Судебная практика в международном частном праве

В российской правовой системе судебные решения и правовая доктрина не являются источниками права. Однако такой вид обобщения судебной практики, как постановления высших судебных органов — Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, является обязательным к применению нижестоящими судами.

Международная судебная практика и ее значение для международного и российского частного права.

Судебная практика — это совокупность судебных решений. В судебных решениях выражены правовые мнения судей по конкретным вопросам. В правовых системах общего права судебные решения (прецеденты) имеют решающее значение. В теории общепринятым является положение о том, что судебное решение не является источником международного частного права.

Решения арбитражных органов также не признаются источниками международного частного права. В международном частном праве под арбитражными органами обычно понимают третейские суды. Однако и судебные решения, и решения арбитражных органов оказывают важное влияние на формирование международного частного права.

Международный суд ООН — наиболее известный и авторитетный международный судебный орган. В соответствии со Статутом Международного суда ООН спор между государствами может быть рассмотрен в нем только с согласия спорящих.

Судебные решения иностранных судов не являются источниками международного частного права, но они имеют значение для конкретного дела и признаются на основании международных актов и внутреннего законодательства.

В странах, где господствует система общего права, одним из источников права признается доктрина — точки зрения, суждения, научные работы авторитетных деятелей права. В международном частном праве признание доктрины (идеологии) в качестве источника права невозможно, так как участвующие в международном гражданском и торговом обороте субъекты, правовая система которых основана на непризнании ее в качестве источника, не смогут получить достаточной, соразмерной и аналогичной их национальной правовой защиты.

© Алексеев М.А., 2011

ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО

УДК 347.9 ББК 67.711.2-1

МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОММЕРЧЕСКИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПРИ ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАЛАТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ:

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И ПОЛНОМОЧИЯ

М.А. Алексеев

Статья посвящена вопросам формирования в России института Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ. Анализируются положения таких законов, как Закон РФ «О Международном коммерческом арбитраже», Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации» и др. Автором рассматриваются процедурные вопросы деятельности Международного коммерческого арбитража в России.

Ключевые слова: хозяйственный спор, третейский суд, третейская форма судопроизводства, Международный коммерческий арбитраж, арбитражный институт.

В конце XIX в. специалист по гражданскому судопроизводству А.Х. Гольмстен отмечал, что только исторический метод дает самые надежные гарантии правильного уяснения сущности, путей развития и значения третейского судопроизводства, его основополагающих принципов. Еще «римские юристы открыли много законов юридической статики, и, не изучив их, рискуешь потратить бесплодно немало сил на отыскание того, что давно уже найдено» . В связи с этим в рамках настоящей статьи нам представляется необходимым рассмотреть историю создания в России Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной

палате РФ (далее — ТПП РФ) как органа рассмотрения хозяйственных споров, а также проанализировать некоторые процедурные вопросы деятельности данной структуры.

Так, Декретом о суде № 1 от 22 ноября 1917 г. было закреплено право граждан передавать свои споры о гражданском праве на рассмотрение третейского суда . В период нэпа эту форму использовали частные предприниматели, заинтересованные в том, чтобы их споры по коммерческим операциям не стали достоянием гласности . В начале 1930-х гг. были образованы два постоянно действующих третейских суда -Морская арбитражная комиссия и Внешнеторговая арбитражная комиссия .

В соответствии с Постановлением ЦИК и СНК СССР от 17 июня 1932 г. при Всесоюзной торговой палате (далее — ВТП) была создана Внешнеторговая арбитражная комис-

сия (далее — ВАК), действующая на началах третейского судопроизводства при наличии соглашения об этом между спорящими сторонами, одной из которых был «иностранный элемент». В функции ВАК входило разрешение споров из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающих при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон спора находилось за границей. Преемником этой комиссии в настоящее время является Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ.

Однако правила производства дел в этой комиссии формально были утверждены лишь Постановлением Президиума ВТП от 21 января 1949 года 1.

Кроме третейского суда, создаваемого каждый раз заново в индивидуальном порядке для разрешения каждого конкретного хозяйственного спора, существовали и постоянно действующие третейские суды, в частности Арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате СССР (МАК), Положение о которой было утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1980 г. № 3062-Х , и Внешнеторговая арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате СССР (ВТАК), выполняющая функции по разрешению споров в основном между советскими организациями и иностранными контрагентами . За все время существования МАК ею было рассмотрено свыше 3 тысяч дел, из них немало дел, в которых истцами и ответчиками являлись только иностранные организации, а подчас даже фирмы одной и той же страны . В связи с углублением международной хозяйственной кооперации и интеграции участниками споров, рассматриваемых в МАК, становились стороны со сложным субъектным составом. Так, по данным средств массовой информации, в МАК поступил иск от государственной организации ЧССР к международному предприятию «Интерлихтер», в котором состояло и чехословацкое пароходство, а само предприятие «Интерлихтер» арендовало судно у советского пароходства, также входящего в «Интерлихтер», это судно и выполняло перевозку, в связи с которой возник спор . ВТАК

же занималась разрешением споров, связанных с внешней торговлей, научно-техническими и другими видами международного сотрудничества .

Существовали пределы использования третейской формы судопроизводства. Первоначально государственным предприятиям было запрещено прибегать к помощи третейского суда, затем запрет распространили на колхозы и организации с их участием. В 1959 г. было разрешено формирование судов для разрешения конкретных хозяйственных споров между юридическими лицами .

Начатый еще в СССР процесс образования третейских судов в настоящее время идет достаточно интенсивно, активизируется их деятельность, возрастает количество. Причинами являются закрытое производство и повышенные гарантии сохранения коммерческой тайны, быстрота проведения процесса, сокращение расходов на ведение дел, выбор удобного для сторон места и времени разбирательства, специализация арбитров.

До недавнего времени в Российской Федерации действовали два основных законодательных акта о третейских судах, управомоченных рассматривать конфликты в хозяйственной сфере. В данном случае речь идет

о Временном положении о третейском суде для разрешения экономических споров, утвержденном Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 июня 1992 г. № 3115-1 2, и Законе Российской Федерации № 5338-1 от 7 июля 1993 г. (в ред. от 03.12 2008 г.) «О Международном коммерческом арбитраже» (далее — Закон 1993 г.) .

Первый из названных актов закрепил принципиально новый подход к механизму разрешения третейскими судами «внутренних» экономических споров. После длительного перерыва в использовании третейского разбирательства в этой области юридических отношений законодательство признало третейский суд отвечающим потребностям участников торгового оборота. Это произошло на самом начальном этапе объявленного перехода к рыночному хозяйству .

Закон 1993 г. стал первым единым нормативным актом, регулирующим организацию и деятельность международного торгового арбитража, специально выделившим Международный

коммерческий арбитражный суд (МКАС) и Морскую арбитражную комиссию (МАК) при Торгово-промышленной палате РФ .

В настоящее время на смену Временному положению 1992 г. пришел Федеральный закон № 102-ФЗ от 24 июля 2002 г. (в ред. от 07.02 2011 г.) «О третейских судах в Российской Федерации» (далее — Закон 2002 г.) , регулирующий деятельность третейских судов, которые создаются на территории России (п. 1 ст. 1 Закона 2002 г.). Действие этого Закона не распространяется на Международный коммерческий арбитраж, к нему продолжает применяться Закон 1993 года.

В Российской Федерации деятельность международных коммерческих судов регулируется Законом 1993 года. Данный закон разработан на основе положений о международном коммерческом арбитраже, содержащихся в международных договорах Российской Федерации, а также в Типовом законе ЮНСИТРАЛ 3. Он применяется к международному коммерческому арбитражу, если место арбитража находится на территории Российской Федерации.

В состав Президиума МКАС входят по должности Председатель МКАС, его заместители, пять членов Президиума, избираемых общим собранием лиц, входящих в список арбитров, и лицо, назначаемое Президентом Торгово-промышленной палаты Российской Федерации. Председателем Президиума является Председатель МКАС.

Президиум МКАС решает вопросы, отнесенные к его компетенции Регламентом МКАС, анализирует арбитражную практику, рассматривает вопросы распространения информации о деятельности МКАС, международных связей МКАС и другие вопросы деятельности МКАС. В заседаниях Президиума МКАС принимает участие ответственный секретарь МКАС с правом совещательного голоса.

Решения Президиума принимаются простым большинством голосов при условии участия в заседании не менее трех членов Президиума, включая Председателя Президиума. Решения Президиума оформляются протоколом.

Функции секретаря Президиума выполняет ответственный секретарь МКАС.

Стоит сказать, что МКАС при ТПП РФ на сегодняшний день осуществляет свои фун-

кции в рамках работы Центра арбитража и посредничества при Торгово-промышленной палате России. Создание условий для эффективного разрешения экономических споров является одной из важных функций Торговопромышленной палаты Российской Федерации, закрепленной Законом РФ № 5340-1 от 7 июля 1993 г. (в ред. от 23.07 2008 г.) «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» (далее — Закон о ТПП) и Уставом ТПП РФ (http://www.tpprf.ru/).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

При ТПП РФ действуют ведущие в России и известные в мире третейские суды (арбитражные институты), такие как Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС), Морская арбитражная комиссия (МАК), Третейский суд для разрешения экономических споров, Спортивный арбитраж.

В 2006 г. в целях содействия мирному (внесудебному) урегулированию коммерческих споров при ТПП РФ была образована Коллегия посредников по проведению примирительных процедур. При этом Центр арбитража и посредничества является самостоятельным структурным подразделением ТПП РФ, формирующим политику ТПП РФ в области рассмотрения экономических споров, организующим развитие и обеспечивающим текущую деятельность органов по мирному урегулированию и арбитражному разрешению коммерческих споров, образованных при ТПП РФ (http://www.tpprf-arb.ru/). В компетенцию Центра, в частности, входит информационно-методическое и организационнотехническое обеспечение работы арбитражных органов и Коллегии посредников с использованием современных технологий. Центр осуществляет свою работу при соблюдении установленной законодательством процессуальной независимости арбитров и иных лиц, участвующих в разрешении (урегулировании) споров.

В международный коммерческий арбитраж в соответствии с Законом о международном коммерческом арбитраже могут по соглашению сторон передаваться следующие виды споров:

— споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономичес-

ких связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей;

— споры предприятий с иностранными инвестициями;

— споры международных объединений и организаций, созданных на территории России, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права Российской Федерации .

Следует отметить, что гражданско-правовые отношения, споры по которым могут быть переданы на разрешение Международного коммерческого арбитражного суда, включают, в частности, отношения по купле-продаже (поставке) товаров, выполнению работ, оказанию услуг, обмену товарами и (или) услугами, перевозке грузов и пассажиров, торговому представительству и посредничеству, аренде (лизингу), научно-техническому обмену, обмену другими результатами творческой деятельности, сооружению промышленных и иных объектов, лицензионным операциям, инвестициям, кредитно-расчетным операциям, страхованию, совместному предпринимательству и другим формам промышленной и предпринимательской кооперации. Кроме того, Международный коммерческий арбитражный суд принимает к своему рассмотрению и споры, подлежащие его юрисдикции в силу международных договоров Российской Федерации .

Вместе с тем Закон о ТПП не затрагивает действия какого-либо другого федерального закона, в силу которого определенные споры не могут передаваться в арбитраж или могут быть переданы в арбитраж только в соответствии с положениями иными, нежели те, которые содержатся в Законе о ТПП .

Фактически Закон о ТПП регулирует вопросы двух российских международных коммерческих судов — Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссии при ТПП РФ. Но и вопросы международного коммерческого суда, создаваемого в России в режиме ad hoc, полностью подпадают под его действие.

Международный коммерческий арбитражный суд — преемник арбитражного суда при ТПП СССР, образованного в 1932 г., и ныне является самостоятельным постоянно действующим ар-

битражным учреждением (третейским судом), осуществляющим свою деятельность в соответствии с Законом 1993 года. ТПП РФ утверждает Регламент Международного коммерческого арбитражного суда, порядок исчисления арбитражного сбора, ставки гонораров арбитров и других расходов суда, а также оказывает иное содействие его деятельности.

МКАС при ТПП РФ относится к числу наиболее известных и авторитетных арбитражных органов во всем мире. Такое положение объясняется как продолжительной активной деятельностью этого арбитражного института и значительным количеством рассматриваемых им международных коммерческих споров, так и традиционно высоким профессионализмом их разрешения. По числу рассматриваемых ежегодно споров МКАС находится в ряду мировых лидеров, оставляя позади себя такие признанные центры международного коммерческого арбитража, как Международный арбитражный суд при МТП, Арбитражный институт при Стокгольмской торговой палате и целый ряд других. В МКАС в среднем поступает около 450 исков ежегодно (http://www.tpprf-mkac.ru/statistic.php). Национальная принадлежность иностранных участников арбитражного разбирательства в МКАС весьма разнообразна; они представляют ежегодно около 50 стран, находящихся во всех частях света. Число дел, в которых истцом является российское предприятие, в большей или меньшей мере превышает число дел, начатых по инициативе иностранных контрагентов. Рассмотрение споров в МКАС происходит на основании Регламента, утвержденного Приказом ТПП РФ № 76 от 18 октября 2005 г. и вступившего в силу с 01 марта 2006 г. (http:// www.tpprf-mkac.ru/documents.php).

Таким образом, можно констатировать, что МКАС при ТПП РФ является весьма действенным механизмом разрешения различного рода споров с участием «иностранного элемента», и деятельность данной арбитражной структуры должна находиться под пристальным вниманием законодателя с точки зрения совершенствования ее деятельности.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См. правовую систему «КонсультантПлюс».

2 Федеральным законом от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» данное Временное положение утратило силу.

3 Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже (Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли, 21 июня 1985 г.).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

2. Беляев, И. Д. История русского законодательства / И. Д. Беляев. — СПб., 1999.

3. Ведомости Верховного Совета СССР. -1980.- № 42. — С. 23-27.

4. Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. — 1993. — № 32. — Ст. 1240.

5. Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. — 1993. — № 33. — Ст. 1309.

6. Вицын, А. И. Третейский суд по русскому праву: Историко-догматическое рассуждение / А. И. Вицын. — М., 2006. — 102 с.

7. Гольмстен, А. Х. Юридические исследования и статьи: Общая теория права. Обычное право.

Гражданское право. Торговое право. Гражданский процесс / А. Х. Гольмстен. — СПб., 1894. — 56 с.

8. Захарько, В. Деньги любят счет / В. Захаров // Известия. — 1982. — 23 окт. — С. 8.

10. Клеандров, М. И. Прошлое третейских судов по разрешению экономических споров / М. И. Клеандров // Третейский суд. — 2009. — № 5.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Лавриненко, Н. В. Третейский и арбитражный суд. Практика ФАС СЗО / Н. В. Лавриненко // Третейский сущ. — 2004. — № 6. — С. 18-23.

13. Сборник установлений РСФСР. — 1917. -№ 4. — Ст. 50.

14. Смбатян, М. А. Международный коммерческий арбитраж / М. А. Смбатян // Юрист. -1998. — № 9.

15. Собрание законодательства РФ. — 2002. -№30. — Ст. 3019.

16. Собрание законодательства СССР. -1932.- № 48. — Ст. 281.

17. Треушников, М. К. Арбитражный процесс / М. К. Треушников. — М., 2005.

INTERNATIONAL COMMERCIAL ARBITRATION COURT AT THE CHAMBER OF COMMERCE OF THE RUSSIAN FEDERATION:

HISTORY AND AUTHORITY

M.A. Alekseev

вых институтов вплоть до сего дня, в том числе в стремлении вытеснить принципом причинения принцип вины, в навязывании институтов исключительного права, т. е. интеллектуальной собственности, по западному образцу «незападным» странам. Так мораль и воспитание доброй воли в праве здесь «проиграли» экономическому интересу.

В Китае же ключевым правовым институтом осталась ответственность. Остается она ключевым институтом в теократиях.59 Некоторые исследователи подчеркивают, что говоря как о средневековом Китае, так и средневековой Европе, можно вывести психологическую специфику в целом «людей Средневековья».6″ Если это признать верным, то можно сказать, что право в обычном нашем понимании — скорее всего плод средневекового мышления. Но в Новое время путь права раздвоился. Оно устремилось по каждому из двух направлений к единой, в сущности, цели — абсолютной ответственности.

Оставим в стороне вопрос о том, хорошо это, или плохо, но попытаемся установить критерий оптимальности правового развития вообще, что позволит в полном объеме применять теорию на практике. Таким критерием должно выступить требование посильного волевого усилия, налагаемого на субъектов права. Именно оценка посилъности волевого усилия, налагаемого через правовое регулирование на субъектов права, — с нашей точки зрения, основная задача правотворца, в предлагаемых конкретно-ис-торических условиях. При этом норма интеллектуального мышления и морального развития хотя и должна быть выше «среднего» значения, но тем не менее оставаться доступной для человека. Не совсем верно также отдавать приоритет институту собственности в развитии правового регулирования и подчинять ему институт ответственности — иными словами, исходить из ценностей разума, забывая о морали.

59 «Мусульманское право основано на идее обязанностей, возложенных на человека, а не на правах, которые он может иметь» (Супатаев М. А. Роль мусульманского права в диалоге исламской и европейской культур // Права человека и современное государственноправовое развитие. М., 1998. С. 241 -242).

60 Назаретян А. П. Антропология насилия и культура самоорганизации … С. 164-165.

Е. В. Сафронова*

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ДОКТРИНЫ ИСТОЧНИКОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

Ключевые слова: источники права, международные соглашения, международные обычаи, решения и резолюции международных организаций, акты международных конференций и совещаний, международное право. Аннотация: В статье рассматривается проблемы генезиса отечественной доктрины источников международного права с середины XIX в. до настоящего времени в контексте становления и развития в России науки международного права.

Категория «источник права» является одной из ключевых в юриспруденции. История этого понятия насчитывает более двух тысяч лет. Оно зародилось еще в античном мире как понятие-метафора.1 Постепенно первоначальный смысл сравнения, заложенного в ней, утратил значение, а понятие осталось, трансформировавшись в теоретическое.

До XIX в. проблема источников затрагивалась лишь в контексте общих юридических вопросов, прежде всего определения права. Специальное изучение проблем источников права (понятие, виды, соотношение и т. д.) началось только в XIX в. Практически параллельно с отраслевыми науками внутригосударственного права проблема источников стала изучаться и юристами-международниками. Известный ученый Д. Б. Левин, занимавшийся историей развития отечественной науки международного права, отмечал «глубину разработки этого вопроса в русской науке и вместе с тем большое многообразие мнений».2

* Доктор юридических наук, профессор кафедры международного права и государствоведения Белгородского государственного университета. E-mail: safronova®) yelets.lipetsk.ni

1 АвторомсчитаетсяТит Ливий,впервыенаписавший,что ЗаконыХПтаблицявляются «источником всего публичного и частного права». Согласно римской религии, источник был тем местом, где соединялись два мира — людской и божий. По образному выражению Тита Ливия, Законы XII таблиц связывали земной мир с миром богов. Современный смысл этой метафоры: закон не самодостаточен, существует еще и некоторый фактор, который не только определяет, но и в известном смысле и санкционирует его (Рубанов А. А. Понятие источник права как проявление метафоричности юридического сознания // Судебная практика как источник права. М., 1997. С. 42 -47).

2 Левин Д. Б. Наука международного права в России в конце XIX и начале XX в.: Общие вопросы теории международного права. М., 1982. С. 111.

В дореволюционный период наука международного права при определении источников права развивалась в одном русле с общей теорией права. Определение источников зависело от правопонимания ученого, от того, на каких методологических позициях он находился, являлся ли сторонником позитивистского направления в юриспруденции или придерживался естественно-правовых воззрений.

Значительное число юристов-международников находилось под влиянием естественно-правовой доктрины и выделяло два понятия источника права: внутренний — в смысле причины, вызывающей появление права, и внешний — в смысле формы выражения международно-правовых норм. Причиной или силой, творящей право, различные авторы признавали правосознание народов, идею справедливости, природу человека и т. п., а внешние источники определяли как формы, памятники, материалы.

Наиболее последовательно естественно-правовые воззрения во взглядах на источники международного права нашли отражение в работах А. К. Бялэцкого, считавшего, что «необходимость различать понятие источника права от понятия его внешнего выражения».3 А. К. Бялэцкий считал источником международного права «идею справедливости», которая проявляется в многочисленных «памятниках» и «материалах» международного права (международных договорах, международно-правовых обычаях, внутреннем законодательстве государств и т. д.). При этом памятниками международного права он признавал только те, где выражена идея справедливости. «Если за всяким законодательным актом, договором или продолжительное время применяемым обычаем признать название источника права, то может представиться затруднение в отыскании верного обнаружения идеи права, потому что только эта идея не всегда действительно проявляется в памятниках, зачисленных к разряду его источников. Нередко в таких материалах находится отрицание, а не воплощение идеи справедливости, так что их можно только условно считать составными частями образовавшегося положительного права».4

Идею справедливости считал источником международного права и М. Н. Капустин. «Само по себе формулирование, — отмечал он, — не создает права, а делает его только распознаваемым. Присущее всем сознание о справедливости служит для того высшим критериумом… Истинным источ-

3 Бялэцкий А. К О значении международного права и его материалов. Варшава, 1872.

С. 256.

4 Там же. С. 143- 144.

ником международного права остается всегда справедливость в значении взаимного уважения и признания; она же будет служить критериумом для всякого внешнего выражения международных юридических норм».5 Капустин разделял позицию Бялецкого, что только те договоры и обычаи служат выражением международного права, где заложена идея справедливости.6

Близкую позицию занимали также В. П. Даневский и Л. А. Камаров-ский. По мнению Даневского, «источники международного права разделяются на А) внутренний (или высший) и В) внешние источники, в которых проявляется первый его источник и из которого почерпаются нормы международного права».7 Л. А. Камаровский также полагал, что необходимо отличать источники права от их формы. «Под источником, — писал он, — мы разумеем ту силу или причину, которая творит право. Она действует невидимо, но всегда неотразимо и в философском смысле может быть названа внутренним разумным основанием права вообще. Формами права называются внешние его проявления, те нормы, в которых оно как положительное высказывается и действует на определенной территории. В этом последнем смысле формы называть источниками можно только в переносном значении, т. е. как источники познания, изучения, а не происхождения права».8

В отличие от Бялецкого и Капустина Даневский и Камаровский внутренним источником считали не идею справедливости, а природу человека. «Внутренний источник международного права, — писал В. П. Даневский, — юридическое сознание народов высшей культуры о необходимости правового порядка между ними, в который они вступают под давлением требований человеческой природы. Это сознание о связующем их правовом порядке вызывает требование прав и обязанностей народов в их взаимных отношениях и обязательности международного права, как совокупности юридических норм, охраняющих этот правовой порядок. Основания последнего — в природе человека, в совершенствующихся его способностях, в увеличивающихся и разнообразящихся его потребностях».9 Л. А. Камаровский также считал, что «коренясь в природе человека, международное

5 Капустин М. Н. Международное право: Конспект лекций. Ярославль, 1873. С. 6.

6 Там же. С. 7.

7 Даневский В. П. Пособие к изучению истории и системы международного права. Харьков, 1892. Вып. 1. С. 95.

8 Камаровский Л. А. Основные вопросы науки международного права. М., 1924.

С. 94.

9 Даневский В. П. Пособие к изучению истории и системы международного права.

С. 95.

право применительно к своей области вытекает из правосознания человечества, а пока — тех цивилизованных народов, которые достигли до понимания выработки международного союза. Источник постоянен и неизменен в том смысле, что он всегда зиждется на природе человека, но исторически он подлежит в своем проявлении изменениям сообразно с переменами ее потребностей, что выражается в различии форм и способов охраны международного права в отдельные исторические эпохи».1″

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Выделение нескольких видов источников было характерно и для сторонников позитивистского направления в науке международного права. Так, П. Е. Казанский, обобщив различные точки зрения на источники международного права, выделил три понятия. «Под источником в собственном смысле слова, под внутреннем источником, — писал он, — следует понимать ту силу, которая творит международное право, вызывает появление международно-правовых начал. Под источниками правообразования — те формы, те материалы, в которые право выливается. Под источниками правопоз-нания — те памятники, при помощи которых можно ознакомиться с постановлениями международного права».11 Источником в собственном смысле слова или силой, которая «творит международное право», он считал «согласие и правоубеждение народов».12 Однако, в отличие от представителей естественно-правовой доктрины, Казанский трактовал правовое убеждение народов не как проявление отвлеченной природы человека, а как фактическую необходимость. «Общее юридическое сознание слагается из правил, необходимость или общую пользу которых сознает разум и некоторые составляющие содержания воли. … Международное право вытекает из воли народов, но оно является правом необходимым, т. к. содержание этой воли определяется с необходимостью содержанием тех фактических отношений, которые имеет в виду право. Признать необходимость и разумность международного права вовсе не значит превратить его в естественное право».13

Известный юрист-международник Ф. Ф. Мартенс появление норм международного права также обосновывал необходимостью правового порядка. Он полагал, что сознание цивилизованными государствами необходимости правового порядка рождает их добровольное согласие на признание обязательности международного права. «Это сознание и согласие получают

10 Комаровский Л. А. Основные вопросы науки международного права. С. 97, 98.

11 Казанский П. Е. Введение в курс международного права. Одесса, 1901. С. 87.

12 Там же. С. 99.

13 Там же. С. 101, 102.

внешнее свое выражение (формулирование), — по его мнению, — в международных обычаях и трактатах, в дипломатических переговорах, в законодательстве, правительственных распоряжениях, наконец, в решениях судов. Насколько названные акты и обычные начала являются верным выражением правосознания государств, настолько они могут считаться источниками современного международного права».14

Наиболее последовательным позитивистом в русской науке международного права был Н. М. Коркунов. Он считал, что источниками права называются «формы объективирования юридических норм, служащие признаками их обязательности в данном обществе и в данное время».15 Н. М. Коркунов не согласен, что источник — это причина, творящая право. «Юрист, — писал он, — под источником права не разумеет вовсе, как это можно было бы заключить по этимологическому значению слова «источник’’, причины, вызывающей существование права, или элементов, образующих содержание права. Под источником права мы разумеем формы внешнего проявления права и именно такие формы, которые служат доказательством признания данной юридической нормы обязательною для данной сферы применения».16 Ученый предлагал «строго держаться технического значения» термина «источник права» и не смешивать с понятием «источника как средства познания» или с «понятием исторического памятника», а также с «понятием о том, откуда черпается и чем определяется самое содержание юридических норм».17

Н. М. Коркунов помимо международного права занимался общетеоретическими проблемами. Его позиция была близка к позиции известного теоретика права Г. Ф. Шершеневича, отмечавшего многозначность термина «источник права». «Под этим именем, — писал он, — понимаются: а) силы, творящие право, например, когда говорят, что источником права следует считать волю Бога, волю народную, правосознание, идею справедливости, государственную власть; Ь) материалы, положенные в основу того или другого законодательства, например, когда говорят о работе по источникам…; с) средства познания действующего права, например, когда говорят, что право можно узнать из закона».18 Разнообразие значений, придаваемых вы-

14 Мартенс Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов. СПб., 1887. Т. 1.С. 186.

15 Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. СПб., 2003. С. 343.

16 КоркуновН. М. Международное право. СПб., 1896. С. 103.

17 Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права. С. 344-345.

18 Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. Вып. 1^1. М., 1910-1912. С. 369.

ражению «источники права», по мнению Г. Ф. Шершеневича, «вызывает необходимость обойти его и заменить другим выражением — формы права».19

Таким образом, в дореволюционный период большинство отечественных юристов международников отмечали многозначность термина «источник международного права» и рассматривали его в нескольких смыслах, чаще всего в двух: как причину, создающую международное право, и как форму его внешнего выражения. Перечень и классификация «форм внешнего выражения» или «внешних источников международного права» существенно не различались. Чаще всего в круг «внешних источников» включали международные договоры, международные обычаи, решения международных конгрессов и конференций, законодательство государств, судебную практику и науку международного права, разделяя их на «прямые» и «косвенные». К «прямым» чаще всего относили: международные договоры, международные обычаи, решения международных судов, а к «косвенным»

— внутреннее законодательство, решения государственных судов, науку международного права.

В советский период учение об источниках права претерпело серьезные изменения, сохранив традицию употребления термина «источники права» в двух значениях. Исходя из марксистской концепции, собственно источником всех правовых норм стали признаваться материальные условия жизни общества, общественное бытие. «Условия общественного бытия,

— отмечал проф. Ф. И. Кожевников, — отражаются в форме разнообразных идей, теорий и воззрений, в том числе правовых. Процесс объективирования правовых воззрений проходит стадию волеизъявления определенных групп людей — господствующих классов государств (в общенародном государстве

— всего народа), и таким образом конкретные правила поведения приобретают юридически обязательный характер, то есть становятся нормами права. В международном праве те или иные правила поведения приобретают юридическое качество путем согласования воль участников международного общения».2″ В другом значении термин «источники международного права» употреблялся для «обозначения тех форм, в которых находят свое выражение нормы права».21

При рассмотрении конкретных видов источников международного права использовалось второе значение. В советской теории международно-

19 Там же.

20 Курс международного права / Под ред. Ф. И. Кожевникова. М., 1966. С. 39.

21 Международное право /Под ред. Ф. И. Кожевникова. М., 1987. С. 31-34.

го права источники в смысле форм выражения норм права разделяли основные (международные договоры и международные обычаи) и вспомогательные (решения международных органов и организаций, внутригосударственные законы и решения национальных судов, доктрину международного права).22

Некоторые советские ученые, в частности Г. И. Тункин, в основу определения и классификации источников международного права клали положения Статута Международного Суда ООН — международного договора, в котором участвуют большинство государств мира. Считалось, что в нем, а именно в § «с» п. 1 ст. 38, в общей форме выражено согласие государств по поводу источников международного права. «Суд, который обязан решать переданные ему споры на основании международного права, гласит данная статья, — применяет:

a) международные конвенции, как общие, так и специальные, устанавливающие правила, определенно признанные спорящими государства-

b) международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;

c) общие принципы права, признанные цивилизованными нациями;

с1) с оговоркой, указанной в статье 59, судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Основываясь на Статуте, все источники международного права разделяли на две основные группы: основные источники права и вспомогательные средства для определения международно-правовых норм. К основным источникам, согласно ст. 38 Статута Международного Суда, относили: международные договоры; международный обычай; общие принципы права. К вспомогательным средствам — судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов в области международного права.

Сегодня согласиться с классификацией, основанной на Статуте, и признать содержащийся в нем перечень источников исчерпывающим, невозможно. Ст. 38 была сформулирована после Первой мировой войны для Постоянной палаты международного правосудия, когда объем нормативного материала был незначительным не существовало еще ряда международных

22 Курс международного права. С. 39^13.

организаций и постоянно действующих международных судебных органов. Современная международная практика свидетельствует о появлении новых способов образования международно-правовых норм и форм их фиксации.

В настоящее время проблему источников международного права нельзя назвать разрешенной. Дискуссионными остаются вопросы определения понятия «источник международного права», а также выявления конкретных видов и структурного ряда понятий, относящихся к данной категории. При определении понятия «источник международного права» современные юристы-международники опираются на достижения общей теории права. Больше всего дискуссий вызывает проблема соотношения категорий «форма права» и «источник права». Одни исследователи рассматривают данные понятия как синонимы, отождествляя источник права исключительно с формой фиксации правовой нормы, другие в категорию источников включают не только результаты процесса образования норм, но и различные факторы, влияющие на этот процесс.

Полагаем, что при определении данных понятий следует исходить из семантического значения слов «источник» — «то, что дает начало чему-нибудь, откуда исходит что-нибудь»,23 и «форма» — «способ существования содержания»,24 «внешнее выражение какого-либо содержания».25 Применительно к юридическим явлениям источник права можно рассматривать в трех смыслах (материальном, идеологическом и формально-юридическом). Нельзя не согласиться с А. В. Малько в том, что форма и источник — совпадающие понятия, если речь идет о формально-юридических источниках права.26 Данное положение, на наш взгляд, вполне применимо и к источникам международного права. Источники международного права в материальном смысле — это материальные условия жизни мирового сообщества, общественное бытие. Вряд ли кто будет спорить с тем, что развитие мировой экономики существенно влияет на развитие современного международного права. Источники в идеологическом смысле — это правосознание народов, отражающееся в общих принципах права. Общественное бытие и правосознание народов выступают причинами, обусловливающими развитие международного права. Источники в формально-юридическом смысле есть

23 Ожегов C. II, ШведоваН. Ю. Толковый словарь русского языка и фразеологических выражений. М., 2004. С. 255.

24 Там же. С. 855.

25 Философский энциклопедический словарь. М., 1998. С. 489.

26 Комаров С. А., Малько А. В. Теория государства и права: Учебно-методическое пособие. М., 1999. С. 312.

следствие причины, результат процесса создания международно-правовых норм, способ их образования и форма внешнего выражения.

Структурный ряд понятий, относящихся к категории «источник (форма) международного права», также вызывает немало дискуссий. Чаще всего, основываясь на ст. 38 Статута Международного Суда ООН и современной практике, в него включают: «международный договор», «международный обычай», «общие принципы права», «судебные решения», «доктрины наиболее квалифицированных специалистов», «решения и резолюции международных организаций», «акты международных конференций и совещаний», «односторонние акты государств».

В международном праве сложнее, чем во внутригосударственном, установить последовательность понятий, входящих в правовую абстракцию «источник права». Поэтому в отечественной науке предпринимались и предпринимаются попытки дать классификацию формально-юридических источников международного права. Так, по мнению К.А. Бекяшева, можно выделить основные, производные (вторичные) и вспомогательные источники международного права. К основным он относит международный договор, международный обычай, общие принципы права; к производным

— резолюции международных организаций; к вспомогательным — судебные решения, доктрины и односторонние акты государства.27

По мнению И. И. Лукашука, перечень современных источников международного права включает, прежде всего, международный договор, международный обычай и резолюции международных организаций. Первые два он называет универсальными источниками, юридическая сила которых вытекает из общего международного права, а правотворческие решения организаций, юридическая сила которых определяется учредительным актом соответствующей организации, — специальными.28 Отдельные исследователи список источников расширяют за счет вспомогательных средств определения международных норм, относя к ним резолюции международных организаций, решения международных судов, внутригосударственные законы, решения национальных судов, доктрину международного права, зачастую называя их вспомогательными источниками.29

27 Международное публичное право: Учебник / Отв. ред. К. А. Бекяшев. М., 2004.

С.21.

28 ЛукашукII. II. Международное право. Общая часть: Учебник. М., 2005. С. 23.

29 Додоиов В. Н., Панов В. П., Румянцев О. Г. Международное право: Словарь-справочник. М., 1997. С. 91.

Ни одну из рассмотренных классификаций нельзя признать удачной, как и нельзя, на наш взгляд, признать вполне обоснованным перечень понятий, включаемых в правовую абстракцию «источник международного права». Категория «источник права» относится к опосредующим элементам в праве, хотя и является продуктом активной деятельности соответствующих субъектов.3″ Качествами норм источников права в формально-юридическом отношении выступают всеобщность, обязательность и устойчивость применения. По своей природе формально-юридические источники международного права едины, в их основе лежит соглашение его субъектов, непосредственно выражаемое в международном договоре и международном обычае, а опосредованно — в актах международных конференций, решениях международных организаций и международных судов. Процесс образования норм международного права, созданных договорами между государствами, а также в результате повторяющихся действий государств, можно признать основным. Дополнительные (опосредованные) процессы образования норм международного права проявляются в деятельности международных организаций, конференций и судов.

В связи с этим источники международного права, понимаемые в формально-юридическом смысле, можно классифицировать на: основные (международный договор и международный обычай) и дополнительные (опосредованные) (отдельные акты международных конференций, решения и резолюции международных организаций, решения некоторых международных судов). Включение вспомогательных средств определения правовых норм (доктрин, односторонних актов государства, внутригосударственного законодательства и решений национальных судов и др.) в круг источников (форм) международного права, на наш взгляд, безосновательно. Нельзя не согласиться с В. М. Шумиловым, что аналогично тому, как консервный нож

— это «средство» заглянуть в некую «форму» и узнать ее содержимое доктрины, национальное законодательство и односторонние акты государств

— это «средство» выявления правовой «формы» и ее «содержания», но не сама форма, не само «содержание».31

Специально хотелось бы остановиться на «общих принципах права, признанных цивилизованными нациями», которые ст. 38 Статута Международного суда относит к числу источников международного права. Абстрак-

30 Ануфриева Л. П. Соотношение международного публичного и международного частного права: правовые категории. М., 2002. С. 189.

31 Шумилов В. М. Международное право: Учебник. М., 2008. С. 109.

тность формулировки, содержащейся в параграфе «с» п. 1 ст. 38 Статута Международного Суда, вызывала и вызывает оживленные дискуссии о характере «общих принципов права» и возможности их признания в качестве самостоятельных источников международного права.32 Можно выделить три основные точки зрения по вопросу определения «общих принципов права, признанных цивилизованными нациями»:

— данное понятие охватывает общие принципы естественного права и справедливости;

— это понятие включает основные принципы международного пра-

— под общими принципами права понимаются общие принципы, характерные для национальных правовых систем (добросовестность, незло-употребление правом, равенство сторон в споре и др.).33

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В современной учебной литературе из-за неопределенности формулировки и дискуссионности проблемы «общие принципы права» исключаются из числа основных источников (форм) международного права.34 На наш взгляд, под «общими принципами права, признанными цивилизованными нациями», все же следует понимать принципы естественного права и справедливости, которые получили выражение в позитивном праве большинства правовых систем. В них отражается правосознание народов, поэтому их можно включить в круг источников международного права, но понимаемых в идеологическом смысле.

Таким образом, структурный ряд понятий, относящихся к категории «источник (форма) международного права», на наш взгляд, включает: «международный договор», «международный обычай», «судебные решения», «решения и резолюции международных организаций», «акты международных конференций и совещаний». Анализ конкретных форм необходимо проводить, основываясь на иерархии видов источников и на выявлении соотношения между ними.

33 Тункын Г. II. Теория международного права. С. 167-180.

2. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА, ГАРАНТИИ ИХ ОБЕСПЕЧЕНИЯ

2.1. ОБЫЧАЙ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ

Стародубцев Григорий Серафимович, профессор кафедры международного права, доктор юридических наук, про-фессор

Место работы: Российский университет дружбы народов

Аннотация: В статье анализируются источники международного права. Дана характеристика некоторым действующим международным договорам и обычаям. Особое внимание уделяется терминам международного права начала XXI в. Широко использована научная литература. Предлагается не абсолютизировать международный договор в ущерб прогрессивной роли международного обычая.

Ключевые слова: международное право; источники международного права; международный договор; международный обычай

THE CUSTOM IN INTERNATIONAL LAW

Keywords: international law; sources of international law; international agreement; international custom

Проблема обычая в международном праве не нова. К ней многократно обращались исследователи разных времён и народов. Обильная по количеству и выразительная по существу дореволюционная русская наука международного права содержит значительный пласт теоретических разработок относительно обычая. Ни один из авторских учебников по международному праву не проигнорировал этот основополагающий раздел международного права. Выдающийся вклад дореволюционных русских учёных в прогрессивное развитие

международного права по достоинству был оценён

советскими исследователями , а также учёными российский эмиграции .

Проблема обычая в международном праве является частью общей проблемы источников права. Под источниками права понимаются формы существования юридических норм, формы их жизни, формы бытия. Проще говоря, это те ящички, те сундучки, открыв которые мы можем извлечь эти нормы. Источники отвечают на вопрос «где живут данные нормы права?». Соответственно источники международного права -это формы существования международно-правовых норм.

Статут Международного суда ООН закрепляет два основных источника международного права:

1. международный договор;

2. международный обычай.

Международный договор — явное соглашение субъектов международного права, устанавливающее, изменяющее, либо отменяющее их взаимные права и

2 См.: Циммерман М.А. Очерки нового международного права.

Пособие к лекциям. — Прага, 1923.

обязанности.

Международный обычай — соглашение субъектов международного права, не имеющее чёткой фиксации (камень, папирус, бумага, аудио и видеозапись и т.д.), устанавливающее, изменяющее, либо отменяющее их взаимные права и обязанности.

Согласно ст.38 Статута Международного суда международный обычай трактуется «как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы». Признаками международного обычая являются: длительное существование практики; убежденность в правомерности и необходимости соответствующего действия. Доказательством существования обычая являются дипломатическая переписка, политические заявления, сообщения для прессы, правительственные комментарии, резолюции Генеральной Ассамблеи ООН и т. д3.

В чём основная разница международного обычая и международного договора? Разница в понятии явности. Когда речь идёт о международном договоре, явность сегодня проявляется в том, что тексты договоров выполнены на бумаге. Текстами международных договоров легко и удобно пользоваться. А обычай? Его нельзя пощупать. Норма поведения есть, все о ней примерно знают, но она нигде не закреплена. Как правило, обычаи создаются в течение многих лет, десятилетий, а то веков. Но иногда обычаи возникают моментально.

Пример. 4 октября 1957 г. совершилось величайшее историческое событие, которое особенно имело значение для нашей страны — запуск Советским Союзом первого искусственного спутника Земли. Человечество вышло в космос. Космический аппарат, двигаясь на

3См.: Международное право: учебник / Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев, М.Е. Волосов и др./отв. ред. К.А. Бекяшев. — М.: Проспект, 2013. С. 27.

Социально-политические науки

1’2015

орбите вокруг Земли, не может летать только над территорией одного государства. Он всегда летает над территориями всех государств мира. У государств возникла проблема: как реагировать на это новое явление. И удивительна их позиция. Ни одно из них не выразило протест против запуска Советским Союзом искусственного спутника Земли. Мгновенно возникла обычная норма международного права. Она гласила, космос принадлежит всем. Космос открыт для мира и научных исследований. Каждое государство имеет право запускать космические аппараты в космос. Возникшая обычная норма международного права просуществовала почти десять лет, пока в 1967 г. не был принят Договор о космосе. Это был письменный документ, заменивший обычаи международного космического права.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

По-прежнему много обычаев в системе дипломатического права4. Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. указала: «… нормы международного права будут продолжать регулировать вопросы, прямо не предусмотренные положениями настоящей Конвенции». Обычные нормы важны. Не надо думать, что их юридическая сила меньше, чем у договорных норм. Юридическая сила договоров и обычаев равнозначна.

Изначально международное право было обычным. Его главным источником являлся обычай, т.е. молчаливое соглашение государств относительно установления, изменения либо прекращения их взаимных прав и обязанностей, проявляющееся в одинаковом (похожем) поведении государств при аналогичных (сходных) обстоятельствах. Первые договоры, т.е. явно выраженные соглашения государств, устанавливающих нормы взаимного поведения, возникли несколько позже. Древнейшие из них относятся к концу III тысячелетия до н.э. Таковым являлся договор, заключённый правителями месопотамских городов Лагаш и Умма (около 3100 г. до н.э.). Первые международные договоры высекались на камне, затем писались на коже, пергаменте, папирусе, и уже позднее — на бумаге. Международное право возникло как обычное в то далёкое время, которое мы называем Древним миром. Оно оставалось преимущественно обычным в Древнем мире несколько тысячелетий, хотя с течением времени значение договорных норм возрастало.

Обычай был предметом самых пристальных исследований в советской науке международного права5. Ему посвящены специальные диссертации6. Интерес к обычаю как источнику международного права сохраняется в современной российской науке международ-

4 См.: Стародубцев Г.С. Международный обычай в дипломатическом праве// Конституционные проблемы государства и права на современном этапе. Кемерово, 1979. С.88-94.

Бобров Р.Л. Основные проблемы теории международного права. — М., 1968. -272 с.

Тункин Г.И. Теория международного права. — М., 1970. — 511 с.

6 Пальчик С. Г. Юридическая природа международного обычая: Автореф. дис. … канд. юрид. наук/Рост. ун-т. — Ростов н/Д, 1975.

24 с.; Даниленко Г. М. Процесс создания обычая в международном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук/ИГПАН. — М., 1981. —

24 с.

ного права7

Межгосударственные правовые нормы начали складываться в 4 тыс. до н.э. на базе уже имевшихся правил догосударственного межплеменного «права». Родиной международного права явился Ближний Восток, долины рек Тигра, Евфрата, Нила. Именно там, в 4 тыс. до н.э. образовались древнейшие государства. В процессе взаимодействия между ними формировались первые межгосударственные правовые нормы.

Основными чертами таких межгосударственных правовых норм были:

1) пришедшие из догосударственного межплеменного «права» правила, закрепленные в обычаях и договорах;

2) религиозность;

3) регионализм;

4) обычай как главный источник международного права.

Преобладание обычных норм над договорными правилами было также одной из отличительных черт международного права периода Средних веков. Как и в период зарождения международного права, так и в средние века обществу не был известен институт постоянных дипломатически представителей. Постепенно нормы права внешних сношений стали включаться в договоры, хотя по-прежнему и оставались преимущественно обычными.

Со временем роль и значение договора как источника международного права все более увеличивалась. Договор становится главным источником норм международного права лишь в период существования классического международного права, ведущего своё начало с Вестфальского конгресса 1648 г. Структура большинства международных договоров была трёх-звенной: преамбула, основные положения, заключительная часть. Тексты многих конвенций, при этом, прямо предусматривали, что в тех случаях, когда нет договорных норм, продолжают действовать нормы обычного права. Последующие столетия имели тенденцию к увеличению доли договорных норм в системе международного права. Однако никогда обычай не исчезал и играл важную роль в регулировании международных процессов.

В современных условиях обычай переживает в международном праве ренессанс. «Виной» тому новые веяния мировой обстановки8. Нередки случаи формирования международного обычая для стран, не подписавших универсальный международный договор. Международные договорные нормы, одобренные большинством стран мира, становятся обычными для государств, не участников этого договора. Таковыми, например, являются нормы Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Всё это предопределяет важность изучения новых факторов функционирования международного права в первой четверти XXI в.

Д.И. Каченовский, рассматривая общую проблематику международного права, полтора столетия тому назад произнес слова, которыми уместно окончить настоящую статью: «Автору кажется, что близко то

8 См.: Малеев Ю. Н. Осторожно: международный договор //Международное право. International Law. 2009. № 4 (40). C. 2128.

время, когда наука международного права будет занимать мыслящих людей России. Уже теперь чтение газет распространяется в нашем обществе. Просвещенные классы видимо интересуются тем, что происходит на свете, стараются разгадать смысл политических событий и ход переворотов. Можно надеяться, что переживаемые нами реформы мало-помалу изменят и вытеснят старые понятия и предрассудки. Мы не долго будем коснеть в крепостном равнодушии к вопросам гражданственности: иначе нам не сдобровать.

Равнодушием мы можем ослабить своё значение в человеческой семье и отодвинуть себя в задние ряды народов. Напрасно некоторые патриоты рассчитывают на одну материальную силу Русского государства. Как ни велика она, но мы убедились в её несостоятельности, когда столкнулись в последнюю войну с умственной и общественной силой Запада. Эта война стоила нам дорого и завещала по себе грозный урок. Мы не должны забыть его. Кровавый призрак бесчисленных людей, погибших за Севастополь, да побудит нас обратить внимание на международные войны, укрепить внешнее положение империи, выяснить свои права и понять свою роль в Европе и Азии»9!

Список литературы:

2. Бобров Р.Л. Основные проблемы теории международного права. — М., 1968. -272 с.

3. Грабарь В.Э. Материалы к истории литературы международного права в России (1647 — 1917). — М., 1958. -491 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Даниленко Г. М. Процесс создания обычая в международном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук/ИГПАН. — М., 1981. — 24 с.

Каченовский Д.И. Курс международного права. Ч. 1. Харьков, 1863.

5. Левин Д.Б. Наука международного права в России в конце XIX и начале XX века. — М., 1982.

6. Малеев Ю. Н. Осторожно: международный договор //Международное право. International Law. 2009. № 4 (40). C. 21-28.

7. Международное право: учебник / Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев, М.Е. Волосов и др./отв. ред. К.А. Бекяшев. -М.: Проспект, 2013.

8. Пальчик С. Г. Юридическая природа международного обычая: Автореф. дис. … канд. юрид. наук/Рост. ун-т. -Ростов н/Д, 1975. 24 с.

9. Стародубцев Г.С. Международный обычай в дипломатическом праве// Конституционные проблемы государства и права на современном этапе. Кемерово, 1979. С.88-94.

10. Тункин Г.И. Теория международного права. — М., 1970. — 511 с.

11. Циммерман М.А. Очерки нового международного права. Пособие к лекциям. — Прага, 1923.

12. Черниченко С. В. Международное право: современные теоретические проблемы. — М., 1993.

13. Черниченко С.В. Очерки по философии международного права. — М., 2002. Черниченко С. В. Теория международного права. В 2 т. — М., 1999.

9 Каченовский Д.И. Курс международного права. Ч. 1. Харьков, 1863. С. 51-52

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх