Судебная практика по пожарам

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 апреля 2014 г. по делу № А12-20885/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 25 марта 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 01 апреля 2014 года.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Баширова Э.Г.,

судей Петрова А.Л., Мосунова С.В.,

в отсутствие лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу муниципального образовательного учреждения дополнительного образования детей «Котовский центр детского творчества Котовского муниципального района Волгоградской области»

на решение Арбитражного суда Волгоградской области от 30.09.2013 (судья Маслова И.И.) и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.12.2013 (председательствующий судья Веряскина С.Г., судьи Акимова М.А., Луговской Н.В.)

по делу № А12-20885/2013

по заявлению муниципального образовательного учреждения дополнительного образования детей «Котовский центр детского творчества Котовского муниципального района Волгоградской области» (ИНН 3414012454, ОГРН 1023404974746) об оспаривании постановления главного государственного инспектора Котовского района Волгоградской области по пожарному надзору Борисенко Сергея Владимировича по делу об административном правонарушении, с участием заинтересованных лиц: Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Волгоградской области, администрации Котовского муниципального района Волгоградской области,

установил:

постановлением главного государственного инспектора Котовского района по пожарному надзору ОНД по Котовскому району УНД ГУ МЧС России по Волгоградской области от 06.08.2013 № 0037 муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования детей «Котовский центр детского творчества Котовского муниципального района Волгоградской области МОУ ДОД «Котовский ЦДТ» признано виновным в совершении правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 150 000 рублей.

МОУ ДОД «Котовский ЦДТ» обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене данного постановления органа пожарного надзора.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 30.09.2013 по делу № А12-20885/2013 в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.12.2013 решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба муниципального учреждения — без удовлетворения.

В кассационной жалобе МОУ ДОД «Котовский ЦДТ» просит отменить состоявшиеся судебные акты. Считает, что ответственность за нарушение требований пожарной безопасности, предусмотренных пунктом 42 Правил противопожарного режима, с учетом части 2 статьи 2.10 КоАП РФ, несет только руководитель предприятия, как должностное лицо, а не юридическое лицо. Вменяя в вину учреждению нарушение пункта 6.18 СНиП 21-01-97*, орган пожарной безопасности и суды не учли, что данная норма не носит императивного характера, поскольку предусматривает исключения из установленного ею правила. Постановление органа пожарной безопасности не мотивировано, чем нарушены требования статьи 29.10 КоАП РФ.

В судебное заседание лица, участвующие в деле, извещенные о времени и месте судебного разбирательства в соответствии со статьями 121 — 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не явились.

Проверив законность обжалованных решения и постановления, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения.

Как следует из оспоренного постановления органа пожарного надзора от 06.08.2013 № 0037, муниципальное учреждение признано виновным в нарушении следующих обязательных требований пожарной безопасности:

— подпункта 3 пункта 42 Правил противопожарного режима в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.04.2012 № 390, выразившемся в эксплуатации светильника со снятым колпаком (рассеивателем) в подсобном помещении объекта защиты;

— пункта 6.18 СНиП 21-01-97* с учетом статьи 4 Федерального закона от 22.07.2008 № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» (далее — Федеральный закон № 123), выразившемся в отсутствии устройств для самозакрывания дверей и уплотнения в притворах на дверях, отделяющих лестничные клетки от общих коридоров;

— статьи 6 Федерального закона № 123, с учетом пункта 6.27 СНиП 31-06-09, выразившемся в установке и эксплуатации двери в электрощитовой, не соответствующей требованиям пожарной безопасности.

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о доказанности органом пожарного надзора состава административного правонарушения, предусмотрено частью 4 статьи 20.4 КоАП РФ. Суд первой инстанции также указал, что отсутствие финансовой возможности для надлежащего исполнения требований пожарной безопасности не является основанием для освобождения учреждения от административной ответственности, в связи с чем не принял во внимание соответствующие доводы учреждения.

Суды дали оценку возможности применения статьи 2.9 КоАП РФ, придя к выводу об отсутствии предусмотренных данной нормой оснований для освобождения учреждения от административной ответственности.

Судебная коллегия считает обоснованным довод заявителя об отсутствии оснований для вменения в вину учреждению нарушения требований подпункта 3 пункта 42 Правил противопожарного режима в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.04.2012 № 390, выразившегося в эксплуатации светильника со снятым колпаком (рассеивателем) в подсобном помещении объекта защиты.

Пункт 42 Правил противопожарного режима запрещает эксплуатацию светильников со снятыми колпаками (рассеивателями), предусмотренными конструкцией светильников. Это исходит из требований статьи 142 Федерального закона № 123, согласно которой электротехническая продукция должна применяться в соответствии с технической документацией, определяющей ее безопасную эксплуатацию. Ответственность за нарушение требований пожарной безопасности к электротехнической продукции предусмотрена частью 3 статьи 20.4 КоАП РФ. Однако согласно тексту постановления органа пожарного надзора от 06.08.2013 учреждение привлечено к ответственности по части 4 статьи 20.4 КоАП РФ, то есть за нарушение требований пожарной безопасности к эвакуационным путям, эвакуационным и аварийным выходам либо системам автоматического пожаротушения и системам пожарной сигнализации, системам оповещения людей о пожаре и управления эвакуацией людей в зданиях, сооружениях и строениях или системам противодымной защиты зданий, сооружений и строений. Следовательно, имеет место неправильная квалификация нарушения административным органом, что является основанием для признания постановления в этой части незаконным (пункт 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»). Однако это не влияет на законность постановления в целом, если иные допущенные правонарушения квалифицированы правильно, и ошибка в квалификации не повлияла и не могла повлиять на назначение наказания.

Кроме этого, судебная коллегия считает обоснованными доводы учреждения, что для привлечения к ответственности юридического лица по статье 20.4 КоАП РФ по основаниям нарушения требований пункта 42 Правил противопожарного режима, с учетом части 2 статьи 2.10 КоАП РФ, необходимо учитывать, что данное нарушение правил противопожарного режима могло быть допущено исключительно физическим лицом.

Однако иные нарушения обязательных требований пожарной безопасности, вмененные в вину учреждению, имели место. При этом допущенные нарушения требований пункта 6.18 СНиП 21-01-97* с учетом статьи 4 Федерального закона № 123, выразившиеся в отсутствии устройств для самозакрывания дверей и уплотнения в притворах на дверях, отделяющих лестничные клетки от общих коридоров, и статьи 6 Федерального закона № 123, с учетом пункта 6.27 СНиП 31-06-09, выразившиеся в установке и эксплуатации двери в электрощитовой, не соответствующей требованиям пожарной безопасности, как правильно отметил суд первой инстанции, не были связаны с конструктивными недостатками объекта защиты, не требовали проведения капитального ремонта и носят устранимый характер.

Доводы учреждения об отсутствии императивного характера нормы, закрепленной пунктом 6.18 СНиП 21-01-97*, основаны на конструкции диспозиции данной нормы, содержащей оговорку о том, что лестничные клетки должны иметь двери с приспособлениями для самозакрывания и с уплотнением в притворах, как правило. Однако в соответствии с введением в данный СНиП, оговорка «как правило» предполагает возможность отступления от установленного требования в соответствии с условиями, при которых допускаются отступления. Пункт 6.18 СНиП указывает условия отступления от общего правила — допускается не предусматривать приспособления для самозакрывания и уплотнения в притворах для дверей, ведущих в квартиры, и для дверей, ведущих непосредственно наружу. В данном случае указанные обстоятельства для отступления от общего правила отсутствуют.

Учреждение имело возможность соблюдения требований пожарной безопасности, установленных пунктом 6.18 СНиП 21-09-97*, для соблюдения данных требований не требовалось значительных финансовых средств, подлежащих выделению собственником из бюджета целевым образом.

Вмененные нарушения требований статьи 6 Федерального закона № 123, с учетом пункта 6.27 СНиП 31-06-09, выразившиеся в установке и эксплуатации двери в электрощитовой, не соответствующей требованиям пожарной безопасности, в кассационной жалобе учреждением не оспорены.

Вместе с тем судебная коллегия отмечает необоснованность выводов суда первой инстанции о том, что отсутствие финансовой возможности для надлежащего исполнения требований пожарной безопасности не является основанием для освобождения учреждения от административной ответственности. В данном случае к ответственности привлекается бюджетное образовательное учреждение, финансируемое собственником — муниципальным образованием, за счет целевых бюджетных средств, при том, что обеспечение содержания зданий и сооружений муниципальных образовательных организаций в соответствии с подпунктом 5 пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» относится к полномочиям органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов.

Следовательно, отсутствие необходимого финансирования бюджетного образовательного учреждения на цели содержания закрепленных за ними зданий и сооружений, в том числе и на мероприятия пожарной безопасности таких объектов защиты, может свидетельствовать об отсутствии вины образовательного учреждения в несоблюдении обязательных требований пожарной безопасности с учетом части 2 статьи 2.1 КоАП РФ, за такие нарушения требований пожарной безопасности к ответственности может быть привлечен собственник учреждения.

Однако в данном случае учреждение при рассмотрении органом пожарного надзора дела об административном правонарушении не представило возражений и доказательств отсутствия надлежащего финансирования учреждения собственником (такие доводы были заявлены только в суде), и орган пожарного надзора не имел оснований для их оценки в целях определения вины учреждения, учитывая, что конструкция части 2 статьи 2.1 КоАП РФ устанавливает, по сути, объективную вину юридического лица в совершении административного правонарушения, отсутствие вины может быть доказано самим привлекаемым к ответственности лицом.

При этом учреждение представило суду первой инстанции 24.09.2013 договор купли-продажи от 30.08.2013 на приобретение и установку противопожарной двери с доказательствами оплаты договора за счет бюджетных средств. Таким образом, у учреждения имелась возможность установки противопожарной двери, но меры по ее установке были приняты несвоевременно, а следовательно — имеет место вина учреждения в совершении правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 20.4 КоАП РФ с учетом части 2 статьи 2.1 КоАП РФ.

С учетом вышеизложенного, предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалованных судебных актов не имеется. Не имеется и оснований для пересмотра назначенного наказания с учетом выводов, содержащихся в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.02.2014 № 4-П, поскольку Конституционный Суд Российской Федерации прямо указал на отсутствие обратной силы своего Постановления.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Волгоградской области от 30.09.2013 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.12.2013 по делу № А12-20885/2013 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья

Э.Г.БАШИРОВ

Судьи

А.Л.ПЕТРОВ

С.В.МОСУНОВ

К противопожарным преградам статья 37 Федерального закона РФ № 123-ФЗ относит противопожарные разрывы и минерализованные полосы.

Определение

Противопожарная минерализованная полоса – это искусственно созданная полоса на поверхности земли, очищенная от горючих материалов или обработанная почвообрабатывающими орудиями либо иным способом до сплошного минерального слоя почвы.

Могут быть самостоятельным противопожарным барьером или входить в состав более сложного противопожарного барьера в качестве его элемента.

Назначение

Назначение – это защитная противопожарная полоса, создающая барьер от распространения огня по поверхности земли в условиях низового пожара вокруг сельскохозяйственных угодий, населенных пунктов, садовых участков; а также различных предприятий, расположенных вне городской черты на границах с лесными массивами, полями, степью.

Минерализованная полоса

Требования

Ширина противопожарных минерализованных полос составляет от 0,3 до 9 м в зависимости от способа их создания с учетом возможного характера и интенсивности распространения пожаров, почвенных и лесорастительных условий, степени природной и фактической пожарной опасности участка леса. Устройство противопожарных минерализованных полос вдоль склонов минимизируют или исключают во избежание развития эрозионных процессов.

Основными показателями качества противопожарных минерализованных полос являются минерализация (по допустимым размерам необработанных участков поверхности почвы) и степень заделки грунтом. Допустимая длина необработанных участков поверхности почвы должна быть не более 3 % на каждые 100 м длины противопожарной минерализованной полосы в зависимости от степени природной пожарной опасности участка. Допустимая степень заделки растительных остатков на противопожарной минерализованной полосе должна быть не менее 90% в зависимости от степени природной пожарной опасности участка.

Создание минерализованных полос нельзя рассматривать вне организации всего комплекса работ, направленных на обеспечение пожарной безопасности в лесных массивах. К ним относят обустройство:

  • Противопожарных разрывов, предназначенных для остановки сильных низовых пожаров, в том числе с проселочными дорогами в их границах – искусственно созданных противопожарных барьеров в виде лесных просек шириной от 10 до 100 м с устройством минерализованных полос по их краям.
  • Противопожарных опушек – полос лесных массивов шириной от 150 до 300 м, очищенных от пожароопасного подлеска, подроста хвойных пород деревьев, сухостоя, кустарников, валежника, где также производится обрубка веток, сучьев по высоте до 2 м. Такие опушки обязательно обрамляют со стороны леса и снаружи – со стороны населенных пунктов, туристических, охотничье-рыболовных баз, спортивно-оздоровительных лагерей, населенных пунктов, садовых поселков противопожарными минерализованными полосами, которые должны быть шириной не меньше 2,5 м.
  • Противопожарных канав, в целях защиты особо ценных лесных (природных) участков и объектов от перехода на них почвенных (торфяных) пожаров с соседних площадей (участков), опасных в пожарном отношении. Должна быть глубиной до минерального слоя почвы или до уровня почвенных вод и шириной по дну от 0,2 до 1 м, по верху – от 1,5 до 6 м.
  • Пожарных водоемов, пирсов, предназначенных для заправки пожарных автомобилей, лесопожарной и приспособленной сельскохозяйственной техники.

Следует знать, что недостаточно один раз обустроить надежные препятствия, эффективный барьер для распространения огня верховыми, низовыми пожарами, но и необходимо регулярно перед началом пожароопасных периодов проводить плановый уход за противопожарными разрывами, минерализованными полосами, а также пожарными проездами, водоемами и пирсами.

Для сведения:

  • Лесными пожарами называют стихийный, неконтролируемый фронт огня в хвойных, смешанных массивах деревьев.
  • Верховые пожары охватывают полог лесных массивов, участков сухостоя, часто при наличии сильного ветра двигаются с огромной скоростью.
  • Низовые пожары распространяются по опавшей листве, хвое, сухой траве, кустарниками, подросту, подлеску; а также нижнему ярусу древостоя – сучьям, веткам.

Противопожарные разрывы, железнодорожные магистрали, естественные и искусственные водоемы – от рек до прудов эффективно способны сдерживают оба вида пожаров; а минерализованные полосы перепаханной земли, очищенные от сгораемого растительного мусора – эффективны против низовых пожаров, в том часто возникающих от халатности, безалаберности людей, устраивающих самовольные пожоги травы, листвы, разводящих костры в пожароопасный период.

Необходимые места для устройства минерализованных линейных участков земли, служащих барьерами для дальнейшего распространения огненного фронта:

  • Противопожарные полосы вокруг населенных пунктов. Они необходимы в тех случаях, когда непосредственно к границам поселков, деревень прилегают опушки лесных массивов, сельскохозяйственные поля, луга, откуда вполне может прийти пожар. В городах эту роль успешно выполняет сеть подъездных, окружных дорог.
  • Противопожарная полоса вокруг садовых участков – это, как правило, необходимость, так как по статистике причин пожаров, пришедших извне на территорию садово-дачных товариществ, это часто пожоги травы, костры, организованные в непосредственной близости от их границ.
  • Противопожарные полосы вокруг предприятия, расположенного за городской чертой, также необходимы, чтобы создать надежный барьер низовому пожару. По этой же причине обустраивают противопожарные полосы вокруг полей сельскохозяйственного назначения.
  • Поэтому на вопрос – нужна ли на полигоне ТБО противопожарная полоса, однозначный ответ – да. Причем сразу по двум причинам, первая – чтобы не допустить низовой пожар извне, вторая – исключить распространение огня с территории полигона хранения, утилизации бытовых отходов, что зачастую связано с плохо контролируемым сжиганием мусора.
  • Противопожарные минерализованные полосы в лесу используются при создании противопожарных опушек, разрывов-просек, делящих огромные территории массивов деревьев на участки, препятствуя движению низовых пожаров.

Требования о необходимости создания минерализованных полос на границах лесных массивов, населенных пунктов, садовых поселков, производственных, складских предприятий; оздоровительных, спортивных, туристических учреждений изложены в нескольких официальных законодательных документах, противопожарных нормах в:

  • «Лесном кодексе РФ»;
  • «Правилах ПБ в лесах»;
  • «Правилах противопожарного режима в РФ»;
  • ГОСТ Р 57972-2017 – о требованиях к лесным противопожарным объектам;
  • «Рекомендациях по противопожарной профилактике, регламенту работы лесопожарных служб».

Основные требования – необходимость устройства минерализованных полос на пожароопасных участках, направлениях; регулярное поддержание их в надлежащем состоянии.

Устройство

Наиболее распространенный способ создания минерализованных полос – это опашка сельскохозяйственных угодий – полей, лугов, территорий различных населенных пунктов; обустройство на границах лесных массивов, степей. Их вид и состояние можно увидеть, как на фото, так собственными глазами, покинув пределы городской черты.

Прокладка таких полос ведется также в следующих местах:

  1. Вдоль дорог, пересекающих лесные массивы из деревьев хвойных пород.
  2. Вокруг территорий лесосек, складов лесной продукции.
  3. Вдоль лесовозных, автомобильных и железных дорог, линий высоковольтных электросетей; трубопроводов, транспортирующих горючие жидкости, газы.
  4. Вокруг пожароопасных объектов со зданиями, производствами, помещениями, имеющими категорию по взрывопожарной опасности.

Создание разрывов, минерализованных полос ведется централизованно, под руководством администраций муниципальных образований, подразделений лесного хозяйства, объединений собственников в загородных жилых, садоводческих поселках; директоров предприятий, находящихся в пожароопасных зонах, так это требует не только надлежащего уровня организации, привлечения специальной техники, но и значительных затрат.

Прокладка, обустройство минерализованных противопожарных полос ведется различными способами:

  1. В лесных массивах, на их опушках, дорогах – специализированными прокладчиками, лесными плугами; на песчаных участках почв – дисковыми фрезами, достигая минеральный слой грунта, переворачивая, вынося его наружу.
  2. Вокруг территорий, застроенных жилых, производственными зданиями; на границах сельскохозяйственных предприятий – с помощью бульдозеров, тракторов, с соответствующим навесным почвообрабатывающим оборудованием.
  3. При необходимости устройства минерализованных полос большой ширины – отжигом надпочвенного покрова между двумя ранее созданными канавами.
  4. Высаживанием на линейных земельных участках сельскохозяйственных культур, не распространяющих огонь, например, картофеля.

Распространенный вариант устройства противопожарной защитной полосы – это создание с помощью экскаваторов, специальной техники канав глубиной до минерализованного слоя почвы или до уровня грунтовых вод.

Источник: приказ МЧС России от 25.12.2012 № 804 «Об утверждении свода правил «Инфраструктура железнодорожного транспорта. Требования пожарной безопасности» (вместе с «СП 153.13130.2013. Свод правил…»)»; приказ Рослесхоза от 10.11.2011 № 472 «Об утверждении Методических рекомендаций по проведению государственной инвентаризации лесов».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Марьина А.Н. и Романовского С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Куварзиной Кристины Евгеньевны и Потапова Николая Евгеньевича к администрации Пестовского сельского поселения и колхозу «Красное знамя» о возмещении ущерба, причиненного пожаром,

по кассационной жалобе Куварзиной Кристины Евгеньевны и Потапова Николая Евгеньевича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новгородского областного суда от 25 октября 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Куварзина К.Е. и Потапов Н.Е. обратились в суд с иском к администрации Пестовского сельского поселения о возмещении материального ущерба, причинённого пожаром, указав, что 30 апреля 2016 г. в дер. Пестовского сельского поселения Пестовского района Новгородской области произошёл пожар, который начался с несанкционированной свалки бытовых отходов и распространился по полям с нескошенной травой на жилой сектор. В результате пожара было уничтожено имущество истцов, в том числе принадлежащие Куварзиной К.Е. жилой дом, хозяйственные постройки, баня, плодово-ягодные и декоративные насаждения.

Судом к участию в деле в качестве соответчика привлечен колхоз «Красное знамя».

Решением Пестовского районного суда Новгородской области от 4 июля 2017 г. постановлено взыскать с администрации Пестовского сельского поселения в счёт возмещения ущерба, причинённого пожаром, в пользу Куварзиной К.Е. 1 452 983,50 руб., в пользу Потапова Н.Е. — 33 963 руб.; в удовлетворении исковых требований к колхозу «Красное Знамя» отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Новгородского областного суда от 25 октября 2017 г. решение суда первой инстанции в части удовлетворения иска Куварзиной К.Е. и Потапова Н.Е. к администрации Пестовского сельского поселения отменено, в этой части постановлено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Куварзиной К.Е. и Потапова Н.Е. содержится просьба об отмене апелляционного определения, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 1 июня 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 30 апреля 2016 г. в дер. _ Пестовского района Новгородской области произошёл пожар, в результате которого огнём были уничтожены несколько жилых домов и хозяйственных построек, в том числе жилой дом и хозяйственные постройки, принадлежащие на праве собственности Куварзиной К.Е., а также иное принадлежащее истцам имущество.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из установленного факта противоправного бездействия администрации Пестовского сельского поселения по ликвидации несанкционированной свалки и соблюдению мер пожарной безопасности (невыполнение мероприятий по устройству защитных противопожарных полос, опашке, удалению сухой травы), приведшего к причинению истцам материального ущерба.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу об отсутствии доказательств совершения ответчиком виновных действий (бездействия), приведших к возникновению пожара и причинению материального ущерба, а равно об отсутствии причинно-следственной связи между действиями (бездействиями) ответчика и наступившими неблагоприятными последствиями. При этом суд апелляционной инстанции указал, что в соответствии с заключением ФГБУ «Судебно-экспертное учреждение федеральной противопожарной службы «Испытательная пожарная лаборатория» по Новгородской области от 12 мая 2016 г. очаг пожара находился в южной части технически повреждённого участка, возле карьера (свалки), точное местоположение очага пожара (локальное место или точка, в которой первоначально произошло воспламенение) не определено, вероятными причинами возгорания являются как проявления природных, так и антропогенных факторов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемое апелляционное определение принято с нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Частью 1 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определено, что постановление суда апелляционной инстанции выносится в форме апелляционного определения.

В апелляционном определении должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом апелляционной инстанции, выводы суда по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления, мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался (пункты 5 и 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В силу части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Таким образом, апелляционное определение должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к решению суда статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть должно быть законным и обоснованным.

Согласно пунктам 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

При вынесении судом апелляционной инстанции обжалуемого судебного постановления указанные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации соблюдены не были.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу пункта 2 названной статьи лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Таким образом, по делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) причинителя вреда и причиненным вредом.

Статьей 210 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что бремя содержания принадлежащего ему имущества несет собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.

Из приведенных положений закона следует, что если иное не предусмотрено законом или договором, ответственность за надлежащее и безопасное содержание имущества несет собственник, а соответственно, ущерб, причиненный вследствие ненадлежащего содержания имущества, в таком случае подлежит возмещению собственником, если он не докажет, что вред причинен не по его вине. При этом бремя содержания имущества (земельного участка и находящегося на нем имущества) предполагает в том числе принятие разумных мер по предотвращению пожароопасных ситуаций.

Установив факт уничтожения имущества истцов по причине возгорания несанкционированной свалки и беспрепятственного распространения огня по территории Пестовского сельского поселения, суд апелляционной инстанции, вопреки приведенным выше положениям пункта 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, неправомерно освободил администрацию Пестовского сельского поселения от обязанности по доказыванию своей невиновности в причинении ущерба истцам.

Кроме того, судебной коллегией по гражданским делам Новгородского областного суда не учтено, что ответчик является одновременно и органом местного самоуправления, на который законом возложено обеспечение пожарной безопасности в границах населенных пунктов поселения.

Так, в соответствии с частью 3 статьи 14 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» к вопросам местного значения сельского поселения относится обеспечение первичных мер пожарной безопасности в границах населенных пунктов поселения.

В силу статьи 1 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ «О пожарной безопасности» под первичными мерами пожарной безопасности понимается реализация принятых в установленном порядке норм и правил по предотвращению пожаров, спасению людей и имущества от пожаров.

Статьей 63 Технического регламента о требованиях пожарной безопасности установлено, что первичные меры пожарной безопасности включают в себя в том числе реализацию полномочий органов местного самоуправления по решению вопросов организационно-правового, финансового, материально-технического обеспечения пожарной безопасности.

Согласно пункту 4 части 1 статьи 6 и пункту 2 части статьи 36 Устава Пестовского сельского поселения, принятого решением Совета депутатов Пестовского сельского поселения от 6 февраля 2015 г. N 189, администрация данного сельского поселения отвечает за выполнение первичных мер пожарной безопасности в границах населенных пунктов данного поселения.

В соответствии с пунктом 3 постановления и.о. главы Пестовского сельского поселения Смирновой М.М. от 18 апреля 2016 г. N 71 «Об установлении на территории Пестовского сельского поселения особого противопожарного режима» на администрацию Пестовского сельского поселения была возложена обязанность организовать в населенных пунктах, граничащих с лесными участками и открытыми территориями (поля, луга), выполнение мероприятий, исключающих возможность переброса огня при пожарах на здания и сооружения (устройство защитных противопожарных полос, опашка, удаление сухой растительности).

Обращаясь в суд с иском, Куварзина К.Е. и Потапов Н.Е. ссылались на то, что ответчик не выполнил необходимые мероприятия по устройству вблизи дер. … защитных противопожарных полос, опашке и удалению сухой растительности, а также не принял мер по ликвидации несанкционированной свалки, что привело к тому, что пожар, возникший на свалке, беспрепятственно распространился по полям с сухой травой на дома и постройки дер. …

Исходя из обоснования заявленных исковых требований и возражений против них юридически значимыми и подлежащими выяснению с учетом содержания спорных правоотношений сторон и подлежащих применению норм материального права являлись обстоятельства, связанные с надлежащим содержанием ответчиком территории сельского поселения и выполнением им мер пожарной безопасности.

Эти значимые для правильного разрешения дела обстоятельства судом апелляционной инстанции установлены не были.

В нарушение требований части 4 статьи 67, части 4 статьи 198, пунктов 5 и 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации выводы судебной коллегией по гражданским делам Новгородского областного суда об отсутствии доказательств причинения ущерба истцам в результате бездействия администрации Пестовского сельского поселения и наличия причинно-следственной связи между бездействием ответчика и наступившими последствиями не мотивированы и на законе не основаны.

Более того, данные выводы противоречат обстоятельствам, установленным в решениях судей Новгородского областного суда от 14 июля и 19 сентября 2016 г., вынесенных по жалобам главы Пестовского сельского поселения и главы администрации Пестовского сельского поселения Дмитриевой О.А. на постановления государственного инспектора по пожарному надзору по делам об административных правонарушениях. Указанными решениями, вступившими в законную силу, установлено, что Дмитриева О.А., являясь главой Пестовского сельского поселения и главой администрации Пестовского сельского поселения, нарушила требования пожарной безопасности, а именно допустила свалку горючих отходов на территории сельского поселения. 30 апреля 2016 г. в дер. … произошел пожар, уничтоживший не менее 6 домовладений.

В силу статьи 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Согласно абзацу четвертому пункта 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» на основании части 4 статьи 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, по аналогии с частью 4 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу об административном правонарушении обязательны для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено постановление (решение), по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Это судом апелляционной инстанции учтено не было.

При таких обстоятельствах апелляционное определение нельзя признать отвечающим требованиям статей 195 и 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права, являясь существенными, повлияли на исход дела, и без их устранения невозможна защита охраняемых законом интересов заявителей.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новгородского областного суда от 25 октября 2017 г. отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новгородского областного суда от 25 октября 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Асташов С.В.
Судьи Марьин А.Н.
Романовский С.В.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх