Суд над христом

А. П. ЛОПУХИН

СУД НАД ИИСУСОМ ХРИСТОМ,

РАССМАТРИВАЕМЫЙ

С ЮРИДИЧЕСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Громадное влияние жизни и лица Иисуса Назарянина на историю допускается всеми. А Его крестная смерть, которую христиане всех времен признавали важнейшим делом Его служения, стала исходною точкою новой истории. Его гроб, по выражению поэта, был могилой древнего мира и колыбелью нового. Но это вечно памятное событие было исполнением уголовного приговора, последовавшего за двумя судебными следствиями, из которых одно производилось по еврейскому, другое по римскому закону.

С судебной точки зрения судопроизводство над Иисусом Христом является необыкновенным, может быть даже единственным в своем роде фактом. История сохранила много судебных трагедий. Уголовные процессы, в роде процессов Сократа, Карла, короля английского и Марии Стюарт, всегда с чарующею силой привлекали к себе внимание людей. Но суд над Христом произвел большее впечатление на мир, чем все они вместе Помимо своего всемирно–исторического значения он имеет еще чисто юридический интерес, которым не обладает ни один из упомянутых процессов. По общему убеждению законоведов, самое важное место между всеми юриспруденциями занимает юриспруденция древнего Рима, а самая своеобразная из них, и притом высокоценимая христианским миром, была юриспруденция Иудейского государства. Понятно, что если эти две славные и решительно различные системы встречаются между собою, то исследование такого дела с юридической точки зрения необходимо представит великий интерес. А если эти две системы встречаются одна с другой в событии, наиболее поразительном и обильном последствиями, то исследование их совместного приложения становится весьма важным. Оно становится самою интересною задачей, какую только может представить история юриспруденции.

Сразу возникает множество вопросов, а именно: было ли тут два судопроизводства или одно? Было ли второе судопроизводство простым обозрением первого или же первое было только предварительным в отношении ко второму? Были ли соблюдены формы: в одном случае еврейского, а в другом — римского закона, и хотели ли соблюсти их? Пытались ли в том и другом случае, с соблюдением или без соблюдения форм, достигнуть правосудия по существу дела? Затем, одни ли и те же обвинения выставлялись пред еврейским и римским судилищами? За какую вину умер Обвиненный? Было ли решение в обоих случаях справедливо по форме, т. е. достигнуто ли оно путем, согласным с еврейскими и римскими правилами судопроизводства? Было ли оно справедливо по существу, т. е. согласно с тогдашними еврейскими или римскими законами?

Эти юридические вопросы возникают сами собою при внимательном чтении истории события Мы рассмотрим особо каждое из двух судопроизводств в их применении к великому событию.

ЕВРЕЙСКОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО

Еврейское общество и управлявшие им учреждения были проникнуты глубоким чувством правды и закона. До каких размеров развилось в позднейшей истории еврейского народа это чувство, показывает основное правило: «Не делай неправды на суде». В более древней части «отеческих преданий» мы читаем: «Если судья произносит решение несогласно с истиною, то он удаляет величие Божие от Израиля. Но если он судит согласно с истиною, хотя бы только в течение одного часа, то он как бы укрепляет весь мир, ибо в суде именно и выражается присутствие Бога в Израиле». Обширная еврейская литература, которую мы называем Талмудом, есть не что иное, как Corpus Juris — энциклопедия всего закона, о которой лучше всего можно судить по сравнению с другими кодексами законов, в частности с римским кодексом и комментариями на него. Талмуд содержит много и других предметов, но это — его основа. И, что для нас особенно важно, эта основа составляет древнейшую часть Талмуда. Весь Талмуд состоит из сорока томов in folio — из массы рассуждений, примеров и комментариев. Средоточная часть его, содержащаяся в 12 томах, называется мишною. А содержание почти всей мишны составляет закон . Мишна передавалась издревле как второй или устный закон — δευτερωσις, т. е. подробный, основанный на предании комментарий Моисеева закона, и, заявляя ему полное подчинение, на практике вытесняла его как кодекс . Между тем как другие части талмудического комментария не существовали целые столетия по введении христианства, мишна, или центральная его часть, по общему предположению, собрана раввином Иудой около 200 года по Р. Х. Но она была собрана в качестве устного закона, употребление и авторитет которого начали возрастать с самого возвращения народа из Вавилона, в качестве «краткого извлечения из законодательной производительности», продолжавшейся около восьмисот лет. Поэтому позднейшие еврейские писатели, не колеблясь, ссылаются на нее как на свод, заключающий в себе уголовные законы, несомненно, существовавшие во время первосвященствования Анны и Каиафы. Конечно, этого нельзя доказать относительно всех частей книги, которые записывались в течение двух столетий. Но мы имеем доказательства, что развитие мишны в этом частном направлении происходило очень рано и быстро. Самый ранний период его совпадает со временем «мужей великой синагоги», простиравшимся от возвращения из плена приблизительно до 220 г. пред Р. Х. Их деятельность выражена в руководящем афоризме: «Будь осторожен и медлен в суде, приготовляй как можно более учеников и сделай из них ограду вокруг закона» . А за этим веком, внушавшим осторожность в судебной деятельности, следовал так называемый «век синедриона», который в течение следующих четырехсот лет разработал принцип осторожности до мельчайших подробностей.

Закрыть

Ничто в мишне не выражено так ясно, как противоположность, признававшаяся в то древнее время между судопроизводством гражданским и уголовным — между судом об имуществе и судом о жизни. Даже в отношении к первому судопроизводству их правила поражают современный юридический ум своею склонностью к педантической осторожности. Что же касается до преступлений уголовных, а особенно наказывавшихся смертью, то несомненно, что еще задолго до времени Иисуса высокая важность, которую имела в глазах закона жизнь еврейского гражданина, повела к чрезвычайным предосторожностям. Так называемые четыре великие правила еврейской уголовной юриспруденции: «точность в обвинении, гласность в разбирательстве, полная свобода для подсудимого и обеспечение против всех опасностей или ошибок свидетелей» — уже в мишне распадаются на подробные и точные правила, почти явно клонящиеся во всех пунктах в пользу обвиняемого и всего более имевшие силы при разборе дела, угрожавшего смертною казнью. Действительно, предосторожности доходят здесь до того, что нынешние евреи склонны представлять смертную казнь противною самому духу еврейской юриспруденции. В «устном законе» мы читаем изречение Елеазара, сына Азарии: «Синедрион, раз в семь лет осуждающий человека на смерть, есть бойня» .

Еще более изумительным (если мы вспомним страх евреев пред всем человекообразным в речах о божественном Существе) покажется следующее страшное изречение раввина Мейра: «Что думает Бог (если можно человекообразно говорить о Боге), когда злодей терпит должную муку за свое преступление? Он говорит: «Моя голова и мои члены страждут». А если Он так говорит о страданиях виновного, то что должен Он сказать, когда осуждается невинный?» . И, таким образом, чтобы спасти неповинную кровь, оградить и защитить священное право на жизнь, еврейское законодательство изобиловало правилами предосторожности, которые, как бастионы, защищали обвиняемого, так что ложное обвинение делалось почти невозможным.

В центре Москвы были убиты два католических священника – представители ордена иезуитов; правоохранительные органы начали расследование преступления

Москва. 29 октября. INTERFAX.RU – В столице произошло необычное преступление, причем необычно оно не тем, что одновременно были убиты сразу два человека – двойным убийством сейчас вряд ли кого-то удивишь. Особенность происшествия заключается в том, что жертвами убийцы стали два католических священника, представителя «Общества Иисуса» – или, другими словами, ордена иезуитов.

Началось все во вторник, 28 октября, когда в милицию обратился главный бухгалтер религиозной организации ордена Римской католической церкви независимого российского региона «Общества Иисуса». Он сообщил, что в принадлежащей организации квартире, расположенной по адресу ул. Петровка, д.19 стр.5, он обнаружил тела двух членов ордена иезуитов. Сотрудники правоохранительных органов, сразу же выехавшие на место происшествия, подтвердили эту информацию – в квартире, дверь в которую была открыта, и вправду лежали два мертвых тела с черепно-мозговыми травмами. Как оказалось, жертвами убийц стали священники – гражданин России Отто Мессмер и эквадорец Виктор Бетанкур.

Согласно заключению экспертов, святые отцы были убиты более, чем за сутки до того, как их нашли. При этом, судя по всему, из квартиры ничего не пропало. Сотрудники милиции, сразу же приступившие к расследованию дела, сняли на месте происшествия отпечатки пальцев, которые в настоящий момент проверяются по специальным картотекам. «Следствие рассматривает все возможные версии произошедшего, в том числе и бытовую, так как в комнате обнаружены следы застолья», — отмечается в сообщении СКП РФ.

Отто Мессмер родился 14 июля 1961 г. в Караганде в многодетной семье немецких католиков. Членом ордена иезуитов он стал в Вильнюсе 1 сентября 1982 г., а 29 мая 1988 года он был рукоположен в священники. С 2002 г. отец Отто являлся настоятелем независимого российского региона «Общества Иисуса».

Что касается Виктора Бетанкура, он родился 7 июля 1966 г., а в «Общество Иисуса» вступил 14 сентября 1984 года. Убитый эквадорец учился в Аргентине и Германии, защитил докторскую диссертацию в Папском грегорианском университете в Риме. С 2001 г. Бетанкур работал в России – он занимался подготовкой кандидатов в «Общество Иисуса», а с 2008 г. исполнял функции представителя учредителя при Институте философии, теологии и истории Святого Фомы в Москве.

В свою очередь, глава католической архиепархии в Москве Паоло Пецци подтвердил, что в столице были убиты два католических монаха. «Мы пока не располагаем деталями. По нашей информации, тела иезуитов были найдены в квартире, в которой они проживали», — сообщил архиепископ порталу «Интерфакс-Религия» (www.interfax-religion.ru).

В секретариате Конференции католических епископов России агентству сообщили, что в среду Паоло Пецци отслужит заупокойную мессу по погибшим. Служба состоится в московском католическом соборе Непорочного Зачатия в 18:00. «Католическая Церковь в России понесла тяжелую утрату. Ушли из жизни ревностные пастыри, столь любимые верующими. Церковь возносит молитвы к милосердному Богу, дабы принял души убиенных священников Виктора и Отто в селениях праведных и даровал им Царствие Небесное», — сказано в официальном сообщении Конференции. При этом Католическая церковь «молится за тех, кто совершил это страшное преступление, дабы Господь даровал им благодать раскаяния», ибо «убийство человека — тяжкий и страшный грех, а каждый, кто его совершил, должен понести справедливое наказание». «Церковь надеется на то, что российские правоохранительные органы сумеют найти преступников, а суд и общество дадут их злодеяниям объективную юридическую и нравственную оценку», — говорится в документе.

В Русской православной церкви выразили соболезнования в связи с убийством представителей ордена иезуитов. «Хотелось бы выразить соболезнования руководству российских католиков и российского представительства ордена иезуитов», — заявил порталу «Интерфакс-Религия» секретарь Отдела внешних церковных связей Московского патриархата священник Игорь Выжанов.

Орден иезуитов – это неофициальное название «Общества Иисуса», религиозного ордена Римско-католической церкви, члены которого дают обет беспрекословного подчинения Папе Римскому. Орден был основан в 1534 г. испанцем Игнатием де Лойолой. Девизом иезуитов является фраза Ad majorem Dei gloriam (лат.) – «К вящей славе Божией».

Мария Христианова

/Интерфакс/

Покаяние

Стать христианином — это не значит исполнить обряд, но это значит уподобиться Иисусу Христу (христоподобие), т. е. иметь такую жизнь, взгляды и стремления, как у Иисуса Христа. Самое первое, что необходимо для этого, — покаяние.

Покаяние — это изменение мышления, формирование нового взгляда, осознание того, что человек сам по себе не приемлем Святому Богу, сожаление о своих грехах и уход от них через Иисуса Христа.

Когда Исаия увидел Господа, тогда он заметил свою греховность, и к нему пришло сожаление за свои грехи.

«И сказал я: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа” (Исаия 6:5).

Подобно Исаие человек должен сознавать свою греховность и сожалеть о грехах. Сожаление само по себе не убирает грехи. Сожаление производит в человеке Бог, чтобы привести его к покаянию.

«Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию?” (Римлянам 2:4).

«Петр же сказал им: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, — и получите дар Святого Духа; Ибо вам принадлежит обетование и детям вашим и всем дальним, кого ни призовет Господь Бог наш” (Деяния 2:38,39).

Когда человек кается в своих грехах, то на небе происходит большая радость, — это радость появления новорожденного и Божьей семье, который вышел из-под власти сатаны.

«Сказываю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии. Или какая женщина, имеющая десять драхм, если потеряет одну драхму, не зажжет свечи и не станет мести комнату и искать тщательно, пока не найдет? А нашедши созовет подруг и соседок и скажет: порадуйтесь со мною, я нашла потерянную драхму. Так, говорю вам, бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся” (Луки 15:7-10).

Бог не любит, когда умирают грешники. Он желает, чтобы люди были живы, и поэтому Он дал возможность покаяния. Когда человек кается, то Бог дает ему новую натуру.

«Посему Я буду судить вас, дом Израилев, каждого по путям его, говорит Господь Бог; покайтесь и обратитесь от всех преступлений ваших, чтобы нечестие не было вам преткновением. Отвергните от себя все грехи ваши, которыми согрешили вы, и сотворите себе новое сердце и новый дух; и зачем вам умирать, дом Израилев? Ибо Я не хочу смерти умирающего, говорит Господь Бог; но обратитесь — и живите!” (Иезекииль 18:30-32).

Вера

Для того, чтобы родиться свыше, нужно уверовать в Иисуса Христа.

«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоанн 3:16).

Поэтому вера в Иисуса Христа (не в конфессии и не в церкви), вера в Личность необходима для спасения. Человек получает спасение не из-за своих дел, а по благодати Божией.

«Ибоблагодатиювы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился” (Ефесянам 2:8,9).

Для того, чтобы спастись благодатью, нужна вера. Необходимо верить в Иисуса Христа и понимать Его жертву, т. е. верить в то, что Иисус, Сын Божий, умер за нас и пролил Свою Кровь.

Покаяние имеет два шага:

  • иметь веру в сердце;
  • исповедовать устами.

«Ибо, если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься; Потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению” (Римлянам 10:9,10).

Человеку не обязательно исповедовать все свои грехи, которые у него были до покаяния. Но нужно исповедовать Иисуса своим Господом и принимать Его как своего личного Спасителя. Тогда человек получает спасение.

Необходимо также верить, что Библия — это Слово Божие, и начинать жить по этому Слову.

«Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, Да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен” (2-е Тимофею 3:16,17).

Покаяться — это значит вверить свою жизнь Богу и обещать служить Ему.

Для покаяния достаточно обратиться к Богу, например, с такими словами:»Отец Небесный, я прихожу к Тебе во Имя Иисуса. Благодарю Тебя за Иисуса Христа, Который умер за мои грехи и пролил кровь за мои беззакония. Господь, я прошу прощения за все мои грехи и за то, что я не знал Тебя. Я верю, что Иисус Христос — Сын Божий. Я верю, что Он воскрес из мертвых для моего оправдания. Я исповедую Его своим Господом и Спасителем. Господь Иисус, войди в мое сердце и живи во мне. Благодарю Тебя, Отец, что теперь я спасен! Я теперь Твое дитя. Во имя Иисуса Христа. Аминь»

Водное крещение

«Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа” (Матфея 28,19).

Водное крещение является необходимой частью покаяния.

Оно имеет значение только для верующих, т. е. для тех, которые уже приняли Иисуса Христа как своего личного Спасителя.

Водное крещение — это физический акт, выражающий духовную истину, а именно: участие верою в смерти, в погребении и в воскресении Иисуса Христа.

Слово «крещение” в переводе с греческого языка значит погружение. В Иоанна 3:23 говорится именно о погружении:

«Иоанн такжекрестил в Еноне близ Салима, потому что там было много воды; и приходили туда и крестились”.

Водное крещение — это прилюдное, публичное свидетельство о посвящении себя Христу, об отказе от греховной жизни. Человек провозглашает тогда: «Не я уже живу, а Христос, живущий во мне. Я живу верою в Сына Божьего”. В послании к Галатам 2:20 написано:

«И уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня”.

Водное крещение — это соглашение с Богом в том, что человек умер для греха и теперь живет во Христе для Бога обновленной жизнью.

Кровь Иисуса

Библия учит в Евреям 9:22, что без пролития крови не бывает прощения. Поэтому Сам Иисус пролил Свою Кровь за нас, чтобы очистить нас для служения живому Богу.

«И не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровию однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление. Ибо, если кровь тельцов и козлов и пепел телицы через окропление освящает оскверненных, дабы чисто было тело, То кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному” (Евреям 9:12-14).

Без веры в действие Крови Иисуса не может быть спасения.

Новый завет, ходатаем которого является Иисус Христос и в котором говорится о нашем искуплении, утверждается Кровью Иисуса. Это – завет из-за Крови Иисуса.

«И потому Он есть Ходатай нового завета, дабы вследствие смерти Его, бывшей для искупления от преступлений, сделанных в первом завете, призванные к вечному наследию получили обетованное. Говоря: «это кровь завета, который заповедал вам Бог”. Также окропил кровью и скинию и все сосуды Богослужебные” (Евреям 9:15,20,21).

Во время искупления Иисус вошел во Святилище Божье, чтобы предстать за нас перед лицем Господа со Своею Кровью.

«Ибо Христос вошел не в рукотворенное святилище, по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лице Божие, И не для того, чтобы многократно приносить Себя, как первосвященник входит во святилище каждого с чужою кровью; Иначе надлежало бы Ему многократно страдать от начала мира. Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха, жертвою Своею. И как человекам положено однажды умереть, а потом суд, Так и Христос, однажды принесши Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение” (Евреям 9:24-28).

Кровь Иисуса Христа является той дорогой ценой, которой мы искуплены.

«Не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценной Кровию Христа как непорочного чистого агнца” (1-е Петра 1:18,19).

Прообраз действия Крови Иисуса мы находим в Ветхом завете в книге Левит 17:11. Там написано:

«Потому что душа тела в крови, и Я назначил ее вам для жертвенника, чтобы очищать души ваши, ибо кровь сия душу очищает”.

Иисус Христос стал безгрешной жертвой. Он умер, чтобы искупить нас от греха.

«Избавившегонас от власти тьмы и введшего в Царство возлюбленного Сына Своего, В котором мы имеем искупление Кровию Его и прощение грехов” (Колоссянам 1:13,14).

Посредством Крови Иисуса мы освобождены от проклятия и теперь нет осуждения тем, кто во Христе Иисусе.

«Итак, нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу” (Римлянам 8:1).

Кровь Иисуса сблизила нас с Богом.

«А теперь во Христе Иисусе вы, бывшие некогда далеко, стали близки Кровию Христовою” (Ефесянам 2:13).

Посредством Его Крови мы оправданы, и совесть наша очищается от мертвых дел (от воспоминаний о прошлых грехах) (Евреям 9:14).

Мы можем ежедневно ощущать действие Крови Иисуса в защите и охране нашей жизни, потому что Кровь Иисуса — это та цена, которой Бог искупил нас.

Очередной том серии «Русское юридическое наследие» включает в себя историко-правовые работы профессора А. П. Лопухина (1852—1904). Эти интересные по своему содержанию и до сих пор сохраняющие свое научное значение работы были опубликованы в 1882 и в 1904 годах и с тех пор никогда не переиздавались.
Будучи богословом, специалистом по библейской истории, А. П. Лопухин смотрел на Моисеево законодательство и законы вавилонского царя Хам-мурапи прежде всего с точки зрения истории Библии. Что же касается трактата «Суд над Иисусом Христом, рассматриваемый с юридической точки зрения», то, как показывает само его название, А. П. Лопухин стремился решить в нем, главным образом, именно юридические проблемы. Объясняя свое обращение к данной теме, он писал: «С судебной точки зрения судопроизводство над Иисусом Христом является необыкновенным, может быть, даже единственным в своем роде фактом. История сохранила много судебных трагедий. Уголовные процессы, вроде процессов Сократа, Карла, короля английского и Марии Стюарт, всегда с чарующею силой привлекали к себе внимание людей. Но суд над Христом произвел большее впечатление на мир, чем все они вместе. Помимо своего всемирно-исторического значения он имеет еще чисто юридический интерес, которым не обладает ни один из упомянутых процессов… Исследование такого дела с юридической точки зрения необходимо представит великий интерес… Оно становится самою интересною задачей, какую только может представить история юриспруденции».
К теме суда над Иисусом Христом постоянно обращались и продолжают до сих пор обращаться богословы, историки, писатели, юристы и просто любознательные люди. При этом высказываются самые различные точки зрения, даются самые различные объяснения данному историческому событию. А. П. Лопухин предпринял попытку взглянуть на суд над Иисусом Христом с точки зрения норм действовавшего в ту эпоху римского и еврейского права.

Интервью с теологом и православным священником Хенриком Папроцким (Henryk Paprocki)

Teologia Polityczna: В романе «Мастер и Маргарита» Михаил Булгаков предлагает очень интересную интерпретацию сцены суда Понтия Пилата над Христом, которая начинается известными словами: «ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана…» Кем выступает здесь Булгаков, переписывающий историю Страстей Господних: выдумщиком, философом, теологом?

Хенрик Папроцкий: Это очень сложный вопрос. В «Мастере и Маргарите» мы имеем дело как с литературным вымыслом, так и с описанием российских реалий 1930-х годов. В первую очередь здесь заметно влияние нескольких популярных теологических трудов. Я имею в виду «Жизнь Иисуса Христа» Фредерика Фаррара (Frederic Farrar) и «Жизнь Иисуса» Эрнеста Ренана (Ernest Renan), которые были Булгакову знакомы. Свою роль наверняка сыграло и то, что отец писателя был профессором теологии: он преподавал в Киевской духовной академии, был цензором книг на религиозные темы. Он приносил домой кипы рукописей теологического содержания, и можно предположить, что в последние два-три года перед смертью Афанасия Булгакова их читал юный Михаил.

Умирая, Афанасий попросил позаботиться о своих детях друга Василия Экземплярского, преподававшего в том же вузе. Благодаря этому в жизни Михаила Булгакова осталась теология. Экземплярский коллекционировал репродукции картин, изображавших Христа. В «Мастере и Маргарите» чувствуется связь с этой коллекцией. К сожалению, полностью она не сохранилась, ее часть, около 2 тысяч изображений, находится сейчас в киевском музее Булгакова. На писателя эти репродукции производили большое впечатление, и именно Экземплярский познакомил его с трудами Фаррара.

— Какие еще произведения могли повлиять на то, как выглядит теологическая составляющая булгаковского романа?

— Определенную роль могло сыграть антихристианское произведение Артура Древса (Arthur Drews) «Миф о Христе». В то время теория, гласящая, что Иисус был мифологическим персонажем, как раз набирала популярность. С ней были связаны попытки демифологизации и историзации Евангелия.

В «Мастере и Маргарите» Булгаков предлагает именно такую стратегию интерпретации суда над Христом и всей его жизни. Писатель обратился к историческим источникам, чтобы выяснить, как выглядел такой процесс в Римской империи. Обращу внимание, что более полное описание этих событий появилось в первой версии романа — «Черном маге». Там описана римская церемония вынесения приговора, но по каким-то причинам Булгаков отказался в своем романе от этих деталей. Возможно, потому, что главным судом в книге должен был стать тот, который писатель вершил над советской идеологией.

— Рассказ о Иешуа Га-Ноцри — это историческая (а одновременно теологическая) рамка для событий XX века?

— История Иешуа — это контекст, на фоне которого драма Мастера обретает дополнительную глубину, наполняется смыслом. Напомню, однако, что история об альтер эго Христа вовсе не невинна: о Га-Ноцри рассказывает Воланд — не историк, а дьявол, который сам отмечает, что Евангелие — это не исторический источник. Любопытно, что он подвергает сомнению евангельскую историю, но читатель получает информацию только от него. Воланд — единственный свидетель, который может что-то рассказать на эту тему, кроме того, он лично заинтересован в том, чтобы изобразить все так, как оно было. Писатель создает интересную ситуацию, в которой единственным свидетелем суда над Христом выступает дьявол. Это, конечно, заставляет задуматься, насколько его рассказ соответствует действительности.

— А как выглядит булгаковская действительность?

— Ответ на этот вопрос может дать еще один литературный след. Я имею в виду «Мнимости в геометрии» Павла Флоренского. Эту книгу можно обнаружить в библиотеке Булгакова: писатель сделал на ее полях множество пометок. В своем труде, вышедшем в начале 1920-х годов, Флоренский выдвигает тезис о существовании многомерной реальности. Такой принцип используется в «Мастере и Маргарите»: действие разворачивается в двух плоскостях, что отражено в разделении на московские и иерусалимские главы. Самое интересное, что переходить из одной плоскости в другую способен только дьявол.

С одной стороны, роман имеет сложную повествовательную структуру, отсылает к евангельской истории, а с другой — это книга, написанная о России для россиян. Это значит, что автор обращается к россиянину 1930-х годов. Он описывает это государство изнутри, ведь он не эмигрировал, хотя мог уехать в Париж. Он решил остаться и видел собственными глазами, как идет процесс создания общества, которое погружается в абсолютное мракобесие. По меркам такого общества «Мастер и Маргарита» была шокирующей книгой. Булгаков написал роман для безбожников, и это ключ к пониманию его произведения. Это не книга для поляков, которые ходили в церковь, имели доступ к Священному Писанию. В России храмы были закрыты, религиозная литература запрещена, Библия недоступна. Булгаков, с одной стороны, следует популярным в свою эпоху течениям, которые ставят под сомнение Евангелие, а с другой создает Воланда, который выражает уверенность в существовании Христа.

— Как такое неоднозначное послание следует оценить с ортодоксальной точки зрения? Профессор Московской духовной академии дьякон Андрей Кураев называет сюжет о Иешуа богохульством. «Так называемые «пилатовы главы» «Мастера и Маргариты» кощунственны. Иешуа булгаковского романа умирает с именем Понтия Пилата на устах, в то время как Иисус Евангелия — с именем Отца. Любой христианин (а христианин в самом широком смысле этого слова — это человек, который молится Христу) любой конфессии согласится с этой оценкой», — пишет он. Как вы можете прокомментировать эти слова?

— Я не отношу себя к суперортодоксам. Имя Пилата, по всей видимости, должно склонить читателя проследить за дальнейшей судьбой этого человека, изображенной в романе. Христос на кресте молился за своих мучителей, так что, можно сказать, и за Пилата тоже. Напомню, о том, каковы были последние слова Иешуа, говорит дьявол, который является отцом лжи.

— Историю Пилата рассказывает не только дьявол, она также становится темой загадочного произведения Мастера.

— Мы, однако, не узнаем его содержания: обо всех иерусалимских событиях рассказывает дьявол. Мастер не обладает ключом к разгадке тайны, «адвокатом» Христа выступает сатана. А Мастер — это трагический герой.

— Как и Пилат.

— Да, благодаря милосердию Христа Мастер обретает даже не спасение, а покой, получая приют со своей возлюбленной Маргаритой. О том, как шел дальше суд мы не узнаем: появляется Левий Матвей, но он ничего не рассказывает, хотя и присутствовал на нем. Он сам описан в качестве свидетеля, однако, это описание дается в изложении сатаны. Это очень любопытная конструкция, благодаря ей роман становится глубоким философским размышлением над смыслом христианства, смыслом Страстей Христовых.

Христос перед Пилатом, Михай Мункачи, 1881 год

Булгаков берет на себя очень сложную миссию. Нужно понимать, что он до конца жизни оставался верующим человеком, противостоял процессу «большевизации». В конце концов, он был сыном богослова, а это к чему-то обязывает. Он получил медицинское образование, но посвятил себя литературе, театру. Очень важно, что мы имеем дело с верующим человеком, который решил писать для людей, потерявшихся в большевистском кошмаре.

— Какую роль в рассказе сатаны играет Пилат? Он придерживается строгой психологической стратегии, и у читателя может сложиться впечатление, что человек, вынесший Христу приговор, — это по своей сути трагическая фигура. Он принимает более сложное решение, чем нам кажется?

— Да, но в этом нет ничего необычного, поскольку в данном случае Булгаков опирается на христианские апокрифические тексты, в которых Пилат предстает как раз трагической фигурой. Следует вернуться к евангельским текстам, в первую очередь Евангелию от Иоанна, которое, говоря простым языком, обеляет Пилата. Слова римского прокуратора «се человек» и «я не нахожу в Нем вины» подчеркивают, что смерти Христа требуют фарисеи, народные лидеры, Синедрион.

В определенный момент Пилату приходится согласиться с их требованиями, поскольку он слышит фразу, которая звучит в римских реалиях (отчасти напоминающих реалии Москвы 1930-х) очень грозно: «Ты не друг кесарю, всякий, делающий себя царем, противник кесарю». Это угроза: мы сообщим на Капри. Тиберий, правда, не правил (это, кстати, тоже интересное явление: император, который не правит), а сидел на Капри и предавался разнообразным утехам, однако, он очень болезненно относился к любым попыткам поколебать его статус абсолютного властителя, обладающего властью от бога, и избавлялся ото всех своих врагов. То же самое происходило в 1930-е годы в Москве, когда начались печально известные чистки.

— Значит, Пилат вынес решение под влиянием шантажа?

— Пилат осознал угрозу и сделал жест, который стал символом, умыл руки, а потом сказал евреям, что это их дело. Иоанн изображает Пилата трагической фигурой, которую обстоятельства вынудили выйти к толпе. Хотя стоит задуматься, сколько там могло быть народа, несколько сотен человек? Это были не все жители Иерусалима или Палестины, а несколько сотен первосвященников, членов Синедриона и людей, поддавшихся на подстрекательства.

Впрочем, по иронии судьбы, через несколько десятков лет тот же самый Синедрион совершил ужасную ошибку и поддержал восстание, а потом признал лжемессию — Шимона Бар-Кохбу. Булгаков знал об этих событиях и последовал примеру Иоанна и авторов апокрифов, которые изображали Пилата человеком трагической судьбы, который не сумел противостоять обстоятельствам, заставившим его действовать против собственной воли. «Кровавый подбой» плаща имел для него огромное значение, ведь он показывал, что Пилат имеет отношение к императорской власти. Прокуратор — это человек, который представляет как императора, наделившего его полномочиями, так и римский закон в целом. Это может показаться нам странным, но Пилат выносил решения не от своего имени, а от имени императора.

— Значит, чтобы понять решение Пилата, следует осознать всю сложность отношений между ним и императором.

— В романе Булгакова это изображено довольно наглядно, но еще лучше это описано в «Черном маге». Пилат выходит к толпе и поднимает руку в приветствии, которое стало известным в XX веке. На площади воцаряется тишина, слышно, как жужжит муха, Пилата слепит яркое солнце. Он набирает в легкие горячий воздух и кричит «Tiberio imperante!», а все начинают кричать вслед за ним. Потом он поднимает руку еще раз, и вновь воцаряется тишина. Пилат выносит окончательный вердикт по делу Га-Ноцри. Приговаривает его не он, а Тиберий. Хотя император ничего не знал о суде, приговор исходит от него. В этом смысле Пилата действительно можно назвать трагической фигурой. Он должен был принять решение, иначе он лишился бы власти, а, возможно, и жизни. Кто знает, как Тиберий отнесся бы к доносу на прокуратора, пошедшего против его воли. Суд или смерть — такую альтернативу видел Пилат. Поэтому, как я уже сказал, такое значение для него имеет кровавый подбой плаща.

— Как Булгаков, глядя с византийской перспективы на ключевые события, происходившие в Римской империи, переоценивает историю Спасителя? Он реабилитирует Рим или осуждает его? Как угол зрения влияет на интерпретацию?

— В романе Иерусалим I века, то есть де-факто Римская империя I века, ничем не отличается от московской, большевистской империи века XX с ее тайными службами и сетями доносчиков. В книге появляется Афраний, правая рука Пилата и начальник тайной стражи, его можно сравнить с главой НКВД. Это все «царство мира сего». Иисус говорит: «идет князь мира сего, надо Мной у него власти нет». В романе «Мастер и Маргарита» рассказывается именно о царстве «князя мира сего», которое Булгаков изображает так, будто его основа — это осведомители, руководители тайных служб и убийцы.

Понтий Пилат показывает подвергшегося бичеванию Иисуса жителям Иерусалима

Здесь мы находим следующее отличие от Евангелия: Иуда в романе не убил себя сам, его зарезали. Это событие попадает на страницы книги будто бы с улиц большевистской Москвы, где люди порой пропадают без следа. Кажется, что Булгаков ставит знак равенства между всеми империями, говоря, что такого рода тоталитарная власть всегда происходит от дьявола.

— Нельзя ли усмотреть в библейской истории Христа и ее литературной интерпретации Булгакова общий историософский мотив, я имею в виду изображение суда как коренной проблемы европейской цивилизации?

— Напомню, что в греческом языке суд называется «κρίσις», от этого слова произошел наш «кризис». Суд — это не нормальная, а кризисная ситуация. Я не знаю, осознавал ли это Булгаков, но, думаю, да. Одновременно следует обратить внимание, что послание романа «Мастер и Маргарита» созвучно идеям Николая Бердяева, который писал, что царство сатаны строится на использовании грязных методов, например, доносительстве. Царство Христа — это любовь, сострадание, чувства, которые в определенном смысле сложно увидеть. Эта мысль прослеживается во всем творчестве Бердяева, например, в «Смысле истории» или «Смысле творчества»: философ подчеркивает, что за всеми неявными разрушительными действиями скрывается дьявол. Булгаков не мог знать работ Бердяева, которые тот написал в эмиграции, но эта тема звучала уже в работах, вышедших в России. Возможно, идеи философа на него повлияли.

— Можно ли сказать, что Христос дает человеку своего рода «двойное гражданство»? Принадлежность к земному царству и Царству Божьему освобождает его из-под тоталитарной юрисдикции?

— Конечно, именно так обозначается граница, за которую не простирается власть Пилата. Текст Евангелия напоминает нам это в словах Иисуса: «Ты не имел бы надо Мной никакой власти, если бы не было дано тебе свыше» (то есть не от императора). Исполнительному римскому чиновнику, который был до этого, как утверждают некоторые источники, легионером, понять это было, видимо, сложно. Типичного римлянина с боевыми заслугами, который был фанатичным воином, назначили в награду прокуратором. Иудея была не очень большой провинцией, но зато он обладал там абсолютной властью. Он мог приговорить любого человека к смерти или стереть с лица земли целый город. Нам сложно понять, какой огромной властью он обладал. Наместник замещал собой императора. И вдруг он встречает нечто, выходящее за рамки его чиновничьих схем: кто-то говорит, что его власть дана свыше, что она происходит «не от мира сего».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх