Судебная практика технологическое присоединение электрическим сетям

К вопросу об обязательности технологического присоединения в случае отсутствия технической возможности

Вывод:

Отсутствие технической возможности не является основанием для отказа от технологического присоединения.

Обоснование:

В соответствии с решением Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.08.2011 N ВАС-9742/11 абзац второй пункта 3 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. N 861 (далее — Правила присоединения), предусматривает, что независимо от наличия или отсутствия технической возможности технологического присоединения на дату обращения заявителя сетевая организация обязана заключить договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям с лицами, указанными в пунктах 12.1, 14 и 34 Правил присоединения, обратившимися в сетевую организацию с заявкой на технологическое присоединение энергопринимающих устройств, принадлежащих им на праве собственности или на ином предусмотренном законом основании, а также выполнить в отношении энергопринимающих устройств таких лиц мероприятия по технологическому присоединению.

В данном случае речь идет об определенных потребителях, в частности, максимальная мощность энергопринимающих устройств которых составляет некоторую величину для юридического лица и предпринимателя (мощность устройств — до или равна 150 кВт), для физического лица (мощность устройств — до или равна 15 кВт).

Из Правил присоединения следует, что на сетевую организацию возлагается не только обязанность по осуществлению собственно мероприятий по технологическому присоединению энергопринимающих устройств к электрическим сетям, но и целого ряда подготовительных мероприятий, необходимых для осуществления такого технологического присоединения, включая усиление существующей электрической сети в связи с присоединением новых мощностей (строительство новых линий электропередачи, подстанций, увеличение сечения проводов и кабелей, замена или увеличение мощности трансформаторов, расширение распределительных устройств, модернизация оборудования, реконструкция объектов электросетевого хозяйства, установка устройств регулирования напряжения для обеспечения надежности и качества электрической энергии). При этом из подпункта «б» пункта 25 и подпункта «б» пункта 25.1 Правил присоединения следует, что сетевая организация обязана осуществить эти подготовительные мероприятия за свой счет в отношении любых заявителей. В силу пункта 2 статьи 23.3 Закона об электроэнергетике затраты на проведение мероприятий по технологическому присоединению, в том числе расходы сетевой организации на строительство и (или) реконструкцию необходимых для технологического присоединения объектов электросетевого хозяйства, включаются в расходы сетевой организации, учитываемые при установлении тарифов на услуги по передаче электрической энергии и (или) платы за технологическое присоединение.

Таким образом, наличие либо отсутствие технологической возможности зависит исключительно от волеизъявления сетевой организации.

Абзац второй пункта 3 Правил присоединения обоснованно обязывает сетевую организацию заключить договор об осуществлении технологического присоединения, хотя бы на дату обращения заявителя с заявкой на технологическое присоединение принадлежащих им энергопринимающих устройств отсутствовала техническая возможность технологического присоединения соответствующих устройств.

Аналогичные выводы содержат определение Верховного Суда РФ от 23.10.2018 N 305-АД18-16297, определение Верховного Суда РФ от 01.02.2016 N 305-КГ15-18429 по делу N А40-205457/2014, постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.11.2016 N Ф05-17702/2016 по делу N А40-39843/2016, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 06.02.2018 N Ф08-11017/2017 по делу N А32-787/2016.

В соответствии с подпунктом «б» пункта 16 Правил срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению исчисляется со дня заключения договора и не может превышать 6 месяцев — для заявителей, указанных в пунктах 12(1), 14 и 34 настоящих Правил, если технологическое присоединение осуществляется к электрическим сетям, уровень напряжения которых составляет до 20 кВ включительно, и если расстояние от существующих электрических сетей необходимого класса напряжения до границ участка заявителя, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства, составляет не более 300 метров в городах и поселках городского типа и не более 500 метров в сельской местности.

Под электрическими сетями необходимого класса напряжения следует понимать любые электрические сети, необходимые заявителю, класс напряжения которых до 20 кВ (например, 0,4 кВ, 6 кВ, 10 кВ и пр.)

В соответствии с постановлением Арбитражного суда Московского округа от 21.02.2018 N Ф05-20747/2017 по делу N А40-95223/17, исходя из совокупного толкования пунктов 16, 25.1 Правил N 861, условия о сроках осуществления технологического присоединения, а также о распределении обязательств в рамках договора между сетевой организацией и абонентом, определены законодателем, и на усмотрение сетевой организации не относятся. Это означает, в частности, что алгоритм действий сетевой организации, а также временной интервал, отведенный на исполнение договора, не могут изменяться последней. Аналогичные выводы содержит постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.12.2016 N Ф05-17096/2016 по делу N А40-39837/16

Пунктом 30 Правил присоединения установлено, что в случае если у сетевой организации отсутствует техническая возможность технологического присоединения энергопринимающих устройств, указанных в заявке, технологическое присоединение осуществляется по индивидуальному проекту в порядке, установленном настоящими Правилами, с учетом особенностей, установленных настоящим разделом.

Правомерность включения уполномоченным органом в области государственного регулирования тарифов по заявлению сетевой организации расходов сетевой организации на технологическое присоединение по индивидуальному проекту (включая усиление существующей электрической сети в связи с присоединением новых мощностей) в размер платы за технологическое присоединение подтверждает, например, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 07.02.2012 N Ф03-7012/2011 по делу N А73-9220/2010.

Вместе с тем, согласно пункту 33.1 Правил присоединения положения настоящего раздела не применяются к лицам, указанным в пунктах 12.1 (юридические лица и индивидуальные предприниматели) и 14 (физические лица) настоящих Правил, в случае осуществления технологического присоединения энергопринимающих устройств указанных заявителей к электрическим сетям классом напряжения до 20 кВ включительно.

Плата для заявителя, подавшего заявку в целях технологического присоединения энергопринимающих устройств максимальной мощностью, не превышающей 15 кВт включительно (с учетом ранее присоединенной в данной точке присоединения мощности), при условии соблюдения расстояний, при присоединении объектов, отнесенных к третьей категории надежности (по одному источнику электроснабжения) на уровне напряжения до 20 кВ независимо от конкретного уровня напряжения (0,4 кВ, 6 кВ или 10 кВ) ближайшего объекта электросетевого хозяйства сетевой организации, к которому необходимо осуществить технологическое присоединение энергопринимающих устройств, должна составлять не более 550 рублей (разъяснения Федеральной службы по тарифам от 15.07.2014 N ЕП-7582/12, разъяснения ФАС России от 07.05.2015, письма ФАС России от 25.03.2014 N ЦА/10899/14, от 17.12.2015 N ВК/72761/15, от 15.01.2016 N ВК/1295/16).

По данным вопросам сложилась единообразная судебная практика, например, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 06.02.2018 N Ф08-11017/2017 по делу N А32-787/2016, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 07.07.2017 N Ф08-4162/2017 по делу N А32-25680/2015, постановление Арбитражного суда Центрального округа от 06.06.2017 N Ф10-1436/2017 по делу N А68-4393/2016, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 30.11.2016 N Ф02-6606/2016, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 20.12.2016 N Ф02-5881/2016, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 04.04.2017 по делу N А33-16128/2016 и др.

В соответствии с частью 1 статьи 9.21 КоАП РФ нарушение субъектом естественной монополии правил недискриминационного доступа или установленного порядка подключения (технологического присоединения) к электрическим сетям влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до пятисот тысяч рублей.

10 марта 2010

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Статья о том, как «Правила функционирования розничных рынков электроэнергии…» регламентируют взаимоотношения потребителей и субабонентов.

Проблема отношений между потребителем электроэнергии и субабонентом (потребляющим электроэнергию за счет присоединения к энергоустановкам первого) долго оставалась вне интересов законодателя. Однако с принятием Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики ситуация изменилась. Теперь законодательство пусть и далеко не идеально, но помогает разрешить некоторые вопросы взаимоотношений «потребитель — субабонент».

Субабонент — «головная боль» основного потребителя электроэнергии

Прежде всего, необходимо отметить, что подключение субабонента несет для основного потребителя немало отрицательных моментов. Это и зависимость от платежной дисциплины последнего, как следствие — кассовые разрывы по платежам за потребленную энергию, и невозможность взимать с субабонента плату за содержание либо пользование энергообъектом, к которому он присоединен, и отсутствие четкого порядка введения для субабонента ограничений по потреблению электроэнергии и т.д.

Естественно, что первое желание, которое приходит в голову основному потребителю: «Раз невыгодно — значит, отключу». Однако это желание ограничено положениями антимонопольного законодательства, ответственность за нарушение которого постоянно ужесточается. Законом предусмотрена не только административная, но и уголовная ответственность за такие нарушения. В частности, ст.178 УК РФ предусматривает наказание в виде штрафов, ареста и лишения свободы за ограничение доступа на рынок других субъектов экономической деятельности, если это повлекло причинение ущерба от 1 млн рублей.

Произвольное отключение субабонента является нарушением п.6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг . Согласно этой норме, собственники и иные законные владельцы объектов электросетевого хозяйства, через которые опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации энергопринимающее устройство потребителя, не вправе препятствовать перетоку через их объекты электрической энергии для такого потребителя и требовать за это оплату.

Правомерно ограничить доступ субабонента к электроэнергии можно только в случае, если он либо является бездоговорным потребителем либо нарушает свои обязанности по срокам оплаты по договору с самим потребителем или поставщиком энергии.

Чтобы юридически грамотно выстроить отношения основного потребителя электроэнергии с субабонентом, необходимо найти ответ на вопрос о юридической природе их отношений. Не решив этот вопрос, основной потребитель электроэнергии и его юристы не смогут минимизировать финансовые риски и защититься от кассовых разрывов.

Купля-продажа или неосновательное обогащение? Интересную позицию по этому вопросу выработал Научно-консультационный совет при Федеральном арбитражном суде Уральского округа . Согласно этой позиции, между абонентом продавца электрической энергии и субабонентом не возникает договорных отношений купли-продажи электрической энергии. Потребитель, энергопринимающее устройство которого опосредованно присоединено к электрическим сетям сетевой организации, приобретает электрическую энергию непосредственно у энергосбытовой организации или гарантирующего поставщика. При потреблении субабонентом электрической энергии, приобретенной абонентом, взыскание стоимости электрической энергии производится по правилам о неосновательном обогащении (гл.60 Гражданского кодекса РФ), если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Похожие статьи на «Как избавиться от субабонентов?»

Несмотря на определенную недосказанность, внутреннюю противоречивость и системную несогласованность с иными нормативно-правовыми актами, регулирующими отношения в электроэнергетике, данную рекомендацию, скорее всего, суды будут использовать на практике. Если следовать ей, то необходимо понять, в чем же суть отношений по оплате основному потребителю объема энергии, которую потребил субабонент.

Агентский договор? Субабонент для потребления энергии должен урегулировать отношения по ее купле-продаже и передаче. Однако за него это делает основной потребитель, причем от своего имени и за свой счет. Логично предположить, что основной потребитель выступает неким агентом субабонента. Но отождествление данных отношений с агентскими является проблематичным, как минимум, по двум причинам. Во-первых, зачастую в договорах на пользование энергией или возмещения затрат (как часто их называют на практике) как такового задания агенту купить энергию не устанавливается. Во-вторых, в данной схеме существует проблема с взиманием «агентом» денег с субабонента в силу того, что п.6 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг напрямую запрещает брать плату за переток. Агентское вознаграждение, которое с логической необходимостью должен получить основной потребитель, антимонопольным органом будет воспринято как нарушение этого запрета, а регулирующим органом — как нарушение порядка ценообразования.

Таким образом, агентская схема вряд ли соответствует существу соглашений основного потребителя и субабонента.

Не поименованный в законе договор? Определение данного договора как не поименованного в гражданском законодательстве РФ, конечно, есть не что иное, как уклонение от определения его природы. Однако для целей настоящей статьи этого вполне достаточно, главное, чтобы в таком договоре был прописан срок оплаты и ответственность за его нарушение в виде ограничения на потребление энергии. Ведь согласно пп.»а» п.161 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, основанием для введения ограничения режима потребления является неисполнение или ненадлежащее исполнение потребителем обязательств по оплате электрической энергии и услуг. В том числе — неисполнение обязательств по предварительной оплате, если такое условие предусмотрено соответствующим договором с потребителем. То есть одним из способов решения проблемы с кассовыми разрывами для основного потребителя энергии должно стать договорное оформление отношений с субабонентом с учетом вышесказанного. На практике же в большинстве случаев основной потребитель просто выставляет субабоненту счет (счет-фактуру) для оплаты.

Однако если субабонент отказывается урегулировать отношения на условиях основного потребителя, выставившего счет, то от ответа по поводу природы данных отношений не уйти. Ведь подавая иск в арбитражный суд о взыскании долга, основному потребителю необходимо указать основание возникновения долга, что невозможно без определения юридической природы взаимоотношений.

«Фактические договорные отношения»? В последнее время довольно активно внедряется в судебную практику концепция «фактических договорных отношений» . Если придерживаться этой позиции, то необходимо определить, какие фактические договорные конструкции соответствуют данной ситуации.

Если это не является отношениями по купле-продаже электрической энергии, значит, это либо договор энергоснабжения, либо соглашение по возврату (компенсации) неосновательного обогащения.

В первом случае (договор энергоснабжения) решение проблемы с кассовым разрывом для основного потребителя энергии становится нерешаемым в принципе. Так как данные отношения не урегулированы специальными нормативными актами, следует, согласно п.4 ст.529 ГК РФ, руководствоваться ст.546 ГК РФ, позволяющей расторгать договор только за неоднократное нарушение сроков оплаты. Правда, если допустить аналогию о календарном месяце как расчетном периоде, то неплатежи за 2 месяца дадут основание прекратить эти фактические договорные отношения.

Однако против такой квалификации отношений может свидетельствовать запрет на совмещение деятельности по купле-продаже электрической энергии и владению энергооборудованием, к которому присоединены иные потребители. Этот запрет содержится в ст.6 Федерального закона «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике». Против данной квалификации свидетельствует и вышеприведенная позиция Научно-консультационного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа, которая, не признавая квалификацию отношений как купли-продажи, выводит их из-под определения договора энергоснабжения, данного в п.6 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, согласно которому по договору энергоснабжения поставщик обязуется осуществлять продажу электрической энергии.

Во втором варианте квалификации отношений само существование соглашения о возврате неосновательного обогащения не только сомнительно, но и бесполезно для субабонента, учитывая, что в силу пп.»в» п.161 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики ограничение потребления энергии допустимо в случае выявления фактов бездоговорного потребления электрической энергии, а именно потребления в отсутствие заключенного в установленном порядке договора энергоснабжения (договора купли-продажи (поставки) электрической энергии).

То есть существование иных первичных договорных конструкций, опосредствующих потребление энергии, Правила функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики не признают. Таким образом, формально, какой бы договор ни лег в основу отношений между основным потребителем и субабонентом, последний всегда будет бездоговорным потребителем.

А значит, здесь применимы нормы о неосновательном обогащении, предусматривающие обязанность для лица, без договора получившего энергию за счет другого лица, возместить ее стоимость.

Так можно ли отключить субабонента?

Если между основным потребителем и субабонентом не было ни договора, ни «фактически сложившихся договорных отношений», то такого абонента можно ограничить за бездоговорное потребление, причем без каких бы то ни было сомнений.

Основному потребителю остается лишь решить вопрос о порядке такого ограничения. И здесь следует руководствоваться разделом XIII Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики (на что указывает п.160 этого акта). Правила диктуют основному потребителю, во-первых, необходимость составления акта о выявлении неучтенного (бездоговорного) потребления, во-вторых, обязательность уведомления потребителя о введении ограничения. Последнее желательно делать в сроки, указанные в п.7 ст.38 Федерального закона «Об электроэнергетике» (а не в Правилах функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики). Это позволит избежать претензий субабонента и контролирующих органов — таких, как Федеральная антимонопольная служба.

К сожалению, в отсутствие четкого и прямого законодательного регулирования этого вопроса, приведенная точка зрения автора в некоторых моментах может показаться спорной с позиции деловой практики. Однако юридически и формально-логически, на наш взгляд, она представляется наиболее верной.

Похожие статьи на «Как избавиться от субабонентов?»

Как законно получить от субабонента плату за использование энергообъекта?

Необходимо рассмотреть еще одну проблему в отношениях с субабонентом — фактическую безвозмездность использования последним энергоустановок, к которым он подключился. В существующей конфигурации рынка и законодательства задачу для основного потребителя энергии следует обозначить не как прекращение фактического использования энергообъекта другим лицом, а как законное взимание платы с субабонента в возмещение расходов на содержание своих объектов.

Напрямую законодательно предусмотрен только один вариант для такого возмещения — защита тарифа на передачу энергии через свои энергоустановки. Однако экономически этот вариант часто не оправдывает себя (особенно если электросетевой комплекс потребителя невелик), учитывая вероятный размер тарифа в силу ограничений предельных уровней цен на электрическую энергию.

Как разновидность такого решения, может быть вариант с заключением договора аренды с субабонентом, который был бы выведен на прямой договор с энергосбытовой организацией, либо передача ему доли в праве собственности на электроустановки основного потребителя. Стимулом для субабонента для избрания такой схемы может быть возможность увеличения фактического уровня напряжения и экономия в разнице тарифов, дифференцированных в зависимости от уровня напряжения электрической сети, на котором присоединена энергоустановка. Разница в тарифе (ее часть) может быть установлена как арендная плата. Но вариант со сдачей сетей в аренду или передачей в собственность осложнен, в основном, отсутствием контрагента, готового предложить приемлемую цену договора.

Возможны и другие варианты, но важно, что каждый из них надо коррелировать с требованиями не только гражданского законодательства, но, в первую очередь, законодательства о защите конкуренции и о ценообразовании.

Конечно, нет универсального способа получения средств от субабонентов, удовлетворяющего требованиям сразу всех собственников электросетевого хозяйства. Каждый из таких вариантов требует не только детальной юридической проработки, но и экономического анализа.

Автор статьи Иван Елисеев, бывший сотрудник ИНТЕЛЛЕКТ-С.

Статья опубликована в журнале «ИНТЕЛЛЕКТ-ПРЕСС» (№16/2010 г.)

Утв. Постановлением Правительства РФ №530 от 31.08.2006.

Утв. Постановлением Правительства РФ №861 от 27.12.2004.

См. Рекомендации, разработанные по итогам заседания Научно-консультационного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа, состоявшегося 13-14 мая 2008 г.

Примером данной тенденции могут послужить Рекомендации научно-консультативных советов при Федеральном арбитражном суде Западно-Сибирского округа и Федеральном арбитражном суде Уральского округа, выработанных на совместном заседании 1-2 октября 2009 года. Следует отметить, что, на наш взгляд, концепция «фактических договорных отношений» внедряется в судебную практику весьма непоследовательно и фрагментарно.

ЖКХ, недвижимость, энергетика

— Ум, совсем забыл. Господин, вам знаком демонический алфавит? – спрашивает меня один из учителей, что Венелана приставила ко мне, для обучения этикету и демонической культуре. Миликас тоже проходит это обучение, сидя рядом со мной. — Только половина. – отрываюсь от записей и смотрю на мужчину. — Это хорошо. – кивает он и возвращается к доске. – Тогда, продолжим. История рода Гремори началась… — Прошу прощения. – дверь тихо открывается и в комнату заходит Венелана с лёгкой улыбкой на губах. – Иссей-кун, Миликас, как ваши успехи? — Бабушка! – мальчик срывается со своего места и оказывается в объятиях женщины. – Мы с Иссей-саном учили… И Миликас начинает рассказывать про наши успехи на поприще обучения этикету и про мой тест о Прошлых Владыках и 72 столпах. Учитель, поклонившись нам, выходит из комнаты. — Молодцы. – проведя рукой по волосам ребёнка, Венелана всматривается в мои записи. – Нужно ещё поработать над почерком, но в целом отлично, Иссей-кун. — Благодарю за похвалу, Венелана-сан. – встаю из-за стола и благодарно кланяюсь ей. — Я хотела поговорить с тобой на счёт сегодняшнего собрания… Попросив служанку принести чай, мы стали говорить о самом собрании и о моём обучении. Вечер того же дня. Бывшая столица Подземного Мира, город Люцифера. Место собрания молодых демонов. Так как собрание является полуофициальным, особых правил к внешнему виду там нет. Девушки одели, лёгкие платья и заплели волосы. Я одел чёрные брюки с белой рубашкой и чёрными туфлями, Киба последовал моему примеру, только накинув ещё и пиджак, а Гаспер, просто не стал изменять своему стилю. Эх. Когда мы садились на метро до здания собрания, нас сопровождала целая толпа демонов. Риас очень знаменита в Подземном Мире не только как сестра «Люцифера», но и как одна из красивейших демонесс. — Повторю на всякий случай. – выводит меня из воспоминаний твёрдый голос Риас. – Чтобы не случилось, ведите себя сдержанно. Не нужно выставлять себя в плохом свете. Понятно? — Да. – хором отвечаем мы, кивая. Створки лифта открываются, и нас встречает, мужчина лет тридцати на вид, поприветствовав Риас и нас, он кланяется и просит пройти за ним. Перед дверями в зал собрания, стоят несколько мужчин, что о чём-то разговаривают, но вот один из них направляется к нам. — Сайраорг. – радостно улыбается Риас и протягивает тому руку. — Риас. – он, пожав её, тоже расплывается в улыбке. – Здравствуй, давно не виделись. — И правда. – Риас поворачивается к нам. – Асия, Зеновия, Исэ, познакомьтесь. Мой брат по материнской линии, Сайраорг Баэл. — Рад знакомству, слуги Риас. – кивает он, делая намёк на поклон. — Здравствуйте, Сайраорг-сан. – я, Зеновия и Асия, совершаем приветственный поклон. Отдав дань этикету, мы продолжаем путь в зал. Пока мы идём, смотрю на Сайраорга. Высокий, где-то метр девяносто, чёрные волосы с фиолетовым отливом и фиолетовые глаза. Мускулатура видна даже через одежду и от него просто разит мощью, но она, совершенно отличная от мощи Венеланы, Сазекса и Риас. Главная и неизменная черта Баэл это их глаза и сила Разрушения. Венелана выглядит, чуть, более старшей копией Риас, но с каштановыми волосами и фиолетовым оттенком глаз. Сазекс и Риас исключения, так как они унаследовали черты Гремори, голубые глаза и алые волосы. Так к чему я веду. Я НЕ ОЩУЩАЮ В НЁМ СИЛЫ БАЭЛ! ВОТ ВООБЩЕ!!! Да, внешние черты полностью совпадают, но не чувствуется у него эта сила! Но всё равно, он невероятно силён. Любопытно. Вдруг, здание буквально затряслось. — Поэтому, я и не хотел приезжать до начала встречи. – грустно вздыхает Сайраорг и отворяет дверь. — Зефардол, может, не будем начинать здесь драку? – голосом полным холода и безразличия доносится от девушки в очках и синем балахоне. – Или вы хотите умереть? Не думаю, что Владыки расстроятся, если вы исчезнете. — Сучка. – выдыхает сквозь зубы, одетый как, какой-то гопник, парень и с яростью смотрит на девушку. – Ну, держись, тварь. Демоны, разделившись на две большие группы, стоят напротив друг друга и прожигают своих оппонентов злыми взглядами, а посередине, всего этого непотребства, прямо в центре зала, сидит беловолосый мужчина и пьёт чай. Сюрреалистическая картина. Мда. — Как же я терпеть этого не могу. – произносит Сайраорг и двигается навстречу той парочке. — Исэ, смотри внимательно. – говорит Риас, и указывает глазами на своего кузена. – Он первый среди молодых демонов. — Сегвайра, Зефардол. – Сайраорг подходит к ним и окликает. – Если вы, сейчас же не прекратите свои склоки, то мне придётся вмешаться. Это первое и последнее предупреждение. Зефардол похоже вообще теряет тормоза и начинает орать на Баэла. — Я не хочу, чтобы позор рода Баэл… — но не успевает он договорить, как его тело впечатывается в стену, чуть не сбивая по пути и его слуг. — Я ведь предупреждал. – Сайраорг опускает руку и смотрит на девушку, не обращая внимания на матерящихся слуг Зефардола, что уносят своего хозяина. – Сегвайра? — Я-я поняла. – заикаясь отвечает она и отходит со своими слугами. — Позовите персонал. Я не могу пить чай с Риас в таком беспорядке. – только произносит он, как несколько мужчин и девушек, тут же начинают убирать сломанные столы и несут подносы с чаем. Мне нужна помощь. Я челюсть обронил. — Здорово, Хёдо. – Саджи, что зашёл прямо после нас, подходит ко мне и хлопает по плечу, привлекая внимание. — Здравствуй, Саджи. – пожимаем руки. – Сона-сан. Поворачиваюсь к председателю и отвешиваю поклон. Эх, сколько ещё выдержит моя бедная спина? — Привет Риас, Иссей-кун, Сайраорг. – приветствует нас Сона и присоединяется к разговору Сайраорга и Риас. Я же с Саджи и девушками из студсовета, стоим рядом и говорим на отвлечённые темы, пока зал приводят в полный порядок. Несколько минут спустя. — Я, Сегвайра Агарес. – гордо представляется недавняя нарушительница порядка. – Наследница рода Агарес, в ранге Эксгерцога. Закончив своё представление, она садится на место. Эксгерцог? Значит, её род идёт сразу после «Высшего Короля» Баэл. Нехило. — Я, Риас Гремори. – аловласка встаёт со своего места и приветливо улыбается присутствующим. – Наследница рода Гремори. — Я, Сона Ситри. – невозмутимо присоединяется Сона. – Наследница рода Ситри. После согласных кивков, они садятся обратно. — Я, Сайраорг Баэл. – берет слово кузен Риас. – Наследник рода Баэл в звании «Высшего Короля». Он произносит это с таким величием, но я замечаю, долю неприязни в его словах. — Я, Диодора Астарот. – улыбается худощавый парень. – Наследник рода Астарот. Прошу позаботьтесь обо мне. Нынешний Вельзевул из рода Астарот. Кстати, очень интересная штука. У каждого рода есть свой ранг и у Астарот, Гласия-Лаболас, Гремори, Ситри, ранг связан с членом семьи, что занимает пост Владыки. То есть, Гремори – ранг Люцифер, Ситри – ранг Левиафан, Гласия-Лаболас – ранг Асмодей, Астарот – ранг Вельзевул. Прикольно. Правда у Гласия-Лаболас, случился какой-то несчастный случай с наследником рода и поэтому сейчас наследником является Зефардол, что не сильно уважаем в клане. Познакомившись, все переходят в соседний зал, где нас уже ждут Владыки и остальные демоны высшего ранга. Хозяева и слуги, выстроились в линию перед взором Правителей. Зепхирдол, уже более-менее пришедший в себя от удара Сайраорга, хромая, встаёт в ряд подальше от Баэля. — Прекрасно. – ухмыляется старик поглаживая свои седые усы. – Раз вы все в сборе, то можно начинать собрание для приветствия нового поколения и принятия его в наши ряды. – под конец своей речи, он окидывает пострадавшего насмешливым взглядом. — Вы шестеро – наследники своих кланов. – берёт слово Сазекс. – И прежде чем вы начнёте свой путь, вам необходимо повысить свою мощь. — Владыка. – Сайраорг делает шаг вперёд. – Нас будут отправлять в сражения с Бригадой Хаоса? — Это, пока, неизвестно. – смотря прямо в глаза молодого Баэля, отвечает Сазекс. – Но. Мы сделаем всё, чтобы уберечь вас от этого. — Но почему? – искренне удивляется тот. – Может мы и молоды, но на нас тоже лежит ответственность за благополучие нашего мира. – в его голосе проявляются нотки неудовольствия. – Если мы продолжим получать поблажки с вашей стороны, то мы ничего не добьёмся… — Сайраорг. – строго перебивает его Владыка. – Я признаю твою храбрость, но это будет безрассудством. Ваша потеря на поле боя будет ударом для ваших кланов. Вы должны совершенствоваться постепенно, шаг за шагом. — Я понял, Сазекс-сама. – с ощутимым недовольством откликается Баэл и замолчав, встаёт обратно в ряд. Сазекс устало вздыхает и начинает объяснять нам о способах нашего развития, пользе постоянных тренировок и о значении молодых демонов для Подземного Мира. Через пару десятков минут Сазекс слегка улыбается и заканчивает свою речь. — Прошу прощения за затянувшуюся речь, но она была нужна для того, чтобы вы поняли, как мы беспокоимся о вас и о вашей дальнейшей жизни. – после чего обводит каждого из хозяев любопытным взглядом. – Подводя итог, вы позволите узнать ваши цели и мечты? Сайраорг не думая и секунды поднимает руку и дождавшись согласного кивка от Правителей, серьезно провозглашает: — Моя мечта стать Князем Тьмы. По рядам старших проходят удивленные шёпотки. — Хм. Довольно неожиданная цель для того, кто имеет титул «Высшего Короля». – говорит один из них, вопросительно смотря на Баэля. – И почему же, ты желаешь стать Князем Тьмы? — Когда все считают, что нет никого, кто бы подошёл на этот пост кроме меня, мне ничего не остаётся, как занять его. — Похвальная мечта. – одобрительно говорит Сазекс и смотрит на Риас. — Моя цель в жизни это утвердить себя, как достойный наследник рода Гремори и побеждать в каждой Рейтинговой Игре. – самым серьёзным тоном заявляет Риас. Старшие демоны одобрительно улыбаются. Дальше всё идёт стандартно и без эксцессов, пока очередь не доходит до Соны. — Я хочу построить школу по изучению Рейтинговых Игр. – поправляя очки говорит она и следит за реакцией старших. — Разве у нас нет такой? – заинтересованно вопрошает женский голос со стороны старших. — Эта школа исключительно для высших и благородных демонов. – поясняет Сона. – Я же хочу построить школу для низших и перерождённых демонов. Понятно, дискриминация. Она хочет создать школу, где не будет дискриминации на счёт происхождения и ранга демона. Вот только, вряд ли старшие оценят такую идею. Интерлюдия. Саджи Генширо. Меня просто разрывает от гордости за Сону-сан. Она рассказала о своей цели старшим и Владыкам. Думаю, они с радостью поддержат её. — Ха. – вдруг доносится от одного из мужчин. – Ха. Ха-хах-ха-ха-ха!!! Зал взрывает заливистым смехом высших демонов. — Такая детская мечта. – отсмеявшись произносит один из них. – Это конечно забавно, но для наследника благородного клана иметь такую детскую мечту. – он делает неопределённый жест рукой и усмехается. – Хорошо, что никто за пределами этого зала, не слышал ваших слов. Что?! Почему они смеются над мечтой Соны-сан?! — Я серьёзно. – отчеканивает Сона-сан, ледяным голосом. — Сона Ситри. – ещё более холодным тоном, говорит старший демон с седой бородой. – Демоны низшего класса являются для нас простыми слугами. Вам не кажется, что их обучение обесчестит имена благородных семейств? И вопрос об их обучении, не должен волновать… — Почему вы говорите о мечте Соны-самы с таким презрением?! – перебиваю старика и с яростью смотрю в его глаза. – Я не собираюсь терпеть это! — Следи за языком, перерождённый. – сквозь зубы произносит он. – Сона-доно. — Приношу свои извинения. – склоняет голову девушка. — Сона-сан! – изумлённо смотрю на хозяйку. – Почему?! Они смеют… — Саджи, хватит. – на моё плечо кладёт руку Иссей. – Сона-сан просто рассказала им о своей цели, а как они к ней отнесутся, это уже не её проблемы. Успокойся. — Исэ. – гневно шиплю, переводя взгляд на парня. — Саджи. – холод в его голосе, заставляет меня взять себя в руки. — Хорошо. – покорно склоняю голову и поворачиваюсь к старшим. – Прошу прощения за своё поведение. — Ничего, Саджи-кун. – улыбается мне Серафол-сан и обводит старших холодным и презрительным взглядом. – В таком случае, если Сона-тян преуспеет в Рейтинговой Игре, то ни у кого не будет возражений? – взгляд её льдистых глаз останавливается на том старике. – Насколько я знаю, — в голосе так и сквозит издёвкой. – за хорошие результаты гарантированы особые полномочия. Старшие хмуро опускают головы под её давлением, и лишь тот старик продолжает смотреть её в глаза. — Я готова многое стерпеть, но если вы продолжите так относиться к Соне-тян, я гарантирую вам страдания. Сона-сан смутившись отводит взгляд, а я слышу одобрительный хмык Иссея. — Тогда, — обращает внимание на себя, Сазекс-сама. – проведём Игру среди молодежи. Риас, Сона, вы предпочли бы избежать боя между вами? Я знаю, ни Сона-сан, ни Риас-сан, не откажутся от этой Игры. Мы будем сражаться с ними за мечту Соны-сан. Нет, не только. За нашу мечту. Конец интерлюдии.

Абонент может передавать энергию, принятую им от энергоснабжающей организации через присоединенную сеть, другому лицу (субабоненту) только с согласия энергоснабжающей организации.

Комментарий к Ст. 545 ГК РФ

1. Действующее законодательство об энергоснабжении не содержит общего для всех видов энергоснабжения понятия субабонента. Правила пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1999 г. N 167, определяют субабонента как лицо, получающее по договору с абонентом питьевую воду из водопроводных сетей абонента организации водопроводно-канализационного хозяйства.

Исходя из этого понятия субабонент может быть определен как лицо, энергопринимающие устройства которого непосредственно присоединены не к сетям энергоснабжающей организации, а к сетям абонента, через которые субабонент получает энергию.

С учетом разделения функций производства и передачи энергии в сфере электроэнергетики между самостоятельным участником отношений энергоснабжения в отношениях по снабжению электрической энергией понятие субабонента лишено правового содержания, так как в силу п. 1 ст. 26 Закона об электроэнергетике правом на технологическое присоединение своих энергопринимающих установок к электрическим сетям при наличии соответствующей технической возможности обладают любые потребители. Иными словами, возможность получения электроэнергии не обусловливается наличием непосредственного присоединения энергоустановок абонента к сетям энергоснабжающей организации.

Таким образом, правовое значение понятия субабонента сохраняется в сфере тепло-, водоснабжения и водоотведения.

2. Необходимость обеспечения возможности получения субабонентами указанных видов энергии связана главным образом с тем обстоятельством, что созданные до перехода к рыночной экономике сооружения энергетической инфраструктуры не предусматривали технической возможности автономного энергоснабжения различных территориально или организационно обособленных потребителей. Например, при множестве находившихся на территории производственной площадки промышленного предприятия цехов непосредственное присоединение к сетям энергоснабжающей организации осуществлялось только для одного цеха, тогда как снабжение энергией иных объектов осуществлялось по внутризаводским сетям, находившимся в ведении единого предприятия. После приватизации завод перепрофилировался, цеха распродавались новым владельцам. Однако статус абонента приобретал только тот из них, объект которого имел непосредственное присоединение к сетям сетевой организации. Остальные собственники производственных помещений такого присоединения не имели и переходили в разряд субабонентов.

Еще более наглядна ситуация, когда в многоквартирном жилом доме имеются нежилые помещения, используемые разными субъектами для производственной деятельности. Возможность получения такими субъектами энергии также зависит от лица, в ведении которого находится место присоединения внутридомовых сетей к сетям энергоснабжающей организации. Это лицо становилось абонентом и получало право на заключение договора энергоснабжения с энергоснабжающей организацией, а остальные лица становились субабонентами, которые для получения энергии должны были соответствующим образом урегулировать свои отношения с абонентом.

Главная проблема заключается в том, что по самым разным причинам, главным образом экономического характера, такие абоненты не всегда охотно идут на установление субабонентских отношений. Субабоненты, в свою очередь имеющие возможность получать энергию только по сетям абонента, не имеют правовых возможностей понудить такого абонента к заключению субабонентского договора. Поскольку в указанных обстоятельствах подавляющее большинство абонентов не обладают ни статусом, ни признаками энергоснабжающих организаций, а абоненты в жилищной сфере — зачастую и статусом коммерческой организации, на субабонентский договор не мог быть распространен режим публичного договора.

3. Комментируемая статья, устанавливающая условие, при котором допускается передача абонентом энергии другому лицу (субабоненту), большинством правоприменителей и судебной практикой толкуется не как норма, возлагающая на абонента обязанность получения согласия энергоснабжающей организации, к сетям которой непосредственно присоединены его энергопринимающие устройства, на передачу энергии субабонентам (каковой эта норма только и является), а как правовое основание для произвольного отказа абонента от заключения договора с субабонентом (поскольку последнему абонент только «может», но не «обязан» передавать энергию).

Полагаем, что такое толкование основано тем не менее не на тексте комментируемой статьи, а на нормативной неурегулированности многих вопросов взаимоотношений между абонентом и субабонентом. К таким вопросам прежде всего относятся порядок взаимных расчетов за переданную энергию, основания и размер ответственности за нарушение условий о количестве и качестве передаваемой энергии.

Применительно к субабонентским отношениям в сфере водоснабжения и водоотведения многие из рассмотренных вопросов урегулированы в Правилах пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1999 г. N 167. Прежде всего в п. 17 Правил воспроизводится требование комментируемой статьи о том, что абонент может передавать субабоненту воду, принятую им от организации водопроводно-канализационного хозяйства через присоединенные водопроводные устройства и сооружения, только с согласия организации водопроводно-канализационного хозяйства. При этом абонент обязан предоставлять субабонентам возможность присоединения к своим сетям, сооружениям и устройствам только при наличии согласования с организацией водопроводно-канализационного хозяйства (п. 88 Правил). Таким образом, как и в отношении публичного договора энергоснабжения, единственным основанием для отказа в заключении субабонентского договора является невозможность предоставления потребителю соответствующих товаров и услуг (п. 3 ст. 426 ГК).

По общему правилу расчеты за отпуск субабонентам воды и прием от них сточных вод и загрязняющих веществ производятся субабонентами с абонентом по договорам, заключенным между ними. При этом по соглашению абонента и субабонента с организацией водопроводно-канализационного хозяйства такие расчеты могут производиться субабонентом непосредственно с организацией водопроводно-канализационного хозяйства (п. 76 Правил). При наличии у субабонентов оплаты полученной питьевой воды и (или) принятых сточных вод организация водопроводно-канализационного хозяйства должна обеспечить при имеющейся технической возможности отпуск питьевой воды и (или) прием сточных вод таким субабонентам даже при неоплате воды со стороны абонентов (п. 84 Правил). Решены в Правилах и вопросы учета объемов питьевой воды, использованной субабонентами (п. 54 Правил), а также контроля за составом и свойствами сбрасываемых субабонентами сточных вод (п. п. 88, 89 Правил).

Многие из этих правоположений впредь до утверждения Правительством РФ Правил организации теплоснабжения в порядке аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК) могут быть применены и к неурегулированным вопросам субабонентских отношений в сфере теплоснабжения.

4. В то же время остаются неурегулированными актуальный для теплоснабжения вопрос ответственности за изменение качественных характеристик тепловой энергии при передаче ее от абонента к субабоненту, а также общий для субабонентских отношений вопрос о цене, по которой субабонент должен расплачиваться с абонентом за переданную энергию. С учетом государственного регулирования ценообразования в сфере тепло- и водоснабжения абонент, передавая субабоненту энергию, оплаченную по тарифу, установленному для энергоснабжающей организации, не вправе определить эту цену по собственному усмотрению (п. 1 ст. 421, п. 1 ст. 424 ГК), поскольку энергия, переданная субабоненту, не утрачивает потребительских свойств услуги, применительно к которой установлено государственное регулирование цен.

Не может абонент взимать с субабонента плату за энергию и по тарифу, установленному для энергоснабжающей организации, поскольку в этом тарифе учтены не его собственные затраты на передачу энергии субабоненту по своим сетям, а, как правило, затраты самой энергоснабжающей организации без учета затрат на содержание сетей, используемых абонентом.

Названные особенности субабонентских отношений в сфере тепло- и водоснабжения не позволяют урегулировать эти отношения наиболее целесообразным с юридической точки зрения образом, с тем чтобы абонент перед субабонентом осуществлял права и нес обязанности энергоснабжающей организации, а субабонент перед абонентом — права и обязанности абонента по договору энергоснабжения.

Иным направлением урегулирования названных отношений может стать отделение функций по транспортировке от функций по производству и перепродаже энергии по аналогии с электроэнергетикой. Федеральный закон «О теплоснабжении» отдельно от теплоснабжающих организаций упоминает о теплосетевых организациях, однако недостаточно полно определяет их правовое положение. При определении этого положения при дальнейшем развитии законодательства о теплоснабжении можно было бы снять правовую проблему наделения статусом энергоснабжающих организаций соответствующих абонентов, которые превратятся для субабонентов в сетевые организации и будут рассчитываться с последними не за подачу энергии, а за ее транспортировку.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх