Судебные ошибки

Судебные ошибки: проблемы, интерпретации, понятия

Понятие «судебная ошибка» официально используется Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, Верховным Судом Российской Федерации и Конституционным Судом Российской Федерации. Это понятие употребляется как аксиома при характеристике цели такого компонента судебной защиты как пересмотр судебных актов. Целью последнего, как отмечается в постановлениях Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда, является устранение судебной ошибки.

Между тем в процессуальной литературе понятие «судебная ошибка» до сих пор не рассматривалось как аксиома. Следует признать, что вопрос о понятии, признаках и причинах судебной ошибки по-прежнему является дискуссионным.

В юридической литературе, однако, сложился взгляд на судебную ошибку как ошибочные действия в самом широком смысле слова, включающий любые — неправильности. Так, И. М. Зайцев в понятие судебной ошибки включал любые нарушения, которые допускают судьи на различных стадиях производства по делу.

Само определение, понятие судебной ошибки, по мнению ученых, должно быть кратким. Перегрузка определения качественными характеристиками создаёт сложность при восприятии, понимании главной сущностной характеристики: что судебная ошибка есть не достижение целей судопроизводства, подлежащая устранению. Вместе с тем, в неразрывном единстве с понятием судебной ошибки должны определяться и рассматриваться его признаки, иначе термин «судебная ошибка» рискует быть использованным для обозначения других явлений.

Итак, судебная ошибка — это результат судебной деятельности, свидетельствующий о недостижении целей судопроизводства. Ее необходимыми признаками являются 1) появление при вынесении итогового судебного акта; 2) предполагаемый характер; 3) констатация и устранение специальным уполномоченным субъектом в специальном порядке; 4) специфический характер доказывания; 5) независимость от вины судьи, принявшей итоговый акт.

В качестве причин судебных ошибок в литературе обычно указываются следующие обстоятельства:

— чрезмерная нагрузка на судей ; недоукомплектованность кадрового состава судей; недостаточно высокий уровень подготовки и образования судей; отсутствие в судах четко установленных норм рабочего времена судей, что приводит к поспешному и поверхностному рассмотрению дел, судебным ошибкам, «волоките»; неудовлетворительное финансирование и материально-техническое снабжение судов ; несовершенство ныне существующего в нашей стране организационно-правового механизма отбора кандидатов в судьи по морально-этическим параметрам, психофизиологическим критериям и тщательной их проверки не предает наличия компрометирующих кандидата и его близких родственников фактов и обстоятельств, в связи с чем стало возможным наличие в сегодняшнем судейском корпусе судей, которым нельзя ни в коем случае быть судьями;

— нахождение судов в зависимости от высших должностных лиц вследствие недостаточного финансирование судов и оказания материальной поддержки со стороны органов власти не федерального уровня, высокая сложность административных дел, отсутствие необходимой специализация судей по административным делам; обновление судейского корпуса и отсутствие у молодых судей необходимой практики ;

— нестабильность и отсутствие единообразия судебной практики, постоянное обновление законодательства, отсутствие немедленной информации о практике применения нового законодательства, концептуальное устранение действующих процессуальных законов; несовершенство процессуального законодательства и противоречие многих его норм Конституции и нормам международного права, недооценка судьями требований процессуальных норм, устанавливающих сроки совершения судебных действий, а также неявка в суд свидетелей, представителей сторон по делу, длительные сроки проведения экспертиз ; недостаточная информатизация судов;

— несовершенство отдельных процессуальных норм в части, например, пассивности суда первой инстанции при формировании доказательственной базы по делу и проблемности полномочий апелляционной инстанции при предоставлении новых доказательств ; несовершенство правового статуса апелляционной инстанции, способствующего поверхностному рассмотрению сложного дела судом первой инстанции за счет полного его перерешения и невозможности направления его апелляцией на новое рассмотрение, неудовлетворительное качество работы почтовой связи и отсутствие достоверных данных о местонахождений многих частных фирм как причина нарушений сроков рассмотрения арбитражных дел, небрежность и безответственность судей вследствие действия принципов их несменяемости и невозможности привлечения к дисциплинарной ответственности; различный подход судебных инстанций к оценке имеющихся в деле доказательств, а также к квалификации правоотношений сторон, «местнический» принцип осуществления правосудия; разрешение судом дела на основании нормативного акта, впоследствии признанного неконституционным (когда суд либо не усмотрел при его применении противоречия с Конституцией, либо вообще не задавался этим вопросом в силу сложившегося стереотипа мышления судей, воспитывавшихся в духе подчинения только закону, когда Конституция не воспринималась как непосредственно действующее право) ; привычка российских судей к ожиданию принятия конкретизирующих Конституцию законодательных актов, которые бы подробно расписали, когда и как ее применять ; инерция старых взглядов и подходов судей при осуществлении ими судебной деятельности в условиях обновленного законодательства; приобретение судьей свойства «профессиональной беспристрастное; пристрастность суда в формах предубежденности или связи суда с одной из сторон; влияние «эффекта психической установки» на принятие окончательных решений судьями ; субъективные взгляды, симпатии и антипатий судьи, а также влияние господствующих в определенной местности воззрений и предрассудков и т. п.

Говоря о способах устранения судебных ошибок, И. М. Зайцев связывает их, с одной стороны, с исправлением неправильностей, допущенных судами, а с другой — с их предотвращением (предупреждением). Способы устранения судебных ошибок в форме их исправления указанный автор правомерно называет «правовыми средствами устранения судебных ошибок». Способы устранения судебных ошибок, связанные с их предупреждением, И. М. Зайцев квалифицирует как «неправовые средства» устранения судебных ошибок.

Точка зрения, согласно которой субъектом, способным устранить судебную ошибку, является суд (судья), полностью согласуется с мнением о том, что субъектом, судебной ошибки может быть лишь суд или судья и никто иной. Субъектом установления наличия судебной ошибки (в процессуальной форме) может быть управомоченная законом судебная инстанция. До данного момента юридически судебная ошибка отсутствует в силу презумпции правильности (истинности) судебного акта. Поскольку официальное государственное признание (установление) в процессуальной форме наличия судебной ошибки и ее квалификации, как правило, связано с устранением выявленной судебной ошибки, то субъектом указанной деятельности может быть только уполномоченная инстанция. Иное, как представляется, противоречило бы принципу независимости судебной.

Способы устранения судебных ошибок, связанные с их предупреждением, ИМ. Зайцев квалифицирует как «неправовые средства» устранения: судебных ошибок. При этом он поясняет, что «используемые неправовые средства (организационные, нравственные) нацелены не на устранение, а на предупреждение нарушений».

Тем самым ученый отчасти сам себе противоречит: с одной стороны, он говорит о том, то предупреждение судебных ошибок есть одно из средств их устранения, имеющее не правовой характер, с другой — он проводит мысль, что «все средства устранения судебных ошибок регламентированы гражданским процессуальным законом», то есть всегда являются правовыми; более того, он однозначно разделяет средства устранения и средства предупреждения судебных ошибок (нарушений процессуального закона). Точка зрения И. М. Зайцева о том, что предупреждение судебных ошибок есть одно из средств их устранения, имеющее не правовой характер, не представляется правильной.

Можно согласиться с выводом о том, что деятельность тех или иных лиц или органов, направленная на предупреждение судебные ошибок действительно является не правовой, то есть не регламентированной правом (в том числе процессуальным). Однако, по нашему мнению, предупреждение судебных ошибок не связано непосредственно с их устранением и не является одним из его средств.

Предупреждение судебной ошибки корреспондирует с причинами и условиями ее совершения, ее устранение связано с воздействием на следствие — саму судебную ошибку. Деятельность по предупреждению судебных ошибок может иметь место, как правило, тогда, когда таковые еще не совершены субъектом. Другими словами, невозможно предотвратить уже допущенную судом ошибку. Напротив, деятельность по устранению (ликвидации, исправлению) судебных ошибок теоретически возможна лишь после их фактического совершения и практически допустима только (и сразу) после их юридического (официального) признания в процессуальном порядке.

Другие выводы И. М. Зайцева, например, о том, что все средства устранения судебных ошибок регламентированы гражданским процессуальным законом и что необходимо разделять средства устранения и средства предупреждения судебных ошибок, представляются вполне убедительными. Специальные процессуальные средства, ориентированные на устранение обнаруженных судебных ошибок, — это в первую очередь инстанционное устройство судов, осуществляющих арбитражное (гражданское) судопроизводство.

В настоящее время как в системе арбитражных, как и в системе судов общей юрисдикции (с известными особенностями) существуют апелляционная, кассационная и надзорная инстанции. Контрольными функциями, как средством устранения погрешностей и неправильностей в работе судов, наделены все инстанции, поскольку любая деятельность нуждается в установлении контроля или ревизии как способа достижения определенного совершенства в своей сфере. Надзорная инстанция как в гражданском, уголовном, так и в арбитражном судопроизводстве является специфичной функцией суда, направленной на проверку законности вступивших в силу постановлений нижестоящих судов, исправление их ошибок и осуществление на этой основе руководства судебной практикой с целью обеспечения строгой законности правосудия.

Однако для того, чтобы всеохватывающе, своевременно и действенно обеспечитъ достижение целевых установок гражданского судопроизводства, на наш взгляд, помимо соответствующей деятельности отмеченных инстанций па устранению судебных ошибок, к ней должен быть максимально подключен суд первой инстанции. Поскольку последний, осуществляя контроль за результатами своей деятельности, обладает наибольшими возможностями для оперативного исправления собственных судебных ошибок, а своевременность (быстрота) обеспечения правильности разрешения судебного деда является одной из задач судопроизводства, подобная деятельность суда первой инстанции представляет особую социальную и юридическую ценность.

По всем анализируемым проблемам, связанным с судебными ошибками, можно сформулировать следующие выводы:

1. Судебная ошибка представляется как правовое последствие допущенного судом отступления от целей и задач судопроизводства в судах, установленное в процессуальном порядке уполномоченной судебной инстанцией.

2. Судебная ошибка может быть допущена как по вине судьи, так и при отсутствии таковой, поэтому было бы неправильно во всех случаях проводить знак равенства между судебной ошибкой и правонарушением.

3. Судебная ошибка как отступление от целевых установок судопроизводства может рассматриваться в двух основных плоскостях: фактической и юридической.

Литература:

1. Зайцев И. М. Судебные ошибки // Сб. Совершенствование законодательства и правоприменительной деятельности. Ярославль. 1989, с. 93–94.

2. О законодательных инициативах Верховного Суда РФ: Пояснительная записка к проекту Федерального конституционного закона «О федеральных административных судах в Российской Федерации» // Российская юстиция. 2000. № 11. С.18; Жеребцов А. Отбор кандидатов в судьи — актуальная задача // Российская юстиция. 1999. № 6. С. 4; Жилин Г. А. Защита прав человека в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. 1998. № 1. С. 7; Постановление Совета судей Российской Федерации от 30 октября 1998 г. // Российская юстиция. 1999. № 2. С. 6.

3. Топильская Л. Как нам обустроить судебную власть // Российская юстиция. 1999. № 2. С.6.

4. Лебедев В. Расширение доступа к правосудию — одна из целей судебной реформы // Российская юстиция. 2000. № 8. С. 10

5. Амосов С. М. Обязанности по доказыванию в арбитражном процессе // Российский юридический журнал. 1998. № 1 (17). С. 41–42.

6. Завидов Б. О некоторых противоречиях арбитражного процессуального законодательства // Хозяйство и право. 1997. № 9. С. 124.

7. Анишина В. И. Применение постановлений Конституционного Суда РФ судами общей юрисдикции // Российская юстиция. 1999. № 11. С. 2.

8. Грось Л. Акты Конституционного Суда РФ и право на судебную защиту // Российская юстиция. 1998. № 11. С. 4.

9. Романов В. В. Юридическая психология: Учебник. М., 2009. С. 472.

10. Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса. Изд. 2-е, перераб. М., 1917. С. 33–34.

11. Зайцев И. М. Теоретические вопросы устранения судебных ошибок в гражданском процессе: Дисс. …д-ра юрид. наук. Саратов, 1986. С. 78.

12. Зайцев И. М. Теоретические вопросы устранения судебных ошибок в гражданском процессе: Дисс. …д-ра юрид. наук. Саратов, 1986. С. 78.

Виды судебных ошибок в современном судопроизводстве

Как показывает практика, суды при рассмотрении и разрешении гражданских (и иных) дел нередко допускают различные отступления от отмеченных задач, что не способствует полноценному достижению целей гражданского судопроизводства. Такого рода явления в юридической литературе обычно называются термином «судебная ошибка».

Фактически судебная ошибка как отступление от целевых установок гражданского судопроизводства возникает в момент совершения судом действий, которые, в соответствии с процессуальным законом, являются неправильными или несвоевременными.

Юридически судебная ошибка имеет место лишь после установления в процессуальном порядке наличия нарушения судом соответствующей нормы права.

Поскольку деятельность судов является государственно-властной, осуществляемой строго в рамках процессуального регламента с обязательной фиксацией всех ее результатов, каждая неправильность, фактически допущенная судом, может быть квалифицирована в качестве судебной ошибки лишь после установления такой неправильности правомочной судебной инстанцией в предусмотренном законом порядке.

До такого официального признания фактически допущенная судом неправильность может рассматриваться в качестве судебной ошибки лишь предположительно.

Многие авторы не согласны с имеющимся в юридической литературе мнением о том, что причины судебных ошибок носят исключительно субъективный характер (И.М. Зайцев, Г.А. Жилин), а придерживаются позиции, согласно которой причины таковых могут носить как субъективный, так и объективный характер (например, Е.В. Васьковский, А.С. Грицанов, В.П. Верин).

Любая судебная ошибка обусловлена наличием определенных обстоятельств, причем в условиях постоянно меняющегося законодательства исследование такого рода обстоятельств приобретает практический и теоретический смысл.

Единственно верным способом достижения целей правосудия является точное соблюдение норм материального и процессуального законодательства. Соответственно всякое несовершенство законодательства потворствует, прямым или косвенным путем, допущению судебных ошибок. Следовательно, существует объективная необходимость в совершенствовании арбитражного процессуального законодательства.

Совершенствование норм процессуального права, касающееся способов устранения судебных ошибок, а значит, контроля и надзора в судебной системе, получает свое развитие в нормативно-правовых актах. Достаточно сказать, что в самостоятельное звено выделены апелляционные арбитражные суды, а также с 01 января 2013 года определен порядок апелляционного обжалования судебных актов мировых судей и районных.

Имеют место ситуации, когда отступление от целевых установок гражданского судопроизводства произошло по вине судьи. Это возможно, чаще всего, вследствие небрежности, самонадеянности судьи.

Также бывают случаи в практике, как арбитражного судопроизводства, так и в практике судов общей юрисдикции (будь то дела уголовной или гражданской коллегии судей), результат не зависит от личности судьи и его действий.

Судебная ошибка в форме несвоевременности рассмотрения и разрешения дела (или отдельного процессуального вопроса) может быть допущена в обоих случаях подсудности.

Эти ошибки известны общественности ввиду их политической подоплеки и широкой огласке.

Вы понимаете, что они — всего лишь мизерная часть надводного айсберга, а те, о которых мы не ведаем — для нас как бы не существуют. Но вообразите себе, какое огромное количество мелкой рыбешки тонет в мутных водах безвестных судебных процессов и попадает в лязгающие жернова судебного механизма. Здравый смысл подсказывает нам, что подводная часть айсберга — это те ошибки правосудия, о которых мы никогда не узнаем.

В средствах массовой информации очень часто освещаются Судьбоносные ошибки судей и некоторых из них обсуждают ни один месяц или год.

Например, Российская газета от 19 октября 2010 года писала о судебных ошибках, да не одной, которые были выявлены в ходе судебного разбирательства в Свердловской области на разных его стадиях по одному из уголовных дел.

Статья называлась «Судьбоносные ошибки судей. Верховный суд подсчитал: половина отмененных приговоров — это брак в работе судей». Автором статьи выступил Смирнов Владимир Вице-президент Федерального союза адвокатов России. Российская газета. 19 октября 2010 года.

Как указано, было в статье среди всех приговоров, которые отменены, каждый второй не устоял только потому, что судьи неправильно применяли закон.

Такая пугающая цифра появилась в обзоре кассационной практики, которую провел Верховный суд. Причем главным судом страны подмечена нехорошая тенденция — последние три года число ошибок, связанных с неправильным применением уголовного права, неуклонно растет.

Как подчеркивает высшая судебная инстанция, эти ошибки нельзя оправдать тем, что судьи не успевают следить за новыми поправками в законы. Ведь уголовное законодательство кардинальным образом за последние годы не менялось. Вывод Верховного суда — это обидный, но в высшей степени справедливый упрек.

Имеет ли судья право на ошибку? Вопрос риторический. Нет, скажет тот, кому вынесли неправосудный приговор. Да, скажет сторонний наблюдатель: судья — тоже человек. А задача государства — выстроить такую систему, которая бы исправляла неверное решение человека в мантии.

Ради этого президент внес в Госдуму проект поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, который на сегодняшний день уже принят с поправками. И также как другие любые законы, кодексы, которыми руководствуются судьи в своей работе, постоянно изменяются.

Для отечественного правосудия предусмотрен принципиально новый институт проверки не вступивших в законную силу судебных решений. В наших судах появилась новая инстанция — апелляционная. Дела в ней пересматриваются не просто по бумажкам, а во всей полноте — с вызовом фигурантов, свидетелей и экспертов. Новый закон вступил в силу 1 января 2013 года.

В Комитете Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству считают, что этими поправками для всех судов общей юрисдикции был установлен единый апелляционный порядок обжалования не вступивших в законную силу судебных решений.

Таким образом, районный суд теперь выступает в качестве апелляционной инстанции в отношении судебных решений мирового судьи, судебная коллегия по уголовным делам суда общей юрисдикции субъекта РФ — в отношении районного суда, судебная коллегия окружного военного суда — в отношении гарнизонного военного суда, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ — в отношении суда общей юрисдикции субъекта РФ, военная коллегия Верховного суда РФ — в отношении окружного военного суда.

Эти президентские поправки были важны, об этом знает каждый практикующий юрист.

В обзорах кассационной практики Верховный суд упрекает судей в том, что они не следуют разъяснениям и рекомендациям, которые содержатся в его документах, и по этой причине из года в год при рассмотрении дел допускают одни и те же ошибки. Почему так происходит? Думается, что причина кроется в самой системе судопроизводства.

Проблема в том, что и первая, и все последующие инстанции в судах общей юрисдикции имеют общую подчиненность, отвечают, что называется, за общий результат. И судья, рассматривая апелляционную, кассационную или надзорную жалобу, сто раз подумает, стоит ли отменять решение, принятое его коллегами. Ведь минус получает все судейское сообщество в целом.

В настоящее время ошибки, допущенные при вынесении решения в районном суде, рассматривает апелляционная инстанция областных судов, и как показывает практика, очень часто отменяются те решения, которые как казалось, выносятся объективно и процессуально грамотно.

Как указывалось выше судебные ошибки всегда связаны с нарушением юридических норм; судебные ошибки допускаются только судом или судьями и все ошибки, с помощью правовых средств могут быть устранены.

В одних странах судебных ошибок больше, в других — меньше. Это зависит от многих факторов. Давайте рассмотрим некоторые из них на примере нашей страны.

Качество следствия. Ошибки на этапе следствия хоть и не судебные, а досудебные, но для подсудимого все равно. Вообще-то наших следователей можно понять отчасти. Уголовные дела, как правило, однотипны и порой довольно обширны. Многотомные дела обычно не так увлекательны, как детективы и для следователя гораздо заманчивей выпить пива, чем вникать в их суть. Для того чтобы вести дела более-менее качественно, их количество на одного следователя не должно бы превышать пяти-шести в месяц. На практике же следователь (иногда третьекурсник юридического вуза) может вести двадцать шесть дел. Имейте в виду, что дела крайне нежелательно затягивать и лучше побыстрей закрывать, иначе возникнет затор, как в полдень на Тверской и можно будет схлопотать по шапке от начальства. Следователь, конечно же, может их бегло пролистать, как студент накануне экзамена, но не изучить. И он в этом не виноват. О каком качестве следствия может идти речь?

Что же касается вопросов качества судейства. Судей тоже можно понять. На среднестатистического судью взваливается столько дел, сколько рассмотреть качественно физически невозможно. В среднем один районный судья за год рассматривает примерно 150 уголовных, 350 гражданских и где-то столько же административных дел, разношерстных и разнокалиберных. Это около трех процессов ежедневно, а то и больше, во многих из которых ничего не ясно и необходима доработка доказательственной базы. Наверное, для некоторых судей все подсудимые — на одно лицо. А категория граждан однозначно не самая приятная, в таких делах. О каком качестве судейства может идти речь?

Но преступления надо раскрывать, а дела, опять же — закрывать, поэтому выкупленные дела, как правило, «вешают» на нерасторопных арестантов или на незадачливых прохожих, которые вмешались в уличную драку с целью восстановить справедливость и были оклеветаны хулиганами. Также у нас, почему-то, не принято отпускать обвиняемых под денежный залог до суда, хотя это могло бы решить кое-какие серьезные проблемы. Наверно, такие благие начинания будут непременно применяться нашей коррумпированной системой.

И еще у нас не принято возмещать моральный ущерб за ошибочный диагноз, который дает судебная система. В любой области человеческой деятельности возможны ошибки. К сожалению, не составляют исключения в этом отношении и суды. Опасность ошибок в судебной работе обусловлена как сложностями выяснения действительных взаимоотношений участвующих в деле лиц, так и сложностью правоприменения. Ежегодно публикуемая судебная статистика свидетельствует о том, что в кассационной инстанции отменяется и изменяется более 2%, а в надзорном порядке почти 3% от числа вынесенных решений.

Таким образом, примерно пять с лишним процентов судебных постановлений — это многие десятки тысяч гражданских дел, разрешенных неправильно. А каждое ошибочное решение означает, в конечном счете, что правосудие не осуществилось правомерно, либо вообще не осуществилось, что нарушенные или оспариваемые субъективные права и законные интересы граждан и организаций не защищены. Более того, в ряде случаев сам суд нарушает права заинтересованных лиц своим ошибочным решением. Естественно, что ошибки отрицательно влияют на авторитет не только конкретных судей, но и судебной власти в целом.

Число судебных ошибок в России имеет устойчивую тенденцию на протяжении многих лет. И при этом следует учитывать, что судебная статистика отражает не все реальные ошибки, а лишь выявленные в решениях районных и городских судов, которые устраняются вышестоящими судебными инстанциями.

Ошибки бывают и в других судебных постановлениях (определения судов первой и кассационной инстанций, судебных приказах и постановлениях надзорных органов). Далеко не все ошибки устраняются кассационной и надзорной инстанциями.

Категория судебной ошибки широка и охватывает как те нарушения, которые препятствуют быстрому (своевременному) разрешению дела, так и те, которые мешают правильному их рассмотрению. Последние подразделяются на случаи незаконности и необоснованности.

Незаконность, в свою очередь, бывает результатом неправильного применения или неприменения норм материального либо процессуального права.

Процессуальные ошибки бывают существенными или несущественными (формальными).

Помимо этого судебные ошибки подразделяются на выявленные, установленные и латентные (скрытые). Латентные ошибки, естественно, не влекут ни отмену, ни изменение актов правосудия, но они существуют и отрицательно воздействуют на итоги и авторитет правосудия.

Итак, судебные ошибки многочисленны и разнообразны, но все они, в конечном счете, связаны с личностью судей.

Ошибки возникают либо из-за недостаточного профессионализма судей и судебных работников, либо из-за недобросовестного, халатного и даже преступного их отношения к делу. Условия совершения ошибок более многочисленны: сложность рассматриваемого дела, состояние нормативного материала, чрезмерная загруженность судей, неблагоприятные условия профессиональной деятельности и вообще их жизнедеятельности.

Как убеждает практика, с ошибками можно успешно бороться, точнее, предупреждать их, повышая квалификацию судебных работников, воспитывая у них чувство ответственности за порученное дело, совершенствуя законодательство, и т.п. Кроме того, существуют специальные процессуальные средства, направленные на устранение выявленных ошибок: это, в первую очередь, две судебные инстанции — кассационная и надзорная.

Но усилий двух указанных инстанций явно недостаточно, и для того чтобы контроль за актами правосудия был всеохватывающим, своевременным и действенным, к нему должен быть подключен суд первой инстанции. Участие районных и городских судов в устранении судебных ошибок придает данному процессу оперативность.

Как ранее сообщала «АГ», 27 декабря Президиум ВС РФ утвердил Обзор судебной практики № 5 за 2017 г. Как уже сообщалось, Обзор содержит 60 правовых позиций Судебных коллегий ВС РФ по делам в различных отраслях права, разъяснения по ряду вопросов, возникающих в судебной практике, а также обзор практики международных правовых органов.

Среди прочего в документе содержатся и две позиции, сформулированные Дисциплинарной коллегией ВС РФ, рассмотревшей жалобы судей на решение о лишении их статуса по результатам рассмотрения дисциплинарных производств.

Рассмотрев одно дело, Дисциплинарная коллегия сформировала позицию, согласно которой неумышленные судебные ошибки ординарного характера не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям и служить основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания.

А по итогам рассмотрения второго дела коллегия пришла к выводу о том, что недобросовестное отношение судьи к исполнению профессиональных обязанностей, грубое нарушение уголовного и уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении дела привели к искажению фундаментальных принципов судопроизводства, нарушению прав и законных интересов граждан, умалению авторитета судебной власти.

Как отметил советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн, совокупный анализ извлечений из судебных актов, приведенных в этой части Обзора, может пролить свет на сложный вопрос дисциплинарного производства – за какие процессуальные и материально-правовые ошибки судей при рассмотрении различных категорий дел может быть назначено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения статуса судьи.

«Сложность данного вопроса обусловлена отсутствием четких критериев определения – какие из указанных нарушений, как указал КС, “очевидно несовместимы с высоким званием судьи, явно противоречат социальному предназначению судебной власти, носителем которого является судья”. Конечно, приведенная позиция Конституционного Суда не может считаться конкретным критерием, а устанавливает лишь общие границы определения нарушений, за которые судья может быть досрочно лишен статуса», – пояснил адвокат, добавив, что анализ приведенных в Обзоре примеров из судебной практики позволяет наполнить этот критерий более четкими условиями.

В первом примере судья неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и допустил ошибку при применении норм материального права. Верховный Суд РФ, проанализировав содержание этой ошибки, пришел к выводу, что она является ординарной при рассмотрении такого рода дел, а именно исков о признании права собственности, и посчитал, что за эту ошибку лишение статуса судьи является явно несоразмерным нарушению. Суд сформировал тезис: «неумышленные судебные ошибки ординарного характера не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям и служить основанием для применения к нему дисциплинарного взыскания».

«Анализ этого важного тезиса позволяет конкретизировать критерий “ошибки, которая очевидно несовместима с высоким званием судьи”: такая ошибка должна быть (а) умышленной, то есть когда судья знает, что неправильно применяет норму права, и, несмотря на это, осознанно идет на такое применение, и (б) нетипичной (нехарактерной, выбивающейся из числа других ошибок), которые возникают при рассмотрении определенной категории дел. Умышленное неправильное применение нормы права в совокупности с “эксклюзивностью” нарушения формирует такое отношение к судье, при котором его статус очевидно несовместим с высоким званием судьи», – заключил Евгений Рубинштейн.

В отличие от первого примера, во втором случае Верховный Суд РФ посчитал законным и соразмерным наказание в виде лишения статуса судьи, как раз применив вышеуказанный критерий. Судья был лишен статуса за то, что принял решение об условно-досрочном освобождении лица, не отбывшего установленный срок, при этом рассмотрев заявление с нарушением правил подсудности.

«В этом деле особое значение сыграло то, что судья самостоятельно, без наличия к тому каких-либо оснований перевел осужденного из мест лишения свободы в СИЗО, которое находилось в территориальной подсудности суда, и, таким образом, сформировал видимость надлежащего определения подсудности. При таких обстоятельствах Верховный Суд посчитал, что ошибка, допущенная судьей, является умышленной (судья не мог не знать о том, что важнейшее условие для применения норм об УДО заключается в отбытии осужденным определенного законом срока наказания в зависимости от тяжести преступления), и тот сам создал условия для видимости надлежащей территориальной подсудности, которая также была ошибочной. Умышленный характер действий судьи с неординарностью допущенной ошибки привели Дисциплинарную коллегию Верховного Суда к выводу, что такое поведение судьи несовместимо с его статусом», – пояснил эксперт.

По мнению Евгения Рубинштейна, для адвокатского сообщества сформулированные Дисциплинарной коллегией ВС РФ позиции могут являться ориентиром при разрешении вопроса о необходимости и целесообразности подачи жалобы в отношении судьи. Также они могут помочь с определением и обоснованием позиции о допущенной судьей ошибке, которая может повлечь за собой дисциплинарное взыскание.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян в свою очередь полагает, что приведенные в Обзоре подходы Дисциплинарной коллегии могут быть полезны для адвокатского сообщества также и в том, чтобы сформулировать понятные критерии назначения различных мер дисциплинарного воздействия в отношении адвокатов: когда это может быть предупреждение, а когда – лишение статуса.

>
Судебная ошибка и ее последствия

Понятие и признаки судебной ошибки

Способы устранения судебных ошибок

Неустранимые судебные ошибки

Понятие и признаки судебной ошибки

Доктриной и практикой не выработана единая точка зрения относительно определения понятия судебной ошибки:

  1. Широкий подход позволяет говорить о судебной ошибке применительно к любому неверному действию судьи на любой стадии разбирательства (к примеру, он не назначил экспертизу либо не вызвал свидетеля, несмотря на необходимость).
  2. Узкий подход (преобладающий) подразумевает, что судебная ошибка возникает только после вынесения судом ошибочного решения, причиной чего и послужило отсутствие нужной экспертизы и пр. Неверные действия, совершаемые при рассмотрении конфликта, до момента вынесения акта могут быть исправлены самим судьей в рамках разбирательства в порядке самоконтроля, поэтому до его завершения об ошибке говорить нельзя.

Судебная ошибка — это всегда несовпадение результатов разбирательства по спору с целями судопроизводства, закрепленными в процессуальных кодексах (в частности, по защите нарушенных прав субъектов).

Большинство представителей доктрины выделяют следующие признаки судебной ошибки:

  • моментом появленияошибки является вынесение итогового решения судебного органа;
  • на момент начала проверочной деятельности компетентного органа по установлению ошибки она носит предполагаемый характер, действует презумпция истинности судебного акта;
  • установление факта судебной ошибки и ее устранение производятся в установленном законом порядке специальным субъектом — вышестоящим судом, а в ряде случаев судом 1-й инстанции (обжалование по вновь открывшимся обстоятельствам);
  • вина судьи не является определяющим фактором для констатации судебной ошибки.

Способы устранения судебных ошибок

Борьба с ошибками может производиться 2 способами:

  • предупреждение посредством воздействия на причины возникновения (совокупность не урегулированных процессуальным законом методов, к примеру повышение квалификации судебного корпуса либо совершенствование нормативной базы);
  • устранение судебной ошибки, основой которого служит инстанционное устройство системы судов, распределение функций между ее звеньями.

Конституционный суд РФ неоднократно отмечал, что невозможность пересмотра решения, содержащего судебную ошибку, ущемляет право на судебную защиту (например, постановление от 26.12.2005 № 14-П), а также противоречит смыслу и принципам правосудия (постановление от 08.12.2003 № 18-П).

Устранение судебной ошибки выражается в изменении либо отмене обжалуемого акта контролирующей инстанцией. Результатом обжалования может быть:

  • отмена решения с последующим направлением на новое рассмотрение (подп. 2 п. 1 ст. 390 ГПК РФ), если самостоятельное устранение судебной ошибки невозможно, к примеру на стадии кассационного рассмотрения появились новые доказательства;
  • отмена акта с прекращением производства в части или полностью либо оставлением заявления субъекта без рассмотрения (подп. 3 п. 1 ст. 390, подп. 3 п. 1 ст. 328 ГПК РФ);
  • изменение либо отмена акта с вынесением нового решения (подп. 5 п. 1 ст. 390, подп. 2 п. 1 ст. 328 ГПК РФ).

Важно! Отмена решения не всегда выступает инструментом исправления судебной ошибки, поскольку может быть следствием отказа истца от требований или подписания спорящими мирового соглашения в вышестоящей инстанции (п. 2 ст. 326.1 ГПК РФ).

Неустранимые судебные ошибки

В доктрине выделяется ряд ошибок, которые могут быть охарактеризованы как неустранимые. Примерами являются следующие ситуации:

  • судебная ошибка не установлена по причине пропуска заинтересованными лицами срока обжалования, а также отсутствия оснований для его восстановления;
  • никто из уполномоченных на то законом лиц не захотел воспользоваться правом на обжалование акта;
  • судебная ошибка содержится в акте, обжалование которого законом не предусматривается, например в определении об отложении заседания;
  • ошибка была допущена в решении суда последней инстанции, а именно президиума ВС РФ.

В ст. 392 ГПК РФ закреплен только 1 доступный механизм пересмотра актов высшей надзорной инстанции — по вновь открывшимся, а также новым обстоятельствам. При этом законодатель устанавливает закрытый перечень таких обстоятельств.

На необходимость наличия данного инструмента неоднократно указывал КС РФ. Например, в определении от 08.02.2001 № 36 говорится, что принципы правосудия не будут соблюдаться при отсутствии возможности исправления судебной ошибки в актах президиума ВС.

Однако некоторые представители доктрины утверждают, что механизм пересмотра по новым и вновь открывшимся обстоятельствам не предназначен для исправления ошибок в решениях, поскольку имеет иную природу. Когда речь идет о судебной ошибке, именно неверное действие судьи влечет формулирование в решении незаконных или необоснованных выводов. А указанное основание для пересмотра предполагает, что на момент рассмотрения дела имелись обстоятельства, неизвестные участникам процесса по объективным причинам, осведомленность судьи о которых могла бы привести к вынесению иного решения.

Судебная ошибка представляет собой недостижение в ходе процесса целей разбирательства, то есть вынесение необоснованного либо не соответствующего закону акта, в полной мере не выполняющего функцию защиты нарушенных интересов субъектов. Устранение судебных ошибок производится посредством обжалования таких решений в вышестоящие инстанции. Однако в ряде ситуаций ошибки являются неустранимыми.

Исправление судебной ошибки в гражданском процессе как составная часть права на судебную защиту Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

УДК 347.933

БЛАЗОМИРСКАЯ Инна Витальевна, преподаватель кафедры гражданского права и процесса

ИСПРАВЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ ОШИБКИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ КАК СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ ПРАВА НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ

Судебная ошибка — это вынесение неправильного по сути решения, содержащего отказ в судебной защите существующего права либо защищающего отсутствующее право, например осуждение невиновного или оправдание виновного. Основными признаками судебной ошибки являются: 1) судебная ошибка появляется при вынесении итогового судебного акта; 2) судебная ошибка имеет предполагаемый характер; 3) констатация и устранение судебной ошибки производятся специальным уполномоченным субъектом в специальном порядке; 4) специфический характер доказывания судебной ошибки; 5) наличие судебной ошибки не зависит от вины судьи, принявшего итоговый акт. Устранение судебной ошибки вышестоящим судом является одним из трех необходимых компонентов судебной защиты. Первый компонент — обращение к суду и рассмотрение дела судом первой инстанции с принятием итогового постановления по делу является обязательным. Второй и третий компоненты — устранение судебной ошибки и исполнение судебного акта — должны быть гарантированы государством в качестве эффективных средств правовой защиты и задействуются заинтересованными лицами по необходимости.

Ключевые слова: судебная ошибка, гражданское судопроизводство, устранение судебных ошибок, признаки судебной ошибки, неосторожная форма вины судьи.

BLAZOMIRSKAYA Inna Vitalyevna, Lecturer, Chair of Civil Law and Trial,

CORRECTING MISCARRIAGE OF JUSTICE IN THE CIVIL PROCEDURE BEING A COMPONENT TO THE RIGHT TO DEFENCE

Рассмотреть и разрешить дело правильно — значит выполнить при осуществлении судопроизводства по нему требования норм процессуального и материального права, которые подлежат применению с учетом специфики данного конкретного дела. Неправильное рассмотрение и разрешение дела не только означает невыполнение закрепленной в законе одной из общих задач судопроизводства, что препятствует достижению его конечных целей, но и ассоциируется в сознании с судебной ошибкой. Обычно так и бывает, поскольку судебная ошибка всегда есть несовпадение результата процессуальной деятельности суда с целевыми установками судопроизводства, закрепленными в нормах процессуального права .

Судебные ошибки российских судов — явление привычное, но гораздо большее сожаление вызывает то обстоятельство, что они крайне редко исправляются вышестоящими судебными инстанциями. За полтора года в Европейский Суд по правам человека поступило свыше 3 тыс. жалоб российских граждан на несправедливые судебные решения и более 600 из них приняты к рассмотрению . Статья 6 Европейской конвенции о правах человека, наиболее часто нарушаемая российскими судами, закрепляет право на справедливый суд, предполагающее и право на исправление судебных ошибок .

Судебная ошибка — это вынесение неправильного по сути решения, содержащего отказ в судебной защите существующего права либо защищающего отсутствующее право, например осуждение невиновного или оправдание виновного. Абсолютное большинство судебных ошибок допускается при неосторожной форме вины, когда судья не предвидит противоправных последствий своего поведения, хотя мог и должен был их предвидеть. Однако, по мнению федерального судьи в отставке, заслуженного юриста России С.А. Пашина, судебная ошибка — то, что признает таковой вышестоящая судебная инстанция .

Высшими судебными инстанциями само понятие «судебная ошибка» используется официально, причем в основном при характеристике целей такой составляющей судебной защиты прав и законных интересов, как пересмотр судебных актов. Стоит признать, что, несмотря

на достаточно часто упоминаемое судебными инстанциями понятие «судебная ошибка», вопрос о понятии и причинах судебной ошибки до сих пор является спорным и актуальным.

В неразрывном единстве с понятием судебной ошибки необходимо определять и ее признаки: 1) появляется при вынесении итогового судебного акта; 2) имеет предполагаемый характер; 3) констатация и устранение производятся специальным уполномоченным субъектом в специальном порядке; 4) специфический характер доказывания судебной ошибки; 5) ее наличие не зависит от вины судьи, принявшего итоговый акт.

Первый из указанных признаков означает, что ошибочные действия суда не могут считаться судебными ошибками до тех пор, пока они не нашли закрепления в итоговом судебном акте и еще не обнаружили связи с целями судопроизводства. До завершения разбирательства по делу ошибочные действия могут быть исправлены самим судом (в порядке самоконтроля) или вышестоящим судом (при отмене определений, которые могут обжаловаться отдельно от решения).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Второй признак — предполагаемый характер судебной ошибки означает, что для возникновения проверочной деятельности достаточно указания заинтересованного лица на якобы имеющуюся ошибку, то есть некоего «предположения». Рассматривая, например, жалобу (заявление, представление), компетентный орган производит процесс перевода ошибки из состояния предполагаемой в состояние действительной.

Третий признак — констатация и устранение судебных ошибок специально уполномоченным субъектом в специальном порядке. Участники процесса могут лишь указать на определенные обстоятельства как на судебные ошибки. Но признать указанный факт именно судебной ошибкой может лишь специально уполномоченный субъект, каковым является вышестоящий суд, а в определенных случаях — суд первой инстанции.

Специфический процесс доказывания как четвертый признак судебной ошибки предполагает ориентир в доказывании на выявление судебной ошибки. Изменения (по сравнению с аналогичной деятельностью в суде первой инстанции) претерпит предмет доказывания, распределение обязанностей по доказыванию, роль суда в доказательственной деятельности. Контролирующая функция вышестоящего суда требует его активности, возможности проверки за пределами доводов жалобы и возражений.

Пятый и последний выделяемый нами признак: судебная ошибка констатируется в качестве таковой независимо от вины конкретного судьи, принявшего судебный акт. Но не стоит забывать, что судебные ошибки в любом случае должны устраняться .

Одной из значимых правовых позиций Конституционного Суда, неоднократно высказанная им в различных постановлениях, состоит в том, что право на судебную защиту предполагает охрану прав и интересов еще и от ошибочных решений . Возможность пересмотра дела вышестоящим судом должна быть не просто гарантирована, она должна представлять эффективный механизм. Причем речь идет об устранении судебной ошибки как едином механизме, эффективность которого зависит от того, какой способ устранения предусмотрен законодателем.

Поскольку судебная ошибка по гражданскому делу есть несовпадение результата правоприменительных действий суда с целевыми установками судопроизводства, закрепленными в нормах процессуального права, она нарушает правовые требования и является процессуальным правонарушением, обязательным признаком которого будет вина судьи (или нескольких судей). Под виной как необходимым элементом судебной ошибки следует понимать психическое отношение судьи к своему поведению, нарушающему требования процессуального, а в некоторых случаях и материального законодательства, и к последствиям такого поведения.

Устранение судебной ошибки вышестоящим судом является одним из трех необходимых компонентов судебной защиты, без которых нельзя утверждать, что судебная защита состоялась. Первый из них — обращение к суду и рассмотрение дела судом первой инстанции с принятием итогового постановления по делу является, безусловно, обязательным. Второй и третий компоненты — устранение судебной ошибки и исполнение судебного акта — должны быть гарантированы государством в качестве эффективных средств правовой защиты и задейству-ются заинтересованными лицами по необходимости.

Судебную ошибку нельзя понимать исключительно как правонарушение. Выявлять и устранять судебные ошибки необходимо вне зависимости от того, совершены они по вине судьи или без таковой. Вина судьи не может выступать в качестве обязательного признака судебной ошибки. Целью гражданского судопроизводства является защита прав тех субъектов,

чье дело рассматривается в суде. Недостижение этих целей наступает совсем не обязательно по вине судьи. Тем не менее, такая безвиновная ошибка тоже требует устранения.

К этому следует добавить, что само наличие судебной ошибки определить зачастую непросто, в том числе и потому, что результат осуществления правосудия в условиях состязательного процесса во многом зависит от инициативы и активности самих сторон, а иногда также от вполне оправданной судейской дискреции. Специфика отправления правосудия как особого вида осуществления государственной власти такова, что судья нередко вынужден оценивать обстоятельства дела, не имея достаточной информации (иногда скрываемой от него), и принимать решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения . Особенно отчетливо это проявляется в гражданском судопроизводстве, где принцип состязательности в наибольшей степени сочетается с принципом диспозитивности.

Устранение судебной ошибки предполагает либо отмену обжалованного постановления, либо его изменение. В зависимости от характера выявленной судебной ошибки и от полномочий конкретного контролирующего суда, установленных законом, выделяются следующие виды воздействия на обжалованный судебный акт: 1) отмена решения с оставлением заявления без рассмотрения либо с прекращением производства по делу; 2) отмена решения и направление дела на новое рассмотрение; 3) отмена или изменение решения и вынесение нового решения. Существуют исключения, когда отмена решения не связана с выявлением судебной ошибки: это случаи отказа истца от иска или заключение сторонами мирового соглашения в суде контролирующей инстанции.

Выбор между отменой решения с направлением дела на новое рассмотрение и отменой решения и принятием собственного решения производится в зависимости от того, может ли суд кассационной или надзорной инстанции самостоятельно устранить выявленную ошибку или нет. Так, необходимость расширения доказательственной базы означает, что суд надзорной инстанции не может принять новое решение, а должен направить дело на новое рассмотрение. У суда апелляционной инстанции не должно быть полномочия направлять дело на новое рассмотрение, за исключением случаев выявления безусловных оснований для отмены решения. Выявление безусловных оснований, как наиболее грубых процессуальных нарушений, свидетельствует о том, что лица, участвующие в деле (либо те, кто ошибочно не был привлечен к участию в деле), были лишены возможностей суда первой инстанции.

Выбор между новым решением и его изменением осуществляется в зависимости от характера выявленных ошибок. Новое решение принимается в случаях, когда необходимо иначе по существу разрешить дело. Если сущность решения не меняется, то предпочтительнее его корректировка (изменение). Следует отметить и незаконность судебной практики по «уточнению» решений. Любое уточнение означает изменение решения, внесение в него положений, ранее не существовавших, но касающихся фактической стороны дела .

Вынесение нового решения судом второй инстанции не нарушает прав сторон и не лишает их суда первой инстанции и присущих ему возможностей. Объем вмешательства суда в правоотношения сторон не изменился, а защиту должен получить тот, кто в ней нуждается. Для судов, пересматривающих судебный акт, вступивший в законную силу, полномочие принимать новое решение должно существовать в виде исключения, поскольку возможности обжаловать постановление суда последней инстанции не существует.

Возможность исправления судебных ошибок путем пересмотра дела вышестоящей судебной инстанцией предусмотрена во всех российских процессуальных законах . Правильность судебного решения, его соответствие обстоятельствам дела, нормам процессуального и материального права проверяется в суде вышестоящей инстанции. Наличие подобных инстанций как раз и позволяет исправлять допущенные судебные ошибки.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Итак, какими бы квалифицированными ни были судьи, они не застрахованы от ошибок. Практикующие юристы знают, что невозможно правильно мотивировать ошибочное решение по делу. Однако причины судебных ошибок, как видно из сказанного выше, можно увидеть только в решении, представленном в письменном виде. Податель апелляционной или кассационной жалобы указывает вышестоящей судебной инстанции на обнаруженные ошибки, а вышестоящий суд по закону обязан отреагировать на эти замечания, дать им оценку и исследовать само спорное решение с учетом доводов, изложенных в жалобе.

Как заметил в одном из телевизионных интервью советник Президента РФ В.Ф. Яковлев, преимущество российской судебной системы заключается в ее многоуровневости: с одним судьей можно договориться, но качество его работы проверит еще несколько судей вышестоящих судов . Договориться либо подкупить всю судебную систему невозможно. После-

дующая перепроверка вынесенного решения — гарантия того, что судебная ошибка будет устранена.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Жилин Г.А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы. — М.: Проспект, 2010. — С. 353.

2. Официальный сайт Европейского Суда по правам человека. — http://www.echr.coe.int, http://www.espch.ru;

3. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) ETS N 005. — Собрание законодательства Российской Федерации. Издательство «Юридическая литература». 18.05.1998. № 20. ст. 2143. // СПС «Гарант», декабрь 2014 г.

4. Пашин С.А. Проблема судебной ошибки. // Юридическая психология. — 2007. — № 2. — СПС «Консультат-плюс», декабрь 2014 г.

5. Терехова Л.А. Исправление судебных ошибок как компонент судебной защиты. — Омск: ОмГУ, 2006. // СПС «Гарант», декабрь 2014 г.

6. Официальный сайт Конституционного Суда РФ. // Решения КС. -http://www.ksrf.ru/ru/Decision/Pages/default.aspx.

7. П. 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П // ВКС РФ. 2001. N 3. // СПС «Гарант», декабрь 2014 г.

8. Жилин Г.А. Указ. соч. — C. 451.

9. Гражданский кодекс Российской Федерации (Раздел III, IV) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ: принят Гос. Думой 21 окт. 1994 г.: // СПС «Гарант», декабрь 2014 г.

10. Сасов К.А. Конституционное правосудие и законные способы исправления судебных ошибок. // Налоговые споры: теория и практика. — 2005. — № 7. — http://www.lawmix.ru/bux/99279.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Zhilin G.A. Pravosudiye on civil cases: current questions… Moskva: Prospectus, 2010. p. 353.

2. Official site of the European Court of Human Rights. Available at: http://www.echr.coe.int, http://www.espch.ru;

8. Zhilin G.A. Pravosudiye on civil cases: current questions. Moskva: Prospectus, 2010. p 451;

Информация об авторе

Блазомирская Инна Витальевна, преподаватель кафедры гражданского права и процесса Негосударственного частного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Армавирский лингвистический социальный институт» , г. Армавир, Россия luckyinna7@yandex.ru

Получена: 09.12.2014

Что следует понимать под судебной ошибкой?

Судебная ошибка – вынесенное с нарушением норм права и (или) необоснованное судебное постановление, которое было отменено (изменено) вышестоящим судом.

Это очень важно!

Обратите внимание на ключевую фразу, используемую в определении — постановление должно быть отменено (изменено) вышестоящим судом.

Это означает, что ошибка должна быть установлена компетентным органом, т.е. имеющим полномочия квалифицировать наличие либо отсутствие правильности применения закона.

Согласитесь, высказывание вашего соседа о том, что суд, заняв позицию его оппонента в споре, при вынесении решения по делу допустил ошибку, нельзя назвать надлежащей оценкой законности и обоснованности решения. В этом случае мнение соседа будет являться не больше, чем субъективной критикой.

Мы уже привели краткое и понятное для человека без специальных познаний в области права определение «судебной ошибки». Чтобы окончательно уловить его смысл, представим себе следующую логическую формулу:

Вынесение судебного постановления с нарушением закона + отмена вышестоящим судом = судебная ошибка.

Вообще, допущенная при разрешении гражданского спора, а уж тем более при рассмотрении уголовного дела, ошибка является больной темой для судейского сообщества, и не только для него.

Признавать допущенную ошибку всегда сложно. Даже для простого человека это определенное противопоставление собственного «Я» результатам своей деятельности. Многие просто неспособны согласиться с тем, что они были не правы и допустили ошибку в суждения, действиях, высказываниях, своем выборе и т.д.

Что уж тут говорить о людях, которые выступают от имени государства и непосредственно реализуют его волю. Ведь неправильное решение государственного органа многими может расцениваться, как ошибка самого государства. Конечно, государство является несколько абстрактным субъектом ошибки, и за ним всегда стоят определенные люди, которые не горят желанием терять свое место «под солнцем».

Законность и обоснованность решения суда

Законность и обоснованность – основное требование, предъявляемое обществом и законом к судебному решению.

Для лучшего усвоения, что такое судебная ошибка, необходимо понимать, в чем различие между незаконностью и необоснованность судебного постановления.

Когда решение суда незаконно?

Решение суда является незаконным, когда при рассмотрении и разрешении дела судом нарушены, неправильно применены нормы материального и (или) процессуального права.

В рамках настоящей статьи мы не будет разбирать, что понимается под нарушением или неправильным применением норм, когда считаются нарушенными или неправильно примененными нормы материального, а когда процессуального права. Это тема, заслуживающая отдельного внимания.

Единственное необходимо отметить, что, в отличие от необоснованности, незаконность судебного постановления является предметом рассмотрения судов всех инстанций.

Когда решение суда необоснованно?

Решение суда считается необоснованным в случае, если:

  1. Суд неправильное определил юридически значимые обстоятельства, имеющих значение для дела;
  2. Суд установил юридически значимые обстоятельства, но имеет место их недоказанность;
  3. Изложенные в решении выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Под юридически значимыми обстоятельствами понимаются обстоятельства, имеющие значение для дела, т.е. обстоятельства, которые необходимо установить для его правильного рассмотрения и разрешения.

Несоблюдение такого критерия, как необоснованность решения суда, является основанием для его отмены или изменения, но только в апелляционном порядке.

Для кассационного пересмотра с последующей отменой (изменением) судебных постановлений нижестоящих судов (или одного из них) предусмотрены несколько иные основания. Кассационная инстанция занимается вопросами правоприменения нижестоящими судами норм права. Высокий уровень в судебной системе, который занимают кассационные суды, определяет их функции в форме контроля за недопущением со стороны судов первой и апелляционной инстанций существенных нарушений норм материального и процессуального права. При этом, чтобы такие нарушения стали предметом рассмотрения в кассационном суде, они обязательно должны повлиять на исход дела, не устранение нарушений должно делать невозможным восстановление и защиту нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защиту охраняемых законом публичных интересов.

Итак, немного разобравшись, что понимается под судебной ошибкой, когда решение является незаконным, а когда необоснованным, попробуем ответить на вопрос: имеет ли суд право ошибиться.

Имеет ли суд право на ошибку?

Если быть до конца точным, речь пойдет не о праве суда, как о возможности реализовать волю государства, а о допустимости ошибиться и быть в последствии исправленным в своей неправоте.

Ответ на поставленный вопрос будет неоднозначным, и вот почему.

Отвечая на этот вопрос, большинство из нас конечно же выскажется за то, что суд не имеет права на ошибку. А как иначе? Он же суд, причем самый гуманный во всем мире.

Однако, отсутствие права на совершение ошибки не всегда означает невозможность совершить ее.

Чтобы избежать обширных дискуссий вокруг достаточно сложной темы, для ответа на поставленный вопрос отсечем философские версии и обратимся к букве закона.

Конечно же, в законе нет прямого указания на возможность суда ошибаться, но предусмотрен механизм, который регламентирует исправление ошибки. В свою очередь, данное обстоятельство означает, что возможность ошибки, если она все же имела место, подразумевается.

Давайте в очередной раз обратимся к главному закону, регламентирующему осуществление гражданского судопроизводства.

Гражданский процессуальный кодекс РФ устанавливает возможность обжалования судебных постановлений в апелляционном, кассационном и надзорном порядке. В последнюю инстанцию (надзорную) могут быть обжалованы судебные постановления ограниченного круга.

Таким образом, гражданский процесс предусматривает возможную многоэтапность разрешения представленной в суд спорной ситуации. Вышестоящий суд надзирает за нижестоящим, по жалобам проверяет законность и обоснованность принятых им постановлений, наделен правом исправлять допущенные ошибки.

Такая система представляется абсолютной правильной, ничего лучшего пока во всем мире не придумали.

Аналогичный подход используется практически во всех процессуальных отраслях, за исключением одной.

Согласно статье 18 Конституции РФ, судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Упомянутым исключением является конституционное производство, где не предусмотрено обжалование решений Конституционного Суда РФ.

Предоставляя право на обжалование судебных постановлений в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве, государство тем самым условно допускает возможность совершения судебных ошибок. Почему условно? Потому, что условием такого допущения является обязательное исправление состоявшейся ошибки и недопущение нарушения чьих-либо прав.

Теперь самое время немного разобраться в причинах совершения таких ошибок.

Причины совершения судебной ошибки

В большинстве случаев причины совершения судебной ошибки носят субъективный характер. Случается, что суд ошибается и по объективным причинам, но такое бывает намного реже. Суть от этого не меняется: ошибка есть ошибка.

Не стоит забывать, что судьи такие же люди и ничто человеческое им не чуждо. Они так же, как и другие могут ошибаться.

Другое дело, какова цена такой ошибки. Именно цена, как последствие ошибочного вывода, является очень важным моментом.

В любом случае необходимо разбираться, что послужило причиной совершения ошибки. Это нужно для того, чтобы сделать соответствующие выводы и в дальнейшем исключить ее повторение.

Одно дело, когда ошибка является следствием добросовестного заблуждения суда, которое может быть вызвано определенными причинами, в том числе и ввиду введения в заблуждение одной из сторон.

Другое дело, со стороны суда имеется халатность, ненадлежащее исполнение своих обязанностей как результат несерьезного отношения, нежелания разобраться в обстоятельствах рассматриваемого дела.

Тем более не приходится говорить о ситуациях, когда суд ошибся в применении закона (неправильно применил, не применил нужную норму права, применил, но другой закон), допустил процессуальные нарушения.

Исключением, т.е. неким оправданием для судьи, может считаться неправильное толкование закона – когда суд неправильно понял норму права и, как следствие, неправильно ее применил. Но и это возможно, когда норма действительно является сложной в понимании, даже для правоведа.

В этом случае причины также могут быть как объективными, так и субъективными. Вероятность совершение судебной ошибки достаточно высока, когда норма права действительно носит неопределенный характер, имеет нечеткую смысловую нагрузку, подразумевает двоякое толкование или имеет иные изъяны в формулировании. Поверьте, таких в российском законодательстве не мало.

Также проблемным моментом может быть применение нормы права. К примеру, норма является юридически ясной, но судья испытывает определенные трудности в ее применении, т.е. не может с помощью нее достичь необходимых целей правосудия.

Вышестоящая судебная инстанция конечно дает разъяснения нижестоящим судам, но это практически невозможно сделать по всем вопросам. Слишком объемно, а в некоторых отраслях и необоснованно раздуто российской законодательство.

В зависимости от того, что послужило причиной судебной ошибки, должно применяться соответствующее наказание для судьи.

Как правило, отмена судебного постановления вышестоящей инстанции является неким порицанием для судьи, допустившего ошибку.

Серьезные же ошибки, не имеющие какого-либо оправдания, совершенные неоднократно, будут уже являться основанием для постановки вопроса о профессиональном соответствии судьи имеющемуся статусу.

В заключении хотелось бы выразить надежду, что со временем судебные ошибки станут пережитком прошлого, а наши граждане не будут отягощены несовершенством судебной системы и начнут полностью ей доверять … хотя в ближайшем будущем такое представляется маловероятным.

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх