Ст 309 310

Новая редакция Ст. 309 ГК РФ

Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Условиями сделки может быть предусмотрено исполнение ее сторонами возникающих из нее обязательств при наступлении определенных обстоятельств без направленного на исполнение обязательства отдельно выраженного дополнительного волеизъявления его сторон путем применения информационных технологий, определенных условиями сделки.

Комментарий к Ст. 309 ГК РФ

1. Принято выделять несколько принципов исполнения обязательств:

а) надлежащего исполнения, т.е. обязательства должны исполняться в соответствии с требованиями закона и условиями обязательства относительно субъектов исполнения, срока и места исполнения, способа исполнения и т.д.;

б) реального исполнения (обязательства должны исполняться в натуре), т.е. должник обязан совершать именно те действия, которые составляют объект обязательства.

Замена предмета исполнения по общему правилу не допускается.

Действие указанного принципа в настоящее время несколько ослаблено (п. 2 ст. 396 ГК РФ);

в) недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства и одностороннего изменения его условий (стабильности обязательства). Такой отказ и такое изменение условий допускаются только в случаях, предусмотренных законом (например, ст. 717 ГК РФ).

2. В исполнении обязательства участвует и кредитор. Причем кроме права требовать исполнения кредитор несет некоторые кредиторские обязанности.

Во-первых, кредитор обязан принять исполнение. Во-вторых, в ряде случаев должен совершить какие-либо действия, при отсутствии которых должник не сможет исполнить обязательство (например, передача поставщику отгрузочных разнарядок (п. п. 2, 3 ст. 509 ГК РФ)).

Судебная практика.

В соответствии со ст. ст. 309, 407, 408 и 409 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона; надлежащее исполнение прекращает обязательство; если должник выдал кредитору в удостоверение обязательства долговой документ, то кредитор, принимая исполнение, должен вернуть этот документ, нахождение долгового обязательства у должника удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение обязательства (Обзор судебной практики ВС РФ за второй квартал 2005 г. от 10.08.2005).

Другой комментарий к Ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Исполнение обязательства представляет собой одностороннюю сделку, поскольку оно является односторонним волеизъявлением стороны обязательства, направленным на прекращение существующих обязанностей.

2. Комментируемая статья 309 ГК устанавливает принцип надлежащего исполнения обязательств и формулирует критерии, которым должно отвечать такое исполнение: прежде всего, это соответствие условиям обязательства и требованиям закона и иных правовых актов; при отсутствии таких условий и требований — обычаям делового оборота, иным обычно предъявляемым требованиям (о понятии закона и иных правовых актов см. комментарий к ст. 3 ГК РФ).

3. Поскольку, согласно статье 5 Гражданского кодекса России, обычай делового оборота может регулировать лишь отношения, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, указание в ст. 309 на «иные обычно предъявляемые требования» позволяет также оценивать качество исполнения обязательств, не связанных с предпринимательской деятельностью. Например, согласно п. 1 ст. 602 ГК России плательщик ренты в договоре пожизненного содержания с иждивением обязан обеспечивать потребности гражданина — получателя ренты в жилище, питании, одежде, уходе и т.п. Однако в указанном договоре, с учетом его существа, не может быть заранее определено необходимое количество пищи, одежды или затрат на уход. Поэтому при решении вопроса о том, было ли исполнение плательщиком ренты своих обязанностей надлежащим, следует руководствоваться требованиями, обычно предъявляемыми к обеспечению нормальной жизнедеятельности человека.

1. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

2. Одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, или односторонний отказ от исполнения этого обязательства допускается в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

В случае, если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельности, за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне.

3. Предусмотренное настоящим Кодексом, другим законом, иным правовым актом или договором право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, или на одностороннее изменение условий такого обязательства может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства.

Комментарий к Ст. 310 ГК РФ

1. Одним из важнейших принципов исполнения обязательств является принцип недопустимости отказа от исполнения обязательства. Этот принцип имеет и международный характер, он состоит в соблюдении сторонами и международных обязательств, выраженных в том числе в международных договорах.

В Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. признавались недопустимыми односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение условий договора, за исключением случаев, предусмотренных законом. В комментируемой статье возможность одностороннего отказа или изменения условий обязательства зависит от характера обязательства — связи с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности. В том случае, если хотя бы для одной из сторон обязательство не связано с предпринимательской деятельностью, например в публичных договорах, односторонний отказ или одностороннее изменение обязательства возможны лишь в силу указания закона.

Односторонний отказ от исполнения договора влечет, в свою очередь, расторжение или изменение договора.

2. Положения комментируемой статьи рассматривались Конституционным Судом РФ, однако их конституционность и отсутствие оснований для оспаривания не вызвали у Конституционного Суда РФ сомнений. Так, решением суда общей юрисдикции от 20 августа 2004 г., оставленным в силе определением кассационной инстанции, гражданину А.С. Морозову отказано в удовлетворении исковых требований к ОАО «АКБ «Сберегательный банк Российской Федерации» о взыскании процентов по банковскому целевому вкладу на детей в размере 114402 рублей исходя из ставки 190% годовых, действовавшей на момент заключения договора в 1994 г. Суд не принял во внимание довод истца о том, что в течение срока действия договора банк незаконно снижал размер процентной ставки. Установив факт ознакомления матери заявителя — Т.К. Морозовой с условиями договора при оформлении вклада, суд сослался, в частности, на ст. 395 действовавшего на момент заключения договора ГК РСФСР, п. 1.6 Инструкции Сберегательного банка РФ от 30 июня 1992 г. «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения» и п. 2 ст. 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (вступивших в силу на территории Российской Федерации с 3 августа 1992 г.).

В своей жалобе со ссылкой на Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П «По делу о проверке конституционности положения ч. 2 ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» заявитель указал, что утратившие силу ст. 395 ГК РСФСР и п. 2 ст. 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, как позволявшие банку в одностороннем порядке снижать процентные ставки по срочным вкладам граждан на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность, нарушили его права, закрепленные в ст. ст. 19, 34 и ч. ч. 2 и 3 ст. 55 Конституции РФ.

Как отметил Конституционный Суд РФ, положение о том, что не допускается одностороннее изменение условий обязательства, за исключением случаев, предусмотренных законодательством, фактически воспроизведенное в ст. 310 ГК РФ, само по себе направлено на обеспечение прав и законных интересов всех сторон обязательства и в качестве такового не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе .

———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 20 октября 2005 г. N 397-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Морозова Андрея Сергеевича на нарушение его конституционных прав статьей 395 Гражданского кодекса РСФСР и пунктом 2 статьи 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик».

Аналогичные доводы были приведены в Определении Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 1306-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Глушкова Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 310, пункта 2 статьи 610 и пункта 2 статьи 621 Гражданского кодекса Российской Федерации» .

———————————
СПС «КонсультантПлюс».

3. В том случае, если должником не исполняется обязательство при недопустимости одностороннего отказа от его исполнения, последствием неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства является обязанность должника возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (ст. 393 ГК) .

———————————
См., в частности: Определение ВАС РФ от 4 декабря 2009 г. N ВАС-16180/09 по делу N А47-8935/2008.

4. Односторонний отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение условий представляют собой одностороннюю сделку, направленную на прекращение или изменение гражданских правоотношений. Процессуальный аспект одностороннего отказа или одностороннего изменения условий обязательства состоит в том, что такой отказ или изменение не требуют судебного порядка. Для другой стороны такие действия являются обязательными. Основания для отказа от исполнения обязательства или изменения, порядок сообщения об этом другой стороне, последствия (сроки их наступления) должны предусматриваться в законе или договоре.

5. Законодательством предусмотрено немало оснований для одностороннего отказа или одностороннего изменения условий обязательства. Так, весьма актуальны вопросы изменения ставок банками по договорам банковского вклада, кредитным договорам, особенно в тех случаях, когда стороной выступает гражданин, не занимающийся предпринимательской деятельностью. Так, в соответствии со ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом.

По договору банковского вклада (депозита), внесенного гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, банком не может быть односторонне сокращен срок действия этого договора, уменьшен размер процентов, увеличено или установлено комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

Закон места совершения акта (lex loci actus) оговаривает применение права того государства, на территории которого совершена сделка гражданско-правового характера. Эта формула прикрепления носит обобщающий характер и в указанном виде практически не применяется, так как категория «акт гражданско-правового характера» — понятие достаточно широкое и охватывает значительный круг международных немежгосударственных невластных отношений. Поэтому привязка lex loci actus находит свою конкретизацию в различных коллизионных нормах в зависимости от того, о какого рода акте идет речь.

Основные разновидности:

  1. закон места совершения договора (lex loci contractus);
  2. право, устанавливающее форму акта гражданско-правового характера, также в основном определяет привязка, отсылающая к закону места его совершения (locus regit actum);
  3. закон жеста исполнения обязательства (lex loci solutionis);
  4. закон места причинения вреда (lex loci delicti commissi);
  5. закон места совершения брака (lex loci celebrationis)

Закон места совершения договора (lex loci contractus) — подлежит применению право того государства, где заключен договор. Эта привязка используется в основном при определении вытекающих из него прав и обязанностей сторон.

Несмотря на свою простоту и удобство указанная разновидность привязки lex lociactus применяется все реже. Это объясняется тем, что с расширением практики заключения договоров путем переписки, обмена факсимильными, телеграфными сообщениями и т. д., многие из них потеряли реальную физическую связь с территорией какого-либо государства. Поэтому понятие «место заключения договора» в настоящее время является скорее юридической, чем фактической категорией.

В соответствии со ст. 444 ГК РФ, «если в договоре не указано место его заключения, договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту». Однако, хотя это обстоятельство и придает большую стабильность вопросу определения места заключения договоров с российским участием, оно не решает всех проблем, существующих в данной области МЧП в целом.

Тем не менее привязка «место заключения договора» еще сохраняется в законодательстве ряда государств (Франция, Италия и др.), где используется преимущественно в составе субсидиарных норм опосредованно к воле сторон.

Право, устанавливающее форму акта гражданско-правового характера, также в основном определяет привязка, отсылающая к закону места его совершения (locus regit actum).

Так, п. 1 ст. 1209 ГК РФ устанавливает, что «форма сделки подчиняется праву места ее совершения”, в то же время п. 2 и 3 ст.1209 ГК оговаривают исключения из этого правила, подчеркивая, что форма внешнеэкономических сделок с участием российских юридических лиц и граждан, а также сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося на территории нашей страны, определяется по российскому праву.

При этом следует иметь в виду, что применительно к внешнеэкономическим сделкам ГК РФ устанавливает обязательность соблюдения простой письменной формы, невыполнение которой влечет их недействительность. Это предписание Гражданского кодекса следует понимать ограничительно «установленное правило должно толковаться не как общее, а только как относящееся к сделкам (независимо от места их совершения), хотя бы одной из сторон которых является российское юридическое лицо или российский гражданин”.

Закон жеста исполнения обязательства (lex loci solutionis) — для регулирования договорных обязательств сторон применяется право того государства, где подлежит исполнению обязательство, вытекающее из договора, или сам договор. Если таких мест несколько, то должно быть применено право страны, где исполняется основное обязательство (основная часть договора). В то же время некоторые правовые системы, например США и ФРГ, исходят из того, что в подобных случаях должно применяться право места исполнения каждого отдельного обязательства по контракту.

Часто привязка lex loci solutionis используется в более узкой трактовке применительно, в частности, к процессу приема-сдачи товара или осуществления платежа.

Закон места причинения вреда (lex loci delicti commissi) — для регулирования отношений, возникающих вследствие причинения вреда, должно применяться право государства, на территории которого был причинен вред.

Закон места совершения брака (lex loci celebrationis) — используется, как правило, при регулировании вопросов, связанных с формой заключения брака. Например, п. 1 ст. 156 Семейного кодекса РФ от 29 декабря 1995 г. устанавливает, что «форма и порядок заключения брака на территории Российской Федерации определяются законодательством Российской Федерации». В других разновидностях брачно-семейных правоотношений указанная коллизионная привязка применяется значительно реже.

Новая редакция Ст. 312 ГК РФ

1. Если иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев или существа обязательства, должник вправе при исполнении обязательства потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, и несет риск последствий непредъявления такого требования.

2. Если представитель кредитора действует на основании полномочий, содержащихся в документе, который совершен в простой письменной форме, должник вправе не исполнять обязательство данному представителю до получения подтверждения его полномочий от представляемого, в частности до предъявления представителем доверенности, удостоверенной нотариально, за исключением случаев, указанных в законе, либо случаев, когда письменное уполномочие было представлено кредитором непосредственно должнику (пункт 3 статьи 185) или когда полномочия представителя кредитора содержатся в договоре между кредитором и должником (пункт 4 статьи 185).

Комментарий к Ст. 312 ГК РФ

Обязательства должны исполняться надлежащими субъектами. По общему правилу обязательства исполняются сторонами обязательства (должником и кредитором). Вместе с тем общая диспозитивность гражданского права допускает и исполнение обязательства, и принятие его исполнения третьим лицом.

Комментируемая статья не исключает возможность должника исполнить обязательство не самому кредитору, а уполномоченному им лицу. Следует иметь в виду, что уполномочие третьего лица на принятие от должника исполнения обязательства не означает замену стороны в обязательстве.

Другой комментарий к Ст. 312 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Из комментируемой статьи следует, что кредитор по общему правилу обязан предъявить доказательства, идентифицирующие его в качестве кредитора. Не предъявивший соответствующего требования должник в случае исполнения, произведенного в адрес ненадлежащего лица, несет риск ответственности перед кредитором за ненадлежащее исполнение обязательства. Кредитор, не представивший доказательств, считается просрочившим (п. 1 ст. 406 ГК РФ), последствия его просрочки определяются правилами п. п. 2, 3 ст. 406.

2. Риск должника состоит в том, что он, по неосторожности исполнив обязательство ненадлежащему лицу, остается обязанным произвести исполнение кредитору. Таким образом, должник оказывается под угрозой совершения двойного исполнения и необходимостью взыскивать неосновательное обогащение с неуправомоченного лица.

Поскольку принятие исполнения является односторонней сделкой, правомочие третьего лица на принятие исполнения означает совершение им этой сделки от имени кредитора. Поэтому при определении того, какие доказательства должны быть у третьего лица, которые свидетельствовали бы о наличии у него полномочий действовать от имени кредитора, следует руководствоваться правилами о представительстве и доверенности (см. ст. ст. 182 — 189 ГК РФ).

Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются (ст. 310 ГК РФ). Данное правило является общим.

Исключения составляют:

1) случаи, предусмотренные законом;

2) при осуществлении сторонами предпринимательской деятельности в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Если обязательство не может быть исполнено должником вследствие следующих событий:

1) отсутствия кредитора или лица, уполномоченного им принять исполнение, в месте, где обязательство должно быть исполнено;

2) недееспособности кредитора и отсутствия у него представителя;

3) очевидного отсутствия определенности по поводу того, кто является кредитором по обязательству, в частности в связи со спором по этому поводу между кредитором и другими лицами;

4) уклонения кредитора от принятия исполнения или иной просрочки с его стороны.

Должник вправе внести причитающиеся с него деньги или ценные бумаги в депозит нотариуса, а в случаях, установленных законом, в депозит суда.

Это действие должника считается исполнением обязательства (ст. 328 ГК РФ).

Односторонний отказ от исполнения обязательств может иметь место в определенных законом случаях (ст. 310 ГК РФ).

В случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично договор считается расторгнутым или измененным (п. 3 ст. 450 ГК РФ). Договор поставки считается измененным (расторгнутым) с момента получения стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично (если иные сроки не предусмотрены в уведомлении либо не определены соглашением сторон) (п. 4 ст. 523 ГК РФ).

Нужно различать односторонний отказ от исполнения обязательства и изменение или расторжение договора по требованию одной из сторон. Право на одностороннее расторжение договора реализуется согласно статье 452 ГК. При наличии для этого оснований, указанных в законе или договоре, сторона—инициатор предлагает расторгнуть или изменить договор. Если другая сторона возражает или в установленный срок не ответит на предложение об изменении или расторжении договора, обязательство прекращается на основании решения суда. То есть, при недостижении соглашения сторон о расторжении договора юридическим фактом, прекращающим обязательство (договор), является решение суда. Односторонний отказ от исполнения обязательства является односторонней сделкой, прекращающей обязательство во внесудебном порядке.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх