Судебная практика по приватизации

Привет, друзья!

Представьте ситуацию: вы купили квартиру, в договоре купли-продажи помимо прочих условий — стандартная фраза: «Никто не прописан и не проживает». И вы доверились и не проверили. Ох, уж эти риски при покупке жилья!

Среди множества рисков при покупке квартиры довольно часто встречается реальная опасность обнаружить «скрытого» жильца, которого не указали в договоре купли-продажи, но которого, тем не менее, невозможно выселить.

Как правило, речь в этом случае идет об «отказнике» от приватизации, то есть о таком члене семьи нанимателя, который в своё время отказался от участия в приватизации, но получил право на постоянное (бессрочное) пользование этой квартирой.

Ну вот, например, проживала молодая семья — муж, жена и ребенок — в одной квартире с престарелым родственником. И дабы не осложнять свою жизнь вопросами наследования, приватизировали они её в своё время на троих по 1/3 доли в праве, а старенький родственник подписал отказ от участия в приватизации. И остался пожизненно проживать в этой квартире. Как я уже говорила, выселить его практически невозможно — даже в судебном порядке.

Так какие же нормы закона обеспечивают это самое право постоянного пользования квартирой при отказе от приватизации?

А основано это право на совокупности норм статьи 19 Федерального закона от 29.12.2004 №189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» и статьи 2 Закона РФ от 04.07.1991 № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

Если покороче и попроще, то, чтобы приватизировать жилье, нужно согласие всех совместно проживающих членов семьи. Соответственно отказ кого-то из них от приватизации позволяет остальным членам семьи жилье приватизировать, но запрещает их, отказавшихся, выселить, даже если они членами семьи собственника уже не являются.

Право пользования таким помещением для бывших членов семьи будет носить бессрочный характер. Это необходимо учитывать при переходе права собственности на него к другому лицу, в том числе, при его купле-продаже — приобретение такой квартиры грозит совместным проживанием на постоянной основе с «отказником» от приватизации.

Помните, что в соответствии со статьей 558 Гражданского кодекса РФ существенным условием договора продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры, в которых проживают лица, сохраняющие в соответствии с законом право пользования этим жилым помещением после его приобретения покупателем, является перечень этих лиц с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением.

При не указании данного перечня договор купли-продажи не считается заключенным, поскольку не достигнуто соглашение по всем его существенным условиям.

Отсюда рекомендация: при приобретении жилья тщательно проверьте, кто прописан в данной квартире или доме. Идеальный вариант: на момент покупки все должны выписаться. Если продавец говорит, что такой-то дяденька или тетенька, или, не приведи, Господи, ребенок будут проживать в покупаемой вами квартире и выпишутся тогда-то, поинтересуйтесь, почему и еще раз взвесьте все «за» и «против» покупки.

Однако, даже в случае, если лицо, имеющее право постоянного проживания, как и положено, указано в договоре купли-продажи квартиры, и вы согласились такую квартиру приобрести, сложности могут возникнуть.

Представьте, что это лицо выселяться и сниматься с регистрационного учета не желает. Желает и далее в квартире – уже вашей! — проживать.

Важно то, что данное лицо может быть признано утратившим право пользования спорным жилым помещением только в установленном законом порядке либо в случае его добровольного отказа от пользования данным помещением.

К такому выводу пришел ВС РФ в определении от 16.06.2015 № 13-КГ15-1.

В данном конкретном судебном деле ответчик — назовём его «Иванов», который ну никак не желал выселяться из квартиры, — отказ от приватизации не подписывал! А договор приватизации спорной квартиры был заключен Ивановой на основании решения суда об устранении препятствия со стороны Иванова — бывшего мужа.

Но наличие решения суда об устранении препятствий в приватизации спорной квартиры Ивановой не свидетельствует о прекращении права пользования Ивановым данной квартирой и не изменяет объем его жилищных прав, в том числе по пользованию данным жилым помещением. И это должно было учитываться при переходе права собственности на эту квартиру по соответствующему основанию к другому лицу.

Кстати, именно это другое лицо, купившее квартиру у Ивановой, и предъявило иск в суд к Иванову о выселении того из квартиры.

Ну, собственно, это дело закончилось тем, что ВС РФ оставил в силе решение суда 1 инстанции, которым нынешнему собственнику в выселении из квартиры Иванова было отказано.

Далее я расскажу вам о двух диаметрально противоположных судебных актах по нашей сегодняшней теме, практически с одинаковой на первый взгляд фабулой дела.

Итак, дело, в котором жильца все-таки выселили.

Апелляционное определение Челябинского областного суда от 25.02.2016 по делу № 11-2136/2016.

Истец — Петров-сын — обратился в суд с иском к Петрову-отцу о признании его утратившим право пользования жилым помещением — квартирой.

В обоснование заявленных требований указал, что является собственником указанной квартиры на основании договора приватизации. В квартире вместе с ним зарегистрированы мать и отец, которые от участия в приватизации отказались. Отец какое-то время проживал в квартире, после чего выехал из спорного жилого помещения. Брак между родителями расторгнут. В настоящее время семейные отношения с ответчиком прекращены, в квартире отец не проживает, однако с регистрационного учета сняться отказывается. Вещей отца в квартире нет, участия в содержании жилого помещения, оплате жилья и коммунальных услуг он не принимает. Петров — сын полагает, что в связи с выездом в другое место жительства отец утратил право пользования спорным жилым помещением.

Суд 1 инстанции иск удовлетворил.

В апелляционной жалобе Петров-старший просил это решение суда отменить, ссылаясь на то, что имеет бессрочное право пользования квартирой, поскольку в момент приватизации он имел равные права в отношении жилого помещения с лицом, его приватизировавшим. На момент приватизации он являлся нанимателем жилого помещения по договору социального найма, в квартире проживал до 2000 года, после чего бывшая супруга перестала пускать его в квартиру, сменила замки, препятствовала в пользовании жилым помещением. Решением суда он лишен единственного места жительства.

Исследовав материалы дела, судебная коллегия сочла решение суда 1 инстанции подлежащим отмене в связи с нарушением норм процессуального права, поскольку дело было рассмотрено судом в отсутствие ответчика Петрова-старшего, а необходимых мер для его надлежащего извещения предпринято судом не было.

По существу же спора апелляция пришла к следующим выводам:

Сам по себе факт наличия у отца права пользования жилым помещением на момент его приватизации при последующем его добровольном отказе от этого права, не может служить безусловным основанием для вывода о сохранении за ним права пользования жилым помещением бессрочно.

Доказательств совершения отцом действий, свидетельствующих о намерении реализовать право пользования спорным жилым помещением, в том числе после его приватизации, в суд не представлено.

Судом отмечено, что сохранение бессрочного права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника обусловлено необходимостью защиты прав граждан, которые проживали в спорном жилом помещении на правах члена семьи нанимателя на момент заключения договора приватизации, продолжают проживать в спорном жилом помещении и не имеют другого жилого помещения для постоянного проживания.

В случае, когда гражданин в таком жилом помещении длительное время не проживает, реализовал свое право выбора на постоянное проживание в другом месте жительства и, тем самым, отказался от гарантированных ему законом прав на спорное жилье, но остался в нем зарегистрированным, собственник жилого помещения может требовать устранения нарушения своих прав.

В итоге апелляция по формальным основаниям отменила решение суда 1 инстанции и приняла решение об удовлетворении исковых требований и признании Петрова-отца утратившим право пользования квартирой.

А вот Тульский областной суд (Апелляционное определение Тульского областного суда от 12.05.2016 по делу № 33-1595/2016) пришел к прямо противоположным выводам и в иске о выселении жильца было отказано. Подробнее об этом.

Истцы (мать и сын) обратились в суд с иском к гражданину о признании утратившим право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета, указав, что они (истцы) являются собственниками жилого помещения (по 1/2 доли каждый), где, кроме них, зарегистрирован по месту жительства ответчик (бывший супруг и отец), который длительное время фактически по указанному адресу не проживает, добровольно выехал на другое место жительства, забрав с собой принадлежащее ему имущество, в содержании жилого помещения участия не принимает. Добровольно сняться с регистрационного учета из спорного жилого помещения ответчик отказывается, чем препятствует им (истцам) в продаже спорной квартиры.

1 инстанция в иске отказала.

Что же апелляция?

Она установила, что бывший супруг, зарегистрированный в указанной квартире, от участия в приватизации отказался, дав свое согласие на передачу квартиры в собственность истцов. На момент приватизации он был зарегистрирован в квартире.

Отказ от реализации права на участие в приватизации гарантирует бывшему члену семьи собственника жилого помещения сохранение бессрочного права пользования только при условии его проживания в спорном жилом помещении либо временном и\или вынужденном временном непроживании.

В ходе судебного разбирательства сторонами не оспаривалось, что бывший супруг не проживает в спорном жилом помещении.

Как пояснил ответчик в суде, его выезд из спорного жилого помещения обусловлен невозможностью совместного проживания с бывшей супругой. Он временно проживает по месту работы в арендуемом нежилом помещении.

Приняв во внимание причины непроживания ответчика в спорном жилом помещении, непродолжительный период его отсутствия по месту регистрации, отсутствие у ответчика другого постоянного места жительства, суд 1 инстанции пришел к правильному выводу об отказе в иске, поскольку из совокупности установленных по делу обстоятельств следует, что непроживание ответчика не носит постоянного характера, не свидетельствует о том, что он в одностороннем порядке отказался от права пользования спорным жилым помещением; временное отсутствие по месту регистрации обусловлено уважительными причинами (расторжением брака, прекращением семейных отношений). Другого жилого помещения на праве собственности или постоянного пользования у ответчика не имеется. Решение суда 1 инстанции оставлено в силе.

Так в чем же разница в фабулах рассмотренных нами судебных решений?

В первом случае гражданин в жилом помещении длительное время не проживал, реализовал свое право выбора на постоянное проживание в другом месте жительства и, тем самым, отказался от гарантированных ему законом прав на спорное жилье. А вот во втором случае, не проживал отказник в спорной квартире в связи невозможностью совместного проживания с бывшей супругой. И временно проживает по месту работы в арендуемом нежилом помещении.

Тонкости и нюансы возможности принятия решения о выселении отказника в связи с его непроживанием и можно ли это расценить как добровольный отказ от права постоянного проживания — исключительная прерогатива суда!

Поэтому, покупая приватизированное ранее жилье, будьте бдительны!

Владимир Алистархов, эксперт по вопросам правового характера

Согласно ст. 217 Гражданского кодекса РФ, российские граждане вправе получить в собственность недвижимость путем её приватизации.

Порядок приватизации жилья из жилищного фонда Российской Федерации или муниципального жилищного фонда установлен Законом РФ от 04.07.1991 № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

Указанный Закон способствует созданию условий для граждан, которые вправе осуществить выбор способа удовлетворения потребностей в жилище. Согласно ст. 1 Закона, под приватизацией понимается бесплатная передача недвижимости в собственность граждан. Закон предусматривает право граждан, которые проживают в жилье по договорам социального найма, на приватизацию соответствующего жилья при условии согласия всех проживающих в жилище.

Ключевым моментом в данном случае является получение согласия всех проживающих граждан на приватизацию недвижимости.

Казалось бы, каждый россиянин должен быть заинтересован в приватизации имущества, так как недвижимость в случае её приватизации переходит в собственность граждан, что позволяет распорядиться недвижимостью различными способами. В том числе приватизированная недвижимость может быть продана собственником при соблюдении условий, предусмотренных российским законодательством. Но, в жизни всё намного сложнее, и зачастую жильцы по договору социального найма не могут приватизировать жилище по разным причинам.

Одной из причин в отказе проведения процедуры приватизации является несогласие на приватизацию кого-то из лиц, проживающих в недвижимости. Жилищные органы, отвечающие за приватизацию, отказывают остальным жильцам в приватизации, если нет письменного согласия на приватизацию всех жильцов.

На практике это выглядит так.

Проживает большая семья в жилом помещении по договору социального найма, и когда принимается решение о приватизации, один из членов семьи отказывается от приватизации или не пишет отказ в пользу других членов семьи.

Получается ситуация, когда все члены семьи зависят от одного, который по своим личным причинам не хочет приватизировать жильё, что в свою очередь лишает права других граждан выбрать способ удовлетворения потребностей в жилище.

О вопросе злоупотребления правом отдельными лицами, о соответствующей судебной практике с выводами и предложениями идёт речь в нижеследующей статье с целью учёта интересов всех проживающих в жилье по договору социального найма, что будет интересно не только потенциальным собственникам, но и специалистам в области жилищного права.

Понятие злоупотребления правом. Судебная практика.

Согласно ст. 10 Гражданского кодекса РФ (Пределы осуществления гражданских прав), не допускаются действия с целью причинить вред другому лицу, в том числе действия в обход законодательства или заведомо недобросовестные действия, что в целом называется злоупотребление правом.

Лицо, которое считает, что в отношении него или его интересов злоупотребили правом, вправе восстановить справедливость законными путями, в том числе путём направления иска в суд.

Судебная практика о злоупотреблении правом в рамках вопроса о приватизации.

Истец в интересах членов своей семьи, в том числе несовершеннолетнего ребёнка, обратился в Зюзинский районный суд г. Москвы с иском о признании права собственности на недвижимость в порядке приватизации, указав на то, что один из бывших членов семьи (ответчик) не даёт согласие на приватизацию, злоупотребляя своим правом.

За своё согласие на приватизацию ответчик требовал, чтобы истец приобрёл ему другую недвижимость в собственность.

При этом ответчик периодически проживал в изолированной комнате, обязанности по договору социального найма не исполнял, коммунальные платежи не вносил, ремонт не делал, воспитанием ребёнка не занимался.

По мнению истца, совместное проживание невозможно, в том числе в связи с конфликтной ситуацией.

Своим решение от 16.12.2010 Зюзинский районный суд г. Москвы удовлетворил исковое заявление, признав право собственности за истцом и членами его семьи в соответствующих долях в порядке приватизации.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда своим определением от 24.02.2011 оставила решение суда первой инстанции без изменений.

Ответчик не согласился с выводами судов и обратился с надзорной жалобой в Верховный суд РФ.

Позиция ответчика по надзорной жалобе была поддержана Департаментом жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, представитель которого дал пояснения в суде.

Как следует из определения от 06.03.2012 № 5-В11-127 Верховного суда РФ, проверив материалы дела, суд нашёл надзорную жалобу подлежащей удовлетворению по следующим причинам.

По мнению Верховного суда РФ, выводы нижестоящих судов построены на неверном толковании и применении материального права.

Согласно ч. 2 ст. 69 Жилищного кодекса РФ, члены семьи нанимателя по договору социального найма имеют равные права с нанимателем и равные с ним обязанности.

Если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя, но продолжает проживать в жилом помещении, то такой гражданин сохраняет все права наравне с нанимателем (ч. 4 ст. 69 Жилищного кодекса РФ).

Далее Верховный суд РФ отметил, что на основании Закона РФ от 04.07.1991 № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» для осуществления приватизации необходимо согласие всех жильцов, в том числе несовершеннолетних от 14 до 18 лет.

Право дать согласие или не дать согласие не является обязанностью бывшего члена семьи при наличии согласия остальных членов семьи.

Верховный суд РФ также отметил, что законодатель, определяя обязательность согласия всех членов на приватизацию, не ставит необходимость получения такого согласия в зависимость от каких-либо условий и в случае отказа дать согласие кого-то из жильцов законодатель не требует выяснения причин и мотивов, так как они не влекут правовых последствий.

В противном случае любое несогласие на приватизацию можно бы было считать злоупотреблением правом, поскольку долговременное несогласие всегда будет препятствовать другим членам семьи осуществить своё право на приватизацию.

Суд пришёл к выводу, что отказ бывшего члена семьи от приватизации не является злоупотреблением правом.

В результате проведения проверки по доводам надзорной жалобы Верховный суд РФ отменил решения нижестоящих судов и вынес новое решение по делу, которым отказал в удовлетворении искового заявления, то есть истцу и членам его семьи было отказано в приватизации жилища.

Выводы по судебной практике.

Законно, но несправедливо

1. Анализируя вышеприведённый судебный спор, прежде всего хотелось бы отметить, что между судами различных инстанций имеются явно разные взгляды на вопросы злоупотребления правом со стороны бывшего члена семьи при отказе от приватизации.

Несмотря на то, что Верховный суд РФ в данном случае признал отсутствие злоупотребления правом, совершенно определённо есть другое мнение, и, возможно, при других обстоятельствах, в частности при новом рассмотрении дела, нижестоящие суды смогли бы найти доказательства злоупотребления правом со стороны ответчика.

2. В тоже время Верховный суд РФ предпочёл вынести по делу новое решение, что в какой-то степени лишило возможности истца и членов его семьи доступа к правосудию.

Если бы дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, то у истца и его представителей появилась бы возможность найти дополнительные доказательства злоупотребления правом бывшего члена семьи.

Более того, Верховный суд РФ в своём определении от 06.03.2012 № 5-В11-127 допускает, что «несогласие всегда будет препятствовать осуществлению права другими членами семьи нанимателя на получение жилья в собственность».

Другими словами, Верховный суд РФ понимает, что бывший член семьи своим несогласием препятствует осуществлению права на приватизацию жилья другими членами семьи, то есть при определённом умысле бывший член семьи может злоупотреблять правом.

При этом Верховный суд РФ делает противоречивый вывод об отсутствии злоупотребления правом, ссылаясь на законодателя, который в случае отказа от приватизации «не требует выяснения причин или мотивов подобного волеизъявления, поскольку они не влекут за собой никаких правовых последствий».

Данная позиция Верховного суда РФ со ссылкой на законодателя представляется спорной в связи с тем, что действующее законодательство может иметь изъяны, и это всем известно, а также потому что полномочия Верховного суда РФ обширны и дают ему возможность трактовать законодательство самостоятельно и независимо, выявляя в нём недостатки, что порой очень важно с точки зрения улучшения нормативных актов.

В данном случае было бы совершенно естественным и логичным для суда предположить, что отказ от приватизации может быть злонамеренным с умыслом навредить истцу, а также членам его семьи, в том числе несовершеннолетнему ребёнку.

3. При рассмотрении настоящего спора между истцом, с одной стороны, и бывшим членом семьи, с другой стороны, Верховный суд РФ предпочёл подойти к разрешению вопроса формально.

Формальность рассмотрения подхода привела к тому, что решение по судебному спору принято законное, но, по сути, носит несправедливый характер.

Истец в результате отказа бывшего члена семьи не может осуществить своё право на приватизацию, а также в данном случае совершенно не учтены права несовершеннолетнего ребёнка, который в результате приватизации также получил бы недвижимость в собственность.

По крайней мере, Верховный суд РФ не стал затрагивать тему защиты интересов несовершеннолетних при осуществлении приватизации вообще, что, учитывая статус суда как конечной инстанции, неприемлемо.

4. В целом представляется целесообразным по данному спору направление дела на новое рассмотрение с тем, чтобы в суде первой инстанции более подробно был рассмотрен вопрос ущемления прав несовершеннолетнего в результате отказа бывшего члена семьи приватизировать жильё.

Также в судебное заседание необходимо привлечь органы опеки и попечительства, которые должны представить своё заключение о возможности совместного проживания бывших членов семьи.

В судебное заседание необходимо привлечь иных специалистов, которые должны провести необходимый анализ документов и обстоятельств, в результате чего можно будет сделать обоснованный вывод о злоупотреблении правом или об отсутствии злоупотребления со стороны бывшего члена семьи.

Именно Верховный суд РФ должен был в своём определении указать, в чём конкретно может выражаться злоупотреблением правом в случае отказа бывшего члена семьи приватизировать недвижимость, что, собственно, и стало бы предметом нового рассмотрения дела в суде первой инстанции.

Рекомендации и предложения

1. Верховный суд РФ, рассматривая конкретное гражданское дело, установил, что законный отказ от приватизации нельзя признать злоупотреблением правом.

При таких обстоятельствах, когда даны разъяснения по законному отказу от приватизации, представляется правильным для Верховного суда РФ дать дополнительные разъяснения о том, при каких обстоятельствах отказ от приватизации может считаться незаконным.

Например, если бывший член семьи не проживает в недвижимости и при этом отказывается от приватизации, такой отказ можно признать незаконным и злоупотреблением правом по п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса РФ.

Если бывший член семьи проживает в недвижимости, но не оплачивает коммунальные услуги, не делает ремонт и прочее и при этом отказывается от приватизации, такой отказ также можно признать незаконным и злоупотреблением правом.

Могут быть и другие критерии, при которых отказ от приватизации может быть признан злоупотреблением правом, и Верховный суд РФ обязан в своих разъяснениях указать судам первой инстанции перечень действий, которые они должны провести с целью проверки отказа от приватизации на злоупотребление правом.

2. Российское жилищное законодательство в части приватизации жилых помещений требует некоторой доработки.

Необходимо внести изменения таким образом, чтобы лица, совместно проживающие в недвижимости, при любых обстоятельствах могли реализовать своё право на приватизацию жилья даже несмотря на отказ приватизировать жильё одного или нескольких проживающих.

Реализация права на приватизацию жилища не должна ставить в зависимость друг от друга граждан, если между ними есть противоречия, что уменьшит количество спорных ситуаций.

С этой целью возможно законодательно разрешить приватизировать жильё частично в пользу тех, кто согласен на приватизацию, а часть жилья может оставаться наёмным для проживания жильцов, которые отказываются от приватизации.

3. Целесообразно разработать и другие процедуры, на случай если бывший член семьи отказывается от приватизации, но при этом ущемляются права несовершеннолетних детей.

Например, жилищные органы, рассматривающие заявление о приватизации, в случае отказа бывшего члена семьи от приватизации могут быть вправе привлечь к рассмотрению соответствующих вопросов органы опеки и попечительства.

Если органы опеки и попечительства признают совместное проживание бывших членов семьи невозможным, то должна быть предусмотрена возможность отселения бывшего члена семьи.

4. При разработке изменений в действующее жилищное законодательство в части приватизации жилья необходимо учитывать главный правовой постулат, в соответствии с которым каждый гражданин вправе приватизировать жильё бесплатно один раз.

В настоящее же время, когда требуется согласие всех проживающих на приватизацию жилья, многие граждане не могут реализовать своё право на приватизацию в силу законного отказа граждан от приватизации или злоупотребления своим правом гражданами.

Следует учитывать, что право на приватизацию может быть ограничено по времени и придёт момент, когда возможность приватизации жилья будет закрыта.

То есть в результате отказа от приватизации некоторых лиц граждане, желающие приватизировать жильё, просто-напросто при наступлении конечного срока приватизации в России после этого не вправе будут обратиться с заявлением на приватизацию, что также дополнительно указывает на необходимость разработки законодательных мер с целью защиты прав граждан на бесплатную приватизацию жилья.

5. Гражданам, желающим приватизировать недвижимость и имеющим отказ на приватизацию одного из жильцов, можно рекомендовать решать соответствующую проблему в суде, так как судебная практика меняется и вероятность положительного решения суда всегда есть.

При определённых обстоятельствах дополнительно целесообразно инициировать заявление в Конституционный суд РФ, который может рассмотреть вопрос ущемления права граждан на приватизацию в связи с требованием законодательства получать согласие на приватизацию от всех жильцов.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 марта 2009 г. N 5-В09-6

См. информацию об изменении судебной практики >>>

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.

судей Гетман Е.С., Харланова А.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по иску К.Е.А. в интересах К. к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о включении квартиры в наследственную массу, признании права собственности на квартиру, по надзорной жалобе К.Е.А. и К. на решение Измайловского районного суда г. Москвы от 24 апреля 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 июля 2008 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав объяснения К.Е.А., … адвоката Савостьяновой О.Н., выступившей в их интересах, просивших решение суда отменить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Несовершеннолетняя К. года рождения, и ее законный представитель К. Е.А. обратились в суд с иском к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о включении квартиры в наследственную массу, признании права собственности на квартиру в порядке наследования, ссылаясь на то, что несовершеннолетняя К. является наследником по закону К.С.В., умершего 6 октября 2007 года. При жизни К.С.В. проживал и был зарегистрирован в муниципальной квартире, желая приватизировать данную квартиру, 20 февраля 2006 года он выдал доверенность Федотовой Р.И. для совершения всех необходимых для этого действий. Однако, не успев заключить договор на передачу жилого помещения в собственность, К. С.В. скоропостижно скончался. Истица и ее представитель считают, что К. С.В. при жизни выразил свою волю на приватизацию занимаемой им квартиры, в связи с чем, ссылаясь на положениястатей 12, 218 Гражданского кодекса РФ, статей 1, 2, 8 Федерального закона «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» просили суд удовлетворить их исковые требования.

Решением Измайловского районного суда г. Москвы от 24 апреля 2008 года исковые требования … К. и ее представителя К.Е.А. оставлены без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 июля 2008 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе К. Е.А. ставится вопрос об отмене решения Измайловского районного суда г. Москвы от 24 апреля 2008 года и определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 июля 2008 года.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 20 февраля 2009 года надзорная жалоба К. Е.А. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами при рассмотрении дела были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Как видно из материалов дела, К. С.В. являлся отцом несовершеннолетней К. года рождения, он проживал и был зарегистрирован в муниципальной двухкомнатной квартире, расположенной по адресу: …

20 февраля 2006 года К.С.В. выдал доверенность Федотовой Р.И. быть его представителем во всех государственных учреждениях по вопросу приватизации указанной квартиры с правом получения всех необходимых справок, свидетельства о государственной регистрации права, также получения и подачи документов и заявлений. Федотова Р.И., действуя по доверенности от имени К. С.В. обратилась в службу ОАО «Мосжилрегистрация» для оформления поэтажного плана и экспликации для приватизации квартиры. 5 октября 2007 года Федотова Р.И. обратилась в Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы с необходимыми для приватизации документами, за исключением доверенности на работников Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы. 6 октября 2007 года до подписания договора передачи жилья в собственность К.С.В. умер.

Разрешая спор по существу, суд указал, что доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу, для представительства перед третьими лицами и не может признаваться документом, заменяющим установленное Законом РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» требование о подаче заявления гражданина на приватизацию жилого помещения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований К. и ее законного представителя К.Е.А., суд пришел к выводу о том, что сам по себе факт выдачи доверенности на право сбора и оформление документов на приватизацию жилого помещения, не порождает прав и обязанностей, возникающих из договора передачи жилья в собственность, при этом, обстоятельств, препятствующих ему при жизни, оформить приватизацию спорного жилого помещения не установлено. При жизни ни сам К.С.В., ни его представитель в уполномоченные органы с заявлением о приватизации спорного жилого помещения и комплектом документов не обращались.

С выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда.

Между тем, в соответствии со статьей 2 Закона Российской Федерации N 1541-1 от 4 июля 1991 года «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (с последующими изменениями и дополнениями) граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде на условиях социального найма, вправе приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных Законом Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 8 Постановления от 24 августа 1993 года N 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (с последующими изменениями и дополнениями) разъяснил, что гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим Законом условиях, если они обратились с таким требованием. При этом необходимо учитывать, что соблюдение установленного статьями 7, 8 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» порядка оформления передачи жилья обязательно как для граждан, так и для должностных лиц, на которых возложена обязанность по передаче жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде в собственность граждан. Однако, если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу, необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Как видно из материалов дела К.С.В. выразил желание стать собственником жилого помещения, расположенного по адресу: … В этих целях он инициировал изготовление в БТИ Восточного округа г. Москвы N поэтажного плана с экспликацией (л.д. 10-11) для последующего оформления заявления на передачу квартиры в собственность и оплатил его в установленном порядке (л.д. 27). Представитель К. С.В. — Федотова Р.В. предъявила указанные документы в Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, однако они не были приняты по причинам отсутствия доверенности на работников Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы.

Таким образом. К.С.В. при жизни выразил волю на приватизацию занимаемой жилой площади, между тем, указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения данного спора, в нарушение требований статьи 198 Гражданского процессуального кодекса РФ судом учтены не были.

Из материалов дела усматривается, что Федотова Р.В. за день до смерти К.С.В., а именно 5 октября 2007 года, действуя по доверенности от его имени, обратилась в отдел приватизации Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы с пакетом документов, необходимых для приватизации спорной квартиры, в него входили: ордер на приватизируемое жилое помещение, справка о регистрации К. С.В., договор социального найма, поэтажный план, экспликация, доверенность, справка об инвалидности, копия паспорта. На данных документах стоит штамп органа, в который они были предоставлены 5 октября 2007 года. Указанные документы не были приняты, поскольку к ним не приложена доверенность, уполномочивающая сотрудников Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы оформить приватизацию жилого помещения.

Департаментом жилищной политики и жилищного фонда по г. Москве не оспаривался факт обращения представителя К.С.В. — Федотовой Р.И. по вопросу приватизации жилого помещения. В материалах дела имеются документы, собранные в порядке установленным действующим законодательством для приватизации жилого помещения, расположенного по адресу: …, а также образец доверенности, которую необходимо было оформить. Из названной доверенности следует, что лицо выразившее желание приватизировать жилое помещение уполномочивает работников Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы Зимину М.В., Борисову Н.С., Бурякову З.В., Никишину Г.А., Есипову Л.И., Коневу Т.И. зарегистрировать право индивидуальной собственности в порядке приватизации.

Закон Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» не предусматривает обязанность гражданина выдавать доверенность Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы на совершение определенных действий, отсутствие указанной доверенности не может являться основанием для отказа в приватизации жилого помещения.

Как следует из преамбулы Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» целью закона является, в том числе, создание условий для осуществления права граждан на свободный выбор способа удовлетворения потребности в жилище. При этом на органах государственной власти лежит обязанность по созданию условий для реализации права граждан свободно владеть, пользоваться и распоряжаться своим жилищем, в том числе путем его приватизации.

Соблюдение установленного ст.ст. 7, 8 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» порядка оформления передачи жилья обязательно как для граждан, так и для должностных лиц, на которых возложена обязанность по передаче жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде в собственность граждан.

Суд не установил, имелись ли законные основания к отказу в приватизации жилого помещения, препятствующие принятию для оформления представленных документов, почему доверенному лицу Федотовой Р.И. 5 октября 2007 года не было выдано заявление на приватизацию жилого помещения и не подписан договор приватизации, были ли иные причины препятствующие оформлению договора приватизации квартиры, кроме отсутствия доверенности.

Указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения данного спора, подлежали проверки и установлению при рассмотрении гражданского дела.

На основании изложенного Судебная коллегия считает, что решение суда первой инстанции и кассационное определение нельзя признать законными и они подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьей 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Измайловского районного суда г. Москвы от 24 апреля 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 июля 2008 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отвечает прокурор Фрунзенского района г. Саратова Т.Р. Аветисян:

Из анализа норм законодательства следует, что это возможно в случае, когда право на проживание в спорном жилом помещении утрачено родителями (-ем), а регистрация ребенка имеет формальный характер.

Местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей – родителей, усыновителей или опекунов (п. 2 ст. 20 Гражданского кодекса РФ).

Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны осуществлять защиту их прав (п. 1 ст. 56, п. 1 ст. 63 Семейного кодекса РФ).

Из данных норм следует, что право несовершеннолетних детей на проживание производно от прав их родителей, поскольку лица, не достигшие возраста 14 лет, не могут самостоятельно реализовывать свои права, в том числе на вселение в жилое помещение и проживание в нем.

На практике ребенка регистрируют по месту жительства родители, которые являются либо членами семьи собственника, либо членами семьи нанимателя по договору социального найма.

В рассматриваемых спорах несовершеннолетний не имеет права собственности в отношении жилого помещения, но наделен иными имущественными правами, в частности, правом проживания в нем.

Право пользования жилым помещением граждан, проживающих совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении, регламентировано в ст.31 Жилищного кодекса Российской Федерации, из которой следует, что члены семьи собственника имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением.

В п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разъяснены положения ст. 31 ЖК РФ, в том числе, указано, что в силу ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Суды при рассмотрении споров о признании несовершеннолетнего утратившим (не приобретшим) право пользования жилым помещением устанавливают следующие обстоятельства: является ли ребенок членом семьи собственника помещения, имеются ли семейные отношения; проживал ли он когда-либо в данном жилом помещении.

В целом следует отметить, что при разрешении споров о признании несовершеннолетнего утратившим (не приобретшим) право пользования жилым помещением всегда имеет значение установление прав родителей на проживание в спорном помещении, поскольку право ребенка производно от прав родителей. В случае, если такое право у родителя имелось на момент постановки ребенка на регистрационный учет и не прекращено на момент спора (добровольная перемена места жительства, отсутствие семейных отношений и др.), то в иске будет отказано.

В случае, если такое право прекращено и регистрация ребенка носила формальный характер (он длительный период не проживает в спорном жилье), то требование истца будет удовлетворено. Во всех случаях суды отказывают в иске, когда ребенок законно зарегистрирован по месту жительства одного супруга, а по факту проживает с другим, поскольку в данном случае несовершеннолетний не проживает в спорной квартире по независящим от него обстоятельствам и в силу возраста не может самостоятельно реализовать свои жилищные права и обязанности.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх