Ст 335 УК

1. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряженное с насилием, —

наказывается содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет или лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

б) в отношении двух или более лиц;

в) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

г) с применением оружия;

д) с причинением средней тяжести вреда здоровью, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок до десяти лет.

См. все связанные документы >>>

1. Унижение чести и достоинства военнослужащего или издевательство над ним либо применение к нему насилия являются формами проявления посягательств на уставные правила взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности.

Указанные нарушения установленного порядка взаимоотношений между военнослужащими сопровождаются предъявлением к потерпевшим определенных противозаконных требований, принуждением их к тем или иным действиям в интересах виновных, подчинением своей воле сослуживцев и т.п.

2. Комментируемая статья охватывает практически все формы и способы различных видов нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (так называемого казарменного хулиганства). Главное, что необходимо установить, — это направленность деяния против установленного порядка прохождения военной службы, против воинских правоотношений.

По ст. 335 подлежат квалификации насильственные и другие действия, совершенные в ситуации, когда виновный либо потерпевший находились при исполнении конкретных обязанностей по службе либо когда действия виновного совершены в связи со служебной деятельностью потерпевшего, а также в случаях, когда потерпевший и виновный хотя и не находились при исполнении служебных обязанностей, но преступление сопровождалось проявлением явного неуважения к воинскому коллективу, грубым нарушением установленного воинского правопорядка.

Не охватываются комментируемой статьей действия, если они совершены на почве личных взаимоотношений без нарушения воинского правопорядка.

3. Нарушения уставных правил взаимоотношений, связанные со всеми формами и способами унижения чести и достоинства потерпевшего или издевательства над ним, могут быть сопряжены с угрозой применения и с фактическим применением различных видов насилия, с нанесением побоев, причинением легкого вреда здоровью, иными насильственными действиями, связанными с причинением физической боли потерпевшему либо с ограничением его свободы.

Указанные нарушения правил воинских взаимоотношений, сопряженные с совершением насильственных действий сексуального характера, квалифицируются по совокупности ст. ст. 335 и 132 УК.

Если у потерпевшего изымаются предметы, являющиеся его личной собственностью, то действия виновного наряду со ст. 335 подлежат квалификации по соответствующим статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления против собственности (например, грабеж, вымогательство — ст. ст. 161, 163 УК).

4. По ч. 2 ст. 335 квалифицируются нарушения уставных правил взаимоотношений, совершенные в отношении двух или более лиц (как одновременно, так и в разное время); группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; с применением оружия, когда оно используется непосредственно для применения насилия; повлекшие причинение средней тяжести вреда здоровью.

5. К тяжким последствиям нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими (ч. 3 ст. 335) могут быть отнесены причинение смерти по неосторожности, доведение до самоубийства или покушение на него, причинение умышленного тяжкого вреда здоровью без отягчающих обстоятельств. Убийство, а также умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего при отягчающих обстоятельствах следует дополнительно квалифицировать по соответствующим статьям гл. 16 УК по правилам совокупности преступлений.

Главная Наука Социологический центр Исследования Подробнее

Состояние межличностных отношений в воинских коллективах Вооруженных Сил Российской Федерации

В конце 2009 года Социологический центр Вооруженных Сил Российской Федерации провел социологическое исследование по изучению состояния межличностных отношений в воинских коллективах и оценке уровня конфликтности среди военнослужащих, проходящих военную службу по призыву и контракту (далее – военнослужащие).

Всего было опрошено 619 военнослужащих, в том числе: 70% – военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, 30% – военнослужащие, проходящие военную службу по контракту; из них: 80% – солдаты (матросы), 20% – сержанты (старшины).

Полученные данные сравнивались с результатами исследования, проведенного в апреле 2008 г., что позволило выявить динамику основных параметров, определяющих состояние неуставных взаимоотношений (далее – НУВ) и тенденции в изменении характера межличностных отношений в воинских подразделениях. Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы.

1. В 2009 году (как и ранее – в 2008 году) каждый пятый опрошенный (21%) признает наличие НУВ в своем подразделении. Большинство военнослужащих (79%) факты НУВ отрицают.

На частое проявление основных форм НУВ в обоих исследованиях указали не более 10% опрошенных (рис. 1). При этом отмечается значительный рост числа драк и некоторое увеличение частоты случаев грубости и пререканий. Значительно снизилось количество случаев самовольного оставления части и превышения должностных полномочий офицерами и сержантами. Произошло небольшое снижение числа случаев употребления спиртных напитков, наркотических и токсических веществ. Наряду с этим частота взаимных унижений, являющихся наиболее распространенной формой НУВ, а также казарменного рэкета, не изменилась.

Системообразующим признаком деления воинских коллективов на микрогруппы в обоих исследованиях является срок призыва на военную службу (табл. 1).

Таблица 1
Признаки разделения военнослужащих на микрогруппы в воинских коллективах (в %)

Признаки 2008 год 2009 год
По срокам призыва………………………… 34 28
По национальному признаку……………… 13 24
По признаку землячества…………………. 19 21
По религиозным признакам……………… 8 12
По материальному положению до службы 9 5
По уровню образования…………………… 7 7

Однако в 2009 году, как показал анализ, отмечается снижение роли фактора, связанного с влиянием даты призыва военнослужащих, и возрастание значения для межличностных отношений факторов национальности, землячества и принадлежности военнослужащих к определенной конфессии.

2. При анализе конфликтов в исследовании 2009 года был установлен ряд характерных зависимостей. Так, наиболее часто (13%) конфликты происходят между военнослужащими, призванными в разное время. Вторыми по распространенности являются конфликты между сержантами и рядовыми (6%).

Значительно реже происходят конфликты между группами военнослужащих, объединенных «землячеством» (5%), между офицерами, прапорщиками и солдатами, сержантами (4%), а также между военнослужащими и их сослуживцами, находящимися в «привилегированном» положении (4%). К последним относятся те военнослужащие, которые имеют доступ к каким-либо материальным ресурсам либо располагают дополнительным свободным временем и слабо контролируются их командирами. Как правило, это «каптерщики» («баталеры»), «писаря», «повара» («коки»), «почтальоны» и т.п.

Вместе с тем половина (52%) опрошенных военнослужащих считают, что межличностные отношения в их подразделениях товарищеские и доверительные (рис. 2).

Около трети респондентов (37%) оценивают взаимоотношения в своем коллективе хуже, считая, что их подразделения характеризуются безразличием и равнодушием сослуживцев друг к другу. Приблизительно каждый десятый военнослужащий оценивает взаимоотношения как натянутые. Однако отмечается слабая тенденция улучшения отношений в коллективах.

Основной причиной конфликтов и безразличия друг к другу респонденты чаще всего называют психологическую несовместимость военнослужащих (31%). Причем в 2009 году этот показатель несколько вырос (рис. 3), наряду с такими причинами конфликтов как бытовые неудобства (8%) и несправедливость командиров (5%).

Неудовлетворение жизненно важных (витальных) потребностей личности военнослужащего является сильным фактором, обусловливающим его конфликтное поведение в коллективе. Так, уровень удовлетворенности военнослужащих основными положенными видами довольствия и условиями, необходимыми для нормальной жизнедеятельности, существенно отличается от аналогичных показателей 2008 года. Не изменились только показатели удовлетворенности военнослужащих биологическими потребностями – питанием и временем для сна (табл. 2).

Таблица 2
Удовлетворенность военнослужащих качеством основных видов довольствия и обеспечения (в %)

Виды обеспечения военнослужащих Индекс удовлетворенности
2008 год 2009 год
Питание…………………………………….. 0,46 0,46
Время для сна……………………………… 0,45 0,46
Досуг и время для отдыха………………… 0,33 0,25
Вещевое довольствие……………………… 0,53 0,29
Медицинское обслуживание……………… 0,54 0,44
Денежное довольствие……………………. 0,35 0,24

При расчете индекса удовлетворенности качеством основных видов довольствия и обеспечения применялась формула: I=(1a+0,5b-1c+0,1d)/100, где a, b, c и d – процентное значение ответов «удовлетворен полностью», «отчасти да, отчасти нет», «неудовлетворен» и «затрудняюсь ответить» соответственно. Диапазон индекса: от 1 до –1.

Следует отметить, что остальные показатели снизились, причем наиболее существенно – удовлетворенность вещевым довольствием (в 1,8 раза). Для сравнения: удовлетворенность военнослужащих денежным довольствием снизилась в 1,5 раза, досугом и отдыхом – в 1,3 раза, а медицинским обслуживанием – в 1,2 раза.

3. Роль и эффективность воспитательных мероприятий по предупреждению конфликтов и сплочению воинских коллективов в 2009 году военнослужащие оценивают выше, чем в 2008 году – соответственно 55 и 45% опрошенных. Большинство из них считают воспитательную работу, проводимую в подразделениях, очень эффективным средством разрешения и предупреждения конфликтных ситуаций.

Формы борьбы с проявлениями НУВ в воинских коллективах, по оценкам опрошенных военнослужащих, в настоящее время мало изменились. Основными среди них являются:

Менее эффективны, по мнению респондентов, такие формы, как осуждение на собрании личного состава – 7% (в 2008 г. – 8%) и воздействие через родителей – 4% (в 2008 году – 4%).

Об информированности офицеров о фактах правонарушений и конфликтах между военнослужащими заявляют не более 11% солдат и сержантов, что практически совпадает с аналогичным показателем 2008 года (9%).

Вместе с тем некоторые офицеры сами склонны к НУВ в отношении военнослужащих. Сейчас почти каждый пятый военнослужащий заявляет в ходе опроса о том, что ему приходилось испытывать на себе проявление НУВ со стороны офицеров, 4% военнослужащих заявили, что это происходит часто (в 2008 г. – 8%), 8% респондентов так и не ответили на этот вопрос (рис. 4).

Каждый пятый опрошенный (22%) (в 2008 г. – 20%) не информирован или почти ничего не знает о том, к какой ответственности привлекаются виновники конфликтов, связанных с НУВ. У этих солдат и сержантов часто складывается впечатление, что виновники вообще избегают какой-либо ответственности за совершенные проступки, а реакция командования на проявления НУВ спокойная, так как считается, что это явление в воинских коллективах – армейская (флотская) традиция.

Более половины (58%) опрошенных военнослужащих (в 2008 г. – 48%) обращались к своему командованию с просьбами, вопросами и проблемами. В 2009 году число таких военнослужащих увеличилось на 10%. Однако эффективность работы командиров в этом направлении не повысилась. При возрастании числа военнослужащих, которым была оказана реальная помощь (на 8%) увеличилось и число тех, чьи обращения были оставлены без внимания (на 3%) (табл. 3).

Таблица 3
Качество работы командования по разрешению проблем военнослужащих (в %)

Реакция командования
на обращение военнослужащих
2008 год 2009 год
Оказали содействие и решили вопрос……………… 28 36
К обращению отнеслись недостаточно внимательно 14 13
Оставили без внимания……………………………… 6 9
Не ответили…………………………………………… 52 42

Анализ показывает, что больше половины (56%) опрошенных военно-служащих считают, что офицеры видят в них бездушных исполнителей и инструмент для достижения своих целей, а не личность. Аналогичный показатель в Вооруженных Силах и в 2008 году – 57% (рис. 5).

Дисциплинарная практика командиров в отношении солдат и сержантов характеризуется довольно частыми случаями коллективных наказаний, несмотря на то что наметилась тенденция снижения их количества – от 40% в 2008 году до 33% в 2009 году (рис. 6).

4. Вооруженные Силы исторически сложились как многонациональные. Основной принцип взаимоотношений в воинских коллективах основывается на толерантности (терпимости) к военнослужащим других национальностей. Вместе с тем офицерский состав слабо учитывает в своей работе национальные особенности подчиненных (рис. 7).

Большинство (63%) опрошенных военнослужащих по национальности русские. Другие национальности (всего 6%) представлены белорусами, немцами, чувашами, удмуртами, марийцами, якутами, хакасами, ингушами, кабардинцами, осетинами, калмыками, представителями народностей Дагестана, азербайджанцами, армянами, грузинами, казахами и греками.

В большинстве случаев причины неприязни к другим национальностям сформировались в ходе военной службы (21%), а также в ходе личного опыта общения, полученного до военной службы (12%). Среди менее значимых причин возникновения неприязни отмечено воздействие кино, книг и средств массовой информации (7%), личное общение в учебном заведении (6%) и влияние семьи (4%). Как следствие, в подразделениях Вооруженных Сил имеют место конфликты на межнациональной почве (рис. 8). Каждый десятый опрошенный (10%) заявил, что они случаются часто, каждый четвертый (24%) считает, что это происходит периодически.

К подобным конфликтам опрошенные военнослужащие относятся по-разному: большинство (43%) осуждают, относятся с безразличием – 24%, а одобряют всего 2% опрошенных. При этом около трети (31%) респондентов не ответили на данный вопрос.

Около половины (48%) опрошенных военнослужащих подтверждают, что влияние мероприятий воспитательной работы на разрешение и предупреждение конфликтных ситуаций в воинских коллективах эффективно, так как удается разрешить и предотвратить большинство конфликтов между военнослужащими разных национальностей. Однако 10% опрошенных военнослужащих считают, что мероприятия воспитательной работы не дают никакого результата, а 4% респондентов утверждают, что проводимые мероприятия даже вредят и провоцируют конфликты между военнослужащими. Такая ситуация возможна и является следствием педагогической и психологической некомпетентности командиров (начальников) в разрешении конфликтов в воинских коллективах.

Тем не менее, 68% опрошенных военнослужащих считают, что в много-национальных Вооруженных Силах Российской Федерации должна поддерживаться атмосфера дружбы, взаимоподдержки и взаимопомощи, преобладать отношения коллективизма и товарищества между всеми военнослужащими, независимо от их национальности и года призыва.

Выводы

1. В половине подразделений Вооруженных Сил Российской Федерации (до 52%) преобладают отношения войскового товарищества и взаимопомощи. Вместе с тем в ряде воинских коллективов отношения характеризуются безразличием и равнодушием (37%), а также конфликтами и враждебностью (около 9%). Отмечается слабая тенденция улучшения отношений в воинских коллективах.

2. В настоящее время конфликты на межнациональной почве в воинских коллективах – явление относительно редкое, но они, пожалуй, наносят больший вред воинскому коллективу, чем другие виды конфликтов. Наиболее часто конфликты происходят между военнослужащими разных призывов. Вторыми по распространенности являются конфликты между сержантами и рядовыми. Чаще всего причинами конфликтов становятся психологическая несовместимость военнослужащих, стремление отдельных военнослужащих переложить часть своих обязанностей на сослуживцев, грубость и оскорбление личного достоинства со стороны сослуживцев, бытовые неудобства, проблемы в обеспечении и предоставлении отдыха.

3. Удовлетворенность качеством обеспечения военнослужащих поло-женными видами довольствия остается средней. При этом отмечена тенденция ее снижения, что неизбежно ведет к росту конфликтов в воинских коллективах, особенно при ограничении воспитательных воздействий на военнослужащих.

4. Эффективность работы командования по профилактике и предупреждению конфликтных ситуаций оценивается подавляющим большинством военнослужащих положительно. При этом эффективность данного вида работы, по мнению опрошенных военнослужащих, в 2009 году несколько возросла. Вместе с тем информированность офицеров о положении дел в подразделении остается крайне низкой. Только около 11% респондентов заявили, что офицеры имеют представление о правонарушениях, конфликтах в своих подразделениях. А каждый пятый (22%) опрошенный на себе испытал неуставные взаимоотношения именно со стороны офицеров. Наметилась положительная тенденция, связанная со снижением частоты коллективных наказаний в дисциплинарной практике офицеров. Наиболее эффективной формой профилактики межличностных конфликтов сами военнослужащие считают привлечение виновников к уголовной ответственности, самой неэффективной – привлечение родителей для оказания воспитательного воздействия на виновника.

5. Обращение военнослужащих за помощью к командованию по решению их служебных и личных проблем часто бывает безответным. Реальную помощь получают только около половины военнослужащих, обратившихся к своим командирам. Неизменно на высоком уровне остается «объектное» отношение офицеров к подчиненным. Это обстоятельство наиболее благоприятствует условиям существования и развития неуставных взаимоотношений в воинских коллективах, ведет к разобщению командиров и подчиненных, утверждению в межличностных отношениях безучастности к судьбе сослуживцев, равнодушия и эгоизма.

6. Национальный вопрос все более актуализируется в повседневной жизнедеятельности Вооруженных Сил. Национальный состав России полностью отражается на ее армии. Большинство военнослужащих по национальности русские (63%). Более половины (68%) военнослужащих осуждают межнациональные конфликты. Однако почти каждый четвертый (23%) военнослужащий испытывает неприязнь к военнослужащим других национальностей. В большинстве случаев эта неприязнь сформировалась в ходе военной службы. Чаще всего неприязнь возникает к военнослужащим, принадлежащим к народам Дагестана и военнослужащим русской национальности, преимущественно тем из них, которые имели какое-то криминальное прошлое либо изъяны в воспитании. По-прежнему актуальным в воспитательной работе с военнослужащими остается сплочение воинских коллективов и формирование здоровой нравственной атмосферы, поощрение коллективизма, взаимопомощи и войскового товарищества в межличностных отношениях военнослужащих.

Новая редакция Ст. 335 УК РФ

1. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряженное с насилием, —

наказывается содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет или лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) утратил силу;

б) в отношении двух или более лиц;

в) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

г) с применением оружия;

д) с причинением средней тяжести вреда здоровью, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок до десяти лет.

Комментарий к Статье 335 УК РФ

1. Нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними подчиненности распространяются только на взаимоотношения лиц, равных между собой по своему служебному положению и воинскому званию, и на взаимоотношения старших и младших, т.е. лиц, имеющих неравные воинские звания или должности, но не находящихся между собой в отношениях подчиненности.

2. В условиях резко обостряющихся социальных противоречий происходит падение престижа и популярности воинского труда, растет число правонарушений, совершенных военнослужащими. Наиболее опасным в армии является постоянный рост насильственных преступлений, получивших широкую известность под названием «дедовщина». Правонарушения этой категории совершаются в сфере межличностных отношений в Вооруженных Силах РФ. Они связаны с глумлением, издевательством и насилием одних военнослужащих над другими с целью подчинить их своему влиянию.

3. Объектами преступного посягательства являются закрепленный в общевоинских уставах порядок взаимоотношения военнослужащих, не состоящих в отношениях подчиненности друг к другу, а также жизнь, здоровье, честь и достоинство военнослужащих.

4. По объективной стороне УК РФ признает уголовно наказуемыми такие действия, которые связаны с унижением чести и достоинства потерпевшего или издевательством над ним, а также действия, связанные с насилием.

5. Унижение чести и достоинства потерпевшего при нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими (ч. 1 коммент. статьи) в отличие от общеуголовного оскорбления (ст. 130) совершается во время исполнения потерпевшим обязанности военной службы или в связи с его служебной деятельностью.

6. Унижение чести и достоинства личности потерпевшего при нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими объективно, как правило, совершается в насильственной форме, а субъективно — в целях самоутверждения, доминирования субъектов преступлений, подчинения своей воле сослуживцев, изменения их отношения к службе и т.д.

7. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, связанное с издевательством над потерпевшим либо сопряженное с психическим и физическим насилием, включает в себя угрозы физической расправы, причинение ему физической боли, нанесение побоев и легкого вреда здоровью, связывание, насильственное лишение свободы, совершение сексуальных извращений и т.д.

8. С субъективной стороны деяние совершается умышленно. Отношение виновного к наступившим последствиям издевательства и насилия над потерпевшим может быть и в форме неосторожной вины.

9. Субъектами нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими могут быть военнослужащие различных званий и служебного положения, не состоящие между собой в отношениях подчиненности с потерпевшим.

10. Квалифицирующими признаками деяния являются: совершение подобных деяний в отношении двух и более лиц; группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; с применением оружия; с причинением средней тяжести вреда здоровью (ч. 2), с причинением тяжких последствий (ч. 3).

10.1. Под совершением тех же действий в отношении двух и более лиц понимается одновременное учинение в отношении их действий, охватываемых единством намерения.

10.2. К тяжким последствиям преступления относятся причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, убийство и причинение смерти по неосторожности, самоубийство потерпевшего и др.

10.3. Умысел на причинение тяжких последствий — причинение смерти, тяжкого вреда здоровью двум и более потерпевшим, крупный материальный ущерб и пр. — требует квалификации деяний по совокупности с другими статьями УК, прежде всего о преступлениях против жизни и здоровья человека.

11. Деяния, описанные в ч. 1 и 2, относятся к категории преступлений средней тяжести, в ч. 3 — к категории тяжких преступлений.

Другой комментарий к Ст. 335 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона данного состава состоит в нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними субординации. Правила взаимоотношений между военнослужащими регламентируются Уставом внутренней службы Вооруженных Сил РФ, утвержденным Указом Президента РФ от 10 ноября 2007 г. N 1495.

Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими должно быть связано с унижением чести и достоинства, издевательством над потерпевшим либо сопряжено с насилием.

Унижением чести и достоинства являются умаление достоинства потерпевшего, подрыв его репутации и проч.

Издевательство представляет собой злую насмешку, глумление над виновным. Оно может осуществляться в пристойном виде, хотя по своему содержанию является циничным и оскорбительным, глубоко ранящим психику человека.

Насилие может быть как физическим (побои, легкий вред здоровью, ограничение свободы и др.), так и психическим (различного рода угрозы).

2. Деяние окончено с момента нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими.

3. Субъектом является военнослужащий, нарушающий уставные правила взаимоотношений с другим военнослужащим, при отсутствии между ними отношений подчиненности.

4. Наличие тяжких последствий (ч. 3) должно быть установлено в приговоре суда. Ими могут признаваться причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, причинение смерти по неосторожности, самоубийство потерпевшего и т.д.

НАРУШЕНИЯ УСТАВНЫХ ПРАВИЛ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ (ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ)

Исраилов И.И., старший следователь СО при ОВД Кировского района, старший лейтенант юстиции, соискатель Ростовского Юридического Института МВД РФ

г. Ростов-на-Дону

В настоящей работе анализируется ряд спорных в теории и судебной практике вопросов квалификации нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности.

В последние годы, учитывая важное значение для социально-политической и юридической оценки совершенного общественно опасного деяния и лица, его совершившего, опубликовано множество работ и отдельных статьей по общей теории квалификации преступлений1, а также квалификации отдельных видов преступлений2. Так, например, В.Н. Кудрявцев определял «квалификацию преступления как установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой».3

Квалификация преступления — это, можно сказать, юридический диагноз совершенного общественно опасного деяния. Правильная квалификация преступления содержит юридическую оценку совершенного деяния, данную государством преступлениям вида, обеспечивает возможность назначение справедливого наказания за совершенное преступление. Правильная квалификация преступления является необходимым условием соблюдения принципа законности при определении уголовной ответственности за конкретные преступления, а также обеспечивать соблюдение прав человека.

Если обратиться к судебной практике, то видно, что при применении уголовно-правовых норм об

2 См.: Галиакбаров Р. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой // Российская юстиция. 2000. №4.; Зателепин О.К. Актуальные вопросы разграничения преступлений против военной службы и дисциплинарных проступков // Соотношение преступлений и иных правонарушений: современные проблемы. М., 2005. и др.

3 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступления.

М., 1999 С. 5.

ответственности за воинские преступления, часто возникают спорные вопросы, допускаются ошибки. Поэтому имеется обоснованная необходимость в теоретической разработке вопросов квалификации рассматриваемого преступления на базе судебной практики военных судов. К сожалению, в юридической литературе проблемные вопросы квалификаций нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими достаточного освещения не нашли. Очевидно, что выработка научных рекомендаций по таким вопросам есть непременное условие правильного применения норм УК и, следовательно, соблюдения принципа законности в деятельности органов дознания, военной прокуратуры и суда. Знание этих вопросов важно не только для практических работников, но и для курсантов военных институтов, ибо они как будущие командиры-юристы должны четко знать действующее законодательство.

Нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими наносят ущерб воинскому правопорядку, здоровью, чести и достоинству военнослужащих, интересам обеспечения постоянной готовности войск и сил флота. По своему характеру они являются воинскими правонарушениями. Наиболее опасные из этих правонарушений, сопряженные с насилием, унижением чести и достоинства военнослужащих, признаются преступлениями против военной службы и предусмотрены в ст. 335 УК РФ. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними подчиненности, относятся к числу наиболее распространенных преступлений в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах, их удельный вес составляет более 30% всех совершаемых преступлений.4 Борьбе с этими опасными преступлениями против военной службы постоянно уделяется серьезно внимание военного командования, органов военной прокуратуры, военных судов, а также широкой общественности.

Ошибки в квалификации влекут или необоснованное осуждение лица за более тяжкое преступление, чем оно фактически совершило, или смягчение ответственности субъекта, совершившего опасное преступление.

Таким образом, квалификация преступления имеет чрезвычайно важное значение в деятельности уголовной юстиции.

Официальная квалификация преступления осуществляется специально уполномоченными работниками государственных органов: следователями, прокурорами, судьями. Решения этих лиц о квалификации преступления имеют официальное

4 Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими // Обзор судебной практики военных судов Российской Федерации по уголовным делам (19962001). М., 2002. С. 6-7.

БИЗНЕС В ЗАКОНЕ

1’ 2009

значение и получают отражение в соответствующих юридических документах (постановлении о возбуждении уголовного дела (ст. 146 УПК), постановлении о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК), обвинительном заключении (ст. 220 УПК), приговоре (ст. 299 УПК).5

В соответствии со ст. 331 УК РФ преступление, предусмотренное ст. 335 УК, как любое воинское преступление, является посягательством на установленный порядок прохождения военной службы, нарушает сущность воинских правоотношений. Оно может быть совершено в расположении воинской части или вне пределов ее, в служебное время или во время отдыха, проведения культурномассовых, спортивных мероприятий, при нахождении в увольнении, в командировке, в лечебном учреждении и т. п.6

Состав рассматриваемого преступления образуется в следующих случаях.

Во-первых, когда антиуставные отношения, связанные с унижением чести и достоинства или издевательством либо насилием, допущены одним военнослужащим в отношении другого в связи с исполнением потерпевшим обязанностей по военной службе, то есть на почве служебной деятельности военнослужащего. Нарушения уставных взаимоотношений конкретно могут проявляться в принуждении потерпевших совершать действия, унижающие их личное достоинство, делать личные услуги военнослужащим более ранних сроков призыва, выполнять за них те или иные обязанности военной службы, сексуальных извращениях и иных формах издевательств. Они могут быть связаны с изъятием у военнослужащих более поздних сроков призыва предметов обмундирования, продуктов питания, иных материальных ценностей. Все эти действия, как правило, сопровождаются применением насилия или угрозой его применения.7 Насилие может состоять в нанесении побоев, причинении различной тяжести вреда здоровью, иных насильственных действиях, связанных с причинением физической боли потерпевшему либо ограничением его свободы. Понятием насилия охватывается также угроза применением различных видов физического насилия.

В юридической литературе высказано мнение, что насилие признак объективной стороны в составе нарушения уставных правил взаимоотношений

6 И.А. Фаргиев, О.С. Крутько. Неустанные взаимоотношения: уголовно-правовой и виктимологический аспекты: Учебное пособие. Хабаровск: Хабаровский военный институт Федеральной пограничной службы Российской Федерации, 1999. С. 7.

7 Ахметшин Х.М. Квалификация нарушений уставных правил

взаимоотношений военнослужащих при отсутствии между ними отношений подчиненности // Актуальные вопросы применения советского уголовного и уголовно-процессуального законодательства органами военной юстиции: Учебное пособие. М., 1989.

между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности имеет свои особенности. В первую очередь основным деянием в рассматриваемом преступлении является «нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности», поскольку речь идет о нарушении, «связанном» или «сопряженном» с иными действиями. Кроме того, средствами совершения данного преступления являются унижение чести и достоинства, издевательство либо насилие. И, наконец, само нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности представляет собой разновидность насильственного поведения8.

Примером правильной оценки судом насилия при нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношения подчиненности является уголовное дело в отношении В.

С целью подчинить своему влиянию и добиться беспрекословного повиновения от сослуживца более позднего срока призыва рядового Л. подсудимый В. нанес последнему множественные удары ногами и руками по телу, причинив здоровью потерпевшего легкий вред.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Военный суд гарнизона, установив, что насилие к Л. было применено во время исполнения им обязанностей дневального по роте и направлено на нарушение установленного порядка взаимоотношений лиц, не состоящих в отношениях подчиненности, обоснованно квалифицировал действия В. по ч. 1 ст. 335 УК РФ.

Во-вторых, указанные действия могут быть учинены одним военнослужащим над другим на почве личных взаимоотношений или из хулиганских побуждений, но в момент совершения неуставных действий виновный или потерпевший находились при исполнении обязанностей по военной службе, иначе говоря, хотя бы один из участников конфликтной ситуации должен быть вовлечен в сферу отношений по исполнению служебных обязанностей.

Примером ошибочного вывода об отсутствии признаков воинского преступления служит уголовное дело в отношении М.

Органами предварительного следствия М. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 335 УК РФ и выразившегося в нанесении одного удара сослуживцу Н., в результате которого последним причинен вред здоровью средней тяжести.

Переквалифицируя действия М. на ч. 1 ст. 112 УК РФ, суд в приговоре указал, что виновный не желал нарушить воинский правопорядок, а применил на-

8 См.: Зателепин О.К., Лавруков М.М. Понятие воинских насильственных преступлений и некоторые вопросы их квалификации // Право в Вооруженных Силах. 2002. N 12.

силие на личной почве за то, что потерпевший хватал его за рукав и выражался в адрес М. нецензурной бранью.

Между тем из материалов дела видно, что конфликт между М. и Н. произошел во время работы в столовой части и лишь после того как виновный высказал недовольство отношением потерпевшего к уборке. При этом каких-либо претензий личного характера ни М. к Н. ни Н. к М. не предъявляли. Поскольку содеянное М. не только было связано с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы, но совершено во время исполнения обоими этих обязанностей, что свидетельствует об очевидном для виновного фактическом нарушении порядка воинских отношений, то вывод суда об отсутствии в действиях М. признаков воинского преступления не может быть признан правильным.

В-третьих, как нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими следует квалифицировать также действия, непосредственно не связанные с исполнением обязанностей по военной службе и учиненные из тех или иных низменных побуждений, но сопровождавшиеся явным неуважением к воинскому коллективу, нарушением внутреннего распорядка в подразделении, нормального отдыха или досуга личного состава, стремлением отдельных военнослужащих более раннего призыва утвердить свое превосходство над молодыми воинами.

В приведенных случаях действия виновных нарушают закрепленный в уставах порядок взаимоотношений между военнослужащими и содержат признаки воинского преступления.

Практика показывает, что нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими иногда совершаются по мотивам национальной или расовой вражды или розни, сопровождаются унижением национальных чувств военнослужащих.

Следует подчеркнуть, что не всякое унижение чести и достоинства или издевательство либо насилие образует воинское преступление. Во время прохождения военной службы по призыву или по контракту военнослужащие вступают не только в военно-служебные отношения, регулируемые и охраняемые нормами военного законодательства. На почве осуществления общегражданских прав и свобод, брачно-семейных отношений, других прав и обязанностей между военнослужащими могут возникать конфликты, носящие сугубо личный характер, в том числе с унижением чести и достоинства, издевательством либо сопряженные с насилием. В связи с тем, что эти конфликты не затрагивают воинский правопорядок, борьба с ними должна вестись с применением соответствующих норм общеуголовного законодательства. Наличие в разделе 12 Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации специальных норм, предусматривающих ответственность военнослужащих за посягательства на порядок воинских отношений,

связанные с унижением чести и достоинства или издевательством либо сопряженные с насилием над личностью других военнослужащих, не исключает применения к ним норм общеуголовного законодательства о преступлениях против личности и о хулиганстве, когда совершенное над военнослужащим насилие может быть признано преступлением против личности или хулиганством.

Например, не образует воинского преступления насилие одного военнослужащего над другим, совершенное по личным мотивам, когда военнослужащие находились на свадьбе, другом семейном торжестве, в кругу друзей, знакомых, вне пределов воинской части и т.п. В зависимости от конкретных обстоятельств такое деяние может быть признано преступлением против личности или хулиганством.

Как правило, действия, описанные в диспозиции ст. 335 УК и совершенные в расположении воинской части (на месте проведения учебных занятий, боевых стрельб, производстве работ, и т.п.), будут признаваться нарушением уставных правил взаимоотношений между военнослужащими. Между тем в отдельных конкретных случаях такие действия могут не содержать признаков воинского преступления, в частности, например, как это имело место в следующем примере из судебной практики.

Рядовой А., будучи недовольным нечистоплотностью сослуживца рядового Б. в комнате, бытового обслуживания, казармы нанес ему побои. Эти действия виновного органами предварительного следствия были квалифицированы по ч. 1 ст. 335 УК РФ. Однако из материалов дела усматривалось, что общественно опасное поведение рядового А. не было связано со служебной деятельностью сослуживца Б. При этом ни один из них не находился при исполнении обязанностей по военной службе, во время нанесения побоев никого, кроме осужденного и потерпевшего, в бытовом комнате не было. Каких- либо данных о том, что А. своими действиями проявил явное неуважение к воинскому правопорядку в материалах дела не имелось, а конфликт возник на почве сугубо личных отношений. Поэтому судом содеянное обоснованно было расценено, как побои и квалифицировано по ст. 116 УК РФ.

В рамках одной публикации невозможно рассмотреть весь комплекс проблем, связанных с квалификацией нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности. Вместе с тем изложенное позволяет утверждать, что от того, насколько точно и правильно определены признаки состава данного преступления во многом зависит правильная квалификация содеянного по ст. 335 УК РФ.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх