Судебная практика 150 УК РФ

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления: новые решения и новые проблемы

Ю.Е. ПУДОВОЧКИН — профессор кафедры уголовного права Российской академии правосудия, доктор юридических наук, профессор

В статье анализируются положения российского уголовного законодательства об ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и практика их реализации, а также разъяснения высшей судебной инстанции Российской Федерации по данному вопросу. Автор формулирует собственную точку зрения на понятия «вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления», «преступная группа» и предлагает алгоритм квалификации случаев вовлечения-подстрекательства несовершеннолетних к совершению преступления.

Ключевые слова: вовлечение; несовершеннолетний; преступление; квалификация; судебная практика

The involvement of a minor to commit a crime: new solutions and new problems

Y.E. PUDOVOCHKIN -doctor of Law, Professor, professor of Criminal Law at the Russian Academy of Justice

Key words: engagement; a minor; a crime; qualifications; judicial practice

Одним из значимых уголовно-правовых средств предупреждения подростковой преступности и защиты прав детей является обладающая двойной превенцией норма об ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления. В отечественной практике данное положение уголовного закона давно и с успехом применяется, при том что сам закон и его

официальное толкование в этой части неоднократно изменялись.

Наиболее сложными и неоднозначными в плане понимания состава вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления всегда были такие аспекты, как момент окончания посягательства, характеристика конструкции объективной стороны, и связанные с этим правила квалификации

результативного и безрезультативного вовлечения. Сегодня ощущается острая необходимость в дополнительном анализе соответствующих вопросов в силу того, что Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 01.02.2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» существенным образом изменило, казалось бы, устоявшиеся решения.

Согласно последним разъяснениям высшей судебной инстанции, под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления следует понимать действия взрослого лица, направленные на возбуждение желания совершить преступление. Такое определение не является новым. Действующее постановление в рассматриваемой части практически дословно воспроизводит рекомендации, ранее высказанные Пленумом Верховного Суда СССР в постановлениях от 03.12.1976 г. № 16 «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» и от 05.12.1986 г. № 17 «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР по применению законодательства при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних».

Однако представляется, что подобная реанимация определения не вполне оправданна, так как сама дефиниция далеко не безупречна. Во-первых, как еще двадцать лет назад справедливо указывал К.К. Сперанский, желание предполагает исключительно свободное волеизъявление несовершеннолетнего на участие в преступлении, которого может и не быть в ситуации принуждения подростка к его совершению1.

В связи с этим целесообразно говорить не о желании, а о решимости, готовности, намерении и тому подобных вещах, не акцентируя внимание на признаках волимости преступного поведения подростка.

Вместе с тем при всей своей значимости это лишь терминологические претензии к определению. Основной, сущностный упрек состоит в том, что такая дефиниция самым существенным образом сокращает объем исследуемого понятия. В частности, имеющаяся трактовка вовлечения не позволяет признать преступными действия взрослого, который склоняет подростка к преступному образу жизни, прививает ему ценности и

идеалы криминальной субкультуры, вербует в ряды преступников. Если такая психологическая обработка подростка не предполагает склонения его к совершению конкретного преступления, не вызывает желания совершить это преступление, то, согласно разъяснению пленума, взрослого нельзя привлечь к ответственности за преступление, предусмотренное ст. 150 УК РФ.

Сложившаяся ситуация, как представляется, есть отражение не вполне верного понимания объекта и социальной опасности вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления. Полагаем, что ст. 150 УК РФ ориентирована в первую очередь на защиту детей от информации, которая способна причинить вред их нравственному и социальному развитию. К таковой согласно Закону Российской Федерации от 29.12.2010 г. № 463-Ф3 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» относится среди прочего информация: 1) способная вызвать у детей желание употреблять наркотические средства, психотропные и (или) одурманивающие вещества, заниматься проституцией;

2) обосновывающая или оправдывающая допустимость насилия и (или) жестокости либо побуждающая осуществлять насильственные действия по отношению к людям или животным; 3) оправдывающая противоправное поведение. Распространение ее, в том числе в процессе частного, межличностного общения, грубым образом нарушает гарантированное Конвенцией ООН о правах ребенка его право на защиту от негативной информации, а потому должно влечь за собой соответствующую правовую реакцию государства, не исключающую и уголовной ответственности.

В этой связи более качественным, отвечающим истинному смыслу исследуемой уголовно-правовой нормы представляется определение, которое было дано в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 12.09.1969 г. «О судебной практике по делам о вовлечении несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность»: в нем под вовлечением предлагалось понимать не только действия, направленные на подстрекательство несовершеннолетнего к совершению преступления либо на привлечение его к совершению преступления в качестве соисполнителя или пособника, но также и действия, направленные на подготовку несовершеннолетнего к участию в преступлениях2. Понятием «подготовка к совершению преступления» как

раз и охватываются действия по так называемому неконкретизированному вовлечению, не связанному со склонением подростка к участию в каком-либо определенном преступлении.

Надо сказать, что, изменив трактовку вовлечения, Пленум Верховного Суда Российской Федерации создал серьезные препятствия к применению ч. 4 ст. 150 УК РФ. Среди прочего была установлена ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу. Но к преступным, как представляется, относятся не только группы, создание и участие в которых криминализировано законом как самостоятельное преступление (ст. 208, 209, 210, 282.1 УК РФ). Понятием «преступная группа» должны охватываться любые формы групповых образований (например, группа лиц по предварительному сговору, вооруженная или невооруженная, структурированная или неструктурированная, устойчивая или неустойчивая группа лиц, не подлежащих в силу возраста уголовной ответственности, и др.). Склонение к участию в такой группе, как известно, не обязательно предполагает склонение к участию в совершении конкретного преступления: оно может ограничиться склонением к участию именно в группе. В этой ситуации соблюдение рекомендации пленума, трактующей вовлечение как возбуждение желания совершить преступление, не позволит привлечь виновного к уголовной ответственности.

Смена толкования понятия «вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления» повлекла за собой и изменение позиции высшей судебной инстанции относительно момента окончания этого преступления. На протяжении последних тридцати лет она подвергалась корректировке неоднократно. Так, в определении Судебной Коллегии Верховного Суда РСФСР по делу У. и Ц. от 17.02.1972 г. было указано, что ответственность по ст. 210 УК РСФСР (аналог ст. 150 УК РФ) наступает независимо от фактического совершения несовершеннолетним преступления или участия в нем3. Однако Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 03.12.1976 г. № 16 уже характеризовал этот состав преступления как материальный, поскольку предписывал квалифицировать как покушение на вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления действия виновного, в результате которых подросток не стал участвовать в совершении преступления даже на стадии приготовления или покушения. В

постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14.02.2000 г. № 7, напротив, значилось, что «преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями 150 и 151 УК РФ, являются оконченными с момента вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления либо антиобщественных действий независимо от того, совершил ли он какое-либо из указанных противоправных действий». И вот последнее (2011 г.) постановление Пленума вновь определило: преступление, ответственность за которое предусмотрена ст. 150 УК РФ, является оконченным с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление; если последствия, предусмотренные диспозицией названной нормы, не наступили по не зависящим от виновных обстоятельствам, то их действия могут быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и ст. 150 УК РФ.

Надо сказать, что такая позиция давно высказывается в науке4 и так же давно ею критикуется5. Мы убеждены, что признавать последствием исследуемого преступления совершение преступления несовершеннолетним не только нецелесообразно, но и неправильно. Если исходить из того, что преступление окончено с момента причинения вреда объекту посягательства, то необходимо признать, что вред развитию несовершеннолетнего причиняется не в результате совершения им преступления, а в процессе негативного воздействия взрослого лица. Поэтому вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления следует считать оконченным с момента выполнения виновным действий по вовлечению, с момента передачи негативной информации.

Рекомендованное в последнем постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации понимание вовлечения, во-первых, как действий, направленных на склонение к совершению конкретного преступления, а во-вторых, как результативного процесса не только идет вразрез с устоявшимися представлениями о преступлении, предусмотренном ст. 150 УК РФ, и сложившейся практикой, не только ограничивает возможности уголовного закона в части охраны интересов подрастающего поколения, не только внутренне противоречиво, но и порождает новые проблемы, которые еще не стали предметом пристального внимания специалистов.

Речь идет о том, что конкретизированное результативное вовлечение по своим при-

знакам совершенно ничем не отличается от подстрекательства к преступлению. Эта мысль предельно четко сформулирована самим пленумом: «Действия взрослого лица по подстрекательству несовершеннолетнего к совершению преступления при наличии признаков состава указанного преступления должны квалифицироваться по статье 150 УК РФ, а также по закону, предусматривающему ответственность за соучастие (в виде подстрекательства) в совершении конкретного преступления».

Развивая представленные выводы пленума, можно предложить следующий алгоритм квалификации случаев вовлечения-подстрекательства несовершеннолетних к совершению преступления:

1) если взрослый воздействует на несовершеннолетнего, способного нести уголовную ответственность, который самостоятельно, без участия взрослого выполнил преступление, к совершению которого его подстрекал взрослый, то взрослый несет ответственность по ст. 150 УК РФ и за соучастие в преступлении, совершенном несовершеннолетним, со ссылкой на ст. 33 УК РФ, а несовершеннолетний — за выполненное им преступление;

2) если в аналогичной ситуации преступление выполнено несовершеннолетним совместно со взрослым, то взрослый несет ответственность по ст. 150 УК РФ и за со-исполнительство в конкретном преступлении, причем, если состав этого преступления предусматривает квалифицирующий признак «совершение деяния группой лиц по предварительному сговору», последний должен быть вменен и взрослому, и несовершеннолетнему;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3) если в аналогичной ситуации несовершеннолетний не довел преступление до конца по не зависящим от него причинам, то взрослый несет ответственность по ст. 150 УК РФ и за приготовление или покушение на преступление;

4) если в аналогичной ситуации несовершеннолетний не стал совершать преступления, взрослый несет ответственность по ч. 3 ст. 30 и ст. 150 УК РФ и за приготовление к конкретному преступлению в форме приискания соучастников (если взрослый склонял подростка к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления), причем при квалификации вовлечения в данном случае необходимо ссылаться на ч. 4 ст. 150 УК РФ.

Однако такое толкование закона вызывает серьезные вопросы в части соблюдения

принципа справедливости, а именно установленного законом запрета нести уголовную ответственность дважды за одно и то же деяние. Ранее, когда объем вовлечения и подстрекательства не совпадал и вовлечение могло содержать, а могло и не содержать признаки подстрекательства, проблем с соблюдением принципа справедливости не возникало: они предотвращались посредством учета общих правил квалификации идеальной совокупности (если альтернативным, необязательным способом совершения одного преступления является совершение другого самостоятельного преступления, то виновный должен нести ответственность за совокупность совершенных преступлений). Сегодня же ситуация изменилась коренным образом, а высказанная пленумом рекомендация о квалификации преступления, по нашему убеждению, нелегитимна.

Возникают и иные трудности с квалификацией. В частности, исходя из предложенного понимания вовлечения необходимо констатировать, что если взрослый склоняет подростка к совершению преступлений небольшой или средней тяжести, но несовершеннолетний в итоге не принимает участия в их совершении, то действия взрослого остаются вне поля уголовной ответственности: поскольку вовлечение было безрезуль-тативным, ст. 150 УК РФ не применяется, а раз речь идет о преступлениях небольшой или средней тяжести, нормы о приготовлении также не действуют.

Пленум помимо прочего указал, что в случае совершения преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, лицо, вовлекшее его в совершение преступления, в силу ч. 2 ст. 33 УК РФ несет уголовную ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения. Однако при этом умалчивается о возможности вменения ст. 150 УК РФ. Очевидно, что если вовлечение — это подстрекательство, то ст. 150 УК РФ вменена быть не может. Но здесь пленум входит в противоречие с позицией самого Верховного Суда, который в одном из обзоров надзорной практики признал ошибочным мнение о том, что обязательным признаком вовлечения является определенный уровень развития несовершеннолетнего, позволяющий ему самому осознавать факт вовлечения6.

Даже такой весьма краткий (и, возможно, поверхностный) анализ последних суждений высшей судебной инстанции о квали-

фикации вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления позволяет установить главное: выводы пленума противоречат устоявшейся практике, общим

Щ ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Сперанский К.К. Уголовно-правовая борьба с преступлениями несовершеннолетних и против несовершеннолетних. Ростов н/Д, 1991. С. 84.

2 См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924 -1973. М., 1974. С. 563.

3 См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1972. № 12. С. 6.

1986. С. 97.

5 См.: Трофимов Н. Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность // Советская юстиция. 1968. № 14. С. 17; Яценко С.С. Ответственность за преступления против общественного порядка. Киев, 1976. С. 47; Иванов В.Ф. Уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетних путем понуждения в преступную и иную антиобщественную деятельность // Личность преступника и уголовная ответственность. Правовые и криминологические аспекты: Межвуз. науч. сб. Саратов,

1987. Вып. 3. С. 84.

6 См.: Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 1999 год // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 10.

правилам квалификации преступлений, принципам уголовного права, существенно ослабляют степень уголовно-правовой охраны интересов несовершеннолетних.

1 Sm.: Speranskij K.K. Ugolovno-pravovaja bor’ba s

prestuplenijami nesovershennoletnih i protiv nesovershennoletnih. Rostov n/D, 1991. S. 84.

2 Sm.: Sbornik postanovlenij Plenuma Verhovnogo Suda SSSR. 1924 -1973. M., 1974. S. 563.

3 Sm.: Bjulleten’ Verhovnogo Suda RSFSR. 1972. № 12. S. 6.

5 Sm.: Trofimov N. Vovlechenie nesovershennoletnih

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, антиобщественных действий

Наступает пора летних каникул и в пору задуматься об организации досуговой деятельности для детей. И если в этом аспекте у родителей, педагогов и органов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних наработана обширная практика, то в части контроля за кругом общения несовершеннолетнего не всегда удается установить контроль и вовремя предотвратить вовлечение подростка в совершение преступления или иных антиобщественных действий. Однако не стоит забывать и о том, что подобные деяния совершают также и законные представителя несовершеннолетних.

В этой связи полагаем кратко осветить основные моменты в целях своевременного принятия превентивных мер.

1. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 150 УК РФ преступлением признается вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом лицом, достигшим 18-летнего возраста.

Непосредственным объектом преступления являются общественные отношения, связанные с обеспечением нормального физического развития, нравственного воспитания несовершеннолетнего.

Объективная сторона состава преступления характеризуется активными действиями, направленными на возбуждение у несовершеннолетнего желания участвовать в совершении одного или нескольких преступлений. Эти действия виновного могут быть совершены путем обещаний, обмана, путем психического воздействия — угроз или иным способом, под которым следует понимать уговоры, уверения в безнаказанности, подкуп, возбуждение чувства мести, зависти и др.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 150 УК РФ, характеризуется прямым умыслом: виновный осознает, что вовлекает несовершеннолетнего путем обещаний, обмана, угроз или иным способом в совершение уголовно наказуемого деяния, и желает вовлечь несовершеннолетнего в совершение преступления.

Субъект преступления, как об этом прямо говорится в ст. 150 УК РФ, может быть вменяемое лицо, достигшее возраста 18 лет.

Санкция данной статьи предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Часть 2 ст. 150 УК РФ предусматривает то же деяние, совершенное родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, что делает преступление более опасным. Квалифицирующий признак в данном случае относится к субъекту преступления (он специальный): виновный по отношению к вовлекаемому в совершение преступления несовершеннолетнего является не посторонним, а лицом, на котором лежит юридическая, установленная законодательством о семье или другими нормативными актами обязанность по воспитанию подростка (родитель, педагог, усыновитель, опекун, воспитатель и т.д.).

Санкция данной части предусматривает лишение свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Другим квалифицирующим признаком вовлечения несовершеннолетних в совершение преступления закон (ч. 3 ст. 150 УК РФ) считает деяния, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 150 УК РФ, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения (физическое воздействие). Из этой формулировки следует, что субъектом данного вида преступления может быть как лицо, постороннее по отношению к вовлекаемому в преступление подростку, так и его родители либо иное лицо, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (например, лицами, ответственными за воспитание, могут являться медицинские, социальные работники, психологи и другие специалисты). Квалифицирующий же признак относится к объективной стороне и налицо тогда, когда вовлечение в преступление несовершеннолетнего сопряжено с реальным насилием или угрозой его применения (побои, причинение телесных повреждений и т.д.).

Санкция данной части предусматривает лишение свободы на срок от двух до семи лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Особо квалифицированный состав рассматриваемого преступления предусмотрен ч. 4 ст. 150 УК РФ, которой установлена ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления. В данном случае подросток вовлекается в преступление, которое совершается группой без предварительного сговора (ч. 1 ст. 35 УК РФ, по предварительному сговору (ч. 2 ст. 35 УК РФ), организованную группу (ч. 3 ст. 35 УК РФ) или преступное сообщество (ч. 4 ст. 35 УК РФ) или же в совершение преступления, которое относится к разряду тяжких или особо тяжких (ч. 4 и ч. 5 ст. 15 УК РФ).

Санкция данной части предусматривает лишение свободы на срок от пяти до восьми лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

2. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ст. 151 УК РФ)

Согласно ч. 1 ст. 151 УК РФ преступлением признается вовлечение совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, несовершеннолетнего в: а) систематическое употребление спиртных напитков; б) одурманивающих веществ; в) занятие бродяжничеством или попрошайничеством.

Общественная опасность преступления состоит в том, что в результате приобщения к регулярному употреблению алкоголя организм несовершеннолетнего подвергается реальной опасности алкогольной деградации; употребление одурманивающих веществ создает реальную угрозу физическому и психическому здоровью подростка; занятие бродяжничеством и попрошайничеством, наносит ущерб моральному, физическому развитию несовершеннолетнего.

Объектом преступления также являются общественные отношения, связанные с обеспечением необходимых условий нормального физического и правильного нравственного формирования личности ребенка, подростка.

Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется совершением следующих действий:

  1. Вовлечением несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков. Оно представляет собой действия взрослого, направленные на вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков независимо от того, совершил ли подросток под влиянием алкоголя преступление или другие антиобщественные действия, наступили или не наступили для него какие-либо последствия. Единичные случаи совместного распития спиртных напитков с несовершеннолетним, доведения его до состояния опьянения подлежат административной ответственности (статья 6.10 «Вовлечение несовершеннолетнего в употреблении алкогольной и спиртосодержащей продукции, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ» КоАП РФ).
  2. Вовлечением несовершеннолетнего в немедицинское систематическое употребление одурманивающих веществ, под которыми имеются в виду лекарственные препараты (димедрол, эфедрин, триоксазин и др.) и химические вещества хозяйственно- бытового назначения, в частности фосфорорганические соединения, растворители, пестициды и токсические вещества, употребление которых вызывает своеобразное влияние на эмоционально-нервную и психическую сферу человека как наихудший заменитель (суррогат) наркотиков.

3. К третьему действию анализируемого преступления закон относит вовлечение несовершеннолетнего в занятие бродяжничеством или попрошайничеством, которое представляет собой действия взрослого, направленные на приобщение к бродяжничеству, кочевому, бездомному образу жизни или к систематическому выпрашиванию у посторонних лиц денег, продуктов, одежды, спиртного, сигарет и т.д. Эти действия, как показывает практика, совершаются, как правило, в целях паразитического существования взрослого за счет средств, добываемых несовершеннолетним.

Бродяжничество – систематическое перемещение в течение длительного периода времени из одной местности в другую либо в пределах одной местности лица, не имеющего постоянного места жительства или оставившего его, сопряженное с нахождением его в местах, не предназначенных для проживания людей, либо с кратковременным проживанием у разных людей, с существованием за счет случайных заработков или нетрудовых доходов.

Признаками бродяжничества могут также быть уход на длительное время из дома, разрыв с семьей (временный или постоянный).

Попрошайничество – систематическое выпрашивание у посторонних лиц (под различными предлогами и без них) денег, продуктов питания, одежды, других предметов, из которых можно извлечь материальную выгоду.

Вовлекая несовершеннолетних в такой образ жизни, взрослые обеспечивают себе паразитическое существование, нарушают нормальное развитие ребенка, создают условия для приобщения его к преступной среде.

Вовлечение несовершеннолетнего в попрошайничество – это действия, направленные на возбуждение у него желания, стремления участвовать в выпрашивании у посторонних лиц денег, продуктов питания и иных материальных ценностей. Причем попрошайничество подросток может совершать один, с другими несовершеннолетними или со взрослыми.

Вовлечение предполагает все виды физического насилия, а также психического воздействия, которое выражается в убеждении, запугивании, подкупе, обмане и т. п., прямом предложении выпрашивать деньги, обещании приобрести что-либо на полученные деньги, даче советов о месте, способе, приемах выпрашивания.

Вовлечение может осуществляться не только посредством прямого подстрекательства, но и путем введения в заблуждение.

В своих преступных целях взрослые могут использовать такие черты несовершеннолетних, как доверчивость, внушаемость, неспособность критически оценивать поведение других лиц и свое собственное.

Одним из способов вовлечения несовершеннолетнего в попрошайничество является искусственно созданная у подростка видимость безвыходного положения якобы в результате крупного долга, невозможности родителей устроиться на работу и приобретать продукты питания и одежду, необходимости сбора средств на лечение, на операцию и др.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 151 УК РФ, во всех его формах характеризуется прямым умыслом: виновный осознает, что пагубно воздействует на несовершеннолетнего, вовлекая его в ту или иную антиобщественную деятельность, и желает совершить эти действия.

Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 151 УК РФ, может быть любое вменяемое лицо, достигшее возраста 18 лет.

Санкция данной части предусматривает наказание в виде обязательных работ на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительных работ на срок от одного года до двух лет, либо ареста на срок от трех до шести месяцев, либо лишения свободы на срок до четырех лет.

Квалифицированным видом данного преступления является вовлечение несовершеннолетнего в антиобщественное поведение, совершенное родителем, педагогом или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 151 УК РФ).

Санкция данной части предусматривает наказание в виде ограничения свободы на срок от двух до четырех лет, либо ареста на срок от четырех до шести месяцев, либо лишения свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Особо квалифицированный состав данного преступления характеризуется вовлечением несовершеннолетнего в антиобщественное поведение с применением насилия или угрозой его применения.

Санкция данной части предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от двух до шести лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Согласно примечанию к ст. 151 УК РФ уголовной ответственности не подлежит родитель, который в занятие бродяжничеством вовлек своего родного ребенка в силу безвыходного положения, которое возникло вследствие тяжелых жизненных обстоятельств, вызванных утратой источника средств существования или отсутствием места жительства и когда бродяжничество для обоих стало единственным способом поддержания жизни. В действиях такого родителя состав преступления отсутствует.

Рассмотрим следующую ситуацию:

Гражданин «А» был официально трудоустроен и имел стабильный доход. В личных целях, гражданин «А» оформил потребительский кредит под залог имущества. В связи с сокращением на работе, утратил стабильный источник дохода, не имел реальной финансовой возможности выплачивать кредит, вследствие чего на объект недвижимости было обращено взыскание, что привело к жизни на улице и ведению антиобщественного образа жизни. Для получения прибыли, которая тратилась на алкогольные напитки, гражданин «А» вовлек своего несовершеннолетнего ребенка в занятие попрошайничеством на постоянной основе.

Ситуация из примера действительно сложная, но виновным в этом можно назвать только гражданина «А». Исходя из вышеуказанных обстоятельств, гражданина «А» можно признать виновным в вовлечении своего несовершеннолетнего ребенка в совершение антиобщественных действий, так как ему ничего не мешало устроиться на работу и заниматься содержанием семьи, а не использовать своего несовершеннолетнего ребенка для заработка на алкоголь.

Вовлечение несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий представляет опасность для общества не только потому, что расширяет круг правонарушителей, но и потому что такие действия оказывают развращающее воздействие на неокрепшую психику детей. Общественная опасность вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий выражается в разрушении нравственности несовершеннолетнего, возникновении у него привычки к антиобщественному, противоправному образу жизни, который может стать благоприятной почвой для совершения преступлений.

Федеральный закон от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» одной из задач деятельности по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних определяет выявление и пресечение случаев вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений, других противоправных и (или) антиобщественных действий, а также случаев склонения их к суицидальным действиям.

Органы и учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних: в систему профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних входят комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, органы управления социальной защитой населения, федеральные органы государственной власти и органы государственной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющие государственное управление в сфере образования, и органы местного самоуправления, осуществляющие управление в сфере образования (далее — органы, осуществляющие управление в сфере образования), органы опеки и попечительства, органы по делам молодежи, органы управления здравоохранением, органы службы занятости, органы внутренних дел, учреждения уголовно-исполнительной системы (следственные изоляторы, воспитательные колонии и уголовно-исполнительные инспекции)

Органы и учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в пределах своей компетенции обязаны обеспечивать соблюдение прав и законных интересов несовершеннолетних, осуществлять их защиту от всех форм дискриминации, физического или психического насилия, оскорбления, грубого обращения, сексуальной и иной эксплуатации, выявлять несовершеннолетних и семьи, находящиеся в социально опасном положении, а также незамедлительно информировать:

орган внутренних дел — о выявлении родителей несовершеннолетних или иных их законных представителей и иных лиц, жестоко обращающихся с несовершеннолетними и (или) вовлекающих их в совершение преступления, других противоправных и (или) антиобщественных действий либо склоняющих их к суицидальным действиям или совершающих по отношению к ним другие противоправные деяния, а также о несовершеннолетних, совершивших правонарушение или антиобщественные действия.

Органы внутренних дел выявляют лиц, вовлекающих несовершеннолетних в совершение преступления, других противоправных и (или) антиобщественных действий.

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Расследование вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий»

Актуальность темы исследования. В последнее время в средствах массовой информации широко освещается проблема преступности и противоправного поведения несовершеннолетних. Тревога общества за судьбу детей понятна, так как антисоциальный характер поступков, поведения несовершеннолетнего опасен не только его конкретным сиюминутным результатом, но и тем, что формирует сознание и мировоззрение, создает ценностные установки и жизненные ориентации, привычки и навыки подстать этим поступкам и поведению. Кроме того, несовершеннолетние преступники — это резерв «взрослой» преступности. Зачастую преступному поведению несовершеннолетних предшествует правонарушающее поведение.

Одним из направлений борьбы с правонарушениями среди несовершеннолетних являются выявление и привлечение к ответственности взрослых лиц, вовлекающих несовершеннолетних в преступную и антиобщественную деятельность. Негативное влияние взрослых преступников не только способствует совершению преступлений подростками, но и нередко придает им более организованный и дерзкий характер. Законодатель обращает внимание на данный отрицательный фактор и указывает на необходимость его установления при расследовании уголовных дел в отношении подростков (п. Зч. 1 ст. 421 УПК РФ).

В уголовном законодательстве предусмотрены такие составы преступления, как вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступлений (ст. 150 УК РФ) и антиобщественных действий (ст. 151 УК РФ), причем преступления, предусмотренные ч. 3 и 4 ст. 150 и ч. 3 ст. 151 УК РФ, отнесены к категории тяжких.

Предупреждению вовлечения детей в организованную преступную деятельность в современный период уделяется особое внимание на международном уровне. Эр-Риядские руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (1990 г.) обязали правительства принять и обеспечить соблюдение законодательства, запрещающего использование детей как орудие в преступной деятельности. Данная проблема стала предметом специального обсуждения на IX Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (1995 г.).

Изучение практики деятельности правоохранительных органов, направленной на предупреждение и пресечение вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и иных антиобщественных действий, позволяет выявить целый ряд недостатков.

Преступления, предусмотренные ст. 150 УК РФ, традиционно рассматриваются следователями и дознавателями как «дополнительные» к основным составам (хищениям, угонам и пр.), по которым возбуждаются уголовные дела. По ст. 150, 151 УК РФ уголовные дела возбуждаются крайне редко. Безусловно, процесс доказывания вины взрослых, вовлекающих несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий, достаточно сложен. Это обусловлено многими причинами: на момент начала расследования преступления, совершенного совместно взрослым и несовершеннолетним, следователь, как правило, не располагает объективными данными, подтверждающими совершение преступления, предусмотренного ст. 150, 151 УК РФ, и добывает эти доказательства уже в процессе производства следственных действий по уголовному делу; часто обвинение строится только на показаниях самого обвиняемого и подростка, не подкрепленных другими доказательствами, а изменение их в суде приводит к оправданию взрослых по ст. 150, 151 УК РФ. Подросток может отказаться от своих изобличающих показаний под давлением взрослого лица; наличие психического воздействия на несовершеннолетнего со стороны взрослого требует детального анализа их отношений, механизма их сговора на совершение преступления; следователи недооценивают момент оперативности в расследовании. Доказывание вины взрослых обвиняемых в совершении рассматриваемого преступления зачастую откладывается на завершающий этап расследования, что влечет за собой утрату доказательств; в ходе следствия необходимо учитывать возможность самооговора, так как подросток, вовлеченный в совершение преступления, может взять на себя чужую вину и демонстрировать себя как инициатора преступления. Такое поведение связано с особенностями психологии несовершеннолетних, и чем ниже их возраст и интеллектуальное развитие, тем больше это проявляется; следователи и дознаватели не уделяют внимания установлению всех обстоятельств вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий, доказыванию того, что взрослое лицо заведомо знало о несовершеннолетнем возрасте соучастника.

Перечисленными и другими причинами объясняется то, что в г. Москве количество уголовных дел, по которым взрослым лицам предъявляется обвинение в вовлечении несовершеннолетних в совершение преступлений, не увеличивается. В 1999 г. следственными подразделениями ГСУ при ГУВД г. Москвы предъявлено только 242 обвинения взрослым лицам по ст. 150 УК РФ, в то же время несовершеннолетними в группе со взрослыми совершено 821 преступление; в 2000 г. — 210 обвинений (в группе совершено 767 преступлений); в 2002 г. — 224 (661 преступление); в 2003 г. — 215 (703 преступления). Существенное расхождение между количеством преступлений, совершенных несовершеннолетними в соучастии со взрослыми, и количеством взрослых лиц, которым предъявлено обвинение по ст. 150 УК РФ, указывает на недостатки методики раскрытия и расследования рассматриваемой категории дел. Об этом же свидетельствует значительное число оправдательных приговоров: в 1999 — 2003 гг. в 95 % случаев подсудимые в части обвинения по ст. 150 УК РФ были оправданы.

Всего на территории Российской Федерации в 2003 г. зарегистрировано 9589 уголовных дел по ст. 150 УК РФ, из них окончено расследованием 9444 уголовных дела.

Количество уголовных дел, возбужденных по ст. 151 УК РФ, также не соответствует реальному количеству совершенных преступлений этого вида: в 1999 г. следственными подразделениями ГСУ при ГУВД г. Москвы по ст. 151 УК РФ возбуждено 24 уголовных дела; в 2000 г. — 34; в 2001 — 29; в 2002 г. — 23; в 2003 г. — всего 18. При этом уголовные дела по ст. 151 УК РФ возбуждаются в основном по фактам вовлечения несовершеннолетних в занятие попрошайничеством. В 2003 г. по фактам вовлечения в систематическое употребление спиртных напитков и одурманивающих веществ не возбуждено ни одного уголовного дела, в 1999 — 2002 гг. по фактам вовлечения несовершеннолетних в систематическое употребление спиртных напитков возбуждено по одному уголовному делу.

Всего на территории Российской Федерации зарегистрировано 390 уголовных дел по ст. 151 УК РФ, из них окончено расследованием 327 уголовных дел.

Учитывая вышеизложенное, можно с уверенностью сказать, что практика возбуждения и расследования уголовных дел по ст. 150 и 151 УК РФ в течение ряда лет находится на низком уровне и требует совершенствования.

Проблемы вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий, расследования уголовных дел данной категории исследовались учеными-криминологами, криминалистами, специалистами в области уголовного права: С.Ш. Ахмедовой, В.Б. Боровиковым, М.И. Блумм, Г.З. Брускиным, Н.И. Загородниковым, JI.JI. Каневским,

A.В. Кладковым, JI.JI. Кругликовым, Г.М. Миньковским, П.Я. Мшвениерад-зе, А.В. Наумовым, В.В. Николюком, С.И. Никулиным, А.П. Перминовой,

Вместе с тем проблемы расследования данного вида преступлений требуют переосмысления и дальнейшей разработки. Следует учесть значительные изменения в характере подростковой преступности, гуманизацию уголовного закона в отношении несовершеннолетних, а также трудности, связанные со вступлением в силу УПК РФ. Указанные факторы требуют дальнейшего изучения проблем расследования рассматриваемой категории преступлений. Все это обусловливает актуальность диссертационного исследования.

Объект исследования — деятельность органов предварительного расследования системы МВД России по возбуждению и расследованию уголовных дел по фактам вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий.

Предмет исследования — следственная и судебная практика по уголовным делам указанной категории, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, ведомственные нормативные документы, труды ведущих ученых в области уголовного процесса, уголовного права, криминалистики, криминологии.

Цель исследования — совершенствование уголовно-процессуального, уголовного законодательства и практики его применения органами предварительного расследования системы МВД России по уголовным делам о вовлечении несовершеннолетних в совершение преступлений и иную антиобщественную деятельность.

Задачи, стоящие перед исследованием, следующие: на основании изучения законодательной базы, а также уголовных дел, находящихся в производстве органов предварительного расследования системы МВД России, выявить особенности возбуждения и расследования уголовных дел, связанных с вовлечением несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий; определить оптимальную методику расследования уголовных дел, связанных с вовлечением несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий; разработать рекомендации по тактике проведения отдельных следственных действий по рассматриваемой категории дел; выдвинуть предложения по совершенствованию процессуального законодательства в части производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних; проанализировать уголовно-правовую характеристику вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий, выявить проблемы квалификации указанных деяний и обосновать предложения по законодательному и прикладному решению этих проблем; предложить способы активизации профилактической деятельности следователей и дознавателей, направленной на предотвращение вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования послужили положения материалистической диалектики, философские знания, определяющие основные требования к научным теориям. Специальную методологию составили приемы и способы научных исследований, применяемые в таких отраслях знания, как уголовный процесс, криминалистика, уголовное право, криминология. Использованы все доступные современной юридической науке методы научного исследования: системный, сравнительно-правовой, статистический, логико-юридический, социологический.

Научная и теоретическая база исследования. Сделанные выводы и предложения базируются на положениях Конституции Российской Федерации, международных документах, уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве, постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, ведомственных нормативных актах. Использовано уголовное и уголовно-процессуальное законодательство прежних лет.

При формулировании теоретических положений диссертантом учтены труды ученых-процессуалистов, криминалистов, криминологов, специалистов в области уголовного права. Всего использовано около 120 литературных источников.

Эмпирическую базу исследования составили: материалы уголовных дел по ст. 150, 151 УК РФ. В ходе исследования автором было изучено 130 уголовных дел, где взрослым лицам предъявлено обвинение по ст. 150 и 151 УК РФ. Данные уголовные дела расследовались следственным аппаратом и органами дознания ГУВД г. Москвы. Материалы уголовных дел изучались в архивах следственных подразделений и судов г. Москвы; материалы служебных проверок, проводимых контрольно-методическим управлением ГСУ при ГУВД г. Москвы, по фактам нарушения УК и УПК РФ при расследовании уголовных дел о вовлечении несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий; результаты опроса 160 следователей и дознавателей.

Использован также собственный опыт работы следователем в СУ при УВД Юго-Восточного округа г. Москвы.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что автором впервые осуществлено комплексное монографическое исследование уголовно-процессуальных, криминалистических, уголовно-правовых и криминологических проблем расследования вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий.

Сформулировано уголовно-правовое определение понятия вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления и в совершение антиобщественных действий; установлены возрастные критерии потерпевшего по рассматриваемой категории преступлений. Проанализирована криминалистическая характеристика указанных преступлений, особое внимание уделено способам вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий.

Проведено углубленное научное исследование процессуальных особенностей возбуждения, выделения в отдельное производство и расследования уголовных дел по ст. 150, 151 УК РФ, в результате, в частности, обосновано, что несовершеннолетний по таким делам имеет процессуальный статус потерпевшего, который несовместим с процессуальным статусом обвиняемого в совершении преступления, в которое состоялось вовлечение.

С теоретических и прикладных позиций разработана криминалистическая методика расследования уголовных дел рассматриваемой категории и исследованы особенности формирования доказательственной базы. Предложена оптимальная тактика допроса и очной ставки с участием несовершеннолетнего. Указано на активную роль следователя (дознавателя) в профилактике вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий.

Проведенное комплексное научное исследование позволило автору сформулировать также составляющие научную новизну предложения, направленные на совершенствование уголовно-процессуального и уголовного законодательства.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Автором сформулировано следующее уголовно-правовое определение понятия вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления: «Под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления понимаются действия, направленные на подготовку несовершеннолетнего к участию в преступлении, подстрекательство его к совершению преступления либо привлечение его к совершению преступления в качестве соисполнителя или пособника». Полагаем, что ст. 150 УК РФ должна быть дополнена примечанием, содержащим указанное положение.

2. Необходимо законодательно определить в ст. 150 УК РФ минимальный возраст потерпевшего, связав его с возрастом, с которого наступает уголовная ответственность за преступление, в которое несовершеннолетний был вовлечен. Вовлечение в совершение общественно опасного деяния малолетнего не может квалифицироваться по ст. 150 УК РФ, но позволяет рассматривать действия взрослого лица как действия исполнителя независимо от того, участвовал ли он непосредственно в выполнении объективной стороны преступления (посредственное причинение, ч. 2 ст. 33 УК РФ). Кроме того, привлечение к совершению преступления лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность, относится к обстоятельствам, отягчающим наказание (п. д ч. 1 ст. 63 УК РФ).

3. Предлагается уточнить в ст. 151 УК РФ понятие систематического употребления спиртных напитков и одурманивающих веществ, уточнив, что к таковому относятся более двух случаев в течение года.

4. Обосновано предложение об обязательном выделении уголовного дела по обвинению взрослого лица в преступлении, предусмотренном ст. 150 УК РФ, в отдельное производство. Преступления, предусмотренные ст. 150 УК РФ, выявляются, как правило, при расследовании преступлений, которые совершены несовершеннолетними в соучастии со взрослыми лицами. Несовершеннолетний по уголовному делу о вовлечении его в совершение преступления приобретает процессуальный статус потерпевшего, а тот, кто вовлек его в совершение преступления и выступил его соучастником — статус обвиняемого. Такое соотношение делает недопустимым расследование в рамках одного уголовного дела преступления, в связи с которым возбуждено уголовное дело, и вовлечения несовершеннолетнего в его совершение.

Предлагается дополнить ст. 154 УПК РФ «Выделение уголовных дел» следующим положением: «Дознаватель, следователь или прокурор должен выделить из уголовного дела в отдельное производство уголовное дело в отношении взрослого лица в случаях вовлечения им несовершеннолетнего в совершение преступления. Одновременно в постановлении о выделении должно содержаться решение о возбуждении уголовного дела».

5. При формировании доказательственной базы по рассматриваемой категории дел определяющее значение имеют: полученные с соблюдением всех процессуальных правил, с участием защитника, законного представителя, педагога показания несовершеннолетнего потерпевшего, изобличающие взрослого соучастника, вовлекшего его в совершение преступления; выявление как можно более широкого круга свидетелей, осведомленных об обстоятельствах и продолжительности знакомства, характере взаимоотношений подростка и взрослого; назначение и производство психолого-педагогической экспертизы, которая могла бы определить склонность подростка подпадать под чужое влияние; назначение и производство судебно-медицинской экспертизы несовершеннолетнего потерпевшего в случае применения насильственных методов вовлечения.

6. Предложения по совершенствованию тактики допроса несовершеннолетнего потерпевшего. Тактика допроса в основном и заключается в избрании и умелом использовании тактико-психологических приемов с целью получения от несовершеннолетнего исчерпывающих показаний обо всем, что известно по делу.

Присутствие педагога очень важно при допросе несовершеннолетнего. Задачи педагога — обеспечение психологического контакта между подростком и следователем, адаптация несовершеннолетнего к обстановке допроса. Педагог должен присутствовать и в том случае, когда подростку уже исполнилось 16 лет. Эти же задачи выполняет в ходе допроса и законный представитель подростка, поэтому его присутствие также необходимо, за исключением случаев, когда несовершеннолетнего в совершение преступлений или антиобщественных действий вовлекли родители.

7. Предложения по совершенствованию тактики очной ставки между несовершеннолетним потерпевшим и взрослым обвиняемым. По делам указанной категории при производстве очной ставки с участием взрослого лица первым допрашивается подросток, какую бы позицию он ни занимал, для того, чтобы избежать внушения со стороны взрослого лица. Если нет уверенноста в том, что несовершеннолетний подтвердит свои показания в присутствии взрослого соучастника, то от проведения очной ставки лучше отказаться.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость состоит в том, что результаты диссертационного исследования расширяют и развивают научные познания в сфере уголовно-процессуального права в части возбуждения и выделения уголовных дел, а также в части доказывания. Ряд положений диссертации направлен на совершенствование научных знаний, относящихся к Особенной части уголовного права. Существенный вклад вносится в развитие науки криминалистики в части криминалистической характеристики преступлений, методики расследования и тактики следственных действий.

Научные выводы и положения диссертации могут быть использованы в нормотворческой деятельности по совершенствованию уголовного и уголовно-процессуального законодательства, подготовке ведомственных нормативных актов и методических рекомендаций по расследованию уголовных дел указанной категории.

Практическая значимость исследования заключается в том, что разработанные диссертантом методики расследования вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий внедрены в деятельность органов предварительного расследования системы МВД России, в учебный процесс высших юридических учебных заведений, что подтверждается соответствующими актами о внедрении.

Апробация результатов исследования. Сформулированные автором предложения по особенностям возбуждения и расследования уголовных дел по ст. 150, 151 УК РФ применены в практической деятельности органов предварительного следствия СУ при УВД ЮВАО г. Москвы. При участии автора контрольно-методическим отделом СУ при УВД ЮВАО г. Москвы разработаны методические рекомендации по расследованию уголовных дел о вовлечении несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий и внедрены в практическую деятельность органов предварительного расследования системы МВД России. Получены положительные отзывы практических работников органов прокуратуры и аппарата суда.

Материалы диссертационного исследования использованы при подготовке аналитического обзора практики выявления и пресечения преступлений с участием несовершеннолетних, привлечения к уголовной ответственности подстрекателей и организаторов в соответствии со ст. 150, 151 УК РФ. Указанный документ был подготовлен во ВНИИ МВД России в декабре 2002 г. в соответствии с решением коллегии МВД России от 02 апреля 2002 г. «О дальнейшем совершенствовании деятельности органов внутренних дел по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», направлен в ГУУР МВД России и разослан в практические органы. Некоторые положения диссертации обсуждены на межвузовских научно-практических конференциях: «Проблемы развития юридических и социально-экономических наук в России» и «Россия: перспективы прорыва в цивилизацию знаний», проходивших в Российском новом университете (РосНОУ) в 2001 и 2004 гг.

Материалы диссертационного исследования используются при изучении курсов уголовно-процессуального права, криминалистики, а также спецкурса доказательственного права на юридическом факультете РосНОУ.

По теме исследования опубликовано четыре научные статьи.

Структура диссертации: введение, три главы, включающие семь параграфов, заключение, список литературы.

— по ч. 4 ст. 150 УК РФ на 5 лет с ограничением свободы на 1 год;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений и возложением обязанностей, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

— 16.11.2011 года по приговору Хабаровского районного суда Хабаровского края по п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 4 ст. 150, ч. 3 ст. 69 УК РФ — к 6 годам лишения свободы. На основании ст. 74 УК РФ, ст. 70 УК РФ с учетом изменений, внесенных постановлением Железнодорожного районного суда г. Хабаровска от 5 июня 2013 года в порядке ст. 10 УК РФ, к 5 годам 11 месяцам лишения свободы, освобожден условно-досрочно на 2 года 8 месяцев 3 дня;

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 01.03.2017 N 67-АПУ17-6 Обстоятельства: Вынесено постановление о выдаче обвиняемого правоохранительным органам иностранного государства для привлечения его к уголовной ответственности. Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения.

Действия Пучеглазова К.В. являются уголовно наказуемыми как в Республике Казахстан, так и на территории Российской Федерации (п. «г» ч. 4 ст. 228.1, ч. 4 ст. 150 УК РФ). В качестве наказания за совершение таких преступлений, как по Уголовному кодексу Республики Казахстан, так и по Уголовному кодексу Российской Федерации может быть назначено наказание на срок не менее 1 года.

— по ч. 4 ст. 150 УК РФ на 5 лет с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с отбыванием лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 06.07.2016 N 62П16пр Приговор: По п. п. «д», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство. Постановление ВС РФ: Судебные акты изменены, наказание, назначенное в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, смягчено до 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Клюев Р.В., <…> судимый по приговору Октябрьского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 16 апреля 2010 г. по ч. 2 ст. 162, ч. 4 ст. 150 УК РФ к 6 годам лишения свободы, с учетом изменений, внесенных кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Мордовия от 30 июня 2010 г., по ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. N 73-ФЗ), ч. 4 ст. 150 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 июля 2007 г. N 211-ФЗ) к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, в соответствии с постановлением Зубово-Полянского районного суда Республики Мордовия от 17 апреля 2012 г. по ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ), ч. 4 ст. 150 УК РФ (в редакции Федерального закона от 24 июля 2007 г. N 211-ФЗ) к 4 годам 4 месяцам лишения свободы, освобожден 19 сентября 2013 г. по отбытии наказания,

— по ч. 4 ст. 150 УК РФ к лишению свободы на срок 6 (шесть) лет с ограничением свободы на 1 (один) год;

— по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 10 (десять) лет с ограничением свободы на 1 (один) год;

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 27.07.2016 N 18-АПУ16-14 Приговор: Осужденные-1, 2, 3 — по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство; осужденный-1 — по ч. 4 ст. 150 УК РФ за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления; осужденный-3 — по ч. 1 ст. 167 УК РФ за умышленное уничтожение имущества. Определение ВС РФ: Приговор изменен в отношении осужденных-2, 3: исключено назначение осужденному-2 дополнительного наказания в виде ограничения свободы; осужденный-3 освобожден от отбывания наказания, назначенного по ч. 1 ст. 167 УК РФ, исключено назначение ему окончательного наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ и п. «в» ч. 1 ст. 71 УК РФ.

— по ч. 4 ст. 150 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 (пять) лет, с ограничением свободы сроком на 1 (один) год с установлением ограничений и обязанностей, указанных в приговоре.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 28.06.2016 N 20-АПУ16-10 Приговор: Осужденный-1 — по ч. 5 ст. 33, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ за пособничество в убийстве. Осужденный-2 — по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, ч. 4 ст. 150 УК РФ за вовлечение несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления. Определение ВС РФ: Приговор в части осуждения осужденного-2 по ч. 4 ст. 150 УК РФ отменен и уголовное преследование прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, признано за ним право на реабилитацию в порядке главы 18 УПК РФ. Исключено из приговора указание о назначении осужденному-2 окончательного наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

— по ч. 4 ст. 150 УК РФ к 5 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Магомедову Р.А. назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 150 УК РФ, Нуриев М.С. оправдан на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

ч. 4 ст. 150 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 6 лет,

п. п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 8 лет,

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх