Тюрьма 6

«В лесу, размером превышающем территории Германии, где зимой температура достигает минус 40 градусов, в семи часах езды от ближайшего города, несколько сотен человек содержатся в тюрьме для лиц, осужденных за убийства», так рассказали о «Черном беркуте» создатели документального фильма «Приговоренные», побывавшие там несколько лет назад.

Но в этом году последние сидельцы уже были переведены из колонии в другие казенные дома. Иногда пожизненно осужденных называют смертниками — в переносном смысле, мол, сидеть им до самой смерти. Однако многие обитатели «Черного беркута» были смертниками в самом прямом смысле: в былые годы суд приговорил их к расстрелу, но потом этим людям смертная казнь была заменена на другое наказание. Иногда на пожизненное заключение, иногда на определенный срок до 25 лет. Тюрьма была разделена на две части. В одной отбывали наказание в том числе смертники, получившие конкретные срок. В другой сидели пожизненно осужденные. Особый режим предполагает, что человек круглосуточно находится под замком, а охрана соблюдает повышенные меры безопасности.

Пожизненно осужденные, как правило, содержатся в камерах по два человека. «По просьбе осужденных и в иных необходимых случаях по постановлению начальника колонии осужденные могли содержаться в одиночных камерах, — рассказали «РГ» в Федеральной службе исполнения наказаний. — Осужденные трудились непосредственно в камерах или специальных рабочих помещениях камерного типа».

Последний осужденный был вывезен из «Черного беркута» еще 9 августа 2018 года

Впервые местом не столь отдаленным территория, затерянная в лесах Свердловской области, стала в 30-х годах прошлого века. Тогда приказом НКВД СССР был образован один из крупнейших лагерей «Н» в Свердловской области, а в последствии — и места содержания мобилизованных трудармейцев.

Непосредственно колония, ставшая знаменитым «Черным беркутом», была создана в конце 60-х годов на базе Лозьвинского леспромхоза комбината «Серовлес» всесоюзного объединения «Свердлеспром». С 1980 года в учреждении был введен особый режим. В 1983 году ИК-56 стала первым и единственным учреждением в СССР, где за забором, с периметром чуть больше 600 метров, содержались осужденные, которым смертная казнь заменена на содержание в особых условиях сроком от 15 до 20 лет.

«Они, как и другие, работали на складе и занимались разделкой древесины, производством технологической щепы, выпуском тары и товаров народного потребления, отгрузкой готовой продукции в железнодорожных вагонах министерства путей сообщения, — рассказывают во ФСИН. — С 1994 года в колонии начали содержаться и осужденные, приговоренные к пожизненному заключению».

С 1997 года — то есть более 20 лет — колонией руководил полковник внутренней службы Субхан Дадашбала оглы Дадашов. Его называют легендой. В фильме он рассказывает, как лейтенантом приехал в «Черный беркут», где в итоге стал начальником. Ни один из заключенных не провел в колонии больше времени, чем прослужил там начальник. «За всю службу не было допущено происшествий, хотя ситуации бывали разные», — рассказал полковник Дадашов.

Причиной закрытия «Черного беркута», как пояснили во ФСИН, стали бытовые условия. Старый казенный дом обветшал и не соответствует современным требованиям.

Международная команда морских биологов выяснила, что дельфины-афалины способны обучаться новой тактике добычи пищи не только от матери, но и от других членов стаи. Об этом сообщается в журнале Current Biology.

Более 35 лет исследователи наблюдали за дельфинами залива Шарк в Западной Австралии. Ещё в середине 1990-х годов учёные обнаружили первые примеры новой техники добычи пищи этими животными, которую назвали «вытряхиванием». Дельфины поднимали раковины гигантских моллюсков с прячущейся внутри добычей (как правило, рыбой) на морскую поверхность и трясли их своими клювами, отправляя содержимое в рот «как последние чипсы со дна пакета», отметили биологи.

  • Учёные обнаружили у дельфинов способность к социальному обучению

Ранее обучение матерью своего детёныша считалось единственным способом передачи техники добычи пищи между поколениями дельфинов.

«Как показало наше исследование, навыки кормового поведения дельфинов перенимаются в кругу членов стаи. Это неожиданное открытие, поскольку дельфины и другие представители зубатых китов, как правило, чтобы научиться добывать пищу, следуют правилу «повторяй за мамой», — заявила один из авторов работы, исследователь Лидского университета Соня Уайлд.

К такому выводу специалисты пришли в результате изучения записей, сделанных во время экспедиции по заливу Шарк на исследовательском судне в период с 2007 по 2018 год. За это время было зафиксировано 5278 встреч с дельфиньими стаями и определены 1035 отдельных дельфинов-афалин. За «вытряхиванием» пищи исследователи застали 19 дельфинов, которые продемонстрировали этот метод охоты 42 раза.

После комплексного анализа взаимодействия различных сообществ афалин, их генетических связей и влияния окружающей среды учёные пришли к однозначному выводу, что навык «вытряхивания» приобретён в первую очередь в результате наблюдения одних членов стаи за другими. Получение новых умений вне связи «мать — дитя» показало, что дельфинам доступно социальное обучение, то есть процесс познания в результате изучения поведения сородичей-сверстников. Ранее считалось, что такой тип обучения могут использовать только высшие приматы и люди.

Также по темеПчелиная арифметика: насекомые оказались способны выполнять простейшие математические операции Австралийские учёные выяснили, что пчёлы способны выполнять простые математические операции. В ходе опыта исследователи обучили…

«Тот факт, что знание об использовании морских раковин для ловли рыбы передаётся в кругу стаи, а не от матерей к потомству, подчёркивает сходство между китообразными (группой, включающей китов, дельфинов и белух) и высшими приматами в аспекте передачи культурного поведения. Хотя китообразные и высшие приматы эволюционировали по-разному и обитают в разных средах, у них наблюдается поразительное сходство. И те, и другие — долгоживущие млекопитающие с большим объёмом мозга, обладающие высокой способностью к проявлению новаторства и социальной передаче шаблонов поведения», — отметил инициатор исследования, учёный Цюрихского университета Михаэль Крютцен.

Некоторые дельфины прибегали к новому методу добычи пищи чаще других, и это, по мнению учёных, может говорить о том, что отдельные члены стаи лучше освоили навык. Также исследователи предположили, что именно социальное обучение позволяет дельфинам быстро адаптироваться к изменяющимся условиям и повышает их способность к выживанию.

О том, как устроена могилёвская тюрьма №4 и какие порядки там царят рассказал политузник, один из лидеров анархистского движения Николай Дедок.

6 марта. Могилев-Минск. Саша Минько

В Могилёве в условиях крытой тюрьмы, как нарушитель режима, Николай Дедок отбывал срок в 2012-2015 годах. С тех пор мало что изменилось.

Крытая тюрьма не похожа ни на какое другое карательное учреждение.

— Это государство в государстве, живущее по своим законам — ультраспецифическая культура с перевёрнутыми с ног на голову моральными нормами», — свидетельствует Николай Дедок.

Два с половиной года нахождения там, по признанию политузника, дали ему жизненного опыта едва ли не больше, чем вся предыдущая жизнь.

Сразу оговоримся, попадание на крытую тюрьму (тюремный режим) служит наказанием для тех, кто уже получил наказание в виде лишения свободы, но по каким-то причинам нарушил режим отбывания наказания в колонии. Как правило, администрация колонии таким образом изолирует неугодных – расправляется с бунтарями. На тюремный режим попадают по приговору суда на срок до трёх лет.

ПЛАНКА ВСЁ НИЖЕ

Как устроено могилёвское Исправительное учреждение «Тюрьма №4» мы уже писали: оно состоит из трёхэтажного СИЗО на тысячу человек, стоящего буквой «П», а у его «подножия» расположился корпус тюрьмы на 200 арестантов.

Могилёвская тюрьма №4 и ООН. Как могилёвские правозащитники пробуют облагородить СИЗО

Николай Дедок отмечает, что сегодня в Беларуси уже практически нет «воровского» движения. А первоначально тюрьму использовали, как средство нейтрализации так называемых «блатных» — людей, живущих не по закону государства, а по своим «понятиям». Поэтому, «крытка» наполняется сегодня просто неугодными осуждёнными, которые каким-либо образом провинились перед администрацией (либо просто ей не понравились). Если раньше туда попадали авторитеты криминального мира, то теперь достаточно, чтобы у тебя нашли что-то запрещённое — планка для помещения на тюремный режим опускается всё ниже и ниже.

Тем не менее, за много лет в могилёвской крытой создалась такая общественно-социальная структура, которая требует отдельного исследования, считает Николай Дедок. Люди здесь сидят уникальные, они создали своё параллельное, полностью изолированное от внешнего мира политическое сообщество со своей идеологией, иерархией и правилами жизни.

Не все «крытчики» сидят, как оказывается, в тюремном корпусе. Часть из них (те, кто проявил себя не с лучшей стороны и получил ярлык «нечисти») сидят в камерах СИЗО, и отправляют их туда «смотрящие» авторитеты, которые реально управляют тюремным корпусом, а сотрудники ДИН полностью соглашаются с их решением. И смысл следующий – в тюремном корпусе арестанты поддерживают друг друга, а на СИЗО – нет.

«ТОРПЕДУ» НЕ ОСТАНОВИТЬ

В могилёвскую крытую тюрьму Николай Дедок попал, став «злостным нарушителем» в шкловской ИК-17. На этап, вспоминает он, дёргают только ночью: примерно в 2-3 часа человека будят и заставляют выходить с вещами, а отъезжает он не раньше 8 утра. То есть, это всегда бессонная ночь. Между Шкловом и Могилёвом всего 36 километров, но проехал это расстояние тюремный этап (с учётом сборов и ожидания в отстойниках) за 12 часов.

А теперь самое интересное. Николай Дедок признался, что заезжал в тюрьму №4 с небольшой посылкой от уголовного авторитета шкловской ИК-17 Виталика Шалёного. Груз (с письмом) шёл «по торпеде»: арестант просто глотает то, что хочет ввезти в тюрьму предварительно герметично запаяв «груз» несколькими слоями полиэтилена.

В «грузе» были письмо и деньги. Чтобы гарантированно не ходить в туалет, приходилось не есть и по возможности не пить воду.

Как отмечает Николай Дедок, сотрудники могилёвской тюрьмы прекрасно знают об этом способе передачи чего угодно. Более того, они понимают, что в большинстве своём на тюремный режим отправляются представители преступного сообщества, которые жёстко блюдут так называемые «воровские понятия», поэтому практически каждый может везти в себе груз.

Из-за этого в отстойнике максимально долго следят за осуждёнными. В отдельных случаях даже следят за испражнениями заключённого – когда «торпеда» выходит, сотрудники ДИН резко заходят в камеру, хватают арестанта за руки и таким образом получают письмо, адресованное авторитету. Таким образом убиваются три зайца – становится известно сообщение, изымаются другие неразрешённые вещи, а самого попавшегося заключённого ожидает «строгий спрос» со стороны сокамерников (за утерю «посылки» просто избивают, независимо от вины).

Свидетельство Николай Дедка особенно актуально на фоне попыток правозащитников добиться запрета использования металлических жалюзи («ресничек») на окнах СИЗО и тюрем, закрывающих солнечный свет.

Первая победа «Правил Нельсона Манделы”: МВД внесло изменения в Правила внутреннего распорядка тюрем

Милиция парирует тем, что металлические жалюзи препятствуют межкамерной связи. Но реалии таковы, что «реснички» фактически не влияют на эту самую связь.

Ещё один политузник, сидевший в могилёвской тюрьме, Евгений Васькович свидетельствовал, что лично умеет делать так называемого «коня» из ниток. Ну а с помощью «торпеды» в тюрьму могут попасть даже наркотики и мобильные телефоны.

Кроме того, в ПКТ и тюрьмах заключённые общаются и через «кабуры» — дыры в стенах либо потолке.

«МАСОЧНИКИ» И «БЛАТНЫЕ»

Особенность крытой тюрьмы – работа «масочников». На самом деле, утверждает Николай Дедок, это никакой не спецназ, как работники милиции хотят представить. Из числа обычных служащих тюрьмы отбираются наиболее физически крепкие работники, которым на лицо надевают маску и майку с надписью «спецназ» — и эти люди несут службу в качестве усиления обычного тюремного конвоя. Делается это для нагнетания атмосферы страха для тех, кто прибывает в тюрьму впервые. Три-четыре высоких и крепких человека в масках резко открывают дверь камеры утром и кричат фразу: «С вещами на выход».

Далее следует скрупулёзный обыск – человека раздевают догола и осматривают всё, вплоть до между растопыренных пальцев рук. На каждой тюрьме свой список запрещённого: что не дозволено в Могилёве, может с лёгкостью использоваться в другой тюрьме. Запрещённые вещи отправляются на склад, и арестант сможет их забрать только при освобождении. Всё это происходит в режимном корпусе могилёвского СИЗО перед отправлением в отдельно стоящее здание тюрьмы.

В тюремный корпус проход из СИЗО организован не по улице, а по подземному тоннелю. Ведут арестанта именно «масочники». Входя в здание крытой тюрьмы, по сути, попадаешь в другое государство.

Кто в какой камере будет сидеть, в тюрьме уже решают так называемые «блатные».

В самом начале вновь прибывший арестант попадает в «тройник» — камеру на трое нар. В «тройниках» осуждённые приспосабливаются к режиму крытой тюрьмы и привыкают к её порядкам, проходят процедуры осмотра врача и беседы с психологом. После этого арестованного «поднимают на корпус» — то есть, ведут в обычные камеры тюрьмы, где придётся провести годы.

Согласно воровской системе, у каждой «административной единицы» в тюрьме есть свой «смотрящий». За тройниками во время отсидки Николая Дедка «смотрел» уголовный авторитет по прозвищу Вова Лысый (прим. ред. – гражданин России, приговорённый к 20 годам лишения свободы за убийство). Каждый новый этап, вспоминает экс-политузник, встречает всё блатное руководство тюрьмы. Их задача отфильтровать зэков – они выслушивают человека, выясняют его биографию и смотрят за его поведенческими стереотипами. На основании наблюдений принимается решение где и с кем человек будет сидеть.

Если человек неподобающе вёл себя в колонии (сотрудничал с администрацией и бил других осуждённых, занимался доносительством), то его достаточно жёстко избивают и отправляют в камеры СИЗО – «к нечисти». В тюремном корпусе таким жить запрещено.

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЗАКОНА — НЕЗАКОННО

Заходя в камеру нужно сказать своё прозвище, статус «с бумагами или нет» — имеется в виду подписал ли обязательство о правопослушном поведении (подписавший бумаги уже не может стать «блатным»), и просто сдержанно беседовать. В эти минуты решается судьба – кем будет дальше человек в заключении.

— Камерные блатные зеки – это лучшие психологи из всех, что я видел, — говорит Николай Дедок.

В течении пары минут разговора они способны точно определить, как себя вести с человеком и можно ли ему доверять.

Реалии таковы, что милиционеры сами приводят каждого заключённого на беседу к блатным. С точки зрения закона, отмечает Дедок, это абсолютно противозаконно. Незаконно и переходить из камеры в камеру, но на практике блатные колотят в дверь и говорят продольному (сотруднику охраны на этаже), что нужно посетить кого-то. У продольного решать такие вопросы полномочий нет, поэтому он зовёт корпусного дежурного (старшего смены). И тот уже выводит авторитетного сидельца куда нужно. Блатной там делает свои дела – что-то объяснят, либо что-то передаёт, либо кого-то бьёт. А потом они возвращаются назад.

— Своих ключей у блатных, конечно нет, но по первому требованию сотрудники тюрьмы водят их куда нужно, — утверждает Николай Дедок.

Своими воспоминаниеями о могилёвской крытой тюрьме Николай Дедок обещает делиться и далее. Для этого он предлагает подписаться на его Youtube-канал.

СПРАВКА

Николай Дедок был задержан в сентябре 2010 года в качестве подозреваемого по «делу анархистов» за ряд акций прямого действия. Его сначала обвинили в нападении на посольство России в Минске 30 августа 2010 года (якобы анархисты бросили на территорию посольства две бутылки с зажигательной смесью), но ничего доказать не смогли. Тогда продлили срок содержания уже по новому делу – о подобном нападении на Дом профсоюзов. В конце концов недостаток улик привёл к тому, что доказанной суд посчитал якобы его вину за несанкционированную акцию у Генштаба, и на тот момент 22-летний парень был осуждён за злостное хулиганство по ч.2. ст.1 339. Приговор – 4 года 6 месяцев лишения свободы.

Возвращение
Возвращение в Китай — Тюремный быт и память предков — Из Фушуня в Харбин и обратно —
Следствие и обвинения — Перевоспитание трудом — Экскурсии на волю —
Свидетель на процессе над японскими военными преступниками — Амнистия
1 2

Пробыв пять лет в СССР, Пу И был передан властям КНР. 31 июня 1950 года вместе с другими военными преступниками Пу И был доставлен из Хабаровска на станцию Пограничная на китайско-советской границе. На следующий день Пу И передали представителям китайского правительства. Поездом заключенных перевезли через Чанчунь в Шэньян, а оттуда — в Фушунь. Всю дорогу Пу И ждал смерти. Он полагал, что его расстреляют, как военного преступника. Однако в Фушуне его поместили в тюрьму для военных преступников.

Помимо бытовых трудностей, Пу И был поставлен перед оскорбительной для памяти его Императорских предков необходимостью вместе со всеми по очереди дежурить в камере, в том числе выносить парашу. Впрочем, администрация тюрьмы, понимая, что это может вызвать серьезные осложнения, сразу освободила Пу И от дежурств, сославшись на его мнимую болезнь.

Через два месяца Пу И и Пу Цзе были переведены в Харбин, где они два года пробыли в местной тюрьме. Во время заключения Пу И заставляли читать газеты и книги, изучать марксизм, читали им лекции, стараясь идеологически перевоспитать заключенных. Помимо прочего, в рамках перевоспитания Пу И предложили написать автобиографию. Пу И опасался, что из него таким образом пытаются вытянуть сведения для предстоящего суда, и не торопился браться за работу. Однако написать биографию пришлось.

Пу И в заключении

В тюрьме Пу И поначалу страдал из-за того, что приходилось все делать самостоятельно. А ведь он практически ничего не умел. Пришлось учиться исполнять то, что раньше делали за него слуги и придворные: мыть полы, стирать и чинить одежду, мыть посуду и так далее. Он научился всему этому, хотя ему не всегда было легко. Часто, когда он оказывался в тупике перед очередной бытовой проблемой, на помощь ему приходили содержавшиеся вместе с ним племянники.

Постепенно Пу И включился в общие дежурства по камере. Примерно через год после прибытия в харбинскую тюрьму, Пу И сдал хранившиеся в двойном дне его чемодана драгоценности, преподнеся их в дар народному правительству Китая для нужд войны в Корее. В это же время Пу И дал подробные письменные показания о своем сотрудничестве с японцами, начиная от периода изгнания в Тяньцзине и заканчивая падением марионеточного режима Маньчжоу-Го.

В 1952 году из здания тюрьмы Пу И с его близкими были переведены в специальное жилье. В 1953 году Пу И впервые приобщился к труду на производстве — администрация тюрьмы договорилась с Харбинской карандашной фабрикой о том, чтобы заключенные изготавливали коробки для карандашей. Восьмичасовой рабочий день Пу И и других делился пополам — одна половина была посвящена занятиям, изучению коммунистического учения, другая — склеиванию коробок.

Пу И в заключении

В 1954 году Пу И и остальных военных преступников Маньчжоу-Го перевели в фушуньскую тюрьму. Здесь начались допросы. Пу И и прочим узникам сообщили, что предстоит суд, который решит их дальнейшую судьбу. Изменился режим содержания — запретили разговаривать друг с другом о содержании бесед на допросах, запретили обмениваться записками между камерами, отменили совместные прогулки всех камер, вместо этого заключенных разных камер выводили на прогулки по очереди.

В своих показаниях против Пу И свидетельствовали его племянники и приближенные, обвиняя в коллаборационизме, низкопоклонстве перед японскими властями, жестокости, трусливости, коварстве и лицемерии. Они выдавали все договоренности о тактике поведения на допросах, которые тайно были заключены между ними и Пу И в первые годы заключения.

Когда допросы и написание признаний завершились, в тюрьме был восстановлен прежний режим с совместными прогулками и без ограничений на общение между заключенными. В последующие годы Пу И участвовал вместе с другими заключенными в строительстве тюремного стадиона, благоустройстве территории тюрьмы, строительстве электромеханического завода, уборке помещений в больницах и т.п. С 1956 года заключенных фушуньской тюрьмы стали возить на экскурсии по городам, крупным стройкам, промышленным объектам, во время которых Пу И встречался с людьми, пережившими японскую оккупацию и его правление в Маньчжоу-Го.

В 1956 году Пу И и его родственников навестил в тюрьме дядя бывшего Императора Цзай Тао, в то время — делегат Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) от маньчжурского населения. В это же время Пу и начал переписку со своими родственниками.

Пу И дает свидетельские показания на процессе над японскими военными преступниками. 1 июля 1956 года.

В июне 1956 года Пу И был доставлен в Шэньян на процесс над японскими военными преступниками. Пу И свидетельствовал против Фуруми Тадаюки, замминистра в японской канцелярии Маньчжоу-Го, и его начальника Такабэ Рокузо. Пу И свидетельствовал о жестокостях, преступлениях и зверствах, которые творили эти два японских ставленника. Также он рассказал о тех причинах, которые подвигли японцев сделать его марионеточным императором.

В 1958 году, когда Пу И был в тюрьме, его третья жена Ли Юйцинь развелась с ним. Он вновь остался один.

Пу И на занятиях

14 сентября 1959 года Председатель Мао объявил амнистию политзаключенных и военных преступников.

Рекомендация Центрального комитета
Коммунистической партии Китая
Постоянному комитету Всекитайского
Собрания Народных Представителей

В связи с празднованием 10-й годовщины образования КНР Центральный комитет КПК предлагает Постоянному комитету ВСНП провести амнистию группы ставших на путь исправления и действительно перевоспитавшихся военных преступников, контрреволюционеров и рядовых преступников.

Социалистическая революция и социалистическое строительство в нашей стране добились великих побед. Наша Родина хорошеет с каждым днем, производство развивается бурными темпами, жизнь людей становится день ото дня все лучше. Политическое сознание и степень организованности людей повышаются. Политико-экономическая ситуация в стране хорошая. Политика партии и народного правительства, основанная на совмещении наказания и снисхождения, трудовом и идеологическом воспитании контрреволюционеров и других преступников, добилась великих успехов.

Большинство из арестованных преступников уже в той или иной степени перевоспиталось, немало людей сменили озлобленность на порядочность. В связи со сказанным ЦК КПК считает возможным в дни празднования 10-й годовщины образования КНР объявить амнистию группе действительно перевоспитавшихся военных преступников, контрреволюционных преступников и рядовых уголовных преступников. Использование этой меры будет способствовать превращению пассивных факторов в активные факторы и сыграет важную роль в дальнейшем перевоспитании этих и других преступников. Это даст им возможность почувствовать, что в условиях великой социалистической системы достаточно сменить зло на добро, и тогда перед человеком открываются собственные перспективы.

ЦК КПК просит постоянный комитет ВСНП изучить вышеизложенное предложение и принять соответствующее решение.
Председатель ЦК КПК
Мао Цзэдун
14 сентября 1959 г.
(цититуется по «Последний император», Москва, Вагриус, 2006)

4 декабря 1959 года бывший император получил документ об амнистии.

Извещение Верховного народного суда Китайской Народной Республики об амнистии

В соответствии с приказом председателя Китайской Народной Республики от 17 сентября 1959 года Верховный суд провел расследование в отношении военного преступника Маньчжоу-Го Айсингиоро Пу И.

Преступник Айсингиоро Пу И, 54-х лет, маньчжур, пекинец. Упомянутый преступник находится под арестом уже 10 лет. За это время в результате трудового и идеологического воспитания показал, что он действительно исправился, и, в соответствии с первой статьей приказа об амнистии, подлежит освобождению.

Верховный народный суд Китайской Народной Республики.
4 декабря 1959 года.
(цититуется по «Последний император», Москва, Вагриус, 2006)

9 декабря Пу И поездом приехал в Пекин, где встретился с родственниками, а также с бывшими придворными из числа евнухов Запретного Города. В марте 1960 года Пу И устроился на работу — садовником в Пекине, в Ботаническом саду при Ботаническом институте Китайской академии наук. Теперь он стал обыкновенным гражданином. Одновременно Пу И работал над книгой воспоминаний, которая получила название «От императора до гражданина».

Пу И вручают документ об амнистии. 4 декабря 1959 года.

Пу И после освобождения

Воссоединение клана Айсингиоро. Экс-император Пу И; его дядя, бывший князь Цзай Тао; Пу Цзе, младший брат Пу И.

Встреча Клана Айсингиоро в 1960 году (Пу И второй слева в первом ряду).

Пу И после освобождения, 1964 год.

Пу И — садовник Ботанического сада.

Встреча Пу И с председателем Мао Цзедуном

Редакция «Право.Ru», изучив нестандартные пенитенциарные учреждения со всего мира из числа действующих, выбрала восемь наиболее интересных. На Филиппинах в одной из тюрем все заключенные танцуют под песни Майкла Джексона, в Испании есть место, где сидят семьями, в Италии можно провести срок в замке-ресторане, а в Боливии — в автономной деревне с кокаиновой лабораторией и бассейном для расправы над насильниками.

Justizzentrum Leoben Prison, Австрия

Открыта в 2005 году и считается образцовым европейским центром содержания заключенных. Здание, спроектированное Hohensinn Architektur, одним из ведущих австрийских архитектурных бюро, снаружи легко принять за пятизвездочную гостиницу или деловой центр. Внутри картина не сильно отличается: камеры похожи на комнаты в хорошем студенческом общежитии, а залы для занятий спортом — на фитнесс-клуб.

Общая идея была в том, что, поскольку лишение свободы ведет к десоциализации, нужно создать внутри тюрьмы условия, максимально приближенные к жизни за ее стенами — отсюда мебель и техника премиальных брендов, холлы, украшенные современными скульптурами. Предполагается, что такая обстановка позволит заключенным после освобождения без чрезмерных трудностей присоединиться к обществу. Впрочем, эта тюрьма предназначена в основном для преступников из числа «белых воротничков», а также для временного досудебного содержания.

San Pedro Prison, Боливия

Эта тюрьма, внешне похожая на деревню, напротив, напоминает о XIX веке. Как в романах Диккенса, заключенные там сами платят за свое содержание и покупают камеры, так что чем богаче заключенный, тем комфортнее он живет. Согласно местной легенде, один из состоятельных заключенных когда-то построил второй этаж над своей камерой, чтобы любоваться видами — тюрьма расположена в центре города Куско. Те, кто может позволить себе жить в самом богатом из восьми секторов, на которые разделена тюрьма, содержатся в больших комфортабельных камерах с отдельными ванными комнатами, кухнями, и кабельным телевидением; только это стоит по боливийским меркам недешево — от $1000 до $1500 за лучшее место на весь срок. Внутри самоуправляемой тюрьмы есть практически все — магазины, парикмахерские, плотницкие мастерские, храм, и даже лаборатории по производству кокаина. Есть так называемый «бассейн насильников», в котором сами заключенные топят совершивших такое преступление. Нет внутри только охраны — государство не вмешивается, пока не случится бунт.

Томас сидит за перевозку 5 кг кокаина

Fortezza Medicea Prison, Италия

Тюрьма строгого режима для преступников со сроками не менее семи лет находится в бывшем замке семьи Медичи, построенном в 1474 году. В 2006 году администрация тюрьмы начала эксперимент по реабилитации заключенных: в тюрьме открылся ресторан, где весь персонал — повара, официанты, администраторы, уборщики — заключенные, которых обучают сотрудники местных заведений общепита; пианист в свободное от ресторана время отбывает пожизненный срок за убийство. Столики нужно заказывать задолго до визита — место быстро завоевало популярность благодаря прекрасно приготовленным блюдам и отменному обслуживанию. Впрочем, посещение этого, вероятно, самого эксклюзивного из всех ресторанов страны сопряжено с определенными неудобствами: клиентов проверяют заранее и по прибытии, а все столовые приборы сделаны из пластика.

Maricopa County Jail, США

Если быть точным, это не отдельная тюрьма, а пристройка к уже существующей, созданная знаменитым шерифом Джо Арпайо еще в 1993 году. Известна также как Camp City («палаточный городок») — около тысячи заключенных там натурально живут в палатках. Учитывая, что температура в штате Аризона доходит временами до 60°C, неудивительно, что шериф постоянно сталкивается с протестами, а заключенные жалуются, что у них плавятся подошвы. На это шериф, известный специфически-консервативными взглядами на общественное устройство, отвечает, что в тюрьме содержатся преступники, и она предназначена для наказания. Например, нелегальные иммигранты, попавшие за решетку за вождение в пьяном виде, носят розовое и отвечают за сбор мусора в городе, по которому передвигаются, будучи скованными одной цепью. Не санаторий, в общем. Кроме того, заявляет шериф, если американские солдаты в Ираке и Афганистане терпят жару, то заключенным тем более положено. Правозащитные организации не раз пытались тюрьму закрыть, но пока она стоит на месте.

Шериф Джо Арпайо

ADX Florence Supermax Prison, США

Тюрьма сверхстрогого режима, открытая в 1994 г., предназначена для самых опасных заключенных Америки, вроде Захариаса Массауи, члена Аль-Каиды и участника заговора 11 сентября 2001 г., Теодора Качинского, отправителя взрывающихся посылок, известного как Unabomber, и Роберта Хансена, высокопоставленного сотрудника ФБР, 20 лет работавшего на СССР и Россию. Томас Сильверстайн, член «Арийского братства» и один из самых опасных заключенных во всей пенитенциарной системе США, стал одной из причин создания ADX Florence — в 1983 г. он убил сотрудника тюрьмы строгого режима Marion, поэтому власти решили создать такое место заключения, где был бы полностью исключен риск нападения на сотрудников. Заключенные не могут определить ни свое расположение внутри тюрьмы, ни даже стороны света — из узких окон видны только небо и крыша. Внутри одиночных камер (других там нет) установлена дополнительная решетка, отделяющая тяжелую дверь от жилой части, так что охрана может войти, не опасаясь неожиданного нападения. Практически все сделано из бетона, в том числе кровати, стол и стул, душ выключается таймером, чтобы нельзя было устроить потоп. Вне камер заключенные проводят не более пяти часов в неделю, — во дворе, напоминающем бетонный бассейн без воды. В список поощрений входят: электрическое освещение, металлическое зеркало, встроенное в стену, радио, черно-белый телевизор (без антенны), и право питаться в столовой.

Cebu Provincial Detention and Rehabilitation Center, Филиппины

Заключенные этой тюрьмы строгого режима танцуют. Этим и прославились на весь мир в 2007 году, когда на YouTube появился ролик, где они воспроизводят знаменитый клип Майкла Джексона «Thriller»; за ним последовали другие хиты разных исполнителей, а танец на «They Don’t Care About Us» ставил личный хореограф поп-короля — видео затем использовали на его посмертном DVD. Хореографическую программу работы с заключенными придумал в 2006 г. Байрон Гарсия, эксперт по безопасности. «Реабилитация должна основываться на хороших чертах людей, а не на худших», — писал он. Идею программы сформулировал 19-летний Эган Торрекампо — «Когда мы танцуем, то забываем, почему вообще здесь оказались. Теперь я хочу стать хореографом или даже кинозвездой». Администрация тюрьмы уверяет, что танцы — дело добровольное, что все участники очень гордятся собой, особенно после всемирного успеха.

Надпись на объявлении: «Но если вы все решите пообщаться с заключенными, это ваше решение и ваша жизнь. Несмотря на присутствие вооруженной охраны (которая не выходит во двор), соотношение все равно остается 200 к 1 не в вашу пользу.»

Aranjuez Prison, Испания

Это — семейная тюрьма в самом прямом смысле. Заключенные живут там со своими семьями и детьми, пока тем не исполнится три года, — в этом возрасте ребенок еще не до конца понимает, где находится, — после чего его отправляют к родственникам, а родитель остается досиживать свой срок. Идея в том, чтобы помочь и детям провести больше времени с отцами (или матерями), и преступникам помнить, ради чего они живут, и кто ждет их на свободе. Предположительно, это также поможет детям избежать криминального будущего, которое сулит стандартная формула «бедность + безотцовщина». В этой тюрьме камеры больше обычных, очень комфортабельны и украшены в соответствующем стиле, во дворе большая детская площадка, куда семьи вольны ходить в течение дня — камеры открыты с шести утра до девяти вечера. Конечно, перед тем, как получить разрешение на проживание с семьей, заключенный должен пройти двухмесячный курс наблюдения и подготовки, а те, кто совершил преступления сексуального характера, из программы исключаются.

Bastoy Рrison Island, Норвегия

Остров, площадью 2,6 кв.км, на котором 115 заключенных охраняют 70 сотрудников тюрьмы — но по окончании рабочего дня там остаются только четверо. Стен нет, нет и решеток. Еду заключенные готовят сами из продуктов, которые продаются в местном супермаркете, а ингредиенты доставляются с островной фермы, где тоже работают заключенные. Они чинят свои велосипеды в своей мастерской, перевозят их на телегах, которые тащат лошади из местной конюшни, где за животными ухаживают конюхи-заключенные. Живут в отдельных комнатах в бунгало на шесть человек с общими кухней и ванной комнатой. Школа. Храм. Библиотека. В общем, как говорит Петтер, паромщик, обеспечивающий связь с континентом, и одновременно заключенный, приговоренный к 14 годам за перевозку наркотиков: «Это как жить в деревне; все должны работать, но у нас есть свободное время, мы можем пойти порыбачить, а летом и на пляж — загорать или купаться. Мы знаем, что мы заключенные, но к нам относятся как к людям». Тем временем уровень рецидивизма в Норвегии — 16%.

Осужденный за убийство принимает солнечную ванну

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх