свидетельствует тот факт, что по ранее действовавшему закону этим правом были наделены партии и общественные организации и каждый депутат.

Конституционный Суд Российской Федерации разрешает споры о компетенции:

· между федеральными органами государственной власти;

· между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

· между высшими органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Важным полномочием обладает Конституционный Суд Российской Федерации в области защиты прав и свобод граждан. Суд по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.

Конституционный Суд Российской Федерации наделен правом толкования Конституции Российской Федерации, которое он дает по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации по запросу Совета Федерации дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

Конституционный Суд Российской Федерации наделен правом выступать с законодательной инициативой по вопросам своего ведения.

Конституционный Суд осуществляет полномочия, предоставляемые ему Конституцией Российской Федерации и федеральными конституционными законами; он может также пользоваться правами, предоставляемыми ему заключенными в соответствии со ст. 11 Конституции Российской Федерации договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, если эти права не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля.

В целях недопущения втягивания Конституционного Суда в политическую борьбу и разграничения сферы его деятельности с деятельностью других судов в законодательстве закрепляются положения, ограничивающие компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации. Так, ст. 3 Закона о Конституционном Суде устанавливает, что Конституционный Суд Российской Федерации решает исключительно вопросы права. При осуществлении конституционного судопроизводства Конституционный Суд воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Значительным изменением в структурной организации Конституционного Суда (согласно Закону о Конституционном Суде 1994 г. ) стало создание в нем двух палат, включающих десять и девять судей. Персональный состав палат определяется путем жеребьевки, порядок проведения которой установлен Регламентом Конституционного Суда Российской Федерации. Председатель и заместитель Председателя не могут входить в состав одной и той же палаты. Персональный состав палат не должен оставаться неизменным более чем три года подряд. На заседаниях палат председательствование осуществляется судьями поочередно.

Необходимо отметить, что законодатель принял существенные меры, что избежать повторения ситуации 1993 года, когда Конституционный Суд в лице его председателя был втянут в политические баталии, где играл одну из ведущих ролей, что привело к кровавым событиям октября 1993 г.

С момента вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации, которым нормативный акт или отдельные его положения признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании нормативного акта либо отдельных его положений соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании не допускается применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений, признанных таким постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, равно как и применение либо реализация каким-либо иным способом нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием. Суды общей юрисдикции, арбитражные суды при рассмотрении дел после вступления в силу постановления Конституционного Суда Российской Федерации (включая дела, производство по которым возбуждено до вступления в силу этого постановления Конституционного Суда Российской Федерации) не вправе руководствоваться нормативным актом или отдельными его положениями, признанными этим постановлением Конституционного Суда Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, либо применять нормативный акт или отдельные его положения в истолковании, расходящемся с данным Конституционным Судом Российской Федерации в этом постановлении истолкованием.

Л.А. Пионтковская

ОСОБЕННОСТИ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ЮРИСДИКЦИИ В СФЕРЕ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРИДНЕСТРОВСКОЙ МОЛДАВСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ*

Органы государственного управления внешнеэкономической деятельности, преимущественно контрольно-надзорные, в качестве неотъемлемого признака своего правового статуса обладают юрисдикционными полномочиями.

Юрисдикция — это установленная законом совокупность правомочий соответствующих государственных органов разрешать правовые споры и дела о правонарушениях, оценивать действия лица или иного субъекта права с точки зрения их правомерности или неправомерности, применять юридические санкции к правонарушителям1.

Под административной юрисдикцией понимается процесс рассмотрения и разрешения административных споров, в том числе рассмотрения жалоб граждан и организаций, органами публичной власти, а также процесс применения органами исполнительной власти и судами мер административного принуждения к физическим и юридическим лицам2.

Следовательно, административно-юрисдикционное производство подразделяется на две ветви: административная юрисдикция, осуществляемая в административном порядке, и административная юрисдикция, осуществляемая в судебном порядке. Основанием для возбуждения административного производства является совершение административного правонарушения.

* Статья рекомендована к печати кандидатом юридических наук, профессором В.В. Альхименко.

1 См.: Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. 2-е изд. М., 2003. С. 696.

2 См.: Административное право Российской Федерации / Под ред. Н.Ю. Хаманевой 2-е изд. М., 2005. С. 312.

184 Труды Института государства и права

Российской академии наук № 2/2011

Виды правонарушений в сфере внешнеэкономической деятельности, а также административная ответственность за их совершение закреплены в Кодексе РФ об административных правонарушениях. Тем самым обеспечивается единообразное применение правовых норм об административной ответственности во всех областях правоотношений.

Согласно ст. 23.1 КоАП РФ подавляющее число правонарушений подведомственно судам в тех случаях, если орган или должностное лицо, к которым поступило дело о таком административном правонарушении, передает его на рассмотрение судье.

Дела о правонарушениях в сфере внешнеэкономической деятельности подлежат рассмотрению в порядке, установленном КоАП РФ. Однако несмотря на четко регламентируемый порядок производства по административным делам, в практике административных органов нередко возникают трудности применения к правонарушителям определенных видов административных взысканий.

Конституционный Суд РФ в своей практике не раз сталкивался с проблемой наложения административных взысканий за нарушения в сфере внешнеэкономической деятельности во внесудебном порядке. В многочисленных обращениях заявителей оспаривались кодифицированные нормы, устанавливающие данное право за административными органами. Заявители оспаривали право таможенных органов применять конфискацию без судебного решения, обращаясь с запросами о признании неконституционными таких норм ввиду их противоречия Конституции РФ, в ч. 3 ст. 35 которой гарантируется право собственности: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда…». При этом изначально правовая позиция Конституционного Суда РФ по подобным делам не была единой.

Так, постановлением от 20 мая 1997 г. № 8-П3 Конституционный Суд РФ признал соответствующими Конституции РФ нормы Таможенного кодекса РФ в части, касающейся права таможенных органов выносить постановления о конфискации имущества как санкции за совершенное правонарушение, при

3 Вестник Конституционного Суда РФ. 1994. № 4.

наличии гарантии последующего судебного контроля за законностью и обоснованностью такого решения.

Вынося данное решение, Конституционный Суд РФ исходил из следующего.

Конфискация имущества осуществляется таможенными органами в целях защиты экономической безопасности Российской Федерации, а также прав граждан. Обеспечение экономической безопасности как одной из основ суверенитета Российской Федерации предполагает создание определенного правового режима, направленного в том числе на пресечение противоправных посягательств на экономические интересы государства. Возникающие при этом отношения между органами государства, с одной стороны, и юридическими и физическими лицами — с другой, имеют публично-правовой характер. Им обусловлен иной, в отличие от частноправовой сферы, порядок отношений между государством и лицами, допустившими нарушение установленных законом правил.

Одним из видов прекращения права собственности на имущество по основаниям, предусмотренным законом, является конфискация, т.е. безвозмездное изъятие имущества с обращением его в доход государства, как санкция за совершение преступления или иного правонарушения (пп. 6 п. 2 ст. 235, п. 1 ст. 243 ГК РФ). При этом изъятие имущества и принятие компетентными органами решения о его конфискации само по себе не является прекращением права собственности. Оно прекращается в результате реального исполнения такого решения и факта перехода имущества в собственность государства.

Акт суда является итогом решения вопроса о лишении лица его имущества. Если лицо не согласно с изъятием имущества в виде административного решения о конфискации, оно имеет возможность оспорить его правильность в суде. Возможность обжалования в суд решений и действий органов государственной власти и их должностных лиц есть общая гарантия, вытекающая из ч. 2 ст. 46 Конституции РФ.

Имущество, в отношении которого вынесено соответствующее постановление о конфискации, обращается в собственность государства лишь по истечении срока обжалования в вы-

шестоящие таможенные органы или в суд. Подача жалобы приостанавливает исполнение постановления таможенного органа о наложении взыскания за нарушение таможенных правил, в том числе в виде конфискации. В случае подачи жалобы постановление о конфискации имущества может быть исполнено не ранее принятия судом решения об отклонении жалобы и признании вынесенного постановления законным и обоснованным.

Следовательно, вынесение таможенными органами постановления о конфискации имущества в виде санкции за таможенное правонарушение при наличии гарантии последующего судебного контроля как способа защиты прав собственника не противоречит требованиям Конституции РФ.

Спустя год Конституционный Суд РФ признал не соответствующей Конституции РФ норму Таможенного кодекса РФ, предусматривающую в качестве меры административной ответственности конфискацию товаров и транспортных средств, назначаемую без судебного решения4.

В итоге в целях определения своей единой позиции по данному поводу Конституционный Суд РФ в определении от 1 июля 1998 г. № 97-О «По жалобе гражданина Терзияна Петро-са Мкртиевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 159 и 199 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях» указал: «Вывод о том, что конфискация имущества в виде санкции за правонарушение может применяться только судом, распространяется на все без исключения иные органы, независимо от того, каким нормативным актом (или отдельными его положениями) такое право им предоставлено»5.

Видимо, учитывая это, а также во избежание возможных обращений об оспаривании конституционности норм, дающих право органам исполнительной власти во внесудебном порядке применять конфискацию, законодатель при принятии нового КоАП РФ исходил из того, что конфискация как вид административного наказания назначается только судьей.

4 См.: постановление Конституционного Суда РФ от 11 марта 1998 г. № 8-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 1998. № 3.

5 СЗ РФ. 1998. № 35. Ст. 4464.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Конфискация — принудительное безвозмездное обращение в федеральную собственность или в собственность субъекта РФ не изъятых из оборота вещей (ст. 3.7 КоАП РФ). Принудительное изъятие собственности не допускается, кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производится, в частности, конфискация, о чем гласит ст. 235 ГК РФ «Основания прекращения права собственности». ГК РФ допускает принятие решения о конфискации в административном порядке. Так, согласно ч. 2 ст. 243 в случаях, предусмотренных законом, конфискация может быть произведена в административном порядке. Решение о конфискации, принятое в административном порядке, может быть оспорено в суде.

Таким образом, налицо противоречие двух кодифицированных актов: согласно КоАП РФ решение о конфискации принимается судьей, а согласно ГК РФ решение о конфискации может быть принято административным органом. Наиболее приемлемым вариантом разрешения данной правовой коллизии представляется исключение п. 2 ст. 243 ГК РФ.

Право административных органов налагать административные штрафы за правонарушения в сфере внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации не оспаривалось. Однако в случае подобных обращений Конституционный Суд РФ правомочен исходить из сформированной им правовой позиции по подобным делам в других отраслях.

1. Вынесение уполномоченным органом (должностным лицом) постановления о наложении штрафа еще не означает фактического отчуждения принадлежащего гражданину имущества (денежных средств) и прекращения права собственности на это имущество. Оно осуществляется на другой стадии административного производства — при реализации санкции, т.е. при уплате (взыскании) штрафа. Устанавливая процессуальные гарантии защиты законных интересов лица, в отношении которого вынесено постановление о привлечении к административной ответственности и наложении административного взыскания в виде штрафа, КоАП РФ предусматривает, что такое постановление в случае несогласия с ним заинтересованного лица может быть обжаловано в суд. Подача жалобы в суд приостанавливает ис-

полнение постановления, и лишь после оставления жалобы без

удовлетворения наложенное взыскание подлежит исполнению .

2. Конституционные гарантии, закрепленные в ст. 35 Конституции РФ, распространяются как на отношения в публично-правовой сфере, так и на гражданско-правовые отношения, а принудительное изъятие имущества может быть применено к собственникам лишь после того, как суд вынесет соответствующее решение, что, однако, не означает невозможность изъятия имущества на основании решения компетентного органа (лица), если собственник против этого не возражает7.

Б.В. Россинский также не исключает возможность подобных обращений: «Гром может грянуть среди, казалось бы, ясного неба, и однажды Конституционный Суд РФ по обоснованной жалобе гражданина вынужден будет признать неконституционность внесудебного применения административного наказания в виде штрафа. Надо готовиться и к такому возможному повороту событий, заранее начав широкое обсуждение этой проблемы и поиски ее оптимального решения»8.

А.П. Вершинин, анализируя ряд постановлений Конституционного Суда РФ о неконституционности тех законов, которые предусматривают наделение государственных органов полномочиями бесспорного взыскания штрафных санкций, задается во-

6 См.: определение Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. № 284-О «По жалобе гражданки Аминовой Зинаиды Анатольевны на нарушение ее конституционных прав статьями 156 и 199 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях и пунктом 2 статьи 243 Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС «Консуль-тантПлюс».

7 См.: определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2001 г. № 131-О «По жалобе Сберегательного банка Российской Федерации и ОАО «Красноярскэнерго» на нарушение конституционных прав и свобод положения статьи 124 Транспортного устава железных дорог Российской Федерации» // СЗ РФ. 2001. № 32. Ст. 3408.

8 Россинский Б.В. Проблемы соблюдения конституционных прав граждан при производстве по делам об административных правонарушениях // Административное и информационное право (состояние и перспективы развития) / Под ред. Н.Ю. Хаманевой, И.Л. Бачило. М., 2003. С. 174.

просом: в каком порядке государственные органы должны взыскивать штрафы в случае, если плательщик не обжалует решение о взыскании штрафа и в то же время не уплачивает его? Этот вопрос обусловлен выявившимися пробелами в законодательстве, регулирующем способ (форму) получения согласия должника при отсутствии возражений против уплаты штрафа и при неуплате штрафа9.

Согласно новой редакции ст. 28.6 КоАП РФ, вступившей в силу с 1 января 2008 г., если при совершении физическим лицом административного правонарушения назначается административное наказание в виде предупреждения или административного штрафа, протокол об административном правонарушении не составляется (ранее применение упрощенного порядка производства было возможно в том случае, если административный штраф назначался в размере 100 руб., а при нарушении таможенных правил — в размере 1 тыс. руб.). При этом уполномоченным на то должностным лицом оформляется предупреждение либо налагается административный штраф на месте совершения административного правонарушения.

Вместе с тем правило о составлении протокола продолжает действовать в случае, если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, оспаривает наличие события административного правонарушения и (или) назначенное ему административное наказание либо отказывается от уплаты административного штрафа на месте совершения административного правонарушения.

Таким образом, законодательством урегулирован способ выражения несогласия лица уплатить штраф в добровольном порядке — оставление протокола. Однако оно может изъявить согласие понести наказание на стадии рассмотрения административного правонарушения уполномоченным органом (должностным лицом) и вынесения постановления по делу. Нужно ли в этом случае фиксировать согласие лица уплатить штраф? На наш взгляд, это излишне. Если лицо не использует свое право на

9 См.: Вершинин А.П. Внешнеэкономическое право. Введение в правовое регулирование внешнеэкономической деятельности. М., 2001. С. 211. 190

обжалование вынесенного в отношении него постановления, это свидетельствует о признании им своей вины и о согласии уплатить штраф. Если же лицо не соглашается с вынесенным постановлением, оно использует свое право на обжалование, т.е. наличие жалобы и есть фиксация несогласия.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что применение к нарушителям административных взысканий в виде штрафов органами исполнительной власти и управления при наличии надлежащего судебного контроля не нарушает норм Конституции РФ, гарантирующей право собственности, и соответственно полномочие органов исполнительной власти и управления налагать административные взыскания в виде штрафов не ограничивает конституционного права собственности граждан. Игнорирование этого положения может привести к правовым коллизиям и иным серьезным последствиям, как это можно наблюдать в Приднестровской Молдавской Республике.

Конституционный Суд Приднестровской Молдавской Республики по ряду обращений граждан признал нормы, уполномочивающие административные органы налагать административные взыскания в виде штрафов и конфискации во внесудебном порядке, противоречащими Конституции Приднестровской Молдавской Республики.

По аналогии с Федеральным конституционным законом от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»10 в Конституционном законе Приднестровской Молдавской Республики «О Конституционном Суде Приднестровской Молдавской Республики» закреплена норма, согласно которой признание нормативного акта либо отдельных его положений не соответствующими Конституции является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на нормативном акте, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения, положения этих нормативных актов не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

10 СЗ РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.

В Приднестровье сложилась проблемная ситуация связанная с тем, что административные органы Приднестровской Молдавской Республики на сегодняшний день лишены юрис-дикционных полномочий. В то же время судебным органам не передана компетенция от административных органов по рассмотрению дел об административных правонарушениях, в частности в сфере внешнеэкономической деятельности, и наложении административных взысканий, а правонарушители вследствие этого легко уходят от ответственности.

Указанная проблема возникла не сразу, причиной, породившей ее, явился ряд решений Конституционного Суда Приднестровской Молдавской Республики.

По всем категориям дел о наложении во внесудебном порядке административных взысканий за нарушения в сфере внешнеэкономической деятельности граждане напрямую обращались за защитой своих прав в Конституционный Суд ПМР после добровольного исполнения постановлений о привлечении к административной ответственности. Не используя свое право на обжалование, заявители тем самым соглашались с наложенными в отношении них административными штрафами, следовательно, по своему усмотрению распоряжались своим имуществом, уплачивая сумму штрафа. При этом право собственности, гарантированное ст. 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики, на наш взгляд, не нарушалось.

В итоге Конституционный Суд Республики пришел к выводу, что судебные гарантии защиты права собственности, закрепленные в Конституции, означают недопустимость взыскания штрафов по решению административного органа в упрощенной процедуре, не предусматривающей рассмотрение дела судом. Предписание ст. 37 Конституции Приднестровской Молдавской Республики о возможности лишения имущества не иначе как по решению суда является обязательным во всех случаях, когда встает вопрос о применении санкции в виде штрафа. Однако при этом, по нашему мнению, не принимается во внимание другая конституционная норма (ст. 18), согласно которой допускается ограничение прав и свобод в случаях, предусмотренных законом, в интересах государственной безопасности, общественного

порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц. Вместе с тем, как отметил Конституционный Суд Республики, наложение административных взысканий в виде штрафа административными органами возможно в случае признания нарушителем своей вины и его согласия уплатить штраф добровольно в установленном порядке. Решение данной коллизии видится в том, чтобы применительно к действующему законодательству Приднестровской Молдавской Республики фиксировать признание вины лица, совершившего административное правонарушение, в протоколе, а факт его согласия уплатить штраф добровольно в установленном порядке — в вынесенном постановлении по делу.

Еще один путь решения проблемы видится в создании административной юстиции — самостоятельной ветви судопроизводства для передачи на рассмотрение судам описанных выше дел, изъятых из производства административных органов, или же для реализации гражданами права на последующий судебный контроль после привлечения к административной ответственности. Представляется также целесообразным в судах общей юрисдикции предусмотреть должности судей по делам об административных правонарушениях, а в Верховном Суде Приднестровской Молдавской Республики образовать судебную коллегию по административным делам.

С одной стороны, именно судебный порядок рассмотрения административно-правовых споров имеет ряд преимуществ перед порядком разрешения споров в органах исполнительной власти: значительное уменьшение возможности необъективного ведомственного влияния на окончательное решение суда, отсутствие у суда какой бы то ни было ведомственной заинтересованности, независимость судебной власти от других ветвей власти и обладание конституционными гарантиями этой независимости, демократические принципы судопроизводства и т.д. С другой стороны, судебное производство является более длительным, судьи не обладают специальными знаниями в отдельных областях деятельности, где и происходят административные правонарушения, в связи с чем нередко требуется привлечение экс-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

пертов для дачи пояснений по существу рассматриваемых вопросов.

Как указывает Б.В. Россинский, «мы далеки от мысли о необходимости, а главное, возможности осуществления административной юрисдикции лишь судьями, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Более того, высказывается множество аргументов в пользу нецелесообразности такого решения в принципе (безусловно, есть и диаметрально противоположные суждения). Очевидно, вопрос этот требует самого серьезного исследования…»11.

Однако, с нашей точки зрения, представляется недопустимым изъятие у административных органов полномочий разрешать дела об административных правонарушениях и налагать административные взыскания, несмотря на преимущества административной юрисдикции, осуществляемой в судебном порядке. Невозможно себе представить, во что превратятся службы и комитеты, наделенные контрольно-надзорными полномочиями, если их лишить полномочий по применению мер административного принуждения, одного из признаков, составляющих статус административных органов.

11 Россинский Б.В. Указ. соч. С. 173-174. 194

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Запрос суда в Конституционный Суд Российской Федерации о проверке конституционности закона»

Актуальность темы исследования. Конституция 1993 года провозгласила Российскую Федерацию правовым государством (статья 1 часть 1). Правовое государство — это такое государство, организация и деятельность которого, всех его органов, должностных лиц основаны на праве и связаны с ним. Однако формирование правового государства — сложный процесс, связанный с необходимостью преодоления прочных стереотипов правового нигилизма, повышения культуры государственного управления на всех уровнях, совершенствования судебной системы и с рядом других факторов политического и правового характера.

Наряду с признанием приоритета прав человека одним из важнейших элементов правого государства является наличие соответствующей нормативно-правовой базы. Нормативное регулирование действий всех органов государства, его должностных лиц и граждан должно осуществляться правовыми актами в соответствии с Конституцией Российской Федерации и нормами международного права.

Создание правого государства предполагает наличие таких институтов, которые могут обеспечить осуществление постоянного контроля за обеспечением гарантий указанных задач.

Прежде всего, это система конституционного правосудия во главе с Конституционным Судом Российской Федерации в сфере контроля за законами и другими нормативными актами высших органов власти Федерации и её субъектов.

Конституцией РФ на государство возложена обязанность обеспечения эффективной защиты прав и свобод человека и гражданина от любых нарушений — в том числе и в результате принятия противоречащих Конституции нормативных правовых актов. При этом должна быть обеспечена надежная система, исключающая так же возможность применения неконституционных актов.

Суды общей юрисдикции и арбитражные суды применяют законы к конкретным отношениям, они проверяют так же правомерность применения законов иными органами, например, исполнительной власти, местного самоуправления и должностными лицами по жалобам граждан и юридических лиц. Суды призваны осуществлять охрану конституционных прав и свобод от любого рода нарушений, в том числе и от действия неконституционных норм. Исходя из названной обязанности, суды в процессе применения норм права в конкретных делах, обязаны проверять каждую такую норму на соответствие Конституции РФ.

Как никогда актуально для современного российского общества высказывание Цицерона: «Мы должны быть рабами закона, чтобы быть свободными». В нашем понимании закона, соответствующего нормам и положениям Конституции Российской Федерации.

В современных условиях России довольно остро стоит проблема конституционализации действующего законодательства. Это обусловлено наличием ещё довольно объемной части действующего законодательства, принятого до Конституции РФ 1993года (например, основные процессуальные законы — ГПК, УПК, КоАП). Кроме того, и в настоящее время органы федеральной власти и субъектов федерации допускают принятие норм, противоречащих требованиям Конституции Российской Федерации.

Полномочия, принципы процессуальной деятельности, последствия признания актов неконституционными, все это позволяет говорить о том, что функции конституционного контроля органично входят в круг полномочий судов общей юрисдикции и должны активно использоваться ими в повседневной правоприменительной деятельности. Однако в настоящее время нельзя сказать, что суды освоились в полной мере с данными функциями и осуществляют их на надлежащем уровне. Нередки случаи, когда судами длительное время применяются нормы права, признанные впоследствии неконституционными. Например, в области уголовно-процессуального законодательства.

Деятельность судов общей юрисдикции в области контроля за федеральными законами в рамках их основной деятельности — по осуществлению правосудия, регламентируется, в том числе, положениями о полномочиях судов по направлению в Конституционный Суд РФ запросов о проверке конституционности примененного или подлежащего применению закона. Посредством наделения полномочиями в области конституционного -контроля все суды в Российской Федерации введены в систему сдержек и противовесов между ветвями власти, обеспечивающую судебный контроль за результатами деятельности органов законодательной и исполнительной власти.

Судебный контроль в отношении всех нормативных актов, применяемых судами — мощное средство «очищения» правовой базы от неконституционных законов. Однако отсутствие комплексного научного исследования этого правового явления с соответствующими выводами о порядке и способах его применения, и рекомендациями по проведению мероприятий для активизации практики и надлежащего нормативного обеспечения, могут превратить запрос суда в мертвый институт.

До настоящего времени общая концепция участия судов общей юрисдикции в осуществлении конституционного контроля, её формы, нормативное обеспечение, не разработана, она нуждается в теоретическом обосновании и четком законодательном регулировании. Учитывая, что данному институту около семи лет, и, с одной стороны — уже имеется определенный практический опыт, который, будучи подвергнутым детальному анализу и систематизации, уже может служить репрезентативной базой для научных выводов, а с другой стороны — дальнейшее развитие института невозможно путем «проб и ошибок». Необходимо научное обоснование его развития, выявление и устранение факторов, ему препятствующих.

Отмеченные факторы диктуют настоятельную потребность в комплексном исследовании природы деятельности судов в данном направлении, разработке практических рекомендаций для судей по осуществлению ими данного вида деятельности, что делает избранную для данной диссертационной работы тему особенно актуальной в настоящее время.

Степень разработанности темы. В настоящее время в отечественной научной литературе отсутствует комплексное исследование, посвященное собственно деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов по осуществлению ими конституционного контроля в отношении нормативных актов высших органов власти Российской Федерации и её субъектов.

В литературе по общей теории права, по конституционному праву и непосредственно конституционному правосудию, достаточно активно исследуются: природа конституционного нормоконтроля, деятельность различных органов по её осуществлению, в том числе и специализированных судебных органов конституционного контроля, а так же деятельность судов общей юрисдикции по охране конституционных прав и свобод в процессе осуществления правосудия.

М.А., Пиголкин А.С. Савицкий В.М. Самощенко И.С., Свистунова М.А., Страшун Б.А., Топорнин Б.Н., Шафир М.А., Юдин Ю.А. и другие.

B.(Франция), и других. Работы по судебному конституционному правосудию в зарубежных странах являются постоянным и глубоким источником для научных исследований сравнительного плана.

Отдельные вопросы деятельности общих судов по осуществлению нормоконтроля за актами органов представительной власти освещены в работах ученых-юристов разного периода и в различных ракурсах. Это и работы русских ученых конца XIX — начала XX века: Васьковского Е.В., Загряцкова М.Д., Кокошина Ф.Ф., Котляревского С.А., Коркунова Н.М., Кистяковского Б.А., Покровского И.А. Шершеневича Г.Ф. и других, как правило, связанные с анализом проблем судейского усмотрения в отношении норм права в условиях их неясности, противоречивости либо полного отсутствия (пробелов права).

В этих работах рассматриваются различные особенности судебного конституционного контроля как вида деятельности судов общей юрисдикции, проблемы разграничения компетенции судов общей юрисдикции и конституционных судов в этой сфере.

По сути, не изученной в современной российской науке остается проблема комплексного исследования деятельности суда в рамках системы конституционного судопроизводства: природа запроса суда как правового института, его элементы, место в системе конституционного судопроизводства, публичноправовое значение этого института. Нет в правовой литературе исследований по вопросам допустимости обращений судов общей юрисдикции и арбитражных в Конституционный Суд РФ. Имеются исследования в отношении других видов обращений в Конституционный Суд. Например, работы Дорониной О.Н. и Лучина В.О., Алексеева Н.А. по исследованию конституционной жалобы как самостоятельного института конституционного права.

Однако ни по другим вопросам производства по отдельным категориям дел в Конституционном Суде РФ, ни по системному анализу места и роли, теоретического и практического значения для правовой отечественной науки этих новых явлений правовой действительности работ еще не предпринято. Представляется, что исследование отдельного правового явления в системе теории правовой науки, должно представлять кроме исследовательского, большой практический интерес с точки зрения его эффективного использования для выработки определенных научно-практических рекомендаций для правоприменительной деятельности. Детальная научная разработанность отдельного явления в правовой действительности позволяет выявить всю многогранность ресурсов такого правового института. Институт запроса суда введен в судебную практику более семи лет назад, однако, до настоящего времени нет ни одного научного исследования данного института, не исследовано ни явление в целом, ни отдельные его положения, ни его место и значение в системе конституционного права.

Научная новизна исследования. Актуальность темы исследования во многом определяется и её новизной. Конституция РФ 1993года впервые закрепила в практике конституционного контроля институт запроса суда общей юрисдикции о проверке конституционности примененного или подлежащего закона. В современной правовой литературе много работ посвящено проблемам судебного конституционного контроля, имеются некоторые исследования деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов по осуществлению конституционного контроля при осуществлении правосудия. Но практически не исследована природа деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов в рамках института запроса, система и место этого института в конституционном судопроизводстве, нет исследований и отдельных элементов запроса, анализа законодательно закрепленных требований, предъявляемых к запросу суда. Не предпринято и системных работ в области исследования полномочий судов по применению и исполнению решений Конституционного Суда. Изучение и анализ некоторых из указанных проблем предпринят в настоящей работе, что подтверждает новизну этого исследования.

Настоящее исследование является первой работой, в которой применен комплексный подход к изучению теоретических особенностей, а так же практических проблем, возникающих в процессе осуществления судами конституционного контроля посредством направления запроса о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.

В диссертации исследуются: запрос как институт права в системе конституционного судопроизводства, его составные элементы, законодательное закрепление и место в системе права. В работе анализируются социально-правовая природа и содержание, правовое регулирование, механизм реализации данного института. Так же исследуются практические проблемы, связанные с порядком и основаниями направления запроса судами в Конституционный Суд, вопросы допустимости запроса суда. Особенности запроса суда как обращения, связанные со спецификой его субъекта выделяются автором как один из основных элементов исследования. В работе так же проведен комплексный анализ проблем, возникающих при исполнении судами общей юрисдикции решений Конституционного Суда в деятельности по осуществлению правосудия по конкретным делам.

Такое исследование составляет основу для дальнейшего осмысления перспективности развития определенных правовых институтов и участия их в формировании и развитии основ правового государства в нашей стране.

Правовой основой исследования является Конституция Российской Федерации, федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации», другие федеральные конституционные законы и федеральные законы, законы субъектов федерации, регламентирующие деятельность судов по осуществлению конституционного контроля в отношении примененных или подлежащих применению в конкретном деле законов.

Исследуемые вопросы имеют и новый правовой источник — решения Конституционного Суда Российской Федерации, конституционных уставных) судов субъектов федерации, опубликованные материалы судебной практики. Поскольку согласно действующему законодательству существенно изменилась роль судебных органов и их актов. Судьи вправе самостоятельно оценивать нормативные акты с точки зрения их соответствия Конституции РФ, Конституционный Суд РФ наделен так же правом официального толкования Конституции. В диссертационной работе приведен анализ не только действующего законодательства России, но и ряда зарубежных стран, что позволяет использовать сравнительный метод исследования. Так же исследуются международные нормы, имеющие отношение к регулированию анализируемой деятельности судов.

Цель настоящего исследования состоит в разработке теоретических положений, содержащих обоснование выделения в отрасли конституционного правосудия института запроса суда как обособленного правового института, раскрывающих его содержание, его место и значение в системе права. А так же практических рекомендаций судьям по проблемам обращения с запросами в Конституционный Суд и применения в своей деятельности его решений. В связи с этим в диссертации предпринята попытка поставить и решить следующие задачи:

-исследовать правовую природу, предпосылки возникновения в России, а так же особенности и основные характеристики запроса суда как института права, выявить особенности правоотношений, возникающих в процессе направления запроса, специфику субъектов, участвующих в таких правоотношениях и объектов, на которые направлена их деятельность, установить пределы данного института;

-дать общую характеристику и показать особенности деятельности судов по осуществлению конституционного контроля в отношении закона посредством направления запроса о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле;

-проанализировать российское законодательство, регламентирующее деятельность судов по осуществлению конституционного контроля за законами с точки зрения его полноты, юридического содержания и правовой ценности, публично-правовой обоснованности; обосновать возможные дополнения в действующее законодательство в этой области;

-показать современное состояние и динамику дальнейшего развития деятельности судов по реализации задач конституционализации действующего законодательства посредством направления запросов о проверке конституционности законов;

-выработать практические рекомендации по подготовке и направлению запросов в Конституционный Суд Российской Федерации, а так же основные принципы и способы исполнения и применения решений и правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации при разрешении конкретных дел.

Целью данной работы собственно и определено наиболее полное выявление и исследование как особенностей внутренней структуры института запроса, так и его места в системе конституционного права в целом и конституционного правосудия в частности, особенности его проявлений в различных аспектах правовой практики. Предпринимаемое исследование не является самоцелью, оно осуществляется для выявления недостатков в механизме действия института, его скрытых резервов с целью выработки мероприятий по активизации использования всех его возможностей для практического использования в деле конституционализации действующего законодательства.

Методология исследования. Методологической основой диссертации является диалектический метод познания, такие общенаучные приемы исследования как исторический, логический, социологический, системный и другие. Правовая проблематика работы предопределила использование формально-юридического, сравнительно-правового методов. Большое место в работе занимает исследование практики органов, участвующих в осуществлении судебного конституционного контроля: как конституционных судов, так и судов общей юрисдикции. Основой исследования являются концептуальные положения общей теории права, теории конституционного права и конституционного правосудия.

В результате проведенного исследования на защиту выносятся следующие научные положения:

1 .Нормы Конституции Российской Федерации, Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», иных нормативных актов образуют отдельный комплекс, составляющий обособленный межотраслевой правовой институт в системе конституционного правосудия. В комплекс норм данного правового института входят как нормы конституционного, так и отраслевого процессуального законодательства.

Поскольку нормативная база института запроса недостаточно разработана, необходимо внесение дополнений в отраслевое процессуальное законодательство норм, регламентирующих процессуальный порядок реализации судами права на обращение в Конституционный Суд РФ, порядок приостановления производств по конкретному делу в связи с таким обращением и процедуру обжалования таких актов.

2. Сущность института запроса суда о проверке конституционности закона состоит в том, что он направлен на ограничение законодательной власти правом. Наделение суда функциями конституционного контроля означает, что судебная власть может ограничивать действие других ветвей власти при нарушении ими конституционных предписаний. Конституционная юрисдикция является наиболее эффективным средством защиты конституционных прав граждан. Наделение всех судов Российской Федерации функциями контроля в рамках конституционного судопроизводства обязанностью выявления неконституционных норм и участию в процессе их дисквалификации делает судебную власть реальным участником механизма взаимного дополнения и взаимного ограничения в системе ветвей власти в государстве. Социальная значимость указанного института — охрана прав и свобод человека — тесно переплетается с правовой значимостью института, заключающейся в конституционализации (приведении в соответствие с конституционными положениями) действующего законодательства.

3. Институт запроса суда предлагается определять как межотраслевой правовой институт в системе конституционного судопроизводства, регулирующий деятельность судов общей юрисдикции и арбитражных судов по участию в возбуждении и рассмотрении дел о конституционности законов, примененных или подлежащих применению в конкретном деле.

Внутренняя структура института запроса включает субъекты возникающих правоотношений (суд и орган, принявший оспариваемый акт), объект (оспариваемый закон или содержащаяся в нем правовая норма), а так же повод, основания обращения с запросом и критерии его допустимости.

Основная особенность суда, выступающего в качестве субъекта в рамках института запроса, состоит в том, что он всегда стоит на позициях публично-правового интереса конституционализации законодательства, защиты конституционных прав и свобод участников определенных правоотношений от действия неконституционных норм.

Объект запроса суда как элемент данного правового института лежит в основе разграничения полномочий Конституционного Суда РФ и иных судов по проверке нормативных актов различной разного уровня. Объектом института запроса суда может быть только закон (федеральный или субъекта федерации), примененный или подлежащий применению в конкретном деле.

4. Запрос суда, составленный с соблюдением требований к форме обращения, является поводом к рассмотрению дела в Конституционном Суде РФ. Основанием к рассмотрению Конституционным Судом запроса суда о проверке конституционности примененного или подлежащего применению в конкретном деле закона является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ этот закон. Конституционный Суд принимает дело к рассмотрению, если из материалов запроса, доклада судьи, проводившего предварительное его изучение, приходит к выводу о том, что оспариваемый закон действительно нуждается в проверке на соответствие Конституции. Проверка проводится по правилам конституционного судопроизводства в судебном заседании, а критериями соответствия проверяемой нормы Конституции Российской Федерации являются конкретные положения Конституции.

5. К запросу суда как обращению в Конституционный Суд РФ предъявляются требования, относящиеся как к его форме, так и к содержанию. Эти требования по своей сути являются критериями допустимости запроса.

Критерии допустимости запроса могут быть классифицированы по различным основаниям: по порядку их закрепления и сфере действия — как общие и специальные’, по степени определенности — формально-определенные и оценочные; по назначению в механизме правового регулирования — материальные и процессуальные.

В качестве основной классификации предлагается подразделение всех критериев допустимости на общие и специальные. К общим критериям допустимости относятся: наличие повода, основания, соблюдение формы обращения, представление необходимых документов. Специальным критерием является связанность запроса с рассмотрением конкретного дела.

Под допустимостью запроса суда предлагается понимать совокупность таких требований, относящихся к форме, содержанию, субъекту и предмету запроса, соблюдение которых позволяет и обязывает Конституционный Суд принять запрос к рассмотрению.

6. Момент возникновения у суда права на направление запроса связан с принятием конкретного дела к своему производству. Суд принимает дело к производству посредством вынесения соответствующего процессуального акта. Запрос может быть направлен в любой стадии производства по любой категории дел (кроме стадии досудебной подготовки в гражданском и арбитражном судопроизводстве), а так же одновременно с вынесением итогового решения по делу, если суд отказался от применения нормы, которую он счел не соответствующей Конституции.

Запрос не относится к числу процессуальных документов, которые выносит суд в рамках деятельности по рассмотрению конкретного дела. Процесс направления запроса судом и рассмотрения его Конституционным Судом не является какой-либо стадией производства по конкретному делу. По существу он не обусловлен возникшим между сторонами спором. Связь с производством по делу обусловлена лишь убеждением суда в неконституционности закона, который регламентирует возникшие между сторонами правоотношения.

7. Запрос суда может быть мотивирован неконституционностью закона по его содержанию, форме, по порядку подписания, принятия, опубликования или введения в действие, с точки зрения разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, с точки зрения разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти, а так же разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

8. В случаях очевидного противоречия подлежащих применению норм Конституции Российской Федерации суд обязан отказаться от их применения и руководствоваться нормами Конституции. Здесь нет необходимости в направлении запроса в Конституционный Суд РФ о проверке конституционности такого акта. Однако пределы очевидности должны распространяться на всех правоприменителей, которые не применяют эти нормы законов, что имеет характер общеобязательности, судебной практики, такие нормы можно считать фактически утратившими юридическую силу.

9. Исполнение решений Конституционного Суда является обязанностью всех правоприменителей. В настоящее время отсутствует законодательная регламентация этой стадии конституционного судопроизводства, что вызывает необходимость правового регулирования обеспечения исполнения решений Конституционного Суда.

Суды исполняют решения Конституционного Суда РФ в одной из перечисленных форм: 1) применяют решения в деле, в связи с которым данным судом был направлен запрос в Конституционный Суд; 2) применяют решения в деле, в котором закон применен, но впоследствии признан неконституционным по жалобе участвующих в данном же деле лиц; 3) пересматривают дела, уже разрешенные им на основании нормы, впоследствии признанной неконституционной — по инициативе лиц, участвовавших в деле или должностных лиц, имеющих полномочия по инициированию пересмотра решения суда. При этом суд решает какой закон подлежит применению при разрешении дела по существу в условиях образовавшегося «пробела» в законодательстве в случае признания неконституционной нормы, регулирующей возникшие по делу правоотношения, и прямое применение Конституции невозможно. До надлежащего урегулирования в законодательном порядке суды должны разрешать такие дела с использованием правила аналогии закона либо аналогии права.

10. На основе применения института запроса суда образуется единая система судебного конституционного контроля.

Применение всеми судами на территории России единых конституционных принципов, единое правовое пространство и единая система судебных органов предполагают, что все органы судебной власти находятся между собой во взаимоотношениях по осуществлению одной функции — конституционного контроля, перед ними стоят одни конституционно обозначенные цели на масштабно разных уровнях. Ведущим принципом этих отношений является взаимное уважение юрисдикции каждого из судов, а единой целью — создание реального механизма, обеспечивающего оценку конституционности каждого нормативного акта, применяемого или подлежащего применению в процессе рассмотрения конкретных дел.

Большая часть выносимых на защиту предложений, теоретических положений и практических разработок о деятельности суда в системе конституционного контроля, в том числе посредством института запроса, получили апробацию в публикациях и выступлениях. Публикации получили определенный резонанс и поставленные в них проблемы обсуждались, в том числе, в печати.

По теме диссертации опубликованы работы:

Конституционный Суд и механизм защиты прав предпринимателя. //Право и жизнь. — 1998.- №15. -1 п.л.

2. Институт запроса суда в системе конституционного правосудия. //Студенческий альманах. Права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации: проблемы реализации и защиты. Российская правовая академия. — М.- 1999.- 1 п.л.

3. Каким должен быть запрос районного суда в Конституционный Суд Российской Федерации.//Российская юстиция. -1999,- №3.-0,3п.л.

5. Предмет обращения в Конституционный Суд. //Российская юстиция. -2000.- №3.- 0,25 п.л.

6. Правовые позиции Конституционного Суда России.//Российская юстиция. — 2000.- №7. -0,25 п.л.

Диссертантом в связи с его практической работой в должности судьи, трижды направлялись запросы в Конституционный Суд Российской Федерации о проверке конституционности примененного либо подлежащего применению закона, все они рассмотрены, два из них — в судебном заседании с вынесением положительного итогового постановления, по одному вынесено определение об отказе в принятии к рассмотрению.

Публикации диссертанта в 1999-2000 годах неоднократно использовались Секретариатом Конституционного Суда в работе с запросами судов в Конституционный Суд Российской Федерации.

Практическое значение работы. Проведенное исследование имеет большое практическое значение для упрочения и развития в правовой действительности Российской Федерации реального механизма конституционализации действующего законодательства посредством участия всех судов общей юрисдикции, арбитражных судов, конституционных (уставных) судов в осуществлении конституционного контроля за законами в процессе правосудия по конкретным делам. Результаты исследования могут быть использованы для совершенствования законодательства, регламентирующего деятельность судов по осуществлению конституционного контроля.

Результаты исследования, выводы и предложения, сделанные в диссертации, могут быть учтены при дальнейшем изучении вопросов темы диссертации, совершенствовании системы судебного конституционного контроля в Российской Федерации.

Особенное практическое значение работа имеет для судов при осуществлении ими функций конституционного контроля. На основе работы автором разработаны для кафедры конституционного права Российской правовой академии методические рекомендации по направлению судом общей юрисдикции или арбитражным судом запроса о проверке конституционности примененного или подлежащего применению закона в Конституционный Суд Российской Федерации. Некоторые из публикаций уже получили практическое применение в работе аппарата Конституционного Суда РФ: они были рекомендованы судьям различных судов к использованию при оформлении запросов.

Кроме того, информационные материалы и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы при преподавании соответствующих тем по общим учебным курсам конституционного права, а так же отдельных тем в специальном курсе «Конституционное правосудие». Для слушателей курсов повышения квалификации — судей районных, областных, краевых, республиканских судов на основе данной работы возможна организация специального курса «Деятельность суда по осуществлению конституционного контроля «.

Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения, списка использованной литературы.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх