Статья 229 УК

Новая редакция Ст. 25 УК РФ

1. Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

2. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

3. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Комментарий к Статье 25 УК РФ

1. Психическое отношение лица к совершению запрещенного уголовным законом общественно опасного действия (бездействия) и его последствиям неоднозначно проявляется как с интеллектуальной, так и с волевой стороны психической деятельности. Интеллектуальная сторона психической деятельности при совершении лицом преступления характеризует степень осознания им общественной опасности и уголовной противоправности совершаемого деяния, предвидение возможности или неизбежности наступления определенных общественно опасных последствий такого поведения. Волевая сторона психического отношения лица к совершаемому деянию и возможным его последствиям проявляется в желании наступления предвидимых последствий своих действий (бездействия) или в нежелании их, но сознательном допущении наступления таких последствий либо в безразличном отношении к их наступлению.

2. В зависимости от степени выраженности осознания характера совершаемых действия (бездействия) и предвидения возможности либо неизбежности наступления последствий, а также в зависимости от особенностей волевого отношения лица к последствиям различают прямой и косвенный умысел. Косвенный умысел иногда называют эвентуальным.

3. Согласно ч. 1 коммент. статьи умышленным признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом. Если по УК РФ РСФСР понятия прямого и косвенного умысла были категориями науки уголовного права, то по УК РФ они стали категориями уголовного закона.

4. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. С точки зрения интеллектуального момента прямой умысел характеризуется осознанием общественной опасности своих действий (бездействия) и предвидением возможности или неизбежности общественно опасных последствий этих действий (бездействия). При прямом умысле лицо осознает не только общественную опасность своих действий (бездействия), но и, как правило, их уголовную противоправность. При прямом умысле лицо предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия). В одних случаях оно предвидит возможность наступления того или иного общественно опасного последствия либо нескольких альтернативных последствий, в других — неизбежность их наступления. Различие в предвидении возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий зависит от характера совершаемого действия (или бездействия). Например, выстрел из пистолета в голову потерпевшего дает лицу основание предвидеть неизбежность наступления его смерти, поскольку повреждения головного мозга жертвы преступного посягательства по общему правилу несовместимы с жизнью.

5. С точки зрения волевого момента при прямом умысле лицо желает наступления предвидимых общественно опасных последствий, так как эти последствия для виновного являются целью его преступной деятельности.

6. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

7. С точки зрения интеллектуального момента при косвенном умысле лицо осознает общественную опасность совершаемых действий (бездействия), предвидит возможность наступления общественно опасных последствий. Однако с точки зрения волевого момента это лицо не желает наступления предвидимого последствия, но сознательно допускает возможность его наступления либо относится к возможности его наступления безразлично.

8. Практическое значение умения различать прямой и косвенный умысел заключается не в том, что при установлении прямого умысла виновного в содеянном его следует наказать строже, а в том, что, во-первых, отдельные преступления могут совершаться только с прямым умыслом, а следовательно, запрещенное уголовным законом поведение лица не может рассматриваться как преступление данного вида при установлении в нем косвенного умысла, и, во-вторых, содеянное может признаваться приготовлением к преступлению или покушением на преступление также лишь при наличии у виновного прямого умысла.

9. В п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1 подчеркивается, что если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и т.п.).

10. Доктрина уголовного права и судебная практика различают и другие виды умысла по тем или иным критериям или признакам. В зависимости от степени предвидения определенных общественно опасных последствий различают определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный) умысел.

10.1. Практическое значение установления в содеянном определенного или неопределенного умысла виновного заключается в том, что при неконкретизированном умысле его действия квалифицируются по фактически наступившим последствиям, а если лицо действовало с конкретизированным умыслом, однако реализовать его полностью не удалось по не зависящим от этого лица обстоятельствам, то содеянное квалифицируется как покушение на преступление или как приготовление к преступлению.

11. По критерию времени формирования преступного умысла доктрина уголовного права различает также заранее обдуманный и внезапно возникший умысел. По общему правилу лицо, совершившее преступление с заранее обдуманным умыслом (или предумышленно), характеризуется как носитель более глубоких отрицательных установок, ценностных ориентаций и качеств, чем лицо, совершившее при прочих равных условиях преступление по внезапно возникшему умыслу. Это должно учитываться при назначении наказания.

12. Разновидностью внезапно возникшего умысла является так называемый аффектированный умысел, сформировавшийся в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Совершение преступления при аффектированном умысле находит отражение в привилегированном составе преступления (например, ст. 107, 113).

13. Умышленное совершение преступления всегда связано с определенными мотивами или целями виновного. Мотив и цель в качестве обязательного признака указываются лишь в некоторых составах преступлений (ст. 145, 166, 184, 186, 202, 294 и др.). Однако независимо от наличия или отсутствия указания в законе на мотив или цель преступления их установление является обязательным (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК). Мотив преступления дает нравственную оценку совершенному преступлению и личности виновного.

14. Под мотивом преступления понимается осознанное лицом внутреннее побуждение, сформировавшееся под влиянием потребностей этого лица. Различают мотивы хулиганские, мести и кровной мести, корыстные, карьеристские, мотивы национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, политические и иные. Под целью преступления понимается осознаваемый виновным конечный преступный результат, к достижению которого лицо стремится путем совершения преступления.

15. Совершение каждого умышленного преступления осуществляется на фоне определенного эмоционального состояния виновного. В уголовном праве учитывается лишь внезапно возникшее сильное душевное волнение (аффект) (см. п. 12 коммент. статьи). Эмоциональные состояния, переживаемые лицом при совершении изнасилования, кражи, вымогательства и других преступлений, не влияют на основания и пределы его УО.

Другой комментарий к Ст. 25 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Законодатель делит умысел как форму вины на прямой и косвенный умысел; судебная практика добавляет к этому деление умысла на заранее обдуманный и внезапно возникший, а также на определенный и неопределенный (в том числе альтернативный).

2. Прямой умысел с точки зрения его интеллектуального элемента предполагает осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия) и предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий.

Осознание лицом общественной опасности деяния основывается на понимании им фактических обстоятельств совершаемого, образующих юридически значимые объективные признаки конкретного состава преступления.

Предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий сводится к предвидению фактических изменений в окружающем мире в будущем, пониманию их социальной значимости и пониманию в общем и целом причинно-следственных связей между совершаемым и происходящим в будущем. Предвидение неизбежности наступления последствий означает такое представление лица о будущем, в котором он не допускает иного варианта развития событий. Предвидение реальной возможности наступления последствий означает такое представление лица о будущем, в котором оно допускает иной вариант развития событий, но обоснованно надеется на то, что произойдет именно так, как ему представляется.

Волевой элемент прямого умысла предполагает желание наступления общественно опасных последствий (при этом эмоциональное отношение лица к наступающим последствиям может быть различным, в том числе отрицательным).

3. Интеллектуальный элемент косвенного умысла совпадает с аналогичным элементом прямого умысла, за исключением того, что здесь нет предвидения неизбежности наступления общественно опасных последствий, которое в силу закона характеризует только прямой умысел.

Волевой элемент косвенного умысла характеризуется наличием сознательного допущения последствий или безразличного к ним отношения.

4. В зависимости от определенности представления субъекта о последствиях совершаемого деяния умысел может быть определенным и неопределенным, в том числе альтернативным.

При определенном умысле лицо четко предвидит наступающие последствия. В случае ненаступления предвиденных последствий преступление квалифицируется как покушение на соответствующее преступление.

При неопределенном умысле лицо предвидит как равно возможные к наступлению несколько последствий (при альтернативном умысле — два последствия). В этом случае преступление квалифицируется по фактически наступившим последствиям.

5. Умышленные преступления, не предполагающие наступление последствий в качестве обязательного признака объективной стороны (формальные составы), могут быть совершены только с прямым умыслом, когда лицо осознает общественную опасность своих действий (бездействия) и желает их совершить.

Новая редакция Ст. 232 УК РФ

1. Организация либо содержание притонов или систематическое предоставление помещений для потребления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов —

наказываются лишением свободы на срок до четырех лет с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, —

наказываются лишением свободы на срок от двух до шести лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные организованной группой, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечание. Под систематическим предоставлением помещений в настоящей статье, а также в статье 241 настоящего Кодекса понимается предоставление помещений более двух раз.

Комментарий к Статье 232 УК РФ

1. Основной объект преступного посягательства — общественные отношения в сфере использования (потребления) наркотических средств и психотропных веществ, обеспечивающие безопасность здоровья населения.

Общественная опасность притоносодержательства заключается в том, что оно создает благоприятные условия для немедицинского потребления наркотиков или психотропных веществ и иного их незаконного оборота, вовлечения в это лиц, ранее их не употреблявших, что в конечном счете подрывает безопасность здоровья населения.

2. Объективная сторона составов преступления включает организацию либо содержание притона для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

2.1. Согласно позиции Пленума ВС РФ (см. Постановление от 15.06.2006 N 14) притоном в коммент. статье признается любое жилое (квартира, дом, комната, палатка и пр.) или нежилое (подвал, чердак, гараж, салон автомобиля и пр.) помещение, неоднократно (два и более раза) предоставляемое одним и тем же либо разным лицам для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Притоном также следует признавать участки местности, находящиеся во владении граждан и предоставляемые другим лицам в тех же целях (дачные, строительные участки и пр.), поскольку сущность рассматриваемого преступления — не в месте организации притона, а в создании условий для немедицинского потребления наркотических средств или психотропных веществ.

2.2. Организация притона — это совершение любых действий, результатом которых стало образование притона для потребления наркотических средств или психотропных веществ (подыскание помещения, его приспособление, неоднократное предоставление уже имеющегося помещения или участка местности для потребления наркотиков и др.).

Организация притона отражает оконченное (составом) преступление, когда соответствующее помещение или участок местности фактически стали притоном.

2.3. Содержание притона — это совершение любых действий по обеспечению его функционирования (организация посещений притона наркоманами, ремонт помещения, финансирование, снабжение наркотиками и пр.). Совершение указанных действий является достаточным основанием для признания притоносодержательства оконченным составом преступления.

3. Организация и содержание притона являются продолжаемым преступлением, поскольку для признания помещения или участка местности притоном необходимо его неоднократное (два или более раза) предоставление другим лицам для потребления наркотиков или психотропных веществ. Одноразовое предоставление соответствующего места для указанной цели состава рассматриваемого преступления не образует.

4. Субъект преступного посягательства общий — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет. Для квалификации безразлично, является ли субъект владельцем предоставляемого помещения или участка местности либо нет.

5. С субъективной стороны составы преступления характеризуются прямым умыслом, а также наличием специальной цели — потребление наркотических средств или психотропных веществ (см. коммент. к ст. 230).

Момент возникновения умысла организатора или содержателя притона на квалификацию не влияет. Он может быть заранее обдуманным (единым) на неоднократное предоставление помещения или участка местности другим лицам для потребления наркотиков или психотропных веществ либо возникать всякий раз вновь, когда для потребления наркотиков или психотропных веществ потребуются благоприятные условия.

6. В ч. 2 коммент. статьи предусмотрен квалифицированный состав преступления.

6.1. О понятии организованной группы см. коммент. к ч. 3 ст. 35.

7. Деяния, предусмотренные в ч. 1 коммент. статьи, относятся к преступлениям средней тяжести, а в ч. 2 — к тяжким преступлениям.

8. Если организатор либо содержатель притона снабжал посетителей притона наркотическими средствами или психотропными веществами либо склонял других лиц к их потреблению, его действия надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 232 и 228.1 или 230 (см. Постановление Пленума ВС РФ от 15.06.2006 N 14).

9. Организатор или содержатель притона, в котором хранились, сбывались, изготавливались или перерабатывались наркотические средства или психотропные вещества, помимо ст. 232 должен нести УО как исполнитель либо пособник (в зависимости от обстоятельств) преступления, предусмотренного ст. 228, 228.1.

Другой комментарий к Ст. 232 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона преступления характеризуется совершением одного из указанных в законе действий: организацией притона или его содержанием. Существо этих действий раскрывается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14.

2. Если организатор или содержатель притона снабжал посетителей притона наркотическими средствами или психотропными веществами либо склонял других лиц к их потреблению, его действия при наличии к тому оснований надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 232 УК РФ и соответственно ст. 228.1 или ст. 230 УК РФ.

3. Субъективная сторона — прямой умысел. При этом не имеет значения, преследовал ли виновный корыстную или иную цель.

УДК 343.57

Светлана Александровна СТУПИНА,

старший научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории проблем мониторинга наркоситуации (лаборатории №1) организационнонаучного и редакционно-издательского отдела Сибирского юридического института ФСКН России (г. Красноярск), кандидат юридических наук, доцент

Денис Николаевич ЛОТЦ,

научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории проблем государственной политики и общественной деятельности в сфере профилактики наркомании (лаборатории №2) организационно-научного и редакционно-инзительского отдела Сибирского юридического института ФСКН России (г.Красноярск)

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ОРГАНИЗАЦИЮ ЛИБО СОДЕРЖАНИЕ ПРИТОНОВ ДЛЯ ПОТРЕБЛЕНИЯ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ИЛИ ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ

CRIMINAL LIABILITY FOR ORGANIZATION OR MAINTAINING DENS FOR USING DRUGS AND PSYCHOTROPIC SUBSTANCES

В статье анализируется состав преступления, предусмотренный ст. 232 УК РФ. Рассматриваются различные составляющие признаков объективной стороны преступления, а также некоторые положения Стратегии антинаркотической политики Российской Федерации в соотношении с современной практикой назначения наказания за организацию либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Ключевые слова: преступление, наркотики, Стратегия государственной антинаркотической политики Российской Федерации, наказание, организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Распространение наркомании происходит нарастающими темпами. Количество официально зарегистрированных потребителей наркотиков по состоянию на 1 января 2010 г. составило 621366 человек (рост на 2%), или 437,85 на 100 тыс. населения. Диагноз «наркомания» поставлен 422 749 лицам (297,9 на 100 тыс. населения). Реальное число наркопотребителей в Российской Федерации оценивается международными эк-

спертами в пределах 2,5 млн. человек, причем молодежь до 30 лет составляет более 1,5 млн., 80% из них имеют опийную зависимость.1

Совершенно справедливо Президент РФ Д.А. Медведев заявил на заседании президиума Государственного совета «О мерах по усилению противодействия потреблению наркотиков среди молодежи», что наркомания для национальной безопасности России представляет угро-

зу, которая носит глобальный характер, поскольку она распространилась по всей территории России.

Широкое распространение злоупотребления наркотическими средствами и психотропными веществами невозможно без наличия широкой сети притонов для их потребления, в которых создаются благоприятные условия для их незаконного оборота и для вовлечения в него лиц, ранее их не употреблявших, что, безусловно, подрывает безопасность здоровья населения. Деятельность наркопритонов является чрезвычайно опасной формой маргинализации населения, особенно молодежи, и вовлечения его в сферу наркопотребления.

Официальные статистические данные свидетельствуют о неуклонном росте рассматриваемого вида преступлений.

В январе-марте 2011 г. в России правоохранительными органами выявлены 2 225 преступлений, связанных с организацией и функционированием наркопритонов (рост на 2,6%), в том числе органами наркоконтроля — 1 584 (рост на 10,1%).3

Территориальными органами ФСКН России в 2008 г. были расследованы 3537 преступлений по ст. 232 УК РФ «Организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ», в 2009 г. -4119, в 2010 г. — 4602, за восемь

Опасность организации либо содержания притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ повышена и очевидна.

В п. 21 Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации4 указано, что Российская Федерация реализует меры, направленные на совершенствование законодательства в сфере оборота наркотиков и их прекурсоров, и в области противодействия их незаконному обороту в целях охраны здоровья граждан, государственной и общественной безопасности.

Законодательное формулирование диспозиции ст. 232 УК РФ не является совершенным и нуждается в корректировке, поскольку содержание ст. 232 УК РФ определено законодателем путем использования оценочных признаков, которые в юридической литературе толкуются неоднозначно. Вследствие этого применение ст. 232 УК РФ на практике вызывает при квалификации ряд трудностей, правильное решение которых во многом обуславливает эффективность привлечения к уголовной ответственности.

Одним из дискуссионных вопросов остается определение объективной стороны рассматриваемого преступления, которая характеризуется альтернативно указанными двумя действиями: организацией или содержанием притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ. Существует неопределенность и в вопросе момента окончания преступления «содержание притонов», а именно в понимании систематичности, которое не имеет до сих пор четкого законодательного и судебного закрепления.

В п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г.

№14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми вещества-ми»5 дается следующее разъяснение: по смыслу закона содержание притона будет оконченным преступлением лишь в том случае, если помещение фактически использовалось одним и тем же лицом несколько раз либо разными лицами для потребления наркотических средств и психотропных веществ. При этом не имеет значения, преследовал ли виновный корыстную или иную цель.

По нашему мнению, использование указания «несколько раз» не способствует единообразному пониманию. В учебной и научной литературе, в комментариях к ст. 232 УК РФ авторы часто обходят данный вопрос, цитируя постановление6 либо отсылая к нему7, или просто указывая, что состав преступления, предусмотренного ст. 232 УК РФ, формальный и преступление считается оконченным с момента организации или действий по содержанию при-тона8, либо приводят различное понимание систематичности: «два и более раза» 9, «не менее трех раз»10 и т.д. В правоприменительной деятельности правоохранительных органов противоречивость сложившейся российской судебной практики порождает проблемы квалификации деяния по ст. 232 УК РФ. Кроме того, и само понятие притона связано с систематичностью совершения в нем определенных действий.

Отметим, что различное понимание судами момента окончания действий по содержанию притона отмечалось и в истории судебной практики. Так, в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 24 декабря 1987 г. №12 «О судебной практике по делам о хищении наркотических средств, а также незаконном изготовлении, распространении и других противоправных действиях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами»11 разъяснено: «по смыслу закона ответственность по ч. 3

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ст. 226 и ст. 226(1) УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик наступает как при неоднократном, так и при разовом предоставлении помещений для потребления наркотических средств, а также лекарственных и других средств, не относящихся к наркотическим, влекущим одурманивание, независимо от того, преследовал ли виновный корыстную цель»; в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. №2 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами» — что ответственность по ч.3 ст. 226 и ст. 226.1 УК РСФСР, независимо от того, преследовал ли виновный корыстную цель, наступает, в частности, при неоднократном (два и более раза) предоставлении помещений для потребления наркотических средств, а также не относящихся к наркотическим лекарственных и других средств, влекущих одурманивание; на два и более раза указывалось в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 27 мая 1998 г. №9.

Отметим, что в российском уголовном праве под систематичностью традиционно понимается совершение деяний не менее трех раз. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершенно-летних»12 систематичность трактуется как неоднократное (более двух раз) совершение деяния. Аналогично она определяется и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»13 . Однако превалирующее в судебной практике определение систематичности как «более двух раз», в отличие от мнений большинства ученых, склоняющихся к количеству «два и более раза»,

приводит к достаточно явным проблемам правоприменения.

Так, возбудить уголовное дело за организацию либо содержание притонов для потребления наркотических средств и психотропных веществ довольно сложно. Для этого сотрудникам правоохранительных органов как раз необходимо доказать систематичность сбора граждан для потребления наркотиков, организованного конкретным человеком в конкретном месте. К примеру, сотрудники отдела №5 ОРЧ №2 УР по линии НОН МВД по Республике Бурятия дважды фиксировали факт потребления дезомор-фина в квартире фигуранта, для возбуждения уголовного дела им не доставало лишь третьего факта. Мужчина же, зная тонкости законодательства, попытался избежать уголовного преследования, обменял двухкомнатную квартиру на однокомнатную и на новом месте жительства продолжил преступную деятельность. 14

В приговорах суды стали прямо оговаривать: помещение «более двух раз» использовалось для потребления наркотических средств или психотропных ве-ществ15, либо «пять раз»16, либо «несколько раз» в период и расписывают по времени17.

Полагаем логичным определение систематичности для содержания притона как совершение деяния «два и более раза», это соответствует буквальному толкованию систематичности, которое дается в постановлении Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. №14, поскольку в нем указано на фактическое предоставление помещения «несколько раз», то есть более одного раза, и целесообразным либо на законодательном уровне внести соответствующие изменения, либо закрепить это положение в постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

В свете Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации (п. 43) важное значение приобретает совершенствование уголовно-правового законодательства Российской Федерации в части, касающейся

гармонизации диспозиционных конструкций с мерами уголовного наказания в зависимости от тяжести совершенных преступлений путем более широкого использования административной преюдиции, обеспечения гибкости системы наказания, предусматривающей дифференциацию ответственности.

В то же время в п. 21 Стратегии указано, что в целях сокращения предложения наркотиков обеспечивается ужесточение административной ответственности за незаконное потребление наркотических средств, уголовной ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков и их прекурсоров, в том числе за сбыт наркотиков в исправительных учреждениях, а также в учреждениях или местах, используемых для проведения учебных, спортивных, культурных, развлекательных и иных публичных мероприятий.

Таким образом, гибкость системы наказания, предусматривающей дифференциацию ответственности, должна быть соотносима с ужесточением уголовной ответственности в зависимости от способа и места совершения преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков и их прекурсоров.

Законодатель и правоприменитель должны четко осознавать, что, независимо от современной тенденции уголовной политики на либерализацию уголовной ответственности, Стратегия в отношении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков и их прекурсоров, дает ориентир на ужесточение наказания в определенных направления.

В рамках анализа уголовной ответственности за организацию либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ следует обратиться к эффективности тех видов и мер наказания, которые применяются судами за совершение данных преступлений, поскольку результативность борьбы с наркопритонами предопределяется как санкциями, кото-

рые предусмотрены за данное преступление, так и практикой их применения.

Уголовное наказание является единственной правомерной формой реакции государства на общественно опасное поведение граждан. Его применение обеспечивает восстановление социальной справедливости, исправление осужденного, предупреждение новых преступлений. В связи с этим правильное решение связанных с ним проблем имеет большое практическое значение для сдерживания преступности.

Часть 1 ст. 232 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до четырех лет с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового; часть 2 ст. 232 УК РФ — лишение свободы на срок от двух до шести лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового; часть 3 ст. 232 УК РФ, введенная Федеральным законом от 29 ноября

2010 г. №316-ФЗ, — лишение свободы на срок от трех до семи лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Ограничение свободы как вид наказания в санкции ст. 232 УК РФ было введено Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. №377-ФЗ. До данных изменений санкции ст. 232 УК РФ предусматривали: ч. 1 — лишение свободы на срок до четырех лет, ч. 2 — лишение свободы на срок от трех до семи лет.

Важным критерием деятельности по применению уголовного наказания выступает карательная практика, которая, представляя собой объективированный результат судебной реакции на совершенные преступления, состоит из совокупности индивидуализированных мер уголовного наказания, могущих, применительно к конкретному посягательству, проявляться в самых разнообразных сочетаниях. Кроме того, после внесения в декабре 2003 г. изменений в УК РФ наказание до 8 лет лишения свободы суд теперь может назначать условно, это при том, что максимальная санкция по ч. 3

ст. 232 УК РФ предусматривает до семи лет лишения свободы.

Следует отметить, что в последние годы меры наказания, назначаемые виновным за организацию и содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ, далеки от суровых. Об этом отчетливо свидетельствуют официальные данные Управления Судебного департамента по Красноярскому краю. Так, в крае в период с 2009 г. по сентябрь 2011 г. по ст. 232 УК РФ были осуждены 245 человек, из них к реальным срокам лишения свободы — 93 человека, из которых ранее условно осужденных — 26, ранее условно-досрочно освобожденных

— 1 8 человек.

За тот же период были осуждены к условной мере наказания 152 человека, из них повторно по ст. 232 УК РФ — 6 человек. При этом им повторно суд назначил лишение свободы условно; повторно назначив лишение свободы, суд осудил условно 1 1 человек, которые ранее были осуждены к лишению свободы за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков. Таким образом, более половины (64,4%) в исследуемый период осуждены условно.

Конечно, необходимо учитывать строго индивидуальный подход судов к назначению наказания. Кроме того, выявленная тенденция ослабления карательной практики в отрыве от социального контекста может рассматриваться как гуманизация правосудия.18 Действительно, уголовное наказание, кроме положительного значения, несет в себе и массу отрицательных моментов, поэтому «чем меньшее количество лиц из числа выявленных правонарушителей осуждается к реальному уголовному наказанию, особенно к лишению свободы, тем гуманнее и индивидуализированнее правосудие»19. Однако для этого общество должно достичь соответствующего уровня социальной стабильности, которому сопутствует значительный сдерживающий потенциал культурных, нравственных факторов, чего

нельзя сказать о российской действительности. С учетом существующего состояния преступности и противодействия ей, а также снижения социального контроля за поведением личности такое «заигрывание» с преступниками в сфере незаконного оборота наркотиков имеет крайне негативные последствия.

По нашему мнению, анализ санкций и карательной практики за организацию либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ свидетельствует, что сегодня они не отражают действительной общественной опасности этих деяний и не достигают установленных в УК РФ целей. В последнее время, как показывает региональная практика, до истечения испытательного срока осужденные к лишению свободы условно по ст. 232 УК РФ вновь возвращаются к прежнему образу жизни.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. №14 указано, что при условном осуждении суд должен строго соблюдать положения ч. 2 ст. 73 УК РФ, в соответствии с которыми необходимо учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, смягчающие и отягчающие обстоятельства, имея в виду возможность исправления осужденного без изоляции от общества.

Таким образом, назначение условного осуждения повторно лицам, ранее судимым по ст. 232 УК РФ, а также лицам, которые ранее условно были осуждены к лишению свободы за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков, на наш взгляд, не должно иметь место. Мы также полностью поддерживаем мнение директора ФСКН России В.П. Иванова о целесообразности лишения права на условно-досрочное освобождение определенной категории лиц, совершивших преступления в сфере незаконного оборота наркотиков (например, для тех, кто торгует крупными партиями).

В этом плане хотелось бы отметить еще и следующее. Поскольку закон оставляет известные границы для судебного усмотрения, то предполагается, что суд, руководствуясь при назначении наказания принципом законности, из многих возможных вариантов выбирает тот, который наиболее полно отвечает целям и задачам закона с учетом условий, сопутствующих правоприменительному акту. Для этого «суды должны быть осведомлены о криминологических и социально-экономических реалиях, знание которых может повысить эффективность принимаемых решений»20 . Учет социальных условий, происходящих в обществе изменений и их последствий осуществляется в каждом случае применения уголовного наказания и в результате порождает определенную линию применения кары -ее усиление за те виды преступных посягательств, распространенность которых начинает вызывать опасения.

По справедливому замечанию В. Н. Кудрявцева, распространенность действий определенного рода является одним из показателей их опасности. 21 Усиление наказания есть результат ответственности преступника с учетом степени общественной опасности совершенного деяния в конкретных условиях места, времени и т. п. 22 Временный рост распространенности того или иного вида преступлений не требует реакций законодателя. В подобном случае, на наш взгляд, более оправданна ориентация судебных органов на усиление строгости применяемых наказаний за соответствующие преступления.

Вместе с тем акцент в рамках уголовно-правовой политики противодействия незаконному обороту наркотиков и их прекурсоров только на увеличение санкций может привести к сведению главного средства борьбы с указанными преступлениями к репрессии. Но репрессия сама по себе лишь в определенной степени уменьшает масштабы незаконного оборота наркотиков. Для устранения причин, способствующих распространению

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

наркомании, представляется необходимым в первую очередь не ужесточать уголовное наказание за рассматриваемые преступления, а сделать его реально неотвратимым.

В заключение важно отметить, что без комплексного подхода любой закон, пусть даже самый совершенный, не принесет желаемой отдачи. Следовательно, для противодействия распространению незаконного оборота наркотиков и деятельности наркопритонов необходимы, наряду с другими мерами, совершенствование уголовного законодательства, наличие продуманного уголовно-процессуального механизма его применения, научная организация оперативно-розыскной деятельности, высокий профессионализм людей, занимающихся этой работой.

1 Информационно-аналитическая справка о наркоситуации в Российской Федерации и результатах борьбы с незаконным оборотом наркотиков в январе-марте 2011 г. . URL: Официальный сайт ФСКН России // http:// fskn.gov.ru/page s/main/pre vent/3939/4052/ index.shtml.

2 Официальные данные ГИАЦ МВД России.

3 Информационно-аналитическая справка о наркоситуации в Российской Федерации и результатах борьбы с незаконным оборотом наркотиков в январе-марте 2011 г.

4 Стратегия государственной антинаркотичес-кой политики Российской Федерации до 2020 года : утв. Указом Президента Российской Федерации от 09.06.2010 №690.

5 О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 №14 (в ред. от 23.12.2010).

6 Напр.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для работников прокуратуры (постатейный) / отв. ред. В.В.Малиновский ;

7 Напр.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. Г.А. Есакова. 3-е изд., перераб. и доп. М, 2011.

8 Уголовное право России. Особенная часть : учебник /под ред. В.П. Ревина. 2-е изд., испр и доп. М, 2009.

9 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.Т. Томина,

В.В. Сверчкова. 6-е изд., перераб. и доп. М, 2010.

10 См.: Кузнецов В.И. Постановления Пленума Верховного Суда РФ: Дискуссионные вопросы // Сибирский юридический вестник. 2005. №4.

11 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1988. №1. С. 14-19.

12 О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. №1.

13 О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. №2.

14 Выявлен очередной наркопритон. Закон и порядок. . URL: http://salavatcity. ru/news-view-1362. html.

15 Приговор в отношении Морозова С. В. от

21 апреля 2011 г. г. Карпинск Свердловская обл. . URL: http://

16 Приговор отношении Юлиной А. от 18

июля 2011 г. г. Карпинск Свердловская обл. . URL: http://

www. karpinka. ru/dela-sobytiya-fakty/krokodilovyj-priton.html.

17 Приговор Советского районного суда

г. Красноярска от 25 февраля 2010 г. . URL: http://sovet.krk.sudrf.ru/

modules.php?name=docum_sud&id=1213

18 Алексеев А. А. Реализация карательной политики: возможность и реальность // Подходы к решению проблем законотворчества и правоприменения : межвуз. сб. научн тр. Выпуск 3. Омск, 1998. С. 57.

19 Лунеев В.В. Преступность ХХ века: мировые, региональные и российские тенденции. М., 1997. С. 417.

20 Лунеев В.В. К проекту закона о предупреждении преступлений // Государство и право. 1996. №11. С.43.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

21 Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960. С. 100.

22 Гальперин И.М. Наказание: социальные функции, практика применения. М., 1983. С. 27.

Новая редакция Ст. 234 УК РФ

1. Незаконные изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка или пересылка в целях сбыта, а равно незаконный сбыт сильнодействующих или ядовитых веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами, либо оборудования для их изготовления или переработки —

наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в отношении сильнодействующих веществ в крупном размере, —

наказываются штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до восьми лет.

4. Нарушение правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки сильнодействующих или ядовитых веществ, если это повлекло по неосторожности их хищение либо причинение иного существенного вреда, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Примечание. Списки сильнодействующих и ядовитых веществ, а также крупный размер сильнодействующих веществ для целей настоящей статьи и других статей настоящего Кодекса утверждаются Правительством Российской Федерации.

Комментарий к Статье 234 УК РФ

1. Комментируемая статья предусматривает два самостоятельных преступления, основные составы которых описаны в ч. 1 и 4. Части 2 и 3 содержат квалифицированные составы преступлений, предусмотренных ч. 1 данной статьи.

2. Объект преступного посягательства — общественные отношения в сфере оборота сильнодействующих и ядовитых веществ, обеспечивающие безопасность здоровья населения.

3. Предметами посягательства выступают сильнодействующие и ядовитые вещества, не являющиеся наркотическими средствами или психотропными веществами, а также оборудование для их изготовления или переработки.

3.1. Под сильнодействующими и ядовитыми веществами понимаются как лекарственные, так и другие синтетические или природные вещества, не предусмотренные Списками I, II и III Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, и включенные в списки сильнодействующих, ядовитых веществ и веществ Таблиц I и II Конвенции ООН о борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ (1988 г.) <1>, в Списки сильнодействующих и ядовитых веществ, издаваемые Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Минздраве России (действующий в настоящее время протокол от 13.04.2005 N 2/98-05 <2>). В частности, к сильнодействующим веществам относятся клофелин, эфедрин, солутан, перманганат калия, теофедрин, фенобарбитал, хлороформ, хлорэтил, эфир медицинский и др. К числу ядовитых веществ принадлежат ангидрид уксусной кислоты, ацетон, очищенный пчелиный яд, метиловый спирт, сулема, фенол, цианистый калий, фенилуксусная кислота и др.
———————————
<1> Сб. международных договоров СССР и Российской Федерации. Вып. XLVII. М., 1994. С. 133 — 157.

<2> Новые лекарственные препараты. 2006. Вып. 5.

Для определения того, относится ли изъятое из незаконного оборота вещество к сильнодействующим или ядовитым, необходимо проведение экспертизы.

3.2. О понятии оборудования для изготовления или переработки сильнодействующих или ядовитых веществ см. в коммент. к ст. 228.2.

4. Объективная сторона состава преступления в ч. 1 выражена альтернативными действиями, совершение любого из которых является достаточным основанием для УО.

6. Субъект преступного посягательства общий — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

7. Субъективная сторона составов преступления характеризуется виной в форме умысла, причем прямого, а также обязательным наличием цели сбыта сильнодействующих или ядовитых веществ либо оборудования для их изготовления или переработки (см. коммент. к ст. 228.1).

8. Части 2 и 3 коммент. статьи посвящены описанию квалифицированного и особо квалифицированного составов преступления.

8.1. О понятии группы лиц по предварительному сговору, организованной группы см. соответственно в коммент. к ч. 2, 3 ст. 35, а также в коммент. к ст. 228.1; о понятии крупного размера сильнодействующих веществ см. в рекомендациях Постоянного комитета по контролю наркотиков. Данный квалифицирующий признак не распространяется на ядовитые вещества.

9. Факультативным объектом преступного посягательства, предусмотренного ч. 4 коммент. статьи, могут быть безопасность здоровья человека, собственность, экологическая безопасность и др.

10. Предметом посягательства (ч. 4) выступают только такие сильнодействующие или ядовитые вещества, которые не являются прекурсорами наркотических средств или психотропных веществ (веществами, используемыми для изготовления последних) и не включены в Список IV Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации. Нарушение специальных правил оборота сильнодействующих или ядовитых веществ, являющихся прекурсорами наркотиков или психотропных веществ (ангидрид уксусной кислоты, ацетон, перманганат калия, эфедрин, фенилуксусная кислота и пр.), образует преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228.2.

Не является предметом коммент. состава преступления оборудование для изготовления или переработки сильнодействующих или ядовитых веществ. Однако если такое оборудование одновременно используется для изготовления наркотиков или психотропных веществ, то нарушение соответствующих правил его оборота квалифицируется по ч. 1 ст. 228.2.

11. Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 4 коммент. статьи, включает: а) нарушение отдельных правил оборота сильнодействующих или ядовитых веществ; б) последствия в виде хищения указанного вещества или причинения иного существенного вреда; в) причинную связь между нарушением правил и наступившими последствиями.

11.1. О понятии нарушения правил см. в коммент. к ст. 228.2. Указанные в статье правила оборота сильнодействующих или ядовитых веществ могут носить как производственный, так и бытовой характер (беречь от детей, хранить в герметичном виде, вдали от источников огня либо при определенной температуре и т.п.).

Признаком объективной стороны является лишь нарушение правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки сильнодействующих или ядовитых веществ. Нарушение иных правил оборота сильнодействующих или ядовитых веществ (ввоза, вывоза, использования, утилизации и некоторых др.) состава коммент. преступления не образует и в зависимости от наступивших последствий может быть квалифицировано как преступление против жизни или здоровья, экологическое преступление и пр.

11.2. Понятие хищения см. в коммент. к п. 1 примеч. к ст. 158. Последствием преступления следует считать только оконченное хищение сильнодействующих или ядовитых веществ, в том числе и такое, которое с точки зрения отношений собственности на указанные вещества является малозначительным.

11.3. Причинение иного существенного вреда может выражаться в заболевании человека, загрязнении ядовитыми веществами окружающей природной среды, приостановке на длительный срок производственного процесса, возникновении пожара и т.д.

12. В случае наступления по неосторожности смерти человека вследствие нарушения указанных правил оборота сильнодействующих или ядовитых веществ содеянное квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 234 и ст. 109. Если причинен тяжкий вред здоровью человека, то согласно Постановлению Пленума ВС РФ от 15.06.2006 N 14 содеянное также надлежит квалифицировать по совокупности ч. 4 ст. 234 и соответствующей части ст. 118.

13. Установление причинной связи предполагает выяснение того, что нарушение специальных правил оборота сильнодействующих или ядовитых веществ явилось необходимой и главной причиной совершения их хищения либо наступления иного существенного вреда.

14. Преступление признается оконченным (составом, закрепленным в ч. 4) в момент наступления указанных в диспозиции статьи последствий.

15. Субъект преступного посягательства общий — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет. Им может быть не только лицо, обязанное соблюдать соответствующие правила в силу выполняемой работы или занимаемой должности, но и любой другой гражданин, на которого распространяются бытовые правила обращения с сильнодействующими или ядовитыми веществами.

16. Субъективная сторона состава преступления (ч. 4) характеризуется неосторожной формой вины в виде легкомысленного или небрежного отношения лица к хищению либо причинения иного существенного вреда.

Вместе с тем виновность в данном преступлении является смешанной (не путать с двумя формами вины) в том смысле, что само по себе нарушение отдельных правил оборота сильнодействующих или ядовитых веществ может быть административным или дисциплинарным проступком, который совершается виновно (умышленно или по неосторожности). В таком случае квалификация по субъективной стороне складывается из двух этапов: а) установление умышленного или неосторожного нарушения соответствующих правил; б) установление неосторожного отношения к наступлению указанных в статье последствий. Состав преступления исключается, если хищение сильнодействующих или ядовитых веществ либо иной существенный вред наступили в результате невиновного нарушения специальных правил.

16.1. Если субъект, нарушая правила оборота сильнодействующих или ядовитых веществ, относился к названным последствиям с прямым или косвенным умыслом, то содеянное в зависимости от обстоятельств квалифицируется как пособничество хищению, преступление против жизни или здоровья и т.д.

Другой комментарий к Ст. 234 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. В качестве предмета преступления выступают не являющиеся наркотическими средствами и психотропными веществами: а) сильнодействующие вещества, т.е. вещества, оказывающие опасное для здоровья и жизни действие в случае приема их в значительных дозах или при наличии медицинских противопоказаний (например, бромазепам, хлороформ, эфедрин); б) ядовитые вещества, т.е. газы, жидкости, твердые вещества, способные вызывать отравление организма (интоксикацию) при вдыхании, попадании внутрь и (или) при контакте с кожей (например, метиловый спирт, синильная кислота, белый фосфор); в) оборудование для их изготовления или переработки.

2. Перечень сильнодействующих и ядовитых веществ, а также крупный размер сильнодействующих веществ утверждаются Правительством РФ (Постановление Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. N 964 «Об утверждении Списков сильнодействующих и ядовитых веществ для целей статьи 234 и других статей Уголовного кодекса Российской Федерации, а также крупного размера сильнодействующих веществ для целей статьи 234 Уголовного кодекса Российской Федерации»).

3. Объективная сторона характеризуется совершением одного из указанных в законе действий, содержание которых не отличается от аналогичных понятий, используемых в ст. ст. 228 и 228.1 УК РФ.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Обязательным признаком незаконных изготовления, переработки, приобретения, хранения, перевозки, пересылки сильнодействующих или ядовитых веществ является цель их сбыта.

5. В ч. 4 установлена ответственность за нарушение правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки сильнодействующих или ядовитых веществ, например приобретение этих веществ без надлежащего оформления, несоблюдение технологии изготовления или требований, предъявляемых к упаковке, и т.п.

Ответственность наступает, если нарушение указанных правил повлекло по неосторожности их хищение или причинение иного существенного вреда.

Причинение иного существенного вреда может выражаться в длительном заболевании человека, загрязнении ядовитыми веществами окружающей среды, приостановке на длительный срок производственного процесса, возникновении пожара и т.п.

Причинение по неосторожности смерти или тяжкого вреда здоровью человека дополнительно квалифицируется по соответствующим частям ст. ст. 109 или 118 УК РФ.

В рамках межведомственного взаимодействия в период с 7 по 17 сентября 2017 года Территориальным органом Росздравнадзора по городу Москве и Московской области совместно с ОЭБиПК по Московской области были проведены мероприятия по борьбе с незаконным оборотом контрафактных, фальсифицированных и незарегистрированных лекарственных средств в сети Интернет.

Совместная операция по выявлению незаконной продукции была организована в новом, эффективном формате: специалистами Росздравнадзора проводилась экспертиза заказанных в Интернете и доставленных на дом курьером лекарственных средств непосредственно в момент приобретения товара, что позволяло сотрудникам ОЭБиПК по Московской области оперативно принимать процессуальные решения в отношении курьеров и организаторов нелегальной продажи, а также определять места хранения контрафактных, фальсифицированных и незарегистрированных лекарственных средств.

Оперативная фиксация сделки по купле-продаже лекарств впервые позволила применить статью 6.33.КоАП РФ «Обращение фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и оборот фальсифицированных биологически активных добавок» в отношении физических лиц (ранее правоприменительная практика касалась только юридических лиц). По результатам составлены и направлены в суд три административных протокола (административная мера наказания влечет наложение штрафа на граждан в размере от 70 до 100 тысяч рублей).

Также правоохранительными органами возбуждено два уголовных дела по ст.180 ч.3 УК РФ «Незаконное использование средств индивидуализации товаров (работ, услуг)» и 5 уголовных дел по статье 238.1. УК РФ «Обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и оборот фальсифицированных биологически активных добавок».

В связи с этим Росздравнадзор призывает граждан относиться ответственно к своему здоровью и приобретать только зарегистрированные лекарственные препараты в стационарных аптеках, имеющих соответствующую лицензию, и предупреждает юридические и физические лица об административной и уголовной ответственности за производство, сбыт и распространение незарегистрированных, фальсифицированных и контрафактных лекарственных средств.

Справка Росздравнадзора: Согласно п.5 Правил продажи товаров дистанционным способом, утвержденных постановлением правительства РФ от 27.09.20007 № 612, запрещена дистанционная продажа ряда товаров, к числу которых отнесены лекарственные средства. Согласно п. 4 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных постановлением Правительства РФ от 19.01.1998г. № 55, при осуществлении розничной торговли в месте нахождения покупателя вне стационарных мест торговли не допускается продажа лекарственных препаратов.

Проведенный Росздравнадзором совместно с Управлением экономической безопасности и противодействия коррупции по Московской области анализ показал, что в настоящее время на территории Москвы и Московской области в противоправной деятельности по продаже контрафактных и фальсифицированных лекарственных средств участвуют более 1000 интернет-сайтов и групп в социальных сетях. По предварительным оценкам ОЭБиПК по Московской области, оборот такой нелегальной торговли составляет от 350 до 600 млн.руб.

Как правило, к продаже предлагаются фальсифицированные, незарегистрированные и не прошедшие клинические испытания лекарственные средства, произведенные на территории Турецкой республики, Китайской Народной Республики, Индии и ряда других стран для использования в косметологии, онкологии, лечения гепатита С, ВИЧ-инфекции и других социально значимых заболеваний. Применение такого рода препаратов создает риск угрозы причинению вреда и здоровья граждан.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх