Третьи лица в арбитражном процессе

Основания вступления и привлечения третьих лиц в арбитражный процесс. Пробелы современного законодательства

В случаях, когда закон не предусматривает возможность или обязательность участия третьих лиц в арбитражном процессе, они вступают в дело по своей инициативе либо по ходатайству сторон или привлекаются к участию в деле по инициативе суда. Это положение ярко иллюстрирует отличие в процессуальном положении таких субъектов от статуса третьих лиц с самостоятельными требованиями. В силу принципа диспозитивности третьи лица с самостоятельными требованиями могут вступить в процесс только по своей инициативе, поскольку только от самих субъектов предпринимательской (иной экономической) деятельности зависит решение вопроса о необходимости защиты их субъективных прав или интересов.

Третьи лица без самостоятельных требований, выполняя задачу помощи одной из сторон в защите ее интересов в арбитражном процессе, могут быть привлечены к участию в деле и при отсутствии у них волеизъявления на участие в деле: арбитражный суд может «заставить» их занять положение лица, участвующего в деле. Ни одно из лиц, участвующих в деле, не может стать участником процесса не по своей воле, кроме третьего лица без самостоятельных требований. Иными словами, положение этих субъектов в процессе настолько своеобразно, что их функция в процессе определялась в процессуальной литературе в следующем виде: «третье лицо вступает в процесс для того, чтобы суд констатировал существование правоотношения или факта, имеющего юридическое значение (например, для права регресса)».

Статьями 50 — 51 АПК РФ предусмотрено, что в случае вступления третьего лица в дело после начала судебного разбирательства рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда производится с самого начала. Безусловно, данное положение расширяет возможности третьих лиц по защите своих прав, так как только полноценное судебное разбирательство с учетом позиции и доказательств всех лиц, участвующих в деле, является безусловной гарантией защиты их прав и вынесения законного и обоснованного решения.

Вместе с тем последствием вовлечения в процесс третьих лиц и рассмотрения дела с самого начала является также значительное снижение эффективности правосудия, так как влечет необходимость повторного прохождения ранее пройденных стадий процесса. В итоге это приводит к увеличению сроков рассмотрения дела в арбитражных судах.

В целях снижения негативных для судебного процесса последствий вступления в него третьих лиц и, исходя из необходимости соблюдения принципов доступности и эффективности правосудия, можно предложить следующее решение проблемы.

При вступлении третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, рассмотрение дела должно начинаться со стадии подготовки дела к судебному разбирательству. В данном случае это будет способствовать реализации принципа доступности правосудия, так как процедура защиты прав и законных интересов третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, не должна быть усеченной по сравнению с процедурой защиты прав и законных интересов истца, так как по своему содержанию их правовой статус тождествен и выносимое по такому делу судебное решение в одинаковой степени затрагивает их права и законные интересы.

При вступлении в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, нет необходимости в возврате на стадию подготовки дела к судебному разбирательству, достаточно лишь вернуться в начало судебного разбирательства. Это обусловлено тем, что судебным актом, которым будет заканчиваться рассмотрение дела по существу, непосредственно не затрагиваются их права и законные интересы. Однако здесь обнаруживается некоторое несоответствие ч. 3 ст. 65 АПК РФ, согласно положениям которой каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, если иное не установлено АПК РФ.

Данное несоответствие может быть устранено путем закрепления в АПК РФ нормы, определяющей срок, в течение которого третье лицо, вступившее в процесс и не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, обязано раскрыть имеющиеся у него доказательства по делу.

В отличие от ранее действовавшего законодательства, предусматривающего прекращение производства по делу (по мотиву его неподведомственности) в случае выявления необходимости привлечения в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, гражданина, не являющегося индивидуальным предпринимателем, действующий АПК РФ предусматривает иные правила.

В ч. 4 ст. 27 АПК РФ установлено, что заявление, принятое арбитражным судом к своему производству с соблюдением правил подведомственности, должно быть рассмотрено им по существу, хотя бы в дальнейшем к участию в деле будет привлечен гражданин, не имеющий статуса индивидуального предпринимателя, в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. И, таким образом, АПК РФ устранил очевидную предпосылку для затягивания сроков рассмотрения дела, для пропуска срока исковой давности и т.п., создав возможность защиты гражданами, не являющимися индивидуальными предпринимателями, своих прав, в том числе и посредством арбитражной процессуальной формы.

Действующий АПК РФ устранил законодательный пробел, существующий в АПК РФ 1995 г., в отношении процессуального оформления вступления (привлечения) третьих лиц к участию в деле. Статьями 50 — 51 действующего АПК РФ установлено, что о вступлении третьих лиц в дело выносится определение.

Введение этого правила имело безусловные позитивные последствия для цели реализации начал доступности и эффективности правосудия в арбитражном процессе.

Однако современное законодательное регулирование института третьих лиц в арбитражном процессе создает и ряд препятствий к реализации начал доступности и эффективности правосудия.

Прежде всего, следует обратить внимание на то, что в АПК РФ не определена форма обращения в суд третьих лиц, желающих вступить в процесс. Позиция законодателя, оставившего без внимания столь важный вопрос, вызывает недоумение.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 50 АПК РФ третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут вступить в дело до принятия решения арбитражным судом первой инстанции, что по смыслу этой нормы предполагает вступление третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, в арбитражный процесс только по собственной инициативе. Форма обращения, как указывалось выше, законом не определена.

Исходя из положений ст. 333.21 Налогового кодекса РФ, регулирующих размеры государственной пошлины в арбитражных судах, третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, обращаются с заявлениями (с заявлениями о вступлении в дело).

В соответствии с ч. 4 ст. 4 АПК РФ установлены следующие формы обращений в арбитражный суд: 1) исковое заявление; 2) заявление; 3) жалоба; 4) представление. Вместе с тем заявление в соответствии с ч. 4 ст. 4 АПК РФ — это форма обращения в арбитражный суд по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, по делам о несостоятельности (банкротстве), по делам особого производства, при обращении о пересмотре судебных актов в порядке надзора и в иных случаях, предусмотренных АПК РФ.

Вследствие сказанного сложно согласиться с тем, что формой обращения в арбитражный суд третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, является заявление.

Для правильного разрешения обозначенного вопроса необходимо проанализировать сущность обращения в арбитражный процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора.

Содержание обращения в арбитражный суд третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, заключается, во-первых, в требовании к суду о защите права или законного интереса, во-вторых, в материально-правовом требовании к сторонам находящегося на рассмотрении арбитражного суда спора. Указанные два признака обращения в арбитражный процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, совпадают соответственно с процессуальной и материальной стороной иска.

Указанное обстоятельство позволяет сделать вывод о том, что, по существу, обращение в арбитражный суд третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, осуществляется в форме иска. Об этом же свидетельствуют и разъяснения судебных органов, в которых делается вывод о том, что третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, вступает в процесс, начатый другими лицами, путем предъявления самостоятельного иска с соблюдением всех требований, предусмотренных АПК РФ. Надо сказать, что такой подход вполне закономерен, поскольку еще Устав гражданского судопроизводства 1864 г. устанавливал, что формой обращения в суд третьих лиц с самостоятельными требованиями на предмет спора является исковое заявление.

Еще большая неопределенность существует в отношении формы обращения в арбитражный суд третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, что явно препятствует реализации начала доступности правосудия.

В то же время в случае привлечения третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, по инициативе одной из сторон формой выражения воли указанной стороны может быть ходатайство, право на которое ей предоставлено ст. 41 АПК РФ. Не возникает проблемы и при привлечении третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, по инициативе арбитражного суда.

Думается, что применительно к форме обращения в арбитражный суд третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, было бы полезно воспринять соответствующий опыт гражданского процессуального законодательства Германии. Согласно § 70 Гражданского процессуального уложения Германии «вступление в процесс третьего лица без самостоятельных требований производится посредством представления процессуального документа в суд, ведущий процесс, и если оно связано с использованием средства обжалования, — посредством представления процессуального документа в суд, рассматривающий средство обжалования».

Пункт 3 ст. 51 АПК РФ предусматривает вынесение определения о вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора. В то же время не определено, какой судебный акт выносится в случае отказа во вступлении в дело данной категории третьих лиц.

Возможно, такое положение вещей связано с тем, что в настоящее время в арбитражном процессе отсутствует институт отказа в принятии иска.

Вместе с тем правовое регулирование института встречного иска в арбитражном процессе допускает его возвращение в случае несоответствия его предъявляемым требованиям. Представляется, что возвращение искового заявления допустимо и в случае отсутствия оснований для вступления третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, в арбитражный процесс.

В соответствии с ч. 3 ст. 51 АПК РФ о вступлении в дело третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, либо о привлечении третьего лица к участию в деле, или об отказе в этом арбитражный суд выносит определение. Отсутствие в ранее действующем законодательстве возможности обжалования определений о привлечении или об отказе в привлечении третьих лиц в арбитражный процесс препятствовало полноценной реализации начала доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Современным АПК РФ предоставляются гарантии права обжалования определений о привлечении или об отказе в привлечении третьих лиц в арбитражный процесс, чем гарантируется основное право — право на судебную защиту.

арбитражный процессуальный законодательство судебный

1. Момент вступления третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, в судопроизводство аналогичен вступлению в арбитражный процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора.

2. Для вступления в дело от них не всегда требуется подача заявления, так как они могут быть привлечены к участию в деле и по ходатайству сторон, прокурора или по инициативе суда.

3. В отличие от третьих лиц, заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, интересы третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, не противоречат интересам истцов или ответчиков, на стороне которых третьи лица выступают.

4. При рассмотрении дел по заявлению об обжаловании решения или предписания антимонопольного органа, поданному лицом, в отношении которого это решение вынесено (которому предписание выдано), в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на основании ч. 1 коммент. статьи в дело могут вступить иные лица, участвовавшие на основании ст. 42 Федерального закона «О защите конкуренции» в деле о нарушении антимонопольного законодательства. К таким лицам относятся: лица, заявления которых (государственные органы, органы местного самоуправления, материалы которых) на основании ч. 2 ст. 39 Федерального закона «О защите конкуренции» послужили основанием для возбуждения и рассмотрения антимонопольным органом соответствующего дела о нарушении антимонопольного законодательства, а также иные заинтересованные лица, чьи права и законные интересы оказались затронутыми в связи с рассмотрением упомянутого дела.

5. Указанным лицам не может быть отказано во вступлении в дело со ссылкой на то, что судебный акт по рассматриваемому делу не может повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон.

6. О принятии заявления об увеличении размера исковых требований или о возвращении заявления об увеличении размера исковых требований выносится определение в виде протокольного определения или в виде отдельного судебного акта.

§ 3. Третьи лица в арбитражном процессе

Институт третьих лиц, участвующих в разрешении хозяйственного спора, появился только с разработкой и принятием арбитражного процессуального законодательства. Несмотря на то что в законодательстве, регулирующем порядок разрешения хозяйственных споров государственными арбитражами, такой институт не предусматривался, о необходимости его говорили многие ученые и практические работники (6) .

Отсутствие этого института объяснялось несогласованностью процессуальных норм с нормами материального гражданского права, в которых широко закрепляется участие третьих лиц в имущественных отношениях.

Действительно, с участием третьих лиц может исполняться практически любой хозяйственный договор, спор о котором может быть предметом рассмотрения арбитражного суда. В договоре строительного подряда, например, субподрядчик является третьим лицом по отношению к заказчику. Третьи лица могут быть в договорах перевозки, контрактации, на выполнении научно-исследовательских работ и т.д. Гражданским законодательством допускается исполнение обязательства, возникшего из договора третьим лицом (ст.313 ГК РФ), договор в пользу третьего лица (ст.430 ГК РФ), ответственность должника за действия третьих лиц и др.

Однако прямой связи между институтом третьих лиц в материальном гражданском праве и институтом арбитражного процессуального права может и не быть. Третье лицо — субъект материального права может быть истцом или ответчиком в суде, и, наоборот, сторона в гражданском правоотношении может быть третьим лицом в арбитражном процессе. В этом отношении характерно положение продавца по договору купли-продажи, который обязан вступить в дело на стороне покупателя, если третье лицо по основанию, возникшему до продажи вещи, предъявит к покупателю иск об изъятии ее.

В такой ситуации совершенно очевидно, что третье лицо займет положение истца, а третьим лицом в арбитражном процессе окажется продавец6.

Субъекту правоотношения, находящемуся под прямым влиянием (воздействием) спорного материального правоотношения, являющегося предметом разбирательства в арбитражном суде, необходима процессуальная гарантия от возможного прямого или косвенного ущемления его субъективных прав и законных интересов, он должен принять участие в деле. На этом и заканчивается связь двух самостоятельных правовых институтов в гражданском и арбитражном процессуальном праве.

Арбитражным процессуальным кодексом предусматривается участие в арбитражном процессе третьих лиц двух видов:

третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования (ст.38 АПК РФ), и третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования на предмет спора (ст.39 АПК РФ).

Третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования, называются лица, вступающие в уже возникший процесс для защиты своих самостоятельных прав на предмет спора.

Арбитражное процессуальное законодательство прямо не регламентирует порядок вступления третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования на предмет спора. Но по смыслу закона такое вступление осуществляется путем подачи искового заявления.

Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования на предмет спора, вступает в процесс потому, что считает спорное право принадлежит ему, а не истцу или ответчику. Это лицо предполагается субъектом спорного материально-правового отношения.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора могут вступить в дело до принятия арбитражным судом решения. Они пользуются всеми правами и несут все обязанности истца, кроме обязанности соблюдения досудебного (претензионного) порядка урегулирования спора с ответчиком, когда это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договором. Это исключение вполне объяснимо, ибо в противном случае третьи лица вряд ли смогут вступить в начавшийся арбитражный процесс. Третьи лица, не вступившие в чужой процесс, могут предъявить свои требования в общем порядке. Но вступление третьего лица в чужой процесс имеет определенные преимущества. Во-первых, сокращается срок восстановления нарушенных прав третьих лиц. Во-вторых, если спорное имущество будет передано первоначальному истцу или оставлено у ответчика, то они могут им распорядиться, что затруднит или сделает невозможным в последующем защиту прав третьих лиц.

Заявление о вступлении в дело в качестве третьего лица, предъявляющего самостоятельные требования на предмет спора, оплачивается государственной пошлиной в установленном порядке. Однако расходы по государственной пошлине относятся на ответчика в размере, соотносимом с удовлетворенными требованиями. Таким образом, поскольку будут удовлетворены требования истца или третьего лица с самостоятельными требованиями, то расходы другого, связанные с уплатой госпошлины, возмещены не будут в связи с неудовлетворением его требований. В доход бюджета поступит государственная пошлина в двойном размере.

Третьи лица с самостоятельными требованиями следует отличать от соистцов, которые вступают в процесс одновременно в связи с возбуждением дела. Во-первых, требования соистца, соистцов всегда направлены к ответчику по первоначальному иску. Требования же третьего лица с самостоятельными требованиями могут быть обращены как к истцу, так одновременно и к истцу, и ответчику. Во-вторых, требования соистцов всегда тесно связаны между собой, требования же третьего лица и соистца обязательно имеют взаимоисключающий характер.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия арбитражным судом решения, если решение по делу может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству сторон или по инициативе суда.

Третье лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, несут процессуальные обязанности и пользуются правами стороны, кроме права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, требование принудительного исполнения судебного акта.

Третье лицо без самостоятельных требований — это предполагаемый участник материально-правового отношения, связанного по объекту и составу с тем, какое является предметом разбирательства в арбитражном суде. Наиболее типичное основание вступления третьего лица без самостоятельных требований в дело, уже начатое, — возможность регрессного иска одной из сторон спорного отношения к третьему лицу после вынесения решения арбитражным судом по основному спору.

Интересы соответчика и третьего лица без самостоятельных требований на стороне ответчика различны. Соответчик всегда противостоит истцу, несет перед ним непосредственно ответственность целиком или в части. Третье же лицо без самостоятельных требований на стороне ответчика находится в материальных правоотношениях лишь с ответчиком и непосредственно перед истцом ответственности не несет. На третье лицо ответственность может быть возложена лишь посредством регресс-ного требования ответчика в отдельном процессе.

Арбитражный процессуальный кодекс РФ (ч.2 ст.39) устанавливает исключения из прав сторон, принадлежащих третьим лицам без самостоятельных требований. Эти исключения касаются распорядительных прав сторон и связаны с тем, что третье лицо без самостоятельных требований не является предполагаемым субъектом спорного материального правоотношения и не претендует на объект спора. Из этого вытекает и то, что на третьих лиц без самостоятельных требований не распространяется требование о соблюдении претензионного порядка, хотя это и не предусмотрено в законе.

Часть 4 ст.32 АПК РФ 1992 г. давала арбитражному суду право в одном процессе рассмотреть как первоначальные требования к ответчику, так и регрессные требования ответчика к третьему лицу без самостоятельных требований или требование последнего к одной из сторон и принять решение по регрессно-му требованию. Однако в АПК РФ 1995 г. такой нормы нет, не было ее и в Правилах рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитражами, хотя практика удовлетворения регрессных требований в первоначальном иске существовала. Вместе с тем, следует иметь в виду, что для признания требований регрессными необходимо наличие не менее двух правоотношений с тремя субъектами, наличие оснований для выплаты суммы стороне одного правоотношения по вине субъекта второго правоотношения и невозможности предъявления к нему прямого требования. При соблюдении указанных требований рассмотрение регрессных требований вместе с первоначальным иском является проблематичным. А третье лицо остается третьим лицом. Оно не становится стороной, истцом по первоначальному иску. Участие третьих лиц без самостоятельных требований на стороне ответчика в арбитражном процессе нельзя рассматривать как процессуальный механизм переложения ответственности на действительно виновного в нарушении обязательства. Никакие механизмы переложения ответственности не должны иметь место, если они не обеспечены процессуальными гарантиями. Участие третьих лиц без самостоятельных требований в арбитражном процессе как раз и создает им гарантии, возможность заранее предотвратить присуждение с него определенных сумм, например по последующему регресс-ному иску, возможность заранее получить информацию о регресс-ном иске к третьим лицам. Поэтому в отличие от ответчика — пассивной стороны в деле, так как к нему его привлекает истец, соответчик или сам арбитражный суд, третье лицо без самостоятельных требований имеет собственный интерес и стимул к вступлению в дело.

Отказ нового арбитражного процессуального законодательства от возможности рассмотрения арбитражным судом регресс-ных требований с первоначальным иском воспринимается неоднозначно.

Авторы Комментария к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации этот факт объясняют тем, что арбитражный суд в соответствии с новым законодательством осуществляет правосудие, хотя и сожалеют об утрате возможности быстрой ликвидации конфликта (7). Авторы учебника «Арбитражный процесс» полагают, что возможность рассмотрения регрессных исков в первоначальном деле в полной мере соответствует другой основной задаче арбитражных судов — содействие укреплению законности и предупреждению правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (8). Нельзя забывать и о том, что рассмотрение в одном процессе первоначального и регрессного иска ответчика к третьему лицу дает возможность арбитражному суду наиболее полно исследовать материалы дела, предотвращает возникновение новых арбитражных дел и вынесение противоречивых решений, экономит средства и время сторон и арбитражного суда, позволяет более оперативно установить истинные материальные правоотношения сторон. А это вполне согласуется с основным предназначением правосудия — защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов предпринимателей. Поэтому норма о регрессных исках должна быть в арбитражном процессуальном законодательстве.

Третьи лица обоих видов могут вступить в арбитражный процесс только до принятия арбитражным судом решения, т.е. их участие возможно в суде первой инстанции и не возможно в апелляционном суде и в кассационной инстанции.

Вступление третьих лиц в арбитражный процесс разрешается определением в силу ст. 118 АПК РФ. Это определение не подлежит обжалованию, поскольку последнее не предусмотрено Арбитражным процессуальным кодексом РФ.

Замена юр. лица на физ. лицо по АПК

Отказ от иска, если состоялся после цессии не лишит нового кредитора (цессионария) права обратиться в суд (СОЮ) с исковыми требованиями к этому же должнику по этому же договору.

Я думаю, если будет отказ от иска, потом цессия, также не должно повлечь отказа в иске судом в СОЮ.

Ох, боязно почему-то, будем думать

Спасибо за Ваше мнение!

В процессе дискуссии с Вами, я начал сомневаться в своей первоначальной позиции…по поводу возможности рассмотрения спора с участием физика. И кажется нашел практику, где суд рассуждает как Вы:

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2014 по делу N А56-59271/2013
Производство по делу о взыскании задолженности по договору возмездного оказания услуг прекращено, поскольку данный спор с участием гражданина, не имеющего статус индивидуального предпринимателя, неподведомствен арбитражному суду.

Из материалов дела видно, что 01.10.2013 поданное исковое заявление ООО «Торгово-Производственная Компания «Ель-Комплект» к ответчику ООО «Колл-Центр Инфотел Групп» принято судом первой инстанции с соблюдением правил о подведомственности, установленных статьей 27 АПК РФ.
03.02.2014 между ООО «Колл-Центр Инфотел Групп» и физическим лицом — Ганевичем И.И. заключен договор цессии (уступки права требования) N 1/2014, согласно которому Общество уступает Ганевичу И.И. права требования денежных средств в размере 149 850 руб., выплаченных Медникову А.Г. в счет оплаты услуг по договору N 128-ГР от 29.10.2012.
В ходе рассмотрения дела суд первой инстанции удовлетворил ходатайство истца о процессуальном правопреемстве и заменил ООО «Колл-Центр Инфотел Групп» на Ганевича И.И.
Согласно частям второй и третьей статьи 27 АПК РФ арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных названным Кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя. К подведомственности арбитражных судов федеральным законом могут быть отнесены и иные дела.
В силу статьи 28 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке искового производства возникающие из гражданских правоотношений экономические споры и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, другими организациями и гражданами.
Как разъяснено в пункте 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2002 N 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса РФ», участниками спорных правоотношений могут быть юридические лица, индивидуальные предприниматели, а в случаях, предусмотренных Кодексом и иными федеральными законами, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы, должностные лица, образования, не имеющие статуса юридического лица, и граждане, не имеющие статуса индивидуального предпринимателя.
Следовательно, дело может быть рассмотрено арбитражным судом с участием гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, исключительно в том случае, когда это предусмотрено Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации или федеральным законом.
В материалах настоящего дела не имеется доказательств, свидетельствующих о том, что на момент заключения Договора цессии от 03.02.2014 Ганевич И.И. являлся индивидуальным предпринимателем, а сумма 149 850 руб. по Договору цессии использовалась указанным лицом в своей предпринимательской деятельности. В деле отсутствуют также доказательства того, что правоотношения, возникшие между истцом и Ганевич И.И. из Договора цессии, связаны с получением Ганевич И.И. дохода в какой-либо форме.
В соответствии с пунктом 1 статьи 48 ГК РФ одним из признаков юридического лица является способность организации от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права.
Осуществление Ганевич И.И. на момент заключения Договора возмездного оказания услуг N 128-ГР от 29.10.2012 и договора цессии от 03.02.2014 функций генерального директора ООО «ТПК «Ель-Комплект» само по себе не свидетельствует об использовании им денежных средств в 149 850 руб. в предпринимательских целях (абзац первый пункта 1 статьи 49, статья 53, пункт 1 и абзац второй пункта 3 статьи 56 ГК РФ).
Статьей 33 АПК РФ определены категории дел, которые рассматриваются арбитражным судом независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.
Норма, позволяющая арбитражному суду рассмотреть настоящий спор в отношении гражданина Ганевич А.А., не имеющего статус индивидуального предпринимателя, в действующем законодательстве отсутствует.
Согласно пункту 1 части 1 статьи 150 АПК РФ арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что дело не подлежит рассмотрению в арбитражному суде.
Поскольку в соответствии с действующим законодательством спор с участием физических лиц в качестве ответчиков арбитражному суду неподведомственен, производство по настоящему делу подлежит прекращению на основании статьи 150 АПК РФ.

Записи созданы 2145

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх