Уг и КС РФ

Пренебрежение решениями Конституционного Суда порождает вопрос легитимности законодательного процесса

в»–35 (1489) 25.08—31.08.2020 Владимир БОГАТЫРЬ, управляющий партнер Bogatyr & Partners

Деятельность Конституционного Суда всегда была предметом многолетних дискуссий, а его решения подвергаются постоянной критике политиками в силу отсутствия правовой культуры.

Вместе с тем, решения принятые Конституционным Судом, являются обязательными, окончательными и не могут быть обжалованы. Однозначной по этому поводу есть как позиция Верховного Суда, которая была сформулирована в решении от 14 августа 2020 № 640/8752/19, так и позиция самого Конституционного Суда определена в Решении от 2 декабря 2019 по делу №1-182/2019 (4165/19).

Согласно части первой статьи 147 Конституции Украины Конституционный Суд решает вопрос о соответствии Конституции законов и в предусмотренных Конституцией случаях других актов, осуществляет официальное толкование Конституции, а также иные полномочия в соответствии с настоящей Конституцией.

Согласно статье 150 Конституции Украины к полномочиям Конституционного Суда относится:

1) решение вопросов о соответствии Конституции (конституционности): законов и других правовых актов Верховной Рады; актов Президента; актов Кабинета Министров; правовых актов Верховной Рады Автономной Республики Крым;

2) официальное толкование Конституции;

3) осуществление иных полномочий, предусмотренных Конституцией.

Вопросы, предусмотренные пунктами 1, 2 части первой настоящей статьи, рассматриваются по конституционным представлениям: Президента Украины; не менее сорока пяти народных депутатов Украины; Верховного Суда; Уполномоченного Верховной Рады по правам человека; Верховной Рады Автономной Республики Крым.

Статьей 151-2 Конституции предусмотрено, что решения и выводы, принятые Конституционным Судом, являются обязательными, окончательными и не могут быть обжалованы.

В решении Конституционного Суда от 2 декабря 2019 по делу №1-182/2019 (4165/19) по конституционному представлению 49 народных депутатов Украины относительно официального толкования положений статьи 151-2 Конституции Украины Конституционный Суд решил, что в аспекте поднятого в конституционном представлении вопросе положения статьи 151-2 Конституции следует понимать так, что решения Конституционного Суда безотносительно к их юридической форме, принятые по вопросам его исключительных конституционных полномочий, не могут быть обжалованы.

Статьей 2 Закона №2136-VIII предусмотрено, что Конституционный Суд осуществляет свою деятельность на принципах верховенства права, независимости, коллегиальности, гласности, открытости, полного и всестороннего рассмотрения дел, обоснованности и обязательности принятых им решений и выводов.

Из содержания положений статьи 147 Конституции, статьи 1 Закона № 2136-VIII следует, что КС является самостоятельным, независимым коллегиальным органом конституционной юрисдикции с исключительными конституционными полномочиями, задачей которого является обеспечение верховенства Конституции Украины.

В Решении Конституционного Суда от 2 декабря 2019 по делу №1-182/2019 (4165/19) КС отметил, что решения, принятые им в пределах исключительных конституционных полномочий, являются обязательными для всех органов публичной власти, их должностных лиц.

КС в указанном решении пришел к выводу, что в соответствии с предписаниями статьи 151-2 Конституции не могут быть обжалованы любые решения Конституционного Суда независимо от их юридической формы (вида), принятые им как по вопросам, связанным с осуществлением им конституционного производства, так и вопросов, связанных с обеспечением надлежащей организации деятельности Конституционного Суда и реализацией конституционно-правовых гарантий независимости и неприкосновенности судей Конституционного Суда. Это обусловлено особым конституционным статусом Конституционного Суда, юридической природой его решений, а также чрезвычайной важностью возложенных на него функций и задач, связанных с обеспечением верховенства Конституции.

Официальное толкование КС положения статьи 151-2 Конституции, сформулированное в его решении от 2 декабря 2019 по делу №1-182/2019 (4165/19), исходя из положений части второй статьи 147 Конституции Украины, является обязательным для всех, кто применяет нормы, которые разъясняются.

Европейский суд по правам человека в своих решениях, касающихся нарушения статьи 6 Конвенции (право на справедливый суд), сформировал правовую позицию, согласно которой право на доступ к суду как элемент права на суд в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции не является абсолютным и может подлежать ограничениям; они разрешаются косвенно, поскольку право на доступ по своей природе нуждается в регулировании со стороны государства, которое может меняться во времени и месте в соответствии с потребностями и ресурсам общества и отдельных лиц. Устанавливая такие правила, Договаривающиеся государства пользуются определенной свободой усмотрения. Хотя окончательное решение по соблюдению требований Конвенции остается за судом, в его задачи не входит замена оценки национальных органов власти любой другой оценкой того, что может быть лучшей стратегией в этой сфере. Однако установленные ограничения не должны ограничивать доступ, предоставленный лицам, таким образом или в такой степени, чтобы сама суть этого права была подорвана. Кроме того, ограничение будет несовместимым с пунктом 1 статьи 6 Конвенции, если оно не преследует законную цель и если нет разумной соразмерности между применяемыми средствами и целью, которую стремятся достичь (пункты 39-41 решение ЕСПЧ от 18 декабря 2018 года по делу «Абрамова против Украины», заявление №41988/08).

В аспекте изложенного Суд отмечает, что Конституцией и законами не предусмотрено право на обращение в суд с целью обжалования решения Конституционного Суда и не существует процедуры признания такого решения неправосудным.

Но правовой нигилизм парламентариев позволяет свободно компилировать нужны тексты решений КС, системно нарушая процедуру внесения изменений в Основной Закон Украины.

Обратившись в Верховную Раду и пытаясь выяснить имеет ли Аппарат Верховной Рады текущую редакцию Конституции с удивлением получил ответ о том, что бумажный вариант действующей Конституции Украины отсутствует, а в работе используется электронный вариант Основного Закона Украины, текст которого размещен на веб-странице Верховной Рады в разделе «Законодательство Украины» и является скомпилированным на основе официальных публикаций в «Ведомостях Верховной Рады Украины» текста Конституции, принятой на пятой сессии Верховной Рады 28 июня 1996 года, с последующими изменениями и дополнениями. О том, что Аппарат Верховной Рады не может гарантировать идентичность текста Конституции отмечал и нынешний первый заместитель председателя Верховной Рады.

Такой правовой коллапс является следствием систематического нарушения процедуры внесения изменений в Основной Закон Украины. Соблюдение процедуры рассмотрения, принятия и вступления в силу законов, в том числе и законов о внесении изменений в Конституцию, является условием легитимности законодательного процесса и вызывает постоянные нарекания, является предметом критики украинских и международных экспертов. Соблюдение процедуры является залогом соблюдения демократического процесса. Однако, это никогда не останавливало народных избранников, которые привыкли к «кнопкодавству» и другим нарушениям присущих украинскому парламентаризму.

Устойчивое нарушение процедуры имеет несколько ярких примеров. Так, 30 сентября 2010 года Конституционный Суд вынес Решение №20-рп/2010 по делу о соблюдении процедуры внесения изменений в Конституцию, признав таким, что не соответствует Конституции (неконституционным) Закон «О внесении изменений в Конституцию Украины» от 8 декабря 2004 года № 2222-IV в связи с нарушением конституционной процедуры его рассмотрения и принятия, положив на органы государственной власти обязанность по безотлагательному выполнению этого решения относительно приведения нормативно-правовых актов в соответствие с Конституцией от 28 июня 1996 года в редакции, существовавшей до внесения в нее изменений Законом «О внесении изменений в Конституцию Украины» от 8 декабря 2004 года № 2222-IV.

В дальнейшем такая правовая позиция Конституционного Суда по несоблюдению процедуры внесения изменений в Конституцию приобрела признание и Венецианской комиссией «За демократию через право» в выводе «О конституционной ситуации в Украине» CDL-AD (2010) 0443 от 20.12.2010 года в котором Комиссия обратила внимание на постоянный сложный и непоследовательный конституционный процесс со времени приобретения независимости украинским государством. В частности, в пункте 40 Заключения Венецианской комиссии, который называется «Правовые последствия Решение Конституционного Суда», Комиссия определила, что «основным следствием Решения Конституционного Суда Украины №20-рп/2010 от 30.09.2010 года является восстановление ранее существовавших правовых норм Конституции Украины 1996», в пункте 42 Заключения отметила «… признание Закона №2222 неконституционным в связи с нарушением процедуры его рассмотрения и принятия означает возобновление предыдущей редакции норм Конституции Украины, которые были изменены и исключены Законом № 2222».

К сожалению, европейские эксперты постоянно фиксируют хаотичность действий парламентариев в отношении Основного Закона нашей страны.

Очередным примером правового нигилизма парламентариев стало принятие Верховной Радой 21 февраля 2014 года Закона Украины «О возобновлении действия отдельных положений Конституции Украины». Указанным Законом в нарушение процедуры и с нарушением принципов демократического государства и верховенства права было восстановлено действие отдельных положений Конституции Украины с изменениями, внесенными законами от 8 декабря 2004 года № 2222-IV, от 1 февраля 2011 № 2952- VI, от 19 сентября 2013 года № 586-VII.

Законодатель, несмотря на то, что Решение Конституционного Суда является обязательным к исполнению на территории Украины, окончательным и не может быть обжаловано, исходя из политической целесообразности, с целью предоставления своим действиям признаков законности и нарушая процедуру внесения изменений в Конституцию восстановил удобную в то время редакцию Конституции, которая предусматривала возможность выполнения обязанностей Президента на период до избрания и вступления на пост нового Президента — Председателем Верховной Рады. Де-факто, этот закон должен отменить действие вышеупомянутого решения Конституционного Суда, а для того чтобы «обезопасить» себя и закрепить достигнутый результат парламентарии приняли Постановление Верховной Рады № 775-VII от 24.02.2014 года «О реагировании на факты нарушения судьями Конституционного Суда Украины присяги судьи», которым были уволены ряд судей Конституционного Суда Украины и которое обязало Генеральную прокуратуру возбудить уголовное производство по факту принятия Решения Конституционного Суда №20-рп/2010 и привлечь всех виновных лиц к ответственности.

Само Решение Конституционного Суда №20-рп/2010 от 30.09.2010 года вступило в силу с момента его провозглашения и является частью действующей ныне Конституции.

Сейчас в ЕСПЧ находятся на рассмотрении дела как минимум трех из этих судей. Следователи и прокуроры расследуют призрачное вынесения «неправосудного» решение КС во исполнение вышеупомянутого Постановления Верховной Рады осуществляют политические преследования уже более 5 лет. К ответственности ни одного из суде КС не привлекли и не придумав ничего другого они решили обвинить руководство Минюста в захвате государственной власти, о котором никто никогда не слышал. А в основу обвинений было положено надлежащее выполнение Решения Конституционного Суда № 20-рп/2010 от 30.09.2010 года. Никакие реформы в прокуратуре и других правоохранительных органах никогда не приведут к нормальным результатам, пока подобного рода расследованиями будут заниматься мягко говоря «странные» люди. Так, вместо четырех отведенных судами следователей это дело в ГБР расследует бывший прокурор с Днепропетровщины, жалобу на которого написал прокурор области в связи с управлением автотранспортным средством в нетрезвом виде в 2019 году. Не задекларировав в 2017-2019 годах ни одного транспортного средства он систематически нарушал правила дорожного движения, а чтобы избежать ответственности по жалобе, которая рассматривалась Кадровой комиссией по рассмотрению дисциплинарных жалоб о совершении прокурором дисциплинарного проступка и осуществления дисциплинарного производства в отношении прокуроров — он без прохождения конкурса и проверки добропорядочности перевелся из органов прокуратуры в Государственное бюро расследований. Не менее опытный и прокурор по этому делу, который попал в «реформированный» Офис генпрокурора и за 8 лет работы смог добиться одного приговора и тот — оправдательный. Какие реформы — такие и результаты.

С правовой точки зрения очевидно, что народные депутаты Украины не имели права обращаться в органы прокуратуры с требованиями, предложениями или указаниями по конкретным делам по вопросам поддержания государственного обвинения в суде, по вопросам досудебного следствия по конкретным уголовным делам и обязывать правоохранительные органы нарушать какое-то конкретное уголовное производство.

Целью функционального разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную является разграничение полномочий между различными органами государственной власти и недопущение присвоения полноты государственной власти одной из ветвей власти, соблюдение принципа разделения власти и является залогом их единства, важной предпосылкой стабильности, поддержания гражданского мира и согласия в государстве.

Самоустранение от неотложного законодательного процесса и пренебрежение парламентом решениями Конституционного Суда в сфере правосудия, государственного устройства и многих других сферах общественной жизни уже привели к такому же пренебрежению многочисленных решений общих судов со стороны органов покуратуры и других правоохранителей, которые были призваны стоять на страже закона и выполнять решения принятые и провозглашенные именем Украины.

РЕШЕНИЕ

именем Российской Федерации

01 марта 2010 года город Краснодар

Краснодарский гарнизонный военный суд в составе:

председательствующего – заместителя председателя суда Бабанова А.В.,

при секретаре – Бигдай С.В.,

с участием представителя заявителя — Кротко Н.В., представителя командира войсковой части 15516 – капитана юстиции Корнилова Р.В., рассмотрев в открытом судебном заседании, в помещении военного суда, гражданское дело по заявлению военнослужащего войсковой части 99311 старшего лейтенанта Зимина В.В. об оспаривании действий командиров войсковых частей 15516 и 12910, связанных с невыплатой денежного вознаграждения за несение караульной службы по охране и обороне авиационных объектов,

УСТАНОВИЛ:

Зимин обратился в суд с заявлением, в котором просил возложить на командира войсковой части 15156 обязанность издать соответствующие приказы, а на командира войсковой части 12910 (где заявитель состоит на финансовом обеспечении) – произвести выплату денежного вознаграждения за несение караульной службы в 157 суточных нарядах ДСП по охране авиационной техники войсковой части 99311 за период с 23 сентября 2005 года по 31 августа 2009 года в размере 15 700 рублей. Кроме того, представитель заявителя просил взыскать с войсковой части 12910 судебные расходы, состоящие из оплаты государственной пошлины в размере — 100 рублей.

По мнению заявителя, правовое положение несения службы в нарядах ДСП организовано применительно к Уставу гарнизонной и караульной службы ВС РФ (далее УГиКС ВС РФ), в связи с чем данное дежурство является несением караульной службы, за которое ему полагается денежное вознаграждение, предусмотренное приказом Министра обороны РФ от 15 июля 1994 года № 224, в размере полевых денег за каждый наряд.

В судебном заседании представитель заявителя поддержал заявленные требования своего доверителя, дал пояснения аналогичные, что и в заявлении, просил суд таковые удовлетворить.

Представитель командира войсковой части 15516 – Корнилов Р.В. требования заявителя не признал. В судебном заседании указанный представитель пояснил, что несение службы в нарядах ДСП, ДСЧ караульной службой не является, поскольку самолеты и иные военные объекты авиационной части в соответствии со ст. 116 УГ и КС ВС РФ охраняются и обороняются внутренним караулом. Что касается несения службы в оспариваемых нарядах, то она носит временный характер, лишь на период отсутствия караульной службы, поэтому оснований для выплаты заявителю денежного вознаграждения, предусмотренного приказом Министра обороны РФ № 224 от 15 июля 1994 года, не имеется.

Командир войсковой части 12910, надлежащим образом уведомленный о месте и времени судебного заседания, в суд не прибыл, заявив ходатайство о рассмотрении дела без его участия.

В соответствии с ч. 2 ст. 257 ГПК РФ суд считает возможным рассмотреть данное дело без участия указанного должностного лица.

Выслушав пояснения представителя заявителя, представителя ответчика, исследовав представленные сторонами документы, суд приходит к выводу о необходимости частичного удовлетворения заявленных требований по следующим основаниям.

Судом установлено, что заявитель с 23 сентября 2005 года проходит военную службу по контракту в должности старшего техника расчета войсковой части 99311, которая ликвидирована и её правопреемником с 30 ноября 2009 года является войсковая часть 15516, которая в свою очередь стоит на финансовом довольствии в войсковой части 12910. Данные обстоятельства следуют из справок командира войсковой части 99311 от 30 июля 2009 года, согласно этим же справкам в пределах оспариваемого периода с 2005 года по октябрь 2009 года заявитель в количестве 157 раз нес службу в суточных нарядах ДСП (ДСЧ) по охране авиационных объектов.

В соответствии со ст. 116 Устава гарнизонной и караульной служб ВС РФ (далее УГиКС ВС РФ), утвержденного Указом Президента № 1495 от 10 ноября 2007 года и вступившего в законную силу с 1 января 2008 года, караулом называется вооруженное подразделение, назначаемое для выполнения боевой задачи по охране и обороне боевых знамен, военных и государственных объектов.

Согласно ст. 286 данного Устава самолёты (вертолёты) и другие объекты авиационной части на аэродроме охраняются и обороняются внутренним караулом, назначаемым от авиационно-технической части.

Требования аналогичного содержания были закреплены и в соответствующих статьях Устава, действовавшего до 1 января 2008 года.

Поскольку п.п. 2, 3, 11, 14, 15 Инструкции, утвержденной приказом Главнокомандующего ВВС от 6 октября 2008 года № 416, охрана и оборона авиационной техники и объектов авиационной воинской части организуется в соответствии с требованиями данной Инструкции и осуществляется внутренними караулами, назначаемыми от авиационно-технических воинских частей, в строгом соответствии с положениями главы 9 УГиКС ВС РФ.

Суд находит, что несение службы в нарядах ДСП по охране и обороне авиационных объектов войсковой части 99311 по своему характеру, целям, задачам и условиям исполнения служебных обязанностей соответствует несению службы в карауле, что порождает у заявителя право на соответствующее денежное вознаграждение, предусмотренное приказом Министра обороны РФ от 15 июля 1994 года № 224.

Вместе с тем, суд также принимает во внимание, что заявителем оспариваются действия воинского должностного лица, основанные на административно-властных полномочиях, в связи с чем заявленные требования, вытекают из публичных правоотношений, что определяет рассмотрение данного гражданского дела в порядке, установленном главой 25 ГПК РФ.

Согласно разъяснениям п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 9 (в редакции от 6 февраля 2007 г. № 6), правоотношения, связанные с исполнением военнослужащими своих служебных обязанностей, являются публично-правовыми. В связи с этим споры по поводу этих правоотношений не являются спорами о гражданских правах, в том числе при наличии требований материального характера, и подлежат рассмотрению по правилам подраздела III раздела II ГПК РФ, то есть как дела, вытекающие из публичных правоотношений.

В соответствии со ст. 256 ГПК РФ гражданин вправе обратиться в суд с заявлением об оспаривании действий должностного лица в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод. При этом пропуск без уважительных причин данного срока является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Наряду с этим суд учитывает, что предусмотренная приказом Министра обороны РФ от 15 июля 1994 года № 224 и оспариваемая заявителем выплата денежного вознаграждения производится по окончании месяца, в котором военнослужащие привлекались к несению караульной службы, одновременно с выплатой денежного довольствия за текущий месяц.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о пропуске заявителем без уважительных причин трехмесячного срока для обжалования в судебном порядке действий командования, связанных с невыплатой денежного вознаграждения за несение им службы в нарядах ДСП в период с 2005 года по май (включительно) 2009 года, в связи с чем отказывает в удовлетворении его заявления в этой части.

В соответствии с п.п. 328, 340 приказа Министра обороны РФ от 30 июня 2006 года № 200 полевые деньги выплачиваются в размере суточных денег для командирования военнослужащих установленных Постановлением Правительства РФ от 2 октября 2002 года № 729. Пунктом 1 указанного постановления суточные определены в размере 100 рублей.

На основании изложенного суд полагает необходимым удовлетворить требования заявителя, связанные с невыплатой денежного вознаграждения за несение караульной службы по охране и обороне авиационных объектов за период с 15 июня по 31 августа 2009 года.

Статьей 98 ГПК РФ предусмотрено распределение судебных расходов между сторонами. Поскольку требования заявителя удовлетворены частично, суд присуждает ему указанные судебные расходы пропорционально размеру удовлетворенных судом требований в размере 50 рублей.

Руководствуясь ст. ст. 98, 194-198, 254, 258 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Требования заявления Зимина В.В. удовлетворить частично.

Действия командиров войсковых частей 15516 и 12910, связанные с невыплатой Зимину В.В. денежного вознаграждения за несение караульной службы по охране и обороне авиационных объектов за период с 15 июня по 31 августа 2009 года, признать незаконными.

Обязать командира войсковой части 15516 издать приказ о выплате Зимину В.В. денежного вознаграждения за несение караульной службы в нарядах ДСП (ДСЧ) за период с 15 июня по 31 августа 2009 года.

Обязать командира войсковой части 12910 выплатить Зимину В.В. денежное вознаграждение за несение караульной службы в нарядах ДСП (ДСЧ) за период с 15 июня по 31 августа 2009 года.

Взыскать с войсковой части 12910 в пользу Зимина В.В. судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины – в размере 50 (пятьдесят) рублей.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в судебную коллегию по гражданским делам Се­веро-Кавказского окружного военного суда через Краснодарский гарнизонный военный суд в течение десяти суток со дня его объявления.

Записи созданы 8132

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх