Судебная практика по ст 166 УК РФ

5.2. О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ КВАЛИФИКАЦИИ НЕОКОНЧЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 166 УК РФ)

Карпова Наталия Анатольевна, канд. юрид. наук. Должность: доцент. Место работы: Московский университет МВД России имени В.Я. Кикотя. Подразделение: кафедра уголовного права. E-mail: isakovkos@yandex.ru

Рудовер Елена Александровна, канд. юрид. наук. Должность: старший преподаватель. Место работы: Московский университет МВД России имени В.Я. Кикотя. Подразделение: кафедра уголовного права. Email: elenrud@inbox.ru

Аннотация: В статье рассматриваются спорные вопросы о моменте окончания угона транспортных средств. Авторами представлена собственная точка зрения на указанную проблему, а также выработаны рекомендации для правоприменительных органов об определении момента окончания данного преступления. В статье содержится значительное количество примеров из судебной практики, что подчеркивает ее практическую направленность. Анализируются ошибки, возникающие при квалификации неправомерного завладения транспортным средством.

Ключевые слова: угон транспортных средств, неоконченное преступление, момент окончания преступления, квалификация преступлений.

В правоприменительной деятельности часто возникает необходимость в правовой оценке не только оконченных преступлений, но и прерванных на более ранних этапах — приготовления или покушения на преступление. В этом случае требуется определить общественную опасность уже выполненных действий и надлежащим образом квалифицировать их. Определе-

ние стадии совершения преступления имеет важное практическое значение. В связи с тем, что каждая последующая стадия представляет большую по сравнению с предыдущей опасность, постольку усиливается угроза причинения вреда или причиняется больший вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.

Следует отметить, что зачастую предметом рассмотрения кассационной и надзорной инстанций Верховного Суда РФ являются уголовные дела о преступлениях против собственности, при разрешении которых допускаются ошибки в применении уголовного закона, в том числе при разграничении оконченных и неоконченных преступных деяний, а также при назначении за них наказания. В свою очередь, от решения именно этих вопросов зависит избрание правильной и оптимальной меры наказания, соразмерной степени общественной опасности совершенного преступного деяния.

Квалификация неоконченных преступлений против собственности, в том числе угона транспортных средств, вызывает значительные затруднения, так как в ряде случаев отсутствует граница между приготовлением и покушением, покушением и оконченным преступлением, покушением и добровольно оставленным преступлением. Вместе с тем практика квалификации подобных преступлений не всегда является однородной и последовательной.

Для правильной квалификации неправомерного завладения автомобилем ил иным транспортным средством важно определить, с какого момента угон признается оконченным преступлением. В науке уголовного права единого мнения на данный вопрос не существует. На наш взгляд, Н.А. Лопашенко справедливо и очень точно отмечает, «что одного начала движения для констатации факта неправомерного завладения недостаточно; необходимо, чтобы виновный получил возможность беспрепятственно, по своему усмотрению использовать транспортное средство» .

По мнению Г.В. Вериной, данное преступление окончено с момента, когда транспортное средство удалено с места стоянки. Расстояние, на которое удалено транспортное средство от места стоянки, для квалификации преступления значения не имеет .

Г.Л. Кригер же считала, что угон является длящимся преступлением. По ее мнению, данное преступление продолжается до тех пор, пока машина не будет возвращена или действия преступника не будут пресечены, сколько бы времени ни продолжалось пользование угнанным транспортным средством .

В свою очередь, А.Н. Коротенко полагает, что если транспортное средство хотя и сдвинуто с места в результате действий преступника, но все же осталось примерно в пределах того места, в котором оно оставлено владельцем, и факт смещения не вызвал у последнего особой тревоги (по поводу — где машина), то содеянное должно квалифицироваться как покушение на угон. Если же транспортного средства на месте вообще не оказалось, хотя оно, может быть, находится совсем недалеко («за ближайшим углом…»), то угон следует считать оконченным .

Иначе момент окончания неправомерного завладения транспортным средством определяют авторы учебника «Уголовное право России. Особенная часть», по мнению которых, угон признается оконченным преступлением с начала перемещения автомобиля с места любым способом (отъезд транспортного средства с включенным двигателем, самоходом, буксировкой и т.д.) .

О КВАЛИФИКАЦИИ НЕОКОНЧЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ Карпова Н.А.

Рудовер Е.А.

Схожей позиции придерживается Д.А. Гарбатович, полагающий, что объективная сторона неправомерного завладения транспортным средством преимущественно связана не с использованием его по прямому назначению, не с поездкой на нем, а с перемещением транспортного средства любым способом. Данное преступление может быть окончено и без поездки на автомобиле, главное, чтобы транспортное средство было перемещено с места его нахождения .

Таким образом, в теории уголовного права вопрос о моменте окончания преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ, является достаточно спорным.

По результатам анализа и обобщения правоприменительной практики, мы пришли к выводу, что судьями также неоднозначно разрешается вопрос о том, когда угон транспортных средств следует считать оконченным преступлением.

Мы полагаем, что решая вопрос о виновности лица (степени реализации умысла) в совершении преступления, предусмотренного статьей 166 УК РФ, суды должны руководствоваться п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 № 25 (ред. от 23.12.2010) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» .

Согласно разъяснениям, данным в пункте 20 вышеуказанного Постановления, «неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента отъезда либо перемещения транспортного средства с места, где оно находилось». Таким образом, любое перемещение свидетельствуют об оконченном составе угона. В судебной практике приводятся классические примеры, когда угон считается оконченным при откате автомобиля, в том числе и неисправного, с места стоянки, например, в другой двор, где тот был брошен .

Также приведем другой, но схожий пример из судебной практики. М. и Д., находясь в состоянии алкогольного опьянения, с целью угона автомобиля без цели хищения, пришли к магазину, где стоял автомобиль ВАЗ 2106, принадлежащий К., где во исполнение единого умысла, М. открыл дверь и проник внутрь салона, пытался завести двигатель путем соединения проводов зажигания, но не смог. Тогда М. и Д. совместными действиями, не заводя двигателя, откатили автомобиль с места стоянки на дорогу, тем самым завладели автомобилем, без цели хищения. После чего Д. сел за управление автомобилем, М. продолжал толкать автомобиль, но Д. не справившись с управлением, съехал с дороги и врезался в сугроб. После чего автомобиль был брошен.

Суд не согласился с мнением защитников о том, что действия подсудимых следует квалифицировать как покушение на угон, указав в приговоре, что «завладение автомобилем заключается в удалении с места стоянки любым способом». Поэтому преступление считается оконченным с момента, когда автомобиль удален с места стоянки, при этом расстояние, на которое удален автомобиль от места стоянки, значения не имеет .

Однако судьи при рассмотрении подобной категории уголовных дел не всегда руководствуются п. 20 указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ, согласно которому «как покушение на угон транспортного средства без цели хищения следует рассматривать действия лица, пытавшегося взломать замки и системы охранной сигнализации, завести двигатель либо с це-

лью угона начать движение, если действия этого лица были пресечены или по иным независящим от него обстоятельствам ему не удалось реализовать преступный умысел на использование транспортного средства в личных интересах без цели хищения.

В качестве примера можно привести уголовное дело по обвинению Т. и Тр. в совершении 4-х угонов автомобилей группой лиц по предварительному сговору, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ.

Судом установлено, что виновные оттолкали автомобиль «Опель-Рекорд» на 10 метров, но не смогли завести двигатель и оставили возле дома; автомобиль «Фольксваген-гольф» оттолкали на 200 метров, но были застигнуты на месте преступления мужем хозяйки и, бросив автомобиль, скрылись; автомобиль «Опель-Аскона» оттолкали на 15 метров, но машина зацепилась о камень и водительская дверь оказалась зажатой забором, вследствие чего они оставили автомобиль и скрылись. Таким образом, осужденные не довели преступления до конца по независящим от них причинам, вследствие чего судебная коллегия квалифицировала указанные действия как покушения на угон .

Также примером покушения на угон может служить дело в отношении П., осужденного за совершение преступления, предусмотренного ч. 3. ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ. Установлено, что состоялся предварительный сговор, распределены роли, согласно чему Л. и П. наблюдали за обстановкой, а К. и Б. открыли салон с помощью ножниц и отвертки, а затем пытались соединить провода и завести двигатель, но не смогли .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Не менее показательным является и другой пример из судебной практики. Братья Б., К.и Ш. осуждены районным судом за угон группой лиц по предварительному сговору по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ.

Из дела следует, что при попытке завести двигатель путем замыкания проводов зажигания машина не завелась, все четверо стали толкать ее вручную, пытаясь запустить двигатель от механического движения колес, но были задержаны сотрудниками органов внутренних дел.

Судебная коллегия не согласилась с юридической квалификацией действий виновных как оконченного угона и переквалифицировала их на покушение на угон, поскольку незаведенная машина откатана на незначительное расстояние, и осужденным не удалось скрыться и реализовать свой умысел на использование транспортного средства в личных интересах без цели хищения по причине задержания .

Таким образом, судьи допускают ошибки при квалификации преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ, в частности связанные с определением момента окончания угона транспортных средств. Мы считаем, что в п. 20 действующего Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 № 25 (ред. от 23.12.2010) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» имеется некоторое противоречие между моментом окончания угона и характеристикой покушения на данное преступление. Так, не каждое перемещение транспортного средства любым способом следует признавать оконченным угоном.

Подведя итог вышесказанному, хотелось бы отметить, что и в судебной практике, и в теории уголовного права важным и сложным является вопрос отграничения оконченного преступления, предусмотренного ст. 166

УК РФ, от покушения на него. В связи с этим, целесообразно предложить Пленуму Верховного Суда внести дополнения в действующее Постановление от 09.12.2008 № 25 об определении момента окончания угона транспортных средств без цели хищения.

При этом, определяя момент окончания угона транспортных средств, правоприменители, на наш взгляд, должны руководствоваться следующими критериями:

1) на какое расстояние удалено транспортное средство с места его стоянки (нахождения);

2) наличие беспрепятственной возможности использовать транспортное средство в личных интересах без цели хищения;

3) наличие обстоятельств, в силу которых виновному не удалось реализовать преступный умысел на использование транспортного средства в личных интересах без цели хищения.

Список литературы:

1. Безуглый С.Н. К понятию «неоконченное преступление» // Пробелы в российском законодательстве. 2014. №

2. С. 176-179.

3. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 5. С. 12.

4. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. № 2. С. 4.

5. Верина Г.В. Преступления против собственности: Проблемы квалификации и наказания. Саратов, 2001. 498 с.

6. Гарбатович Д. Цель угона // Уголовное право. 2014. №

3. С. 30 — 33.

8. Лопашенко Н.А. Посягательства на собственность: монография. — М.: Норма, Инфра-М, 2012. 528 с.

9. Обзор апелляционной практики по уголовным делам Верховного Суда Республики Башкортостан за июль-август 2014 года // СПС ГАРАНТ.

10. Обзор практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за первое полугодие 2013 г. (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20 ноября 2013 г.) // СПС ГАРАНТ.

11. Обзор судебной практики судами Кемеровской области в 2012 году // СПС КонсультантПлюс.

12. Постановление Московского городского суда от 05 февраля 2014 № 10-862/14. // СПС ГАРАНТ.

13. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник. / Под ред. Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. — М.: Статут, 2012. 943 с.

14. Узденов Р.М. Уголовно-правовая регламентация стадий неоконченного преступления в советском законодательстве // Бизнес в законе. 2014. № 3. С. 39-43.

Рецензия

на статью «О некоторых вопросах квалификации неоконченного преступления (на примере состава преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ)», подготовленную преподавателями кафедры уголовного права МосУ МВД России имени В.Я. Кикотя Карповой Н.А. и Рудовер Е.А.

Представленная на рецензирование научная статья соавторов Н.А. Карповой и Е.А. Рудовер затрагивает весьма сложную проблему квалификации неоконченных преступлений против собственности. Следует отметить, что данный вопрос в уголовно-правовой доктрине рассматривается вскользь и является весьма дискуссионным. Однако авторы статьи достаточно глубоко и всесторонне подошли к его изучению.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Тема научной статьи является весьма актуальной. Обусловлено это различными обстоятельствами. Во-первых, в

целях охраны наиболее важных общественных отношений, таких как собственность, от преступных посягательств возникает необходимость привлекать виновных лиц к уголовной ответственности даже тогда, когда умышленное общественно опасное деяние еще находится на этапе непосредственного осуществления; во-вторых, борьба с такими преступлениями, как угон транспортного средства на более ранних этапах их развития является одной из сложнейших задач для правоохранительных органов; в-третьих, как в судебной практике, так и в теории уголовного права важным и сложным является вопрос отграничения оконченного преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ, от покушения на него.

В данной статье особое внимание авторы обращают на проблемы определения момента окончания рассматриваемого преступления при попытке виновного проникнуть в автомобиль или иное транспортное средство с целью угона и начать движение, если действия этого лица, были пресечены или по иным независящим от него обстоятельствам ему не удалось реализовать преступный умысел.

Авторы подчеркивают, что сложности у правоприменителя при квалификации данного преступления вызваны отсутствием официального толкования некоторых дискуссионных вопросов, относящихся к моменту окончания преступления, а также отсутствием единого подхода к правовой оценке действий виновного при незавершенности посягательства в виде угона транспортных средств.

Все это обусловливает необходимость совершенствования уголовно-правовых мер борьбы с угоном транспортных средств, а также дальнейшей научной разработки и разрешения спорных вопросов при квалификации.

Для правильной квалификации неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством, авторы в своей статье сделали попытку выработать рекомендации для правоприменителя об определении момента окончания данного преступления, а также критерии для разграничения оконченного преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ, и покушения на него.

Данное предложение заслуживает особого внимания, поскольку направлено на устранение ошибок и спорных вопросов при квалификации анализируемых преступлений в правоприменительной практике.

С положительной точки зрения следует отметить, что авторами использовано значительное количество современных источников, приводится много спорных точек зрения относительно особенностей момента окончания данного преступления, большое количество примеров из судебной практики, что подчеркивает практическую направленность научной статьи, а также представлена собственная точка зрения на указанную проблему.

Представленная на рецензирование научная статья Н.А. Карповой и Е.А. Рудовер на тему: «О некоторых особенностях квалификации неоконченного преступления (на примере состава преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ)» подготовлена на весьма высоком научном уровне, не содержит информации с ограниченным доступом и может быть рекомендована к опубликованию.

Доцент кафедры уголовного права МосУ МВД России имени В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук, доцент, подполковник полиции Ю.Н. Маторина

Согласно статьи 208 Уголовного Кодекса Республики Казахстан умышленное неправомерное копирование или иное неправомерное завладение охраняемой законом информацией, хранящейся на электронном носителе, содержащейся в информационной системе или передаваемой по сетям телекоммуникаций, если это повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, – наказывается штрафом в размере до 200 МРП либо исправительными работами в том же размере, либо привлечением к общественным работам на срок до 180 часов, либо арестом на срок до 60 суток, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 2 лет или без такового.

То же деяние, совершенное: в отношении государственных электронных информационных ресурсов или информационных систем государственных органов; группой лиц по предварительному сговору, – наказывается штрафом в размере до 2000 МРП либо исправительными работами в том же размере, либо ограничением свободы на срок до 2 лет, либо лишением свободы на тот же срок, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового.

Деяния, совершенные преступной группой; повлекшие тяжкие последствия, – наказываются лишением свободы на срок от 3 до 7 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового.

Новая редакция Ст. 166 ГК РФ

1. Сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

2. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

В случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.

Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

3. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

4. Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях.

5. Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

Комментарий к Ст. 166 ГК РФ

Недействительная сделка — это неправомерное действие, которое не влечет наступление каких-либо юридических последствий. Комментируемая статья дифференцирует недействительные сделки на две основные группы: оспоримые и ничтожные.

Оспоримые сделки имеют меньший порок и признаются недействительными только судом по искам тех лиц, которые прямо названы в ГК (например, ст. 175 ГК: по иску родителей, усыновителя или попечителя). До признания судом таких сделок недействительными они (сделки) считаются совершенными, являются достаточным основанием возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей.

В отличие от оспоримых ничтожные сделки изначально «не существуют». Суд по иску любого заинтересованного лица применяет только последствия изначально «несостоявшихся» сделок.

Наука.

Противопоставление ничтожным сделкам оспоримых сделок не покоится на принципиальной основе: если оспаривание осуществляется, оно приводит к ничтожности сделки, притом не с момента оспаривания, а по общему правилу с момента совершения сделки, т.е. с обратной силой.

И.Б.Новицкий

Судебная практика.

Организация, не участвующая в сделке, в совершении которой имеется заинтересованность лиц, названных в законе, не вправе оспаривать эту сделку в судебном порядке (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.03.2001 N 62).

Другой комментарий к Ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Условия действительности сделки вытекают из ее определения как правомерного юридического действия субъектов гражданского права, направленного на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделка действительна при одновременном наличии следующих условий: содержание и правовой результат сделки не противоречат закону и иным правовым актам; каждый участник сделки обладает дееспособностью, необходимой для ее совершения, и если при этом в силу закона собственное волеизъявление участника — необходимое, но недостаточное условие совершения сделки (несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет), воля такого участника должна получить подкрепление волей другого, определенного в законе лица (родителя, усыновителя, попечителя); волеизъявление участника сделки соответствует его действительной воле; волеизъявление совершено в форме, предусмотренной законом для данной сделки.

2. Отсутствие условий действительности сделки влечет ее недействительность, если иное не предусмотрено законом. Так, например, несоблюдение простой письменной формы сделки в общем случае не влечет ее недействительность (ст. 162 ГК РФ). Последствием отсутствия подкрепления недостаточно зрелой воли участника сделки волей другого лица является относительная действительность сделки; но такая сделка может превратиться в недействительную в случае вынесения судебного решения о признании ее недействительной.

3. Что касается несоответствия волеизъявления участника сделки его действительной воле, такое несоответствие непосредственно влечет недействительность сделки лишь в случае, если его возникновение определялось волей самого участника, как это имеет место при совершении мнимой или притворной сделок (ст. 170 ГК РФ). Если же несоответствие воли и волеизъявления участника возникло в результате неправомерного воздействия воли других лиц (насилие, угроза, обман) или иных обстоятельств, неблагоприятно влияющих на процесс формирования воли (заблуждение, неспособность понимать значение своих действий или руководить ими, стечение тяжелых обстоятельств), то такая сделка, обладая относительной действительностью, будет находиться под угрозой превращения ее судом в недействительную (ст. ст. 173 — 179 ГК РФ).

4. Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не порождает юридических последствий, т.е. не влечет возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью. Недействительная сделка является неправомерным юридическим действием. Пункт 1 ст. 166 подразделяет все недействительные сделки на два общих вида — ничтожные сделки и оспоримые сделки. Из смысла п. 1 ст. 166 вытекает, что основания недействительности сделок исчерпывающе установлены в ГК. О последствиях недействительности сделок см. ст. 167 ГК.

Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (или угон) – статья 166 УК РФ), отнесено к преступлениям против собственности, поскольку причиняет вред отношениям собственности, лишает собственника или другого законного владельца возможности использовать транспортное средство по своему усмотрению. При определении предмета преступного посягательства некоторые исследователи к «иным транспортным средствам» относят любые транспортные средства, облегчающие передвижение и ссылаются при этом на то, что статья об ответственности за угоны размещена в главе о преступлениях против собственности. Однако сложившаяся судебная практика, анализ которой дан в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» ограничила перечень транспортных средств, ответственность за угон которых предусмотрена в статье 166 УК РФ. Согласно постановлению, к предмету неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения относятся механические виды транспортных средств. Подтверждением этого может служить уголовное дело в отношении жителя г.Карабаш, который самовольно взял оставленный без присмотра велосипед и отъехал на нем на некоторое расстояние, но был задержан. При кассационном рассмотрении дела судебной коллегией по уголовным делам Челябинского областного суда было указано, что велосипед не является транспортным средством в смысле статьи 166 УК РФ и потому уголовное дело в отношении подсудимого прекращено в связи с отсутствием состава преступления. Но это дело в отношении можно отнести к исключениям, поскольку в основном предмет преступления по статье 166 УК РФ определяется правильно — автомобили и другие механические средства передвижения (мотоциклы, тракторы, автобусы и иные самоходные машины). Дела о неправомерном завладении автомобилем или иным транспортным средством относятся к категории достаточно распространенных уголовных дел, количество которых не уменьшается. С вынесением приговора, с применением мер принудительного медицинского характера и с прекращением уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям в 2009 году судами области рассмотрено 796 уголовных дел об угонах, по которым привлечено к ответственности более тысячи лиц, из которых примерно одна пятая часть — несовершеннолетние. Анализ практики рассмотрения уголовных дел о неправомерном завладении автотранспортными средствами без цели хищения показывает, что в целом закон об ответственности лиц, совершивших угоны, применяется правильно, действия виновных квалифицируются с учетом содеянного и требований, установленных Уголовным кодексом и постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения». Субъект преступления и субъективная сторона, характеризующаяся прямым умыслом на завладение транспортным средством без цели хищения, определяются правильно. Объективная сторона данного преступления — неправомерное завладение транспортным средством понимается правильно: захват чужого автомобиля или транспортного средства, обращение его во временное фактическое обладание виновного без согласия собственника или иного законного владельца, а также его последующее перемещение с места стоянки. В соответствии с частью первой пункта 20 постановления Пленума неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента отъезда либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось. При этом не имеет значения, каким способом транспортное средство удалено с места стоянки Однако в некоторых случаях перемещение транспортного средства с места его стоянки и отказ в дальнейшем от доведения умысла на угон до конца необоснованно расцениваются как покушение на завладение транспортным средством без цели его хищения, то есть неправильно понимается часть втораяпункта 20 постановления Пленума ВС РФ от 09.12.2008, где сказано, что действия лица, пытавшегося взломать замки и системы охранной сигнализации, завести двигатель либо с целью угона начать движение, которые были пресечены либо по другим причинам остались нереализованными и транспортное средство не было им использовано в личных интересах без цели хищения, следует считать покушением на угон. Именно таким образом Миасским городским судом оценены действия несовершеннолетних, осужденных по части 3 статьи 30 – пункту ”а” части второй статьи 166 УК РФ, которые ночью по предварительному сговору между собой на завладение автомашиной ВАЗ-2107, припаркованной возле дома № 78 по ул.Красноуральской в г.Миассе, совместными усилиями откатили автомашину от дома на расстояние около 10 м и попытались завести двигатель, но не смогли этого сделать и скрылись. Приговором Увельского районного суда двое жителей района в порядке особого судопроизводства осуждены за то, что 15.02.2009 ночью, вступив в сговор на угон автомашины ВАЗ-21099, припаркованной возле дома в с. Рождественка, откатили машину от места ее стоянки и предприняли действия по запуску двигателя, но, увидев сторожа строящегося рядом дома, скрылись. Действия соучастников также квалифицированы как покушение на угон. В случаях, аналогичных описанным, преступление надлежит считать оконченным, поскольку автотранспортное средство уже начало использоваться по назначению – двигаться, независимо от того, самоходом или другим способом.

Архив материалов

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх