Типовой закон юнситрал о международном коммерческом арбитраже

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Типовой закон ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» и российское законодательство»

Актуальность темы исследования. В 1985 году Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (далее — ЮНСИТРАЛ) приняла Типовой закон «О международном торговом арбитраже» (далее — Типовой закон ЮНСИТРАЛ 1985 года) Этот закон ознаменовал собой полноправное закрепление в сфере международного коммерческого арбитража косвенного метода унификации права: создание единообразных норм с помощью типовых законов. До его принятия в области международного коммерческого арбитража фактически господствовал прямой метод унификации права, заключающийся в создании единообразных норм путем заключения международных договоров. В частности, были приняты такие важные унификационные акты как: Протокол об арбитражных оговорках от 24 сентября 1923 года, Конвенция об исполнении иностранных арбитражных решений от 26 сентября 1927 года, Нью-Йоркская конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 года, Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже от 21 апреля 1961 года 2. Но все же эти международные договоры не смогли в полной мере унифицировать нормы в сфере международного коммерческого арбитража, создать ясность и предсказуемость правового регулирования. Дело в том, что национальное законодательство каждого государства обладает определенной «спецификой» (принадлежность к разным правовым системам, наличие в законодательстве различных национальных традиций и др.), в результате чего государства в целях сохранения самобытности отечественных правовых норм очень неохотно идут на какие-либо изменения и отступления от принципов своего национального права. Поэтому, заключение

1 Текст Типового закона ЮНСИТРАЛ 1985 года опубликован в журнале «Хозяйство и право». 1994. № 6. С. 125-138.

2 Регистр текстов конвенций и других документов, касающихся права международной торговли. Изд. ООН. Нью-Йорк. Т. II. 1973; Ведомости Верховного Совета СССР. 1960. № 46. Ст. 421; Ведомости Верховного Совета СССР. 1964. № 44. Ст. 485. унификационного международного договора особенно с участием большого количества государств дело очень сложное.

Тем не менее, в двадцатом столетии в связи со стремительным развитием международной торговли, международных перевозок, расчетов и некоторых других сфер возросла потребность в создании единообразного регулирования, в том числе и в области международного коммерческого арбитража. Это объективно привело к использованию косвенного метода унификации права, заключающегося в создании единообразных норм посредством разработки и принятия типовых законов. В сфере международного коммерческого арбитража Типовой закон ЮНСИТРАЛ 1985 года стал одним из первых и, по сути, одним из самых главных унификационных актов, созданных в результате косвенного метода унификации права. Можно также с уверенностью констатировать, что названный закон имел большой успех. Так, он был использован в качестве основы для разработки национальных законов о международных коммерческих арбитражах более чем в тридцати странах, в том числе и в Российской Федерации. Однако двадцатилетняя практика применения Типового закона ЮНСИТРАЛ 1985 года показала необходимость его изменения с учетом новых тенденций (имеется в виду, например, развитие электронной торговли) и с целью устранения некоторых неясностей его положений. В числе наиболее актуальных вопросов в этой связи могут быть названы вопросы формы арбитражных соглашений и обеспечительных мер, применяемых международными коммерческими арбитражами. Практика применения Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 года № 5338-1 (далее — Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже) основанного на Типовом законе ЮНСИТРАЛ 1985 года, также выявила потребность совершенствования его положений. Кроме того, ряд вопросов, связанных с применением названного закона,

1 Ведомости Верховного Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. №32. Ст. 1240. возник в связи с принятием АПК РФ 2002 года 1 и других нормативных актов, например, Закона РФ «Об исполнительном производстве» от 21.07.97 г. № 119-ФЗ2.

Все отмеченное выше свидетельствует об актуальности существующих в настоящее время вопросов (в частности, вопросов формы арбитражных соглашений, обеспечительных мер, применяемых третейскими судами, признания и исполнения арбитражных решений и др.) и поиска их решения, в том числе посредством внесения соответствующих изменений в Типовой закон ЮНСИТРАЛ 1985 года, Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» и другие нормативные акты российского законодательства. В этой связи также очень актуальным представляется исследование проблемы соотношения Типового закона ЮНСИТРАЛ 1985 года и Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», а также иных нормативных актов российского законодательства.

Состояние научной разработки. В российской и зарубежной правовой литературе имеются исследования, посвященные унификации права, некоторым проблемам международного коммерческого арбитража, например, арбитражному соглашению, исполнению решений третейских судов, а также отдельным международным конвенциям в сфере международного коммерческого арбитража, например, Нью-Йоркской конвенции «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» 1958 года. Однако до сих пор нет ни одной работы, посвященной исследованию в монографическом плане Типового закона ЮНСИТРАЛ 1985 года и Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», их соотношения, а также проблем, связанных с применением этих актов.

Цель исследования заключается в изучении косвенного способа унификации права, то есть унификации права посредством создания единообразных норм с помощью типовых законов в сфере международного коммерческого арбитража на примере Типового закона ЮНСИТРАЛ 1985

1 СЗ РФ. 2002. №30. Ст. 3012.

2СЗ РФ. 1997. №30. Ст. 3591. года, а равно имплементации типовых положений названного закона в российское законодательство.

Предмет и объект исследования. Объектом исследования являются правоотношения, возникающие в сфере международного коммерческого арбитража. Предметом исследования выступает непосредственно Типовой закон ЮНСИТРАЛ 1985 года и Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже». Кроме того, в предмет исследования включаются иные международные и национальные нормативные акты, затрагивающие сферу международного коммерческого арбитража, судебная практика и доктрина, посвященная как единообразным нормам, их разработке, созданию, в том числе посредством типовых законов, и применению, так и различным проблемам международного коммерческого арбитража.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные и частно-научные методы, применяемые при изучении общественных отношений, в том числе и в сфере международного частного права. В частности, в работе были использованы диалектический, формальнологический и исторический методы.

Давида, Ш. Карабибе, Н. Каталано, О. Ландо, К. Липстейна, М. Маттеучи, А. Нуссбаума, М. Пилотти, Ф. Риго, А. Тынеля, X. Шака, X. Штрофаха.

Научная новизна исследования. Настоящая диссертация представляет собой первое монографическое исследование в российской юридической литературе Типового закона ЮНСИТРАЛ 1985 года как косвенного способа унификации права, заключающегося в создании единообразных норм путем разработки и принятия типовых законов. Особое внимание при этом уделено «перенесению» положений Типового закона ЮНСИТРАЛ 1985 года в российское законодательство.

Проведенная работа позволила сформулировать и обосновать следующие основные положения и выводы, выносимые на защиту.

1. Диссертант выводит и обосновывает понятие «унификация права», под которой предлагает понимать деятельность, направленную на разработку и создание единообразных норм, которые могут применяться либо использоваться впоследствии всеми государствами. При этом автор подчеркивает, что речь не идет, конечно же, о применении единообразных норм всеми государствами. Имеется в виду лишь некая часть государств, может быть, даже небольшая, так как добиться всеобщей унификации права, то есть унификации, в результате которой будут созданы единые нормы, которые будут применяться государствами всего мирового сообщества, невозможно по ряду объективных и субъективных причин.

2. Диссертант доказывает, что существуют только два способа унификации права: прямой способ (создание единообразных норм посредством международных договоров) и косвенный способ (создание единообразных норм с помощью типовых законов). В выделении третьего способа унификации права (смешанного), о котором ведут речь некоторые специалисты (например, А. Л. Маковский), по мнению диссертанта, нет необходимости, так как он фактически поглощается первым способом унификации права (прямым). Дело в том, что при смешанном способе унификации права, так же, как и при прямом способе, унификация права осуществляется посредством принятия международного договора. При этом различие, на основании которого разграничивается смешанный и прямой способ унификации права, заключается в том, что при смешанном способе в международном договоре содержатся унифицированные нормы, от которых возможно отступление государствами — участниками данного международного договора, а при прямом способе — невозможно. Однако нельзя не отметить, что и при смешанном способе, и при прямом способе унификации права единообразие достигается путем принятия соответствующего международного договора.

3. Автор соглашается с необходимостью предоставить международному коммерческому арбитражу право принимать решения об обеспечительных мерах. Однако, по мнению диссертанта, международному коммерческому арбитражу не следует предоставлять право в любое время изменить или прекратить обеспечительную меру с учетом дополнительной информации или изменения обстоятельств без соответствующей просьбы стороны. Наличие такого полномочия у международного коммерческого арбитража может привести к нарушению принципа состязательности сторон.

4. Диссертант обосновывает нецелесообразность наделения международного коммерческого арбитража правом утверждать адресованное государственному суду ходатайство стороны о приведении в исполнение обеспечительной меры, вынесенной этим международным коммерческим арбитражем. Это только создаст дополнительные трудности для стороны, в пользу которой принята обеспечительная мера, так как при неисполнении обеспечительной меры стороной добровольно другая сторона будет вынуждена обратиться сначала в международный коммерческий арбитраж за его согласием на обращение в государственный суд.

5. Автор доказывает, что предлагаемое некоторыми специалистами в области международного коммерческого арбитража для введения в Типовой закон ЮНСИТРАЛ 1985 года полномочие государственного суда отказывать в приведении в исполнение обеспечительных мер, принятых международным коммерческим арбитражем, при установлении их 8 несоразмерности, является недопустимым. Диссертант считает, что наличие такого права у государственного суда приведет к необоснованному вторжению государственных судов в компетенцию международного коммерческого арбитража. Норма о принятии международным коммерческим арбитражем обеспечительных мер утратит всякий смысл, так как государственный суд фактически сможет пересмотреть решение третейского суда о принятии обеспечительных мер.

6. Диссертант обосновывает тезис о том, что при несоблюдении письменной формы арбитражное соглашение должно считаться незаключенным, а не недействительным. Арбитражное соглашение нельзя считать внешнеэкономической сделкой по причине отсутствия одного из важнейших критериев внешнеэкономической сделки, а именно: его связи с вопросами ввоза или вывоза товаров (работ, услуг) за границу. Таким образом, по мнению автора, нельзя распространять на арбитражное соглашение п. 3 ст. 162 ГК РФ, который предусматривает недействительность внешнеэкономической сделки при несоблюдении письменной формы. В этой связи диссертант предлагает дополнить Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» следующей нормой: «В случае заключения арбитражного соглашения в форме иной, чем письменная, такое арбитражное соглашение не будет считаться недействительным, если заинтересованная сторона докажет его существование посредством письменных и иных доказательств за исключением свидетельских показаний».

7. Диссертант приходит к выводу о том, что нет необходимости специально оговаривать в доверенности на заключение внешнеэкономической сделки полномочие представителя на подписание арбитражного соглашения (оговорки). Это утверждение автор обосновывает тем, что арбитражная оговорка никогда не подписывается отдельно от основного контракта, достаточно лишь одной подписи каждой стороны в конце документа, а различное регулирование арбитражных соглашений только лишь в зависимости от «способа их соотношения» с основным контрактом (то есть арбитражная оговорка или арбитражное соглашение) недопустимо. Автор предлагает дополнить Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» следующим положением: «Арбитражная оговорка, включенная в договор, подписанный представителем по доверенности, при наличии общего полномочия на заключение этого договора считается заключенной даже в случае отсутствия в доверенности представителя специального полномочия на этот счет».

8. Автор доказывает, что передача в рамках договора цессии новому кредитору права на обращение в международный коммерческий арбитраж допустима без всяких специальных указаний на этот счет.

Принцип самостоятельности арбитражной оговорки не должен толковаться настолько категорично, чтобы служить препятствием для передачи новому кредитору прав по арбитражной оговорке в рамках договора цессии. Право после уступки новому кредитору должно подлежать защите в таком же порядке, как было предусмотрено в договоре изначально. К тому же сохранение ранее установленного сторонами порядка разрешения споров не ущемляет прав нового кредитора и позволяет обеспечить надлежащую защиту интересов должника. Диссертант приходит к выводу о необходимости включения в Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» новой нормы: «Во всех случаях правопреемства, в том числе и частичного по договору цессии арбитражное соглашение сохраняет свою силу и является обязательным как для должника, так и для нового кредитора».

9. Диссертант акцентирует внимание на том, что, как правило, арбитражная оговорка предоставляет право на обращение в арбитраж любой из сторон договора, то есть условно такую арбитражную оговорку можно назвать двусторонней. Однако на практике встречаются, хотя и довольно редко, так называемые односторонние арбитражные оговорки, то есть оговорки, предоставляющие право на обращение в арбитраж только одной стороне договора. В диссертации сделан вывод о том, что

10 односторонность» арбитражной оговорки не должна служить поводом для признания ее недействительной. Тем не менее, автор специально подчеркивает, что в каждом конкретном случае необходимо выяснять: была ли «односторонность» обусловлена односторонностью обязательства. Дело в том, что в ситуации, когда обязательство, возникшее между сторонами, не является односторонним, считать арбитражную оговорку, предоставляющую право на обращение в международный коммерческий арбитраж только одной из сторон, действительной нельзя. Это может привести к существенному ущемлению интересов одной из сторон, а другой — дать значительные преимущества.

10. Автор обосновывает возможность заключения и доказывает действительность так называемых «альтернативных» арбитражных оговорок, в которых стороны предусматривают право на обращение и в международный коммерческий арбитраж, и в государственный суд (по выбору истца). Такой вывод делается на том основании, что не существует запрета на заключение подобных соглашений, а также исходя из принципа свободы договора и рассмотрения арбитражной оговорки как гражданско-правового соглашения, имеющего процессуальные последствия. Диссертант предлагает изменить пункт 1 статьи 7 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», дополнив его следующим положением: «Допускается также заключение альтернативных арбитражных соглашений, под которыми понимаются соглашения, предусматривающее по выбору истца возможность обращения либо в государственный суд, либо в международный коммерческий арбитраж, а равно возможность выбора меяеду двумя или более конкретными третейскими судами».

11. В диссертации показано, что в связи с принятием АПК РФ 2002 года спор относительно «компетентного суда» получил «новое направление» для развития. В статье 34 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» закреплено, что судами, компетентными рассматривать ходатайства об отмене арбитражных решений являются И суды общей юрисдикции «второго» звена, тогда как в соответствии со статьями 31 и 230 АПК РФ 2002 года такими судами являются государственные арбитражные суды. Автор доказывает, что предпочтение следует отдать государственным арбитражным судам, так как в случае коллизии между законодательными актами одинаковой юридической силы (в данном случае это АПК РФ 2002 года и Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже») применению подлежит акт, принятый по времени позднее. В этой связи, диссертант отмечает целесообразность внесения изменений в Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» и АПК РФ 2002 года. В частности, в п. 2 ст. 6 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» вместо указания на суды общей юрисдикции, по мнению автора, надлежит сделать ссылку на арбитражные суды, а именно: «функции, указанные в пункте 3 статьи 16 и пункте 2 статьи 34 выполняются арбитражными судами субъектов Российской Федерации». Что касается АПК РФ 2002 года, то из п. 2 (5) ст. 239 следует исключить фразу «иные суды Российской Федерации», оставив лишь положение о том, что отмена либо приостановление решений международных коммерческих арбитражей осуществляется арбитражными судами Российской Федерации.

12. Диссертант доказывает, что решения российских органов международного коммерческого арбитража вступают в силу немедленно, если в регламенте международного коммерческого арбитража нет каких-либо оговорок на этот счет, или в срок, указанный в решении самими арбитрами. Такой вывод автор делает на том основании, что, во-первых, в Законе РФ «О международном коммерческом арбитраже» нет никаких специальных оговорок на этот счет, а, во-вторых, что на практике заинтересованной стороне предоставляется право немедленного приведения в исполнение решения международного коммерческого арбитража, то есть без ограничения этого права рамками какого-либо срока. Так, диссертант предлагает дополнить Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» следующей нормой: «Решения международных

12 коммерческих арбитражей вступают в силу немедленно с момента их вынесения в окончательной форме, если иной срок не будет установлен арбитрами».

13. Автор указывает на неясность вопроса в отношении момента вступления в силу определений государственного арбитражного суда о признании и приведении в исполнение решений иностранных международных коммерческих арбитражей, об отмене решений российских международных коммерческих арбитражей и о выдаче исполнительных листов на основании решений российских международных коммерческих арбитражей. Учитывая, что все указанные определения государственных арбитражных судов в соответствии со статьями 234, 240 и 245 АПК РФ 2002 года могут быть обжалованы только в кассационном порядке, диссертант полагает, что они вступают в силу немедленно. В этой связи, автор предлагает изменить п. 5 ст. 234, п. 5 ст. 240 и п. 3 ст. 245 АПК РФ 2002 года, дополнив их положениями о том, что определения арбитражных судов о признании и приведении в исполнение решений иностранных международных коммерческих арбитражей, об отмене решений российских международных коммерческих арбитражей и о выдаче исполнительных листов на основании решений российских международных коммерческих арбитражей вступают в силу немедленно.

14. Предпринятый автором анализ российского законодательства показывает, что существует неясность вопроса о том, в какие сроки необходимо предъявлять к принудительному исполнению исполнительные листы, выданные государственными арбитражными судами на основании решений иностранных международных коммерческих арбитражей. Иначе, является ли трехлетний срок, установленный в п. 2 ст. 246 АПК РФ 2002 года, сроком для обращения в государственный арбитражный суд с ходатайством о приведении в исполнение решения иностранного международного коммерческого арбитража либо в него включается также и срок для обращения в службу судебных приставов с исполнительным листом. Диссертант доказывает, что

13 этот трехлетний срок охватывает срок для обращения в службу судебных приставов, а также срок для обращения в государственный арбитражный суд с ходатайством о признании и приведении в исполнение решения иностранного международного коммерческого арбитража. При этом автор обосновывает целесообразность установления двух сроков. Один срок -для обращения заинтересованной стороны с ходатайством в арбитражный суд о признании или приведении в исполнения решения международного коммерческого арбитража. Другой — для предъявления заинтересованной стороной полученного в российских судах исполнительного листа к принудительному исполнению в службу судебных приставов. При этом диссертант предлагает закрепить указанные выше сроки (годичный и трехгодичный) в АПК РФ 2002 года и Законе РФ «Об исполнительном производстве».

Практическое значение результатов исследования. Сделанные в работе выводы и рекомендации могут быть применены при совершенствовании российского законодательства. Они также могут быть использованы международными организациями при решении проблем международного коммерческого арбитража, например, ЮНСИТРАЛ для дальнейшей работы над изменениями положений Типового закона ЮНСИТРАЛ 1985 года. Настоящее исследование может помочь судьям, а также практикующим юристам при разрешении различных спорных ситуаций, возникающих в связи с применением положений Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», а также АПК РФ 2002 года и Закона РФ «Об исполнительном производстве». Кроме этого, данная работа может быть полезна при преподавании в вузах курса международного частного права и международного гражданского процесса.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации, выводы и предложения по совершенствованию законодательства отражены в публикациях в журналах «Вопросы правоприменения» и «Журнал российского права». Помимо этого настоящая работа обсуждалась на заседании отдела международного частного права

В наши дни торговые и инвестиционные отношения между большинством стран СНГ и Германией, являющейся одной из ведущих стран Евросоюза, достигли небывало высоких темпов развития. Так, например, на сегодняшний день торгово-экономические сделки между Россией и Германией составляют около 70 миллиардов долларов, что равно почти 15% всего российского внешнеторгового оборота, а объем прямых немецких инвестиций в Украину занимает в этой стране второе место и имеет тенденцию к постоянному росту. Понятно, что такое активное развитие деловых отношений не обходится без необходимости вникать в определенные национальные особенности страны-партнера. В этих условиях основательное знание отечественными специалистами и бизнесменами экономики и культуры деловой сферы Германии представляется одним из важных условий взаимовыгодного и плодотворного сотрудничества.

Владимир Захватаев, Адвокат Юрист международной юридической фирмы Salans

Одной из таких сфер, безусловно, является юридическая культура Германии, нашедшая свое отражение в действующей судебной и арбитражной системе этой страны. Именно с этой сферой чаще всего сталкиваются отечественные предприниматели и юристы, когда приходится разрешать различные проблемы делового характера, которые возникают в процессе реализации тех или иных торгово-экономических проектов. Особенно часто и особенно тесно приходится соприкасаться с этой сферой в тех случаях, когда договорные или иные правоотношения между отечественными и немецкими партнерами регулируются немецким правом.

Поэтому очень трудно переоценить важность знаний основных элементов немецкой судебно-арбитражной системы. Каков ее механизм? Как и по каким правилам эта система работает? Какие общие точки соприкосновения имеет она с отечественной системой? Как работают немецкие суды и арбитражные организации? Какие существуют в Германии способы альтернативного разрешения споров? Наконец, можно ли исполнить в Германии арбитражное или судебное решение, вынесенное в наших палестинах? Какие в этом отношении действуют процедуры? — Попытаемся хотя бы вкратце осветить эти и некоторые другие вопросы в настоящем эссе на основе предпринятого нами исследования действующего немецкого права.

Правила, регулирующие механизм судебной системы Германии, установлены Законом «О судоустройстве» от 12 сентября 1950 года в редакции Закона от 9 мая 1975 года, с последующими изменениями. Эта система представляет собой суды пяти видов: (а) суды общей юрисдикции, рассматривающие все дела, которые закон не относит специально к компетенции какого-либо другого суда; (б) суды по трудовым делам; (в) административные суды, рассматривающие споры между гражданами и государственными органами; (г) суды по социальным делам; и (д) фискальные суды по налоговым вопросам.

Кроме того, в этой стране действует также Федеральный Конституционный Суд. Данный суд является судом особой юрисдикции, которому подсудны дела по жалобам о неконституционности немецких нормативных актов, равно как и дела о нарушении конституционных прав граждан. Он также рассматривает дела по спорам о компетенции немецких федеральных учреждений. Какие-либо чрезвычайные суды в Германии запрещены законом.

В каждом немецком суде действует президиум, который разрешает наиболее важные вопросы деятельности суда. Согласно положениям статьи 21 (а) Закона «О судоустройстве» президиум суда состоит из его председателя или судьи, исполняющего его обязанности, а также из судей, избираемые в количестве, которое зависит от штатного расписания судей в данном суде. Так, в случае, когда штат судей насчитывает 80 человек, в состав президиума избираются десять судей; при штате 40 судей — президиум составляет восемь судей; при штате 20 судей — президиум состоит из шести судей; при штате 8 судей — в президиум избираются четыре судьи.

Согласно статье 12 Закона «О судоустройстве» суды общей юрисдикции состоят из: (1) местных судов (Amtsgerichte); (2) региональных судов (Landgerichte); (3) высших судов (Oberlandesgerichte); и (4) Федерального Верховного Суда (Bundesgerichtshof), который является судом высшей инстанции в системе судов общей юрисдикции. Указанные суды рассматривают (в пределах своей компетенции) иски по гражданским, коммерческим и семейным делам, а также требования неискового производства, перечисленные в статье 22 (а) упомянутого Закона. В их компетенцию входит также и рассмотрение уголовных дел.

В связи делами искового производства, рассматриваемыми судами общей юрисдикции (равно как и арбитражами), интересно отметить положения немецкого права о сроках исковой давности. Хотя согласно статье 195 Гражданского уложения Германии в настоящее время общий строк исковой давности в этой стране составляет три года, существует ряд значительных исключений из этого правила. Так, в соответствии со статьей 196 Уложения к требованиям о передаче права собственности на землю, к требованиям об установлении, о передаче или о прекращении права на земельный участок, либо об изменении содержания такого права, а также к требованиям о встречном удовлетворении применяется десятилетний срок исковой давности.

Кроме того, к целому ряду требований применяется тридцатилетний срок исковой давности. Согласно статье 197 Уложения этот строк, в частности, установлен, применительно к требованиям о возврате вещи, которые основаны на праве собственности или на каком-либо ином вещном праве, к требованиям семейно-правового и наследственного характера, к требованиям, основанным на мировых соглашениях или на исполнительных документах, к требованиям о возмещении расходов, связанных с принудительным исполнением, и т.п.

Гражданские дела в немецких судах рассматриваются в соответствии с правилами, установленными в Гражданском процессуальном кодексе Германии 1877 года, который в 2002 году был принят в новой редакции. В первой инстанции дела рассматриваются либо местными, либо региональными судами. Хотя языком судопроизводства в Германии является немецкий, в регионах компактного проживания сорбов (лужицких сербов) дела в судах могут рассматриваться на сорбском языке. Присяга, как правило, приносится на немецком языке. Однако лица, не знающие этого языка, могут приносить присягу на любом языке, которым они хорошо владеют.

Местные суды в Германии действуют в составе одного судьи и рассматривают споры с ценой иска, не превышающей 5000 евро. Они также рассматривают некоторые дела вне зависимости от цены иска по предметному основанию подсудности. Так, в их компетенцию входит рассмотрение дел об аренде жилых помещений, дел по искам пассажиров к перевозчикам, дел, вытекающих из семейных споров, дел особого производства (включая дела об опеке совершеннолетних и дела о различных видах регистраций) и т.п.

Все остальные гражданские дела, рассматриваемые в первой инстанции, как правило, подпадают под юрисдикцию региональных судов, где учреждаются специальные палаты по гражданским делам. Каждое дело в таком суде рассматривается в составе трех судей или, в отдельных случаях, — одного судьи.

Согласно правилам статьи 71 Закона «О судоустройстве» по некоторым категориям дел региональные суды обладают исключительной юрисдикцией вне зависимости от цены иска. Так, эти суды рассматривают в исключительном порядке дела по искам, предъявляемым к фискальным органам на основании законодательства о гражданской службе, дела по искам к судьям и служебным лицам о превышении ими своих полномочий или о невыполнении ими своих обязанностей, иски о возмещении вреда ввиду ложной или вводящей в заблуждение публичной информации о фондовом рынке, а также некоторые другие дела, специально оговоренные в законодательстве.

Коммерческие дела рассматриваются либо региональными судами в целом, либо коммерческими палатами, которые могут быть учреждены соответствующими органами местной власти при региональных судах. Перечень видов дел, подпадающих под категорию коммерческих, установлен статьей 95 Закона «О судоустройстве». Под эту категорию, в частности, подпадают дела по спорам с коммерсантами, состоящими в коммерческом или кооперативном реестре, или не состоящими в этих реестрах, если согласно действующему законодательству эти лица не подлежат регистрации в силу своего специального статуса. Всего же данная статья охватывает восемь категорий дел, считающихся коммерческими.

Следует отметить, что вступившее в силу постановление любого суда о подсудности ему конкретного дела является обязательным для всех других судов. Согласно статье 17 Закона «О судоустройстве» после предъявления иска в соответствующем суде юрисдикция последнего по данному делу сохраняется, вне зависимости от изменений каких-либо обстоятельств, на которых был основан первоначально предъявленный иск. Пока данное дело рассматривается определенным судом ни одна из сторон не имеет права передать его в какой-либо другой суд.

Во второй инстанции дела рассматриваются либо соответствующим региональным судом (если в первой инстанции дело рассматривалось местным судом), либо высшим региональным судом (если в первой инстанции дело рассматривалось региональным судом). Согласно статье 119 Закона «О судоустройстве» высшие региональные суды также рассматривают жалобы, принесенные на решения местных судов по семейным делам и по делам неискового производства.

В принципе, апелляционные суды принимают к рассмотрению как спорные вопросы, касающиеся фактических обстоятельств, так и права. Однако поскольку стороны обязаны представить в суде первой инстанции все факты, известные им по рассматриваемому делу, то допустимое представление новых фактов в апелляционном суде является весьма ограниченным.

В соответствии с правилами статьи 133 Закона «О судоустройстве» Федеральный Верховный Суд Германии, находящийся в городе Карлсруэ, действует как специальный апелляционный, вернее, кассационный суд, рассматривающий жалобы на решения нижестоящих судов исключительно по вопросам права. Обстоятельства, установленные нижестоящими судами, являются для Верховного Суда обязательными, за исключением тех редких случаев, когда они связаны с ошибочным применением процессуальных норм права. По этой причине, по общему правилу, свидетельские показания в Верховном Суде не допускаются.

Гражданские дела в Германии рассматриваются относительно быстро, особенно если сравнивать Германию с большинством других европейских стран. На практике средний срок рассмотрения таких дел в судах первой инстанции составляет от четырех до семи месяцев, а в апелляционных судах — от пяти до девяти месяцев.

Наряду с обычным порядком рассмотрения, в некоторых случаях гражданские дела в немецких судах могут также рассматриваться в упрощенном порядке — без проведения слушания в судебном заседании. В таком порядке обычно рассматриваются дела, по которым необходимо получить судебный приказ о взыскании с должника определенной суммы денег. Однако если ответчик заявит против такой процедуры письменное возражение, то дело рассматривается в обычном порядке.

Наряду с рассмотрением исков государственными судами, в Германии на протяжении многих лет применяются и альтернативные способы разрешения споров — путем переговоров, арбитража, примирительной процедуры и медиации. В некоторых случаях предварительное использование того или иного альтернативного метода разрешения спора может быть предписано в силу закона. В целом же согласно общим правилам Гражданского процессуального кодекса Германии процедуры устного рассмотрения дела в суде могут быть начаты лишь после того, как стороны предпримут необходимые шаги для проведения между собой предварительных переговоров с целью урегулирования спора. Однако в тех случаях, когда суд сочтет, что альтернативный способ рассмотрения дела является невозможным, он может освободить стороны от необходимости проведения таких переговоров.

Для альтернативного разрешения гражданско-правовых и коммерческих споров в Германии созданы и функционируют различные посреднические организации, которые нередко специализируются на рассмотрении определенных видов конфликтов. Так, например, в стране существуют организации, предназначенные для разрешения споров в области, касающейся недостатков качества или ремонта домашней техники, автомобилей и других средств транспорта, для разрешения споров в сфере оказания медицинских услуг, выполнения строительных и ремонтных работ и т.д.

Довольно часто к примирительным процедурам прибегают в случае споров с участием потребителей и споров, вытекающих из трудовых правоотношений. В последние годы в Германии достаточно оживленно развивается медиация, особенно в области споров между компаниями и в случае некоторых видов семейных конфликтов. Помощь адвокатов при разрешении споров путем медиативного или примирительного механизма в Германии является необязательной. Мировые договоры, заключенные сторонами в результате примирительной или медиативной процедур, подлежат исполнению точно так же, как и любой другой договор, если только стороны не оформили его путем специального нотариального акта, когда он может быть принудительно исполнен на основании нотариальной надписи.

Все основные арбитражные вопросы в Германии регулируются Законом «Об арбитраже» 1998 года, который почти полностью основан на положениях модели закона о международном коммерческом арбитраже UNCITRAL 1985 года и который был включен в Гражданский процессуальный кодекс Германии в качестве его Книги десятой (статьи 1025 — 1066).

Согласно статье 1031 немецкого ГПК споры в арбитражном порядке рассматриваются в Германии при наличии между сторонами соответствующего письменного арбитражного соглашения, которое может быть включено в основной договор или же заключено отдельно путем обмена надлежащими письмами, ?елефаксами, телеграммами или с использованием других видов телекоммуникаций, содержащих зафиксированный текст соглашения.

Интересно отметить, что по немецкому законодательству требующаяся форма арбитражного соглашения считается соблюденной, а соглашение заключенным, если оно содержится в документе, который был передан одной стороной спора другой, или же в документе, который был передан каким-либо третьим лицом обеим сторонам, при условии, однако, что это соглашение не повлекло за собой возражений, которые должны быть заявлены соответствующей стороной или сторонами в разумный срок.

Данное положение было включено в статью 1031 немецкого ГПК, с одной стороны, для того, чтобы расшить возможности арбитражного рассмотрения дел, снизив при этом загруженность государственных судов, а с другой — предотвратить нередко встречающуюся практику, когда спорящая сторона, которой было направлено арбитражное соглашение, отказывается каким-либо образом реагировать на него, и оставляет его без внимания. (Представляется, что данное положение статьи 1031 немецкого ГПК было бы весьма полезным в законодательстве любой страны, особенно стран СНГ, где правовая культура оставляет желать много лучшего).

Как известно согласно пункту 2 статьи II Нью-Йоркской Конвенции 1958 года, термин «письменное соглашение» включает арбитражную оговорку в договоре, или арбитражное соглашение, подписанное сторонами, или содержащееся в обмене письмами или телеграммами. Это определение представляется явно более узким, чем то, что предусмотрено в статье 1031 немецкого ГПК.

В связи с указанным обстоятельством следует отметить в этом отношении практику немецких судов, основанную на недавнем решении Федерального Верховного Суда Германии. Так, этот Суд, в частности, постановил, что в свете положений статьи VII упомянутой Конвенции иностранное арбитражное решение подлежит исполнению на территории Германии, если арбитражное соглашение, на основании которого оно вынесено, отвечает требованиям статьи 1031 немецкого ГПК, даже если оно не соответствует положениям статьи II Нью-Йоркской Конвенции или же положениям, действующим в стране по месту нахождения иностранного арбитража.

Согласно арбитражному Регламенту Немецкого института арбитражного производства при заключении арбитражного соглашения, особенно при наличии иностранного элемента, в нем должны указываться место арбитража, количество арбитров, применяющееся материальное право, а также язык арбитражного разбирательства. Если же стороны по какой-либо причине о количестве арбитров не договорились, то спор разрешается тремя арбитрами.

Говоря о месте арбитража, которое должно быть указано сторонами в арбитражном соглашении, следует отличать это место от места проведения арбитражным судом своих заседаний, поскольку последнее не оказывает никакого влияния на применяющийся арбитражный закон. В то же время, если стороны предусмотрели место арбитража на территории Германии, то положения Книги десятой Гражданского процессуального кодекса будут применяться автоматически.

Согласно статье 1030 упомянутого Кодекса в арбитражном порядке в Германии может рассматриваться любой спор, в котором затрагиваются экономические интересы сторон, т.е. интересы, имеющие финансовое выражение. Споры же, не включающие таких интересов, могут рассматриваться арбитражем лишь тогда, когда согласно немецкому законодательству стороны имеют право заключать по их поводу мировые соглашения. В ГПК, однако, специально оговорено, что арбитражное соглашение, заключенное по поводу наличия между сторонами договора аренды жилого помещения на территории Германии, является недействительным.

Если говорить о немецких арбитражных учреждениях, то, помимо Международного арбитражного суда при Торговой палате Германии, наиболее признанной в этой стране и за ее пределами арбитражной организацией является вышеупомянутый Немецкий институт арбитражного производства с главным офисом в Кельне. Созданный в 1992 году путем слияния двух арбитражных организаций, этот Институт имеет ныне в своем составе около 800 немецких и иностранных арбитров, которые рассматривают как национальные, так и международные споры. Такие споры рассматриваются на основании арбитражного Регламента, разработанного в с?ете положений вышеупомянутого Закона «Об арбитраже» и введенного в действие с 1 июля 1998 года.

Роль немецких государственных судов в арбитражном процессе очень незначительна и сводится: (1) к назначению в необходимых случаях арбитров; (2) к применению требующихся немедленных обеспечительных мер (например, фиксация или сохранение вещественных доказательств, меры по обеспечению иска и т.п.); (3) к рассмотрению жалоб на арбитражные решения; и (4) к снятию в необходимых случаях свидетельских показаний.

Согласно статье 1041 ГПК, если стороны не предусмотрели иного, то по требованию любой из них арбитражный суд может постановить о принятии любых незамедлительных мер в отношении предмета спора, которые он сочтет необходимыми. При этом разрешение на принудительное применение этих мер выдается по требованию заявителя соответствующим государственным судом. В случае необходимости этот суд также может переформулировать постановление арбитражного суда с целью его надлежащего исполнения. Что касается снятия судом свидетельских показаний, то согласно немецкому процессуальному законодательству арбитры имеют право не только присутствовать при этой процедуре, но и задавать допрашиваемым лицам необходимые вопросы. (Несомненно, данное положение, предусмотренное статьей 1051 немецкого ГПК, также было бы весьма полезным в законодательстве любой страны).

Арбитражный суд разрешает спор в соответствии с теми нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. Если стороны не договорились в прямой форме об ином, то любое указание права или системы права какого-либо государства, должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам. При отсутствии в этом отношении какого-либо указания сторон арбитражный суд применяет право того государства, с которым предмет разбирательства связан наиболее тесно. Арбитражный суд принимает решение ex aequo et bono или в качестве «дружеского посредника» лишь в том случае, когда стороны прямо уполномочили его на это. Такое полномочие может предоставляться в любой момент до разрешения спора арбитражным судом.

Во всех случаях арбитражный суд принимает решение в соответствии с условиями договора и учетом торговых обычаев, имеющих отношение к данной сделке.

Немецкое арбитражное решение должно быть вынесено в письменной форме и подписано, в зависимости от обстоятельств, единоличным арбитром или арбитрами. При арбитражном разбирательстве более чем одним арбитром достаточно наличия подписей большей части всех членов состава арбитражного суда, при условии указания причины отсутствия других подписей. В арбитражном решении должны быть указаны его мотивы, если только стороны не предусмотрели иного, или же если такое решение не является решением, которое лишь фиксирует урегулирование сторонами спора на добровольно согласованных условиях.

В соответствии со стать?й 1055 немецкого ГПК решение, вынесенное немецким арбитражем, имеет между сторонами такую же обязательную юридическую силу, как и решение государственного суда. Оно может быть обжаловано в апелляционном порядке лишь по жалобам: (1) о назначении или отводе арбитров; (2) о промежуточных решениях арбитров, относящихся к их компетенции; (3) о принятии арбитрами решений по неотложным мерам и об отмене арбитражных решений, вынесенных в Германии; (4) об исполнении в Германии национальных и международных арбитражных решений.

Заметим, что, в отличие от практики многих других стран, в Германии также действуют и Дополнительные правила, являющиеся приложением к Регламенту немецкого Института арбитражного производства. Эти правила предусматривают специальную ускоренную арбитражную процедуру. В принципе стороны любого арбитражного спора могут договориться о применении этих Дополнительных правил. В таком случае общий Регламент применяется лишь в объеме тех положений, которые не противоречат специальным положениям Дополнительных правил.

Следует, однако, обратить внимание на то, что Дополнительные правила применяются лишь в том случае, если стороны сослались на них в арбитражном соглашении или же договорились об их применении до подачи иска. Арбитражное разбирательство, которое проводится согласно Дополнительным правилам, не может продолжаться дольше шести месяцев (при назначении единоличного арбитра) или девяти месяцев (при назначении арбитражного суда из трех арбитров) с момента подачи иска.

Иск в соответствии с Дополнительными правилами подается в главный офис немецкого Института арбитражного производства в Кельне. Если же иск подается в другой офис, то вышеуказанные сроки для ускоренного производства начинают течь с момента поступления иска в главный офис. Когда стороны не договорились специально о трех арбитрах, то спор по этим правилам рассматривается одним арбитром. В арбитражном решении, вынесенном согласно Дополнительным правилам, обстоятельства дела могут не излагаться, если стороны не предусмотрели иного.

Кроме указанных выше Дополнительных правил, в Германии также действуют Специальные дополнительные правила, применяющиеся к рассмотрению корпоративных споров. Арбитры буду обязаны руководствоваться этими Специальными правилами лишь в том случае, если речь идет о спорах между акционерами, или же между акционерами и компанией, при условии, что в учредительные документы этой компании была включена соответствующая арбитражная оговорка или если стороны заключили надлежащее отдельное соглашение.

Что касается исполнения на территории Германии решений иностранных судов и арбитражей, то эти вопросы решаются на основании ряда действующих международных договоров и конвенцией, подписанных этой страной, а также норм, установленных в ее Гражданском процессуальном кодексе.

Если судебное решение было вынесено в государстве, являющемся членом Европейского союза, то признание и исполнение такого решения в Германии осуществляется согласно правилам Регламента Европейского Совета № 44/2001 от 22 декабря 2000 года «О юрисдикции и исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим делам». В отношении решений, вынесенных судами Исландии, Швейцарии и Норвегии в Германии (равно как и в остальных странах Европейского союза) применяется новая Луганская конвенция, заключенная между Европейским союзом, Данией, Исландией, Норвегией и Швейцарией 30 октября 2007 года. В отдельных случаях применяются положения двусторонних международных соглашений, заключенных в свое время Германией с другими государствами.

Когда соответствующие международные конвенции или договоры допускают или предписывают применение национального права Германии, то применяются нормы ее Гражданского процессуального кодекса и немецкого Закона о признании и приведении в исполнение судебных решений.

Ходатайство о признании и исполнении в Германии решения иностранного суда подается в местный или в региональный суд по месту нахождения должника или его имущества. В случае, если ходатайство удовлетворяется, суд выносит постановление об экзекватуре. Основания для отказа в удовлетворении ходатайства установлены правилами соответствующих актов и конвенций, включая Регламент № 44/2001 и новую Луганскую конвенцию 2007 года.

Необходимо обратить внимание на то, что Европейский Регламент № 805/2004 от 21 апреля 2004 года предусматривает возможность исполнения неоспариваемого решения, вынесенного в государстве-члене Европейского союза, без необходимости получения экзекватуры. В этом случае заявитель может обращаться непосредственно в компетентный немецкий суд с ходатайством об исполнении судебного решения.

В отсутствие соответствующего международного договора или конвенции решения иностранных судов признаются в Германии на основании положений статьи 328 ее Гражданского процессуального кодекса.

Согласно этой статье в признании решения иностранного суда может быть отказано в следующих пяти случаях: (а) если решение вынесено судом, который по немецким законам не вправе был рассматривать дело; (б) если ответчик, не участвовавший в деле, не получил надлежащим образом и заблаговременно копии искового заявления; (в) если принятое решение не совместимо с надлежащим решением, ранее вынесенным немецким или иностранным судом; (г) если признание решения приведет к последствиям, несовместимым с основными принципами немецкого законодательства; или (д) если с государством, где вынесено решение, не действует принцип взаимности.

В части признания и исполнения в Германии решений иностранных арбитражей, эти процедуры осуществляются на основании положений статьи 1061 Гражданского процессуального кодекса этой страны, которая фактически отсылает к правилам соответствующих международных конвенций.

Согласно упомянутой статье признание и исполнение в Германии решений иностранных арбитражей осуществляется в соответствии с правилами Нью-Йоркской конвенции 1958 года «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений», которую Германия ратифицировала 30 июня 1961 года с оговоркой, что будет применять ее положения лишь в отношении арбитражных решений, вынесенных на территории государства, являющегося участником этой Конвенции. При этом в соответствии со статьей 1061 Гражданского процессуального кодекса положения, содержащиеся в других международных договорах Германии о признании и исполнении арбитражных решений, не затрагиваются.

До недавнего времени в части исполнения иностранных арбитражных решений Германия придерживалась доктрины так называемого «совмещения», когда ?стец, получив постановление государственного суда о признании и исполнении арбитражного решения в стране, где оно было вынесено, мог затем ходатайствовать (на основании соответствующего международного договора) в немецком суде о признании и исполнении в Германии либо этого постановления (в которое включалась резолютивная часть арбитражного решения), либо самого арбитражного решения — в силу Нью-Йоркской конвенции 1958 года. Если один из этих способов оказывался неудачным, истец также мог прибегнуть ко второму. Однако своим решением от 2 июля 2009 года Верховный Суд Германии положил конец этой практике.

Следует заметить, что, помимо упомянутой Нью-Йоркской конвенции 1958 года, Германия является участницей многочисленных двухсторонних и многосторонних международных договоров, конвенций и соглашений, касающихся международного арбитража, включая Европейскую конвенцию 1961 года «О международном коммерческом арбитраже», Вашингтонскую конвенцию 1965 года «О порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами» и т.п.

Статья опубликована в журнале «Український адвокат», № 1-2 (65-66) январь-февраль 2012 года

Российский специализированный журнал, посвященный проблемам международного коммерческого и инвестиционного арбитража.

Журнал информирует читателей о событиях, тенденциях и нюансах современной практики МКА в России и зарубежных странах.

Незаменимый источник информации для юридического и делового сообщества, для всех, кто связан с третейским разбирательством, международным частным правом и международной торговлей.

Номера журнала публикуются в свободном доступе на сайте в формате PDF. При желании Вы можете приобрести печатные экземпляры журнала.

«Вестник международного коммерческого арбитража» выпускается некоммерческой организацией «Ассоциация исследователей международного и частного права» при поддержке КА «Муранов, Черняков и партнеры» и при участии:

  • кафедры международного частного и гражданского права МГИМО (У) МИД РФ;
  • электронной библиотеки «Наука права».

В 2017 году «Вестник международного коммерческого арбитража» включен в авторитетную базу данных KluwerArbitration.com, которая посвящена вопросам международного коммерческого и инвестиционного арбитража. Всего в базе KluwerArbitration.com на сегодня — 12 журналов из различных юрисдикций. «Вестник международного коммерческого арбитража» — единственное среди них российское издание, специализирующееся на проблемах международного коммерческого и инвестиционного арбитража.

Комиссия Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) была учреждена Генеральной Ассамблеей ООН в 1966 году (Резолюцией 2205 (ХХI) от 17 декабря 1966 года) с целью сокращения и устранения расхождений, возникающих в результате применения законов различных государств в вопросах международной торговли.

Официальный сайт – www.uncitral.org

Генеральная Ассамблея ООН предоставила Комиссии общий мандат, поручив ей содействовать прогрессивному согласованию и унификации права международной торговли. Комиссия стала основным юридическим органом системы ООН в области права международной торговли.

ЮНСИТРАЛ разрабатывает современные, справедливые и согласованные правила для коммерческих сделок, к числу которых относятся:

  • Всемирно признанные конвенции, типовые законы и правила
  • Правовые и законодательные руководства и рекомендации, имеющие большое практическое значение
  • Обновляемая информация о прецедентном праве и законодательных актах, вводящих в действие единообразные нормы коммерческого права
  • Техническая помощь в осуществлении проектов правовой реформы
  • Региональные и национальные семинары по вопросам единообразного коммерческого права

Структура Комиссии

В состав ЮНСИТРАЛ входят 60 государств-членов, избираемых Генеральной Ассамблеей. Российская Федерация участвует в Комиссии как правопреемница СССР, который был участником с 1968 года.

Секретариатом ЮНСИТРАЛ является Сектор права международной торговли Управления по правовым вопросам ООН (Вена). Секретариат ЮНСИТРАЛ уполномочен предоставлять по соответствующей просьбе техническую и консультативную помощь государствам, которые могут рассматривать вопрос о принятии одного из правовых текстов, подготовленных Комиссией.

Комиссия учредила 6 рабочих групп для проведения подготовительной работы по существу тем, предусмотренных в программе работы Комиссии. В состав каждой рабочей группы входят все государства-члены Комиссии. В настоящее время действуют 6 рабочих групп, которые рассматривают следующие темы:

* Рабочая группа 1- Закупки

* Рабочая группа 2 — Международный арбитраж и согласительная процедура

* Рабочая группа 3 – Урегулирование споров в режиме онлайн

* Рабочая группа 4 — Электронная торговля

* Рабочая группа 5 — Законодательство о несостоятельности

* Рабочая группа 6 — Обеспечительные интересы

Разработанные под эгидой ЮНСИТРАЛ документы:

  • Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 года;
  • Конвенция о морской перевозке грузов 1978 года;
  • Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года;
  • Конвенция о международных переводных векселях и международных простых векселях 1988 года;
  • Конвенция ООН о независимых гарантиях и резервных аккредитивах 1995 года;
  • Конвенция об использовании электронных сообщений в международных договорах 2005 года;
  • Конвенция о договорах полностью или частично морской международной перевозке грузов 2008 года;
  • Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже 1985 года;
  • Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международных кредитовых переводах 1992 года;
  • Типовой закон ЮНСИТРАЛ о закупках товаров (работ) и услуг и Руководство по его принятию 1994 года;
  • Типовой закон ЮНСИТРАЛ о трансграничной несостоятельности 1997 года;
  • Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле 1996 года;
  • Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронных подписях 2001 года;
  • Типовой закон о международной согласительной процедуре 2002 года.

Работа Комиссии осуществляется на ежегодных сессиях, которые проводятся поочередно через год в Центральных учреждениях ООН в Нью-Йорке и в Венском международном центре в Вене. Каждая рабочая группа Комиссии проводит одну или две сессии в год в зависимости от рассматриваемой темы. Помимо государств-членов все государства, не являющиеся членами Комиссии, а также заинтересованные международные организации приглашаются присутствовать на сессиях Комиссии и ее рабочих групп в качестве наблюдателей. Наблюдатели имеют право участвовать в обсуждениях на сессиях Комиссии и в ее рабочих группах наравне с членами Комиссии.

Координация действий по обеспечению участия в работе ЮНСИТРАЛ возложена на Минэкономразвития России в соответствии с Межведомственным распределением обязанностей по обеспечению участия Российской Федерации в международных организациях системы ООН, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 3 июня 2003 г. № 323.

Согласно Положению о Правовом Департаменте Минэкономразвития России, утвержденного приказом Минэкономразвития России от 13 мая 2009 г. № 169, на Правовой департамент возложена функция по обеспечению участия Российской Федерации в деятельности ЮНСИТРАЛ. К работе в ЮНСИТРАЛ в зависимости от направлений текущей деятельности помимо Минэкономразвития России привлекаются представители МИДа России, Минтранса России, ТПП России и др.

ЮНСИТРАЛ занимается унификацией права международной торговли в следующих областях: международная купля-продажа товаров и связанных с ней сделок, международная перевозка грузов, международный коммерческий арбитраж и согласительные процедуры, государственные закупки, договоры о капитальном строительстве, международные расчеты, электронная торговля, трансграничная несостоятельность и др.

По основным направлениям текущей деятельности Комиссии организованы соответствующие Рабочие группы. Каждая Рабочая группа, как правило, проводит одну-две сессии в год, в которых, помимо государств участников, принимают участие и международные организации – в качестве наблюдателей. Работа в группах и в Комиссии в целом строится на основе постатейного обсуждения в рамках сессий положений разрабатываемых документов.

Представители Минэкономразвития России принимают активное участие в деятельности рабочих групп ЮНСИТРАЛ.

В настоящее время ЮНСИТРАЛ активно ведется работа по следующим направлениям:

  • закупки;
  • международный арбитраж и согласительная процедура;
  • обеспечительные интересы;
  • законодательство о несостоятельности.

Также в Российской Федерации в настоящее время прорабатывается вопрос о подписании Конвенции о договорах полностью или частично морской международной перевозке грузов и о ратификации Конвенции об использовании электронных сообщений в международных договорах.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх