Требующий вернуть библиотеку шнеерсона 5

В 1922 году, за пять лет до ареста и выдворения из СССР, шестой Любавический ребе рабби Йосеф-Ицхак Шнеерсон обратился к советскому правительству с просьбой вернуть 35 ящиков книг, конфискованных несколькими годами ранее. Эти книги принадлежали нескольким поколениям глав Хабада, начиная с основоположника движения рабби Шнеура-Залмана из Ляд, который начал собирать библиотеку еще в XVIII веке.

В этом собрании можно было увидеть иллюстрированную Пасхальную Агаду, изданную в 1712 году в Амстердаме; на ее страницах остались пятна от вина, пролитого во время пасхального Седера. Другая книга была издана в 1552 году в Венеции; на ее полях остались рукописные пометки, сделанные еврейским курсивом, напоминающим арабскую вязь. Находилось в собрании и Пятикнижие 1631 года с комментариями на латыни, оставленными ученым-христианином, изучавшим еврейскую книгу, и т.д.

Страница Агады (1712 г.), залитая вином

Советское правительство так и не вернуло книги, и почти сто лет они хранились в запасниках Московской публичной библиотеки им. Ленина (сегодня – Российская государственная библиотека). В ближайшее время библиотека должна закончить сканирование и выкладывание в интернет всех 4500 книг собрания Шнеерсона. После этого они станут доступны всем, у кого есть компьютер, подключенный к всемирной паутине.

«Осталось отсканировать порядка 10-20 книг. Через месяц все будет на сайте», – говорит Светлана Хвостова, сотрудница Российской государственной библиотеки, отвечающая за собрание Шнеерсона, переданное московскому Еврейскому музею и центру толерантности.

Светлана Хвостова

Книги глав Хабада неоднократно становились предметом ожесточенных разбирательств. Эта история началась еще в годы I Мировой войны, когда пятый Любавический ребе рабби Дов-Бер Шнеерсон вместе с сыном Йосефом-Ицхаком Шнеерсоном покинул родные Любавичи, к которым приближались немецкие войска. Свои книги он оставил на сохранении в Москве.

В написанном в 1922 письме, хранящемся сегодня в Еврейском музее, рабби Йосеф-Ицхак Шнеерсон объясняет, что оставил книги на складе, поскольку ему негде было их хранить. Однако когда несколько лет спустя он захотел получить их назад, правительство отказалось под предлогом, что все содержимое склада было национализировано. Книги передали в государственную библиотеку.

После распада СССР Хабад подал иск в американский суд, требуя от правительства России вернуть книги. В 2013 году американский судья постановил, что Россия должна платить штраф в 50 тысяч долларов за каждый день, что она не возвращает книги. В свою очередь российское правительство возбудило дело о семи книгах из собрания Шнеерсона, которые в 1990 году были одолжены библиотеке Конгресса США, и так и не вернулись в Москву (книги были переданы Хабаду).

Тем не менее, российские власти сделали шаг к примирению, пригласив в Москву библиотекарей Хабада, чтобы те составили список книг, принадлежавших семье Шнеерсон. Библиотекари отобрали 4651 книгу, которые были переданы недавно открывшемуся Еврейскому музею и центру толерантности. Правда, в американских судебных документах речь идет о 12 тысяч книг, однако, по словам Хвостовой, она понятия не имеет, откуда взялись эти цифры.

Вместе с тем рукописи, письма, документы и семейные фотографии из собрания Шнеерсона не были переданы Еврейскому музею. Эти бумаги шестой Любавический ребе вынужден был оставить в Польше, откуда в начале II Мировой войны смог уехать в Америку. Архив попал в руки нацистов, а после победы над Германией был доставлен в Москву. В настоящее время эти документы хранятся в Российском государственном военно-историческом архиве в Москве. По словам Хвостовой, они тоже отсканированы, но до сих пор не выложены в интернет.

Рукописи любавических ребе по-прежнему остаются в хранилищах Российской государственной библиотеки, поскольку, по словам Хвостовой, еврейская община о них не попросила: «Хасиды написали письмо Путину, в котором потребовали «книги из собрания Шнеерсона”. Поэтому рукописи остались в Государственной библиотеке». Посетители библиотеки могут увидеть эти рукописи, однако для этого необходимо заранее подать просьбу. По словам Хвостовой, этой возможностью пользуются очень немногие.

Таким образом, в настоящее время в свободном доступе находятся только печатные книги из собрания Шнеерсона. Их уже используют иностранные исследователи: например, ученые Колумбийского университета, изучающие перемещение первых еврейских книг. «На полях книг мы все время обнаруживаем что-то новое: детские рисунки, каракули, даже упражнения в чистописании», – говорит Хвостова.

Страница из древней книги в коллекции Шнеерсона с заметками и каракулями

Книги хранятся в специальных картонных коробках, в которых затруднено выживание микроорганизмов. В комнате поддерживается постоянный температурный режим и установлена специальная газовая пожарная система, чтобы бесценные книги не пострадали даже в случае пожара.

Россиян эти книги интересуют мало – даже российских евреев, которые обычно не знают иврит. Библиотечные работники музея тоже не в состоянии читать эти книги: из пяти сотрудников только трое худо-бедно знают иврит, который изучали в Московском университете.

По словам Хвостовой, многие хасиды считают, что книги из собрания Шнеерсона обладают прямо-таки магической силой. «Как-то приехала американская семья с пятью детьми. Так они прямо из аэропорта, не заезжая в гостиницу, поехали смотреть «книги Шнеерсона”. Хасидам, которые к нам приходят, не интересно, что книги отсканированы. Им важно подержать их в руках».

Книги из собрания Шнеерсона доступны на сайте Российской государственной библиотеки http://www.rsl.ru/en (кликнуть на «Digitale Catalogue”, затем «Databases.”)

Проблема библиотеки Шнеерсона закрыта. Об этом Владимир Путин заявил в Москве, посещая 13 июня Еврейский центр и Музей толерантности, где отныне эта библиотека будет храниться. Пока в центре несколько сотен книг, но до конца года туда перевезут все четыре с половиной тысячи томов. Они будут в открытом доступе, в том числе в Интернете.

В еврейском музее настолько праздничное настроение, что гости пускаются в пляс. Сюда переехала первая партия книг из библиотеки Шнеерсона.

«Это справедливый и правильный шаг. И мы уверены, что сейчас по крайней мере книги чувствуют себя комфортно», — подчеркивает главный раввин России Берл Лазар.

Для знаменитой библиотеки Шнеерсона и условия хранения созданы уникальные. Это отдельная комната с микроклиматом. Здесь круглосуточно максимум плюс 18 градусов и влажность не более 50%. Книги в такой обстановке могут храниться вечно.

Издания XV-XVI веков постепенно оборачивают в специальный бескислотный картон.

— Не пропускает влагу, создается микроклимат, — рассказывают об особенностях такого картона в центре.

Но даже древние издания здесь обещают выдавать читателям.

«То есть доступ свободный?» – поинтересовался Владимир Путин.

— Абсолютно.

«Я считаю, что с этого момента проблема библиотеки Шнеерсона закрыта», — отметил глава российского государства.

История с коллекцией Шнеерсона тянется уже не первое десятилетие.

Любавические хасиды, проживающие в США и считающие Шнеерсона святым, требуют передачи книг им. Более того, полгода назад американский суд решил, что Россия должна выплачивать по 50 000 долларов штрафа за каждый день невозвращения. Такое «правосудие» вызвало резкую реакцию.

«Я не считаю, что евреи Америки имеют больше прав на эту библиотеку, чем евреи, живущие в России», — подчеркнул народный артист СССР, депутат Иосиф Кобзон.

Вся коллекция веками собиралась в России, на территории современной Смоленской области. В 1920-е годы произошла национализация. Осталось единственное документальное свидетельство, как спустя годы сам Шнеерсон просил распорядиться некогда принадлежащим ему имуществом.

«Оставить музею, то есть нашей библиотеке, то, что интересует, а остальное выдать мне. Ну, по всей видимости, мы оставили все, что нас интересует — всю коллекцию», — пояснил генеральный директор Российской государственной библиотеки Александр Вислый.

— Так, наверное, поступила бы любая библиотека, любой музей?

«Конечно, конечно», — кивает Александр Вислый.

«Решение о национализации этой библиотеки было принято советским правительством, первым советским правительством. И членами его являлись примерно на 80-85% евреи. Но они же, руководствуясь ложными идеологическими соображениями, шли тогда на аресты и репрессии и иудеев, и православных, и представителей других конфессий, мусульман. Они всех гребли под одну гребенку. И вот эти идеологические шоры и ложные идеологические установки, они, слава Богу, рухнули. И мы действительно сегодня передаем, по сути передаем еврейской общине эти книги с улыбкой», — рассказал Владимир Путин.

Путин несколько месяцев назад и предложил перенести библиотеку в Еврейский центр. Она будет оцифрована, доступ к книгам получат пользователи со всего мира.

«А то, что американские хасиды такие требование предъявили к нам, в общем, это сыграло положительную роль: подтолкнуло нас к решению вопроса таким образом, как мы это сделали», — остался доволен решением вопроса президент России.

Доступ сюда получат и ученые-исследователи древних книг.

ШНЕЕРСО́Н Менахем Мендл (1902, Николаев, Херсонская губерния, — 1994, Нью-Йорк), раввин, седьмой любавичский цаддик, лидер течения хасидизма Хабад, потомок основателя этого течения Шнеура Залмана из Ляд.

Его отец, праправнук Цемах Цедека (см. Шнеерсон, хасидская династия), рабби Леви Ицхак Шнеерсон (1878–1944), раввин Екатеринослава (Днепропетровска) в 1907–39 гг., был в 1939 г. обвинен в антисоветской деятельности, выслан на пять лет в Казахстан, умер в Алма-Ате. Еврейское религиозное образование Шнеерсон получил у отца. Благодаря своей матери Ханне (1879–1965), дочери М. Ш. Яновского, раввина города Николаев, Шнеерсон получил хорошее образование, изучал русский и французский языки, математику и другие светские дисциплины.

После переезда в 1924 г. любавичского цаддика И. И. Шнеерсона (см. Шнеерсон, хасидская династия) в Ленинград Менахем Мендл также переехал туда и много времени проводил в доме ребе, где познакомился с его дочерью Хаей Мусей (Хая Мушка, 1901–88), с которой вскоре был помолвлен. В 1927 г. Шнеерсон покинул Советский Союз вместе с семьей рабби И. И. Шнеерсона. В 1929 г. женился на Хае Мусе. Шнеерсон изучал математику, естественные науки и философию в университетах Берлина и Парижа (Сорбонна), получил диплом инженера-электрика. С 1941 г. жил Нью-Йорке. Был инженером в военно-морском флоте США. Одновременно выполнял многочисленные поручения любавичского цаддика и был одним из его ближайших соратников. В 1944 г. ребе поручил ему возглавить издательство «Кехат», публиковавшее основные хасидские труды, в особенности литературу Хабада. Написанные Шнеерсоном к этим книгам вступления, комментарии и разъяснения свидетельствуют о его широкой эрудиции в области хасидизма и каббалы. В 1946 г. Шнеерсон возглавил Мерказ ле-иньяней хинух (Центр образования Хабада), занятый созданием во всем мире системы иешив, еврейских школ для мальчиков, а также для девочек, где дети воспитывались бы в духе учения Хабада.

После смерти тестя (январь 1950 г.) и завершения 11-месячного траура с чтением каддиша Шнеерсон возглавил движение Хабад и стал любавичским цаддиком. С тех пор он посвятил себя развитию философии Хабада и предпринял энергичные меры по распространению еврейских знаний. Именно при М. М. Шнеерсоне любавичское движение вышло за пределы Европы, Америки и Израиля и распространилось на еврейские общины Северной Африки, Австралии и других регионов. Начало этому было положено в 1950-е гг. созданием сети еврейских религиозных школ в Марокко и Тунисе. В 1952 г. по инициативе Шнеерсона была создана организация Це‘ирей агуддат Хабад (Молодежное объединение Хабада), ставшая наиболее активной в движении Хабад. Шнеерсон был инициатором создания сотен еврейских учебных заведений, общин, строительства синагог, микве (в том числе в Израиле и России). Издательство «Кехат» выпускало книги, брошюры, журналы для различных возрастных групп на иврите, идиш, англ., французском, русском, арабском, немецком и турецком языке. Шнеерсон, которого в еврейской среде многие называли просто Ребе, каждый день принимал непрерывный поток посетителей, искавших ответа на религиозные, общественно-политические и личные вопросы.

В 1967 г., накануне Шестидневной войны, Шнеерсон организовал кампанию за выполнение нерелигиозными евреями библейского предписания о тфиллин. Затем были провозглашены еще несколько аналогичных кампаний: зажигание субботних свечей, благословение на арба‘а миним (`четыре вида растений`) в Суккот, мацца шмура (см. мацца) на седер Песах, получение еврейского образования и т. д.

Шнеерсон проявлял живой интерес к положению евреев в Советском Союзе, поддерживая постоянный контакт с представителями движения Хабад в СССР.

С 1967 г. Шнеерсон призывал политических деятелей Израиля не идти ни на какие территориальные компромиссы во время переговоров с арабами. При этом он был, как правило, противником участия представителей движения Хабад в партийной жизни Израиля. Принцип этот был нарушен, когда во время предвыборной кампании в Кнесет 12-го созыва (1988) Шнеерсон призвал поддержать партию Агуддат Исраэль. Отношение Шнеерсона к еврейскому государству было неоднозначным: он резко критиковал образ жизни в Израиле, израильскую систему образования и даже определял Израиль как часть галута.

Шнеерсон — автор нескольких тысяч работ (в основном статей) по вопросам еврейской религиозной философии, каббалы, Галахи; ему принадлежат толкования к еженедельным разделам Торы (см. парашат ха-шавуа) и к Талмуду.

Влияние Шнеерсона вышло далеко за пределы движения Хабад и ортодоксального еврейства. В начале 1990-х гг. значительная часть последователей Шнеерсона считала его Мессией. Степень преклонения перед Шнеерсоном любавичских хасидов была исключительной даже в истории хасидизма. Часть любавичских хасидов смирилась со смертью лидера, тем не менее продолжает считать его Мессией, другая часть — «активистское» крыло движения Хабад — не признает факта физической смерти Шнеерсона. Его могила в Нью-Йорке стала местом массового паломничества.

Длинношерстная овца 7 букв. Ненужный хлам 5 водосток в трюме 5 букв букв. Зам гитлера по партии 4 буквы. Когда печатаешь удаляется следующая буква. Вражда распря 5 букв. Буквы для аватарии русские. Елей плод 5 букв сканворд. Акробатический прыжок 6 букв. Друг цицерона 4 буквы. Съемка по быстрому 5 букв. Цепь из цветов сканворд. Стихотворный метр 7 гадание на кофейной гуще буква а букв. Трава горицвет 6 букв. Песчинка молекулы 4 буквы.
Виды на успех 4 буквы. Руда алюминия сканворд 7 букв. Австралийский штат на одноименном острове 8 букв. Динамика со статистикой 8 букв. Солнечный беспредел 4 буквы сканворд. Американский бальный танец сканворд 9 букв. Двусмысленные намёки увёртки 7 букв. Новость синоним к слову. Загон для баранов 6 букв. Состав из цистерн как называется гвоздь без шляпки 5 букв и платформ 8 букв. Закон возмездия у индусов 5 букв. Главенство разума над премия в области анимации 4 буквы чувством сканворд 6 букв. Мэр деревни сканворд 8 букв. Земляная клюква 7 букв сканворд. Эдвин изучавший галактики 5 букв сканворд.
Чудо сканворд 3 буквы сканворд. Футбольный клуб из перми сканворд 5 букв. Воплощение ретро проигрыватель с рупором наружу 9 букв бога ра сканворд. Электронный документ сканворд 4 буквы. Автомобиль красивоцветущий кустарник 6 букв сканворд собранный мастерами сша сканворд. Верхний предел воды в лягушатнике сканворд 6 букв. Английские слова перевести на русские буквы. Роман хемингуэя 6 букв сканворд. Сиртаки по болгарски сканворд. Выпиши слова в которых букв больше чем звуков. Укороченные брюки 5 букв сканворд. 1 3 сажени 5 букв сканворд.

TAGS: буква 5 консерватор букв человек

НЬЮ-ЙОРК — Решения федерального судьи Ройса Ламберта в Вашингтоне, сначала обязавшего Россию передать базирующемуся в Бруклине хасидскому движению «Хабад-Любавич» собрание исторических книг и документов, принадлежавших раввину Иосифу Шнеерсону, а затем назначить штраф в размере 50 тысяч долларов в день до того момента, пока так называемая «коллекция Шнеерсона» не будет передана американским хасидам, подвергаются резкой критике в Москве.
«Неправомерными» и даже «русофобскими» эти решения называют не только МИД и министр культуры Владимир Мединский, но политологи и адвокаты. Между тем, юридические эксперты в США считают решения судьи Ламберта правомочными, хотя и признают трудности в их исполнении.
Бостонский адвокат Николас О’Доннелл, автор блога Art Law Report, специализирующийся на юридических аспектах музейно-выставочной деятельности, в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» отверг критику российских коллег, заявляющих, что решения о «библиотеке Шнеерсона» «противоречат международному праву». «Это легитимное решение, и подвергать его подобной критике – просто неправильно», – заявил он.
«Американский суд имеет юрисдикцию в этом вопросе согласно (принятому в 1976 году – М.Г.) Акту об иммунитетах суверенных государств (Foreign Sovereign Immunities Act (FSIA)), – сказал О’Доннелл. – Российская сторона пыталась оспорить юрисдикцию суда на основании этого закона и проиграла, а Аппеляционный суд, в свою очередь, подтвердил юрисдикцию окружного суда в этом вопросе. Согласно FSIA, иммунитет не распространяется на суверенные государства, если они занимаются коммерческой деятельностью на территории США. Говорить о том, что суд одной страны не имеет юрисдикции просто потому, что являющаяся предметом разбирательств собственность находится на территории другой страны, просто неправильно. Это касается не только России, но и других стран, равно как и деятельности США в других странах».
Николас О’Доннелл называет неправомерной позицию России. По его словам, Россия с самого начала отвергала юрисдикцию американского суда в вопросе о «библиотеке Шнеерсона», и когда Аппеляционный суд отверг эту позицию и вернул дело на рассмотрение суда низшей инстанции, российские представители просто прекратили свое участие в дальнейшем разбирательстве.
«Они защищались в суде до тех пор, пока не проиграли, – отметил О’Доннелл. – Между тем, у них были аргументы, которые могли быть представлены на следующей стадии слушаний, но они предпочли самоустраниться. При этом они отказались от услуг адвокатов или перестали им платить, и сами написали письмо в суд, обвинив его в попытке присвоить себе несуществующую юрисдикцию и уведомив о своем решении более не участвовать в разбирательстве. Я никогда не видел ничего подобного».
Коллизия законов
МИД РФ отреагировал на вынесенное окружным судом Вашингтона решение крайне негативно, назвав его «юридически ничтожным» и заявив, что оно противоречит международному праву. «Вызывает возмущение, что вашингтонский суд пошел на такой беспрецедентный и чреватый самыми серьезными последствиями шаг, как введение штрафных санкций против суверенного государства, – говорится в официальном комментарии. – Американские власти, как мы надеемся, отдают себе отчет, что если российское государственное имущество, не защищенное дипломатическим иммунитетом, подвергнется аресту в США, как того требует «Хабад» в качестве «обеспечительной меры», то мы будем вынуждены предпринять жесткие ответные действия».
Вызывает возмущение, что вашингтонский суд пошел на такой беспрецедентный и чреватый самыми серьезными последствиями шаг, как введение штрафных санкций против суверенного государства. Американские власти, как мы надеемся, отдают себе отчет, что если российское государственное имущество, не защищенное дипломатическим иммунитетом, подвергнется аресту в США, как того требует «Хабад» в качестве «обеспечительной меры», то мы будем вынуждены предпринять жесткие ответные действия из официального комментария МИД России Министр культуры РФ Владимир Мединский назвал права хасидской общины США на «библиотеку Шнеерсона» «абсурдом», а решение вашингтонского суда «русофобским спектаклем».
Специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой был более сдержан, напомнив, что «библиотека Шнеерсона» является «одним из объектов историко-культурного наследия Российской Федерации» и по российскому закону не может быть передана за границу. «Мы не считаем, что американский судья вправе выносить вердикты и судебные иски по отношению к Российской Федерации, – заявил Швыдкой. – И таким образом, дело зашло, с моей точки зрения, в некий тупик, потому что те компромиссные развязки, которые теоретически могли бы быть, они при таком судебном решении невозможны».
Николас О’Доннелл признает, что в данном случае имеет место коллизия законов двух стран. «Российская сторона могла представить этот аргумент в суде, и вполне могла бы убедить суд в невозможности передачи «библиотеки Шнеерсона» в США – если бы они не отказались от участия в разбирательствах, – считает адвокат. – Это был бы серьезный аргумент. Проблема в том, что они его не представили, а предпочли игнорировать суд. То есть, они озвучивают эту позицию, но не в суде, что, с точки зрения суда, не имеет юридической силы».
Российские опасения беспочвенны?
В свою очередь, заместитель министра культуры РФ Григорий Ивлиев заявил, что последствия принятого вашингтонским судом решения могут отрицательно сказаться на «доступе американских граждан к российским культурным ценностям». По его словам, различные программы культурного сотрудничества, включая обмены выставками между музеями, будут приостановлены.
С тем, что «этот случай оказывает отрицательное влияние на культурный обмен», согласна и Елена Романова из базирующегося в штате Мэриленд Фонда международных искусств и образования, который занимается организацией в США выставок из коллекций российских музеев, а также знакомит жителей России, Восточной Европы и Центральной Азии с американскими культурными традициями.
«Мы предпочли бы, чтобы эти вопросы рассматривались как отдельные события – иск «Хабада» и культурный обмен, но как российская сторона, так и сторона «Хабад», кажется, смешали это вопрос вместе», – написала Елена Романова, отвечая по электронной почте на вопросы «Голоса Америки». При этом она добавила, что, по мнению Фонда, «существующее законодательство является достаточным для обеспечения иммунитета для защиты культурных ценностей во время их пребывания в США».
Раввины хасидского движения «Хабад-Любавич». Бруклин, Нью-Йорк
Эту точку зрения разделяет и Николас О’Доннелл. «Российская сторона оправдывает эмбарго на культурный обмен опасениями, что произведения искусства или другие предметы, представляющие ценность, могут быть арестованы во исполнение судебного решения в пользу «Хабад Любавич», – говорит адвокат. – Однако, эти опасения безосновательны. Ни один музей не согласится отправить свои экспонаты за границу или принять их из-за рубежа без гарантий их иммунитета от любых попыток ареста. Если же такой иммунитет предоставлен, они не могут быть арестованы на территории США».
«Если Россия отправит на выставку в США картину даже после вступления в силу решения судьи Ламберта о наложении штрафа, и если эта картина получит иммунитет, никто не сможет ее арестовать, – заявил американский адвокат. – Почему в России этого не понимают, я не знаю. Это абсурд».
О’Доннелл считает, что подобные опасения, равно как и российская реакция на решения суда по делу о «библиотеки Шнеерсона» продиктованы непониманием юридической системы США. В России многие, включая экспертов, не верят в независимость американских судов и считают, что власти страны могут диктовать им «правильные решения». Хотя, указывает О’Доннелл, решение судьи Ламберта доказывает обратное.
В ходе нынешнего процесса Министерство юстиции США выступило против введения штрафа против России, указав, что это лишь затруднит урегулирование проблемы. Джоэл Макэлвейн, представляющий американский Минюст, говорил также, что этот шаг «будет противоречить внешнеполитическим интересам США». Судья Ламберт проигнорировал аргументы Минюста.
Удастся ли исполнить решения суда?
Наложенный судом на Россию штраф может оказаться внушительным: за год он составит 18 миллионов долларов. Однако, соглашаются эксперты, получить деньги истцам от России будет не просто.
Проживающий в США российский адвокат Павел Ивлев (бывший адвокат ЮКОСа, объявленный Россией в розыск) отметил в интервью «Голосу Америки», что «так как Россия явно не хочет исполнять решение вашингтонского суда о возвращении «библиотеки Шнеерсона», американский суд пытается принудить ее это сделать». «Способов для этого не так уж много, и не все они надежны, поскольку речь идет о суверенном государстве, которое на своей территории делает то, что считает нужным, – сказал он. – Поэтому суд пошел по известному пути, наложив материальное взыскание, которое может быть исполнено где угодно, в том числе в США. Задача истцов сейчас – найти те активы, против которых может быть исполнено решение суда».
«Естественно, арестовать контролируемые Россией счета им не удастся, так как они обладают иммунитетом, – сказал Ивлев. – Но, возможно, есть какая-то недвижимость, на которую иммунитет не распространяется, или недостаточно распространяется. Вполне возможно, что против каких-либо недвижимых активов на территории США, принадлежащих Российской Федерации, это решение будет исполняться. В этом нет ничего нового, и тем более запрещенного. Такие прецеденты были в Европе, и там аресты имущества понуждали РФ оплачивать свои долги. Правда, там речь шла о коммерческих долгах, но принцип тот же».
По словам О’Доннелла, в гражданском судопроизводстве США решение суда не означает, что оно автоматически будет исполняться. «В данном случае, суд решил, что «библиотека Шнеерсона» должна быть возвращена, – объясняет адвокат. – Но библиотека находится в России, поэтому это решение суда не может быть исполнено. Решение о наложении санкций не означает, что истцы могут просто явиться в банк и потребовать, что бы им была выдана некая сумма. Для этого необходимо новое решение суда об исполнении предыдущего решения. Истцы должны будут затребовать такое решение и, скорее всего, на это уйдет какое-то время. При этом не факт, что судья пойдет на такой шаг. В целом, практика применения закона FSIA свидетельствует, что судьи рассматривает конфискацию имущества в подобных случаях, как крайнюю меру».

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх