Суди меня судья

Составляющих залога нашей предопределенной виновности две. Это указание свыше, но и то, что называют «профессиональной деформацией», в нашем случае – готовности судьи к восприятию этого указания. Вот для него, указания этого, вся голова, вся кукла – одно большое ухо, аж локатор. Их именно так и создавали, такими их выращивает и делает Система. Уже сделанная судья не может измениться. Тут что-то надо с самого начала менять… Ломать до основанья – и строить только затем.

А я не люблю сдаваться в плен на маршах несогласных и в одиночных пикетах. В первую очередь – не потому, что жаль денег или времени. У меня просто депрессия потом, после несколькочасового пребывания в стране кривых зеркал, где все, чему меня шесть лет учили на юрфаке МГУ, все мудрые, сто раз обсужденные, разработанные кафедрами хорошие правовые формулы, призванные гарантировать правосудие – профанируются, превращаются в свою смысловую пртивоположность и звучат как качественная издевка, выплевываемая мне, юристу, в лицо. А не ходить я не могу. Мне все кажется: но я смогу, я докажу, я умная! А еще вот такой свидетель… вот такой аргумент… ну вот же совсем, совсем абсолютное доказательство, вот она видеозапись! Смотрите, слушайте
Ну и как она должна смотреть и слушать без глаз и ушей? Где бывает мой мозг, когда я хожу на эти заседания…

А Дима Зыков обратил внимание на молодого парнишку-пристава, который по долгу службы всё находится в зале заседаний и слушает (вынужден), слушает – сначала показания свидетелей, а затем – всё новые решения судьи Демидович, которые выслушивать всем полагается стоя. Что он думает при этом? Он вообще что-то об этом думает? Возможно. Думает – и наращивает вокруг мозга и совести черный гладкий шлем. Нарастит – и будет плюс один.

Заставили лгать милицию. Заставили лгать суд. За такие вещи надо гореть в Аду, а нам нет рядом с вами житья. У меня есть жалость к тетечкам-учительницам на выборах, будь они неладны, фальсифицирующим выборы, – и ругайте меня, как хотите. У меня нет жалости к судье Демидович. Она и сама хотела стать такой, не бывает иначе. Я ведь была там, в Системе, в самом начале пути, – но сбежала оттуда. А могла бы… могла бы…
Тьфу, не хочу, чтоб во мне «чужие» поселились.

«А еще есть земли, где все люди с песьими головами…»
А.Н. Островский. «Гроза».

В понедельник 12 апреля в центре Москве, в подъезде своего дома, убит выстрелом в голову судья Мосгорсуда Эдуард Чувашов. 47-летний судья скончался на месте, убийца скрылся. Камера видеонаблюдения зафиксировала приметы преступника. По факту случившегося возбуждено уголовное дело. В качестве основной причины убийства Эдуарда Чувашова следствие рассматривает его профессиональную деятельность. По информации агентства «Интерфакс», приоритетной версией является причастность членов ультраправых группировок.

Эдуард Чувашов известен тем, что за последние несколько лет рассмотрел множество дел по обвинениям в преступлениях, совершенных на национальной почве. Следствие усматривает схожие обстоятельства в убийствах Чувашова и адвоката Станислава Маркелова: оба занимались расследованиями преступлений националистов, оба убиты выстрелами в голову.

Заместитель директора аналитического центра «Сова» Галина Кожевникова
© www.hro.org

ГАЛИНА КОЖЕВНИКОВА (ЦЕНТР «СОВА») ОБ УБИЙСТВЕ СУДЬИ ЭДУАРДА ЧУВАШОВА

В интервью нашей радиостанции РФИ заместитель директора аналитического центра «Сова» Галина Кожевникова рассказала, почему, по ее мнению, версия о причастности к убийству ультраправых группировок к убийству Чувашова выглядит убедительно. (Центр «Сова» специализируется на исследовании национализма и ксенофобии).

Елизавета АЛИСОВА: Галина, какая версия убийства судьи Эдуарда Чувашова вам кажется наиболее вероятной?

Галина КОЖЕВНИКОВА: Праворадикальный вариант мне кажется довольно убедительным, потому что лично мы о судье Чувашови узнали именно в связи с делом «Белых волков» и именно в связи с тем, что ему по этому делу угрожали. На ультраправых ресурсах, в частности связанных с «Русским образом» (это такая ультраправая организация в настоящее время наиболее динамично развивающаяся) была опубликована его фотография, он был обвинён в русофобии, и немедленно там появились комментарии, которые позволяли заподозрить то, что ему реально угрожает опасность. Там была опубликована выдержка в несколько секунд из закрытого судебного заседания, на котором обсуждалось дело «Белых волков», в этой выдержке обсуждался менталитет русского народа. И ультраправые истолковали абсолютно ложно эту фразу, они её просто извратили, как призыв убивать русских со стороны Чувашова. Ну и дальше последовали призывы, что такой человек не должен ходить по земле, что судью на кол, и так далее.

Елизавета АЛИСОВА: Расскажите, пожалуйста, поподробнее о деле «Белых волков».

Галина КОЖЕВНИКОВА: Дело группы «Белых волков» это дело организации неонацистов, которая обвинялась более чем в десяти убийствах. Эта группа была связана с очень агрессивным ультраправым сайтом, на который выкладывались записи нападений. Судья Чувашов вёл это дело. А защищали их адвокаты, предоставленные Русским образом. В результате вердикт присяжных оправдал несколько человек, а остальные все получили по решению судьи Чувашова от 6 до 23 лет. В целом из 10 эпизодов присяжные посчитали доказанными только шесть убийств.

Елизавета АЛИСОВА: Раньше были случаи, когда члены ультраправых группировок совершали покушения на сотрудников судебных органов?

Галина КОЖЕВНИКОВА: В 2004 году, в городе Долгопрудный была убита судья Наталья Урлина. Она вела процесс, где обвиняемыми были два милиционера, их судили за превышение судебных полномочий, а защищала их местная ячейка «Русского национального единства». Тогда это была в городе довольно сильная ультраправая организация. И после того как РНЕ начало защищать этих милиционеров, там было совершено покушение на прокурора, на одну судью, второго судью убили. После чего дело было перенесено в Москву, там угрозы продолжились. И в конечном итоге одного угрожавшего человека поймали, судили, и он оказался действительно активистом РНЕ. Я не знаю, расследовано ли убийство, но вот по косвенным признаком можно судить, что там действительно очень серьезную роль в этом покушении могло сыграть «Русское национальное единство». Нынешняя ситуация не первая, хотя конечно из ряда вон выходящая.

Галина КОЖЕВНИКОВА: А что касается в целом угроз и давления, то, начиная с конца 2008 года, ультраправые группы все активнее декларируют переход к антигосударственному террору. Они считают, что нападение на людей с неславянской внешностью не столь эффективно в пиар плане и в политическом плане, как нападение на общественных активистов, на государственных чиновников или сотрудников правоохранительных органов, которые напрямую занимаются противостоянием ультраправой активности. Примерно с начала 2009 года количество таких угроз резко возросло. Ну и самый знаменитый эпизод это убийство адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой, по подозрению в котором были арестованы всё те же активисты Русского образа и Русского вердикта. Это Никита Тихонов и Евгения Хасис. Евгения Хасис была прямо сотрудником этого проекта, который юридически сопровождал дело «Белых волков».

В 2014 году Красноармейский суд Волгограда лишил Магомедова водительских прав на полтора года и оштрафовал на 30 000 руб., сообщает РИА Новости. Магомедов обжаловал решение суда, однако отменить его не удалось.

История продолжилась в апреле 2018-го, когда Магомедов пришел в здание суда, стал угрожать судье расправой, после чего обмотался электрическими проводами и сказал, что намерен взорвать здание. При этом он требовал звонка президентам России и Дагестана.

В этом сюжете

  • Семь человек пытались штурмовать районный суд 2 июля, 17:04
  • Суд вынес приговор за угрозу убийством судье на копии приговора 11 июля, 18:47
  • Мосгорсуд рассказал об угрозах судьям из-за дела Кокорина и Мамаева 18 декабря, 18:41

Работники суда смогли нажать тревожную кнопку, и на место происшествия прибыли сотрудники Росгвардии. Закрывшись в кабинете с двумя женщинами, Магомедов требовал выдать ему его водительское удостоверение, после чего его задержали.

Суд признал мужчину виновным в совершении преступления по ч. 1 ст. 296 УК («Угроза убийством в отношении судьи») и назначил ему наказание в виде штрафа в размере 105 000 руб. Защитник Магомедова обжаловал приговор в Волгоградском областном суде.

3 июля 2019 года Волгоградский областной суд рассмотрел материалы дела и оставил решение Красноармейского районного суда без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

  • Право.ru
  • Новости
  • Уголовный процесс

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх