Ст 131 УК РФ практика

УК РФ

Статья 131. Изнасилование

(в ред. Федерального закона от 27.07.2009 N 215-ФЗ)
1. Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей, —
наказывается лишением свободы на срок от трех до шести лет.
2. Изнасилование:
а) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
б) соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам;
в) повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием, —
наказывается лишением свободы на срок от четырех до десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.
(в ред. Федерального закона от 27.12.2009 N 377-ФЗ)
3. Изнасилование:
а) несовершеннолетней;
б) повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, —
наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.
(в ред. Федерального закона от 27.12.2009 N 377-ФЗ)
4. Изнасилование:
а) повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей;
б) потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, —
наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.
(в ред. Федерального закона от 27.12.2009 N 377-ФЗ)
5. Деяние, предусмотренное пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, совершенное лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, —
наказывается лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет либо пожизненным лишением свободы.
(часть 5 введена Федеральным законом от 29.02.2012 N 14-ФЗ)
Примечание. К преступлениям, предусмотренным пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, а также пунктом «б» части четвертой статьи 132 настоящего Кодекса, относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями третьей — пятой статьи 134 и частями второй — четвертой статьи 135 настоящего Кодекса, совершенные в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий.
(примечание введено Федеральным законом от 29.02.2012 N 14-ФЗ)

Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью: Бимбинов А.А., Воронин В.Н. — Некоторые проблемы квалификации насильственных преступлений против сексуальной свободы личности (статьи 131-132 УК РФ) // Вопросы безопасности. – 2018. – № 6. – С. 9 — 16. DOI: 10.25136/2409-7543.2018.6.28135 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=28135

Бимбинов Арсений Александрович
кандидат юридических наук
доцент, кафедра уголовного права и процесса, Московский финансово-промышленный университет «Синергия»
125993, Россия, г. Москва, ул. Ленинградский пр-Т, 80Г
Bimbinov Arseniy Aleksandrovich
PhD in Law
Associate Professor of the Department of Criminal Law and Process at Moscow University for Industry and Finance ‘Synergy’
125993, Russia, g. Moscow, ul. Leningradskii pr-T, 80G

bimbinov@yandex.ru
Другие публикации этого автора
Воронин Вячеслав Николаевич
кандидат юридических наук
старший преподаватель, кафедра уголовного права, Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, 9
Voronin Vyacheslav Nikolaevich
PhD in Law
Senior Lecturer of the Department of Criminal Law at Kutafin Moscow Law University
125993, Russia, g. Moscow, ul. Sadovaya-Kudrinskaya, 9

voronin.w.n@yandex.ru

10.25136/2409-7543.2018.6.28135

Дата направления статьи в редакцию:

26-11-2018

Дата публикации:

23-12-2018

Аннотация.

Объектом исследования выступают общественные отношения, складывающиеся в связи с обеспечением сексуальной безопасности. В России сексуальная безопасность обеспечивается в первую очередь уголовно-правовыми средствами. Такими средствами являются: нормы Уголовного кодекса, предусматривающие ответственность за преступления против сексуального здоровья, свободы, половой неприкосновенности и половой свободы, частной жизни, нравственности. Самыми опасными и распространенными среди указанных посягательств являются насильственные преступления против сексуальной свободы личности (ст. ст. 131-132 УК РФ). В рамках настоящей работы нормы, предусматривающие ответственность за данные посягательства, будут выступать предметом исследования. Исследование предполагает использование как общенаучных, так и частнонаучных методов. Рассматриваемые нормы будут проверены на предмет их соответствия фундаментальным категориям уголовного права, потребностям правовой охраны и международным стандартам. Основным результатом исследования является разработка новой редакции статьи 131 УК РФ. На основе доктринальных воззрений и материалов судебно-следственной практики удалось определить, что одновременное существование статьи 131 УК РФ и статьи 132 УК РФ нарушает принцип справедливости, а квалифицирующие признаки, указанные в этих статьях, требуют корректировки.
Ключевые слова: изнасилование, половое сношение, мужеложство, лесбиянство, действия сексуального характера, половая неприкосновенность, половая свобода, насилие, угроза применения насилия, квалифицирующие признаки

Работа проводилась в рамках гранта Президента РФ при финансовой поддержке Минобрнауки Россиипо соглашению № МК-3256.2017.6

The object of the research is the social relations arising in the process of ensuring sexual safety. In Russia sexual safety is ensured by the criminal law in the first place. This includes the Criminal Code provisions that set forth responsibility for crime against sexual health, sexual freedom, sexual integrity, privacy and morality. The biggest threats are violent actions against sexual freedom (articles 131 — 132 of the Criminal Code of the Russian Federation). Thus, the subject matter of this research is the provisions that set forth responsibility for aforesaid crime. The research involves both general and special research methods. These provisions are being analyzed in terms of their correspondence to fundamental categories of the criminal law, requirements of the legal protection and international standards. The main result of the research is the development of a new version of Article 131 of the Criminal Code of the Russian Federation. Based on doctrinal views and results of court and investigative practice, the authors discover that concurrent existence of Article 131 and Article 132 of the Criminal Code of the Russian Federation violates the principle of justice and qualification criteria set forth in these articles should be reviewed.
violence, sexual freedom, sexual inviolability, acts of a sexual nature, lesbianism, pederasty, sexual intercourse, rape, threat of violence, qualifying sign

Вопросам обеспечения сексуальной безопасности уделяется пристальное внимание. На прошедших 16 апреля 2018 года Открытых дебатах Совета Безопасности ООН по вопросу о сексуальном насилии в условиях конфликта заместитель Генерального секретаря ООН Прамила Паттен заявила, что сексуальное насилие обуславливает и усиливает гендерное неравенство, препятствующее осуществлению прав и свобод лиц женского пола. Известны случаи, когда жертвы сексуального насилия были вынуждены выйти замуж за своего насильника во имя восстановления социального благополучия и «чести» семьи. Во многих государствах стигма «изнасилованного» может повлечь самые тяжелые последствия, в том числе, «убийство в защиту чести», самоубийство, неконтролируемые заболевания (например, ВИЧ), травмы, небезопасные аборты, материнскую смертность, девиантное поведение с высоким риском для себя и окружающих. Стигматизация жертвы придает сексуальным посягательствам уникальную разрушительную силу, которая разрывает социальные связи и превращать потерпевших в изгоев. Это, в том числе, является одной из причин высокой латентности половых преступлений .

В докладе Всемирной организации здравоохранения «Сексуальное здоровье, права человека и закон» отмечается, что обеспечение сексуальной свободы имеет основополагающее значение для здоровья и благополучия отдельных лиц, пар, семьи и в конечном счете для социального и экономического развития сообществ и государств. Национальные законы в области уголовного, гражданского и административного права играют ключевую роль в обеспечение сексуальной безопасности в целом. Государства должны принимать все необходимые меры по защите прав человека, связанных с сексуальностью, посредством приведения их законов и политики в соответствие с международными стандартами и обязательствами.

В России сексуальная безопасность обеспечивается в первую очередь уголовно-правовыми средствами. Действующий уголовный закон предусматривает ответственность за различные посягательства против сексуального здоровья (ст. ст. 118, 121, 122, 124 УК РФ), свободы (ст. ст. 126, 1271 УК РФ), половой неприкосновенности и половой свободы (ст. ст. 131-135 УК РФ), частной жизни (ст. 137 УК РФ), нравственности (ст. ст. 240-2422 УК РФ). Самыми опасными и распространенными среди указанных посягательств являются насильственные преступления против сексуальной свободы личности (ст. ст. 131-132 УК РФ). По данным ГИАЦ МВД России количество зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. ст. 131 и 132 УК РФ, составило: в 2014 году по ст. 131 УК РФ – 4163, по ст. 132 УК РФ – 6126; в 2015 году по ст. 131 УК РФ – 3936, по ст. 132 УК РФ – 6724; в 2016 году по ст. 131 УК РФ – 3893, по ст. 132 УК РФ – 6436; в 2017 году по ст. 131 УК РФ – 3538, по ст. 132 УК РФ – 6674.

В рамках настоящей работы нормы, предусматривающие ответственность за такие посягательства, будут рассмотрены на предмет их соответствия фундаментальным категориям уголовного права, потребностям правовой охраны и международным стандартам.

Статьи 131 и 132 УК РФ в совокупности устанавливают ответственность за любые действия сексуального характера, совершенные с применением насилия, угрозой применения насилия или с использованием беспомощного состояния. Однако определяемая на основании указанных статей ответственность не всегда соответствует требованиям принципа справедливости.

Одновременное существование нормы об ответственности за насильственное половое сношение (ст. 131 УК РФ) и нормы об ответственности за насильственные иные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ), к которым относятся, в том числе, мануальные и оральные формы сексуального воздействия на тело потерпевшей (хватание за молочные железы, их покусывание, введение пальцев рук во влагалище или анус и т.п.) должно исключать возможность квалификации изнасилования только по одной статье 131 УК РФ. Сексуальность человека такова, что в процессе полового сношения (насильственного или ненасильственного) он прибегает к совершению иных действий сексуального характера (укусы, поцелуи, мастурбация, воздействие на молочные железы, введение пальцев во влагалище или анус и т.п.) в целях достижения сексуального возбуждения и удовлетворения. При таких обстоятельствах содеянное надлежит квалифицировать по совокупности ст. ст. 131 и 132 УК РФ. Так, Приговором Головинского районного суда г. Москвы Д. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 УК РФ и ч. 1 ст. 132 УК РФ. По делу установлено, что Д. 23 декабря 2017 года, находясь на заднем сиденье автомобиля, приблизился к находившейся на том же сиденье Г., после чего в целях удовлетворения своих сексуальных потребностей, применяя силу, стал удерживать Г. одной рукой в области левого предплечья, а второй рукой, вопреки воле потерпевшей, снял с нее брюки и трусы, затем навалился на Г. своим телом, развел ноги потерпевшей и ввел свой половой член во влагалище, тем самым совершив половое сношение с применением насилия, то есть изнасилование. Он же (Д.), совершая половое сношение с применением насилия к потерпевшей, в целях удовлетворения своих сексуальных потребностей ввел Г. в задний проход палец своей левой руки, которым совершил поступательные движения вперед-назад, тем самым совершив иные действия сексуального характера с применением насилия, то есть насильственные действия сексуального характера .

Вынесение приговоров только по одной ст. 131 УК РФ, вероятно, связано с тем, что следственные органы и суды не придают значения сопутствующим половому сношению сексуальным действиям либо признают их частью полового сношения, что противоречит медицинскому инструментарию . Половое сношение, ответственность за которое предусмотрена ст. 131 УК РФ, имеет конкретное содержание, иные контактные формы сексуального воздействия охватываются ст. 132 УК РФ, поэтому в соответствии со ст. 17 УК РФ необходима квалификация по совокупности преступлений.

Между тем, сексуальное посягательство, состоящее в совершении насильственных действий сексуального характера, отличных от полового сношения (например, анальное и оральное сексуальное проникновение с воздействием на молочные железы и введением пальцев во влагалище или анус), полностью охватывается ст. 132 УК РФ и дополнительной квалификации по иным статьям не требует. Так, Приговором Невского суда г. Санкт-Петербурга К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 132 УК РФ. По делу установлено, что К. ДД.ММ.ГГГГ, находясь в одной из комнат 1-го этажа общежития, с целью совершения действий сексуального характера подошёл к ранее ему незнакомой Ф. Приблизившись вплотную, применяя насилие, К. неоднократно толкнул её руками в область груди, отчего Ф. упала на пол. После этого, против её воли, преодолевая её сопротивление, реализуя свой умысел, направленный на удовлетворение сексуальных потребностей, К. потребовал от неё совершения действий сексуального характера. Получив отказ, применяя насилие и преодолевая её сопротивление, К. совершил в отношении Ф. иные насильственные действия сексуального характера – ввел пальцы руки в анальное отверстие, затем ввел половой орган в анальное отверстие .

Налицо нарушение принципа справедливости: при совершении насильственного полового сношения наказание назначается по совокупности преступлений, а при совершении насильственных мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера – за одно преступление. В науке высказываются предложения по совершенствованию законодательной регламентации ответственности за насильственные действия сексуального характера. Большинство из них сводится к указанию в диспозиции ст. 132 УК РФ, в том числе, полового сношения и исключению статьи 131 УК РФ .

Объединение ответственности за все действия сексуального характера в рамках одной статьи видится верным решением (предлагается также отказаться от перечисления форм сексуального контакта, заменив их общим оборотом – действия сексуального характера ). Исключение ст. 131 УК РФ, как представляется, – шаг не верный. Ответственность за насильственные действия сексуального характера следует предусмотреть не в рамках ст. 132 УК РФ, а в рамках ст. 131 УК РФ, не меняя при этом ее наименования. Уголовный закон, как и любой другой федеральный закон, в первую очередь адресован народу. Исключение статьи об изнасиловании способно породить самые разные трактовки такого события, в то время как признание изнасилованием совершения любых насильственных действий сексуального характера не повлечет сколько-нибудь значимых изменений в общественном сознании. Юридическое же сообщество сможет переосмыслить суть предложенных преобразований без особых терзаний.

В настоящее время нормы главы 18 УК РФ не предусматривают ответственности за насильственное принуждение к действиям сексуального характера с третьим лицом, которое не осведомлено о недобровольности сексуальной связи с ним. Квалификация насильственного принуждения к действиям сексуального характера по ст. ст. 131-132 УК РФ возможна лишь в ситуации, когда в сексуальный контакт вступает соучастник преступления. Если лицо, например, под угрозой применения насилия склоняет жертву к сексуальным действиям с неосведомленным об истинных причинах данной связи человеком, то состав преступления отсутствует, так как подобный расклад не учтен законодателем.

Конвенция Совета Европы по предотвращению и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье (не подписанная и не ратифицированная Россией) предусматривает обязательство государств-участников установить уголовную ответственность, в том числе, за принуждение другого лица совершать акт сексуального характера, без согласия, с третьим лицом (п. 1с ст. 36) . В этой связи представляется, что норма об ответственности за насильственные действия сексуального характера должна также предусматривать ответственность за насильственное принуждение к таким действиям. Российской Федерации следует постепенно приводить свое законодательство в соответствие с положениями указанной конвенции для ее последующего подписания и ратификации.

В настоящее время ст. ст. 131 и 132 УК РФ предусматривают одинаковые квалифицирующие признаки, отдельные из которых нуждаются в корректировке.

Так, согласно п. «а» ч. 2 анализируемых статей установлены общие пределы наказуемости за совершение насильственных действий сексуального характера в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору и организованной группы. Необходимость размежевания данных форм соучастия связана не только с их существенной разницей в степени общественной опасности, но и с тем, что рассматриваемые преступления в силу их специфики являются неотъемлемой частью деятельности высокоорганизованных (порой – транснациональных) групп по достижению ими своих основных преступных целей, например, торговли людьми, организации проституции . Поэтому совершение насильственных действий сексуального характера участниками организованной группы следует преобразовать в особо квалифицированный состав.

В п. «б» ч. 2 ст. ст. 131 и 132 УК РФ установлена повышенная ответственность, в том числе, за насильственные сексуальные действия, соединенные с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Наличие указанного признака означает, что по ч. 1 ст. 131 или ст. 132 УК РФ угроза может состоять лишь в обещании совершить побои или причинить легкий или средний тяжести вред здоровью, например, укусить, сломать палец или разбить нос. Однако на практике совершение рассматриваемых преступлений посредством высказывания угроз подобного содержания маловероятно.

Т. Нуркаева пишет, что трудно представить ситуацию, когда виновный при изнасиловании высказывает угрозу причинить потерпевшей вред только легкой или средней тяжести. Обычно при изнасиловании угроза носит такой характер, что у потерпевшей есть все основания опасаться за свою жизнь или здоровье, например, демонстрация оружия, словесные угрозы типа: «убью», «изуродую», «покалечу» .

Кроме того, по ч. 1 ст.131 или ст. 132 УК РФ квалифицируются насильственные действия сексуального характера, повлекшие реальное причинение средней тяжести вреда здоровью . Такое последствие объективно представляет большую опасность, чем запугивание потерпевшего опасными для жизни угрозами. Данный вывод подтверждается сравнительным анализом санкций, предусмотренных ст. ст. 112 и 119 УК РФ. Поэтому представляется, что рассматриваемый квалифицирующий признак следует исключить, а сексуальные действия, совершаемые с применением угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, преследовать по ч. 1.

В п. «а» ч. 3 и п. «б» ч. 4 ст. ст. 131 и 132 УК РФ квалифицирующие признаки связаны соответственно с несовершеннолетним и малолетним возрастом потерпевшего. Эти отягчающие обстоятельства являются универсальными и нередко используются законодателем при конструировании квалифицированных составов преступлений, посягающих прямо или косвенно на личность. Однако в деяниях главы 18 УК РФ в силу особенностей непосредственного объекта посягательства определяющим критерием дифференциации ответственности должен быть не совершеннолетний возраст потерпевшего, а «возраст согласия», который в настоящее время соответствует шестнадцати годам. Если изменить признак, предусмотренный п. «а» ч. 3 указанных статей, с несовершеннолетия потерпевшего на недостижение им шестнадцатилетнего возраста, то отпадет необходимость в установлении повышенной ответственности за совершение рассматриваемых преступлений в отношении лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста, который ранее являлся «возрастом согласия». Вместо этого особо квалифицирующее значение может быть придано совершению насильственных действий сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, родителем или иным лицом, на которое возложены обязанности по воспитанию потерпевшего или осуществлению за ним надзора. Предложения по дополнению ст. ст. 131 и 132 изложенным признаком в разных трактовках высказываются в науке давно . Представляется, что это вполне обоснованно: практически каждое проведенное исследование данного вопроса приводило к выводу, что сексуальные посягательства, совершенные лицами, обязанными заботиться о потерпевшем, характеризуются высокой латентностью, тенденцией к неоднократности и чрезвычайно тяжелыми последствиями для физического, психического и нравственного развития несовершеннолетнего лица.

Кроме того, исключение малолетнего возраста потерпевшего как особо квалифицирующего признака приведет к нецелесообразности существования примечания к ст. 131 УК РФ в действующей редакции. Данное примечание, активно критикуемое в науке, не только исключает судейское усмотрение, но и подрывает системообразующее начало главы 18 УК, а в части развратных действий вовсе нарушает принцип законности и справедливости .

Квалифицирующий признак, предусмотренный п. «б» ч. 3 ст. 131 или 132 УК РФ, в целом нареканий не вызывает. Однако для устранения сомнений ученых и правоприменителей относительно формы вины при заражении потерпевшего ВИЧ-инфекцией следует изменить последовательность альтернативно указанных последствий. Если изложить данный признак как: «повлекли заражение потерпевшего ВИЧ-инфекцией, причинение ему по неосторожности тяжкого вреда здоровью или иные тяжкие последствия», то аргументы, отрицающие возможность вменения данного признака при умышленном заражении потерпевшего ВИЧ-инфекцией, должны отпасть.

Таким образом, учитывая все выше указанное, ст. ст. 131-132 УК РФ можно изложить в следующей редакции:

«Статья 131. Изнасилование

1. Действия сексуального характера или принуждение к действиям сексуального характера, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица, –

наказываются…

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи:

а) совершенное в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста;

б) совершенное с особой жестокостью;

в) совершенное группой лиц или группой лиц по предварительному сговору;

г) повлекшее заражение потерпевшего лица венерическим заболеванием, ­–

наказывается…

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи:

а) совершенные организованной группой;

б) повлекшие заражение потерпевшего лица ВИЧ-инфекцией, причинение ему по неосторожности тяжкого вреда здоровью или иные тяжкие последствия;

в) совершенные в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, родителем или иным лицом, на которое возложены обязанности по воспитанию потерпевшего или осуществлению за ним надзора, –

наказываются…

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи:

а) повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего лица;

б) совершенные в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, –

наказываются…

Статья 132. Утратила силу.»

Библиография References (transliterated) Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Одинцовский городской суд (Московская область) — Уголовное Дело № 1-511/ 19

П Р И Г О В О Р

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
г. Одинцово 27 июня 2019 года
Судья Одинцовского городского суда Московской области Модяков Ю.С.,
с участием переводчика Насировой М.Ф.,
государственного обвинителя – ст. помощника Одинцовского городского
прокурора Пряхина И.А.,
подсудимого Джуманиязова К.Б.,
защитника адвоката Резниковой Л.Н.,
представившей ордер и удостоверение,
при секретаре Крючковой А.М.,
рассмотрев в закрытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении Джуманиязова Курбанмурада Балтабаевича, ДД.ММ.ГГГГ рождения, уроженца АДРЕС, гражданина ….., зарегистрированного по адресу: АДРЕС, со «образование», «место работы», «семейное положение», имеющего на иждивении ….., не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.1 ст.131 УК РФ,
У С Т А Н О В И Л:

Джуманиязов К.Б. согласен с предъявленным обвинением в том, что он совершил покушение на изнасилование, т.е. умышленные преступные действия, непосредственно направленные на половое сношение с применением насилия и с угрозой его применения к потерпевшей, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам, при следующих обстоятельствах.
Джуманиязов К.Б., реализуя преступный умысел, направленный на изнасилование ФИО1, с применением насилия и угрозой его применения к потерпевшей, 27.07.2017, в период с 01 часа 00 минут до 02 часов 00 минут, более точно следствием время не установлено, находясь в состоянии алкогольного опьянения на автобусной остановке «…..», расположенной возле АДРЕС, получив от ФИО1 отрицательный ответ на предложение познакомиться с ним, с целью удовлетворения своей половой страсти, проследовал за ФИО1 по направлению к дому № по АДРЕС, догнал ФИО1 на участке местности, расположенном в 10-ти метрах от 2-го подъезда АДРЕС и в 1-м метре от угловой части здания, расположенного по адресу: АДРЕС, напал на неё, и применяя физическое насилие, схватил ФИО1 за шею и насильно повалил на асфальт. С целью подавления воли к сопротивлению последней, Джуманиязов К.Б. стал прижимать ее весом своего тела, при этом рукой схватил её руки, а ладонью свободной руки зажал рот потерпевшей, тем самым не давая ФИО1 кричать и звать на помощь. При этом, Джуманиязов К.Б. высказывал угрозы применения насилия в адрес ФИО1 в виде удушения, в случае оказания ею сопротивления.
Продолжая реализовывать свой преступный умысел, применяя физическую силу, с целью ограничения ее свободы, зажимая ладонью рот потерпевшей, тем самым не давая ей кричать и звать на помощь, приспустил с себя штаны и нижнее белье, оголил свой эрегированный половой член и против воли потерпевшей расстегнул молнию на джинсах ФИО1 и приспустил их, пытаясь ввести половой член во влагалище ФИО1, тем самым совершить насильственный половой акт в естественной форме с потерпевшей. Однако довести до конца свой преступный умысел не смог по независящим от него обстоятельствам, поскольку ФИО1 оказала активное сопротивление, смогла освободиться от закрывающей ей рот ладони и закричать, тем самым просить о помощи, в результате чего на ее призыв о помощи обратили внимание находящиеся поблизости ФИО2, ФИО3 и ФИО4, которые услышав женские крики, направились в сторону ФИО5 и Джуманиязова К.Б., пресекли преступные действия последнего, который услышав приближающиеся шаги, вскочил с лежащей на земле ФИО1 и попытался скрыться с места происшествия, однако был настигнут и задержан указанными лицами, в связи с чем не довел преступление до конца.
В ходе ознакомления с материалами уголовного дела, при разъяснении требований ст. 217 УПК РФ, Джуманиязов К.Б., после консультации с защитником и в его присутствии, заявил ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, которое он поддержал в судебном заседании, осознавая характер и последствия заявленного им ходатайства. Указанное ходатайство в судебном заседании поддержал его защитник.
Возражений со стороны государственного обвинителя и потерпевшей о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства не поступило.
Суд приходит к выводу, что ходатайство заявлено в соответствии с требованиями главы 40 УПК РФ и подлежит удовлетворению. Обоснованность предъявленного Джуманиязову К.Б. обвинения подтверждается собранными по делу доказательствами, подсудимый понимает существо предъявленного ему обвинения и соглашается с ним в полном объеме.
Суд согласен с квалификацией действий подсудимого Джуманиязова К.Б. и квалифицирует их по ч.3 ст.30, ч.1 ст.131 УК РФ как покушение на изнасилование, т.е. умышленные преступные действия, непосредственно направленные на половое сношение с применением насилия и с угрозой его применения к потерпевшей, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.
С учетом заключения комплексной амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизы, материалов дела и данных о личности подсудимого, суд считает необходимым признать Джуманиязова К.Б. вменяемым в совершении инкриминируемого ему деяния.
Джуманиязов К.Б. ранее не судим, по месту жительства характеризуется положительно, на учете в ПНД не состоит, со слов страдает «заболевание». Проживает с ……
При назначении Джуманиязову К.Б. наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие наказание, в качестве которых суд признает: раскаяние в содеянном, признание вины, наличие на иждивении ….., а также суд учитывает влияние назначенного наказания на исправление подсудимого, условия жизни его семьи и обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца.
С учетом заключения комплексной амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизы, характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения, личности виновного, обстоятельством, отягчающим наказание Джуманиязова К.Б., судом признается совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, т.к. по мнению суда, данное состояние существенно повлияло на поведение подсудимого в момент совершения преступления.
С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности, суд считает необходимым не изменять категорию преступления, совершенного Джуманиязовым К.Б., на менее тяжкое.
С учетом изложенного, данных о личности подсудимого Джуманиязова К.Б., его имущественного и семейного положения, суд считает, что исправление подсудимого возможно только в условиях изоляции его от общества, и назначает ему наказание в виде лишения свободы без дополнительных наказаний, с учетом требований ч.3 ст.66 УК РФ, и определяет ему отбытие наказания в соответствии со ст.58 УК РФ в исправительной колонии общего режима.
Руководствуясь ст.316 УПК РФ, суд
П Р И Г О В О Р И Л:
Признать Джуманиязова Курбанмурада Балтабаевича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.1 ст.131 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Меру пресечения в отношении Джуманиязова К.Б. до вступления приговора в законную силу оставить без изменения, в виде заключения под стражу.
Срок отбытия наказания Джуманиязова К.Б. исчислять с 27 июня 2019 года.
В соответствии с п. «б» ч.3.1 ст.72 УК РФ время фактического задержания и содержания под стражей Джуманиязова К.Б. с 02.02.2019 по день вступления приговора в законную силу зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.
Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в течение 10 суток со дня провозглашения в Московский областной суд, а осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня получения копии приговора, с соблюдением требований ст.317 УПК РФ.
В случае подачи апелляционной жалобы либо представления осужденный вправе в течение 10 суток со дня получения копии приговора ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.
Председательствующий п\п

Суд:

Одинцовский городской суд (Московская область)

Судьи дела:

Модяков Ю.С. (судья)

Судебная практика по:

По делам об изнасиловании
Судебная практика по применению нормы ст. 131 УК РФ

— 15 января 2014 года Сут-Хольским районным судом Республики Тыва по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

Постановление Конституционного Суда РФ от 06.06.2017 N 15-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ленинградского областного суда»

1. Согласно пункту 1 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 года N 130-ФЗ (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 47-ФЗ) верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду подсудны, в частности, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью второй статьи 105, частью пятой статьи 131, частью пятой статьи 132, частью шестой статьи 134, частью четвертой статьи 210, частью пятой статьи 228.1, частью четвертой статьи 229.1, статьей 277, частью третьей статьи 281, статьями 295, 317 и 357 УК Российской Федерации, за исключением уголовных дел, по которым в соответствии с положениями Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 26.04.2017 N 49-АПУ17-6 Обстоятельства: Вынесено постановление о выдаче обвиняемого правоохранительным органам иностранного государства для привлечения его к уголовной ответственности. Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения.

Согласно исследованным материалам, приговором Куйичирчикского районного суда по уголовным делам Ташкентской области Республики Узбекистан от 11 марта 2010 года Тургунбаев осужден по п. «г» ч. 2 ст. 118 и п. «г» ч. 2 ст. 119 УК Республики Узбекистан (п. «б» ч. 2 ст. 131 и п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ) к 9 годам лишения свободы.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 546-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Аракелова Армена Георгиевича на нарушение его конституционных прав пунктом «б» части второй статьи 131 Уголовного кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.Г. Аракелов, осужденный к лишению свободы за совершение преступлений, в том числе изнасилования потерпевшей, соединенного с угрозой убийством, которое было квалифицировано по пункту «б» части второй статьи 131 УК Российской Федерации, оспаривает конституционность этого пункта.

Постановление Конституционного Суда РФ от 16.03.2017 N 7-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 части второй статьи 30 и пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, части второй статьи 57 и части второй статьи 59 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.Д. Лабусова»

1. Согласно пункту 2 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации суд первой инстанции по ходатайству обвиняемого рассматривает в составе судьи федерального суда общей юрисдикции и коллегии из двенадцати присяжных заседателей уголовные дела о преступлениях, указанных в пункте 1 части третьей статьи 31 данного Кодекса (за исключением ряда составов преступлений из предусмотренных статьями 131, 132, 134, 212, 275, 276, 278, 279 и 281 УК Российской Федерации), которым, в свою очередь, устанавливается подсудность уголовных дел верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному суду.

Определение Конституционного Суда РФ от 17.01.2017 N 62-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Граженского Игоря Владимировича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и пунктом 2 статьи 1 Федерального закона от 23 июля 2013 года N 217-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и статьи 1 и 3 Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» по вопросам совершенствования процедуры апелляционного производства»

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в пункте 2 части второй статьи 30 предусматривает, что уголовные дела о преступлениях, указанных в пункте 1 части третьей его статьи 31, за исключением уголовных дел о преступлениях, предусмотренных частью пятой статьи 131, частью пятой статьи 132, частью шестой статьи 134, частью первой статьи 212, статьями 275, 276, 278, 279 и 281 УК Российской Федерации, суд в составе судьи федерального суда общей юрисдикции и коллегии из двенадцати присяжных заседателей рассматривает по ходатайству обвиняемого.

Определение Верховного Суда РФ от 12.01.2017 N 49-УД16-14 Обстоятельства: Постановлением пересмотрены в соответствии со ст. 10 УК РФ приговоры в отношении осужденного по ч. 1 ст. 161, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 112, ч. 1 ст. 159 УК РФ. Определение ВС РФ: Постановление отменено, судебный материал передан на новое судебное рассмотрение иным составом суда, поскольку ходатайство осужденного в части приведения приговоров в соответствие с изменениями, внесенными в уголовное законодательство Федеральными законами от 29.06.2009 N 141-ФЗ, от 27.12.2009 N 377-ФЗ, от 06.05.2010 N 81-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, фактически до настоящего времени не разрешено, что свидетельствует о существенном нарушении уголовно-процессуального закона и неправильном применении уголовного закона, искажающем существо правосудия.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 17.11.2016 N 66-АПУ16-28 Приговор: По п. п. «а», «ж», «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство. Определение ВС РФ: Приговор в части взыскания в пользу потерпевшего процессуальных издержек, связанных с выплатой вознаграждения его представителю, отменен, дело в указанной части передано на новое рассмотрение в порядке главы 47 УПК РФ, поскольку указанные расходы подлежат возмещению судом с последующим взысканием этих процессуальных издержек с осужденных в доход государства, взыскание процессуальных издержек в пользу конкретных лиц, а не в доход государства противоречит требованиям закона.

Определение Конституционного Суда РФ от 24.11.2016 N 2550-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лукашова Дениса Игоревича на нарушение его конституционных прав примечанием к статье 131, статьями 132 и 135 Уголовного кодекса Российской Федерации, Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности», а также Административным регламентом исполнения Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций государственной функции по осуществлению государственного контроля и надзора за соблюдением законодательства Российской Федерации о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Д.И. Лукашов, осужденный к лишению свободы, оспаривает конституционность примечания к статье 131 «Изнасилование», статей 132 «Насильственные действия сексуального характера» и 135 «Развратные действия» УК Российской Федерации, полагая, что они не соответствуют статьям 2, 17 (часть 3), 18, 22 (часть 1), 45, 46, 49 и 55 Конституции Российской Федерации, поскольку допускают квалификацию в зависимости от возраста потерпевших (в качестве развратных действий либо, применяя уголовный закон по аналогии, насильственных действий сексуального характера с назначением за последние чрезмерно сурового наказания) однотипных деяний, совершенных дистанционно — с использованием информационных ресурсов сети Интернет в отношении лиц, не достигших возраста, с которого, по мнению заявителя, граждане вправе пользоваться такими информационными ресурсами.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх