Судебный прецедент

Судебный прецедент как источник права в правовой системе России

Пашенцев Д.А., доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Московского городского педагогического университета.

Анализируется понятие судебного прецедента как источника права в правовой системе России. Рассматривается соотношение судебного прецедента и судебной практики в Российской империи, в советский период и в современных условиях.

Ключевые слова: судебный прецедент, судебная практика, источник права, суд.

Judicial precedent as a source of law in the Russian law system

D. Pashentsev

Key words: judicial precedent, judicial practice, source of law, court.

В последнее время одной из научных проблем, привлекающих внимание ученых-правоведов и активно обсуждаемых, является наметившаяся тенденция возрастания роли судебного прецедента в правовой системе России. Научный мир фактически разделился на два лагеря: сторонников и противников официального признания судебного прецедента источником российского права <1>. Прежде чем высказать свою точку зрения по данному вопросу, отметим, что в начале любой дискуссии необходимо договориться о терминах, т.е. в данном случае уточнить, что будет пониматься под судебным прецедентом и источником права.

<1> См.: Пашенцев Д.А. Рецензия на монографию Мкртумяна А.Ю. «Судебный прецедент в современном гражданском праве» // Гражданское право. 2009. N 3. С. 44.

Источник права — понятие, сколь широко употребляемое, столь и неоднозначное. В целом существует два основных подхода к пониманию источника права. Сторонники первого подхода отождествляют источник и форму права, сторонники второго подхода разделяют данные понятия. В конечном счете отношение к источнику права зависит от методологических позиций того или иного исследователя. Мы согласны с М.Н. Марченко, который пишет: «От того, на каких методологических позициях находится исследователь, придерживается ли он, скажем, позитивистских воззрений или же разрешает проблемы правопонимания с позиций естественного права, в полной мере зависят и его представления о формах и источниках права» <1>.

<1> Марченко М.Н. Источники права. М., 2005. С. 29.

В отечественной юриспруденции форму и источник права отождествляли такие известные дореволюционные правоведы, как Н.М. Коркунов и Г.Ф. Шершеневич. В советское время, когда господствовал нормативистский подход к праву, установилось общепринятое понимание источника права как внешней формы выражения правовых норм.

В современных условиях одним из сторонников разделения данных понятий является В.В. Ершов, который пишет: «Термин «источники права», на мой взгляд, должен ограничиваться лишь «факторами», «творящими» право. В свою очередь, термин «формы права» — внутренним и внешним выражением международного и российского права, применяемого в Российской Федерации» <1>.

<1> Ершов В.В. Основополагающие общетеоретические и гражданско-правовые принципы права: Моногр. М., 2010. С. 16 — 17.

По нашему мнению, использование терминов «форма права» и «источник права» зависит от того, какие цели ставятся в том или ином исследовании. Если необходимо в каком-то случае отождествить или, наоборот, разделить данные понятия, это следует специально оговорить в тексте работы.

Если мы рассматриваем судебный прецедент как источник права, то вполне естественно, что в данном конкретном случае вынуждены отождествлять понятие источника с формой права, так как прецедент будет той внешней формой, которая выражает правовые нормы и доводит их до адресата.

Существуют различные подходы к интерпретации понятия «судебный прецедент», хотя в этом случае не наблюдается столь полярных позиций, как в отношении источника права. Определение, данное классиком сравнительного правоведения Рене Давидом и ставшее почти общепринятым, гласит: «Судебный прецедент — это решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении аналогичных дел либо служащее примерным образцом толкования закона, не имеющим обязательной силы» <1>. В.И. Анишина понимает под судебным прецедентом «эквивалент правоположения (прообраза нормы), сформулированного судом в конкретном решении и используемого иными судами в силу отсутствия законодательной нормы, ее противоречивости, неясности» <2>. В интерпретации других авторов различаются только детали, не меняющие сути, и понимание прецедента как судебного решения, содержащего норму права, обеспечивающего не только правоприменительную, но и правотворческую роль суда, остается неизменным.

<1> Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1976. С. 301.
<2> Анишина В.И. Решения российских судов в системе праворегулирования: некоторые проблемы теории и практики // Государство и право. 2007. N 7. С. 57.

Анализ той роли, которую играет судебный прецедент в его классическом понимании в правовой системе России, можно начать с аксиомы, гласящей, что в нашей стране прецедент источником права официально не признается. Вместе с тем в условиях глобализации и унификации правового регулирования существует устойчивая тенденция проникновения элементов прецедентного правосудия в правовую систему России. Это замечают и отмечают многие авторы. Например, Т.М. Пряхина и Е.В. Розанова пишут, что «отрицать значение прецедента как источника права в современных условиях — значит не видеть реальных изменений, происходящих в сфере правосудия» <1>.

<1> Пряхина Т.М., Розанова Е.В. Решения Европейского суда по правам человека в правовой системе России // Вестн. МГПУ. Серия «Юридические науки». 2010. N 2. С. 83.

В случае с судебным прецедентом мы видим борьбу двух противоположных тенденций.

Первая тенденция — традиционная — проходит через всю историю российского права и связана с отрицанием роли суда в правотворчестве и роли прецедента в выражении норм права. Действительно, если мы рассмотрим эволюцию правовой системы России, составным элементом которой является эволюция источников права, то увидим, что никогда судебным решениям не придавалось прецедентное значение. Правда, в литературе встречаются попытки привести примеры, свидетельствующие об обратном. Например, Е.Н. Трубецкой писал, что в России судебная практика имеет значение самостоятельного источника права, но это значение было официально признано за ней только со времени издания Судебных уставов 1864 года, в которых «впервые предписывалось суду не останавливать решения под предлогом неясности, неполноты или противоречия существующих законов, а разрешать непредвиденные законом случаи на основании общего разума всего законодательства» <1>. В соответствии со ст. 10 Устава гражданского судопроизводства 1864 года суд был «обязан решить дело по разуму существующих законов, не останавливая решения под предлогом неполноты, неясности или противоречия в оных». Здесь с определенной натяжкой можно усмотреть намек на элемент судебного правотворчества. Однако, во-первых, речь идет о судебной практике, а не о судебном прецеденте. Во-вторых, все встает на свои места после разъяснения К.П. Победоносцева, писавшего, что «суд, в коем производится дело, требующее решения, вполне свободен и не зависит от воззрений и мнений высшей инстанции во всем, что относится до обсуждения спорного предмета по существу оного…» <2>. Таким образом, в Российской империи судебный прецедент источником права не являлся. Суды выносили решения именно на основе закона, а не на базе ранее принятых решений вышестоящих инстанций.

<1> Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1998. С. 132.
<2> Победоносцев К.П. Судебное руководство. М., 2004. С. 102.

В советское время суду отводилась строго правоприменительная роль. При этом он выступал в качестве инстанции, подчиненной другим органам. В то же время ст. 4 ГПК РСФСР 1923 года устанавливала, что «за недостатком узаконений и распоряжений для решения какого-либо дела суд решает его, руководствуясь общими началами советского законодательства и общей политикой Рабоче-Крестьянского Правительства» <1>. В этой статье, на наш взгляд, отчетливо прослеживается заимствование из Судебных уставов 1864 года. По мнению А.Ю. Мкртумяна, в данной статье «прямо предписывалось суду при отсутствии законодательной нормы выполнять правотворческие функции, опираясь на общие начала законодательства и политические принципы. А наделение судов правом правотворчества — это важный шаг на пути к судебному прецеденту» <2>. Такой вывод представляется слишком поспешным. Более взвешенной позиции придерживается М.Н. Марченко, который пишет, что официальная концепция советского права считала аксиомой положение о том, что судебный прецедент не может рассматриваться в качестве источника права, «поскольку это ассоциировалось: а) с разрушением социалистической законности, понимаемой лишь как строгое и неуклонное соблюдение законов и других законодательных актов; б) с возможным судебным произволом в процессе одновременного выполнения правотворческих и правоприменительных функций; в) с подрывом или же по меньшей мере с ослаблением правотворческой деятельности законодательных органов» <3>. В свое время И.Б. Новицкий отмечал: «В Советском государстве не может быть места для судебного прецедента. Советский суд является проводником и стражем законности, он должен строго следить за тем, чтобы общие нормы закона (и подзаконных актов) неукоснительно соблюдались всеми гражданами, должностными лицами, учреждениями и прежде всего — самим судом» <4>.

<1> СУ РСФСР. 1923. N 46 — 47. Ст. 478.
<2> Мкртумян А.Ю. Судебный прецедент в современном гражданском праве. М., 2008. С. 119.
<3> Марченко М.Н. Указ. соч. С. 379.
<4> Новицкий И.Б. Источники советского гражданского права. М., 1959. С. 125.

Сходной концепции придерживался и Р. Давид, писавший: «Если спросить советского юриста, какова роль судебной практики в Советском Союзе, он убежденно ответит, что эта роль значительна. Если же спросить его, является ли судебная практика источником права, то последует незамедлительный и четкий отрицательный ответ» <1>.

<1> Давид Р. Указ. соч. С. 170.

Здесь прослеживается еще одна проблема — взаимоотношение прецедента и судебной практики. Роль практики судов в советское время никто не отрицает. В.М. Жуйков справедливо утверждает, что судебная практика, выраженная в разъяснениях Верховного Суда СССР и Верховного Суда РСФСР, всегда «признавалась источником права, поскольку в судебных решениях допускались ссылки на них как на правовую основу разрешения дела» <1>. К этому можно только добавить, что такая практика, несмотря на свою важную роль, так и не стала прецедентом.

<1> Жуйков В.М. К вопросу о судебной практике как источнике права // Судебная практика как источник права. М., 1997. С. 16.

Вторая тенденция происходит из склонности российской правовой системы к внешним заимствованиям. Начиная со времен Петра I законодательные акты разрабатывались в России, как правило, не на самобытной основе, а с помощью иностранных заимствований. Среди наиболее известных примеров можно назвать Артикулы воинские 1715 года, Вексельный устав 1729 года, наконец, уже упоминавшиеся Судебные уставы 1864 года. Этот список может быть продолжен.

Соблазн реципирования иностранного права, его институтов и принципов усиливается в связи с происходящими в стране либеральными реформами, при которых естественная тенденция к унификации национального законодательства в процессе глобализации усугубляется западническими настроениями правящей верхушки. Не углубляясь в анализ полезности данного процесса для правовой системы России, отметим, что этот процесс закономерно приводит и к возрастанию роли судебного прецедента. Это общая тенденция, характерная не только для России, но и для государств континентальной правовой семьи, в которых судебный прецедент также не относится к числу источников права. Одним из проявлений данной тенденции стало, например, то, что Республика Армения, приняв Судебный кодекс, официально признала прецедентный характер решений Кассационного суда <1>.

<1> См.: Мкртумян А.Ю. Судебная практика и судебный прецедент в системе источников права Республики Армения // История государства и права. 2008. N 17.

В Российской Федерации вопрос о судебном прецеденте возникает прежде всего применительно к решениям Конституционного Суда РФ. Существует группа ученых, представленная в основном самими судьями КС РФ, которые настаивают на прецедентном характере решений КС РФ. Например, Председатель КС РФ В.Д. Зорькин считает, что решения по делам о проверке конституционности нормативных актов имеют нормативный характер и как таковые приобретают прецедентное значение <1>.

<1> См.: Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. N 12. С. 4.

По мнению Б.С. Эбзеева, осуществляя толкование Конституции РФ, Конституционный Суд РФ формирует прецеденты и восполняет пробелы в законодательстве <1>. Схожую точку зрения высказывают Л.В. Лазарев и Г.А. Гаджиев.

<1> См.: Эбзеев Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации. М., 2005. С. 511.

У данной позиции есть и авторитетные противники. Например, по мнению О.Е. Кутафина, в процессе толкования Конституционным Судом РФ конституционных норм не создается право, а лишь выявляется, устанавливается государственная воля, выраженная в нормативном акте. При этом важно проводить четкую грань между разъяснением уже существующих норм и созданием новых правовых установлений <1>.

<1> См.: Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 223.

По нашему мнению, решения КС РФ действительно не создают новых норм. Его акты — это акты официального толкования, а не прецеденты в их классическом понимании. То, что КС РФ нередко ссылается и на решения Европейского суда по правам человека, и на свои собственные решения, не меняет сути дела, не превращает толкование права в его создание, правоприменительную деятельность в правотворческую.

Промежуточную позицию занимают авторы, которые указывают на существование двух видов судебных прецедентов: прецедента, создающего новую норму, и прецедента, дающего толкование уже существующей нормы. В частности, П.А. Гук пишет: «Под прецедентом толкования следует понимать судебное решение высшего судебного органа, создавшее наиболее точную формулировку смысла, содержащегося в законе (норме права), и имеющее обязательную силу» <1>.

<1> Гук П.А. Судебный прецедент: теория и практика. М., 2009. С. 55.

Речь идет опять всего лишь о толковании нормы, а не о ее создании. Так называемый прецедент толкования судебным прецедентом в полном смысле этого слова не является, он выходит за рамки данного явления в его классическом понимании.

Подводя итог, можно отметить, что все современные авторы, пытающиеся доказать существование судебного прецедента в качестве полноценного источника права в современной правовой системе России, фактически либо отождествляют понятия судебного прецедента и судебной практики, либо выдают толкование права за правотворческую деятельность. Не отрицая наличия тенденции к возрастанию роли судебных решений, полагаем, что в ближайшее время судебный прецедент ни юридически, ни фактически не станет источником российского права. Это связано, кроме всего прочего, с традиционно высоким авторитетом суда в странах прецедентного права. К сожалению, современное российское правосудие поражено как коррупцией, так и бюрократизмом. Судебная власть де-факто не является независимой, а нередко просто послушно выполняет указания власти исполнительной. Все перечисленное не способствует внедрению в правовую систему института судебного прецедента.

Теория Государства и Права / Судебный прецедент как источник права

Судебный прецедент как источник права

Суде́бный прецеде́нт (от лат. praecedens, родительный падеж praecedentis — предшествующий) — решение определённого суда по конкретному делу, имеющее силу источника права (то есть устанавливающее, изменяющее или отменяющее правовые нормы). Прецедентом являются решения, вынесенные по аналогичному делу, разрешенному в рамках аналогичного судопроизводства. Прецедент — случай или событие, которое имело место в прошлом и является примером или основанием для аналогичных действий в настоящем. Судебный прецедент — решение высшего судебного органа по определённому делу, которое в дальнейшем является обязательным для судов при разрешении аналогичных дел.

В России прецедент официально не является источником права, хотя на практике решения вышестоящих судов часто принимаются во внимание при разрешении споров. Роль прецедента в некотором смысле выполняют постановления Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов по отдельным вопросам правоприменения. Руководящая роль толкования правовых норм в данных постановлениях, а также Обзоров судебной практики, утверждённой Президиумом Верховного Суда РФ или распространённой письмами Высшего Арбитражного Суда РФ закреплена статьями 126 и 127 Конституции РФ. Кроме того, судебный прецедент предыдущих решений прямо закреплён в конституционном судопроизводстве Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде РФ» (ст.43 ч.3, ст.47.1. и ст.75 п.9) и и законами об уставных (конституционных) судах субъектов РФ. Необходимо отметить, что в силу ст.15 ч.4 Конституции РФ, законов о ратификации положений и протоколов Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, суды Российской Федерации обязаны руководствоваться толкованиями Конвенции изложенными в решениях (постановлениях) Европейского Суда по правам человека при вынесении собственных решений, что придаёт им характер судебного прецедента.

Однако, в последнее время в российской правовой науке ведутся бурные дискуссии на предмет того, что право судебного прецедента могло бы стать самостоятельным источником права в России. Необходимость судебного прецедента мотивируется обязанностью высших судебных органов в части обеспечения единства судебной практики (ч.3 ст.377 и ст. 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), или, иначе единообразия в толковании и применении судами норм права (п.1) ст. 304 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации). Единство (единообразие) же по мнению апологетов судебного прецедента в России есть средство обеспечения равенства всех перед законом и судом (ч.1 ст.19 Конституции Российской Федерации).

Оппоненты возражают, указывая на то, что феномен единства (единообразия) не является однозначным, что для введения права судебного прецедента необходимо вносить изменения в Конституцию Российской Федерации, в ст. 120 которой записано о том, что судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону. Кроме того, полномочия в части обеспечения единства (единообразия) судебной практики не мотивированы текстом Конституции, в ст. 126 и 127 которой установлена обязанность судов в части разъяснений судебной практики, но не в части обеспечения её единства.

21 января 2010 г. Конституционный Суд РФ принял постановление № 1-П, в котором признал положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не противоречащими Конституции постольку, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу данные положения:

— не предполагают придание обратной силы правовым позициям, выраженным в соответствующем постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, без учета характера спорных правоотношений и установленных для этих случаев конституционных рамок действия правовых норм с обратной силой (если придание правовой позиции обратной силы необходимо для восстановления и защиты таких прав и интересов, которые в силу их конституционно-правового значения не допускают сохранение судебного акта в силе, в том числе если в результате нового толкования улучшается положение лиц, привлекаемых к налоговой, административной или иной публично-правовой ответственности, а также в исключительных случаях по делам, вытекающим из гражданских правоотношений, если этого требуют — по своему существу публичные — интересы защиты неопределенного круга лиц или заведомо более слабой стороны в правоотношении);

— допускают пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта только при условии, что в соответствующем постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации содержится прямое указание на придание сформулированной в нём правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами;

— не предполагают, что наличие в определении коллегиального состава судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации об отказе в передаче дела в порядке надзора в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указания на возможность пересмотра оспариваемого судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам выступает в качестве обязательного требования такого пересмотра;

— не исключают возможность непосредственного обращения заинтересованного лица с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, вступившего в законную силу, в арбитражный суд, принявший оспариваемый судебный акт;

— не допускают пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта с нарушением процедуры, установленной главой 37 АПК Российской Федерации.

Таким образом, по общему правилу судебный прецедент распространяет своё действие (юридическую силу) только на будущее, но ВАС РФ вправе придавать обратную силу своим прецедентам.

Судебный прецедент

Судебный прецедент – это решение судебного органа, которое послужило образцом (эталоном, примером) при рассмотрении подобного (аналогичного) дела и стало юридическим правилом. В судебном прецеденте суд фиксирует, находит новую юридическую норму и использует ее для решения дела. Прецедентом может быть названо и единичное судебное решение. Однако в странах так называемого общего права (common law), в которых судебный прецедент является основным источником права, считается, что прецедент может быть создан лишь несколькими судебными решениями.

Судебный прецедент получил значение источника нрава еще в Древнем Риме. Решения претора по конкретным делам признавались обязательными при рассмотрении аналогичных дел.

Особенное значение судебный прецедент получил в Англии и в странах, заимствовавших «общее право». «Общее право» – это право судебного прецедента, право, создаваемое судьями. И родиной судебного прецедента (несмотря на его древнюю историю) считается Англия. Общее право здесь создавалось королевскими судами и в своей основе было правом судебной практики. Английские суды и в настоящее время не только применяют, но и создают нормы права.

Кроме Англии, важным источником права судебный прецедент в настоящее время является в странах, в которых получило распространение общее право (в США, Канаде, Австралии). Во всех этих странах публикуются судебные отчеты (law reports), из которых можно получить информацию о прецедентах.

Признание прецедента источником права означает признание у суда правотворческой функции. При этом суды не «творят» прецеденты, не изобретают их. С помощью прецедентов суды официально закрепляют уже фактически сложившиеся в обществе нормы. Суд может создавать прецедент как в случае отсутствия соответствующего закона, так и при его наличии.

Прецеденты устанавливаются не всеми судами, а только высшими судебными инстанциями. В Англии к таким инстанциям относятся (по возрастанию иерархического соподчинения) Высокий суд (первая инстанция в составе Верховного суда), Апелляционный суд (вторая инстанция в составе Верховного суда), Палата лордов – высшая судебная инстанция не только для Англии, но и для всего Соединенного Королевства.

В разных странах даже одной правовой семьи судебный прецедент применяется по-разному. В США правило прецедента не действует так жестко в силу особенностей федеративного устройства страны.

Для судебного прецедента как источника права характерно то, что он по содержанию конкретен, максимально приближен к фактической ситуации, поскольку он вырабатывается на основе решения конкретных дел, единичных случаев.

Наличие значительного числа судебных инстанций, создающих прецеденты, и продолжительность действия этих инстанций (десятки, а иногда и сотни лет), обусловливают большие объемы прецедентного права.

Решения разных судебных инстанций по сходным делам могут значительно отличаться друг от друга. С одной стороны, это обстоятельство вносит трудности в деятельность судов на основе прецедентного права, но, с другой стороны, определяет гибкость судебного прецедента как источника юридических правил, ибо создает возможность выбора того или иного варианта решения дела. В Англии, например, действует жесткий принцип, обязывающий судью следовать ранее вынесенному решению по аналогичному делу. Однако судья связан этим принципом лишь постольку, поскольку он сам установит аналогию между этим решением и тем делом, которое он рассматривает на данный момент. Прецеденты, которые, по мнению судьи, не относятся к делу, он применять не должен.

Надо заметить, что для использования судебного прецедента в качестве основного источника права требуются высокая правовая культура и развитое правовое сознание как представителей судебной системы, так и общества в целом, демократические традиции, отлаженные системы информации и социального контроля.

Судебный прецедент как источник права

Судебный прецедент (в переводе с латинского — предшествующий)- есть правовой акт, представляющий собой решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов при решении аналогичных дел.

Прецедент создается при отсутствии соответствующего нормативно-правового акта.

В настоящее время судебный прецедент является одним из основных источников права там, где действует англо-саксонская правовая система (система общего права).

В основе создания судебного прецедента лежит принцип, согласно которому суд не может отказать кому-либо в правосудии из-за отсутствия соответствующего закона.

Суд обязан вынести решение по такому делу, и это решение впоследствии принимается за общее обязательное правило при разрешении всех аналогичных дел.

Фактически суд при этом осуществляет функцию правотворчества, хотя создаваемая им норма как бы «растворена» в индивидуальном судебном решении и для ее последующего применения необходимо его толкование.

Сила судебного прецедента как источника права вытекает из того, что всякий суд, безусловно связан решениями всех высших судов, которые не могут оспариваться, однако в толковании прецедента судья обладает полной свободой.

Право в подобных случаях отличается крайней сложностью и запутанностью, что вызывает специфические проблемы в его применении.

Но, с другой стороны прецедентные нормы наиболее приближены к конкретным жизненным ситуациям и в этом смысле могут более полно отражать требования справедливости, чем абстрактные нормы закона.

Судебные прецеденты устраняют пробелы действующего законодательства и определяют практику его применения, однако, родиной прецедентного права считается Англия. Общее право здесь создавалось королевскими судами, и в своей основе было правом судебной практики. Английские суды и в настоящее время не только применяют, но и создают нормы права. Правила, содержащиеся в судебных решениях, согласно английскому праву должны применяться и в дальнейшем, иначе будет нарушена стабильность общего права и поставлено под угрозу само его существование.

В Англии сложились следующие правила и пределы действия прецедента: а) решения, вынесенные Палатой лордов, составляют обязательные прецеденты для всех судов и для самой Палаты лордов;

б) решения, принятые Апелляционным судом, обязательны для всех судов кроме Палаты лордов; в) решения, принятые Высшим судом правосудия, обязательны для низших судов. В США отношение к прецеденту как источнику права более упрощенное, здесь вполне допускается изменение судебной практики. Сила судебного прецедента как источника права вытекает из того, что всякий суд связан решениями всех вышестоящих судов, которые не могут оспариваться, однако в толковании прецедента судья обладает полной свободой. Максимов А.А. Прецедент как один из источников английского права Государство и право. 1995., №2 с 231

Прецедентное право отличается крайней сложностью и запутанностью, что вызывает определенные проблемы его применения. Но, с другой стороны, прецедентные нормы наиболее приближены к конкретным жизненным ситуациям и поэтому могут более точно отражать требования справедливости, чем общие и абстрактные нормы закона.

Критики признания судебного прецедента источником права ссылаются на то, что решений судей по конкретным делам накапливается с течением времени такое количество, что неспециалист не в состоянии ориентироваться в море этих юридических документов, что здесь возможен произвол и злоупотребление должностных лиц.

Напротив, сторонники прецедентного права критикуют нормативные системы за консерватизм, неспособность адекватно и вместе с тем оперативно реагировать на события, происходящие в жизни общества.

В странах романо-германской системы права роль судебной практики в основном не выходит за рамки толкования закона. Считается, что правотворческая деятельность является прерогативой законодателя, а также правительственных или административных властей, уполномоченных на это законодателем.

Отечественная юридическая наука, в частности С.С.Алексеев, считает, что судебный прецедент не может быть полноценным источником права. Он не должен устанавливать первоначальные нормы, вносить дополнения и исправления в общие нормативные предписания. Его роль чисто служебная, вспомогательная в процессе толкования юридические нормы с учетом данной обстановки в рамках применения права.

Однако элементы прецедентного права имеют место и в российской правовой системе, что связано, прежде всего, с деятельностью Конституционного, Верховного и Арбитражного судов, руководящие разъяснения которых кладутся в основу решений конкретных юридических споров всеми нижестоящими судебными органами. Кроме того, решения Конституционного Суда по конкретным делам приводили к прекращению определенных правоотношений.

С развитием и укреплением судебной системы в России, судебный и административный прецеденты, по-видимому, получат новый импульс в своем развитии. Прецедентное право станет признанным источником права, что позволит судебной системе быть более гибкой.

Еще со времён римского права, судебное правоположение признавалось, если оно подтверждалось несколькими судебными решениями. То, что суды в течение определённого времени следовали выработанной ими же позиции, позволяло надеяться, что и в дальнейшем они будут её придерживаться. Проверка временем являлось лучшим доказательством обоснованности введения правоположения и гарантией его стабильности. Из такого подхода вытекало, что только несколько судебных решений могут устанавливать правоположение. В результате вырабатывалось понятие и «устоявшаяся судебная практика».Го Богдановская И.Ю. Судебный прецедент-источник права? сударство и право. 2002. №12 с173

Судебный прецедент- решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции решении аналогичных дел либо служащие примерным образом толкования закона, не имеющим обязательной силы. Как справедливо заметил Р. Давид, английские юристы просматривают своё право главным образом как право судебной практики.

С течением времени прецедент не утрачивает свои силы, а переходит из поколение в поколение. Объясняется это тем, что норма права тесно связана с обстоятельствами конкретного дела и применяется для решения дел, аналогичных тому, по которому данное решение было вынесено. Такую норму права нельзя сделать более общей и абстрактной. Эти нормы на деле являются прямым отражением общечеловеческих ценностей, правомерных временем.

Юридические нормы могут возникать (особенно если отсутствуют по данному конкретному делу обычай и закон) в результате судебного решения. Когда судья делает вывод, скажем, о том, обязано ли данное лицо вернуть вещь другому лицу, кто из этих лиц является должником и наследником, какое наказание наложить на виновного, он при отсутствии обычая или закона исходит из критерия разумности, мысленно формирует некоторое общее положение. И поэтому судебное решение, посвященное конкретному делу, может стать образцом, примером (т.е. прецедентом) для подобных же жизненных случаев.

Различаются «правильные» и «неправильные» Богдановская И.Ю. Судебный прецедент-источник права? Государство и право. 2002. №12 с231 прецеденты. В первом случае, когда право декларированно более высокой судебной инстанцией и суд согласен, что декларация правильная, то прецедентное право не меняется. Во втором случае судьи не должны следовать судебному прецеденту. При этом судьи не создают новое право; они только исправляют ошибку предшествующих судов в изложении правовых норм. В таком случае предполагается, что судебное решение не было правом.

Таким образом, некоторые ученые-юристы полагают, что судья должен иметь право отступить от прецедента, если найдёт его неправильным, абсурдным или несправедливым. Другая группа ученых считает, что судьи обязаны жестко следовать предшествующим решениям.

Следовательно, несмотря на признание источником в странах «общего права», судебный прецедент не имеет в правовой доктрине однозначной оценки. Нормативные методы, применимые к анализу законодательства оказываются далеко не всегда эффективными в случае судебного прецедента, что скорее свидетельствует не о недостатках методов, а о специфике объекта, особенности его правовой природы, требующей иного подхода.

LiveInternetLiveInternet

Британская газета составила рейтинг смешных исков, и толчком к этому стал иск на стрип-клуб за то, что одна из стриптизерш пнула истца каблуком в глаз.
В свете появившейся на этой неделе новости о трейдере с Уолл-Стрит Стивене Ченге, который подает в суда на манхеттенский стрип-клуб за то, что одна из стриптизерш во время танца пнула его каблуком в глаз, британская газета Mirror предложила свою десятку самых смешных судебных исков.

——————————

Приближается Лето и если вы задумываетесь над отдыхом у моря, а именно вас интересует отдых в крыму, то посетите сайт crimea.nezabarom.ua.

——————————

1. В 1999 году родители 27-летнего Дэниэла Дюкса, который утонул в бассейне с касаткой в океанариуме в Орландо, подали в суд на заведение, требуя несколько миллионов долларов за то, что опасного хищника те афишировали как милое безвредное создание.
2. Американец, который в 1997 году сменил свое имя на Jack Ass (jackass по-английски значит «осел») подал в суд на MTV, заявив, что в шоу Jackass, которое идет на канале, незаконно используется его имя, сообщает ФактNews.

3. В 1995 году Анна Аяла подала в суд на закусочную Wendy»s в Сан-Хосе (Калифорния), заявив, что в соусе она обнаружила отрезанный палец. В ходе расследования выяснилось, что палец женщина подложила сама. Ей дали девять лет тюрьмы.
4. В 2000 году серфер из Калифорнии подал в суд на своего коллегу за то, что тот «украл у него волну». Дело заводить отказались, обосновав это тем, что невозможно оценить «боль и страдания», доставленные созерцанием того, как кто-то поймал волну, предназначавшуюся для тебя.
5. В 1995 году женщина, которая напилась на корпоративной вечеринке и разбилась, сев после этого за руль, успешно подала в суд на своего работодателя за то, что он позволил ей вести машину. 52-летняя Линда Хант из канадского Онтарио отсудила более 300 тыс. долларов у Sutton Group Realty Ltd, заявив, что босс не должен был позволить ей ехать домой.
6. В 2006 году чернокожий американец Аллен Хекард подал в суд на баскетболиста Майкла Джордана и основателя Nike Фила Найта, потребовав 832 млн долларов моральной компенсации. Хекард заявил, что внешняя схожесть с разрекламированным Джорданом доставляет ему «боль и страдания». Спустя несколько месяцев Хекард отказался от своего иска.
7. В 1991 году любитель пива из США Ричард Овертон подал в суд на пивоваренного гиганта Anheuser-Busch, требуя 10 тыс. долларов. Истец заявил, что сколько бы он ни пил их пива Bud, молодые юноши и девушки в бикини, которых показывали в рекламе, так и не появлялись. Он обвинил компанию в недостоверной рекламе и невыполнении обещаний. Со второй попытки Овертон получил свои деньги.
8. Один из приглашенных на телепередачу Tonight Show на NBC зрителей подал в суд на канал в связи с тем, что одна из бесплатных футболок, которые выстреливали в публику при помощи пневматической пушки, попала ему в глаз.
9. В 1999 году канадский турист подал в суд на сеть кофеен Starbucks, заявив, что неисправное сидение в туалете одного из заведений в Нью-Йорке привело к травме его пениса. Когда Эдварт Скварек потянулся за туалетной бумагой, сидение сместилось, зажав его достоинство между сидением и унитазом. Скварек потребовал 1 млн долларов за «перманентное повреждение» полового члена, а его жена Шерри — 500 тыс. за то, что лишилась секса.
10. Американец безуспешно пытался отсудить у властей города Сан-Диего 5,4 млн долларов за «эмоциональную травму», которую он испытал на концерте Элтона Джона и Билли Джоэла. Но не из-за музыки, а из-за созерцания женщин, которые пользовались писуарами в мужском туалете. Боб Глейзер сообщил, что его право на личную тайну было нарушено этими женщинами, которые пришли в мужской туалет из-за слишком длинных очередей в женский.

Шуточные с виду иски с нешуточными сумами

В мире все большую популярность приобретает новая форма обогащения — граждане подают в суды многомиллионные иски на крупные компании. При этом претензии истцов могут быть мягко говоря надуманными
Дело о вкусной и здоровой пище
56-летнего Сизара Барбера узнают теперь по всей Америке. Простой сантехник из Нью-Йорка предъявил иск крупнейшим ресторанным сетям мира и обвинил их в том, что по их вине он растолстел. При росте 180 см Барбера весит более 120 кг, он перенес два инфаркта и болен диабетом. Сумму, которую ответчики в случае благоприятного для них исхода заплатят по иску, определят присяжные. Адвокаты Барбера полагают, что она составит несколько миллиардов долларов.
Дело о табачном дыме
Жительница Калифорнии Бетти Булок выиграла иск против ненавистной ей компании «Филипп Моррис», сигареты которой она с наслаждением курила 47 лет. Миссис Буллок заболела раком легких, и суд обязал Филипп Моррис выплатить ей:
$750 тыс. в качестве компенсации за материальный ущерб, $100 тыс. «за страдания» и $28 млн. в виде штрафа.
Дело о сигарах.Некий адвокат из Америки, приобретя коробку дорогих коллекционных сигар, застраховал каждую из них от всевозможных несчастий, в том числе и от пожара. Конечно, он их выкурил, после чего попросил страховую компанию выплатить страховку, утверждая, что сигары погибли в результате «серии пожаров небольшой силы». Суд признал иск достойным удовлетворения. Правда, страховая компания подала апелляцию и доказала, что подсудимый виновен в 24 умышленных поджогах. За каждый случай ему дали по одному году. Шесть лет из двадцати четырех адвокат уже отсидел.

Дело о пиве.Некий Ричард Овертон из Кентукки подал в суд на местную пивоваренную компанию, обвиняя их в неправдивой рекламе. Реклама пива обещала сделать его счастливым и удачливым, но, сколько он ни пил пива, удачи не было. Дело рассматривается.
Дело о бережливых американцев и кетчупе
Билл и Марши Бойкеры из Оклахомы отсудили 180 тысяч долларов у компании «Хайнц» после того как обнаружили, что в каждой бутылке кетчупа «Хайнц» не хватает 42 г.
Дело о приведении
В штате Мичиган не так давно слушалось дело о бывшем муже. Жена говорит, что она боится своего мужа и хочет получить от него компенсацию в $1 млн. долларов. Казус же заключается в том, что муж скончался в 2000 году.
Дело о оригинальном применении контрацептива2 миллиона долларов в качестве компенсации потребовала ещё одна дама из США, которая вместо того, чтобы использовать желеобразный контрацептив «по назначению», сделала себе с ним бутерброды и съела. Сейчас она ждет ребенка и одновременно судится с производителями, которые, опять же, забыли написать в инструкции, что его есть нельзя.
Дело о самокритике
Находясь в камере за покушение на убийство, некий Роберт Ли Прок подал иск, указав себя И в качестве истца, И в качестве ответчика. Он обвинял себя в том, что нарушил собственные гражданские права и религиозные убеждения, злоупотребляя алкоголем. Вот точная формулировка: «Напившись, ответчик, Роберт Ли Брок, вынудил меня, Роберта Ли Брока, совершить преступление, чем обрек меня на долгое тюремное заключение. Я требую, чтобы я заплатил себе за вышеуказанные нарушения $5 млн. Но, поскольку я нахожусь в заключении, не имею возможности работать и состою на иждивении штата, я прошу суд, чтобы сумма была выплачена официальными властями штата, чьим подопечным я сейчас являюсь».
Верховный суд США отказал Броку в удовлетворении иска. Правда, властям штата Вермонт пришлось выплатить все судебные издержки.
Итальянское дело о любви и ДТП
Парень и девушка, занимались любовью в автомобиле, после чего были вынуждены пожениться, поскольку девушка забеременела. Уникальность дела однако в том, что в беременности девушка обвиняет не своего нынешнего мужа, а водителя машины, которая врезалась в них. От неожиданности парень не смог «сдержаться», а о том, чтобы прерывать беременность или рожать ребенка вне брака, (парень и девушка добропорядочные католики) не могло быть и речи…

Абсурдные судебные дела

Приз Стеллы, названный по имени Стеллы Либек, женщины, выигравшей 2.9 миллионов долларов в процессе против Макдональдса, обварившись кофе по своей вине, присуждается выигравшим самые невероятные судебные процессы.

Итак, кандидаты.

1. Январь, 2000. Катлин Робертсон, Остин, Техас. Жюри присудило ей 780000 долларов за сломанную лодыжку в мебельном магазине, что случилось в результате ее столкновения с бегающим вокруг ребенком. Владелец магазина был немало озадачен вердиктом, учитывая тот факт, что ребенок был сыном миссис Робертсон.
2. Июнь 1998. 19-летний Карл Трумэн из Лос-Анджелеса выиграл 74000 долларов плюс компенсацию за лечение, когда его сосед переехал ему руку своей Хондой Аккорд. Мистер Трумэн очевидно не заметил, что в машине кто-то сидел за рулем, когда он пытался украсть у соседа декоративные колпаки с колес.

3. Октябрь, 1998. Терренс Диксон, из Бристоля, Пенсильвания, выходил из дома, только что им ограбленного, через гараж. Он не смог открыть автоматическую гаражную дверь, так как она была испорчена. Он так же не мог войти обратно в дом, так как дверь из дома в гараж за ним захлопнулась. Он выжил на сухой собачьей еде и упаковке Пепси. Он подал в суд на владельца дома, заявив, что ситуация причинила ему незаслуженную психологическую травму. Жюри присудило ему полмиллиона долларов.
4. Октябрь 1999. Джерри Уильямс, из Литтл Рок, Арканзас, выиграл 14500 долларов и медицинские расходы, будучи укушенным за задницу соседским псом породы «Бигль». Собака сидела на цепи за забором в соседском дворе. Мистер Уильямс так же находился у себя за забором. Сумма была меньше запрошенной, так как жюри сочло, что собака могла быть спровоцированна самим мр. Уильямсом, который в это время стрелял в нее из духового пистолета.
5. Декабрь 1997. Ресторан в Филадельфии был вынужден заплатить Эмбер Карсон из Ланкастера, Пенсильвания, 113500 долларов после того, как она подскользнулась на разлитом напитке и сломала себе копчик. Hапиток же оказался на полу из-за того, что мисс Карсон швырнула им в своего экс-бойфренда за 30 секунд до происшествия, в результате скандала.
6. Декабрь 1997. Кара Уолтон из Клэймонта, Делавер, выиграла дело против владельца ночного клуба, когда она выпала из окна уборной и выбила себе два передних зуба. Это произошло, когда мисс Уолтон пыталась ускользнуть через окно уборной, чтобы не платить 3.5 доллара, которые она была должна клубу. Ей были присуждены 12000 долларов и возмещение расходов на дантиста.

Самые странные судебные тяжбы в мире

Кто-то подает в суд на Бога. А кто-то – на телевидение, возлагая на него вину за ожирение у своей жены. Что только ни заставляет людей обращаться к услугам юристов!
Профессор Гэри Слэппер – дотошный коллекционер забавных и курьезных историй из юридически-правовой сферы. Его колонка «Case Nоtes» долгое время была неотъемлемой частью юридического раздела Times. Со следующей недели он будет делиться своими сокровищами из собрания странностей правосудия в новой колонке Weird Cases. Для затравки мы попросили его выбрать из своего архива 20 любимых необычных споров, предъявленных обвинений и судебных тяжб
1. В 2004 году Тимоти Дюмушель из города Фонд-дю-Лак, штат Висконсин, подал в суд на некую телекомпанию, обвинив ее в том, что из-за нее его жена растолстела, а дети превратились в «лентяев, только и знающих, что переключать каналы». Дюмушель заявил: «Я считаю, что каждый день курю и пью, а моя жена страдает избыточным весом от того, что мы каждый день в течение последних четырех лет смотрели телевизор». Это дело дало занятие как минимум двум из 1058662 юристов, которые насчитывались в тот период в Америке, но до Верховного суда не дошло.
2. В 2005 году 31-летняя жительница Жундиаи, что в Бразилии, подала в суд на своего любовника за то, что он не обеспечивает ей оргазма. В исковом заявлении она утверждала, что ее 38-летний любовник обычно завершает половой акт после того, как кончает сам. Началось все многообещающе, но даже в суде истица не добилась удовлетворения – суд отказался принять дело к рассмотрению.
3. В 2004 году немецкий юрист Юрген Грефе защищал интересы престарелой пенсионерки из города Сент-Августин неподалеку от Бонна, которая получила из налоговой службы предписание внести в казну 287 млн евро, хотя годовой доход женщины составлял всего 17 тыс. евро. Грефе решил проблему, написав всего одно письмо в государственные органы по стандартному образцу, но поскольку законы Германии позволяют ему исчислять гонорар, исходя из сокращения суммы, которого он добился, он выставил счет на 440234 евро. Гонорар Грефе выплатит государство. Нет сведений о том, что юрист решился еще раз испытать судьбу, написав налоговикам благодарственное письмо.
4. В 1972 году в суде города Уэйкфилда в Йоркшире некто Реджинальд Седгуик был привлечен за кражу железнодорожного вокзала Клекхитон. По версии обвинения, ответчик, глава компании, которая брала подряды на слом зданий, с противозаконными целями разрушил заброшенное каменное здание вокзала и вывез с места, где оно стояло, 24 тонны обломков. Седгуик признался в содеянном, пояснил, что действовал по заказу третьего лица, которое так и не было установлено. Адвокат Седгуика разбил в пух и прах аргументы обвинения и добился, чтобы суд оправдал его подзащитного.
5. В 2005 году Массачусетскому апелляционному суду пришлось решать, опасна ли некая поза при половых сношениях. Как-то рано утром мужчина и женщина, долгое время состоявшие в интимных отношениях, по обоюдному согласию занялись сексом. В разгар акта женщина, не испросив согласия партнера, внезапно извернулась так, что у мужчины произошла травма пениса. Потребовалась срочная хирургическая операция. Суд постановил: хотя «неосторожные» действия при половом акте, возможно, являются основаниями для привлечения к судебной ответственности, «простая небрежность» таким основанием не является. Исковое заявление мужчины было отклонено.
6. В 2005 году Марина Бай, астролог из России, подала в суд на NASA, требуя компенсацию в 165 млн фунтов за «нарушение естественного баланса сил во Вселенной». Она утверждала, что NASA, запустив космический зонд Deep Impact, который в том же году должен был специально столкнуться с кометой и взять пробы вещества после ее взрыва, тем самым совершило «террористический акт». Один из московских судов признал, что дело входит в юрисдикцию России, и провел слушания на сей счет, но в итоге иск был отклонен.
7. В 2007 году одному из индийских судов пришлось решать, что собой представляет вибрирующий презерватив – средство контрацепции или «секс-игрушку». Эти презервативы оснащены механизмом, работающим от батареек, и, чтобы потребители не сомневались в их эффективности, выпускаются под маркой «Crezendо». Те, кому это устройство не нравится, утверждают, что это «секс-игрушка», а значит, продавать его в Индии запрещено законом. Производитель утверждает, что это всего лишь средство контрацепции, способствующее оздоровлению населения.
8. В 2006 году некий молодой человек из города Цзясин в окрестностях Шанхая имел нелады с законом, после того как, не посоветовавшись с юристами, выставил свою душу на торги на одном из интернет-аукционов. Администрация портала в конце концов сняла лот с торгов, и продавцу заявили, что его заявка будет восстановлена, только если он сможет представить письменное разрешение на продажу своей души от «вышестоящей инстанции».
9. В 2004 году Фрэнк Д’Алессандро, служащий одного из судов Нью-Йорка, подал на городскую администрацию в суд в связи с тем, что получил серьезные травмы после того, как унитаз, на котором он сидел, взорвался, превратившись в кучу обломков. Д’Алессандро требовал 5 млн долларов компенсации. Говоря о сложных физических упражнениях, которые он теперь должен выполнять каждое утро перед уходом на работу в качестве физиотерапии, он заявил: «Это просто геморрой какой-то».
10. В 2006 году Верховный суд штата Невада подтвердил законность постановления, принятого в Лас-Вегасе, которое запрещает стриптизершам ласкать клиентов во время исполнения «танца на коленях». Спор был о том, не сформулирован ли местный закон слишком расплывчато, чтобы его можно было применять на практике. Формулировка, вызвавшая сомнения, звучит так: «никто из ассистентов или оказывающих услуги не вправе ласкать или гладить кого-либо из клиентов» с намерением вызвать у него сексуальное возбуждение. Юристы дотошно обсудили, является ли трение (ягодиц танцовщицы о колени мужчины) лаской или «поглаживанием» и нарушается ли закон, если танцовщица задевает своей грудью лицо клиента. В итоге постановление было признано законным: суд заявил, что блюстители порядка смогут опознать ласку или поглаживание, исходя из собственного опыта – все равно как знаменитый судья, который сказал на процессе, что отличает порнографию от эротики, когда ее видит.
11. В 1964 году Апелляционный суд Канады решал, можно ли вычесть организационно-эксплутационные расходы «агентства девушек по вызову» в Ванкувере из общей суммы дохода при исчислении подоходного налога. Хозяйка агентства и семь девушек, которые работали, собственно, «девушками по вызову», были привлечены к ответственности, признаны виновными по суду и приговорены к тюремному заключению. После чего их обязали выплатить налоги. В итоге им разрешили вычесть из общей суммы расходы на обычные бизнес-услуги – например, на телефонные переговоры. Другие статьи расходов пришлось вычеркнуть, так как агентство не смогло предоставить квитанций – в том числе за 2000 долларов, потраченные на спиртное для представителей местной власти, и 1000 долларов, выплаченную «ряду мужчин, обладающих физической силой и некоторой ловкостью и применявших свои способности для того, чтобы выручить некую девушку из трудного положения».
12. В ноябре 1884 года барон Хаддлстон разбирал скандальное дело капитана Томаса Дадли и некого Эдвина Стефенса, которые обвинялись в убийстве юнги Ричарда Паркера. Когда яхта, на которой они плыли из Саутгемптона в Сидней, потерпела кораблекрушение, все трое оказались в шлюпке в 1600 милях от ближайшей суши. Через 20 дней дрейфа Дадли и Стефенс убили Паркера, съели его печень и пили его кровь, чтобы выжить. Спустя четыре дня их подобрало немецкое судно. Эксетерский суд признал их виновными в убийстве и приговорил к смертной казни, хотя позднее это наказание было заменено на шесть месяцев тюрьмы без тяжелых работ. Дадли и Стефенс оправдывали свои действия «крайней нуждой», но суд не признал аргумент законным.
13. 26-летняя Кэти Макгоуэн страшно обрадовалась, когда ведущий радиостанции Radiо Buxtоn сообщил ей, что она правильно ответила на вопрос викторины и выиграла приз – автомобиль Renault Cliо. Однако радость перешла в отчаяние, когда, приехав на радиостанцию, Макгоуэн получила всего лишь модель автомобиля высотой в 4 дюйма. В 2001 году она подала в суд, и судья из графства Дерби вынес вердикт, что эта радиостанция, ныне не существующая, заключила с Макгоуэн законный контракт, а потому ее владельцы обязаны выплатить истице 8 тыс. фунтов на приобретение настоящего автомобиля.
14. В 2005 году заключенный Павел М. из Румынии, приговоренный к 20 годам за убийство, подал в суд на Бога, утверждая, что тот нарушил условия контракта. По словам истца, при его крещении в христианство между ним и Богом был заключен договор о том, что взамен на платежи в форме молитв Бог не допустит, чтобы с ним происходили неприятности…
15. В мае 2004 года в Коннектикуте некоей Хестер Спесиалски было предъявлено обвинение в убийстве Нила Эспосито. Эспосито выбросило из автомобиля, за рулем которого, по версии обвинения, находилась Спесиалски, после того как машина потеряла управление и разбилась. Ответчица утверждала, что никак не могла находиться за рулем, ибо находилась на пассажирском сиденье и занималась оральным сексом с Эспосито, который, соответственно, вел машину. Эспосито был найден со спущенными штанами, но сторона обвинения утверждала, что это могло объясняться и другой причиной – может быть он, сидя с пассажирской стороны, показывал ягодицы в окно или мочился. Суд присяжных признал Спесиалски невиновной в убийстве по неосторожности. Если бы ее признали виновной, она могла бы получить до 25 лет тюрьмы.
16. Вынося приговор некоей молодой женщине в мировом суде в Порт-Аделаиде, Австралия, в 2003 году, судья сказал:
«Ты наркоманка и помрешь в канаве. Ты сама это выбрала. Я не верю в эту хрень с социальными работниками. Ты издеваешься над своей матерью и причиняешь ей боль. Ты можешь сама решить, кем тебе быть. Ты можешь устроиться на работу. Мы, семь миллионов, работаем, а четырнадцать миллионов таких, как ты, сидят дома и смотрят телесериалы, а заодно покуривают крэк и колются. Мне осточертело, что вы обдираете нас как липку».
Свою речь он заключил так:
«Если ты хочешь быть наркоманкой и умереть в канаве, это твое дело. Всем плевать, жива ты или как, но ты вгонишь в гроб женщину, которая тебя родила, будь ты проклята».
Судья приговорил женщину к тюремному заключению, не подозревая, что ее дело по закону не подпадает под такие меры наказания. Женщина успешно опротестовала приговор посредством апелляции.
17. В 1874 году Фрэнсис Эванс Корниш, исполняя обязанности мирового судьи в Виннипеге, Канада, был вынужден судить сам себя по обвинению в появлении в нетрезвом виде в общественном месте. Он сам себя признал виновным и оштрафовал на пять долларов плюс судебные издержки, а затем распорядился внести в протокол следующее заявление: «Фрэнсис Эванс Корниш! Учитывая, что в прошлом вы вели себя добропорядочно, штраф отменяется».
18. В 1980 году лорд судья Ормрод, лорд судья Данн и господин судья Арнольд постановили в Апелляционном суде Великобритании, что женщина из Бэзингстока, нормировавшая интимные отношения с мужем – она соглашалась заниматься с ним сексом один раз в неделю – вела себя разумно. Позднее лорд Хейлшем признался, что после этого вердикта некоторые газеты попытались взять интервью у жен всех судей, разбиравших это дело.
19. Мужчине из Чжэнчжоу (Китай) запретили назвать своего сына «@», сославшись на закон о том, что детям допускается давать лишь имена, которые можно перевести на мандаринский диалект китайского языка.
20. В сентябре 2004 года судья А.К.М. Патабендиге из Валасмуллы (Шри-Ланка) приговорил некоего мужчину к году тюрьмы за зевоту в зале суда. Н. В. П. Аджит, ответчик по некоему уголовному делу, потянулся и зевнул с таким видом, что судья пришел в бешенство и, не сходя с место, покарал его за неуважение к суду.
Профессор Гэри Слэппер – директор Centre fоr Law Открытого университета. Его новая книга «Как работает правосудие» выходит в издательстве HarperCоllins.

В калифорнийском городе Фресно женщина, которую отшлепали на работе,потребовала 1,2 млн долларов компенсации за причиненный моральный ущерб.

53-летняя Джэнет Орландо уволилась с работы из компании Alarm One Inc, которая занималась системами безопасности для дома, и подала на бывшего работодателя в суд.
В этой компании устраивались соревнования между отделами продаж, в ходе которых проигравших сотрудников били табличками с названиями фирм-конкурентов. Победители насмехались над проигравшими, бросали в них пирогами, заставляли есть детское питание и надевать подгузники, а также шлепали по ягодицам, передает АР.
«Никакая разумная зрелая женщина не захочет, чтобы ее выставляли перед группой молодых людей, поворачивали, чтобы показать ягодицы, шлепали и обзывали, заявляя, что это повышает продажи и мотивирует сотрудников», — заявил адвокат Николас Вагнер.
Адвокат компании Alarm One, в которой работают 300 сотрудников, в свою очередь заявил, что отшлепывание входило в рамки добровольной программы с целью повышения духа товарищества, и в нем не было ничего дискриминационного, поскольку ему подвергались как женщины, так и мужчины.

Билет 37: Судебный прецедент: понятие, виды и значение

Понятие прецедента:

В юридическом энциклопедическом словаре прецедент (от лат. praecedens род. падеж, praecedentis предшествующий) определяется как поведение в конкретной ситуации, которое рассматривается как образец при аналогичных обстоятельствах. В обыденном смысле под судебным прецедентом (judicial precedent) понимается любое процессуальное производство, которое может завершиться судом, либо разбирательство того или иного дела непосредственно в судебном заседании.

В широком смысле судебным прецедентом принято считать такое решение суда по конкретному делу, которое используется как образец, шаблон, подсказывающий другим судьям, какое решение следует принять при разрешении аналогичных дел в будущем. Понимаемый в широком смысле судебный прецедент складывается из трех основных частей. Во-первых, изучение фактов, относящихся к рассматриваемому делу, и выделение из них наиболее значимых, существенных (material facts). Во-вторых, это выработка доводов в пользу принимаемого по делу заключения, включая решение спорных вопросов, касающихся используемых при этом прецедентов. В-третьих, это собственно вынесение самого решения, затрагивающего интересы участвовавших в деле сторон2. По мнению других авторов прецедент состоит лишь из двух основных структурных частей. Это, во-первых, суть правовой позиции судьи, высказанной в связи с рассмотрением конкретного дела и легшей в основу приговора или решения суда по данному делу (т.е. ratio decidendi). Во-вторых, это доводы, обосновывающие необходимость принятия того или иного решения и тем самым указывающие на важность и убедительность этого решения. Данные обосновывающие доводы не являются обязательными для судебного решения и рассматриваются как «попутно сказанное» (obiter dicta).

В узком смысле судебный прецедент – это юридически обязательная часть решения высшего английского суда (ratio decidendi), которая содержит любую норму права, прямо или косвенно трактуемую судьей в качестве необходимого шага в достижении решения, включая ход его рассуждений или обязательную часть его указания (резюме дела) присяжным по вопросам права (Р. Кросс).

Виды судебных прецедентов:

По юридической силе прецеденты можно разделить на обязательные и убедительные.

1) обязательный (связывающий) прецедент (binding precedent) – это юридически обязательное решение английского суда высокого правосудия (суд Короны, Высокий суд, Апелляционный суд, Судебный комитет палаты лордов), которому надлежит следовать любому английскому суду при разрешении дел, схожих в материальных фактах с делом, образующим обязательный прецедент.

2) убедительный прецедент (persuasive precedent) – это решение английского суда, которому английские суды не обязаны следовать при принятии решения в схожем судебном деле в будущем, но которое они должны учитывать и не могут попросту проигнорировать.

К числу убедительных прецедентов относятся:

1. Obiter dicta решения суда Палаты лордов

2. решения нижестоящих судов по отношению к суду, рассматривающему дело

3. obiter dicta судов одного уровня (параллельные судебные инстанции: Высокий Суд и суд Короны)

4. решения (рекомендации) судебного комитета Тайного Совета

5. решения судов Шотландии (шерифские суды, Сессионный суд), Северной Ирландии (магистратские суды, суды графств, суд Короны, Высокий суд, Апелляционный суд)

6. решения судов других государств, в которых действует общее право (США, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка и др.)

7. прецеденты и мнения, изложенные в признанных классических трудах (Глэнвиль, Брэктон, Кок, Блэкстон, Мэнсфилд)

8. решения судов Европейского Союза (Европейского Суда Справедливости и Суда Первой Инстанции).

По содержанию судебные прецеденты делятся на креативные (original precedent) – создающие новую норму права и интерпретативные (declaratory precedent) – дающие толкование уже существующей статутной или прецедентной норме. На современном этапе в подавляющем большинстве решения высших английских судов являются интерпретативными прецедентами.

Р. Кросс выделяет также связывающий (binding) и применимый (applied) прецедент. При отсутствии разумного различия между прецедентом и рассматриваемым делом судья применяет такой прецедент, который носит название «связывающий». В случае же существования разумного различия между прецедентом и рассматриваемым делом, суд все же может применить при разрешении дела такой прецедент, если не считает существующее между ними различие достаточным основанием для того, чтобы действовать самостоятельно – в таком случае прецедент называют применимым.

По возможности судьи отклониться от вынесенного в прошлом судебного прецедента, судебные прецеденты делятся на жесткие (не допускающие такого отклонения в случае аналогии существенных фактов двух дел) и гибкие (допускающие такое отклонение).

Современное значение и оценка судебного прецедента. В отношении правотворчества английских судей в правовой мысли Англии высказывались подчас диаметрально противоположные точки зрения. Одни утверждали, что судейское правотворчество неизбежно ведет к неопределенности ретроспективности применения прецедентов, которая граничит с судебным произволом. Другие, наоборот, утверждали, что прецеденты даже при наличии кодифицированного законодательства приводят право в соответствие с требованиями современного общества. Эти два подхода дают о себе знать и сегодня, когда некоторые говорят о необходимости судей руководствоваться, в первую очередь, актами Парламента, а другие настаивают на том, что судьи должны ежедневно создавать право, что обеспечит создание новых принципов, отвечающих требованиям текущего дня.

Значение судебного прецедента:

1) оказывает влияние на законотворческий процесс: Парламент при создании статутов учитывает существующие прецеденты

2) оказывает влияние на применение статутных норм в суде: английские судьи воспринимают категории законодательства таким образом, как они понимаются в сложившейся за многие десятилетия судебной практике

3) является ограничителем судейского усмотрения (дискреции): низшие и нижестоящие суды обязаны толковать соответствующий статут так же, как он был истолкован вышестоящим судом. Такая связанность получила название «прецедентов толкования».

4) появление новых общественных отношений находит свое отражение в первую очередь в судах, а не в Парламенте: существует принцип, согласно которому нельзя отказать в рассмотрении дела из-за пробелов в праве

5) как следствие 4 пункта судьи создают новые нормы права: новые нормы создаются не только тогда, когда норма, регулирующая отношение, отсутствует вовсе, но и когда норма имеется, но, по мнению суда, устарела или является неопределенной.

6) на основе прецедентов создаются целые институты права: так, судьями были созданы институт деликтного права; конструкция справедливого эстопла (equitable estoppel), которая впоследствии имела большое значение для развития контрактного права Англии, права доверительной собственности, торгового права (в том числе банковского); основополагающие конструкции контрактного права (например, условия действительности контракта).

7) прецедентами закреплены и регулируются многие преступления против личности

8) английские суды создают многие нормы в сфере уголовного права

9) по мнению некоторых юристов, все нормы права справедливости и 9/10 норм общего права были создано именно судьями (нельзя полностью с этим согласиться, поскольку многие профилирующие публично-правовые отрасли развиваются в первую очередь на основе новых статутов Парламента).

Записи созданы 4415

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх